Тайна талисмана. Сны о веке золотом. Альтернативная история
Любовь Сушко

«Сны о веке золотом» – это причудливая мозаика, где мелькают тени любимых поэтов, прекрасных женщин, где тайное не становится явным. Только кажется, что перед нами реальные исторические лица, на самом деле это сны о них, это альтернативные истории жизни и творчества, сами романы еще впереди.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тайна талисмана. Сны о веке золотом. Альтернативная история предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 2 Век золотой

Глава 1. Путешествие

А между тем жизнь текла своим чередом, хотя это была уже другая жизнь. Граф Николай и Елизавета поспешно собирали вещи. Это было второе путешествие в ее жизни. Она не могла знать, на какой срок покидает столицу, хотя жалеть было особенно не о чем. Но и граф знал, что его тут ничего не держит. Когда-то, как и многие, он ждал ареста, суда, ссылки, за то, что бы причислен к бунтовщикам, да и кто не был к ним причислен. Его, однако, не тронули. Но теперь, через много лет он сам туда отправился без суда и следствия. Это его не особенно угнетало. Но это было его молчаливым укором власти, которая так и не смогла их оценить и привлечь к делу.

Хотя он и сам оставался праздным гулякой, рядом с которым по чистой случайности оказалась дочь императрицы, хотя ничего случайного в мире не бывает. Но девочка до сих пор знала только половину правды, и это было правильно.

И он все время мучительно спрашивал, рассказывать ей о том или нет.

Он надеялся, что поэт, после того, как они поговорят, разрешит его сомнения. Это был единственный в мире человек, которому он обо всем может рассказать, и выслушает все, что тот скажет ему в ответ. Для себя граф никак не мог решить, что для нее лучше, знать ли обо всем или пребывать в неведении. А может быть для ее спокойной и счастливой жизни достаточно только половина правды?

Он теперь хорошо понимал, насколько это было мучительно для Анны, и спрашивал себя, почему эта странная женщина, волею судеб заброшенная в этот мир, заставляет их мучиться и принимать какие-то невероятные решения. Вот уж точно, добрыми делами дорога прямо в ад и стелется.

В последнюю ночь в усадьбе ему снился какой-то пустой дом. Его граф никогда прежде не видел. У камина перед горящим огнем сидела женщина. Но кто императрица или их Лизи — понять невозможно.

Приблизилась какая-то жуткая тень и закрыла ее. А потом она лежала на ковре вниз лицом. Он в ужасе пробудился и спрашивал себя, что это было? Прошлое или грядущее приснилось ему? Что он увидел, как это следовало толковать?

Граф знал, что это сон, который был очень похож на реальность. И он не сможет забыть его никогда.

Уезжая, он надеялся, что за эти годы что-то изменится в царском дворце и мире, придут другие люди. Они не о чем не знают, и знать не хотят. Сотрется память о тех событиях, они перестанут это воспринимать, как реальность и данность. Тогда и они с Лизи, наконец, смогут жить спокойно. Ведь он не был не только ее отцом, но и родственником. И потому он не совершит никакого греха, если со временем она полюбит его. И если появится такая необходимость, он покажет ей талисман и расскажет обо всем до конца. Произойдет то, о чем при жизни Анны он и думать не мог. Теперь все это выглядело совсем по-другому. И это положение ему не могло не нравиться. Он снова воспрянул духом и почувствовал вкус к жизни. Хотя, скорее всего это останется только странным мечтанием. Но почему бы не помечтать иногда, — спрашивал он себя. И радовался тому, что они были далеко от этого удушливого воздуха города, где двойники и миражи живут рядом с реальностью. Они врываются в мир и пытаются изменить их судьбы. Где еще возможны такие фантасмагории, которые в остальном мире были просто не реальны.

И снова он вспомнил обезумевшую толпу на Сенатской. Она все еще хотела возвести на трон мертвую императрицу. Даже в пьяном бреду они кричали о том. Иначе просто не было причины для того, чтобы выйти на площадь. И каждый из них крушил не только собственную жизнь, но и жизнь своих близких, даже и не понимая и не задумываясь о том, кому и зачем это нужно. Безумцы, породившие новых чудовищ. Только этого они и добились тогда.

№№№№№№

Перед отъездом в одной из гостиных он встретился с поэтом. Тот порывисто шел к нему навстречу, и опечалился, когда узнал об его отъезде. Граф сразу же сказал ему о том, чтобы не было лишних вопросов и иллюзий. Он пришел в ярость, как только понял, о чем идет речь.

Он кричал, что тот не может отнимать у них последнюю надежду, что и убедило графа окончательно в том, что он поступает правильно. Но ему показалось, что дуэли не миновать, хотя до сих пор он обходил всех забияк стороной, и был уверен в том, что это еще одна глупость, которую придумали для развлечения аристократы, вынужденные всем и каждому доказывать свою принадлежность к высшему свету.

Уничтожая других им кажется, что они возвышают себя, и даже не понимают, что невозможно возвыситься, унизив другого. Это все он и готов был бросить поэту в лицо. Наверное, тот почувствовал это и как-то быстро удалился. Говорят у него проблемы во всем, и он успел со всеми рассориться. Граф смотрел на его молодую жену. Она казалась печальной и отрешенной. Довольно жалкое подобие императрицы. Он вдруг подумал о том. Но разве можно жить и быть счастливым с иллюзией, когда совсем рядом юный и прекрасный оригинал.

Уходя с бала, он радовался тому, что не скоро снова узрит все это. Там другой воздух. И призрак императрицы, который никуда не делся, наконец оставит их в покое.

№№№№№

— Они уезжают, дорогая, куда-то в глухие края к финнам, не знаю точно, но граф кажется и сам не знает ничего определенного, где-то в глуши у него есть усадьба, — говорил император на следующее утро.

— Разумное решение.

Она молча улыбнулась в ответ, но ничего не сказала.

Глава 2 Возвращение домой

Из окна кареты Елизавета смотрела на то, как бесконечна земля русская. А ей казалось, что она заканчивается в Петербурге. Но и здесь живут люди свободно и вольно. Хотя она понимала, что это совсем другая жизнь. Она радовалась скорой встрече с поэтом, потому что не так много у нее в жизни было хороших знакомых. Как мало близких и радостных душ в этом мире. Он, вероятно, изменился в это время, пока они не виделись, но ведь и она стала другой.

Лизи взглянула на графа, и снова вспомнила о том вечере в Риме, когда князь случайно выдал тайну, и она узнала, что он не ее отец.

Тогда она спросила матушку (Анна для нее так матерью и осталась) о том, что же на самом деле случилось. Она сказала о том же самом. Он мог бы быть ее мужем, потому что ближе и роднее все равно никого не было в ее жизни

Но почему так странно все получается. Все мужчины, которые появлялись рядом с нею, так далеки от нее, у них появляются какие-то оправдания для того, чтобы не стать ближе.

Поэт, император, императрица о них забудут скоро и будут жить собственной жизнью. И там, в новом мире все будет по-другому.

А потом, если даже им придется сюда вернуться, ничего не будет прежним..

Но граф не особенно жалел о том, что они оставляют столицу. А для Анны тогда она вообще ничего не значила. Почему же Елизавета не может скрыть своей грусти?

№№№№№№

Там, в неведомом мире все было интересно и ново только в первые дни. Они приехали в уже приведенную в порядок усадьбу. Там жизнь текла просто и обыденно. Она ждала только одного — новой встречи с поэтом.

Туда, в его владения они с графом отправились через несколько дней. И все тут казалось ей серым и убогим.

Большой дом, несколько комнат с убогой обстановкой, где медленно и уныло и текла жизнь от утра до вечера, и казалось, что она никогда не закончится. Стихи его были по-прежнему хороши. Он поражал ее глубиной и яркостью образов, но она не могла себе представить того, что тогда могла выйти за него замуж, стать хозяйкой в этом доме, и ждать здесь рядом с ним — чего? Смертного часа, когда мир так ярок, огромен и многообразен.

Она невольно оглянулась на графа. Тот следил за ней с нескрываемым любопытством. Он прекрасно понимал, о чем она в тот момент думала, и ему понравилось то, что чувствовала Лизи.

Какой сильной и всепоглощающей должна быть любовь, чтобы не замечать всего остального мира и жить только ею. И только когда после полудня они снова оказались в карете, Лизи облегченно вздохнула.

Она ходила по комнатам, прикасалась руками к безделушкам, которые они привезли с собой, и радовалась тому, что пусть и на краю света, но она оказалась в своей усадьбе.

— Ты хочешь туда вернуться? — спросил ее граф вечером за ужином.

— Нет, пока не стоит, — говорила она

Он хотел рассказать ей о столкновении с поэтом на балу, но потом передумал и не стал этого делать.

Но Евгению, когда они пошли погулять в сад, он все-таки рассказал об этой встрече.

— Каким странным он стал, с ним невозможно ни о чем говорить, он обижен на весь мир. Только что твердил, что женат и счастлив, но там ничто на счастье и близко не похоже.

— А ты поведал ему, что увозишь Лизи, — мягко усмехнулся Евгений, — и после этого он должен был броситься тебе в объятья.

— Скажи, а тебе и ему все это было известно?

— Этого может не видеть только слепец. Он видел ее, когда с женитьбой его уже все было решено, и как истинный аристократ не мог уйти от ответственности.

Но если бы это случилось раньше, до принятия решения тогда ты и мечтать не смог бы о спокойной жизни. Мне даже трудно представить, что он творил бы тогда. Но бедняжка-жена его не сможет оказать на него такого влияния, а потому уезжая оттуда, ты все-таки поступил мудро.

Так говорил поэт во время прогулки. Граф неожиданно вспомнил эти слова и дивился тому, что мог так заблуждаться, наивно полагая, что никому ничего не известно. Они узнают только тогда, когда мы захотим этого. Но выясняется, что мир живет совсем не так, как это можно себе представить.

У него не хватило духу поговорить о главном. Половина пути пройдено, это наверняка не последняя встреча. Потом он и отправился побродить по окрестностям. Мир этот был мрачноват немного и все-таки прекрасен.

Лизи осталась в старом замке одна. Она почувствовала себя пленницей, похищенной страшным Драконом. Оставалось только ждать прекрасного принца, который однажды появится и освободит ее. Но долго же ему придется сюда добираться.

Ночью ей снился поэт.

Глава 3 Звуки музыки

Лизи видела во сне своем огромный зал, залитый удивительным светом. Здесь звучала музыка. И император, не Николай, а совсем другой человек, тот, которого она ни разу в жизни своей не видела, стояла перед ней. Она родилась и росла в то время, когда он был у власти. И этот император во всем блеске своем шел через зал. Он подошел к поэту и говорил с ним. Лицо перекосилось от злобы, он был чем-то недоволен. Поэт стремительно покинул зал. И белая птица с женским лицом (она не видела, не разглядела этого лица) устремилась за ним, не разбирая дороги.

И весь зал замер. И музыка смолкла мгновенно, словно она и не звучала мгновение назад.

Она проснулась в страшном волнении, и вспомнила о том, как далека от Петербурга, от мира, привычного с детства.

— Когда был бунт, а потом следствие и суд, то дворян отправили в Сибирь без всякого их на то желания. Говорят, граф был тоже в этом замешан. Наверное, ему захотелось повторить путь этих людей. И она видела, как красиво, хотя и одиноко было тут.

Они живут в собственном замке, им повезло значительно больше, чем другим бунтовщикам. Но нет ли еще чего-то такого, из-за чего он увез ее из того мира. Почему ей приснился поэт? Почему он так странно себя вел, когда им довелось встретиться. Она подумала сначала, что это он ее отец настоящий. Но он только на несколько лет старше, такого не могло быть тогда. И хорошо, что это так. Она предпочитала быть дочерью русского графа, а не этого странного полу африканца, который был очень талантлив, но с ним наверняка невозможно жить.

Она никак не могла связать свою жизнь с ним. И хорошо, что это так. Она давно знала, что сны часто становятся причудливым отражением реальности, а людские судьбы часто переплетаются самым причудливым образом.

Она привыкла к тишине и одиночеству. И сама стала писать стихи. Сначала робко и неуверенно, а потом все свободнее. И это доставляло ей настоящую радость. И просыпалась на рассвете Лизи с мыслью снова вернуться к белому листу и посмотреть, что может получиться на этот раз. Она показала графу то стихотворение, которое самой ей показалось удачным. И он похвалил ее. И обещал ни о чем не говорить Евгению, как она его и просила.

Вдохновение — это страшная сила, как вскоре поняла девушка. Она брала в плен ее душу и долго не отпускала. Но оно исчезало так же неожиданно, как и появлялось. Лизи чувствовала себя причастной к этому удивительному миру, и понимала, что могут ощущать ее знаменитые современники. Когда рамки стиха ей показались тесными, она решила, что должна написать какой-то рассказ. Она слышала сказки о призраках, которые приходят к живым, чтобы раскрыть тайну внезапной смерти, указывали на те места, где были спрятаны их тела. И живые должны были похоронить их, чтобы души успокоились.

Почти неделю она неустанно трудилась над этим рассказом и поняла, насколько обманчива легкость прозы. А когда все было наконец переписано ее ровным почерком, она отнесла графу эти листы и улыбнулась загадочно.

С неподдельным интересом углубился он в чтение. И должен был признать, что написано было хорошо. У него не оказалось замечаний к стилю. Но поражало его другое. Что это была за история, откуда Лизи взяла ее. Что хочет поведать она и ему и всему этому миру?. Он понимал, что таких немецких баллад в книжках, которые она читала, было множество. Но почему она выбрала именно эту, она так похожа на реальность. Случайность ли это, или призрак и на самом деле навещает ее. Сны, память, еще какая-то чертовщина, как можно знать, что происходит в ее душе.

Но он решил, что лучше всего вообще не обращать на это внимания. Он должен похвалить ее за творчество и только. Но как же трудно было делать вид, что только форма и сюжет тебя волнует.

№№№№№№

Поэту стало известно (он заглянул туда неожиданно), что люди из тайной полиции были в загородном дворце графа. Они что-то упорно там искали.

— Значит, ему это тоже не дает покоя, — думал поэт об императоре. Должно быть что-то, что убедит его в том, что происходит, и в том, что она имеет отношение к покойно императрице.

Он так и не решился побывать в доме, пока не было хозяев. Если бы его жена не рожала в ближайшее время, то убежал бы за ними на край света.

Глава 4 Тайное

Император был недоволен всем случившимся.

— Должно быть что-то тайное, — твердил он. Скорее всего, графиня не открыла им тайны. Они не могли увезти с собой кольцо императрицы. Он следил за этим и знал, что с той поры оно нигде не появлялось.

Глубокой ночью поэт тайно, как вор, пробрался в старую усадьбу. Он догадывался, где примерно следует искать этот талисман, за который он отдал бы слишком многое. С третьего раза ящик секретера был пуст. На дне его, в неприметной коробочке лежала только одна вещь, он не глядя, бросил ее в карман и поспешил удалиться.

— Я лучше умру, но оно не окажется в руках императора.

Теперь только он один оставался хранителем заветного кольца. Он знал тайну императрицы. И был уверен в том, что она умрет вместе с ним. Они же будут продолжать мучиться в догадках, но так до конца ничего и не узнают. Да и граф ничего никому не сможет доказать.

Поэт почувствовал невероятную радость после подобной дерзости. Это было хоть какое-то приключение и развлечение в последнее время. Но когда они вернуться из мира вечного холода?

«В будущем найти свое прошлое, « — разве он не имеет на это права. И с той минуты ощущая перстень около груди, он был уверен, что императрица вернулась к нему. Он больше не расставался с ним и стал считать его своим талисманом. Он был уверен, что пока перстень с ним, ничего не может случиться.

Но слепой видел, что тучи сгущались. Он знал, что должен расплатиться за обман, и цена будет очень высока. Его жена — только бледный свет луны. И ничего в ней нет от самой императрицы, единственной женщины, которую он всегда любил.

И он бы примирился с этим, если бы не существовало в этом мире девочки. Но знать, что есть ее плоть и кровь, ее продолжение и ничего не предпринять. Знать, что рядом с ней все время находится этот молчаливый, но напыщенный граф, он руководит ее судьбой, в то время, как ему на нее и не взглянуть было. Земля все чаще уходила у него из-под ног, и он только повторял: « Не дай мне бог сойти с ума. И он понимал, что это непременно случится, если еще через какой-то срок он не узрит ее.

Государь император — это он виноват во всех бедах, с ними приключившихся. А он продолжает плести свои интриги против его жены, настаивает на том, чтобы она была в свете. И ей льстит его внимание. Но разве не ему в самое сердце направлен этот удар?

Император злопамятен и мстителен, он никогда не простит ему стихов и союза защитников Елизаветы. Когда об этом почти все забыли, он решил действовать. Месть — это блюдо, которое подают в холодном виде, и он прав, только откуда у него такая выдержка?

Он понимал, что должен отомстить императору. Но его невозможно вызвать на дуэль. Но и так все оставить Поэт никак не мог, как ни пытался. Он вспомнил, с какой язвительной усмешкой говорил о дуэли граф Николай. Он говорил, что так развлекаются аристократы, которые не уверены в собственном положении. Он заявил, что с такими никогда бы не стал стреляться. Ему легко так говорить. Но если ты все время должен оставаться на высоте. Если есть только одно желание — удалиться в глушь и только там ощущать себя спокойно. А этого сделать невозможно.

Он пошел на перемирие с императором, но мучения его не завершились, они продолжаются. Пригибаться все ниже, молчать и знать, что ее дочь останется в руках другого, случайного человека и никогда не узнает о собственной матери, о том, какой она была прекрасной. Если ему это стало известно, разве может он молчать о том? Имеет ли право? Он хотел вскочить на коня и мчаться дальше. Если бы этот путь не был так долог и труден, если бы он мог доскакать до того замка, где злодей — граф прятал царевну, которая никогда не узнает, кто она на самом деле.

Так все горько и странно и складывалось в те дни.

№№№№№

Все смешалось в один снежный ком. Красавец — француз, который ухаживал за императрицей. Именно он стал оружием в руках поэта. Если императора нельзя вызвать на дуэль, то стреляться надо с ним. И он все делал для того, чтобы его жена оказалась рядом с французом — тогда будет повод вызвать его на дуэль. Она ничего не понимала, бедная. Она думала только о его безумной ревности. О том, каким он может быть бешеным, если она подаст ему хоть какой — то повод, чтобы ревновать. Она не хотела его подавать, да и не было никакого повода. И он так ухаживал за императрицей, этот французика, что она не стала бы вмешиваться в их отношения в любом случае. Но он каким-то невероятным образом снова сталкивал их. Натали, измученная и растерянная, стремилась только к тому, чтобы убежать, уехать прочь. За всем происходящим внимательно и неотступно следил император. Он только делал вид, что равнодушно взирает на веселящуюся толпу. А на самом деле все было совсем не так.

Глава 5 Слухи о дуэли

Что он хочет? Что он затевает? Что нужно ему от этого белокурого красавца? Он снова страстно любит новую императрицу — таковы все поэты, или никак не может забыть старую? Живую любить проще, чем мертвую? Но если он не может забыть ту, как смеет во всем впутывать эту? Зачем он играет с огнем, и что обо всем этом думает его бедняжка жена?

Император чувствовал, что все это завершится рано или поздно бедой, большой бедой, и он понимал, что не сможет этому противостоять.

Дуэль! Он бросает вызов целому миру.

Поэт стоял перед императором, не скрывавшим гнева своего. Тот и сказал ему о том, что о дуэли не может быть и речи.

Он слушал молча. Но оба понимали, что он дерзнет нарушить этот приказ своего государя. А потом пусть не думает просить о милости.

— Только в юности можно так безумствовать, подумайте о семье и о детях, вы их по миру пустите, дорогой мой.

Более холодного тона и надменного взгляда не было в жизни его. он поспешил уйти, ощущая ту мощь, которая на него свалилась. Но как же невыносимо было оставаться в обществе и невозможно без него. Его раздирали противоречия, и власть императора казнила без слов, и собственное ничтожество и бессилие не давало покоя..

Он физически ощутил, что круг замкнулся, и не было из него выхода. Почему она умерла, а он должен так страдать.

Приказ императора будет нарушен, чего бы ему не стоило, он должен был разом со всем этим покончить и больше не возвращаться к этому никогда, как и к жизни самой.

Единственный раз он поступит так, как ему хочется.

А ему хотелось только одного — увидеть императрицу, живой или мертвой.

Он надеялся на то, что не на этом, так на том свете встретится с ней. Он отдаст кольцо императрице, и расскажет о том, что ему стало ведомо.

А потому он встанет под пули этого красавца, к которому вторая живая императрица благосклонна.

№№№№№№

В отпуск приехал Евгений. Они виделись с ним. Он рассказал о появлении графа Николая и его дочери.

— Они бывали у меня. Она интересуется литературой и сама пробует писать. Он рассказал сюжет первого рассказа Лизи и пристально взглянул в глаза Александра.

— Она читала много немецких романтиков. Но выходит так ярко и живо, словно она сама это пережила, может быть, в другой жизни.

Поэт ответил ему что-то и поспешил удалиться. Евгению все было известно, ему граф мог доверить свою тайну.

Ей так хорошо живется и вольно дышится. Она никогда не страдала без света. Она не собирается возвращаться.

— А твоя жена мила, — слышал он голос Евгения, — но сколько же ей приходится выносить.

И он словно бы в тот миг приговор вынес поэту. Он уже не мог думать ни о чем кроме дуэли. Лизи стала для него недоступной, ничего невозможно было вернуть, только в мире предков мог он обрести покой и счастья, которого не было и не могло быть тут.

Он хотел соединиться с ней на небесах, потому что ей там одиноко, и она ждет его. А здесь ему ничего не осталось.

Но дуэль, это не совсем то, о чем он думает. Ему удастся обмануть и запутать тех, кто будет следить за его судьбой неустанно. Но удастся ли ему обмануть небеса. Он гнал от себя крамольные мысли и старался не думать о худшем.

Снова вспомнились слова гадалки о том, что он умрет от пули белокурого красавца, момент истины наступил.

№№№№№

Все случилось и так и не так, как он этого хотел. Красавец-француз не воспринимал его серьезно, у того были слишком высокие покровители. Он отбивался от него, как от назойливой мухи. И потому трудно было сказать, как это случилось, и как пуля, выпущенная с такой небрежностью (это видели секунданты) могла попасть в цель. Это был рок и случай. Это была судьба. Если бы этого не случилось, он бы под шумок выстрелил в себя сам в отчаянии. Он понимал, что второго такого случая ему не представится. А возвращаться к жизни он был не в силах.

Бесовщина одержала верх над стремлением к гармонии. Невероятная боль заглушила страдания. Он смотрел на перстень, красовавшийся на его пальце. Никто не знал, куда он исчез потом, когда душа его оставила после нестерпимых мук тело. Толпе на мойке сообщили о его кончине.

Она замерла, потом зарокотала. Никто из тех, кто был с ним рядом так и не узнал, куда делся талисман и глее он мог появиться снова.

Глава 6 Тайное свидание

Император, несмотря на поздний час, ждал гостя. Он хотел знать, как там все было на самом деле. Человек в черном плаще все время остававшийся в тени говорил о том, что происходило в доме поэта до самого последнего момента, пока тот не испустил дух.

Император смотрел на огонь, не мигая. Его лицо, скорее напоминавшее маску, оставалось неподвижным, оно ничего не выражало. И только когда тот протянул ему кольцо, он взглянул не на человека, а на эту вещицу.

— Его не было у него прежде, я не знаю, когда и где он его раздобыл.

— Это не важно, главное, что теперь оно здесь. Я рада, что эта проклятая вещица вернулась назад. Теперь мне значительно спокойнее. Пусть они говорят, что хотят, это все только поэтический бред, но они никогда не будут знать правды. У них больше нет, и никогда не будет никаких доказательств.

Человек в черном, лица которого никто и никогда не видел, удалился. Император остался один. Он поморщился, зная, что перстень снят с руки мертвого поэта и бросил его небрежно в огонь. Он провалился где-то между прутьев. Его не скоро найдут и извлекут оттуда.

— С тобой покончено окончательно, — обратился он к призраку, — ты все хорошо продумала, когда совершала свои черные дела, но у них нет больше твоего кольца. Она незаконно рожденная дочь графа, твой поэт мертв и черти уже разбираются с ним в аду, куда ему и дорога. Из Сибири твои пылкие друзья вернутся только после моего ухода, я не допущу этого. А потом они будут дряхлыми стариками. Я могу вздохнуть спокойно.

№№№№№№

Известие о странной и страшной гибели поэта графу и Лизи привез Евгений из столицы. Она удивленно смотрела на него, хотя даже по слухам, которые до них доходили было понятно, что только так все и может завершиться.

Он еще говорил о каком-то перстне, который таинственно исчез с руки поэта.

— Говорят, что на нем были инициалы покойной императрицы.

Граф странно побледнел. Он понимал, что это тот самый перстень, хотя невозможно было объяснить, как он у него оказался. Но он не сомневался, что секретный ящик пуст. Но ни Евгению, ни девушке он ничего не сказал. Да и что говорить о том, чего больше нет.

Талисман не спас его от гибели, а может, он погиб именно после того, когда получил его. Но проклятие теперь от них далеко, и можно было немного успокоиться.

Поэт избавил их от того, что так долго не давало им всем спокойно жить в этом мире.

Он хотел, вероятно, забрать его с собой и вернуть ей, только этому не дано было осуществиться. Но скорее всего он окажется в аду, и там ему не нужен будет этот талисман.

Миновала беда, больше нечего было им всем бояться. Лизи не окажется в руках безумного поэта, никогда не умевшего владеть собой. Его любовь стала почти манией, но с ней покончено, она спасена. Граф смог ее уберечь от самых шумных скандалов. Он пытался понять и осознать это.

Евгений удивился тому, что и на этот раз граф ему ничего не рассказал, хотя было видно, что произошло нечто, касавшееся его лично. Его упорству и выдержке можно было позавидовать. И ему захотелось сразу вернуться в столицу. Их заключение и без того уже затянулось.

Лизи обрадовано улыбнулась в тот момент и стала собирать свои рукописи. Но она очень изменилась за последнее время — вдохновение и творчество сделали свое дело и так обогатили ее душу. Но что встретит она там? И перед самым отъездом она сама решила поговорить с ним.

— Тебе было известно о нашем разговоре с матушкой в Риме, скажи, почему ты никогда потом не говорил мне, что ты мой отец?

Граф молча смотрел на нее.

— А тебе очень хочется этого? — неожиданно спросил он.

И этот вопрос не мог не поставить ее в тупик.

— Мне хочется знать, кто мои родители.

— Я и сам так думал сначала, — говорил граф. У меня было много возлюбленных. Но в том году ни одна из них не родила ребенка. Мне хотелось бы сказать, что я твой отец. Но это не так.

— Все так безнадежно и мне никогда не узнать этого? — спрашивала Лизи.

Она понимала, что у нее нет ни одного родителя, надежда мгновенно растаяла без следа. Она помнила, в какой растерянности была графиня.

— Об этом вообще ничего не известно? Как тяжело быть никем, — вздохнула она в тот самый момент.

— Она не должна быть причастной к тому, что там происходит, возможно только это спасет ее от беды. И все, кто к этому причастен, они плохо заканчивали свой земной путь.

№№№№№№

Они возвращались в изменившийся мир. Граф ходил по дворцу, где когда-то безвыездно жила его сестра, он вспоминал все радости и горести, которые были с этим миром связаны.

Как он и предполагал, в секретере было пусто.

Глава 7 Плод фантазии

Если бы когда-то Анна не показала ему кольцо, если бы он не держал его в руках, то не смог бы поверить в то, что оно существовало. Можно было не допрашивать служанок. Оно оказалось в руках поэта, и было с ним до смертного часа. Куда оно исчезло потом, неизвестно. Но чтобы он не сообщил сейчас Лизи — это останется только плодом его фантазии, только версией, которую ничем нельзя подтвердить.

Ребенок принес к ним доказательство своей принадлежности к императорской семье, но оно бесследно исчезло.

Если он заикнется о чем-то, его просто обвинят в клевете. И он посмеет потревожить прах поэта, который для многих теперь стал еще и мучеником.

№№№№№

К тому времени император успокоился. Но слуга, чистивший камин, извлек перстень скорее, чем он мог предположить. Он незаметно положил его в карман. Потом прикинул, сколько за него можно взять и отправился к графу Толстому. Как только он добрался до вельможи, так и предложил ему эту вещицу. Тот спокойно отвалил ему сумму, о которой он и мечтать не мог. Он вспомнил старую историю о перстне и ребенке, и о том, что он позднее оказался у поэта. Но он решил сделать главное, найти подходящую по возрасту девицу и представить ее ко двору.

Он всегда был игроком и аферистом, и очень хотел немного развлечься, снова заставить о себе говорить.

Действовал граф быстро. Упорно искал девицу, и она нашлась. Это была одна из воспитанниц старой княгини. Она родилась в том самом году и чем-то на самом деле напоминала покойную императрицу.

Граф поселил ее у себя и стал обучать всему, что сам ведал о придворном этикете. Он был уверен в том, что ему известно все.

И как и всякий искусный лжец, со временем он и сам поверил тому, что говорил, а потому и других убедить не составило особенного труда. Девушка поверила ему с первого слова, ведь ей так хотелось оказаться чудом спасенной дочерью императрицы, она и представить не могла, какому риску себя подвергала.

— Тебя тайно вынесли из дворца, и оставили у княгини, — говорил он ей. — Тебе удалось выжить и спастись. И только этот перстень может пролить свет на эту темную историю. Он уговаривал ее ни о чем не говорить княгине. У нее больное сердце, и неизвестно как она отнесется к такому известию. И она согласилась. Ей так хотелось быть причастной ко всем, о чем он говорил, что она просто не замечала многих вещей. Ирина готова была на все, чтобы показать этому миру, что она не плод непонятно чьей страсти, а дочь императрицы. Она и представить себе не могла, насколько опасной была эта игра.

Она не читала сказку про разбитое корыто и что стало со старухой, которая хотела быть владычицей морской, знать никак не могла.

Но сказки никогда ничему не учили живых людей, в том и была беда. Для графа это было настоящее развлечение. Он хотел приблизиться к императору, как можно ближе, чтобы показать ему, как зыбка его власть с этом мире.

Ирина удивляла и радовала его все больше. он заставил ее носить талисман. Еще когда он был в доме умирающего и видел это кольцо, граф подумал о том, что можно было с ним сделать, но он не решился снять его с пальца, а раз оно все равно к нему пришло немного позднее, значит, сам бог или вечный его противник позволили ему так поступить.

И словно бы сама императрица, с небес все видя, и зная о его замыслах, привела к нему этого парня.

№№№№№№

Судьба улыбнулась ему еще раз, внезапно скончалась старая княгиня, которая могла бы помешать им. Он мог спокойно сказать, что талисман был найден среди ее драгоценностей, и тайное стало явным, для того, что нашел на нем инициалы императрицы.

Все оказалось очень складно. Как только представится возможность, он явит миру Ирину. Императорской семье ничего не останется, как только принять ее.

Император услышал эту историю от самого графа Толстого и порывисто взглянул на свою жену. Он помнил усадьбу графини Анны, юную Елизавету, помнил, как была потрясена императрица, когда ее увидела. И оба они знали, что эта история рано или поздно выплывет на свет. Но он успел забыть и успокоиться теперь, как же такое получилось.

Почему по прихоти графа с какой-то самозванкой все должно начинаться сначала?

Император резко повернулся к нему, хотел что-то сказать, но ничего так и не поведал миру. Он понимал, что надо снова что-то предпринимать, когда же это закончится, когда она оставит их в покое?

Девушка предстала перед ними, но это была совсем другая девушка. На пальце ее сияло кольцо императрица — в том не было сомнений. Граф был игроком, он умел блефовать, но не на этот раз. Он и представить себе не мог, как это случилось.. Но винить он должен был в том только себя самого. Крайне неосмотрительно после того, как он заполучил перстень, было бросать его в камин, но мысли о мертвом поэте никак не давали покоя, вот и вышло то, что вышло.

Глава 8 Опасные связи

Когда граф наконец удалился вместе с самозванкой, император рассказал своей жене как все это было, как он держал в руках перстень в день смерти поэта и что потом сделал с ним..

— Откуда мне было знать, что проклятие это и на этот раз сработает и исчезнет из дворца, но за собственные слабости и глупости всегда приходилось платить. Мы не сможем его ни в чем уличить, и безродная девица будет выдавать себя за дочь императрицы, та хотя бы была настоящей, а эта вообще никто.

Он еще долго был задумчив и растерян.

Странное это происшествие коснулось ушей и графа Николая. А когда к нему пожаловал Евгений, он успел к тому времени переехать в Москву, то на этот раз он не мог не просить его:

— Но как такое стало возможно? Анна показывала мне тот самый талисман, он хранился здесь. Я не могу точно сказать, что произошло потом, возможно, она сама перед смертью кому — то отдала его, и он оказался у поэта. Скорее всего, ей хотелось отвести беду от нашей девочки. В день его смерти он исчез и оказался в руках князя. А тот не мог не затеять эту странную игру. У него свои счеты с императором, он не может не рисковать.

Поэт не проронил ни звука.

— Ты оставишь все как есть? — наконец, после долгих раздумий спросил он, задумчиво.

— А что мне еще остается делать?

№№№№№

Ирина между тем уже была среди фрейлин императрицы, и те должны были рано или поздно вывести ее на чистую воду. Но, несмотря на свой юный возраст, та оставалась осторожной, ничего себя не выдавала.

И тогда она решила еще раз поговорить с настоящей Елизаветой. Она считала, что девица больше не опасна, но в ее жилах течет их кровь.

— Я не потерплю самозванки и этого проходимца во дворце, — неожиданно заявила она, но только ничего не сказала.

Император терялся в догадках. Столько уже всего случилось, не хотелось даже думать о том, что еще может быть.

Он был утомлен, раздосадован, ощущал собственную вину.

— Если эта история стала общим достоянием, то нам нужна настоящая царевна, а не бог весть кто, — в который раз повторяла она. И она покажет всем, что их любимая Елизавета вовсе не была безупречна, когда бросила ребенка на произвол судьбы и ни разу не взглянула на него потом.

Сначала она позвала ко двору Евгения, единственного из всех, кто бывал у графини Анны и мог знать эту странную историю. Она показала ему Ирину и рассказала о том, как та к ним попала.

— И что же нам с ней делать? Если это ее дочь, то нам придется ее признать. Но не произойдет ли страшной ошибки.

Евгений молчал, он не знал, что ей ответить, а она ждала от него ответа

— Но вы ведь бывали у графини и могли бы помочь, — не отступала она

— Я ничего не могу утверждать, Ваше величество, хотя многие были уверенны, что дочь императрицы росла и воспитывалась именно там. Сам я этого талисмана у них никогда не видел, но граф говорил о нем, он хранился у них, пока бесследно не исчез.

Он не верил ей, и радовался тому, что под удар подставлена совсем другая девица. Жаль, что императрица не собирается с этим мириться, но он не дал ей никаких карт в руки. Она осталась в такой же растерянности и неуверенности.

И тогда она пригласила графа Толстого, слышавшего за ширмой эту историю. Она заранее позаботилась о том, чтобы он был здесь и все слышал.

— И что вы об этом скажете?

— Поэт защищает ее, — усмехнулась она, но нам с вами прекрасно известно, что она настоящая дочь Елизаветы. Вы каким-то образом захватили талисман, который был у них, и я даже догадываюсь, как это произошло. Но многим людям известна эта тайна. Не стоит предпринимать чего-то еще, граф.

Толстой молчал. Он пытался понять, как ему поступить дальше, что можно сделать. Он ничего не слышал о том. Она готова была на многое, чтобы разоблачить и наказать его. Никому не может быть повадно подобное.

№№№№№№

Неожиданно императрица во второй раз появилась в усадьбе графа Самойлова. Она хотела увидеть девушку. Граф вышел навстречу и был удивлен ее вторжению

— Мне хотелось бы увидеть твою дочь, граф, — говорила она, и следила за каждым его движением.

Но сама Елизавете, предупрежденная слугами, уже спешила к ней. Несколько мгновений она молча смотрела на девушку.

— Мне не хотелось выдавать чужую тайну, я скрывала ее слишком долго. Появилась Лже Елизавета, она предъявила нам перстень императрицы, но мы с вами знаем другую историю.

Девушка удивленно смотрела на нее. Она ни о чем понятия не имела.

— Никогда не было секретом, что дочь покойной императрицы жила и воспитывалась здесь. Все молчали об этом, пока не исчез талисман, и граф не воспользовался этой старой историей в своих целях. Граф будет что-то предпринимать, чтобы защитить свою подопечную, но необходимо опередить его.

И она забрала Елизавету и увлекла ее с собой во дворец, граф Николай понимал, что они ничего не сможет сделать, даже если и захочет этого.

Глава 9 Во дворце

Карета императрицы появилась во дворце, она стрелой пронеслась по городу. Елизавета едва успевала смотреть вокруг. Она все еще не особенно понимала того, что происходит, это казалось странным сном. Но какие-то обрывки странной истории все-таки складывались в единое целое. Знала ли это графиня Анна. Она вспомнила о ней в тот самый миг, но Евгений вероятно догадывался. Поэт точно знал, и граф был в курсе того, что происходило, и только она жила в полном неведении, словно это ее не касалось вовсе.

Но самое главное — что будет с ней теперь, кто посмеет перечить императрице, а она, хотела ли того, что происходило так стремительно?

№№№№

Поэт с графом Николаем остались вдвоем после отъезда императрицы. Они долго говорили о случившемся, но никак не могли понять, что им нужно делать. Во дворец ворвался граф Толстой.

— Где эта девушка, — хрипел он, задыхаясь, если она вам дорога, то должна исчезнуть навсегда.

— Поздно, — услышал он в ответ, она уже во дворце вместе с императрицей. И вы не сможете ничего сделать, даже если бы и захотели. Мне жаль ту, которой вы задурили голову, граф, но через несколько часов все встанет на свои места.

Видя, что они не шутят, он бросился прочь. Он понимал, что есть еще что-то кроме талисмана. Нужно было срочно отправиться в путешествие, а если еще проще — бежать. Он поспешно покидал город, об Ирине больше не думал. Оставалось только надеяться на то, что ничего скверного они с ней не сотворят.

№№№№№

Елизавета тем временем шагнула во дворец. Она оглянулась удивленно вокруг. Разве не это все видела она в снах своих. Но она странно волновалась и никак не могла понять, что такое произошло. А потом и радовалась и печалилась одновременно.

Мысленно она обратилась к графине Анне, как хотелось, чтобы она сейчас была рядом. А еще больше она хотела, немного побыв здесь, вернуться домой. А еще лучше было бы вообще ничего не знать об этом мире. Но она понимала, что рядом с императрицей нет у нее ни свободы, ни выбора. Она становилась только игрушкой в чужих руках, как и поэт, но он хотя бы чего-то добивался.

№№№№

Граф Николай после раздумий и разговоров, отправился в императорский дворец. Он понимал, что несет ответственность за девушку и должен быть рядом с ней, разве не так бы поступила его сестра, если бы она была жива?

Императрица рассказывала ей о событиях 14 декабря, о том, что они тогда все пережили. Мы не могли рассказать о тебе, возник бы еще один бунт, они бы не оставили тебя в покое. Но нынче нет такой силы, все переменилось. Она рассказала и о той, которая решила занять ее место, ничего не имея для того, кроме краденого перстня.

Ирина, когда узнала о том, что императрица что-то предпринимала, бросилась разыскивать графа, но он не появлялся, его нигде не было, ждала она его напрасно. И только издалека она посмотрела на ту, роль которой играла до сих пор. Елизавета была тиха и растеряна, и казалась печальной и несчастной.

А она, та, которая не была самозванкой, это видно любому, никак не могла поверить и привыкнуть к новому положению. Она нашла в этой нарядной толпе двух близких людей — графа и поэта, ей повезло больше, чем Ирине. Она взирала на них издалека и молила о спасении.

И только когда вечер завершился, и она ушла в отведенные покои, то закрыла глаза и разрыдалась. В этот момент она и увидела тень императрицы.

— Я спасла тебя, — говорила та, — но они вернули тебя назад, а здесь невозможно жить. Ты должна вырваться из дворца и постараться быть счастливой. Пусть они без тебя правят и плетут свои интриги.

С графом Николаем Елизавета встретилась через несколько дней.

— Подожди немного дорогая, — уговаривал ее он. — Они забудут о тебе, и тогда мы что-то придумаем.

И прощаясь с ним, она благодарила судьбу за то, что граф оставался в ее жизни и не оставил ее в чужом мире.

Бродя по аллеям парка в одиночестве, она вспоминала, как скучала в усадьбе и рвалась сюда. А теперь та усадьба была для нее пределом мечтания..

Случилось так, как и предполагал граф, у императрицы были уже иные дела и заботы, и среди них юный и дерзкий поэт. Он мог стать ее поэтом, и она все для этого делала, но пока у нее не особенно получалось.

Император был увлечен другими женщинами, и появление Елизаветы его только раздражало.

Так все и было в те странные дни. Она могла надеяться на освобождение.

Глава 10 Решимость

.Елизавета решила обратиться к императору, и упросить его отпустить ее с графом в путешествие. Ей хотелось посмотреть мир. И она готова была ехать куда угодно, только бы оказаться подальше от дворца.

Император с усмешкой позволил ей это. Почти тайно и поспешно покидала она дворец. Она сияла от счастья, когда с этим было покончено.

— Я понимаю, почему Анна была так далека от них. Я не могу и не хочу с ними оставаться.

Она разжала ладонь — в ней был перстень императрицы. Она получила его от самозванки, та сама принесла его, надеясь на милость, и ее покровительство и рассказала о вероломном графе, который сначала толкнул ее сюда, а потом и бросил.

— Я знаю, что сделаю с ним, он будет лежать на дне Рейна. Никто и никогда больше не сможет им воспользоваться.

— Тебе его подарила твоя мать, — напомнил ей граф.

— Моя мать никогда не хотела мне его показывать, и она была права, а так, которая оставила это бесовское искушение, она и на самом деле наверное, родила меня когда-то, но она не была моей матерью. Я не понимаю, за что они все так ее любили, но я вижу только тысячи искалеченных судеб. Он все время и при жизни и после смерти требовала жертв и неизменно их получала. И бунтари, и поэт — все это ее жертвы. Она и меня хотела погубить. И я знаю, сколько усилий нужно, чтобы вырваться из объятий этого призрака.

Он слушал ее внимательно и поражался и глубине мыслей и той ярости, с которой она говорила об императрице, никто из мужчин не осмелился бы вынести ей такой приговор.

№№№№№

Императрица узнала о том, что Елизавета с позволения императора покинула дворец. Он в первый раз не посоветовался с ней.

— Почему ты позволил ей это? — вопрошала она.

— Пусть отправляется. Ее настоящий родич — граф Самойлов. Она их круга и у них воспитывалась. Для нас это иллюзия и грех. Граф о ней заботился всегда, вот и пусть распоряжается ее судьбой.

На красивом лице его было спокойствие и безразличие.

— Она только грех порочной императрицы, которой здесь нет места, — произнес он, и облегченно вздохнул

А потом он снова вспомнил 14 декабря. Первый день его правления и этот жуткий бунт. Тогда он дал клятву, что отомстит всем: Елизавете, бунтарям, поэту. Он исполнил свою клятву.

Он победил, они проиграли. Так должно было быть и будет всегда. Александр победил французов и только, он выиграл, когда армия была против него, и они готовы были на него обрушиться. Перед ним стояла Елизавета. Она получила мертвого ребенка, потом умерла сама по дороге домой. Бунтовщики должны быть наказаны. Он был беспощаден, потому и победил. Где они теперь эти Муравьевы и Бестужевы, и Пушкины, вместе со своей императрицей. Все они мертвы. А он жив и правит этим миром. Это он настоящий победитель, потому что удалось ему значительно больше. Таким он и останется навсегда в их памяти и умах.

А братец его только плодил бунтарей и чуть не привел к катастрофе этот мир. И он со всем справился и спас его от конца своих дней.

Император стоял на берегу Невы и долго смотрел на черную воду. Потом он вытащил их кармана перстень, покрутил его в руках и выбросил в черную воду реки, надеясь, что на этот раз он уже никогда не вернется к нему.

№№№№№№№№

А тем временем граф Николай вспомнил о странно происшествии, о том, что у Лизи оказался снова перстень императрицы. Но как позволил ему вернуться к ней император? Он был слишком разумен и осторожен с самого начала, и не мог так поступить.

— Дитя мое, дай-ка взглянуть на него, — попросил он.

Она молча протянула ему реликвию. Он повернул его на свет и усмехнулся. Конечно, он плохо думал о своем императоре.

— Я так и знал, это фальшивка, она даже и сделана плохо, — произнес он задумчиво. Он не мог отдать тебе настоящий перстень. Не стоит выбрасывать, сохрани его на память, он ничего не стоит, но для нас с тобой это все-таки реликвия.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Тайна талисмана. Сны о веке золотом. Альтернативная история предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я