Дитя Вселенной

Лия Джей, 2021

Этот мир знает ее как Аврору Соболь – шестнадцатилетнюю девушку с золотистыми, как лучи солнца, локонами и всего тремя слабостями. А вот и они: горячий шоколад, фэнтези и, казалось бы, несбыточные мечты о жизни без надоедливой рутины. Жизни, полной приключений и магии. Жизни, которая не просто проходит мимо, а увлекает в водовороты событий, окатывает волнами чувств, погружает в океаны тайн… Но она и подумать не могла, что однажды ее мечты станут явью и загадочный мир магов, управляющих энергией Вселенной, раскроет перед ней свои двери. Коварные друзья, преданные враги, ревностные покровители и всемогущие поклонники. Что еще странного и необычного таит в себе этот чуждый ей мир? А что таит она сама? Узнаешь, стоит лишь сделать шаг в неизвестность…

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дитя Вселенной предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Она смотрит на солнце в два ночи,

Она ищет луну в небе днем.

И не как изумруды те очи,

Губы не полыхают огнем.

Звезды любят ту девушку очень,

А она видит космос лишь в нем.

Говорят, его жизнь так богата,

Власть отца всюду дарит успех.

Но не скроет сияние злата

В сердце юном глубоких прорех.

Запах вишни в сумраке сада.

Светят звезды, одна совсем рядом.

Загадать бы желанье для всех.

Глава 1. Обещаю.

Был теплый июньский вечер. Летний ветерок лениво шевелил листочки, поворачивая их то одной, то другой стороной к лучам заходящего солнца. Они отбрасывали витиеватые узоры теней на пыльную дорожку, ведущую спешащих пешеходов сквозь аллею, и застенчиво шелестели. Но эта тихая мелодия природы утопала в вечном шуме городской суеты. Никто не слушал её и не хотел слышать. Все были заняты своими делами: бежали, звонили, кричали, смеялись, вопили, мчались — торопились жить.

Аврора вышла за ворота школы и повернула налево. До дома было недалеко, но после двухчасовой тренировки ноги предательски отказывались идти, а маленький красный рюкзачок с танцевальной формой все время спадал с плеча. В таком состоянии нелегко было выглядеть привлекательно, но у неё все же получалось. Её длинные золотисто-русые волосы развевались на ветру, то подлетая вверх, то вновь ложась шелковыми прядями на плечи, а в зеленовато-карих глазах солнце отражалось, словно две маленькие игривые искорки. Легкая улыбка на чуть потрескавшихся губах придавала девушке особое очарование.

Пройдя по аллее и поплутав немного по родным переулкам, она наконец добралась до дома. Привычным щелчком серебристого ключа она открыла дверь, вошла и, потоптавшись секунд пять на коврике с надписью"WELCOME", выкрикнула дежурную фразу:

— Настён, я дома!

Ответа не последовало, так как тетя ушла на очередную гулянку со своими подругами ещё час назад. Единственным живым существом, ожидавшим её здесь, была серая кошка Берти, которая теперь высовывала из-за угла свой любопытный мокрый нос.

— Здравствуй, Бет, — вздохнула Аврора, скидывая с плеча рюкзак и стягивая с ног запылившиеся кроссовки.

Кошка протяжно мяукнула.

— Да-да, сейчас покормлю, — протянула Аврора и поплелась на кухню. — Настя опять уехала и забыла оставить тебе корм, да?

Берти побежала вперед, ловко запрыгнула на барную стойку и с упреком уставилась на девушку, которой, на её взгляд, можно было бы идти и побыстрее.

— Ты только не обижайся на неё, она не специально. Сама знаешь, у Настасьи все расписано по минутам: работа-клуб, клуб-работа. А как еще ты представляла себе жизнь незамужней журналистки?

Характерный хлопок открываемой пачки аппетитного кошачьего корма заставил Берти снова мяукнуть.

— Ну, ей надо. Как любит говорить моя тетушка, личная жизнь сама себя не устроит.

Маленькая розовая мисочка наполнилась кулинарным шедевром, и Берти мигом набросилась на долгожданное угощение.

— Знаешь, вообще, я считаю, нам и втроем неплохо. Точнее, очень даже хорошо. Не думаю, что стоит впускать в наш клуб сильных и независимых женщин какого-нибудь недоумка, помешанного на пиве и танчиках. Все, на что он будет способен — это внести диссонанс в наше гармоничное общество, — Аврора с умным видом поправила на носу несуществующие очки. — И зачем он тогда нужен?

Бет подняла мордочку, ненадолго прервав трапезу, и довольно облизнулась.

— Вот и я тоже так думаю. У меня есть все, о чем только можно мечтать: друзья, горы модных шмоток, тетя с её умением прекрасно готовить… Ты, в конце концов.

Она потрепала Бет по взъерошенной шерстке и, довольная, направилась в сад. Сегодня Аврора сдала последний экзамен по окончании девятого класса и стала свободна от скучной рутины хотя бы на ближайшие два с половиной месяца. Чтобы не терять время зря, она решила заняться ничегонеделанием уже сейчас, поэтому с наслаждением растянулась на траве, уставившись на солнце широко раскрытыми глазами. Она не щурилась, не моргала, а просто смотрела и чувствовала, как солнечные лучи словно тонут в ней и наполняют все ее тело теплом. Это приятное ощущение было знакомо ей с самого детства.

Сегодня должно случиться нечто особенное. Какое-то шестое чувство или, может, просто спрятанная на задворках души надежда сделать это лето незабываемым подсказывали ей это. И вот, когда солнце почти скрылось за горизонтом и последний лучик заскользил по траве, она сняла с шеи свой талисман — маленький прозрачный кристаллик. Настасья говорила, это единственная вещь, которая досталось Авроре от родителей. И сейчас девушка смотрела на солнце сквозь него и, как ребенок, любовалась золотистыми искорками, перебегавшими с одной его грани на другую. Ее шестнадцать лет и в целом вид вполне серьезной девушки никак ей в этом не мешали.

Огненный шар закатился за горизонт, унеся за собой последний лучик света. Но одна его маленькая частичка все же осталась здесь, продолжая сверкать золотистой искрой внутри кулона Авроры и разливая легкое таинственное сияние вокруг себя."Мне это кажется. Очередной плод воображения, подогретого кучей фэнтези книг, фильмов и полночных размышлений," — подумала она, надела кристаллик на шею и встала с травы. У нее в мыслях было зайти домой, заварить чашку ароматного горячего шоколад и разлечься на диванчике с книгой в руках. Просто дать себе отдохнуть после гонки, в которой ее заставляет участвовать каждый новый учебный год. Эта вечная обязанность, все успеть, все выучить, сдать, рассказать, написать, ответить сильно действовала на нервы и вызывала стабильную, привычную нелюбовь к школе. Аврора твердо осознавала, что именно это место является виновником однообразности ее жизни, текущей как безвкусная вязкая каша в столовой. А так как эта каша порой вообще не отлеплялась от тарелки, несложно догадаться, что и будни Аврору яркими всплесками событий не радовали. Единственным, что порой скрашивало ее повседневность, было время, проведенное с подругами. Одна из них, блогерша до мозга костей, вечно придумывала какие-то розыгрыши, снимала ролики, участвовала в конкурсах, разрабатывала проекты и прямо-таки лучилась своим нескончаемым энтузиазмом, раздражая этим всех вокруг себя. Кроме Ави, конечно, и еще одной «чокнутой анимешницы», как называли ее одноклассники. Хоть девушка и любила аниме, чокнутой она точно не была и вопреки всем стереотипам умудрялась сочетать свою любовь к японским мультфильмам с увлечением кулинарией и чтением русской классики. И если бы не эти две, нелюбовь Авроры к школе давно бы уже переросла в ненависть. Хорошо, что этого не случилось, иначе бы ей приходилось каждое утро перебарывать еще более сильные негативные эмоции, отрывая себя от дивана в шесть часов, направляясь в ванну и стараясь не сбить все углы по пути.

Хотя, может, и плохо. Говорят, трудности закаляют. «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее.» Но стоит ли стараться, закаляться, развиваться, если все равно не видишь цели? Не видишь то, ради чего живешь, не видишь смысла своего существования, лишь слышишь ото всех, что у каждого он должен быть и чем быстрее ты его найдешь, тем лучше. Но чтобы найти, надо искать, надо смотреть повсюду: в разных книгах и фильмах, в разных сферах деятельности, в разных уголках планеты. Но что делать, если на поиски нет времени — его безжалостно крадет рутина.

Наверное, плыть по течению. Но ведь это так скучно, однообразно и мелко. А хочется большего!

Сильный порыв ветра всколыхнул кроны деревьев. И тут же затих. Приступ необъяснимой тревоги мозаичными осколками рассыпал мысли Авроры, вернув ее в серую реальность. Тук-тук, тук-тук. Сердце забилось быстрее.

"Ну хватит! Это всего лишь ветер," — одернула она себя.

Аврора постояла пару секунд неподвижно, настороженно озираясь по сторонам. Затем сделала шаг. И ветер поднялся вновь. На этот раз он не затих, а, наоборот, продолжил нарастать. А вместе с ним нарастало и ее беспокойство. Отовсюду слышались шорохи, шелест листьев… и шепот:

— Обещай отдать… мне Око… Око соленитов… когда получишь… Восстанови равновесие… отдай Око… Отдашь? Обещай!

Разметавшиеся волосы тонкой паутинкой оплели лицо девушки. А вместе с ними и жуткие голоса, которые, казалось, уже звучали внутри нее самой. Чужие голоса. И чужие мысли. Они медленно и неумолимо наплывали на неё волнами, одна за другой, и каждый раз, достигая её висков, с рокотом разбивались о них, доставляя ей ужасную боль. Глаза застилал туман, ноги подкашивались. Не выдержав, она опустилась на траву и вцепилась руками в то единственное, что было под рукой — её талисман.

— Обещаю, — сказала она тихо, только чтобы эти голоса наконец оставили ее, и упала без сознания.

Крошечная солнечная искра отделилась от кристалла и взмыла ввысь. Там она завертелась, закружилась и через пару мгновений рассыпалась золотой пылью, которая покрыла весь сад. Ветер, шелест листьев, шорохи и голоса — все исчезло. Казалось, воцарилась прежняя тишина и спокойствие.

Казалось…

Глава 2. Золотой вихрь.

Аврора открыла глаза. Перед ними все еще была легкая дымка. Произошедшие события медленно начали всплывать у нее в голове, выстраиваясь в более-менее осмысленном порядке.

— И приснится же такое… Жуть!

Она встала, отряхиваясь от налипших травинок, и собиралась было уже идти к дому. На улице было уже достаточно темно, и на газоне в серебристом свете луны поблескивали жемчужинки вечерней росы. Интересно, Настасья уже вернулась домой или Бэт все так же скучает там одна?

Аврора сделала еще пару шагов по тропинке, но вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Девушка обернулась. Высокий светловолосый парень лет семнадцати стоял, оперевшись спиною на стройную вишню в глубине сада, и неотрывно смотрел на неё. Девушка невольно отметила ту наглую небрежность или скорее вальяжность, которая читалась то ли в вырезе его мятой рубашки, расстегнутой на три или четыре пуговицы, то ли в его позе в целом.

— Ты заставляешь себя ждать, спящая красавица, — сказал парень шутливо и отбросил рукой челку, связкой пшеницы спадавшую на лоб.

— Кто ты? И что ты делаешь в моем саду? — процедила она, скрестив на груди руки и недоверчиво и удивлённо уставившись на него.

— Я Эрик. Эрик Скайсн. А ты…

— Аврора Соболь, — она сделала ударение на второй слог. — Для друзей просто Ави.

— Ты меня перебила. Я и так знаю, кто ты, Ави.

— Аврора. Для тебя — Аврора, — она подняла одну бровь и немного прищурилась.

— Так вот, Аврора, — он натянуто улыбнулся. — К тебе меня прислал Витольд, глава солеев. Он установил, что ты смогла воспользоваться дневной энергией, а это значит, что ты одна из нас. Поздравляю с приобретением новых проблем!

— Что-что? — удивилась Ави. — Ничем я не пользовалась! Что ты вообще несешь?!

"Неужели мои особо остроумные подруги опять решили устроить розыгрыш? Так, и в каком из кустов спрятана камера?" — подумала она.

— Ну-ну, спокойнее. Неужели с тобой не происходило ничего необычного сегодня?

Ави уже хотела ляпнуть, что никогда до этого не встречала такого симпатичного парня, но вовремя сдержалась. Три тысячи лайков под последним видео на YouTube, где одна из ее лучших подруг и, к несчастью, вместе с тем самая популярная блогерша города поздравляет ее с Днем рождения, влепливая ей в лицо торт, было ей вполне достаточно. Вновь переживать публичный позор она не собиралась, поэтому Ави сдержанно промолчала, однако на лице Эрика появилась хитрая ухмылка.

— Вообще-то, сливки, говорят, полезны для кожи. И, кстати, спасибо за комплимент, — сказал он довольно.

— О чем это ты?

— Знаешь, меня многие считают симпатичным, — он с издевкой выгнул одну бровь.

Ави, недоумевая, уставилась на него. Её лицо невольно начало наливаться румянцем. Неужели она сказала это вслух?

— Твои мысли пока что легко прочесть. Даже слишком.

На лице Авроры отразилась смесь удивления с негодованием. Эрик же, продолжавший читать ее мысли, получил в свой адрес несколько новых весьма звучных прозвищ. Он искоса взглянул на Ави, но затем, не сдержавшись, улыбнулся. Ави, сложившая руки на груди, пыталась выглядеть обиженной или по крайней мере недовольной, но у нее это решительно не получалось. Она поджала губы, пытаясь спрятать улыбку, и теперь казалась Эрику смешной и даже милой.

— Хватит дуться. После потока тех “ласковых” слов обижаться должен я.

Ави всплеснула руками и собралась уже продолжить свою тираду, но Эрик, не дав ей сказать ни слова, произнес:

— Кстати, если тебя примут в Светлоградский колледж, то ты со временем научишься защищать свои мысли, читать чужие и еще много чему. В прочем, Витольд Скайсн тебе все расскажет. И нам, пожалуй, стоит поспешить. Мы и так уже заболтались, — он огляделся, после чего протянул Ави руку. На безымянном пальце сверкнуло золотое кольцо с крупным изумрудом. — Пойдем. Витольд не терпит опозданий.

"Защищать свои мысли? Светлоградский колледж? Поспешить? Куда?" — тут же задала себе тысячу вопросов Ави. Но вместо того, чтобы хотя бы попытаться узнать на них ответы, она выкинула очередную колкость в сторону зеленоглазого парня.

— Я не маленький ребенок, чтобы ходить за ручку, — фыркнула Ави. — Как-нибудь сама справлюсь.

— Не справишься. Ты пока что не умеешь телепортировать.

И не успела Ави осознать услышанное, как этот загадочный и оттого еще более привлекательный мальчишка уже крепко схватил ее за руку. Золотая искра отделилась от его кольца, поднялась ввысь и рассыпалась фейерверком на тысячу себе подобных. Вокруг Ави и Эрика закрутился сверкающий вихрь.

Глава 3. Яродол.

Спустя пару мгновений они уже стояли перед большим старинным замком с семью остроконечными башнями. По стенам из красного кирпича, казавшегося кроваво-бордовым в сгущающихся сумерках, полз плющ, обвивая резные балконы и заползая в окна. Выложенные камнем тропинки, словно трещины, разбегались по коротко стриженному газону. По краям его росли невысокие кустики с белоснежными цветами, чем-то похожими на лилии. Из-за их приторно-сладкого аромата или, может, из-за столь резкого изменения обстановки у Ави начала кружиться голова.

— Добро пожаловать в Яродол, поместье главы солейев, князя Витольда Скайсна!

— Красиво здесь, — задумчиво протянула Ави, отвлеченная великолепием этого места от мысли о том, как и зачем она сюда попала.

— Да, неплохо, — он быстро окинул взглядом три фонтана с бронзовыми статуями девушек в греческих одеяниях. Диадемы на их головах лучились таинственным бледно-розовым сиянием, разгоняя тьму вокруг себя. — Впрочем, к роскоши быстро привыкаешь.

— Витольд Скайсн, он твой отец, да? — неожиданно спросила она.

— А ты проницательнее, чем я думал, — хмыкнул княжич.

— Мог бы и сразу сказать.

— Если бы я сразу сказал, что я сын князя, ты бы точно в меня влюбилась, — Эрик хитро улыбнулся.

— Вовсе нет… А если бы я влюбилась в тебя, а не в твой титул?

— То ты была бы такой первой.

Он грустно улыбнулся и пошел вперед по широкой дороге, ведущей к массивной дубовой двери.

— Надо поспешить, — донеслось до Ави, застывшей на месте и задумчиво продолжавшей любоваться замком. — Кабинет отца находится в главной башне. Нужно будет подняться по лестнице на пятый этаж и повернуть направо. В общем, иди за мной.

Узкая винтовая лестница казалась бесконечной. Тусклый вечерний свет проникал сквозь витражные окна башни и оставлял тусклые цветные пятна на светлых стенах и мраморных ступенях. Гулко раздавались шаги.

«Так. Я только что телепортировала. Отлично. И как это понимать?! Это же невозможно! По крайней мере, в реальности. Может, я все еще сплю? Скорее всего. Так странно. Я слышала, что снами можно управлять, стоит лишь осознать, что находишься в мире сновидений. Что ж, попробую. Всегда смогу ущипнуть себя, если вдруг что пойдет не так.»

Вскоре лестница закончилась и Ави с Эриком вышли в широкий коридор с алой ковровой дорожкой и тяжелыми темно-зелеными шторами на окнах. По противоположной стене тянулся ряд дверей, среди которых за все время пути Ави не нашла даже двух похожих. Дубовая с железными кольцами-ручками, металлическая с изящным кованым орнаментом, стеклянная с драгоценными камнями разной огранки. Ави не могла оторвать взгляд от их изящных деталей, но ей порой все же приходилось это делать, чтобы не потерять Эрика из виду.

Наконец они остановились напротив высоких дверей из светлого дерева. С каждого их угла стекался золотой орнамент, образуя посередине пухлое солнце с толстыми закручивающимися, как локоны, лучами. Чуть ниже поблескивали две ручки-ящерки с янтарными глазами. За одну из них и потянул княжич.

Глава 4. Правдивая сказка.

Витольд Скайсн, развалившись в нубуковом кресле и положив обе ноги на идеально чистый лакированный стол из красного дерева, задумчиво смотрел в зеркало. Отражение по ту сторону стекла в позолоченной раме медленно поглаживало то темно-русый ежик волос, то коротко остриженную бороду, еще не тронувшуюся сединой. Маленькие зеленые глаза, утопающие в густых бровях, смотрели мягко и хитро. В левом ухе поблескивала золотая серьга в виде солнца.

Витольд не заметил, как отворилась дверь и двое вошли в комнату.

— Отец, я привел Аврору Соболь.

Только сейчас Витольд нехотя оторвался от зеркала, скинул ноги со стола, стукнув каблуками о паркет, и медленно повернул голову в сторону вошедших. Он чуть заметно кивнул сыну в знак приветствия, а затем с нескрываемым интересом уставился на гостью. Он прикусил губу, немного прищурился и начал рассматривать ее с ног до головы. У Ави появилось неприятное ощущение, которое должно было бы возникнуть у статуи, обволакиваемой взглядом придирчивого скупщика, будь она живой. Минуты через три Витольд наконец — то встретился с девушкой глазами и, цокнув языком, произнес:

— Так, значит, Аврора Соболь… — протянул он, как холеный цирковой лев, довольный принесенной ему на ужин свежей тушкой кролика.

— Да, — она попыталась ответить как можно спокойнее и нервно сглотнула.

Повисла напряженная тишина, и Ави, решившая направить затихший разговор в нужное русло, не особо церемонясь, спросила:

— Кажется, вы хотели сказать мне что-то важное, раз позвали меня сюда, не так ли?

— Так.

Витольд продолжал молча смотреть на девушку, испытывая ее терпение.

— Ну так говорите, — провалила проверку Ави.

— Я сказал бы раньше, если бы ты меня не перебила.

Он чуть сдвинул брови и немного погодя начал свой рассказ.

— С древних времен в нашем мире существуют маги — люди, подчинившие себе энергию Вселенной. Мы можем управлять ей, получать ее и преобразовывать. Мы можем создавать предметы, перемещать, изменять их. Можем уничтожать… Все в нашей власти, во власти магии.

Он довольно улыбнулся и скрестил руки на груди. Любившая подмечать мелкие детали, Ави невольно обратила внимание на ограненный шестиугольником камень, украшавший его кольцо. Светло-зеленый с тонкими желтыми прожилками, он сиял не только внешними гранями, но и крошечными золотистыми искорками, которые то и дело вспыхивали в его чарующей глубине.

— Тебе стоит узнать, что энергия Вселенной бывает двух типов: дневная и ночная. Поэтому существует два рода магов: солеи и нюиты. Нам, солеям, энергию дает Солнце. Нюиты использует энергию Луны.

Последнюю фразу он произнес небрежно и даже с некоторой брезгливостью.

— Но так было не всегда. Были времена, когда магам подчинялись обе энергии. Они называли себя соленитами. Да, солениты были великим народом… Но однажды случилось непоправимое. Когда последняя королева соленитов Эмма умерла и ее дочь была еще слишком мала для правления, разразилась борьба за трон. Авраам Скайсн и Мируд Мортер — богатейшие князья королевства и приближенные королевы — не смогли поделить между собою власть, что привело к вражде, продолжающейся до сих пор. Маги разбились на два лагеря, и началась Световая битва. В тот вечер погиб славный род соленитов, но появились два новых: солеи и нюиты.

— А что стало с дочерью королевы? Почему она не объединила соленитов вновь? — неуверенно подала голос Аврора.

— Этого никто не знает, — неохотно ответил Витольд. — Говорят, она исчезла еще до битвы.

"Солеи? Нюиты? Магия? Световая битва. Нет-нет, это какая-то ерунда, выдумка, сумасшествие… По-моему, я далековато зашла. Пора выбираться из этого странного сна."

Аврора убрала руки за спину и незаметно ущипнула себя за ладонь. Но ничего не произошло. Она попробовала еще раз, теперь уже посильнее, и снова результат остался прежним.

«Черт. Так. Не паникуем.»

— Так вы позвали меня сюда, чтобы рассказать эту сказку? — сложила на груди руки девушка, выражая весь свой скептицизм, который пока упорно побеждал желание верить в реальность происходящего.

— Эта сказка — история нашего народа, — твердо произнес Витольд Скайсн. — Твоего народа, Аврора Соболь. Ты тоже солея. Одна из энергий подчиняется тебе, иначе ты не смогла бы выпустить искру.

Аврора ничего не ответила.

"Сумасшествие. Определенно. Но не оно ли стало причиной всех чудес, пережитых Алисой? Может, капелька доверия поможет мне превратить сон в реальность? Разве не об этом я мечтала, пропадая в миллионе книжных миров?"

Тем временем Витольд Скайсн продолжал:

— Твой дар открылся немного позже, чем у всех твоих сверстников, поэтому ты пропустила месяц обучения в Светлоградский колледж. Обычно занятия начинаются в мае, сейчас же… — он посмотрел на часы в янтарной оправе, стоящие на краю стола. Стрелки показывали пять минут первого. — 13 июня. Скорее всего, тебе придется поступать в колледж на год позже. В противном случае тебе нужно нагнать весь пройденный материал. Но, увы да ах, — холодно произнес он, — вряд ли кто-то согласится стать твоим личным преподавателем.

— Я мог бы, отец, — прозвенел вдруг голос княжича. — Если ты разрешаешь, конечно…

— Воля твоя, — безучастно проговорил Витольд. — Но имей в виду, тебе придется справиться с этим до конца каникул. То есть за десять дней.

— Хорошо, отец, — кивнул Эрик и бросил ободряющую улыбку в сторону девушки.

— Вот и славно… — зевнул Скайсн старший. — Ах, да. На время каникул Аврора может пожить у нас в Яродоле. Эрик, будь добр, проводи ее в комнату в гостевой башне.

— Как скажешь. Можно идти?

— М-м-м, да, идите, — ответил Витольд и, отвернувшись к окну, устремил свой безучастный взор вдаль, где ночная мгла неумолимо наползала на горизонт, усыпая небо острыми осколками-звездами.

Глава 5. Особенный день.

Ави и Эрик шли по тускло освещенной редкими факелами галереи, что была полной противоположностью тому парадному коридору с алой ковровой дорожкой. Здесь было холодно и сыро. Иногда на стенах попадались старинные портреты знатных вельмож с перьями на шляпах или богато одетых дам, красоток прошлых веков. И когда Ави проходила мимо, они начинали шевелиться, смотреть на нее и перешептываться между собой:

— Кажется, у нас гостья.

— Да-да, гостья.

— Ах, какая прелестная фигурка! — воскликнула девушка в розовой шляпке.

— Фи, она не носит корсета. Какое безобразие! — осуждающе пробормотала дама с лысенькой собачонкой под мышкой, больше похожей на крысу.

— Корсеты давно не в моде, чудачка!

— О, наоборот! Это же последний тренд, — кокетливо поправила шнуровку какая-то то брюнетка.

— Да не трынди ты про свои тренды! Поймите, она здесь неспроста! — заметил юноша в темно-зеленом плаще, слезая с коня.

— Да-да, неспроста. Его великолепие Скайсн младший не будет водить сюда кого попало, — согласилась полная дама в шелковом платье.

— Ах, друзья, может она его невеста?

— Ну конечно! Эта милая, славная барышня его невеста!

— Ах, невеста!

— Ох! Прелестная пара!

— Скоро они поженятся! — ликующе взвизгнула полная дама.

— Давно пора! Кажется, ей лет шестнадцать, а то и побольше. Долго же она в девках ходит! — проворчала сидящая на качелях женщина и поправила свой кружевной чепчик.

— А сама-то!

Этот бессмысленный разговор еще долго продолжался, голоса портретов становились все громче, так что, даже потеряв какую-нибудь картину из виду, Ави продолжала слышать издаваемую ей бессвязную чушь. Она ненавидела ее. Но больше всего она ненавидела сейчас себя за то, что где-то в глубине души эта чушь ей нравилась. Она старательно пыталась спрятать эту мысль в самое глубокое место своего сознания, впихнуть в какую-нибудь мало примечательную расщелину и засыпать песком будничных мыслей, чтобы никто и никогда не нашел ее, может быть, и она сама. Теперь она пыталась вернуть себе спокойное выражение лица, чтобы Эрик и эти несносные портреты не смогли ничего заметить. Честно говоря, ей не стоило утруждаться — в темной галереи трудно было разглядеть лица.

— Долго нам еще? — в десятый раз спросила Ави, чтобы как-то отвлечь себя.

— Ты такая нетерпеливая!

— Ты не ответил.

— Недолго.

Минуты три они шли молча, были слышны лишь голоса портретов:

— Да, и они будут жить в поместье Д'Олайт.

— Старый болван! Этот замок уже давно превратился в руины!

— Перины? Какие перины? Ах, там есть много замечательных мягчайших перин. Помню, когда — то я бывал там…

Все это было так странно. Эти говорящие и чрезмерно говорливые портреты, пугающие тени факелов, освещавших коридор в неизвестность… А дома ее ждет Берти. И Настасья, скорее всего, уже вернулась. Что она скажет, когда не найдет дома ни ее, ни даже записки? Отправить ей сообщение? И что написать? Впрочем, нет смысла придумывать, все равно телефон остался на барной стойке на кухне. Ни связи другим миром, ни какого-либо понимания происходящего в этом.

И тут Аврора внезапно вспылила:

— С чего вы вообще все взяли, что я тут буду жить?! Может, я не хочу учиться в этой вашей школе Солнца! Может, я хочу вернуться домой и тихо, мирно проводить свои каникулы на диване! Почему меня никто ни о чем не спросил?

— Так решил глава солеев, — спокойно ответил Эрик. — Тебе оказана большая честь. Поверь мне, далеко не каждому предоставляют комнату в Яродоле.

— Но если я не хочу? — с вызовом произнесла Ави.

— Хах, глупышка, — сказал он мягко. — Разве ты не хочешь приключений?

— А, может, и нет!

— Я не верю тебе, Аврора, — его лицо осветилось завораживающе очаровательной улыбкой.

— И что с того?

— Я тоже умею дерзить, Аврора. Если ты не прекратишь, то мне придется поссориться с тобой в первый же день нашего знакомства.

— Второй.

До комнаты Ави они дошли молча.

— Вот твои апартаменты, располагайся, — бодро произнес Эрик, открывая простую деревянную дверь с резной ручкой в виде солнца.

— Такая просторная! — приятно удивилась Ави и искренне улыбнулась, вмиг развеяв нотки начавшей зарождаться между ними неприязни.

Перед взором Ави открылась уютная комната со светлыми обоями и небольшой люстрой, состоящей из множества маленьких желтых стеклянных шариков, как капельки смолы, выступающих прямо из гладких деревянных досок. Комната была поделена перегородкой на две части. У входа слева стоял мягкий кремовый диван, перед ним — аккуратный стеклянный столик и огромный пушистый светло-зеленый ковер, напоминавший Ави своей свежестью луг ранним летом. Во второй части комнаты, перед окном, был письменный столик, стул и полочки, слева — кровать с покрывалом такого же светло-зеленого цвета. В зеркале отражался высокий платяной шкаф. Здесь не было ни золота, ни бархата, ни других деталей старомодной роскоши. Все было сделано просто, но со вкусом. Все было идеально.

— Ну как тебе? — спросил Эрик.

— Миленько, — значительно приуменьшила свой восторг Ави и вновь окинула комнату взглядом. — Только есть одна проблема — я не взяла с собой вещи. Придется за ними вернуться. И заодно объяснить все тетушке.

— Не переживай, для твоей тети объяснение уже готово. Ты уехала в колледж в другой город. По сути, так и есть.

— Летом? — недоверчиво спросила Ави.

— Да, летом. Вступительные экзамены и все такое.

— Может, я скажу правду?

— Да, точно, скажи:"Тетушка, я в Яродоле. Я понятия не имею, где это, потому что я сюда телепортировалась. Скоро я буду учиться управлять энергией Вселенной в школе Солнца. Забудь тридцать с лишним лет своей жизни и пойми, что магия существует."Так?

— Эм, пожалуй, первый вариант был лучше, — дернула уголком губ Ави. — Ну, а мои вещи?

— О, это намного проще. Просто открой шкаф, подумай о том, что тебе нужно, и эта вещь сразу в нем появится.

— Круто! — она хотела сказать что-то еще, но вместо этого с усиленным вниманием начала изучать потолок.

— Уже поздно, — заметил Эрик, чтобы прервать затянувшееся молчание. — Я, пожалуй, пойду.

— Давай, тогда встретимся завтра.

— Да, надо будет разработать план занятий.

— Ах, да, точно, план, — натянуто улыбнулась Ави. — Ну, до завтра.

Эрик бросил ей милую улыбку на прощанье и собирался уже было закрыть дверь с обратной стороны, как вдруг ее голос заставил его вернуться.

— Подожди!

Он выглянул из-за двери и вопросительно приподнял бровь.

— У тебя… — она смущенно улыбнулась, — смола на рубашке. Наверное, от той вишни.

— Где? — удивился парень и, забавно выгнувшись и скривив недовольную рожицу, попытался посмотреть себе за спину.

Не сдержавшись, Ави испустила звонкий смешок и тут же поспешила зажать себе рот ладонью. Но, услышав ответный смех княжича, захохотала, не скрываясь.

— Спасибо, отдам в постирочную, — наконец произнес он.

— Тебе спасибо.

— За что?

— За помощь и за то, что согласился стать моим учителем.

— А, обращайся, — он мягко улыбнулся в ответ.

Как только дверь закрылась, Ави с облегчением упала на кровать."Сегодня точно был особенный день," — подумала она.

Глава 6. Чудесная дама.

Утром Аврору разбудила служанка и позвала на завтрак в Каминный зал. Ави оделась в легкое сиреневое платье на тонких лямках, завязала высокий хвост и спустилась вниз. Уже входя в комнату, она мимоходом подумала, что на трапезу в компании княжеской семьи стоило, наверное, надеть что-нибудь понаряднее. Хотя… и так сойдет! Расчесалась — и на том спасибо.

В центре зала тянулся длинный стол, уставленный различными блюдами с манящими запахами. Среди подносов с блинчиками, политыми шоколадом, тарелками с омлетом, эклерами и всевозможными видами сыра сверкали пухлые хрустальные кувшинчики с напитками и хрупкие вазочки с джемом. Стол этот был накрыт на девять персон. Во главе сидел Витольд Скайсн, скрестив руки на груди, справа от него — сероглазая брюнетка в алом платье. На шее у нее сверкала нитка черного жемчуга, на коленях, свернувшись калачиком, посапывал хорёк. На другом конце стола, что был ближе к выходу, Ави заметила Эрика. Он махнул ей рукой и указал на стул напротив своего. Без особой искренности пожелав всем доброго утра, она заняла свое место. Слева от нее оказалась симпатичная девушка с каштановыми волосами, заплетенными в две толстые косы. Их пушистые кисточки щекотали ее плечи, не скрываемые изумрудным платьем с изящной вышивкой.

— Здравствуй! Ты, верно, Аврора? — спросила она, приветливо улыбнувшись.

— Да, Аврора Соболь.

— Эрик говорил, ты будешь учиться в нашей школе.

— Да, похоже на то, — вздохнула Ави.

— Точно будешь. Нагнать упущенное будет не просто, но мы с Эриком поможем тебе, — подбодрила ее новая знакомая, по-своему истолковав решение Ави плыть по течению, смирившись с обстоятельствами. По крайней мере, здесь, в магическом мире, это течение было куда более бурным, что вечно ищущей приключения Авроре, конечно же, нравилось. Хотя отчасти и пугало.

— Оу, спасибо. А ты… — она взглянула на девушку и встретила взгляд уже знакомых зеленых глаз, — сестра Эрика, да?

— Да, верно, Вирджиния Скайсн. Можешь звать меня просто Вирджи.

— Очень приятно, — она улыбнулась, впервые говоря эту дежурную фразу искренне. — Тогда для тебя я Ави.

В этот момент дверь открылась, и в зал вошли четверо. Впереди шел высокий сухой мужчина в строгом сером костюме и с тростью в руках, которую легко можно было спутать с ним самим — такой он был худой. Каждый его шаг она сопровождала угнетающим скрежетом о холодный мрамор пола. В какие-то моменты, когда мужчина особенно сильно сжимал челюсть и на его хмуро-ехидном лице начинали ездить желваки, Ави вдруг приходила в голову мысль, что этот противный звук издает он сам, а не его аксессуар.

Чуть сзади цокала своими шпильками дама с мелко завитыми русыми кудрями, уже успевшими засалиться, обвиснуть и превратить ее голову в один большой грязный одуванчик. Стебельком этому незадачливому цветку служила тоненькая угловатая фигура, обтянутая серым платьем. На ее длинных пальцах, запястьях, ушах, шее и везде, где только можно, болезненно-желтым цветом блестело золото. Но сколько бы она ни пыталась этим сделать себя привлекательнее, пустой взгляд ее голубых глаз обрубал на корню все ее старания и лишь нагонял холод.

Справа от нее семенила ножками сухенькая старушонка, ее мать, в темно-синем платье и белой шали с бахромой. Несмотря на свои сто с лишним лет, она удивительно бодро передвигалась, успевая смерять всех по очереди пронзительным взглядом своих смолянисто-черных глаз-щелочек.

Последней шла девушка лет шестнадцати. Уже по внешнему виду она никак не подходила к своей семейке сушеных вобл. Гладкие светлые волосы, забранные в пучок, пухлые алые губы, большие голубые глаза — все это делало ее похожей на милую куколку из лавки игрушек. Теперь в этом зале все взгляды были обращены на нее.

— Проходите, проходите, заждались мы вас, — произнес Витольд, вставая из-за стола и подходя к гостям.

— Вирджи, — тихо позвала Ави, — а кто это?

— Это Готфилды, самый богатый и знатный род среди солеев, после нашего, конечно. Они приехали к нам погостить ненадолго. Это премерзкая семейка, исключая старшую дочку Эмели. Она просто душка, — прошептала Вирджи.

— Доброе утро, Витольд, — произнес Геральд Готфилд, пожимая руку хозяину замка, — Элеонора, сегодня вы выглядите просто великолепно, — он поцеловал руку, с нисхождением протянутую брюнеткой в красном.

— Ваша мать и правда очень красивая, — прошептала Ави.

— Эта? Наша мать?! Не дай Солнце! — отозвалась Вирджиния. — Это мадама отца. Надо же было ему выбрать такую сволочь! Поверь мне, в этом ангельском теле сидит душа дьявола. Только смотри, не ссорься с ней. Она директор школы, — сказала она на одном дыхании.

— Буду знать, — мрачно пробормотала Ави в ответ.

— Садитесь, прошу к столу, — заискивающе произнес Витольд.

Единственное, что обрадовало Ави в приезде Готфилдов, так это то, что теперь все были в сборе и завтрак начался. Наконец-то можно было накинуться на завораживающе аппетитные вкусности.

— Госпожа Готфилд, как вам спалось? Не мучила ли вас бессонница, как то обычно происходит? — спросил Витольд больше из вежливости, чем из интереса.

— О, к счастью, нет. Я спала, как убитый мамонт, — прошамкала старушонка, накладывая к себе в тарелку пятый эклер.

Ави прыснула, спрятав улыбку в чашке кофе с корицей. Все остальные с каменно-спокойными лицами продолжили чинно пилить ножичками тарелки.

— А вам, мадам? — спросила Элеонора женщину в сером, избавляя Витольда от этой обязанности.

— Благодарю за беспокойство, я спала хорошо, — ответила она, заправив за ухо один из сотни выбившихся локонов.

Ави закатила глаза. Эти бессмысленные разговоры, ради приличия высосанные из пальца, ужасно ее раздражали.

— А как вам здесь, мадемуазель Готфилд?

— Признаюсь, вчера вечером мне было скучно, — произнесла Эмели с французским акцентом. — Рада была бы почитать какой-нибудь роман, но, к сожалению, не знаю, где здесь у вас библиотека.

— О, это не проблема, Эмели. Попросите Эрика, он вас с удовольствием проводит.

— Мерси, — поблагодарила Эмели и положила на тарелочку крошечный кусочек сыра.

"Ну, фигура сама за собой не проследит, — подумала Ави, глядя на мадемуазель Готфилд. — Надо бы, пожалуй, и мне остановиться. И так ляжки вон какие!"

Ави мельком посмотрела под стол, смерив свои ноги негодующим взглядом. Даже под подолом платья, ей казалось, она видела, как те растекаются по стулу, чувствовала, как от каждого съеденного кусочка они становятся все больше, толще, ужаснее, ощущала каждую их лишнюю клетку… Она ненавидела их. Каждый раз, когда решала себя побаловать мучным или сладким. Тогда ей казалось, она толстеет на глазах, и хоть девушка и прекрасно понимала, что это не так, ничего не могла поделать со своими мыслями и эмоциями. А баловала так она себя довольно часто, стараясь приторным вкусом десертов перебить грусть, страх или беспокойство. Как раз те чувства, которые она испытывала сейчас.

— Ави, ты обязана попробовать яродольские блинчики с апельсиновым джемом, — заговорщицки прошептала Вирджи голосом дьявола-искусителя. — Наш повар Жером делает лучшие блинчики во всем волшебном мире, поверь мне.

"Ладно, мне все равно уже ничего не поможет. Мне никогда не стать такой красоткой, как Эмели!.. У меня другой тип фигуры, уж так генетически заложено, и это нормально… Но, черт, а она-то в кого такая? В свою мамашу-доску? Что-то не похоже! Ну, да, стройная, но и дарами матушка природа не обделила. Нечестно!.. Интересно, а в этом мире есть пластическая хирургия? Или, может, тут какие-нибудь обряды проводят для совершенствования внешности? Если да, то я готова отдать жир с моих ляжек в качестве жертвоприношения," — мысленно вздохнула Ави и покорно положила себе нахваливаемый Вирджи десерт. Нужно было срочно заесть гнетущее чувство разочарования в себе.

— Витольд, дорогой, — раздался голос Элеоноры, — та прелестная девушка, что сидит на том краю стола, кажется, не представилась. Так неловко получилось. Она ведь тоже наша гостья, — произнесла дама в красном с наигранным беспокойством. — Милочка, будь добра, скажи о себе пару слов.

Аврора, только что откусившая блинчик, подавилась.

— Ну же, не стесняйся. Скажи, как тебя зовут.

— Аврора Соболь, — наконец-то ответила она.

— Чудесное имя, — протянула Элеонора, умело замаскировав зевок под улыбку. — И откуда ты?

— Из Воронежа.

— А, Воронеж! Чудесный город, — она сделала глоток из бокала и продолжила. — Ты, верно, будешь учиться в школе Солнца. Кстати, тебе повезло, ты теперь лично знакома с ее директором. Я та самая Элеонора Крофт, милочка, — она кокетливо поправила волосы в ожидании бурного восторга.

— Чудесно, — мрачно ответила Ави.

Вирджи подавили смешок.

— Иди ко мне, милочка.

В ее голосе не звучало явной угрозы, но Ави все же стало не по себе. Это чувство еще больше усилилось, когда прямо перед ее лицом оказались колючие серые глаза директрисы.

— Я надеюсь, ты станешь прилежной ученицей, — произнесла она, отчеканивая каждое слово и приторно улыбаясь. — Не так ли?

— Я буду стараться, мадам, — спокойно ответила Ави.

— Славно, милочка. Можешь садиться, — сказала она, поглаживая своего хорька и откидываясь обратно на спинку стула.

— Что ж, поздравляю с близким знакомством с чуде-е-есной дамой, — тихо сказала Вирджи, когда Ави села на место. И они обе тут же запихнули в себя по блинчику, чтобы не засмеяться слишком громко.

Глава 7. Завтра. В полдень.

На заднем дворе замка главы солеев рос небольшой уютный сад, где среди фруктовых деревьев кое-где застенчиво прятались резные беседки. Туда и направились после завтрака Ави с Вирджинией.

— Так ты из Воронежа, да? — спросила Вирджи.

— Да.

— А где это, кстати?

— Где? — удивилась Ави. — Это же столица Черноземья. А еще колыбель морского флота. Петр I выбрал наш город для строительства кораблей…

— Подожди-подожди. Я не поняла ничего из того, что ты сказала, — она виновато улыбнулась. — А что там рядом?

— Ну, Рамонь, — Ави попыталась вспомнить уроки географии, которые она обычно проводила, рисуя в блокноте героев из своих любимых фэнтези книг. К слову, у нее это неплохо получалось. — Липецк, Тамбов, Анна…

Недоуменно вздернутые брови над забавно округлившимися из-за этого изумрудными глазами Вирджинии красноречиво говорили о том, что все эти названия девушка слышит впервые.

— До Москвы не так уж и далеко, — вздохнув, выкинула свой последний козырь Аврора. — Москву-то ты знаешь? Это столица России.

— Точно, я где-то это слышала, — пробормотала Вирджи, нахмурившись. — Я мало знаю о мире обычных людей. Нам никто о нем не рассказывает.

— А я ничего не знаю о вашем мире.

— О нашем, — поправила ее Вирджи. — Теперь это и твой мир тоже.

— Верно, — дернула уголком губ Ави. — Я все не могу привыкнуть. Не могу поверить, что все это реальность, а не мои мечты. Шестнадцать лет жизни в мире обычных людей дают о себе знать, — усмехнулась она.

— Да, у них там все по-другому. Не представляю, как они живут без магии! У нас намного лучше!

— Ну, да, тут здорово, — задумчиво произнесла Ави, оглядываясь по сторонам. Беспокойство, донимавшее ее за завтраком, на удивление, прошло, сменившись банальным любопытством.

— Просто чуде-е-есно, — протянула Виржди, и они обе засмеялись. — Вообще — то, нам надо поторапливаться. Эрик ждет нас в беседке.

Они прошли по аллее и повернули налево, где в гуще приятно шелестящей на ветру листвы скрывалась одна из беседок. В проемах между балками то и дело вздувалась светлая ткань, превращая низенькое строение в пирожное, обильно украшенное облачками нежных сливок. Приглушенный свет, едва проникавший сюда сквозь полотно, создавал особый уют внутри. Беседка больше подходила для откровенных разговоров за чаепитием, но никак не для уроков, тем не менее княжна уверенно направилась внутрь, ведя Ави за собой.

— Что-то ты быстро проводил нашу француженку в библиотеку, — задорно вскинула брови Вирджиния, пробираясь к лавочке и пытаясь не отдавить Эрику ноги в потемках. Ави села рядом с ней.

— Она не просила, — спокойно ответил княжич, давно уже привыкший в нескончаемым колкостям сестры.

— Не просила! — передразнила его Вирджи. — Я думала, парень должен делать первый шаг.

— Первый шаг за меня уже сделал отец, — мрачно ответил тот. — Давай оставим девицу Готфилд, с нами Аврора, и нам надо приступать к занятиям.

— Какой-то ты сегодня слишком правильный, Эрик, — пробормотала Вирджи скучающим тоном. — Можешь сколько угодно делать вид, что девушки тебя не интересуют. В школе Ави все равно узнает всю правду.

— А то и еще раньше. И ты этому явно поспособствуешь, болтушка Ви, — ухмыльнулся Эрик.

— Ты раскрыл все мои планы, братец, — с наигранным отчаянием ответила Вирджиния, поднося руку ко лбу и закатывая глаза в притворном обмороке. Был ли он специально показан чрезмерно наиграно или же у Вирджинии напрочь отсутствовали актерские способности, Ави так и не поняла.

— Может, мы начнем урок? — подала слабый голос девушка, про которую те двое, кажется, совсем забыли.

— Да, пожалуй, — спохватился Эрик и после еще парочки небрежно отпущенных ответов на подколы Вирджинией наконец-то преступил к делу. — В школе Солнца маги начинают обучения в год шестнадцатилетия. Сюда поступают как чистокровные солеи, с самого рождения живущие в мире магов, так и такие, как ты, Аврора. Чтобы вы смогли привыкнуть к новому миру, школа проводит месяц подготовительных занятий. Чистокровные солеи их не посещают, так что, честно говоря, я понятия не имею, что там происходит.

— Но ведь ты предложил отцу обучать меня, — оторопело произнесла Ави, чувствуя, как внутри зарождается неуверенность в своем недавно казавшимся идеальным учителе.

— Не переживай, мы с Вирджи каждое утро будем рассказывать тебе что-то новое, какие-либо правила или основы магии. Я уверен, что ничего сложнее они там не проходят.

— Ну, ладно, — ответила Ави уже спокойнее.

— Сегодня я думал показать тебе пару простеньких заклинаний…

— Подожди, Эр, — перебила его Вирджи. — Но ведь у Ави еще нет кольца!

— Какого кольца? — спросила Ави.

— Какого? Магического, конечно же, — нетерпеливо бросила Вирджиния.

— Оу, точно, — спохватился Эрик. — Отец сказал мне, что нужно будет провести обряд на Ясных озерах.

— Обряд? — удивилась Ави, и ее глаза невольно распахнулись, впуская внутрь нарастающее холодное и липкое чувство страха. И что же ее заставят делать? Искать цветок папоротника, прыгать через костер, танцевать на костях? Или, может, это тот самый обряд, где уменьшают в объеме ляжки, перенеся лишнюю часть в грудь? Было бы неплохо.

— Обряд Дарения. Я проходила его год назад. Солнце подарит тебе магическое кольцо. Ну, точнее, ты сама должна будешь достать его со дна озера, — затараторила Вирджи с беспечной улыбкой.

“Эх, не суждено мне, видимо, стать красивой…”

— И как я его там найду?

— О, там будет много колец, — продолжила Вирджи, не особо обращая внимание на огорченно-разочарованный тон Ави, — но твое — только одно. Луч солнца укажет тебе его и наделит магической силой.

— И когда это будет? — вздохнув, произнесла Ави, смирившись со своей участью.

— Завтра. В полдень.

Глава 8. Двадцать кошек.

Весь вечер Ави думала о предстоящем обряде на Ясных озерах. Ей в голову приходили разные печальные мысли, которые все увеличивали ее шансы провалить обряд. Ави казалось, что она не сможет нырнуть достаточно глубоко, что ей просто не хватит воздуха. Или, может, Солнце не укажет ей на кольцо, и тогда она возьмет не то или вовсе не возьмет никакого, не пройдет обряд, и все решат, что она не солея. Ее отправят обратно в Воронеж, она вернется к тетушке, и та, не поверив что ее умница-разумница Аврора не сдала вступительные экзамены, соберется ехать в колледж на разборки. Тогда Ави придется рассказать ей всю правду, но тетя не поверит, решит, что ее племянница сошла с ума, приставит к ней эскорт психологов и психиатров или, еще лучше, сразу отправит в психбольницу. И тогда она точно уже никогда не вернется в волшебный мир, в Яродол, никогда больше не увидит Эрика. Ну и пусть! Все равно он никогда не будет с ней. Ему давно уже уготована эта пучеглазая кукла Эмели, на которой он женится через пару лет и совсем забудет об Ави, но она каждый день будет вспоминать о нем и каждую минуту влюбляться в этого обворожительного зеленоглазого парня все сильнее, а в знак свой безграничной преданности первой любви так и останется старой девой, заведет себе десять, нет, двадцать, кошек и будет страдать до конца своих дней!

Она могла бы еще долго накручивать себя, но тут раздался стук в дверь.

— Ави! — позвала Вирджи. — Ави, это я! Можно к тебе?

— Конечно, Вирджи, — вернулась в реальность Ави и поспешила к двери. — Проходи.

— Готова к обряду? — спросила она, бесцеремонно запрыгивая на диванчик.

— Не знаю, — честно ответила Ави.

— У тебя все получится, — ее голос вдруг стал серьезнее. — Главное, не переживай, а то не хватит воздуха, чтобы нырнуть.

— Я буду стараться, — вздохнула Аврора. — Ты ведь прошла этот обряд, да?

— Да, конечно. Каждый солей проходит его и получает свое кольцо. Впрочем, я уже говорила.

— Да, точно, — растерянно протянула Ави, потирая угловатые коленки. — А сколько ты была под водой?

— Всего минуту, я думала, буду больше, — Вирджи дернула плечами. — Нас с раннего детства готовят к обряду Дарения. Мы учимся надолго задерживать дыхание. Например, я могу на три минуты.

— Ого! — воскликнула Аврора и тут же помрачнела. — А я секунд на двадцать.

— Ну, — Вирджиния, не зная, что ответить, натянуто улыбнулась. — надеюсь, тебе хватит.

— Звучит не очень обнадеживающе, — вернула ей кислую улыбку Ави.

— Если что, мы с Эриком будем рядом.

— Тоже мне, спасатели Малибу, — пробурчала себе под нос Ави.

— Кто?

— А, неважно, — отмахнулась рукой Ави от недоуменного взгляда Вирджинии, брошенного в ее сторону.

— Ладно, в общем… Уверена, у тебя все получится!

— Спасибо, Вирджи. Хотелось бы.

Или нет? Может, стоит вернуться домой? Бэт с Настасьей, наверное, скучают по ней, а подруги, те и подавно завалили ее сообщениями в соцсетях. Каждая из них беспокоится, переживает, потому что по-своему дорожит Авророй, ценит ее и любит… По крайней мере, ей очень хотелось, чтобы все это так и было, поэтому Ави искренне в это верила. Настоящую же правду она никогда не сможет узнать. Не сможет забраться к ним в сердце и подробно рассмотреть все чувства, записывая номера их оттенков в блокнот своей памяти. Ей доступны лишь те, что окружающие сами выуживают из недр своей души и услужливо подносят ей в виде слов. Но те ли это слова? Выражают ли они все чувства или только их часть? Не искажает ли их смысл подарочная обертка лжи? Ответы на все эти вопросы навеки останутся лежать на недоступном ей дне океана эмоций, суждений, чувств и грез, спрятанного в каждом из них. Какими бы близкими и родными они ей не были, она никогда не сможет понять их так же, как себя.

А понимает ли она себя? Что нашептывают ей волны собственного океана?

Наверное, идею остаться здесь подольше, пожить в сказке, понаслаждаться беззаботными деньками. Пусть иногда ради этого ей и придется проходить небольшие испытания, уготованные ей судьбой. Они будут платой за мечту, ставшую реальностью.

И первое ждет ее уже завтра. Она справится. Нужно лишь заранее настроить себя на успех и, пожалуй, хорошенечко выспаться.

Вот только после ухода Вирджи Аврора, как назло, еще долго не могла уснуть — ей все мерещились двадцать кошек.

Глава 9. Обряд Дарения.

Ави нехотя открыла глаза и бросила сонный взгляд на часы.

— О, нет! Уже двадцать шесть минут девятого! Я точно опоздаю на завтрак! А ведь еще надо собраться на этот чертов обряд! А-а-а! — бубнила себе под нос она, бегая по комнате бешеным кабанчиком.

Наконец, надев раздельный голубой купальник и белое короткое платье сверху, Ави выбежала из комнаты. Купальник просвечивался, волосы подпрыгивали сзади растрепанными лохмами, глаза судорожно бегали от одной двери к другой. И где этот Каминный зал-то? Пулей вылетев из комнаты, она не успела не только нормально собраться, но и подумать, в какой стороне находится столовая. Она побежала по первому более-менее знакомому коридору и теперь затерялась где-то в лабиринтах замка. Отлично. И что ей теперь делать? Впредь быть более предусмотрительной. Но это потом. А сейчас-то что?

— Отнесешь письмо Кларе. Магический штамп можешь не ставить, и так по почерку поймет, что от меня, — донесся до Ави уже знакомый женский голос из-за угла.

— Но, госпожа, я не смею оставлять вас одну. Его Высочество Витольд Скайсн сказал…

— Что ты полностью в моем распоряжении, — холодно закончила Элеонора. — Выполняй приказ.

— Но…

— Сейчас же, — прошипела она.

Ави услышала едва уловимый звук семенящих шажков, затем мелодичный перелив, с которым обычно образуется кокон телепортации, и резкий хлопок. Видимо, слуга исчез.

— А ты что здесь забыла?

Ее резкий от удивления голос клинком врезался Авроре спину. Девушка обернулась и наткнулась на подозрительно-презрительный взгляд своей будущей директрисы. Танцевавшие от легкого сквозняка факелы, кое-где встречавшиеся на стенах, отбрасывали блики на ее смолянисто-черные локоны и зловещими огоньками отражались в глазах. Тем не менее от ее вида Ави скорее испытала облегчение, чем страх.

— Я пока плохо запомнила путь до Каминного зала и, кажется, куда-то не туда свернула…

— Красная Шапочка потерялась в лесу? — пропела госпожа Крофт, откровенно издеваясь, но в то же время мастерски сохраняя на лице вежливую маску сочувствия.

— Я просто…

— Не переживай, милочка. Я покажу тебе дорогу. Если ты, конечно готова пойти за мной.

Она холодно улыбнулась, проходя мимо Ави и оставляя за собой приторно сладкий запах олеандра. И пока девушка пыталась не закашляться от ее премерзких духов, дама уже скрылась за поворотом, вильнув на прощание подолом пурпурного платья.

— Подождите! — спохватилась Ави.

Но единственное, что услышала она в ответ, были неумолимо отдалявшиеся шаги. Не желая больше оставаться одной в этом мрачном лабиринте, Ави выбрала из двух зол меньшее и поспешила за госпожой Крофт. Девушка шла очень быстро, но ей все равно порой приходилось лишь догадываться, в какой из узких проходов свернула эта вычурная дама. Каждый раз она, к счастью, поворачивала верно. Спасибо приторному шлейфу, оставляемому Элеонорой за собой. Хоть какая-то польза от этого убийственного парфюма.

Завидев в конце коридора знакомые двери Каминного зала, Ави с облегчением вздохнула. Но стоило ей сделать пару шагов в их сторону, как кто-то схватил ее сзади, затаскивая в нишу в стене и приставляя к горлу что-то холодное. В панике Ави попыталась укусить сжимавшую ей рот руку, но та лишь сильнее вжалась ей в челюсть.

— А ведь я могла бы повернуть клинок лезвием, а не плашмя, — ехидно прошептал голос Элеоноры над самым ее ухом. — Вякнешь кому-нибудь о подслушанном разговоре, и в следующий раз я так и сделаю. Поняла, милочка?

Ави почувствовала, как в шею воткнулись жесткие от лака локоны мадам Крофт. Спасибо, хоть не кинжал. Этим Ави попыталась хоть как-то успокоить бешено колотящееся сердце, но то, видимо, не собиралось подчиняться командам ее разума. Единственным, что оно сейчас слушало, был животный страх. Ну, и шепот Элеоноры Крофт, обжигающий ухо и заставляющий холодеть все внутри:

— Я спрашиваю, ты поняла, наивный маленький зверек? — проворковала она, чуть отстраняя от горла Авроры клинок и позволяя ей говорить.

— Угрожаете своей будущей ученице? — безрассудно и нагло бросила та ей в ответ.

Элеонора снисходительно ухмыльнулась, убрала оружие и резко развернула Ави к себе. Помимо привычного презрения и ненависти на этот раз в ее серых глазах, ртутью поблескивших в темноте, можно было разглядеть какую-то потаенную печаль.

— Всего лишь советую не совать свой нос в чужие дела. Мотай на ус, зверек, если хочешь выжить в этом мире, — она ловко убрала кинжал в вырез декольте и грациозно заправила выбившуюся из прически прядь. — И не ходи за незнакомцами по темным коридорам. Особенно, если не знаешь, куда они ведут.

Лиловый подол мадам Крофт взметнулся, заставив всколыхнуться несколько ближайших факелов, и стремительно направился прочь. Ави же застыла на месте, не в силах разобраться, что именно, страх, презрение, ненависть, удивление или, может, уважение и восхищение, заставляет ее чувствовать к себе эта женщина. Наверное, все и сразу.

— И, кстати, ты опаздываешь на завтрак, милочка, — послышался голос Элеоноры из глубины коридора. — Смотри, не подавись, зверек!

— Спасибо за чуде-е-есные пожелания, — пробурчала себе под нос Ави и открыла дверь в столовую.

Извинившись за опоздание, девушка проследовала на свое место, провожаемая осуждающим взглядом Эмели, заинтересованным — Эрика и облегченно-радостном — Вирджинии.

— Привет, — тихо сказала Ви, когда Ави опустилась на обитый алым бархатом стул рядом с ней. — Готова?

— Да, — неуверенно отозвалась та.

— Телепортируем к озеру сразу после завтрака, — сообщила Вирджи. — Много не ешь, а то может вырвать с непривычки.

Ави пробормотала что-то вроде “ага”, печально втыкая вилку в полужидкий желток глазуньи. И почему ей все сегодня так и норовят раздать советы? Да еще и, мягко говоря, не особо приятные…

— Гхм, Витольд, — обратился к князю глава семейства Готфилдов, — в этом году Эрику исполнится восемнадцать, а это значит, что он станет полноправным претендентом на престол, не так ли?

— Да, совсем скоро. Однако я думаю, я еще не так стар, чтобы освободить его, — шутливо ответил Витольд и на его лице засверкала улыбка. Но по твердо опущенному им на стол кубку было понятно, что князь обеспокоен и даже рассержен таким замечанием. — Ты же знаешь, Геральд, власть — штука сложная, не стоит даровать ее юнцу.

— Да, я полностью с тобой солидарен, Витольд, — пропел господин Готфилд гаденьким льстивым голосочком. Затем он мелко и часто закивал головой, решив, видимо, что это сделает его речь более убедительной и поможет ему вернуть расположение князя солеев. Ави же, тщетно пытающаяся скрыть улыбку в чашке чая, отметила про себя, что Геральд Готфилд сейчас слишком сильно походил на пластиковую китайскую собачонку с торпеды машины. — Но ведь скоро он будет уже не юношей, а мужчиной, причем статным, знатным и мужественным красавцем. Твой Эрик на виду у всего народа…

— Да, наши детки так быстро растут, — прозвучал наигранно грустный голосок Элеоноры, вдруг появившейся в дверях.

На этот раз ее верного хорька при ней не было. Шею, которую он обычно обвивал, теперь закрывал стоячий гофрированный воротник уже знакомого Ави лилового платья. Женщина грациозно проплыла по залу, даже не посмотрев в сторону своей утренней жертвы, в то время как Аврора, наоборот, не отрывала от нее взгляда. В этом наряде, с высоко поднятой головой и глубоко спрятанным кинжалом, о котором сейчас знали только они вдвоем, директриса была устрашающе великолепна.

— Вы несомненно правы, госпожа Крофт, — опять закивал Геральд, довольный тем, что, как ему казалось, смог найти единомышленника. — Поэтому-то я и смелюсь предположить, что нашему княжичу стоило бы выбрать себе, так скажем… супругу.

Эрик настороженно взглянул на Геральда. Последнее произнесенное им слово заставило княжича начать вслушиваться в разговор, который до этого он по привычке пропускал мимо ушей.

— Разумно, — хмыкнул Скайсн-старший, всем своим видом показывая, что давно уже помышлял об этом.

— И, знаете, господа, я думаю, стоит выбирать из самых близких и надежных людей, проверенных временем, так сказать…

— Да уж, такие скрытые намеки на свою дочь, — тихонько посмеялась Вирджи.

— Ты про Эмели, да? — уточнила Ави, не отрывая взгляда от чрезмерно милой улыбки на фарфоровом личике своей соперницы. Точнее, какой уж там соперницы? Скорее, бесспорной победительницы.

— Конечно. Они вместе с самого рождения. Готфилды часто приезжают к нам и все время подсовывают Эмели Эрику. Меня к ней особо близко не подпускают. Видимо, боятся, что их дочурка сможет потратить свое драгоценное время на что-нибудь, кроме охмурения самого завидного жениха магического мира, — усмехнулась Ви. — Так что подругой я ее назвать не могу, но все же стоит сказать, что она милая. А еще очень заботливая, хорошо воспитанная и образованная. Знает французский, английский, эльфийских и тролльский. Из нее получится хорошая княгиня.

— Что верно, то верно, — мрачно протянула Ави. Она уже мысленно рыла могилку для своего счастья с Эриком, так как прекрасно понимала, что эта красотка из богатый семьи куда более привлекательная кандидатура для будущего князя солеев.

— О, Геральд, я понимаю, о чем ты, — снисходительно улыбнулся Витольд. — Мы подумаем над твоим предложением.

С другой стороны стола послышался нервный кашель. Все обернулись на звук. Это Эрик подавился чаем.

— Эрик, лапочка, — прозвучал заискивающий голос Элеоноры, — вот скажи мне, где твои манеры? Рядом с тобой сидит такая чудесная девушка, а ты ей совсем не уделяешь внимания. Сделай хотя бы комплимент, негодник!

Ави с отвращением фыркнула, увидев, как зарделась Эмели, которая прекрасно понимала, что речь идет о ней, а затем с любопытством посмотрела в сторону княжича. И вдруг напоролась на его загадочный и хитрый взгляд.

— Отличный купальник, Аврора, — нахально улыбнулся он, показывая ямочки на щеках.

“Купальник?! Как он…”

Аврора бегло взглянула на свою грудь, и тут только поняла, что надеть полупрозрачный сарафан было не лучшей ее идеей за сегодняшнее утро. Она мысленно выругалась, озадаченная тем, что привлекла внимание княжича к тому, что привыкла всячески скрывать. Она не любила глубокое декольте и всякого рода излишне открытую в этой области одежду главным образом не из-за того, что считала ее неприличной, но потому что была уверена, что все это предназначено для девушек с внушительным объемом. Ей же с ее “впадинами вместо груди” такое не светит. Только если в качестве катализатора для ускоренного образования из этих мыслей и мыслей о ляжках комплекса непоправимой дурнушки.

— Эрик! — прикрикнула на него Элеонора. — Как бестактно! И вообще…

— Не, ну а что? — продолжил издеваться над мачехой белокурый наглец. — Как по мне, голубой цвет идеально оттеняет пшеничные пряди…

— Соседка рядом, а не напротив, Эрик, — натянуто улыбнулась взбешенная, но все еще умело скрывающая свои чувства брюнетка.

— Ох, мадам Крофт, — смущенно произнесла Эмели с французским акцентом, — не стоило этого говорить. Эрик и так чрезвычайно любезен со мной сегодня.

Эрик удивленно приподнял густые брови. Он попытался вспомнить примеры своей"чрезвычайной любезности", но понял, что лишь пожелал Эмели доброго утра и один раз передал ей вазочку с джемом…

— Что ж, это очень хорошо, просто чудесно, — протянула Элеонора. — Кажется, вы и без нашей помощи прекрасно ладите, лапочки.

— Фу, у меня скулы сводит от ее приторности, — прошептала Ави.

— Согласна, мерзость просто, — ответила ей Вирджиния. — Это дама еще та! В речах одна патоки, а внутри лишь лед.

Ави снова взглянула на Элеонору, и на этот раз ее серые глаза, капельки ртути, смотрели прямо на нее. Изучающе и в то же время предупреждающе. Нет, там не только лед. Был бы там лишь он, ртуть давно бы застыла, а она переливается, клубится загадочной дымкой. Значит, что-то все-таки ее греет.

Мадам Крофт чуть дернула уголком тонких губ и отвернулась, забирая с собой свою тайну.

***

После завтрака подруги, как и договаривались, встретили Эрика в саду.

— Как настрой, Ави? — спросил он, обворожительно улыбнувшись.

— Нормально, — произнесла Ави и попыталась выдавить из себя ответную улыбку. Девушка сама не понимала, из-за чего больше нервничала: из-за предстоящего обряда или из-за прямого взгляда княжича, бесцеремонно направленного на нее.

— Ну, хватит тебе, — Эрик ободряюще похлопал ее по плечу, — ты все сможешь. Это вовсе не сложно.

— Ладно, спасибо, — ответила Ави и глубоко вздохнула, пытаясь снять напряжение. — Думаю, нам пора.

— До двенадцати еще есть время, но лучше прибыть пораньше, — поддержала ее Вирджиния и протянула Авроре руку. — Будешь телепортировать со мной.

Через пару мгновений вокруг них закружился уже знакомый Ави вихрь золотых искорок. Как только они рассыпались, девочки очутились на поляне, сплошь покрытой белым клевером. Приманенные его сладким ароматом, над цветами кое-где кружили пчелы. Одна, особо смелая или, может, просто наивная и глупая, присела на руку Ави. Девушка взглянула на пушистое насекомое, нежно щекотавшее ее кожу своими тонкими лапками, и позволила легкой улыбке расцвести на своем лице. Она осторожно сдула пчелку с руки и, проследив за ее полетом, наконец-то увидела водную гладь Ясных озер, расстилавшуюся чуть поодаль. Над их узкими перешейками возвышались маленькие хрустальные мостики, связывавшие их берега с небольшими островками посередине. Края озер окаймляли невысокие деревья с мелкими светло-розовыми цветами. На лазурно-голубом небе белым диском сияло солнце.

— Вот мы и на месте, — раздался голос Эрика за спиной Авроры.

— Потрясающе! — воскликнула Ави.

— Да, здесь очень красиво, — согласилась Вирджи.

Девушки снова обвели взглядом искусно написанный природой пейзаж и одновременно восторженно вздохнули.

— Ну вы еще сядьте картину напишите, романтики, — фыркнул Эрик, сам украдкой любуюсь окружавшим его великолепием. — Ави, между прочим, у тебя осталось десять минут. Ты нырять будешь в платье или все-таки разденешься?

— Оу, Эрик! — хитро прищурилась Вирджи. — Ну не так же сразу! Тем более, вы тут не одни!

–Хватит, Ви! — недовольно отозвалась Ави и отвернулась, чтобы никто не заметил выступившего на ее щеках предательского румянца и тщетных попыток подавить смех.

Немного погодя Аврора все же сняла платье и осталась в одном купальнике. Мысль о том, что она светит сейчас перед парнем, который ей нравится, своей неидеальной фигурой, заставляла ее изрядно нервничать. Чтобы как-то от нее отвлечься, Ави подошла к озеру и попробовала воду ногой — теплая.

— Без пяти двенадцать.

Аврора зашла в воду по пояс. По золотистому песку побежали солнечные блики, будто бы озеро волновалось сейчас вместе с ней.

— Я скажу, когда нырять, — долетел откуда-то голос Эрика, но Ави плохо его расслышала из-за нарастающего шума собственного сердцебиения.

“Надо настроиться, набрать побольше воздуха, нырнуть и достать кольцо. Все. Ничего сложного, да?”

— Давай!

Всплеск. Аврора ушла под воду. Секунда. Вот она открыла глаза, и на удивление четко увидела кустики зеленых водорослей, коряги и песчаное дно, усыпанное кольцами. Две. Она проплыла подальше. Четыре. Подняла голову и посмотрела на солнце. Пять. Ничего. Шесть. Лишь яркое расплывающееся пятно, в котором смутно угадывалось небесное светило. Восемь. Где луч?! Девять. Ну же! Десять. Аврора готова была уже схватить любое попавшееся кольцо и поскорее выплыть отсюда, когда луч солнца наконец-то пробился сквозь водную толщу. Он коснулся плеча девушки, как бы зовя ее за собой, а затем словно маленькая золотая змейка, пополз в глубь озера. Аврора последовала за ним. Преодолев заросли бурых водорослей, она подплыла к камню, вокруг которого крутился ее проводник. В расщелине, в облаке золотистой пыли сверкало кольцо. Ее кольцо.

Аврора протянула руку и коснулась его. Маленькие искорки разлетелись и погасли. Пора. Она дернула кольцо, и то с легкостью вышло из камня. Аврора надела его на палец, последний раз оглядела песчаное дно озера и поплыла наверх.

— Аврора! — вскрикнула Вирджиния, как только Ави вынырнула. — Все нормально? Ты была под водой пять минут!

— Пять минут? — недоуменно спросила она, выходя на берег. Она не чувствовала усталости, только легкую прохладу. Ави хотела ускориться, чтобы побыстрее добраться до спасительного полотенца, но плотная вода, назойливо путавшаяся под ногами, не позволяла ей этого сделать.

— Да! Пять минут, Ави! — ответила Вирджи. — Даже Эрик, и то нырял на три! Ну ты даешь, а говорила…

— На, возьми, — перебил ее Эрик, заботливо протягивая Ави полотенце, — а то совсем замерзнешь.

— Спасибо, — мило и слегка смущенно улыбнулась она.

–… уже думала, все, придется Эрику делать тебе искусственное дыхание, — закончила Вирджиния длинную речь, которую, похоже, никто не слушал, и хитро улыбнулась.

— Не дождешься! — отозвался Эрик. — Я не дам тебе такой отличный повод для сплетен, болтушка Ви.

— Ну и ладно, ты думаешь, я другой не найду? — хмыкнула Вирджи и, спохватившись, добавила. — Ави, ну покажи кольцо-то!

Аврора сняла с руки кольцо и положила его на раскрытую ладонь. Это было резное золотое колечко со светло-желтым камнем в тоненькой оправе. В одну сторону от него расходились витиеватые солнечные лучи, с другой стороны была выемка в форме месяца, в которой явно не хватало еще одного камня.

— Ого! Какое красивое! — восхищенно воскликнула Вирджиния.

— Ты молодец, — похвалил ее Эрик, дружески потрепав ее по плечу.

— Спасибо, — она наткнулась взглядом на его искрящиеся изумрудами глаза и тут же смущенно перевела его обратно на кольцо.

“То издевки, то подкаты, то дружеские жесты… И как его понимать?!”

— Ладно, давай переодевайся, — бросил княжич, отворачиваясь. — Нам пора обратно.

Через пару минут вокруг них закрутился золотой вихрь телепортации.

Глава 10. Будешь пятой!

После ужина друзья собрались в своей излюбленной беседке, спрятанной от лишних глаз в гуще фруктовых деревьев. После долгой и пустой болтовни Вирджи наконец заговорила про кольцо.

— Ну что ж, — начала она, — ты прошла Обряд Дарения, поздравляю!

— Спасибо, Ви.

— Я все никак не могу понять, как ты пробыла под водой пять минут?!

— Сама не знаю, — искренне ответила Ави. — Я совсем потеряла счет времени, пока вытаскивала это кольцо.

— Вытаскивала? Сразу видно — девчонка. Из песка кольцо пять минут достать не могла, — засмеялся Эрик, зачесывая назад свою русую челку.

— Вообще-то, из камня! Оно было в камне! И я его легко достала. Прям как король Артур, — похвасталась Ави.

— Как кто? — нахмурилась Вирджиния.

— Ну, легенда о короле Артуре, — улыбнулась Ави, ища понимания в глазах друзей. — Он вытащил Кларент из камня, тем самым доказав свое право на трон. Еще он собрал при своем дворе рыцарей Круглого стола, которые потом не раз отправлялись на поиски Святого Грааля. Неужели не слышали?

— Про короля твоего, нет. А если ты о той золотой чаше, то она стоит у отца в кабинете, — снисходительно вздернул брови Эрик. — Тяжеленная аляпистая безвкусица, но он почему-то влюблен в нее по уши. Сдувает с нее пылинки каждые полчаса. Так что зря твои Круглые рыцари ее искали — Витольд все равно бы не отдал.

— Ого, — только и смогла произнести Ави.

— И все-таки это странно, — подала голос Вирджи. — Я думала, все кольца лежат на песчаном дне. Солнце явно решило усложнить тебе задачу.

— Наверное, — пожала плечами Аврора. — Ну да неважно. Кольцо я достала. Миссия выполнена.

— Ну да, осталось совсем немного, — с иронией добавил Эрик, — научиться им пользоваться.

— Ну, это уже твои заботы. Ты же мой учитель, вот и научишь, — с легкой ехидцей улыбнулась Ави. — Когда начнем?

— Завтра, — ответил Эрик. — После завтрака. В беседке.

— Похоже на приглашение на свидание, — довольно промурлыкала Вирджиния.

— Я думал, ты тоже придешь.

— Ну уж нет, — довольно улыбнулась она. — Я добрая. Так и быть, позволю Авроре стать твоей пятой девушкой. Имей в виду, Ави, что остальные четыре еще до сих пор с ним, — добавила она сценическим шепотом.

— Пф, и где это ты столько их насчитала? — сложил руки на груди Эрик.

— Эмели — раз…

— Ну нет, Ви! Она моя девушка только в глазах своей семейки. А так мы просто друзья, — начал оправдываться Эрик.

— Кларисса — два…

— Ну, ладно, — нехотя согласился он. — Но тогда это"раз".

— Ева — три…

— Она уехала в Лучигор. Мы уже год не виделись, Ви.

— Расстояние — не преграда для истинной любви, — напыщенно произнесла она, продолжая загибать пальцы. — Марго — четыре…

— Нет, только не Марго…

— Да как это"нет", когда"да". Она за тобой все время бегает!

— Но не я же за ней!

— Аврора, будешь пятой!

— Извини, что перебила, но я насчитала всего одну, — торопливо заговорила Ави, не дав прокомментировать пятый номер.

— Ну и ладно! — отчеканила Вирджиния. — Что ж, оставлю вас, голубки. Пошушукайтесь там, ну а я, пожалуй, пойду, — и мысленно добавила:"пока Эрик меня не прибил." — Чао!

Эрик и Ави переглянулись и молча разошлись каждый в свою сторону. План Вирджи с треском провалился.

Глава 11. Нежность, груши и Ави.

Утром следующего дня, благополучно проспав завтрак, Аврора отправилась в сад. На этот раз она даже причесалась и сделала легкий макияж, придав цвет своим бледным бровям и ресницам. Первый урок с Эриком как-никак! Проходя по фруктовый аллее, она сорвала две недозревшие груши, надеясь заменить ими привычные блинчики с шоколадом. Когда она надкусила первый фрукт, обнаружила, что его непривычно ярко-розовая мякоть очень сладкая, но все же приятная на вкус. Доев груши, Ави бесцеремонно выкинула огрызки в ближайшие кусты и направилась к беседке.

— Доброе утро, Эрик.

— Привет, Аврора, — бодро отозвался он. — Я не видел тебя в Каминной зале. Проспала?

— Ага, — наигранно беспечно бросила она, в душе переживая, как бы княжич не сделал ей за это выговор.

Но вальяжно развалившегося на лавочке парня, кажется, это не волновало.

— Хочешь горячий шоколад? — вдруг предложил он.

“Горячий шоколад? Мой любимый! Попал в цель с первого раза. Ну и как теперь не присвоить ему звание идеального парня?”

— Хм, ты из воздуха его достанешь?

Эрик ничего не ответил, лишь эффектно щелкнул пальцами, и на столе появились две чашки ароматного шоколада.

— Неплохо, — хмыкнула Ави и пододвинула к себе одну. — Невидимые слуги для княжеского сына?

— Нет, — улыбнулся он, — всего лишь простое заклинание приманивания.

— Научишь? — у Ави загорелись глаза. В ее голове все вкусности мира тут же собрались на ее столе.

— Конечно. Как можно четче представь предмет, который ты хочешь приманить, и произнеси заклинание. Дезерперо!

— Дезерперо! — вторая чашка горячего шоколада переместилась к руке Ави. На лице удивленной и чрезвычайно довольная собой девушки тут же расцвела улыбка.

— А ты быстро учишься, — признал Эрик, подняв самооценку Авроры до небес.

— Спасибо, — произнесла она и гордо откинула назад пшеничный локон, тем самым заставив Эрика засмеяться.

Ави вдруг подумала, что это все и вправду похоже на свидание. Вот они вдвоем сидят в беседке, мило разговаривают, смеются, пьют ее любимый горячий шоколад. Как было бы здорово, если бы он сейчас подсел бы к ней ближе, приобнял и сказал бы, что ему не нужны ни Клариссы, ни какие-то там Евы, никто, кроме нее, Авроры."Какой же он все-таки хорошенький," — было последней мыслью, которая пронеслась в голове у Ави прежде, чем она рухнула на стол.

— Аврора! Аврора! — попытался растолкать ее Эрик.

— А? — отозвалась она, наконец-то очнувшись. — Эрик? — сонно спросила она, подняв голову. — Ну хватит кричать.

— Аврора, все нормально?

— Да, — ответила она. — И знаешь что… Можешь звать меня Ави. Хорошо?

— Хорошо, Ави, — он приподнял одну бровь, удивленный столь великой щедростью.

— Да, так намного лучше, лапочка.

— Что ты сегодня утром съела? — вдруг взволнованно спросил он.

— Что? Не помню. Эрик, дай водички, котик, — попросила она и снова прилегла на стол.

— Нет-нет-нет! Тебе нельзя засыпать! Вспоминай!

— Разве это так важно, зайчик? — пробормотала она.

— Да, вспоминай! Ты подошла к беседке и выкинула огрызок. Что ты съела?

— Кажется, грушу. Да, две груши, лапочка.

— Черт! Аврора! Две груши нежности!

Эрик поспешно щелкнул пальцами, и на столе появились стакан с водой и маленький стеклянный флакончик с густой синей жидкостью. Он торопливо выдернул из него пробку, добавил пару капель зелья в воду и протянул стакан девушке.

— На, выпей!

Она покорно взяла стаканчик и начала пить, не отрывая преданного взгляда от белокурого красавчика. Вода показалась ей немного горьковатой, но так как стакан подал ей сам Эрик, она осушила его до дна. Но тут резко заболела голова, и Ави снова упала на стол, не в силах противиться нахлынувшей боли.

— Ты как? — спросил Эрик через пару минут, когда Ави очнулась.

— Нормально, только спать хочется, — неохотно ответила она.

— Пойдем провожу тебя в комнату, — предложил Эрик.

— Я сама, не надо.

— Ты забыла добавить"лапочка", — хитро улыбнулся он.

— Эрик, прекрати! — бросила она, покраснев. — Что со мной вообще было?

— Ты съела две груши нежности. Так, к сведению, в сто миллилитров сильнейшего любовного зелья добавляют лишь одну ее двенадцатую часть.

Зельеварение было его любимым предметом в колледже. К тому же Эрик увлекался им и в свободное от уроков время, то перекапывая домашнюю библиотеку в поисках новый книги с рецептами, то проверяя их на практике в своей комнате. Витольд пренебрежительно относился к этому увлечению сына, считая его неподобающим для княжича. Каждый раз, когда он замечал Эрика за “созданием очередной вонючей мешанины”, Скайсн-старший начинал ворчать, что тому лучше было бы уделять больше внимания политологии или истории магии. Если же княжич вдруг осмеливался высказать ему свое “жалкое мнение”, ссора становилась неизбежной. Разъяренный и непоколебимо уверенный в своей правоте, Витольд начинал крушить стеллажи с ингредиентами, выпуская в них целый смерч магических искр. Поэтому зельеварением Эрик обычно занимался, когда отца дома не было.

— Кстати, они на тебя еще не так сильно действовали, — продолжил княжич рассказывать Ави о последствиях ее безрассудной идеи съесть какой-то незнакомый магический фрукт. — Иногда от передозировки умирают. В приятной агонии и с именем любимого на устах, — усмехнулся он. — Ты же всего-навсего называла меня зайчиком, котиком…

— А-а, прекрати сейчас же! — завопила Аврора. — Самое ужасное, что я все помню, — призналась она.

— Да, ладно, успокойся. Главное, Вирджи не было рядом, — засмеялся он.

— Да, одно радует, — ответила она, зевнув.

— Может тебя все-таки проводить в комнату, Ави?

— О, я смотрю, ты воспользовался случаем, — улыбнулась она.

— Именно так, Ави, — он надавил на последнее слово.

— Ну, что ж. Тогда проводи, — засмеялась она.

По пути Эрик рассказывал девушке о свойствах других магических фруктах, выращиваемых слугами Витольда в яродольском саду. Ави, хоть его и слушала, особо в подробности не вдавалась. Ее больше интересовал сам княжич и тот энтузиазм, с которым он делился с Ави тонкостями искусства зельеварения, нежели чем сами эти тонкости. Она порой бросала изучающий взгляд в его глаза, полыхающие огнем увлеченности и искреннего интереса. Как же все-таки люди меняются, говоря о том, что правда любят. Раскрываются, зажигаются и сияют, освещая всех вокруг себя. Они, как маяк, невольно притягивают других к земле, на который сами однажды нашли утешение, заставляют окружающих обратить внимание на свое пристрастие и на них самих.

Залюбовавшись Эриком, Ави не заметила, как они дошли до двери ее комнаты.

— Спасибо за урок, — неуверенно улыбнулась она на прощание.

— Скорее уж за спасение жизни, — ухмыльнулся княжич в ответ и, махнув рукой, вальяжно зашагал по коридору прочь.

На стенах замелькали портреты знатных дам и вельмож. Когда Эрик проходил мимо, они поспешно и подобострастно приветствовали его. Кто-то из вежливости справлялся о его здоровье, но парень ничего не отвечал, погрузившись в свои мысли.

“Какая же она все-таки маленькая и наивная. Смотрит на меня, не отрываясь, глазами преданной собачонки. Но сколько бы она ни смотрела, вряд ли заглянет дальше красивой оболочки уверенного, успешного и богатого княжеского сына. Никто не заглядывает, и ей не стать исключением. Очередная жертва очарования образа, созданного моим отцом. Но, в целом, милая и вполне симпатичная. Так почему бы не поиграть? В роль обворожительного красавчика-ловеласа вживаться не придется. Она давно уже закреплена за мной. Все элементарно просто. Нужно лишь соответствовать ее фантазиям и ожиданиям.

Играть с чувствами подло и низко? Возможно.

Но что если мне слишком скучно, чтобы быть честным?”

Глава 12. Еще трое.

Скоро у Ави вошло в привычку сразу после завтрака отправляться в беседку, где ее уже ждал Эрик. Здесь сын князя солеев, ставший ее личным преподавателем, обучал ее простым заклинаниям и объяснял главные правила магических искусств.

— В кольце каждого мага заключена особая сила, которая помогает ему управлять энергией. С ним маг может все, стоит лишь захотеть. Оберегай его, Ави, и без надобности не давай никому в руки. Если добровольно снимешь его и передашь кому-нибудь, оно сменит владельца и ты потеряешь всю заключенную в нем энергию. А значит, и свою силу, и право находиться в нашем мире. Без кольца маг сразу же становится беззащитным и беспомощным, практически обычным человеком. Таким не место в этом мире, им здесь просто не выжить. Понимаешь?

— Да, — только и отвечала Ави.

После обеда Аврора заглядывала в библиотеку. В этом огромном зале с высоким потолком и витражными окнами все пространство занимал лабиринт стеллажей со старинными книгами в кожаном переплете, ветхими свитками с легендами и пророчествами, энциклопедиями, отделанными бархатом и драгоценными камнями. Чаще всего Ави брала здесь что-нибудь из сектора для нормагов. Нормагами называли магов из обычного мира, которые, как Ави, проводили там часть своей жизни, не подозревая о своих магических способностях. Попадая же сюда, они чаще всего подолгу не могли разобраться в устройстве чужого им мира. Ави слышала, были случаи, когда люди даже сходили с ума, не будучи в силах справиться со столь резкой сменой обстановки и принять необходимость перевернуть свое сознание с ног на голову. Хорошо, что ко времени ее прибытия сюда нашелся маг, удосужившийся наконец-таки написать путеводитель, где кратко и понятно были представлены основы магии, сжатый курс истории магического мира, иллюстрированный список наиболее распространенных представителей флоры и фауны… и еще много чего. Ави сидела над ним уже несколько дней, твердо решив прочитать хотя бы половину. Раньше она все свободное время тратила на книги о фэнтези мирах, теперь же, попав в один из них, она не без сожаления отказалась от историй о приключениях своих сверстниках. Хотя сейчас ей и своих вполне хватало.

Вечера Аврора обычно проводила за чашкой шоколада с Вирджинией. Ее новая подруга каждый раз приносила с собой свежий выпуск журнальчика"Правдивые враки". Таким образом Ави в скором времени познакомилась со всей подноготной большинства знаменитостей магического мира.

–"Одинокая Мортер. Кларисса порвала с парнем?", — зачитала Вирджиния кричащий заголовок. — Эти журналисты могут писать о чем-нибудь, кроме этой вычурной нюиты? Если она сестра князя, это еще не значит, что ей нужно заполнять все колонки.

— О чем пишут? — без особого интереса отозвалась Ави.

–"В пятницу вечером Кларисса Мортер была замечена на улице одна, без макияжа и в домашней одежде. Невиданная беспечность для звезды ее масштабов! По словам девушки, перехваченной по пути нашим специальным корреспондентом Афросиньей Грызеевой, она направлялась в магазин за хлебом. Неужели девушка перестала соблюдать диету и решила налечь на мучное? Сорвалась на нервной почве семейного скандала или, может, разрыва с парнем? На ненавязчивый вопрос нашей журналистки насчет ее молодого человека, Кларисса Мортер резко ответила:"А твой парень где? Почему не идет рядом с тобой на поводке? Ах, да, потому что на поводке здесь выгуливать надо тебя…"Затем, обратившись ко всеми любимой и уважаемой мадемуазель Грызеевой как к песику в женском роде, Кларисса Мортер метнула в нее мощный сглаз. На данный момент наш специальный корреспондент находится в Светлоградской областной клинической больнице. Дальнейшее состояние ее волос, принявших вид сине-зеленых змей, пока неизвестно…"

Вирджиния остановилась, не дочитав статью до конца, и позволила все это время копившемуся внутри смеху вырваться наружу.

— Молодец девка! Так ей, этой грымзе, и надо, — сквозь хохот произнесла она. — Я, конечно, не люблю Клариссу, но Грызееву я не люблю больше. Так что имею право из женской солидарности немного повосхищаться этой рыжей бестией, верно?

— А что, Кларисса и вправду порвала с Эриком? — спросила Ави, игнорируя вопрос Вирджи.

— Нет, конечно. Рвать отношения с Эриком будет только полная дура. Кларисса, конечно, наглая и самовлюбленная дьяволица, чем она меня жутко бесит. Но должна признать, она очень умная. Особенно, если дело касается парней.

— Значит, они встречаются? — решила уточнить Ави.

— Да, просто летом не так часто видятся. Они дают себе время отдохнуть друг от друга и, может, даже соскучиться, чтобы в учебном году с новыми силами замутить очередные шуры-муры.

— Не понимаю, как она умудряется оставаться лучшей ученицей курса, тратя при этом столько сил и времени на любовные интрижки?

— О, это тонкое искусство.

Так прошла неделя со дня приезда Ави в Яродол.

Уже смеркалось. Ави сидела на диванчике, листала глянцевый журнал и пила холодный чай с персиком и мелиссой. Она специально заварила любимый напиток подруги, зная, что та скоро придет. Когда в дверь постучали, Ави шустро вскочила, чуть не вылив на себя несчастный чай, и побежала впускать Вирджи.

— Приветик! — бодро крикнула девушка, растягивая в улыбке свои усеянные веснушками щеки.

— Привет, Ви.

Ави посторонилась, позволяя мадемуазель Скайсн прошмыгнуть в комнату. Та натренированным взглядом тут же отыскала на столе кружку с персиковым чаем, отпила большой глоток и позволила наслаждению выразиться на лице.

— Это была моя чашка, ну да ладно, — усмехнулась Ави. — Твоя, как обычно, оранжевая.

— Если чай с персиком, то мои обе, — бесцеремонно отозвалась Ви, приманивая щелчком пальцев вторую кружку с дальнего края стола.

“Прям как Эрик тогда в беседке. Они вообще с Ви похожи. Одинаковые глаза цвета весенней травы, игривый изгиб бровей, нескончаемые колкости и шуточки… Вот только Вирджинию я уверенно могу назвать своей подругой, а Эрика… Кто он мне вообще? Друг? Знакомый? Идеальный и недосягаемый парень?”

— Ой, Ави, одевайся скорее! — вдруг вскрикнула Вирджиния, чуть ли не бросая кружку на стеклянный столик и мигом вскакивая с диванчика. — Я совсем забыла сказать тебе! Скоро прибудут гости — наши с Эриком близкие друзья. Вам обязательно надо познакомиться!

— Гости? — спросила Ави, доставая джинсы и сиреневую толстовку. Вечером здесь было прохладно. — Уже? Я думала, они приезжают завтра.

— Сегодня прибудут только трое: Дарина, Мик и Сильвий, — объяснила Вирджиния. — Завтра приедут все остальные по официальным приглашениям от отца и Элеоноры. Всего будет около трех тысяч гостей. Жерому и его команде придется несладко.

— Не думала, что у Эрика столько друзей.

— Пф, это все родственники, партнеры и подхалимы отца.

— Я думала Эрик сам будет составлять список приглашенных. Это же его День рождения! — попыталась повозмущаться Ави.

— Отцу плевать на это, — передернула плечами Вирджи. — Он устраивает бал только для того, чтобы наладить отношения с другими семьями.

— А кто приглашен?

— Ну, ты из них знаешь человек пять от силы, — уклончиво ответила Вирджи. — Готфилды, например. И еще Мортеры.

— Мортеры? Князь нюитов с сестрой? — изумилась Ави. — Я думала, солеи и нюиты враждуют.

— Раньше враждовали, теперь — нет. Сейчас нюиты и солеи даже учатся в одном колледже, только на разных отделениях. Ты, наверное, не знала, да? — не дожидаясь ответа, она продолжила. — Маги хотят объединить два рода, Ави. У отца на это есть все шансы. Если Эрик женится на Клариссе Мортер, младшей сестре Раймонда Мортера, князя нюитов, то два народа снова объединяться.

— Но зачем? — недоуменно уставилась на нее Ави.

— Видимо, нужно, — неохотно ответила Вирджи.

— Странно, нюиты и солеи не могли примириться столько лет. Почему вдруг сейчас это стало таким необходимым?

— Не знаю, — пробормотала Вирджи. — Это все туманная, не понятная никому политика. И это ведь не наши проблемы, да? — она ободряюще улыбнулась.

Ави вдруг снова подумала про Эрика. И про Клариссу…

— Но как же мнение Эрика? Как же любовь, в конце концов? Сейчас же двадцать первый век! Как можно думать о браке по расчету?

— Если князья будут думать о чувствах, они потеряют власть, — отстраненно произнесла Вирджиния, кажется, уже давно заученную фразу. — Если разум контролирует сердце, повелеваешь ты. Если сердце контролирует разум, повелевают тобой. Звучит как выбор, но выбора здесь нет. Его за нас давно уже сделало наше происхождение. И за меня, и за Эрика.

— Так, значит, Эрик не любит Клариссу?

— Не знаю, Ави, уж прости, но я не могу забраться к нему в душу, — слегка раздраженно пробормотала Вирджи, которой уже успели надоесть бесконечные расспросы Ави об Эрике. — Любит, не любит… Неважно. Похоже, миру нужна эта пара для мира. Значит, она будет.

Ави дернула бровью и почувствовала, как что-то хрупкое внутри сейчас вдребезги разбилось. Сердце? Нет, оно, вроде, на месте. Наверное, это была надежда. Надежда на то, что прекрасный принц может обратить внимание на Золушку. Так бывает только в сказках. А это жизнь. Поэтому не стоит подниматься на вершину надежд, доверяя тропе мечтаний — слишком больно потом будет падет.

— Ладно, Ави, пойдем, — вмиг взбодрившись произнесла Вирджиния. — Думаю, они уже приехали.

Девушки вышли из комнаты и направились в Парадный холл.

Вирджиния была права, гости уже прибыли. В Парадном холле на диванчике сидели двое: невысокая хрупкая девушка лет шестнадцати и сероглазый парень с длинными светлыми волосами, забранными в низкий хвостик.

— Я думала, Витольд их будет встречать, — прошептала Ави.

— Да ну, ему это к Луне не нужно, — шепнула Скайсн.

— Привет, Вирджи, — мягко улыбнулась девушка с темными, как горький шоколад, глазами, подведенными черным карандашом. Ее каштановые волосы волнами спадали на кожаную куртку, прикрывавшую фиолетовое платье до колен. На ногах сияли начищенные до блеска берцы, а в ухе — кафф в виде дракона. Контрастное сочетание грубости и хрупкости.

— Даря! Выглядишь просто потрясно! — завопила Вирджиния и, подбежав поближе, обняла подругу. — Здравствуй, Сив!

— Привет, — мягко ответил светловолосый парень и тоже приобнял ее.

— Знакомьтесь, это Аврора Соболь. Для друзей просто Ави, — представила Вирджиния свою новую подругу, — Аврора, Дарина и Сильвий.

— Очень приятно, Ави, — промурлыкал он, неожиданно подхватив и галантно поцеловав ее руку. Ави смущенно улыбнулась.

— Полегче, Сив. А то я уже начинаю ревновать своего парня к какой-то незадачливой блондинке, — шутливым тоном произнесла правду Дарина. — Несмотря на это, мне тоже с тобой приятно познакомиться, Аврора.

“Аврора? Специально назвала меня полным именем, чтобы продемонстрировать свою холодность и неприязнь? Что ж, у нее это отлично получилось.”

В комнате вдруг закрутился вихрь золотистых искр, и через пару мгновений на этом месте уже стоял щеголевато одетый семнадцатилетний маг. Его короткие темные волосы были растрепаны, а в ярко-голубых, словно весеннее небо, глазах плясали озорные огоньки.

— Опаздываешь, Мик! — с укором произнесла Вирджи и сложила руки на груди.

— Привет, Ви, — его губы растянулись в обворожительной улыбке, слегка оголяя верхнюю десну, и Вирджиния, не сумев удержать ворчливый вид, улыбнулась в ответ.

Он подошел поближе и крепко обнял княжну, чуть приподняв ее над полом.

— Мне кажется или малявка Скайсн подросла? — задумчиво протянул он, прокружив вопящую Вирджинию вокруг себя, а затем, как игрушку, поставив ее на место. — Или просто потолстела?

— Зараза! Бестактно задавать девушкам такие вопросы! — пихнула его в бок Ви, но встретив там лишь твердую груду мышц, затрясла ушибленной ладонью. — А вообще-то, если тебе интересно, за то время, пока мы не виделись, я выросла на целых два сантиметра!

— И по-прежнему осталось мелкой, — добродушно засмеялся Мик, потрепав ее по недавно идеально зализанным косичкам.

“Мелкая?! Ну уж извините, какая есть, — негодующе подумала Вирджиния. — Да рядом с этим 180-сантиметровым оболтусом любая девчонка будет мелкой! А я со своим ростом от силы в 157 сантиметров и подавно. О Солнце, ну вот за что мне это?! Мне что теперь, кроссовки и те на каблуках носить?”

— Здорово, Сив, — парни пожали друг другу руки. — Дарина, здравствуй.

Он чмокнул ее в щеку и, встретив колючий взгляд Сильвия, засмеялся. Аврора, обладавшая отличным даром наблюдать за всеми и сразу, заметила мимолетную зависть в глазах Вирджинии. Это приветствие ей явно нравилось куда больше, чем тот публичный позор, который устроил ей Микаэль. Когда очередь дошла до Ави, Мик остановился, но тут торопливо заговорила Вирджиния:

— Это Аврора Соболь, солея и моя подруга. Недавно у нее обнаружились способности, поэтому теперь она будет учиться в нашем Светлоградком колледже.

— Понял-принял. Приятно познакомиться, — приветливо улыбнулся Мик.

— И мне, — искренне ответила она.

Так еще трое получили право называть ее Ави.

Ну или как минимум двое, если Дарина не поубавит свой пыл и не обуздает свою разговорившуюся ни из-за чего ревность.

А когда она все-таки это сделает, Ави еще подумает, называть ли ее своей подругой или нет.

“Противная какая-то,” — подумали Аврора и Дарина одновременно.

Глава 13. Первый бал.

Аврора Соболь спускалась по лестнице, придерживая подол синего, как ночное небо, платья, расшитого мелкими блестками-звездами. Каблуки ее былых туфелек мерно поцокивали по мраморным ступенькам. Часть волос была забрана сзади небольшой заколкой с сапфирами. Наряд, подобранный Вирджинией по случаю бала, невероятно ей шел.

Дворецкий открыл дверь, и Аврора вошла в Янтарный зал, украшенный лентами живых цветов и множеством световых шаров, паривших под сводчатым потолком. По периметру зала были выставлены столы, ломившиеся от манящих своим запахом праздничных блюд и хрустальных графинов с напитками.

Некоторые гости уже прибыли и теперь вальяжно бродили по залу, то и дело стекаясь в новые группы собеседников. В центре, на выложенном мозаикой солнце, стоял Витольд Скайсн в окружении госпожи Крофт и семейки Готфилдов. В ногах Элеоноры неустанно крутился хорек окраса шампань. Встретившись взглядом с Авророй, он оскалил пасть, оголив мелкие острые зубки, готовые впиться в любого непокорного его госпоже, и предостерегающе зашипел. Ави презрительно вскинула брови, игриво показала вредному зверьку язык и, окинув мимолетным взглядом остальных гостей, направилась к своим друзьям.

— Приветик, — махнула рукой Вирджиния.

На ней было пышное кремовое платье с открытыми плечами. Оно эффектно подчеркивало грудь и утягивало талию, которая, по словам самой же княжны, обычно отсутствовала в ее фигуре-прямоугольнике. Но ее это, похоже, нисколько не волновало. Вирджиния скорее подбирала одежду по настроению, чем с целью скрыть какие-либо “недостатки” своего тела, и чувствовала себя одинаково комфортно и в корсете, и в толстовке оверсайз, и просто в белье с единорожками. Ави по-белому завидовала Вирджи с ее непоколебимой уверенностью в себе. Даже сейчас в этом чудаковатом платье, которое делало ее похожей на большую зефирку, подруга выглядела шикарно. Потому что сама так считала и этим заставляла и других так ее видеть.

— Привет, Вирджи, — ответила она. — А где остальные? Они же только что были здесь.

— Сив и Мик пошли за Эриком, а Дарина… куда-то исчезла, — развела руками шатенка.

— Я здесь, — отозвалась девушка, выходя из-за колонны. — Привет, Аврора. Выглядишь весьма очаровательно, — из вежливости подметила она.

— Спасибо, — натянуто улыбнулась Ави. — У тебя тоже платье красивое.

Оно и вправду было очень красивым. Тонкая светло-серая ткань, расшитая серебристым узором, струилась до самого пола. Густые волосы девушки были забраны в низкий пучок и заколоты шпилькой с небольшим фиолетовым камнем на конце. Ави заметила на ее аккуратном, чуть заостренном ухе новый кафф — на этот раз в виде виноградной лозы. Глаза опять были подведены черным. Ави подумала, что такой макияж не особо подходил к ее нежному наряду, но Дарину, видимо, он вполне устраивал. Как и берцы, скрытые тонким подолом платья, но иногда предательски выглядывавшие из-под него. Похоже, Даря решила разбавить ими чрезмерно женственный образ.

— Сив выбирал, — вздернула нос Дарина.

Ави хотела фыркнуть, но не успела. В зал вошли двое, и все гости тут же затихли, заставив и Ави обратить внимание на вновь прибывших. Справа шел высокий парень в длинном черном фраке. Увесистая серебряная луна свисала с толстой цепи, опоясывавшей ворот идеально отглаженной белой рубашки. Его черные, как смоль, волосы были гладко зачесаны назад, взгляд холодных светло-голубых глаз был властным и немного задумчивым. На вид ему было лет двадцать. Рядом с ним шла девушка в изумрудном платье, облегающем ее стройную фигуру. Дерзкий вырез и не думал скрывать достоинств, данных матушкой-природой. Ярко-алые губы, широко распахнутые карие глаза, чуть вздернутый носик — все ее черты лица были идеально правильными. На плечи спадали огненно-рыжие кудри, дьявольскими языками пламени извивающиеся в такт ее размеренным шагам.

— Мортеры, — прокомментировала Вирджиния.

— Она ведьма, — пробормотала Ави, впервые видевшая знаменитость вживую, а не на глянцевых страницах журнала. — Невозможно быть настолько красивой!

— Вот именно, что ведьма, — к удивлению Ави поддержала ее Дарина. — Это ядовитая змея в оболочке богини. Она мерзкая эгоистка. Ты просто ее еще не знаешь, Ави.

— Красивая стерва, — будничным тоном добавила Вирджи. — В этом году она будет учиться уже на втором курсе в Светлоградском колледже. Это значит, что теперь мы с ней будем встречаться еще чаще. Мерзость.

Ави лишь вздохнула в ответ.

— Раймонд Мортер, Кларисса Мортер, я рад приветствовать вас в своей скромной лачужке, — раздался густой голос Витольда. — Проходите, не стесняйтесь, будьте как дома. Присаживайтесь, — и он указал им места по левую руку от своего кресла. — Гости, всех прошу к столу.

Ави села между Вирджинией и Миком. В какой-то момент она думала поменяться с Ви местами, но все-таки решила не показывать, тем более у всех на виду, что знает маленькую тайну своей подруги. Есть пока что не хотелось, и Аврора взяла со стола лишь один бутербродик с плавленым сыром и запила его бокалом пузырящегося шампанского. Его ей услужливо подсунул какой-то мимо проходивший господин, но при желании она могла бы раздобыть здесь алкоголь и сама. На каждом столе возвышалось по две-три пирамиды доверху наполненных им бокалов, и никто особо не беспокоился, что с таким же успехом, как это делают взрослые, их могут осушить и подростки.

“Нельзя? Вредно? А сами тогда зачем травитесь, а?”

Задавая себе эти вопросы и параллельно вспоминая о своем любимом принципе “Правила созданы для того, чтобы их нарушать”, Ави сгребла еще пару бокальчик с подноса. Может, они наконец помогут ей понять, из-за чего все так боготворят этот искрящийся пузырьками напиток?

Гости громко разговаривали, и Аврора то и дело слышала имя Эрика. Самого его за столом она не нашла. Минут через двадцать поднялась Элеонора, демонстрируя всем свое роскошное багряное платье, змеиной чешуей скользившее по ее статной фигуре до самого пола. Золотой кулончик на ее шее лениво теребил хорек.

— Дамы и господа, я рада уведомить вас о начале второй и главной части нашего мероприятия — поздравления нашего чудесного именинника! Эрик, лапочка, подойди сюда.

Аврора не успела понять, откуда взялся Эрик, стоявший теперь между Витольдом и госпожой Крофт с натянутой улыбкой и равнодушным взглядом.

— Эрик, дорогой, — начала Элеонора, — сегодня важный для тебя день, день твоего рождения. Сегодня, Эрик, тебе исполняется восемнадцать. Поздравляем, — и все в зале зааплодировали. — Эрик, мы желаем тебе быть мудрым, мужественным…

Ави поняла, что слова госпожи Крофт будут типичными для праздника такого рода, поэтому дальше она не вслушивалась и лишь хлопала, когда все хлопали, чтобы не выделяться. После долгой и банальной речи Элеоноры Витольд вручил Эрику какой-то подарок в маленькой золотистой коробочке. После этого госпожа Крофт произнесла следующее:

— Уважаемые гости, я рада сообщить вам, что мы переходим к третьей торжественной части нашего чудесного праздника. Да начнется бал!

Как только она это сказала, половина световых шаров растворились в воздухе золотистой дымкой, создалась подходящая для танцев романтическая обстановка. Зал постепенно начал заполняться нежными звуками музыки и кружащимися парами. Дарина и Сильвий сразу исчезли, немного погодя Мик пригласил Вирджинию. Она виновато улыбнулась Авроре, извиняясь за то, что вынуждает подругу скучать одну, и, счастливая, умчалась танцевать. Ави осталась за столом и попыталась глазами найти Эрика. Но, отыскав его, лишь помрачнела — Эрик танцевал с самой дочерью страсти и грации, Клариссой Мортер. Ави залпом допила четвертый бокал шампанского и, дождавшись окончания песни, решительно направилась к Эрику. Ударившие ей в голову пузырьки внезапно сделали ее смелой или скорее отчаянной и породили мысль, что ей срочно надо привлечь его внимание. Обходить толпу с краю было не в ее принципах, и она пошла напрямик, неумело лавируя между парами, то и дело наступая на платья каких-то расфуфыренных болонок. И когда Ави была уже в трех метрах от своей долгожданной цели, ее вдруг кто-то бесцеремонно остановил за руку. Ави резко обернулась и, напоровшись на незнакомый взгляд светло-голубых глаз, попыталась выдернуть руку.

— Потанцуем? — произнес Раймонд Мортер и, не дожидаясь согласия, одной рукой обхватил Ави за талию, а другую, чуть согнутую, выставил в сторону. Авроре ничего не оставалось сделать, как положить свою левую руку на его плечо, а правой — взять парня за руку.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дитя Вселенной предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я