Четвертая жена синей бороды

Любовь Сладкая, 2018

Когда я была ребенком, моя мать исчезла. Убитый горем отец так и не женился вновь, не приняв смерти дорогой жены. А теперь и я, любимая графская дочь, была похищена в день своего двадцатипятилетия!Я оказалась в месте, имеющем дурную славу – в замке лорда Сергея Вартимора, отшельника и вдовца. А по слухам – синей бороды.Множество девушек, плененных его привлекательностью, обаянием и богатством, мечтали выйти за него замуж, но не стали его женами, и некоторые даже… бесследно исчезли!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Четвертая жена синей бороды предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Ухватив меня за плечи, лорд Вартимор подвел к так стремительно устроенному ложу любви и, на глазах у моих служанок, бросил меня на покрывало.

— Докажи мне, что твое желание искреннее и ты не передумаешь, не станешь со мною играть, словно… она!

И снова затрещало платье, чудесный бант, усыпанный крохотными бриллиантами был отброшен прочь, треснула бежевая ткань — и моя грудь бесстыдно оголилась.

— Но… лорд Вартимор, — стараясь не потерять самообладание, я как могла, держалась, но также боялась спугнуть его, отвратить от себя, разозлить настолько, что он навсегда забудет ко мне дорогу.

«И что же мне делать?» — чувствуя, как рвутся панталоны, и жадные нетерпеливые руки мужчины пробираются мне между ног — туда, где хранится мое сокровище, последняя надежда на спасение…

Я чувствовала себя, словно мотылек в сетях паука. Потому что та страсть, которая вспыхнула потом, опалила мои крылья, заставив пройти путь, о котором я теперь вспоминала с легкой улыбкой на губах.

Часть 1. В карете

Глава 1. Дорога из родного дома — в неизвестность

Ветер трепал занавески, сквозь которые я пыталась разглядеть дорогу.

Меня везли неизвестно куда и неизвестно кто. А ведь я всего лишь хотела прогуляться по окрестностям и нарвать цветов.

Замок моих родителей высился на горе, внизу было селение, и многие из слуг жили именно там. Но не может же быть, чтобы кто-то из них решился на такое — похитить дочь своих хозяев!

Хотя, все было возможным.

Мой отец-граф был безгранично щедр. И если в соседних владениях крестьяне стонали от непосильных поборов и жили в лачугах, то у некоторых из наших подопечных (особенно старательных и зажиточных) были даже свои кареты.

Возможно, что в одной из них я теперь и ехала! Но куда? И кто осмелился совершить столь дерзкий поступок — выкрасть единственную дочь самого влиятельного королевского вассала!

Да, я поступила непредусмотрительно, уйдя из дома так далеко, не взяв в сопровождение хотя бы одну из своих горничных. Но — в последнее время мне так надоело общество всех этих болтушек да подлиз, расхваливающих меня с утра до ночи, что я могла побыть в уединении разве что ночью. Поэтому я и решилась на столь легкомысленную прогулку. И вот…

— Эй, красотка! — как только карета запрыгала по ухабам, я вдруг увидела склонившееся ко мне лицо и, резко отпрянув от окна, упала на подушки. — Ты как там?

Ответить я не могла, потому что рожа, спросившая меня о самочувствии, была ужасной — редкие зубы, слишком темная кожа, выпученные белесые глаза без ресниц, острый нос крючком, свисающая вниз засаленная желтая пакля парика вместо волос, схваченная на лбу кожаной повязкой.

Нет, я не могла знать этого человека, он был чужой! Как и тот, который сидел в углу кареты, лицо его скрывала маска.

Прижав к груди связанные руки, я постаралась унять бешеное биение сердца, и вдруг прикоснулась пальцами к своему медальону. Это был подарок бабушки, которая заменила мне мать.

Мама моя не умерла, по крайней мере, я продолжала в это верить. Как рассказывал отец, в один из дней она просто вышла погулять — и исчезла навсегда.

— Я думаю, что она утонула в речке, — бабушка твердила одно и то же.

И хоть тела никто не нашел, и свидетелей того, как она топилась, тоже не было, бабушка отчего-то решила, что все произошло именно так.

Отец же «после смерти» своей молодой жены так больше и не женился. Я думаю, что он все эти годы верил и надеялся на то, что в один из дней она к нему вернется. И я тоже верила. И ждала. Но чуда не произошло.

Бабушка все настаивала, чтобы отец привел в дом новую жену. Но от только отнекивался.

— Камелия жива… А если даже нет, то… я не хочу, чтобы у моей дочери была мачеха! Ты заменишь ей мать, и воспитаешь так, как воспитала меня!

— Ну причем здесь Валерия? — недоумевала бабушка. — Тебе нужна жена! А в замке — новая хозяйка!

— Жена у меня есть…

— Но она же…

— Мы поклялись в верности друг другу! И если не здесь, на земле, то на небесах мы с Камелией обязательно встретимся. И что я ей тогда отвечу? Что предал?

— Смешно, ей-богу, — говорила бабушка, которая, по всей видимости, желала сыну добра, — Камелии нет уже больше десяти лет! Да и сколько вы прожили с ней вместе, год?

— Два года, — говорил отец. — И, насчет хозяйки. Мама, ты вполне справляешься с этой ролью.

— Я уже старая, мне пятьдесят два года!

— Тогда… Валерия скоро подрастет, и заменит тебя.

— Ха-ха! Она выйдет замуж, и покинет нас одних в этих мрачных каменных стенах. В этих холодных комнатах, которым так не хватает женского смеха, праздников, балов!

— О мама!.. — вздыхал отец и быстрым шагом уходил прочь.

Я же, все слышавшая, тихонько молилась об одном, чтобы мама нашлась, чтобы она не умерла, чтобы папа ее дождался.

Но годы шли, а мама все не возвращалась. В отцовской шевелюре начали появляться седые пряди, его высокий лоб покрылся более глубокими морщинами, губы напряглись, а взгляд стал чужим и отрешенным.

Я видела, как отец страдал. Но чем я могла ему помочь?

Глава 2. Загадочная синяя птица в медальоне

Вот карета снова выехала на ровную дорогу, и я наконец-то смогла передохнуть. Тем более, что тот ужасный человек из окна, так и не дождавшись от меня ответа, исчез. А этот, что сидел в темном углу, казалось, попросту уснул, так как совершенно не реагировал ни на толчки внутри кареты, ни на мои вскрики.

Изловчившись, я взяла в пальцы медальон и, открыв его, стала внимательно рассматривать птицу, которая немного выступала на чуть голубоватой эмали. Ярко-синие перышки с золотыми крапинками, красный хохолок, жёлтые клюв и лапки, крохотные глазки из фиолетового аметрина…

— Знаешь, дочь, — показывая мне на птицу, искусно помещенную в медальон, сказал как-то отец. — Эту вещицу я должен был подарить после свадьбы твоей маме, ведь она — символ любви нашего рода, охраняющая женщин! Этот драгоценный камень, который так красиво блестит и переливается, твой прадедушка-конкистадор выменял у вождя племени индейцев Аурейрос! Он хотел жениться на его дочери (которую страстно полюбил, и она полюбила его) и увезти ее с собой. Но принцесса неожиданно заболела и умерла. И вот, не зная, как восполнить потерю, предок отдал все свои сокровища вождю в обмен на эту птичку, которая прежде принадлежала его невесте. По преданию, умирая, принцесса благословила своего любимого и попросила, чтобы он непременно женился и был счастлив, а когда он ей это пообещал, взяла в руки тотем и прошептала над ним слова какого-то заклятия, как будто бы оно должно было оберегать владельца птицы. Потом прадедушка женился, а птицу поместил в медальон, сделанный из редчайшей раковины ципреи капутсерпентис, и подарил своей избраннице, боясь потерять и ее тоже! Последней медальон носила моя мама…

— Да, он твой, — нежно улыбаясь, бабушка позволила подарить его мне, — мне уже все равно, охраняет он меня или нет! А вот ты…

— Спасибо, — с восхищением разглядывая золоченые края ракушки, я сжала фамильную реликвию в кулачке.

— Нет, надень его, — сказал отец. — И пускай он убережет хоть тебя, если не уберег твою маму…

— Ты вечно будешь меня в этом винить?! — отчего-то разозлилась бабушка, и лицо ее вдруг сделалось багровым.

— Нет, ну что ты, — поворачиваясь к нам спиной, отец как всегда поспешил скрыться за дверью.

— Я не виновата, что Камелия так мало прожила! — вслед ему кричала бабушка. — Я бы ей отдала! Потом!

И вот, с того дня, как одела этот медальон себе на шею, я никогда больше с ним не расставалась.

Даже тогда, когда мне нужно было купаться, я всегда держала его рядом с собой, и одевала сразу же после сна — к любому платью.

Даже теперь, только взглянув на переливающийся аметрин, хоть и находилась я в чужой карете, вдруг почувствовала себя как будто защищенной.

Глава 3. Похищение на ромашковом поле

Из дома в тот день я вышла одетой лишь в белое простенькое платье из льняной ткани, под которым не было даже корсета. Мягкие панталончики, чулки и туфли — вот и все. Даже свои волосы я не позволила горничным заплести и уложить, а собрала их в пучок и повязала серебристой лентой!

Я ведь должна была быстро возвратиться назад, в свою комнату. Просто цветы, которые стояли в вазе (в моей спальне), немного привяли, а из окна я видела, как красиво на поле цветут ромашки. Вот и решила по-быстрому сбегать туда и сорвать несколько.

Да уж, сорвала… Если бы я знала, что со мною может случиться, то просто послала бы кто-нибудь из прислуги. Но мне почему-то захотелось самой — погода была чудесной, красиво сияло солнышко, пели птички, а воздух был наполнен ароматами цветов и скошенной травы! Я не могла дождаться, когда придет время обеда, чтобы потом прогуляться с бабушкой.

«Да что может случиться? — думала я. — Ведь меня тут все знают и любят».

Все да не все, потому что как только я выбежала за ограду и, широко расставив руки, бросилась с горки вниз, а потом, окунувшись в бело-зеленое море, принялась собирать букет, вдруг из-за поворота вырвалась тройка лошадей, запряженная в легкую карету. Я еще тогда подумала, кто бы это мог быть, ведь такую — молочного цвета, с темно-синими рессорами — видела впервые.

И мне стало интересно. Взяв в охапку цветы, я, вместо убежать прочь, с улыбкой на губах смотрела в сторону приближающейся кареты.

И даже еще, как следует, не разглядела извозчика, как вдруг карета остановилась прямо напротив меня, резко открылась дверца, кто-то схватил меня сильными руками за платье и затянул вовнутрь.

Я даже не успела крикнуть, а ромашки выпали из моих рук, так неожиданно и стремительно все это случилось.

А потом мы ехали…

Глава 4. Загадочная история лорда Вартимора — синей бороды

— Эй, почему вы меня похитили? — осторожно закрывая медальон, спросила я. — И куда везете?

Но странный мужчина в маске мне не отвечал.

— Отпустите меня немедленно! А то… Вам отрубят головы!

— Хе… — услышала я его ехидный смешок.

— Возможно, вы меня с кем-то перепутали? Точно! Вы должны были увезти кого-нибудь другого, чью-то невесту? Тогда — вы ошиблись! Я не простая девушка, я — Валерия, дочь графа Адриана Астарха!

— Хе… — все тот же смешок.

— Я не шучу! — взбесилась я и, мотнув головой, попыталась отбросить волосы, упавшие мне на лицо. — Не верите?! Посмотрите на мою кожу, разве простая девушка может иметь такую?

— Хе…

— Да я сейчас…

И тут я услышала его голос, похожий на карканье вороны.

— Глупая, мы выслеживали тебя уже не один день, — прохрипел незнакомец в маске. — И чтобы спутать дочь графа с простой девушкой?.. Это же просто надо быть слепцом!

Он снова замолчал. А мое сердце замерло: «Так значит, похищение было спланированным? Но кто смог решиться на такое?!»

Я внимательней присмотрелась к убранству кареты. Богатая обшивка диванов, парчовые занавески, ручки из золота и розетки искусственных цветов по потолку, такие изящные и красивые, что не было никакого сомнения — меня похитил необычный человек. Но кем же он мог быть?

И тут я вспомнила, как на одном из королевских балов ко мне подошел лорд Сергей Вартимор, угрюмый тридцатипятилетний холостяк, живущий в самом отдаленном имении, за грядою гор, простирающихся через несколько земель.

Об этом мужчине ходила слишком уж дурная слава. Поговаривали, что он убил свою первую жену и скормил ее волкам, так как она осмелилась без разрешения зайти в одну из комнат его огромного замка! Будто бы там хранились какие-то сокровища, или еще что-то. Ведь отец лорда Вартимора — Генри Вартимор, был известным коллекционером, владеющим редчайшими произведениями искусства. Но почему жене хозяина замка нельзя было туда входить? Что там было такого запретного?

Вторая жена будто бы умерла родами, оставив Сергею пару близнецов.

Третья же упала из балкона и разбилась насмерть при совершенно загадочных обстоятельствах. Тела, впрочем, никто не видел, но поговаривали, что она почти год была больна, и что ни разу после свадьбы не выезжала в свет.

Возможно, что это были просто нелепые слухи, сплетни, которые распространяли злые люди, а мужчина не был повинен ни в одном несчастье, и даже напротив — страдал. Ведь со дня смерти последней жены минуло десять лет, а он до сих пор был холостым.

Помню, когда я впервые услышала загадочную историю лорда Вартимора, подумала, что все это — обычные козни невест-неудачниц, вовсю старающихся понравиться таинственному и угрюмому мужчине (тем не менее, сказочно богатому и неприлично красивому), и заполучить его себе в качестве мужа. Так как Сергей вел себя словно заядлый женоненавистник, игнорируя откровенные заигрывания красавиц и даже отказав нескольким из них в приглашении на танец!

Высокий, властный, с черными пушистыми ресницами, бровями вразлет и орлиным носом, он чем-то напоминал мне моего отца. Та же гордая осанка, независимый взгляд, крепко сжатые губы, две продольные морщины над переносицей…

— Леди Валерия? — когда я стояла, под руку со своей бабушкой, возле стола с напитками, лорд Сергей подошел к нам совсем близко и слегка склонил голову, здороваясь.

— Да, это я, — наслышавшись всяких нелепых историй, все-таки я была польщена вниманием этого сурового отшельника. Тем более, что краем глаза видела, как смотрят в нашу сторону другие девушки.

Этим летом мне минуло двадцать пять. Давно бы пора замуж. В женихах отбоя не было, но моя бабушка все время отсылала то одного, то другого, придумывая каждый раз какую-то отмазку.

— Она больна, простудилась, — говорила она тем, кто, по ее мнению, не подходил мне по рангу. Так что я даже не могла выйти и пообщаться с юношей.

— Моя внучка еще слишком молода, — такой отказ получали старые вдовцы и засидевшиеся в женихах эгоисты, скряги.

— Хорошо, но… Давайте дождемся бала, и потом спросите сами у Валерии, хорошо? — отклоняла она просьбу тех, кто просто ей не нравился, безо всякой на то причины.

А причина была одна — бабушка боялась потерять меня, свою любимую внучку навсегда. Я же не настаивала, ведь мне и так хорошо жилось в отцовском замке, тем более, что до сих пор ни одному мужчине не удавалось покорить мое сердце своей любовью.

Глава 5. Танец на балу и сговор

А в тот раз лорд Сергей даже пригласил меня на танец.

Я не знаю, что на меня нашло, но я с радостью приняла его приглашение, и даже бабушка, хоть и нехотя, но все-таки дала на то свое согласие.

А потом мы кружились с ним по залу. Мое шелковое лиловое платье, легкое и длинное, аж до пола, подлетало вверх всякий раз, когда мы делали с ним новый круг. Я хорошо чувствовала крепкую руку Сергея у себя на талии, а второй он легонько сжимал кончики моих белых пальчиков, спрятанные в ажурные перчатки, украшенные жемчугом и золотой вышивкой.

Ах, какой приятный запах шел от его разгоряченного тела! Моя оголенная грудь, выступающая из пены кружев и украшенная лишь медальоном бабушки, вздымалась каждый раз, когда лорд Сергей бросал туда искрометный взгляд своих черных глаз. А какими пушистыми и длинными были его ресницы! Я даже у девушек таких не видела. Вот ведь наградила природа красотой!

Мы танцевали молча, с его алых мужественных губ не сорвалось ни слова, но многое говорили глаза и движения тела.

Я поняла, как сильно понравилась Вартимору, когда в одном из па он прижался ко мне бедрами, и вдруг я ощутила непривычную твердость в его штанах. Да, я была невинной девушкой, но, поверьте, дожив до двадцати пяти лет кое-что уже об этом знала. К тому же у меня было несколько замужних подружек, которые все-все мне об ЭТОМ рассказывали. И поэтому я поняла, что у лорда Сергея случился {маленький мужской конфуз} — просто во время нашего с ним танца. Вот как сильно я ему понравилась!

Конечно же, я постаралась ничем не выдать своего смущения — от того, что поняла, что же случилось на самом деле. Но щеки мои тогда зарделись, а из глаз даже брызнули слезы. Впервые я почувствовала симпатию (и даже влечение) к мужчине. И я бы, возможно, даже понадеялась на что-то, и даже как-то ответила бы на его чувства, тем более, что все незамужние девицы просто глаза вытаращили на нашу пару.

Сложность была в одном — что это был именно лорд Сергей Вартимор, отшельник, женоненавистник, вдовец со скверной славой палача. Поэтому я попыталась погасить в себе вдруг зародившееся чувство. И когда мой кавалер, нежно ведя меня за руку (мимо перекошенных от удивления лиц, нервно обвеивающихся веерами дам, сквозь освещенный множеством свечей зал), возвратил бабушке, я даже не посмотрела ему в глаза а, холодно кивнув, отбросила в сторону шлейф и просто села на краешек дивана.

И тут, к моему огромному изумлению, услышала, как лорд Сергей сказал, обращаясь к моей бабушке:

— Графиня, прошу позволения посетить Ваш замок с дружеским визитом. Когда бы я мог это сделать… в ближайшее время?

— Но… Мммм… Мне нужно спросить у своего сына, ведь он — хозяин! — та сразу же нашлась, да и могло ли быть иначе?

— Хорошо. Спасибо. Тогда я пойду и поищу графа Адриана Астарха?

— Идите, молодой человек, — с нотками снисходительности в голосе сказала бабушка.

И когда лорд Сергей ушел, она пробормотала:

— Вот еще, что вздумал! Синяя борода, фи!

Я не знала, нужно ли мне отвечать на ее слова, поэтому, запыхавшаяся и раскрасневшаяся, просто отдыхала. Взяв в руки бокал с шампанским и отпивая глоток за глотком, тем не менее, я не прекращала наблюдать за тем впечатлением, какое произвела на неудавшихся невест лорда Сергея, ведь я знала большинство из них в лицо.

Вот Лиза, она, если бы смогла, испепелила бы меня одним лишь только взглядом.

Наталия уже, наверное, прикидывала, к какой податься ведьме, чтобы навести на меня порчу.

А Ольга, та даже вырвала из своих красиво завитых и уложенных венком каштановых волос один белый цветок и, крепко сжав его в руках, отрывала лепесток за лепестком, нервно кусая губы и просто-таки осыпая меня с ног до головы свирепыми, испепеляющими взглядами!

Отказав в приглашении на танец трем кавалерам сразу, я с нетерпением ожидала снова увидеть в зале лорда Сергея. Нет, я не надеялась на то, что он пригласит меня опять, и даже не хотела этого. Но мне было интересно, что же ответил такому необычному мужчине мой отец! А это я могла бы понять только лишь по выражению его лица.

Прошло несколько часов, и вот заиграл вальс — танец королей! Дамы и кавалеры вышли в центр зала и закружились под чарующие звуки музыки. Лорда Сергея все не было, и я даже стала волноваться, так как заметила, что Лиза, глядя в мою сторону, ехидно улыбается, как бы говоря: ну что, теперь и ты — одна из нас?

"Это не так, — хотелось мне ей тогда ответить. — Мне все равно и до лорда Вартимора, и до всех иных!»

Но все-таки какой-то червячок сомнения копошился в моей душе, не давая спокойно любоваться танцем.

Лорда Сергея я увидела лишь тогда, когда бал был объявлен закончившимся. Они шли, мило разговаривая, вместе с моим отцом, почти касаясь друг друга руками, так что казалось, что встретились два закадычных товарища. Думаю, что тогда все впервые увидели улыбку на обычно угрюмом лице загадочного отшельника.

— Вот еще что?! — поправляя на плечах шубку, бабушка дернулась, словно была поражена громом, а ее ушах красиво сверкнули бриллианты. — Не позволю этому случиться никогда!

— О чем это ты?

— Этот их сговор, этот разговор…Я понимаю, к чему все движется. Но нет, только если я умру. И то… Нужно бы составить завещание, чтобы даже после моей смерти ты, дорогая Валерия, была в безопасности от покушений таких вот лордов. Гляньте-ка, какой лукавый взгляд, какая хищная улыбка.

— О чем это они беседуют? — словно не понимая, что скрывается за всем этим, спросила я, наивно хлопая ресницами.

Да, в тот момент я ликовала, ловя на себе завистливые взгляды остальных девушек, которые, по всей видимости, понимали, к чему все идет. Ведь все знали, что Наталья просто-таки засыпала лорда Вартимора любовными письмами, а ее посыльный вынужден был ездить туда-сюда, загоняя лошадей до смерти.

Отец Лизы — ЛИЧНО — предлагал лорду Сергею стать его зятем, пообещав в качестве приданого половину всех своих земель. Но тот вежливо отказался. Это было даже смешно: ведь зачем Вартимору земли, если он и сам владел несметными богатствами, во много раз превышающими казну короля!

Эту нелепость потом обсуждали во всех салонах на протяжении года. Но Лизу это совершенно не задевало, потому что она не прекращала попыток сближения, и всякий раз, когда эта проныра находилась в одном обществе с лордом Вартимором, так и норовила стать к нему поближе.

Глава 6. Важный посетитель и платье королевы

Еще час мы ехали молча. Мой охранник спал, я поняла это по тому, что он вдруг начал храпеть. Изнывая от скуки, я не совладала с любопытством и, наклонившись вперед, присмотрелась к лицу незнакомца. Его хоть и скрывала маска, но в тех местах, где края немного отступали, я смогла разглядеть темную бугристую кожу, острый нос-клюв и тонкие синеватые губы.

«Фу, мерзость», — я даже вздрогнула, когда бледный лучик света, пробившись сквозь занавески, нечаянно упал на тело мужчины и осветил его шею, голую грудь в расстегнутом вороте рубахи, кисти рук. Как и на лице, кожа тут была просто усыпана всякими отростками да бородавками, ногти на пальцах напоминали когти хищной птицы, а между губами вдруг сверкнули необычно тонкие и длинные зубы! Еще немного, и я бы закричала от ужаса и даже, возможно, забилась бы в истерике, пытаясь освободиться и выпрыгнуть с кареты. Ведь не могло же такого быть, чтобы у лорда Вартимора в услужении был такой чудовищный уродец!

«Вероятно, я ошиблась», — думала я, припоминая события того раннего утра, когда, не успев даже закончить туалет, вынуждена была принимать гостя.

— Валерия, спускайся вниз, и — принеси-ка нам свои чудесные вышивки! — необычно бодрым голосом позвал меня отец из-за приоткрытой двери, не смея входить в спальню, так как не знал, была ли я уже одета.

— А что случилось, папа? — беря из рук служанки полотенце, чтобы вытереть им лицо, я сильно удивилась: зачем ему понадобились мои вышивки?

Да, несколько раз папа мельком рассматривал красочные картины, которыми я увешала стены возле главной лестницы, но никогда не хвалил их, и, тем более, не предлагал кому-нибудь показать.

Я вышивала шелком, который привозили из Поднебесной страны — Китая. Был он блестящим и таким тонким, словно паутина — куда там крашеным ниткам, которыми вышивали простые девушки! Необычно яркими стежками ложился шелк по ткани, укрывая ее птицами, цветами и пейзажами, которые я сама придумывала. И хоть и стоил каждый моток столько же, сколько селяне отдавали за корову, но красочность картин и удовольствие от самой работы восполняла его цену.

— К нам пришел лорд Вартимор, — сказал мне тогда отец. — То есть, к тебе!

— Как… это, ко мне? — удивленно оглядываясь на двух девушек, обычно прислуживающих мне по утрам, я вдруг зарделась. — А… бабушка?

— Ей сильно нездоровиться! И теперь ты будешь за хозяйку, так что поторопись, доченька!

— А что с моей дорогой бабушкой? — всполошилась я. — Я сейчас же бегу к ней.

— Нет, — сказал отец, — графиня спит, она только что приняла свое лекарство — настойку из ягод калины и меда — и ее ни в коем случае нельзя будить.

— Но тогда… возможно, нам лучше отложить прием?

— Ни в коем случае, — отец был удивительно настойчив. — Ты знаешь, как далеко от нас находятся владения лорда, и некрасиво будет отправлять его обратно только лишь из-за легкого недомогания твоей бабушки. Тем более, что приехал он как раз к тебе.

— Но бабушка была бы против, — возразила я.

— Вот именно из-за этого я не хочу ее тревожить. Пусть поспит.

Когда громкие шаги спускающегося по лестнице отца затихли, я, вместо быстро собираться, села на кровать и в нерешительности уставилась на шкаф, думая, какой же наряд достать оттуда.

— Какое платье оденете сегодня, госпожа? — спросила у меня Альбина, пышнотелая красавица, моя ровесница, но уже имеющая троих детей.

— Я даже не знаю…

Обычно я одевала любое платье, которое предлагала мне Альбина, она имела хороший вкус, и я полностью доверялась ее выбору. Только в исключительных случаях я решала, что надеть, сама. И в тот день это был именно ОН.

— А подай-ка мне вон то оранжевое, с белым кружевом, — показала я рукой на самое яркое в моем гардеробе пятно.

Это платье было привезено из Китая, и купила я его случайно. Выбирая нитки, я вдруг заметила в стороне от раскладки пухлый, надорванный в одном месте, тюк (наверное, в трюме корабля прогрызли мыши) — а сквозь дыру в нем виднелась необычно красочная ткань.

— Что это? — спросила я у желтокожего коротышки, все время щурящегося в угодливой улыбке и нервно теребящего свою жидкую косичку.

— Это? Ой, беда-беда! Я еще не проверял этот товар, но там — платье для королевы! — сказал мне продавец.

— Как? Но ведь оно может быть испорченным!

— Я и сам этого боюсь… — коротышка, казалось, от нетерпения вот-вот взорвется.

Одетый в яркую рубашку красного цвета, с вышитыми на ней золотом двумя драконами, он походил на богача. И даже край его белых брюк, выглядывающий из-под длинного кафтана, расстегнутого на животе, был украшен причудливыми лиловыми нашивками.

Да, одежда людей из Поднебесной отличалась необычным кроем и яркостью, иногда я даже заимствовала некоторые сюжеты для своих вышивок, из рисунков — изображенных на красочных платках, веерах и даже бесценных отрезах шелка. А что уж говорить о женских платьях, раскрашенных необычными узорами! Диковинные цветы, танцующие аисты, загадочные водопады с плавающими в них золотыми рыбками — сами по себе эти картины вызывали огромный интерес и стоили немало.

«Наверное, красивая природа Восточной страны вдохновляет ее художников изображать такие утонченные миниатюры», — думала я, подолгу рассматривая товары.

Меж тем купец переминался с ноги на ногу, дергал себя за халат и, угодливо улыбаясь, все время бросал короткие взгляды на мешок.

Я понимала, что купцу сильно хотелось от меня поскорей избавиться — взять хорошие деньги за нитки и убежать проверять свой товар.

Но не тут-то было! Только мельком увидев необычную яркость ткани, я просто загорелась желанием увидеть все платье целиком.

— А можно мне взглянуть? — спросила я у китайца, который на одних только проданных мне нитках зарабатывал целое состояние.

— Не-нет, госпожа, — китаец покачал головой, словно игрушечный болванчик. — Это же платье для самой королевы!

— Но я же только взгляну… — беря в руки еще несколько — лишних — мотков, я, не отрываясь, смотрела на дыру. — Да и вам тоже нужно взглянуть, а вдруг оно пропало?

— Ой, только не это! — взмолился китаец и, видно, не сумев справиться с нервами, позвал меня за перегородку и таки взялся расшивать тюк при мне.

Вот продырявленный мешок был отброшен в сторону, зашелестела оберточная бумага; китаец осторожно взял платье в руки, оно сразу же развернулось во всю длину — и тут взору моему предстало диво!

Необычно насыщенного цвета, оранжевая ткань сияла и струилась, словно молодой мед, переливаясь и играя мягкими складками. Под шелком была нежнейшая подкладка из почти прозрачной, но прочной ткани, край же широкого декольте и подол просто пенились, такими необычно красивыми тут были кружева!

— Можно мне к нему дотронуться? — затаив дыхание, я осторожно взялась двумя пальцами за юбку, и обомлела от необычного ощущения — это было, как прикоснуться к чему-то живому, невесомому.

— Ой, беда… — меж тем принялся вздыхать продавец, щелкая языком и закатывая от горя глаза.

Проследив за его взглядом, я увидела то место, которое все-таки было испорчено. Это была небольшая дыра на лифе, и еще несколько — чуть пониже.

— Мыши?.. — я даже посочувствовала, потому что, по всей видимости, это платье королеве уже не подаришь.

— Горе мне! — заплакал вдруг китаец, и платье выскользнуло из его рук.

Я же продолжала держаться за его края, поэтому оно перешло в мои. Приложив, хоть и подпорченное, но все-таки чудеснейший из нарядов к себе, я просто обомлела — и загорелась желанием во что бы то ни было заполучить его себе. Тем более, что платье мне было как раз в пору!

— Не сокрушайтесь, — успокоила я китайца, — я выкуплю у Вас это платье.

— Ох, красавица, — но тот не переставал плакать, — это не мой товар! Во дворце императора Шин самая искусная портниха шила это платье! А шелк… Шелк для него был изготовлен из коконов, собранных императорскими дочерями! А кружева!!! Они ведь тоже — из тончайшего шелка! Горе мне! Смерть мне!

— Не печалься, — я, как могла, успокоила купца, — завтра мы с отцом едем к королеве, и я попрошу у нее это платье — для себя. Ведь у меня день рождение — восемнадцать лет! И ты — поедешь с нами. Не бойся, я смогу убедить королеву подарить мне его. И ты будешь спасен.

Так оно потом и вышло. Это платье было самым ценным и дорогим для меня подарком. Дырочки я спрятала, украсив порванную ткань желтыми цветами, вышитыми мной шелковыми нитками, купленными у китайца, и платье от этого стало даже еще более красивым.

Всего один только раз я одевала на себя эти оранжевые шелка — когда к нам в гости приезжала королева. И чтобы угодить ей и поблагодарить за щедрый подарок, я облачилась в ее наряд. Взамен же подарила свою вышитую картину — парящих в синем небе голубей, и крохотного котенка ангорской породы, который потом вырос и превратился в любимца королевы.

С тех пор прошло пять лет, и я только любовалась своим платьем, боясь повредить его и приберегая к особому случаю.

Глава 7. Предложение руки и сердца

— Оранжевое платье? — я видела, как на губах Альбины вдруг заиграла лукавая улыбка. — А кто он, этот лорд Вартимор?

— Ах, разве ж ты не слышала? — я заговорщицки сощурила глаза, так как эта пышка была самой большой сплетницей не только в нашем замке, но и, наверное, на всех просторах королевства.

Именно от нее я узнавала самые свежие новости. Альбина дружила с сотней служанок по всем округам, и как-то умудрялась добывать от них сведения, которые считались, в общем-то, секретными.

— Это… Синяя борода?

— Попридержи свой язык! — одернула я служанку.

И та сразу же остепенилась.

Бережно неся в руках платье, она помогла мне его надеть. Сюзанна, вторая горничная, расчесала и заплела мои длинные волосы, уложив часть из них над челом короной, другую же красиво распустив по обнаженным плечам.

Поправив на груди кулон, я вышла за дверь. Но на лестнице замерла в нерешительности.

«Ой, я же забыла про вышивку», — вдруг вспомнила о просьбе отца и, не мешкая, я возвратилась вспять.

— Что-то забыли? — убирая мою постель, Сюзанна согнулась вдвое, и я увидела край шелковых алых панталон, крепко сжимающих ее кожу над коленками и обшитых белыми кружевами.

Это я их подарила девушке пару месяцев назад, так как такой фасон давно уже вышел из моды, и хоть никто не видел мое белье, но все равно, мне не хотелось выглядеть некрасивой даже там — у себя под юбками.

— Альбина, — позвала я сплетницу, — посоветуй мне, какую из своих работ показать лорду Вартимору?

— Конечно же, эту! — взяв из туалетного столика корзинку, она вытащила оттуда розовую салфетку, расшитую яркими фиолетовыми и желтыми цветами, а по уголкам — золотыми вензелями {ВА}. — Она волшебна!

— Ты думаешь?

— Но вы же сами спросили, госпожа! Как по мне, так просто глаз не отвести!

— Хорошо…

Так, с салфеткой в руках, я и вошла в гостиную.

Отец и лорд Вартимор сидели на диване, листая лежащую перед ними какую-то древнюю книгу с гравюрами, и о чем-то мило говорили. Я даже залюбовалась на открывшуюся моему взору идиллию.

— Ах, ты уже здесь? Проходи! — увидев меня, отец кивнул.

Лорд Сергей быстро встал и, сделав несколько шагов в мою сторону, остановился в выжидательной позе.

Я подошла и протянула ему руку. Бережно сжав мою ладошку в своих огромных лапищах, он поднес ее к губам; поцеловал, а потом, словно невзначай, пальцем провел по коже. Словно жаром обдало меня от его прикосновений, и я вздрогнула.

— Вы… что это? — я попыталась возмутиться.

Но как только подняла лицо и взглянула в его глаза, язык мой онемел, а грудь пронзила острая боль. Дерзкий и чарующий взгляд Вартимора поразил меня, словно молния. И мне вдруг невыносимо захотелось, чтобы он продолжал держать мою руку в своих — хоть и целую вечность!

Именно тогда этот чертовски красивый мужчина привязал меня своим взглядом к себе, поработил мое сердце, сломил волю, уничтожил ум, испепелил рассудок!

«Нет! — мысли мои спутались, дыхание стало частым, грудь в обрамлении белых кружев начала вздыматься. — Я не должна так поступать, так думать! Ведь этот человек — чудовище! А какие слухи о нем ходят! Ну и что из того, что он пригласил меня на танец? А отец… О чем они там говорили? Почему он позволил лорду прийти в наш замок?! И что скажет бабушка?! Отец воспользовался тем, что она больна; он не понимает, какие последствия могут быть от этого визита? А вдруг Вартимор поступит со мной так же, как с Лизой, Наташей и другими девушками? Но не все ли равно? Что ему от нас нужно? Неужели… Но он на целых десять лет старше меня, к тому же вдовец! А его двое детей? Ах!..»

И пока я, дрожа, мучилась от подобных мыслей, отец, беззаботно уставившись в книгу, начал что-то объяснять лорду.

— Вот что я нашел среди описей путешествий, а также карты, — сказал он, как будто бы меня и не было теперь в комнате, — этот морской путь проложили еще далеко до возникновения у нас флота. Подумать только! На деревянных плотах, с вином в бычьих пузырях и мешком сухарей можно было отправиться через весь океан!

— Знаете, та коллекция древних артефактов, хранящаяся у меня в замке (о ней я говорил Вам в прошлый раз, на балу), так у меня есть древнеегипетский папирус, и вот в нем нет именно этого мыса, который изображен на картах — в книге знаменитого путешественника Кузьмы Индикоплава, это ведь его рукопись?

— Да? Наверное, те египетские карты были составлены в галло-римскую эпоху, а тогда еще…

— Это был период Древнего Царства.

— А какой фараон тогда возглавлял державу?

— Папа, — все-таки набравшись мужества, я слишком резко выдернула свою руку из рук лорда Вартимора, и смело шагнула в сторону дивана. — Вот, я принесла вышивку, как ты просил.

— Хорошо, покажи нам, — откладывая в сторону книгу, отец оторвал свой взгляд от страницы и нежно улыбнулся мне в ответ, — присаживайся, Валерия!

И когда я села на стул, а лорд Вартимор возвратился на свое прежнее место, отец вдруг выпрямился и, глядя на меня в упор, сказал:

— Валерия, дочь… — и я по его слишком серьезному голосу поняла, что папа почему-то волнуется и догадывалась, ЧТО он может сказать, поэтому непроизвольно его перебила.

— Вышивка, моя последняя работа, — напомнила я, и, развернув, расстелила свою салфетку на коленях.

— Ах, да, вышивка… Но я не о том. Только что…

— Папа, я забыла! — и я подскочила, словно ужаленная, лихорадочно придумывая причину, по которой могла бы немедленно убежать.

Но проницательный взгляд лорда Вартимора буквально пригвоздил меня к месту, и я, выдохнув, села на стул обратно.

— О чем ты забыла, дочь? — спросил меня отец.

— Я… У меня болит горло, — сказала я первое, что пришло мне на ум. — И я… Я хотела бы выпить чаю!

— Хорошо, я позову горничную, — и папа, взяв в руки колокольчик, позвонил.

На этот звук первой в комнату вбежала Люси — наша всеобщая любимица, белая ангорская кошка, нежная и ласковая, купленная у торговцев из Италии. Несколько последних лет она уже не приводила нам котят, так как прожила у нас больше десяти лет. А, как сказал тогда торговец, продающий также всякие магические вещи — мешочки с волшебными травами, ароматические свечи, запрещенные карты Таро, колокольчики, вызывающие духов и даже книги по магии — эти животные за всю свою жизнь рожают всего лишь около восемнадцати котят. Поэтому, раздарив их все, мы оставили себе лишь Люси.

— Моя красавица, иди ко мне, — подозвав кошку, я взяла ее на руки и усадила к себе на колени. Та сразу же, свернувшись в клубок, начала урчать.

Потом мы пили чай. И я, осторожно отпивая глоток за глотком, слушала о том, как отец расхваливал меня перед чужим мужчиной.

— Ну что, тебе полегче? — заметив на моем лице румянец, отец решил продолжить начатое.

— Кажется, да…

— Валерия! — он снова перешел на торжественный тон. — Только что уважаемый в королевстве лорд, доблестный рыцарь и зрелый мужчина предложил мне отдать ему твою руку! За сердце же он пообещал мне побороться!

— И кто же он? — из последних сил сдерживаясь от того, чтобы не посмотреть на лорда Вартимора, дрожащим от волнения голосом спросила я.

— Это лорд Сергей Вартимор, он перед тобой!

— И… что же ты решил? — сердце мое остановилось. «Неужели, правда? И это не сон? — лихорадочно думала я, радуясь, и вместе с тем умирая от страха. — Представляю себе, что станут говорить в королевстве, когда услышат о нашей свадьбе! Да о какой свадьбе?.. Ведь еще ничего не ясно… и… бабушка…»

— Я решил дать свое согласие! Так как нет никого достойней лорда Вартимора, чтобы стать твоим мужем и отцом моих будущих внуков! Теперь твоя очередь, дочь, ведь именно тебе решать.

Потом повисло тягостное молчание, ведь я не знала, на что же мне решиться.

«Если я вот так сразу же отвечу ему согласием, — лаская кошку, думала я, — не покажусь ли легкомысленной и слишком уж доступной? Лорд может подумать, что я — как и все остальные девушки, только и мечтаю о том, чтобы заполучить его себе в качестве мужа! А потом — станет мной помыкать? Да и не знаю я его так хорошо, чтобы вот сразу — и под венец! Вот если бы тут была бабушка, она бы помогла мне определиться….»

А пока я думала и размышляла, лорд Вартимор встал с дивана и, подойдя ко мне, опустился на одно колено! Отчего-то моя кошка сразу же перестала урчать и, спрыгнув из моих колен, умчалась прочь из комнаты. Но я не обратила на это внимания, так как что-то другое захватило все мои мысли: никто еще не становился передо мною на колени, и это при том, что я — будущая графиня, госпожа, дочь хозяина замка! Но я никогда и никому не позволяла передо мною унижаться.

Видя доброе отношение отца к прислуге, я решила поступать так же. И вот теперь — чужой человек, мужчина, сказочно богатый и прекрасный лорд — словно какой-то простолюдин — стоя на коленях, вымаливает у меня… согласие?

— Валерия?..

Не смея дышать, я теребила пальцами свой красочный подол, думая, как же поступить и боясь посмотреть на лорда, так как знала, что в этом моя погибель.

И снова неловкая пауза, нетерпеливое ерзание по дивану — это так сильно волновался мой отец.

«Наверное, он хочет, чтобы я вышла замуж», — подумала я о своем родителе.

Ведь в обществе я давно считалась старой девой. Мне-то что? С моей красотой, богатством и титулом успею выйти хоть и в сорок! Но папа хотел внуков. И, возможно, ему было слишком даже неприятно, что его единственная дочь снискала себе такую дурную славу — стареющей невесты?

— Я подумаю, — вдруг неожиданно для себя сказала я, и тут же краем глаза увидела, как крепко сжались кулаки лорда Вартимора.

Как ужаленный, он резко подхватился с коленей и, глядя на меня сверху вниз, хмыкнул.

— Валерия?! — отец поднялся на ноги тоже.

— Ничего, граф Андриан, — услышала я над своей головой слишком сухой и напряженный голос лорда, — пускай подумает, она имеет на это право!

— Тогда… Вы тут побудьте немножечко вдвоем, поговорите, а мне нужно выйти, — сказал отец. — Валерия, ты развлеки гостя, я скоро приду! А потом, лорд Вартимор, да и тебя дочь тоже — вас ждет сюрприз!

Глава 8. Немыслимая дерзость и угроза

Когда за отцом закрылась дверь, и мы с лордом Вартимором остались в комнате только вдвоем, я потянулась было рукой за чашкой, чтобы отпить немного чаю и хоть так спрятать свою ужасную неловкость. Но тут произошло нечто непредвиденное!

Чашка с чаем, глухо ударившись о мягкий ворс ковра, покатилась прочь, оставляя после себя рыжую и мокрую дорожку. Я же, беспомощно замычав (так как в мой рот впились настойчивые губы лорда) упала спиной на пол, прижатая им за кисти рук.

Все, что произошло дальше, было похоже на кошмар. Навалившись на меня своим крепким телом и неистово целуя, лорд Вартимор опускался все ниже. Мои маленькие грудки, не сдерживаемые корсетом, выпали из декольте, и сразу же попали в его губы. Поочередно и быстро порхая поцелуями по моей нежной коже, мужчина громко дышал и даже стонал от страсти.

А я думала: «Но разве же нас никто не слышит? Какая же чудовищная дерзость! И… что это так больно меня царапает?»

Его руки все крепче сжимали мои запястья, так что я только и могла разве что извиваться всем телом да пытаться крикнуть. Но как только я, набрав в легкие воздуха, хотела выдавить из себя хоть звук, мои губы сразу же накрывал настойчивый рот лорда. И как это у него получалось, что целовал он меня сразу же и всюду!

Вот, мне показалось, его хватка несколько ослабла, я отчаянно задвигала ногами, но тут же была прижата к полу с новой силой.

Мой живот напрягся — я почувствовала (уже знакомый мне прежде) его мужской конфуз! И теперь это был даже не танец — а что-то странное и невозможное! Мое прекрасное оранжевое платье было бессердечно скомкано, юбка задралась, обнажив колени, бедра и даже живот. А ведь я, торопясь выйти к гостю, не потрудилась одеть на себя даже белье! И я думала, что раз под платьем есть дополнительный слой, значит можно не надевать корсет и исподние юбки тоже! Разве ж могла я предположить, что буду валяться на полу, и совершенно незнакомый мне мужчина сможет увидеть мое голое тело, под платьем?!

От стыда, от осознания того, как я теперь выгляжу, я просто теряла сознание, все четче чувствуя мерзкое царапание; оно было похоже на то, словно острый коготок кошки старался вонзиться в мою плоть, оставляя после себя щемящие царапины.

Внезапно желание бороться меня покинуло, и я обмякла, словно тряпичная кукла (их в моем шкафу было множество). Наверное, почувствовав, что я уже не буду сопротивляться, так как не имею больше сил, лорд Вартимор отпустил мои руки и, уверенно проведя своими ладонями по моему телу, крепко схватил ими меня за бедра.

— Ах… — выдохнула я. И тут же рот лорда впился в мои губы, не давая мне возможности произнести ни звука.

— Молчи… — прошипел он мне в лицо.

И вдруг я заметила на ухе лорда Вартимора очень странную сережку, совершенно незаметную на первый взгляд, так как она слишком плотно прилегала к краю его ушной раковины, а главный элемент соприкасался с мочкой уха, расположившись на ней. К тому же украшение прикрывали волосы, и только находясь в непосредственной близости можно было понять, что же именно оно изображало.

Как раз я и смогла его теперь рассмотреть, а также заодно и разгадать тайну царапанья коготков — потому что это была кошка! Изящный и грациозный золотой зверь словно растянулся по всему уху лорда, намертво уцепившись в его плоть крохотными коготками, лукавая же мордашка смотрела на меня из мочки уха, и в ее глазах, сделанных из зеленых турмалинов, я уловила для себя угрозу. Кот словно предупреждал меня о чем-то, уставившись хищным и немигающим взглядом. Слава богу, хоть пасть его была закрытой!

Не имея больше сил всматриваться в эти глаза, сделанные из драгоценных камней, я зажмурилась. А когда же немного приоткрыла их вновь, увидела, как, высвободив из своих штанов нечто, лорд Сергей положил мне его на голый живот. Я вся вздрогнула, почувствовав на своей коже горячую плоть мужчины. Опять закрыв глаза, чтобы не смотреть, что будет дальше, в то же время я ощущала, как разрастается во мне невыносимое желание, постепенно и неумолимо овладевающее всем телом! Видит бог, я этого не хотела, ведь все произошло так неожиданно, внезапно! Еще какой-то час назад я и не помышляла о чем-то подобном, и вдруг…

— Так ты согласна выйти за меня замуж? — ерзая своим мужским достоинством по моему животу, так что я ощущала на своей коже жесткость от его {нижних} волос, просто в ухо простонал мне лорд Вартимор.

— Я… не… знаю… — всеми силами превозмогая нахлынувшую дикую страсть, прошептала я, стараясь скрыть то, что со мной происходило в этот момент.

— Если ты мне сейчас откажешь… — и я ощутила, как его сильные руки крепко сжимают мои бедра, так что на них, по всей видимости, потом останутся синяки, — я прямо тут, сейчас, сделаю тебя своей женщиной! Ты понимаешь, о чем я?

— Нет… Не надо… прошу… — прошептала я и, собрав остатки последних сил, постаралась увернуться от сильного и слишком тяжелого его тела.

«А вдруг мне удастся вырваться? — уже не надеялась я, но подобные мысли все продолжали рождаться в моем затуманенном мозгу. — Или кто-то войдет! Хоть бы это был не отец, ведь увидев все это, он убьет лорда!»

Но лорд Вартимор уловил провокационное движение моего тела, и еще крепче прижал меня собой к ковру.

— Так, значит, нет?.. — прошипел он прямо мне в лицо.

А потом, одной рукой сжимая мою полностью оголившуюся грудь, другую он засунул мне между ног. И я вдруг почувствовала, как его палец проникает внутрь моего тела, просто в истекающую липкой жидкостью по-предательски раскрывшуюся лилию!

А ведь мне этого УЖЕ хотелось, ведь я (непроизвольно) извивалась под ним и стонала, словно раненный зверь! Я также вспомнила вдруг то, что тайно видела — и уже не раз — из окна своей ванной комнаты, когда подсматривала за тем, чего мне не нужно было видеть. И я потом даже исповедовалась в том духовнику, сгорая от стыда и покорно соглашаясь на любую епитимью, способную очистить все мои грехи. Но сны, тревожащие меня потом ночью, возрождали в сознании трепет двух тел — мужского и женского, и их постыдную борьбу (в то же время такую маняще прекрасную), а мое тело сгорало от желания тоже испытать что-то подобное. Я стонала и барахталась во сне, так что сбивала в кучу простыни, а служанки, убирающие по утрам мою постель, только диву давались, думая, чем же таким я занималась всю ночь. А я… Я не знала, как успокоить свое разгоряченное тело, жаждущее запретных мужских прикосновений и тайных ласк.

— Твое последнее слово?!.. — вынимая палец и вкладывая между лепестками моего цветка свой огромный стержень, страстно простонал возбужденный мужчина, и я вдруг ясно поняла, что еще мгновения — и стану женщиной!

Опозоренной, изнасилованной прямо в своем доме, а потом выброшенной, как ненужная и бесполезная вещь. Ведь так оно и будет, потому что вряд ли ТАКОЙ мужчина, да еще и добившийся своего, возьмет меня потом замуж! Он — лорд, самый могущественный, богатый, сможет жениться на любой девушке, какую выберет.

«А потом Лиза, или Наталья станут надо мной смеяться, прогуливаясь на балу под руку с лордом — свои законным мужем, — пронеслось в моем мозгу. — А я стану посмешищем, страшным позором для своей семьи!»

Огромный и твердый стержень лорда проникал все глубже, я уже ощущала слабую боль от натяжения плевы, лицо Вартимора было прямо над моим, и наши дыхания слились воедино — его натужное, гневное, и мое — трепетное, прерывистое, все более и более ослабевающее. Вот он положил свою голову мне на грудь, и золотая серьга снова больно царапнула меня за кожу.

Уловив краем глаза какое-то движение у окна, я посмотрела туда, в надежде, что это кто-то из наших слуг — увидев такое дерзкое нападение на свою любимую госпожу, они, конечно же, воспрепятствуют насилию. Но это была всего лишь чужая кошка, но очень странная — серого, почти голубого цвета, необычно длинная и с ярко-желтыми глазами. Она сидела на подоконнике, царапая лапкой стекло, немигающим магическим взглядом уставившись в нашу сторону.

Мое положение было безысходным, вот-вот — и я могла бы лишиться невинности, еще какой-то миг, удар, рывок — и все! С неимоверным усилием я отвела глаза от кошки, напряглась всем телом, надеясь хоть так воспрепятствовать замыслу синей бороды. В это же время за окном раздался душераздирающее мяуканье и крик — это моя Люси, сцепившись с незнакомкой, прогнала ее со своей территории. А я, изловчилась, резко ухватилась свободной рукой за свой кулон, мысленно моля при этом всех моих прабабушек (и индианку-принцессу тоже) о помощи.

И ответ сразу же пришел…

Ведь только — только я хотела сказать лорду Сергею, что да, я согласна принять его предложение и выйти за него замуж, как вдруг дверь резко открылась — и в комнату вошла… бабушка!

Будто ужаленный, лорд Вартимор мгновенно сполз с моего растерзанного тела (и зверь на его ухе угрожающе сверкнул зелеными турмалинами), напоследок прошептав:

— Ты все равно будешь моей! Это решено…

А потом, не обронив больше ни слова, на ходу приводя в порядок свою одежду, он выбежал вон.

Я же продолжала лежать на полу, роняя горькие слезы.

— Господи!!! — закричала бабушка. — Что он с тобой сделал?

— Ничего… Он не успел, — боясь, чтобы от нервов с бабушкой не случился удар, я поспешила ее успокоить.

Поправив, как смогла, платье и прическу, я поднялась с пола и, не имея сил держаться на трясущихся ногах, сделав всего лишь несколько шагов по направлению к дивану, просто-таки свалилась на его мягкое сиденье.

— Девочка моя, — присев рядом, бабушка погладила меня по голове, — слава богу, что все обошлось! А я ведь предупреждала твоего отца, что этот мужчина — зверь! Я ведь отговаривала его от этого визита, и вот как вышло! Ну ничего, он еще поплатится! Ноги его больше не будет в нашем замке! Да я пожалуюсь на него королю!

— Бабушка, — кое-как успокоившись, я протянула руку и взяла одну из чашек, стоящих на столе (и наполовину заполненных чаем), — не надо никому и ничего говорить… И, тем более, отцу, хорошо?

— Как?!! — возмутилась бабушка, и, отпивая глоток, я увидела, как багровеет ее шея.

— Я сейчас успокоюсь, и уйду. Я отдохну, и все будет хорошо… Понимаешь? Если ты об этом кому-то скажешь… Будет скандал, все станут говорить. А отец… Он может наделать глупостей, убить лорда Вартимора, и тогда — король упрячет его в тюрьму.

— Нет!!! Я этого так не оставлю! Да за такое — только смерть!

— А как ты докажешь, ЧТО здесь было? — я попыталась объяснить очевидное. — Да и… Все, я пойду!

— Валерия, позови прежде кого-нибудь из слуг, чтобы принесли мне сюда мою калиновую настойку.

— Бабушка, дорогая, может быть, я проведу тебя в твою комнату, и ты поспишь там еще немного?

— Какой сон? — возмутилась бабушка. — Мне нужно подумать! И, я хочу быть здесь, когда твой отец вернется. Я должна посмотреть ему в глаза…

–… хорошо. Но помни о моей просьбе.

— Иди, Валерия, я еще не настолько старуха, чтобы страдать забывчивостью. И — приведи себя в порядок. Больше никаких визитов без моего присутствия не будет.

— Люблю тебя, — поцеловав бабушку, я вышла из гостиной. Приказав Альбине позаботиться о ней, сама же пошла к своей спальне.

А там я упала на кровать и проспала до вечера. И когда Альбина пришла звать меня к ужину, она сильно удивилась, отчего это я лежу в постели в своем любимом платье.

Мой папа так и не узнал о происшествии. В то время как лорд Вартимор пытался силой заставить меня дать свое согласие на брак, отец готовил коней для совместной верховой прогулки по окрестностям нашего замка. Но возвратившись в гостиную, он застал там только бабушку. Решив, что это именно она спровадила моего будущего жениха из замка (так как делала это постоянно), он только горько вздохнул и поехал кататься сам.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Четвертая жена синей бороды предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я