Острова во времени
Мадлен Л`Энгл, 1989

Решив пожить у дедушки с бабушкой, мистера и миссис Мёрри, Полли О’Киф собиралась провести это время с пользой и удовольствием. Познавательные беседы, встречи с приятными соседями, старый знакомый, чьи визиты носят приятный романтический характер… Казалось бы, ничто не предвещает тревог. Однако дом Мёрри – своего рода остров во времени, омываемый потоками прошлого и настоящего. И в один прекрасный день этот поток подхватывает Полли и забрасывает в мир, существовавший на этом месте за три тысячи лет до ее рождения. И здесь Полли тоже находит друзей и даже пылкого поклонника. Однако приключение грозит не только затянуться, но и обернуться бедой, когда измученное засухой племя решает вызвать долгожданный дождь. А в те далекие времена управление погодой принимало весьма опасные формы… Эта книга – ударное завершение цикла «Квинтет времени», начатого прославленным бестселлером «Излом времени», экранизированным в 2018 году студией Уолта Диснея. Впервые на русском языке!

Оглавление

Из серии: Квинтет времени

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Острова во времени предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава вторая

Ерунда какая-то получается… Полли накинула халат и побежала на кухню, надеясь, что там ей все объяснят. Но объяснять было некому: похоже, все ушли в лабораторию. А в лаборатории было чересчур холодно для теплолюбивого болотного цветка в мокром купальнике и влажном халате.

А родители еще переживали, что ей тут будет одиноко без ровесников! И вот пожалуйста — за один день она встретила сразу троих: того голубоглазого молодого человека возле дуба — хотя он, пожалуй, на несколько лет старше ее, — Закари и теперь еще эту непонятную девушку.

Наверху, у нее в комнате, полосатый котенок разлегся посреди кровати. Это было одно из его любимых мест. Полли взяла его на руки, прижала к себе, и он замурлыкал: ему нравилась ее влажная теплота.

— Но кто же она такая? — проговорила Полли. — И что она имела в виду?

Девушка слишком сильно прижала к себе котенка, он спрыгнул у нее с рук и удалился из комнаты, высоко задрав буро-янтарный хвост.

Полли переоделась и спустилась вниз. Епископ был на кухне. Он восседал у камина в одном из потертых, но уютных кресел. Полли присоединилась к нему.

— Что случилось? — осведомился он.

— Да так, ничего. Просто странно. Я плавала в бассейне, и вдруг в окно постучались. Я вылезла из бассейна, гляжу — а там девушка, примерно моя ровесница, с длинной черной косой, и глаза такие удивительные, необычные. Я ее впустила, а она… она понесла какую-то ерунду.

— Ну-ну, дальше? — Епископ весь обратился в слух.

— Сегодня у Дуба-Дедушки, ну, вы знаете, о чем речь…

— Знаю.

–…Я видела молодого человека с собакой. Девушка сказала, что этот человек с собакой тоже меня видел, и еще что-то про какие-то круги времени, а потом услышала шум, испугалась и убежала. Как вы думаете, что это за девушка такая?

Епископ ничего не ответил, он смотрел на Полли, и выражение лица у него было какое-то странное, почти ошеломленное.

— Епископ!

— Ну, дорогая моя… — Он откашлялся. — М-да… Странная история. Очень, очень странная.

— Наверное, надо рассказать бабушке с дедушкой?

Он замялся. Снова кашлянул.

— Да, наверное…

Полли кивнула. Она доверяла епископу. Он был не из тех церковников, которые нашли себе непыльную работенку и радуются. Бабушка с дедушкой ей рассказывали, что он несколько лет провел в лесах Амазонки, преподавал в семинарии в Китае, а в Перу за его голову была назначена награда. Имея дело с так называемыми первобытными людьми, он не навязывал им свои взгляды, а больше слушал. Он умел уважать чужое мнение.

Полли была так поглощена своей историей, что даже не заметила, насколько ее рассказ выбил епископа из колеи.

— Полли, — заговорил он, — расскажи мне поподробнее про этого молодого человека с собакой. — Голос у него слегка дрожал.

— Он стоял под Дубом-Дедушкой. У него были ярко-синие глаза.

— А собака как выглядела?

— Ну просто крупная собака, длинноухая такая. Не породистая какая-нибудь. Да я и видела-то их всего несколько секунд.

— А девушка? Девушку можешь описать?

— Ну… только то, что я уже говорила. Длинная черная коса, черные глаза. Красивая и странная.

— Да… — сказал епископ. — О да… — Голос его прозвучал тихо и озабоченно.

Полли наконец поняла, что его нечто встревожило.

— А вы знаете, кто она такая?

— Может быть… Но я же не могу знать наверняка! — Он помолчал, потом отрывисто сказал: — Да, странная история, очень странная. Правильно делает твой дедушка, что отваживает посторонних. — Его взгляд внезапно сделался отстраненным.

Мистер Мёрри, вышедший из кладовки, услышал последние слова епископа.

— Верно, верно, Нейс! Меня устраивает, когда через стенки сигают олени и лисы, но не всякие там зеваки и ротозеи. Нам пришлось оборудовать в лаборатории безбожно дорогую сигнализацию. Луиза права: большая часть приборов Кейт годами простаивает без дела. Но компьютеры — это совсем другая история! — Он направился в сторону плиты, потом обернулся к Полли: — В лабораторию вламывались уже дважды. Один раз украли никому не нужный микроскоп, а вот во второй раз твоя бабушка потеряла плоды недельных трудов, потому что кто-то — скорее всего, ребятишки местные, вряд ли кто-нибудь, кто что-то понимает в ее работе, — побаловался с компьютером. — Мистер Мёрри открыл маленькую духовку в дровяной печи, и кухня наполнилась ароматом свежевыпеченного хлеба. — Хлеб на бунзеновской горелке не испечешь, так что это моя работа — и лечение вдобавок. Месить тесто полезно для ревматических пальцев.

Следом за ним на кухню пришли миссис Мёрри и доктор Луиза. Миссис Мёрри зажгла свечки в дополнение к керосиновым лампам и выключила свет. Доктор Луиза поставила на стол здоровенную кастрюлю с куриным рагу миссис Мёрри, а сама миссис Мёрри сняла с плиты горшок с поздними осенними овощами: брокколи, цветной капустой, брюссельской капустой, репчатым луком, морковкой, луком-пореем… Епископ одобрительно принюхался.

— Близнецы в свое время роскошный огород развели, — сказала миссис Мёрри. — Нам до них далеко, но Алекс на удивление неплохо справляется.

— Ты имеешь в виду, неплохо для старой развалины, — добавил мистер Мёрри.

— Ну, если не считать артрита, вы недурно сохранились, — заметила доктор Луиза. — Хотела бы я, чтобы кое-кто из моих пациентов лет на десять моложе вас чувствовал себя так же прилично.

Все уселись за стол, благословили трапезу и наполнили тарелки. Полли следила за епископом. Они на миг встретились глазами — он тут же отвел взгляд, и вид у него сделался отсутствующий. Однако Полли показалось, что он едва заметно кивнул ей. И она заговорила:

— Я тут сегодня видела кое-кого странного.

— Кого? — спросил дедушка.

— Ты не про Закари, часом? — рассмеялась доктор Луиза.

Полли покачала головой и описала молодого человека с собакой и ту девушку.

— Закари подумал, что он, наверное, сторож или лесник какой-нибудь…

Епископ слегка поперхнулся и встал налить себе воды. Откашлявшись, он спросил:

— Так ты говоришь, Закари его тоже видел?

— Ну да. Он же тоже там был. Но тот молодой человек не разговаривал ни с ним, ни со мной.

— Надеюсь, это не охотник какой-нибудь, — сказал мистер Мёрри. — Мы уж тут понавешали объявлений, что охота запрещена…

— Ну, ружья при нем не было, это точно. А сейчас охотничий сезон или нет?

— На наших землях охотничьего сезона не бывает, — заявил дедушка. — А ты не пробовала с ним заговорить? Спросить, что он тут делает?

— Нет. Я просто не успела. Я только увидела, как он на меня посмотрел, а когда я подошла к дереву, его уже не было.

— А что за девушка-то? — спросила миссис Мёрри.

Полли покосилась на епископа. Взгляд у него по-прежнему был отсутствующий, лицо непроницаемое. Полли еще раз описала, как выглядела та девушка.

— На самом деле я не думаю, что это браконьеры, вандалы или хулиганы какие-нибудь. Они просто таинственные.

— Нет уж, хватит с меня тайн! — Сказанное мистером Мёрри прозвучало неожиданно резко.

Епископ не сводил взгляда с огамического камня, который лежал на буфете рядом с разнокалиберными кружками, мисками, соусником, молотком для мяса и рулончиком марок.

— Ну, может быть, Полли с ними подружится? — беспечным тоном предположила миссис Мёрри.

— Девушка, кажется, моя ровесница, — сказала Полли. — На ней была шикарная замшевая одежда — в бутике все это стоило бы целое состояние — и такой как бы серебряный обруч с очень красивым камушком.

Миссис Мёрри рассмеялась:

— Твоя мама говорила, что у тебя наконец-то появился интерес к одежде! Приятно видеть, что она не ошиблась.

— Ну, у меня просто не было повода носить что-то, кроме джинсов! — слегка обиженно возразила Полли.

— Серебряный обруч… — произнес епископ, словно говоря сам с собой. — Гривна… — И принялся деловито уплетать овощи.

Миссис Мёрри его услышала.

— Гривна? — переспросила она. И обернулась к Полли: — У Нейсона есть книга о древнем кузнечном мастерстве, с роскошными фотографиями. Быть может, первые друиды жили в каменном веке, однако были же в Британии и мастера, работавшие с металлом, или хотя бы бывали проездом. А сами друиды великолепно разбирались в астрономии. И они, а также вожди племен носили замысловатые гривны.

— Колесо моды сделало полный оборот, — заметила доктор Луиза. — И многому ли мы научились со времен каменного века, если речь идет о том, чтобы жить в мире?

Мистер Мёрри посмотрел на жену:

— В книге Нейсона есть изображение великолепной серебряной гривны. Хотел бы я добыть такую тебе, Кейт! Она была бы тебе так к лицу…

Полли взглянула на бабушку в скромной деревенской одежде и попыталась вообразить ее в великолепном серебряном ожерелье. Представить это было совсем не трудно. Полли не раз слышала, что ее бабушка была красавицей, и, глядя на точеные черты лица пожилой женщины, на короткие, стильно подстриженные седые волосы, на изящный изгиб тонкой шеи, на выразительные глаза в окружении множества морщин, оставленных смехом и скорбью и нескучно прожитой жизнью, она подумала, что бабушка и до сих пор красавица, и ей стало приятно, что дедушке хочется добыть для жены ожерелье.

На десерт миссис Мёрри вынула из морозилки черничный пирог. Сейчас она достала его из плиты шкварчащим и пузырящимся.

— Это я не сама делала, — объяснила она. — У нас в церкви каждое лето устраивают черничный фестиваль, и я всегда покупаю про запас с полдюжины готовых пирогов, чтобы были под рукой на всякий случай. — Она разрезала пирог, фиолетовый сок брызнул на блюдо, запахло летом. — Знаешь, Полли, я даже выразить не могу, как я рада, что появился этот твой Закари. А то тебе ведь, наверное, тяжело тут одной, без друзей.

Полли взяла кусок пирога.

— Ну, у себя на островах мы привыкли к одиночеству. Мы с друзьями и дома виделись нечасто.

— Мне так повезло, что Луиза живет всего в нескольких милях отсюда! Мы же с ней с самого колледжа дружим.

«Да, — подумала Полли, — бабушке повезло, что у нее есть доктор Луиза!» Вот у нее никогда не было подруги-ровесницы… Она мимоходом подумала о той девушке у бассейна.

Полли с епископом вместе принялись мыть посуду. Все остальные ушли и сели у камина в гостиной по настоянию миссис Мёрри, которая заявила, что они и так слишком много времени проводят на кухне.

— Ну так что, девушка с островов, — заговорил епископ, — нравится тебе тут?

— Нравится, спасибо.

Ей хотелось поподробнее расспросить о том человеке с собакой и девушке у бассейна, но было ясно, что епископ нарочно старается увести разговор в сторону от этой темы. Она взяла у него тарелку, которую он сполоснул под краном, и положила ее в посудомойку.

— Сестра меня приучила все мыть с мылом, даже если оно потом пойдет в посудомойку. Так что ты аккуратнее, тарелки скользкие.

— Ладно.

— Твой молодой человек…

— Закари. Закари Грей.

— Что-то он неважно выглядит.

— Да он всегда такой бледный. Прошлым летом в Греции все загорели, один Закари ходил бледный. Хотя, думаю, он не так уж много бывает на солнце. Он не очень-то спортивный.

— А как оно было прошлым летом? — полюбопытствовал епископ, выжимая губку.

Полли складывала в корзину посудомойки ложки и вилки.

— Прошлым летом было чудесно! Мне так понравились Афины, а конференция на Кипре стоила целого года в школе! Это Макс… Максимилиана Хорн все организовала. И она умерла незадолго до того, как я вернулась домой…

— Да, твои бабушка с дедушкой мне рассказывали, — кивнул епископ. — Ты по ней до сих пор горюешь?

Полли принялась вытирать ножи: ножи были старинные, серебряные, с приклеенными ручками, и их нельзя было класть в посудомойку.

— Дома было тяжелее: там все напоминало мне о Макс. Вы ее знали?

Епископ спустил из раковины мыльную воду.

— Мне про нее твой дядя Сэнди рассказывал. Они очень дружили.

— Ну да. Сэнди нас и познакомил.

Горло неожиданно сдавило.

Епископ, вместо того чтобы присоединиться к остальным в гостиной, подошел к камину и опустился в одно из потертых кресел. Полли последовала его примеру. Стоило ей сесть, откуда ни возьмись появился Адрон, вспрыгнул ей на колени и замурлыкал.

— Скажите, господин епископ, а эти молодой человек с девушкой…

Но тут на кухню, зевая, вошла доктор Луиза:

— Ну что, управились с посудой?

— И с мылом тоже, — заверил ее епископ.

— Тогда нам пора домой.

Полли и ее дедушка с бабушкой вышли на улицу проводить брата и сестру Колубра. Среди небольших клочковатых облаков ярко сияли звезды. В ветвях раскидистого клена запуталась луна.

Епископ сел за руль голубого пикапа, и машина, взвизгнув шинами, сорвалась с места.

Бабушка Полли повернулась, чтобы уйти в дом.

— Мы пойдем немного поплаваем. Я потом загляну пожелать тебе спокойной ночи.

У Полли с бабушкой уже завелся приятный обычай: когда Полли ложилась спать, бабушка заходила к ней немного поболтать перед сном.

Полли торопливо приняла душ — в ванной было жутко холодно! — натянула фланелевую ночную рубашку и, забравшись в постель, закуталась в одеяло. Она прочла несколько страниц из книги, которую дал дедушка. В книге шла речь о «белых дырах» — космических фонтанах, противоположности черных дыр. Да, дедушка с бабушкой действительно заботились о ее образовании. Но пожалуй, неудивительно, что дедушка так и не заметил странных значков на камнях в своих стенах…

Когда пришла бабушка, Полли отложила книжку на тумбочку. Миссис Мёрри присела на край кровати.

— Приятный был вечер. Хорошо, что Нейс поселился с Луизой. У нас с дедушкой такое чувство, будто мы всю его жизнь знаем. Он был хорошим епископом. Он мягкий, сострадательный и умеет слушать.

Полли села повыше на подушках.

— Да, у меня такое чувство, что ему можно рассказать все, что угодно, и он не будет шокирован.

— И никогда не выдаст доверенную ему тайну.

— Ба, — Полли села в кровати, — меня кое-что беспокоит.

— Что, моя радость?

— Ну, меня же вроде как посадили вам на шею, нет?

— Ой, Полли! Мы с твоим дедушкой — люди достаточно разумные и самостоятельные. Если бы мы не хотели, чтобы ты тут жила, мы бы так и сказали. Но мы себя чувствовали обездоленными оттого, что так мало видимся с внуками. Нам очень приятно, что ты живешь с нами. Конечно, ты привыкла к совсем другой жизни.

— Ой, ба, мне у вас нравится! Тут правда хорошо. Бабушка, а почему мама завела так много детей?

— А ты что, предпочла бы, чтобы кто-то из вас не родился?

— Нет, но…

— Но это не ответ на твой вопрос. — Миссис Мёрри взъерошила свои волосы, еще влажные после бассейна. — Если женщина имеет право сделать карьеру, она точно так же имеет право решить, что ее главное призвание — это семья.

— И мама тоже так решила?

— Отчасти. — Бабушка вздохнула. — Но наверное, отчасти дело во мне.

— В тебе? Почему?

— Я ученый, Полли, и очень известна в своей области.

— Ну да. Но мама… — Полли осеклась. — Ты хочешь сказать, что она, возможно, не хотела соперничать с тобой?

— Возможно, отчасти дело в этом.

— Ты хочешь сказать, она боялась, что ей не по плечу с тобой состязаться?

— У твоей мамы всегда была низкая самооценка. Она очень счастлива с твоим папой и, в целом, с вами, детьми. Но… — Она не договорила.

— Но у тебя-то были и дети, и работа.

— Но все-таки не семеро…

Бабушка сидела, крепко стиснув руки. Потом она сделала над собой усилие, расцепила их и положила на колени.

Полли сползла вниз и устроилась поудобнее. Ей вдруг захотелось спать. Адрон, который повадился спать с Полли, улегся в ямке между плечом и шеей и заурчал.

— Женщинам удалось многого добиться, — говорила бабушка, — но всегда есть и будут проблемы, которые свойственны только женщинам. И достижения тоже.

Котенок мурлыкал все громче.

— Я смотрю, Адрон к тебе привязался.

— Адроны, — сонно проговорила Полли, — это класс сильно взаимодействующих частиц. К адронам относятся нуклоны, а также пионы и странные частицы.

— Молодец. Как ты все быстро усваиваешь!

— Странные частицы… — Глаза у Полли слипались. — Казалось бы, человек должен быть полон странных частиц. Может быть, так оно и есть. Адроны, по-моему, состоят из кварков, так что странность в адроне вычисляется по количеству кварков… А друиды были странные? — говорила она уже почти во сне. — Я почти ничего не знаю о друидах…

Дыхание Полли замедлилось, она уткнулась лицом в подушку, вплотную к теплому, мохнатому боку Адрона. Миссис Мёрри встала, постояла, глядя на внучку, и выскользнула из комнаты.

Наутро Полли проснулась рано, оделась и спустилась вниз. В доме еще стояла тишина. За окном все было бело от тумана, ползущего над лужайкой. На горизонте медленно проступали горы, а небо над ними постепенно менялось от сумеречно-серого к голубому, обещая расчиститься, когда встанет солнце.

Девушка вышла на улицу и пошла через луг, такой мокрый от росы, как будто ночью прошел дождь. У каменной стенки она остановилась, но для Луизы Большой, пожалуй, было рановато. Полли двинулась дальше, по тропинке, ведущей к Звездному Валуну. Она снова надела старый красный анорак и натянула джинсы на подкладке, так что ей было довольно тепло. Внезапно в воздухе что-то замерцало. Полли удивленно вскинула взгляд к небу. Что-то полыхнуло, как будто молния, но грома слышно не было. Земля чуть содрогнулась под ногами, и все затихло. Что это — землетрясение? Полли огляделась по сторонам. Деревья вдруг сделались другими — более старыми. Дубов стало намного больше — высоких дубов, даже выше Дуба-Дедушки. Подходя к Звездному Валуну, Полли увидела блики света на воде. На месте плодородной долины раскинулось большое озеро.

Озеро?! У нее голова пошла кругом от удивления. Откуда тут озеро? И горы были уже не те пологие горы, источенные ветрами, дождями и эрозией. Перед ней возвышались островерхие пики с вершинами, одетыми снегом. У Полли мурашки поползли по спине. Она обернулась и посмотрела на валун. Нет, это был все тот же Звездный Валун, который ей всегда так нравился… Тот, да не тот.

— Что происходит? — спросила она вслух.

Клочья тумана постепенно развеивались, и Полли увидела перед собой с десяток или даже больше шатров из выделанных шкур. А за шатрами раскинулись огромные огороды и кукурузное поле; стебли недавно были срезаны и собраны в кучи. Дальше, за полем, паслись коровы и овцы. На веревках, протянутых между шестами, вялилась рыба. На более прочных шестах сушились распяленные бобровые шкуры. Перед одним из шатров сидела женщина и что-то толкла в ступке. У женщины были черные волосы, заплетенные в косу, и она пела за работой, не обращая внимания ни на Полли, ни на что-либо еще, целиком поглощенная ритмичным стуком пестика и собственной песней. Выглядела она как повзрослевшая копия той девушки, что приходила к бассейну.

Вдали послышался грохот барабанов, а потом раздалось пение — прекрасная мелодия с богатой естественной гармонией. Казалось, именно красота этой песни заставила восходящее солнце выглянуть из-за горизонта. Когда песня смолкла, ненадолго воцарилась тишина, а потом возобновились обычные утренние звуки.

Да что же такое творится? Куда она попала? И как ей теперь вернуться домой?

Полли обернулась в ту сторону, где находился дом Мёрри, и увидела, что к ней приближается группа молодых людей, вооруженных копьями. Полли инстинктивно спряталась за один из старых дубов и осторожно выглянула из-за толстого ствола.

Двое из юношей несли молодого оленя, подвешенного на копьях. Они прошли мимо Полли, миновали шатры, сад, поле и пастбище. На них были мягкие замшевые легинсы и рубахи, похожие на ту одежду, в которой приходила девушка.

Юноши исчезли из виду, а Полли привалилась к стволу, потому что ноги внезапно сделались ватными. Ну что же такое творится? Откуда взялся весь этот огромный старый лес? А озеро? Откуда в долине озеро? И что это за юноши такие?

Мысли лихорадочно метались сразу во всех направлениях, пытаясь найти какой-то смысл во всей этой неразберихе. Нет, конечно, Полли уже не раз приходилось убеждаться, что мир не подчиняется законам логики, но это уж совсем ни в какие рамки не лезло!

По тропе шел молодой человек с волосами, высветленными почти добела. У него тоже было копье — куда более длинное, чем у охотников. В месте хвата копье уравновешивалось медным шаром величиной с яблоко или апельсин, а под шаром красовалось кольцо из перьев. Полли снова спряталась за дерево, чтобы юноша не заметил ее — в джинсах и красном анораке.

На одном из дубов нежно пел кардинал — знакомый, привычный звук. Легкий ветерок шуршал в выгоревших осенних травах, по глади озера бежала рябь. Воздух был чист и свеж. Горы расправляли свои широкие зубчатые плечи навстречу голубому небу, и белые вершины сверкали на утреннем солнце.

Полли втянула в себя воздух и затаила дыхание. По тропе в ее сторону шла та самая девушка, которую она видела у бассейна. Черная коса моталась из стороны в сторону. Девушка несла охапку осенних цветов: синие дикие астры, белые цветы дикой моркови, которую еще называют «кружевом королевы Анны», золотые шары. Она подошла к камню — Полли до этого не обратила на него внимания, — плоской каменной плите, лежащей на двух валунах поменьше, нечто вроде буквы «пи», сделанной из камня.

Девушка положила цветы на камень, запрокинула лицо к небу и затянула песню. Голос у нее был чистый и нежный, и пела она непринужденно, будто птичка. Допев песню, она вскинула руки к небесам. Лицо ее озарилось сиянием. Затем девушка обернулась, будто почувствовав присутствие Полли за деревом.

Полли вышла из-за дуба:

— Привет!

Девушка побледнела и стремительно развернулась, словно собиралась обратиться в бегство.

— Эй, постой! — окликнула ее Полли.

Девушка медленно подошла к Звездному Валуну.

— Ты кто? — спросила ее Полли.

— Анараль. — Девушка указала на себя, назвав свое имя. На ней были все те же замшевая рубаха и легинсы, что и накануне, и на шее — серебряный обруч с камушком в центре. Указательный палец на правой руке у нее не сгибался и был заклеен лейкопластырем, который выглядел здесь совершенно неуместно.

— А что ты пела? Такая красивая песня… У тебя чудесный голос! — тараторила Полли, изо всех сил стараясь сделать так, чтобы девушка не убежала.

Щеки Анараль тронул слабый персиковый румянец. Девушка потупилась.

— Что это за песня? Ты можешь повторить слова?

Анараль покраснела еще сильнее и в первый раз посмотрела прямо на Полли.

— Это приветственная утренняя песнь нашей Матери, что дарует нам землю, где мы живем… — она запнулась, как будто подбирая слова, — учит нас слушать ветер и заботиться обо всем, что она нам дает: о пище, которую мы выращиваем… — она снова остановилась, погрузившись в раздумья, — о животных, которых пасем, и о себе самих. Мы просим ее помочь нам лучше узнать самих себя, чтобы научиться лучше понимать друг друга и прощать… — она потерла лоб, — прощать себя, когда мы делаем что-то плохое, как мы прощаем других. Помочь нам идти тропой любви и защищать себя от всего, что могло бы причинить нам вред.

Пока Анараль говорила, мало-помалу перелагая слова на английский, ее голос сам по себе становился все более похожим на пение.

— Спасибо, — сказала Полли. — Мы часто поем у себя дома. Моим домашним понравилась бы эта песня. Я хотела бы ее выучить.

— Я тебя научу, — застенчиво улыбнулась Анараль.

— Почему ты убежала вчера вечером? — спросила Полли.

— Я растерялась. Круги времени не так уж часто пересекаются. И то, что ты здесь, — это так странно!

— Что странно?

— Ну, что мы можем видеть друг друга, можем разговаривать…

«Да, — подумала Полли. — Действительно странно». Неужели они с Анараль и впрямь разговаривают через три тысячи лет?

— Ты не из моего народа, — сказала Анараль. — Ты с другого витка спирали.

— А твой народ — кто они?

Анараль гордо выпрямилась:

— Мы — народ Ветра!

— Вы индейцы, да? — уточнила Полли. Это прозвучало довольно грубо, но ей хотелось знать ответ.

— Я не знаю этого слова. — Анараль, похоже, растерялась. — Мы тут всегда жили, на этой земле. Я родилась и воспитывалась как… ты, наверное, поймешь, если сказать, что я друид.

Коренная американка — друид? Но ведь друиды пришли из Британии!

Анараль улыбнулась:

— «Друид» — это не наше слово, оно не принадлежит народу Ветра. Карралис — ты его вчера видела у старого дуба, — Карралис принес его с собой из-за большой воды. Понимаешь?

— Ну… не уверена.

— Не беда. Я сказала тебе свое имя — мое друидское имя, которое дал мне Карралис. А как твое имя?

— Полли ОʼКиф. А наш язык ты откуда знаешь?

— От епископа.

— Епископа Колубры?

Анараль кивнула.

— Так это он тебя научил?

Теперь-то Полли понимала, отчего епископ так разволновался, когда она заговорила с ним об Анараль и Карралисе. Очевидно, он рассказал ее бабушке с дедушкой и своей сестре далеко не все, что знал об огамических камнях и о людях, что обитали на этой земле три тысячи лет назад…

— Да, меня научил епископ.

— А откуда ты его знаешь?

Анараль развела руками:

— Он к нам пришел.

— Как?

— Иногда, — Анараль перебросила через плечо свою черную косу, — бывает возможно перейти с одного круга на другой.

Полли представила себе модель атома, с ядром в центре и электронами, которые расположены вокруг него в оболочках или на орбитах. Иногда электрон может переместиться из одной оболочки или с одной орбиты на другую. Однако этот образ перемещения электронов в атоме с орбиты на орбиту не очень-то ей помог: ведь «круги», о которых говорила Анараль, находились не в пространстве, а во времени. «Но ведь время и пространство неразделимы!» — напомнила себе Полли.

— Ты вчера приходила в мое время, — сказала она. — Как ты это сделала?

Анараль вскинула тонкие руки к лицу, потом отвела их и посмотрела на Полли:

— Мы же с Карралисом друиды. Для нас грани времени мягкие. Не жесткие. Мы можем ходить сквозь него, как сквозь воду. А ты тоже друид?

— Нет, — решительно ответила Полли. — Но я, кажется, попала в ваше время.

— Я в своем времени, — сказала Анараль.

— Но если ты в нем, значит и я тоже?

— Наши круги соприкасаются.

— Друиды разбираются в астрономии. А ты разбираешься во времени?

— Кругов времени так много, — рассмеялась Анараль, — что и не сосчитать. Мы знаем некоторые из них, но лишь некоторые. Я владею древним знанием, знанием народа Ветра, а Карралис теперь учит меня своему новому знанию, друидическому.

— А епископ про все это знает?

— О да! Ты из людей епископа?

— Я из его друзей.

— Ты одна из ученых?

— Я их внучка.

— Тот, что с кривыми пальцами и больными коленями, — епископ говорил, он кое-что смыслит во времени.

— Да. Куда больше большинства людей. Но не… но он не знает, как можно вернуться в прошлое на три тысячи лет. А ведь я именно это сделала, да?

Анараль покачала головой:

— Три тысячи? Я не знаю, что значит «три тысячи». Ты переступила порог.

— Но я не знаю, как я это сделала. Я просто пошла прогуляться до Звездного Валуна и вдруг очутилась здесь. Ты не знаешь, как мне вернуться обратно?

Анараль улыбнулась, чуточку грустно:

— Я и сама не всегда понимаю, как это происходит. Круги накладываются друг на друга, двери отворяются, и тогда мы можем переступить порог.

Анараль сопровождала свои слова жестами, и Полли вновь обратила внимание на лейкопластырь у нее на пальце, такой неуместный тут, в прошлом.

— А что у тебя с пальцем?

— Порезалась охотничьим ножом. Я свежевала оленя, а нож соскользнул.

— Но откуда у тебя пластырь? В вашем времени ведь не было пластырей?

Анараль покачала головой:

— Доктор Луиза зашила мне палец. Много швов наложила. Это было больше луны тому назад. Он уже почти зажил. Когда стало можно снять большую повязку, епископ принес мне эту штуку. — И она показала палец, заклеенный пластырем.

— А к доктору Луизе ты как попала?

— Меня привел к ней епископ.

— Как?

— Епископ увидел меня сразу после того, как соскользнул нож. Порез был глубокий — очень, очень глубокий. Кровь текла сильно. Сильно-сильно. Я испугалась. Я плакала. Епископ взял мой палец и зажал, чтобы кровь не так хлестала. Он сказал: «Бегом!» — и мы побежали. Епископ хорошо умеет бегать. И внезапно мы очутились в кабинете доктора Луизы.

— А в твоем времени совсем никого нет, кто мог бы залечить порез?

— Старый Серый Волк это умел. Он много лет был нашим целителем, но он умер прошлой зимой, в холода. А его сын, который должен был занять его место, умер несколько оборотов солнца назад, когда наш народ покосила зимняя лихорадка. А Волчонку, Молодому Волку, которому предстоит сделаться нашим целителем, еще учиться и учиться. Конечно, мне мог бы помочь Карралис, но он в тот день был на охоте с нашими юношами.

— Карралис — это друид из Британии?

— Издалека. Карралис — это тот, кто приплыл на странной лодке три оборота солнца назад. Его принесло через озеро свирепыми ветрами урагана. Он явился, когда мы, народ Ветра, оплакивали нашего Великого, которого раздавил дуб, упавший в бурю: дерево подняло, будто прутик, и швырнуло оземь. Он был очень стар и сам предсказал, что этого солнечного оборота не переживет. И тут посреди бури явился Карралис, и с ним второй человек из-за моря, Тав, у которого волосы почти белые, а кожа краснеет, если он долго пробудет на солнце.

Тав. Наверное, это тот молодой человек с копьем.

— А откуда же они, Карралис и Тав?

— Из-за большой воды за реками и горами. И вот, стоило лодке Карралиса коснуться берега, как ветер улегся, и буря кончилась, и огромная радуга воссияла над озером, и мы поняли, что Создатель Звезд послал нам нового Великого.

— А Тав? — спросила Полли.

— Тав лежал в каноэ, — продолжала Анараль, — полумертвый от лихорадки. И даже Карралису и Серому Волку, при всем их искусстве, стоило немалых трудов унять лихорадку. Ночь за ночью сидели они с Тавом и молились. И Волчонок, Молодой Волк, был при них, смотрел и учился. Лихорадка утихала вместе с убывающей луной, и внезапно дыхание Тава сделалось ровным, как у ребенка, и он уснул, и так выздоровел. Они оба великий дар для нас — Карралис и Тав.

— А Тав тоже друид?

— О нет! Тав — воин. Самый великий охотник среди нас. С тех пор как к нам пришел Тав, нам не приходится беспокоиться о том, что у нас не хватит мяса.

Полли нахмурилась, пытаясь разобраться, что к чему.

— Ты ведь тут родилась, в этом самом месте?

— Да.

— Но ты друид?

— Теперь — да! — рассмеялась Анараль. — Теперь меня так называют. Я родилась для этого. И Карралис наставлял меня в своей мудрости. А теперь нашему народу грозит опасность, и Карралис думает, что ты явилась из-за порога, чтобы помочь нам.

— Но чем же я могу… — начала было Полли.

Однако тут раздался громкий треск, как будто кто-то наступил на сучок, и Анараль унеслась прочь, стремительная, точно лань.

Полли оглянулась, но никого не увидела.

«Ты явилась из-за порога, чтобы помочь нам», — сказала Анараль. Что же она имела в виду? И как теперь Полли вернуться обратно за порог, в свое время? Как ей попасть домой без Анараль?

Она побежала за девушкой. У Полли были длинные ноги, и бегала она резво, но тропа была незнакомая, сильно петляла взад и вперед и шла все время под горку. Анараль нигде не было видно.

Полли бежала все дальше и дальше, миновала деревню, обогнула сад и поле, пробежала через пастбище и очутилась на тропинке, ведущей через рощу берез и буков. Она бежала по тропинке, пока та не вывела ее к большому плоскому валуну — почти такому же огромному, как Звездный Валун. Но в этой земле, когда-то покрытой ледником, слой почвы вообще был тонкий, и кости земли лежали вплотную к поверхности. Полли пошла дальше, прислушиваясь, и услышала плеск воды. Вскоре она очутилась на каменном мостике, под которым бежал ручеек. Она уже бывала тут во время своих прогулок — это было чудесное место. Деревья склонялись над водой, роняя золотые листья. Девушку обступили крепкие октябрьские запахи: гниющие яблоки, палая листва, орехи гикори, желуди, сосновые шишки — все это лежало на земле, питая собой почву.

И внезапно Полли осознала, что деревья вокруг — обычные современные деревья, а не первобытный лес. Она дома.

Оглавление

Из серии: Квинтет времени

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Острова во времени предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я