Кисточки жизни. Часть 1. Иллюзия жизни

Лина Флейм, 2018

История молодой женщины Полины, которой пришлось потерять все, прежде чем она смогла обрести себя. Эта книга рассказывает откровенно о сокровенном, о чем обычно не рассказывают даже самым близким людям. В ее жизни было все – любовь, предательство, боль, нищета, алкоголь, беспорядочные связи… В попытке заглушить боль она отрекалась от собственных чувств и пускалась в отчаянные авантюры. В первой части книги Полина рассказывает, как и почему она оказалась там, где оказалась. Вспоминает свое детство, первую любовь и предательство, а также боль и отчаяние, которые последовали за ним. Полина пытается разобраться в том, почему ее личная жизнь терпела фиаско из раза в раз, напоминая то ли американские горки, то ли пресловутые качели, которые ей до смерти надоели, но слезть с них она попросту не умела. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • Пролог

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кисточки жизни. Часть 1. Иллюзия жизни предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пролог

Давным-давно жила-была на свете женщина. Она была сильной и никогда не сдавалась. Она принимала в жизни и шипы, и розы, и мало кто знал, что ей пришлось пережить, прежде чем она стала той прекрасной женщиной, которую все видели. Она была женщиной со здоровой дозой уверенности в себе, которая помогала другим справляться с их проблемами и всегда имела наготове несколько хороших советов для них. На свете не было другой такой, как она — она была одна на миллион и сияла ярко, как звезда!..

Много лет назад… разговор с собой

–Привет, дорогая.

–Привет.

–Как спала?

–Нормально.

–А я дак просто отлично!

–Ну, еще бы — напилась вчера, натрахалась с непонятным мужиком, ты хоть помнишь, как он выглядит?

–Неа, а ты?

— А мне оно надо, твоих мужиков запоминать? Я вообще спала — это ты из себя порно-звезду разыгрывала, не надоело?

— Отвянь со своими нотациями, что ты все время ноешь, я не пойму?

— Потому что меня достало это, потому что никто нас так не полюбит, как ты не понимаешь? И мы только себе причиняем боль.

— Говори за себя. И вообще, давай-ка тему сменим. Какие планы на сегодня?

— В институт поеду.

— На фига?

— Учиться, я полагаю.

–Делать тебе нечего больше? Наш папаша нас туда устроил — пусть сам и учится.

–Да пошла ты.

–Сама пошла, я спать хочу, а ты иди куда хочешь.

«Перестали бы лаяться уже, как собаки — не надоело еще? Примирились бы друг с другом уже наконец», — тихо вздохнуло сердце.

Спустя 17 лет

–Он позвал меня к себе, слышишь? Меня, а НЕ тебя!

–Ага, конечно. Нужна ты ему со своей любовью, ему нужен только секс, а что ты можешь? Сидеть и ждать, когда он сделает первый шаг? Дура ты.

–Нужна и не смей соваться в наши отношения — ты поняла меня???

–Угу.

«Да плевать мне, поняла ты или нет, я не дам тебе прикоснуться к нему своими погаными лапами, ты слышишь меня? Даже не пытайся, не смей!», — так думала «куколка», собираясь к любимому.

«Вот же две дуры, одна в одну сторону тащится — другая в другую, поняли б уже, наконец, что вам обеим нужно одно и то же — любовь, ласка, забота, нежность и мега крутой секс — что плохого-то в этом?» — надрывалось сердце, но его никто не слышал.

–Успокойтесь обе, — ворчливо сказал разум, — давайте, все разложим по полочкам, чтобы нам стало ясно — что и как. Не надо истерик.

Глава 1. Предыстория

Всем известно, что в России все дороги ведут в Москву. Меня тоже не избежала сия учесть. Считается, что ехать покорять столицу нужно в юном возрасте и, нахлебавшись лиха полной ложкой, в конечном итоге прийти к заветной цели. Ну, в том случае, если у вас сильный характер, и вы идете к цели несмотря ни на что. Потому что, крылатая фраза «Москва слезам не верит» известна всем россиянам с пеленок. Тут либо ты, либо тебя — третьего не дано.

Учитывая тот факт, что все дороги ведут в Москву, не трудно предположить, что едут сюда не только юные нимфетки за богатыми женихами и амбициозные юноши из провинции, мечтающие к 30 годам сколотить состояние и колесить по дорогам столицы на шикарных автомобилях в сопровождении не менее шикарных дам. На самом деле, насмотрелась я тут на всяких людей. Но обо всем по порядку.

Я решила, что Москва — это именно то, что мне нужно, когда мне уже перевалило далеко за 30. Чего я хотела добиться? Сейчас понимаю, что я, как в сказке о Золушке, отправилась «познать самое себя». Признаюсь, время показало, что в своем решении я не ошиблась, хотя все, конечно, было не так легко и безоблачно, как у Золушки на балу, но ведь и ей пришлось потрудиться, прежде чем она попала на бал. Когда я была маленькой, мой папа подписал мне открытку ко дню рождения такими стихами:

«…Птица сероглазая, маленькая Золушка,

Не грусти, не мучайся, не вздыхай тайком.

Даже в мире сказочном, ты же знаешь, солнышко,

Не бывает сразу просто и легко…».1

Вот именно так все и было в моей жизни — отнюдь не просто.

В юности едут в большие города, чтобы строить свою жизнь, а вот в зрелом возрасте, познав уже много трудностей и радостей, пережив взлеты и падения, человек принимает решение о переезде в другой город под влиянием разных факторов. Молодые люди едут, как это принято говорить, покорять столицу — добиться признания, успеха, богатства. Зрелые люди, в основном, едут зарабатывать деньги и едут со всех концов нашей необъятной родины. И правду сказать, работы в Москве много, другой вопрос, что разная работа и оплачивается по-разному. Я четко знала, чего я хочу и зачем я еду, более того у меня было продумано несколько вариантов достижения цели.

Решение мое не было спонтанным, хотя окружающим меня людям оно казалось именно таким. Особенно моим родственникам, которые в тот момент окончательно уверились и пытались уверить меня, что я в принципе ни на что не способна в этой жизни. Откровенно говоря, я считаю, что вся моя предыдущая жизнь была подготовкой к этому шагу. И прежде чем описывать все мои приключения и похождения в столице нашей необъятной родины, я расскажу вам свою историю, чтобы вам стало понятнее, как и почему я пришла к решению переехать в Москву, и зачем мне все это было нужно.

***

Жизнь моя к 36 годам (а в Москву я переехала как раз в 36 лет), что называется, не сложилась. Хотя, если смотреть объективно, как говорили мне многие подруги, мне было чем гордиться — двое прекрасных детей, два высших образования, но на этом перечисление останавливается. Я не считала эти два факта какими-то мега-достижениями, да и сейчас не считаю. А кроме двоих детей и двух образований больше ничего и не было — ни хорошей работы, не говоря уж про карьеру, ни мужа, ни полноценной семьи, ни своего дома, в том смысле, что даже захудалой квартирки не было, приходилось жить на съемных.

Нет, конечно, муж когда-то у меня был, но, как говорится, мы с ним не сошлись характерами, правда выяснили это окончательно только спустя 10 лет совместных мыканий, ну да не мы одни. Правда, за эти 10 лет мы умудрились каким-то образом родить двоих детей, которые благополучно остались на моем попечении после развода.

Надо сказать, что о разводе с мужем я не пожалела ни разу, но по словам психолога, к которой я однажды обратилась за консультацией, любой разрыв, желаете вы его или нет — это большой стресс для психики любого человека. Я в этом убедилась на собственной шкуре.

Да и если уж быть совсем откровенной, любой разрыв мне давался крайне нелегко. Мне тяжело расставаться с людьми, которые, так или иначе, стали частью моей жизни. Даже если они уже сыграли свою роль в моей жизни, я с трудом могу их отпустить, потому что знаю, как я буду мучиться и переживать потом. Однако, еще раз повторюсь, о разрыве с моим бывшим мужем я не пожалела ни разу.

Ситуация, мягко говоря, была тяжелая — двое маленьких детей, одному из которых едва исполнился год, а второй пошел во второй класс, съемная квартира, автомобиль в кредите, работы нет, дохода нет, только пособие от государства в размере трех тысяч рублей. Конечно, девочка я уже была взрослая, рвать на себе волосы не собиралась, наоборот, искала пути выхода из этой ситуации. Нашла удаленную работу в Интернете по наполнению сайта, сдала одну из комнат в трехкомнатной квартире, которую мы снимали на тот момент. Но это, конечно, не решило ситуацию.

Помогали родители. У них была своя компания по оптовым продажам продуктов питания. Компания сказано громко, конечно, но работа какая-никакая для меня там нашлась.

В компании моих родителей всем давно заправляла моя старшая сестра и заправляла так, что шансов «продвинуться по карьерной лестнице» у меня там не было. Я была «чернорабочим» и мою сестру это вполне устраивало, а меня нет. Спустя год я пошла получать второе высшее образование, потому что понимала, что так долго продолжаться не может. То образование, которое у меня имелось в наличии, карьерных перспектив передо мной не открывало. Хотя, при желании, конечно, все возможно. Но такового желания у меня не возникло. Хотелось чего-то другого. Осуществления мечты.

***

Тут отдельно нужно осветить тот факт, что, прожив в миллионном городе — Уральской столице почти 20 лет, отношения с этим городом у меня никак не складывались. Тоже, видать, не сошлись характерами. Началась эта нелюбовь у нас буквально с первого взгляда, когда наша семья, как и миллионы других русских, которые стекались в «родную» Россию со всех концов бывшего Великого и Могучего государства, тоже «иммигрировали» на «родину».

Я, к слову сказать, родилась и выросла в солнечном Казахстане, и к России никакого отношения не имела в принципе, ну разве что национальностью. И вот звезды так сложились, что у моих родителей появилась уникальная возможность сбежать в Россию, которой они не преминули воспользоваться. Идея эта мне, мягко говоря, совсем не понравилась. У меня были собственные планы на свою дальнейшую жизнь, и никакой переезд ни в какую Россию в эти планы никак не вписывался. По крайней мере, на том этапе. Я наотрез отказалась ехать, куда бы то ни было, и категорически заявила своим родителям — «Езжайте куда хотите, я с вами никуда не поеду и останусь жить там, где живу».

Такому моему поведению было как минимум две причины. Первая причина, пожалуй, самая типичная для юной девушки, а оттого банальная, как вы, наверное, уже догадались — первая любовь, которая казалась единственной и на всю жизнь. Это был человек, за которого я хотела выйти замуж, родить от него детей и прожить с ним всю жизнь — долго и счастливо, поэтому расставаться с ним в мои планы никак не входило. Если останавливаться на этом обстоятельстве подробно, то получится повесть о первой любви, мой же рассказ о другом.

Итак, вторая причина была куда более прозаичной и связана она была с моим профессиональным будущим. С 13 лет я мечтала стать гидом-переводчиком, а моим любимым предметом в школе со второго класса был английский язык. Смешно сказать, я хорошо училась (не отличница, но твердая хорошистка) до 8 класса. В 9 же классе меня накрыло первое серьезное чувство, которое вкупе с проблемами переходного возраста сыграло со мной злую шутку — я совершенно утратила интерес к учебе, но вот английского языка это не коснулось абсолютно. Этот предмет я как обожала, так и продолжала обожать. У меня было стойкое ощущение, что когда-то, в одной из своих прошлых жизней, я говорила именно на этом языке. Логично предположить, что дальнейшую свою жизнь я связывала именно с этим предметом и все, о чем я мечтала — поступить на иняз. Ну и что, спросите вы? А дело было в том, что городок, в котором я выросла, был небольшой, и школа с углубленным изучением английского языка была одна на весь город, именно в ней я и училась. Выпускники этой школы имели некоторые привилегии при поступлении на факультет иностранных языков местного института — они сдавали вступительные экзамены до того, как все остальные могли их сдать, а кроме того, сдать нужно было только английский. Учитывая то, что с остальными предметами у меня было не все благополучно, но английский был реально моим коньком, сомнений в том, что я буду учиться на инязе, у меня не было вообще никаких.

Однако планам моим не суждено было сбыться ни в первой части, ни во второй. В один прекрасный день, придя со школы, я сказала маме: «Все, я переезжаю в Свердловск». Мама, не задавая лишних вопросов, быстренько все устроила и лично препроводила меня к папе, который как первопроходец уже уехал на историческую родину — устраиваться, как говорится. До сих пор удивляюсь — почему никто из родителей ни разу не спросил меня о том, что же заставило меня передумать. Вы, быть может, тоже удивляетесь — что же вдруг такое случилось, что я передумала? На самом деле, ничего сверхординарного не произошло, а всему виной был один-единственный разговор в учительской с директором и нашей классной руководительницей, а точнее — всего-навсего одна фраза, неосторожно сказанная нашей классной. Фраза эта засела в моем мозгу на всю жизнь. «А про тебя, Поля, — сказала она мне — ко мне все учителя подходят и спрашивают, а это у вас Нелюбина учится, которая на всех парней вешается?». Это было оскорбление. Я была очень скромной и чистой девушкой и то обстоятельство, что я была влюблена в своего одноклассника и мы, как говорили в те времена, дружим, не делало меня автоматически шлюхой, даже несмотря на то, что наши отношения были далеки от платонических, а в школе об этом стало случайно известно. В этот момент я поняла, что значит общественное порицание. Было обидно и больно, а еще противно. Я не смогла смолчать и спросила:

— И кто же конкретно вас об этом спрашивает?

–Да весь наш учительский коллектив, — не задумываясь, брякнула классная.

–Да весь ваш учительский коллектив… — тут я взяла паузу, пытаясь подобрать приличные слова, все-таки я была очень хорошо воспитанной девочкой и старалась старшим не хамить, особенно учителям — …хлебом не корми — дай языками почесать, — выпалила я, в конце концов.

Теперь уже шок явно читался на лицах директрисы и классной, они буквально открыли рты от неожиданности. На помощь им пришла завуч, которая сидела за столом и в наш разговор до этого не вступала:

— Воспитали на свою голову, ты посмотри, что такое, — стала возмущаться она.

— Меня воспитали не вы, а мои родители, — я уже «закусила удила» и меня несло — и вообще, я со следующей четверти переезжаю в Свердловск!

Тадааам! Радости их не было предела — они сразу стали такими добрыми и хорошими и засыпали меня вопросами — как, да что. И я поняла, что да — со следующей четверти я переезжаю в Свердловск, чтобы не видеть этих неискренних людей больше никогда. Как говорится, слово не воробей, вылетит — не поймаешь. Да и человек я такой, сказала — сделала. Вот я и сделала. По-моему, даже мой любимый человек не понял, почему я уезжаю. А я никому не объясняла, и ему в том числе.

Мои родители, наверное, так обрадовались, что я добровольно согласилась на переезд, что избегали задавать вопросы, боясь, что я передумаю. И вот, окончив первую четверть последнего 11-го класса школы, я переехала в огромный российский город Екатеринбург. Да, тогда он уже был Екатеринбургом, хотя все по привычке еще называли его Свердловском. Радужные мысли переполняли меня — огромный город, огромные возможности. Ничего, что мы с моим любимым побудем какое-то время врозь — всего-то пару лет, которые быстро пролетят, и он приедет ко мне и все будет просто прекрасно. Я распланировала все лет на 10 вперед, но я и не подозревала, что приехала на 20-летнею каторгу — ни больше, ни меньше.

«Каторга» началась практически сразу, буквально с первого лета — это была осень, а не лето. Зонты, куртки, колготки, туфли. Дожди каждый день, серое небо, холод. После жарких летних дней, которыми баловала нас матушка-природа в Казахстане, такое лето стало для меня первым испытанием в этом «славном» городе, но отнюдь не последним. Описывать все мои 20-летние перипетии я не буду — это повествование потянет на пару отдельных романов.

Достаточно лишь сказать, что первая любовь не выдержала испытания временем и расстоянием, молодой человек сдался и предпочел другую девушку, которая была рядом. Мечта о семье с любимым человеком разбилась в прах. Да что там — жизнь моя в тот момент разбилась на осколки, которые я с горем пополам собрала в кучку и кое-как склеила. Говорят, разбитую чашку не склеить, не верьте, склеить можно, да только пользоваться вы ей больше никогда не сможете — течь будет изо всех щелей. Так и моя жизнь — трещала по швам.

Иняз тоже не случился — английский я сдала блестяще, хорошо написала сочинение, но устный экзамен по русскому и литературе завалила. Все, привет мечте! Папа мой в свое время учился в Свердловском горном институте и у него там были связи, он настоял на том, чтобы я пошла учиться туда — дабы не терять год, по его словам. В итоге, горную академию, тогда она называлась так, я закончила ровнехонько в миллениум, когда горные инженеры даром никому не были нужны.

Еще когда я училась в школе, я пыталась найти подработку на дому — переводы или репетиторство, но ничего не получалось. В академии я училась из рук вон плохо, на 3-м курсе меня отчислили, и я снова стала искать работу — и опять безуспешно. Меня не брали НИКУДА. То есть совсем! Я уже, шутки ради, пыталась устроиться куда-то уборщицей или посудомойкой, не помню точно — и туда не взяли, то ли лицом не вышла, то ли образования не хватило. Сейчас доморощенные психологи сказали бы, что это просто я сама не очень-то хотела работать. Не знаю, вполне возможно и так, но факт остается фактом. Спустя некоторое время мои мытарства по собеседованиям свели меня с одним человеком, который благополучно, а главное бескорыстно, восстановил меня в институте и, благодаря этому знакомству, впоследствии я встретила своего будущего мужа Александра. Диплом я получала, уже будучи на сносях и через положенное время у меня родилась прекрасная дочурка, которую мы назвали Виолеттой.

Дальнейшая моя «рабочая» жизнь была связана с Интернетом, буквально начиная с первого года нового тысячелетия. Весь наш Рунет «вырос» фактически на моих глазах. Работу я себе организовывала сама, не в том смысле, что я была каким-то предпринимателем, а в том смысле, что работала я практически всегда на дому, то, что сейчас называется модным словом «удаленка»и «фрилас». В то время, правда, эти понятия были не в ходу, а потому мои родители относились к моей работе весьма скептически, считая, что я не работаю вовсе. Это не помешало мне, однако, ввесьма продолжительное время — в течение 5 лет, кататься в достатке, как сыр в масле. У меня была своя вебкам студия — бизнес был небольшой (всего четыре модели), к тому же нелегальный, если не сказать криминальный, но я не лезла на рожон и жила вполне спокойно. Этот бизнес приносил очень даже неплохой доход, настолько неплохой, что при желании я могла купить квартиру, пусть небольшую, но свою. Рынок жилья в то время не был перенасыщен новостройками и квартиры по цене были вполне доступны. Но желания обзавестись своим жильем у меня как-то не возникло. С мужем, а тогда он был всего лишь моим «гражданским» мужем, как принято сейчас говорить, мы то расставались, то сходились, семьи как таковой у нас не было, может, потому и стимула не было приобретать свой дом. Мне было скучно — люди работали, деньги были, делать было нечего. Душа томилась и требовала любви. К Александру чувства остыли давно, и, если бы не дочь, я бы уже и не вспоминала о его существовании. Мне хотелось новых чувств, эмоций, хотелось почувствовать себя живой, а не той замороженной воблой, в которую я превратилась еще со времени расставания со своим первым мужчиной. Но так как я не только с трудом расстаюсь с людьми, но и схожусь с ними с таким же трудом, альтернатива была одна — приходилось ходить и тратить деньги. Самой большой моей ошибкой было считать, что так будет всегда и не пытаться «подстелить соломки». Единственное стоящее, на что я потратила свои деньги в тот период — это обучение вождению и получение водительских прав. Так продолжалась до тех пор, пока, спустя 8 лет наших отношений с моим мужем, а по факту сожителем, или скорее ухажером, потому что вместе из всех восьми лет мы и жили-то от силы года два или три, мы решили пожениться. Как выяснилось позже, замуж я выходила, уже будучи беременной. Я радостно забросила свою работу, распустила девчонок по домам, распродала оборудование, стала заниматься домом, дочкой и ждать второго ребенка. Вся моя жизнь вращалась вокруг этого. Девчонки на дому работать не смогли и дохода я лишилась, став полностью зависимой материально от мужа, чем он, конечно, не преминул воспользоваться.

Когда я узнала, что второй ребенок у меня будет мальчик, я погрузилась в депрессию. Я не понимала, что я буду с ним делать, и как я буду его воспитывать с таким отцом. Я боялась, что у меня не хватит сил и мудрости вырастить достойного мужчину, я боялась, что не смогу полюбить его. Все эти страхи и сомнения окутывали меня с головой и внушали дикий ужас.

Сын мой родился через 3 дня после моего дня рождения. У нас вообще в семье как-то так повелось, что ребенок рождается с разницей в три дня с одним из родителей. Так моя сестра родилась за три дня до маминого дня рождения, сын сестры родился за 3 дня до дня рождения ее мужа. На мне традиция сделала кульбит — дочь моя родилась в один день со своим отцом, а сын — через три дня после моего дня рождения. Когда он родился, первые несколько минут я боялась открыть глаза и посмотреть на него. Но как только я его увидела, я поняла, что этой мой ребенок и я его очень люблю.

Жизнь пошла своим чередом. Из дома я выходила — в магазин, в музыкальную школу с дочкой, в поликлинику, а потом опять в поликлинику, в аптеку, на молочную кухню, в школу. Жизнь моего мужа вращалась в каком-то параллельном мире — дела, друзья, пьянки-гулянки. Наши жизни пересекались поздними вечерами, когда он приходил домой, чтобы поесть, поспать, переодеться, ну и поругаться со мной. Чаще всего мы именно ругались. Наши отношения с моим бывшим мужем были просто одой тому, какими не должны быть отношения между мужчиной и женщиной. Через два года я поняла, что жить так мне надоело. Апогеем наших отношений стало то, что однажды Саша решил, что вполне себе может три дня не появляться дома и не давать о себе знать. После этого я поняла, что с меня хватит, и подала на развод.

Муж мой, справедливости ради надо сказать, разводиться не хотел, но и менять ничего не собирался — его все устраивало, а меня — нет. Так мы и развелись. Первый год папа моих детей решил, что он не будет нам помогать совсем, даже решение суда о размере алиментов ничего не изменило. Никогда не могла понять, когда мужчины после развода, лелея свою обиду на бывшую жену (особенно, если развод произошел по ее инициативе), с чувством, толком и расстановкой отыгрываются на детях. Неужели, можно спать спокойно, зная, что ваш ребенок болен и ему нужны лекарства, а мать тратит последние деньги и завтра будет не на что купить еду? Неужели, можно наплевать на то, что мать не может отдать энную сумму денег «на ремонт группы» в детском саду и из-за этого вашего ребенка начинает гнобить воспитательница? Неужели, таким мужчинам не приходит в голову, что пройдет 20 лет и дети вырастут так или иначе, но вам они будут чужими? Я, понимаю, что все это вопросы из разряда риторических, но все равно в моей голове не укладывается, как можно ТАК относиться к собственным детям? Мужчины, вы только представьте на секундочку, что ваши бывшие жены, матери ваших детей, после развода начнут относиться к вашим детям точно так же, как и вы — и что тогда будет?

В нашем случае выход нашелся — я стала работать в компании своих родителей, чтобы прокормить детей, однако денег катастрофически не хватало. Пришлось снять квартиру поменьше и подешевле. Жизнь потихоньку налаживалась. Но я все также продолжала работать дома и сильно страдала без общения с людьми. Весь мой круг общения составляли мои маленькие дети, мама и сестра, иногда приезжали подруги. Я понимала, что нужно что-то менять и решила воплотить хотя бы одну свою мечту в жизнь — получить лингвистическое образование.

Глава 2. Новый виток

Высшее образование в нашей стране в эпоху Советского Союза было сродни некому культу. Считалось, что «без бумажки — ты букашка, а с бумажкой — человек». Это относилось ко всем документам, но в первую очередь к документам об образовании. Если у тебя есть диплом о высшем образовании, значит все дороги перед тобой открыты. Тем более, образование в нашей стране было бесплатным и было грешно не воспользоваться такой возможностью.

В нашей семье нам с сестрой с детства внушали, что высшее образование просто непременно должно быть. Интересно, что моя сестра так и не получила его, что до меня, то, как я уже сказала, я свое образование получили с горем пополам и благополучно забросила диплом на полку, как говорится, ни дня не проработав по специальности. В то время было много разговоров про интеллигенцию и про все, что с ней связано. Отец внушал нам, что мы, получив образование, станем интеллигентами в третьем поколении. Не очень понимая, что все это означает, мне тем не менее, очень хотелось быть этим интеллигентом в третьем поколении, просто чтобы не огорчать отца. И я-таки им стала. Более того, пошла по папиным стопам. Ровно до диплома. А свою мечту стать переводчиком забросила в угоду папиной прихоти, о чем сожалела потом полжизни. Но мне всегда очень хотелось, чтобы папа мной гордился, поэтому я была готова даже учиться на горного инженера, лишь бы он был доволен.

Доволен он был или нет, я так и не поняла. Папа вообще человек довольно скупой на эмоции, но мне всегда казалось, что со мной он особенно сух. В третьем классе, когда мое фото повесили на доску почета (ну, знаете, были такие доски в школах для отличников), я привела папу в школу и показала ему мое фото на этой доске. Я думала, он меня похвалит и порадуется, но ничего такого не случилось. Папа довольно сухо сказал что-то вроде «молодец» и на этом все. Примечателен также тот факт, что на эту доску я попала как бы не совсем справедливо. У меня выходила четверка по физкультуре (я с детства ненавидела спорт, тому тоже была причина) и моя первая учительница попросту уговорила физручку поставить мне отлично, мотивируя это тем, что остальные оценки у меня все пятерки и жалко мол девчонку.

Папа знал эту ситуацию и возможно именно поэтому так сухо отреагировал, когда я ждала от него хоть каких-то восторгов в сторону моих успехов.

Так или иначе, образование я получила. Но это образование никак мне в жизни не помогло, в 90-ые геология пришла в упадок и в начале двухтысячных горные инженеры никому не были нужны. После того как я развелась с мужем, я стала искать работу и мне поступило предложение пойти работать стажером-геологом с восьми утра до четырех вечера на десять тысяч рублей. После того, как я получала на своем вебкаме по сотке в месяц, для меня такое предложение, как вы понимаете, показалось просто издевательством. Да и десять тысяч меня тогда бы никак не спасли.

Надо сказать, что несмотря на все это, я все-таки испытывала большое уважение к высшему образованию и продолжала верить в то, что он открывает все двери. Я весьма скептически относилась ко всякого рода тренингам и курсам, которые в то время еще только набирали обороты. Нет, я была убеждена, что без академической базы невозможно стать хорошим специалистом своего дела. Любопытно, что впоследствии я стала специалистом-самоучкой и именно это позволило мне вылезти из ямы нищеты. Однако я твердо убеждена, что если бы не академическая база, мною полученная, этого бы всего могло не случиться. Но обо всем по порядку.

В один прекрасный день меня осенила мысль о том, что сейчас можно получить образование на платной основе (откуда только я собиралась брать деньги?) и я загорелась идеей воплотить в жизнь свою мечту — стать переводчиком и наконец уже зажить своей жизнью. Правда все снова пошло не по плану, как бывало у меня практически всегда.

***

Прошерстив Интернет, я пришла к выводу, что можно даже в моем уже не юном возрасте (а на тот момент мне уже шарахнуло 32 года) на платной основе получить любое образование, в том числе и лингвистическое. Выбрав самый бюджетный вариант, я поехала в институт, чтобы выяснить все окончательно и подать документы на обучение. В институте милая барышня мне объяснила, что несмотря на то, что у меня уже есть высшее образование, учиться на факультете лингвистики нужно 5 лет. К такому повороту событий я совсем не была готова. Через пять лет мой сын пойдет в школу, а дочка окончит 8 класс. Обучение вечернее, а это значит, что пять лет я практически не буду видеть своих детей — только по выходным. Ну и, конечно, пять лет платить за учебу, а кто его знает, что там будет через пять лет, потяну ли я финансовую сторону вопроса? Все эти вопросы крутились у меня в голове, и я уже понимала, что мечте не суждено сбыться. Опять. Милая барышня, видя мои сомнения и, видимо, понимая, что я готова откланяться, вдруг сообщила, что у них есть новый факультет — Связи с общественностью. Это сравнительно новая специальность, очень интересная, учиться нужно будет всего 3 года, стоимость обучения вполне приемлемая, к тому же там усиленный английский. Последнее обстоятельство стало решающим аргументом. Так я стала студенткой факультета связей с общественностью в частном институте. В тот момент я даже не подозревала, что это решение станет первым шагом на пути к совсем другой жизни. Я надеялась, что эта учеба позволит мне что-то изменить, но я даже не представляла, насколько кардинально все изменится.

Учиться было легко и интересно, единственная сложность состояла в том, что обучение было вечернее, детей своих я практически не видела, да еще работа. В общем, забот хватало. Но все было к лучшему, так мне было легче, или может мне так казалось.

Жизнь шла своим чередом — работа, учеба, дом, дети, и так по кругу. Сейчас я понимаю, что взвалила на себя больше, чем могла унести. Я хотела учиться на отлично, быть идеальной матерью своим детям, чтобы дом был полная чаша. И вроде бы я со всем справлялась. Очень помогала и поддерживала мама, но вот от тоски мама меня спасти не могла. Я отчаянно мечтала о том, что когда-нибудь я встречу ЕГО, того, которого полюблю, и кто полюбит меня. Но ОН видимо об этом не догадывался.

Говорят, дети — самый мощный стимул. Только не говорят к чему. Я точно знаю, что дети — мощный стимул к выживанию. Материнский инстинкт заставляет нас делать все для того, чтобы дети были сыты, обуты, одеты и с крышей над головой. При этом никто не говорит о том, что нам, матерям, все равно каким способом мы этого добиваемся. Мы можем пахать на трех работах, заниматься делом, которое не приносит никакого удовольствия, наступать «на горло собственной песне», забыть о своих интересах и простых житейских радостях для себя любимой. Не говоря уж о том, что в этой гонке за благополучием своих детей, чтобы «не хуже, чем у других», мы порой начисто забываем о своей женской сущности и ставим крест на личной жизни. Кстати, мой отец совершенно искренне считает, что одинокой матери категорически нельзя думать о личной жизни. Он не раз открыто говорил мне: «О личной жизни нужно было думать до того, как дети родились. А сейчас нужно думать о детях».

Нет, конечно, я не стала «монашкой», но и сколько-нибудь серьезных отношений у меня не было. Так или иначе, трещины в моей личной жизни продолжали давать течь, и с мужчинами мне как-то никогда не везло, или я в глубине души не очень-то хотела, чтобы повезло. Это вопрос скорее к психологам. Одним словом, вся моя личная жизнь — это история о том, до чего некоторые люди любят романтические прогулки по граблям.

***

Сначала после развода с мужем я, что называется, пошла в отрыв. Это меня не удивило — все это я уже проходила после расставания с моей первой любовью. Мой муж в своих обидах на меня внушал мне, что я ничего не стою как женщина в принципе. Он утверждал, что я старая, страшная, никому даром не нужная (да еще и с двумя детьми) и все в этом духе. Нет, конечно, я ему не верила, но, как говорится, собаке говори свинья — она захрюкает. Так случилось и со мной. Развить в человеке комплексы, оказывается, намного проще, чем уверенность и здоровую любовь к себе. После развода мне было необходимо почувствовать себя молодой привлекательной и, что уж греха таить, желанной женщиной. Мне просто нужно было убедиться в том, что я еще способна нравиться мужчинам. Все, как всегда. Ну как же, надо же доказать себе, что на самом деле я прекрасна и все меня хотят. В своих стремлениях доказать себе, насколько я сексуально привлекательна, я совершенно забыла о том, что на самом деле не это для меня важно. Хотеть-то хотели, сомнений в этом нет, а вот с чувствами все было сложнее. Мне же очень быстро все это надоело и захотелось чего-то большего — любви, поддержки, участия, однако мои краткосрочные романы не давали мне этих ощущений. Все, чего я хотела в жизни, чтобы меня кто-нибудь любил. Любил для меня означало — заботился. Сколько себя помню, заботилась я о себе всегда сама. А если кто-то пытался позаботиться обо мне, встречала такие попытки «в штыки». Вот такой парадокс. Но вы, наверное, уже поняли, что я вся состою сплошь из разного рода парадоксов. Мне так хотелось, чтобы рядом был человек, который обнимал бы меня перед сном, говорил ласковые слова, дарил цветы и прочее, и прочее. И вот тогда, думала я, я смогу, наконец, открыть свое сердце и довериться этому мужчине. Но как только такой человек появлялся на горизонте моей жизни, я делала все, чтобы он из нее поскорее исчез. В самом деле, ведь если он останется, тогда уже не будет повода пострадать…

Последние отношения с мужчиной, которые продолжались около года, закончились и вовсе безобразно. Он был молод, на семь лет моложе меня и у него была девушка, о которой он не посчитал нужным сообщить мне ни в момент знакомства, ни после. О том, что она у него есть, я узнала сама — благо мои способности сыщика с появлением социальных сетей развивались с невероятной скоростью — и сейчас я очень быстро могу узнать очень многое о практически любом человеке, с кем общаюсь. Только если у меня возникнет такое желание, конечно же. Но, даже узнав, что у него есть девушка, я не порвала с ним, хотя и сказала ему, что я знаю. Он отмахнулся, мол, ничего серьезного. Кульминацией наших отношений послужила моя беременность. В конце лета я поняла, что беременна, о чем, конечно, сообщила ему, на что получила ответ: «Я не знаю, от кого ты беременна, но у меня не может быть детей». Позже я узнала, что на конец августа у него была назначена свадьба. Он даже не приехал ни разу ко мне, после того как узнал о моей беременности. Я сделала аборт. Он женился. Но не в августе, а в феврале. Невеста выходила замуж, будучи беременной.

Надо сказать, что этот аборт был, к сожалению, для меня не первым, но, пожалуй, одним из самых тяжелых. В то время уже как раз появилась новая «технология» этого мероприятия, которая получила название «медицинский аборт». Суть ее состоит в том, что женщина выпивает две таблетки с интервалом в сутки, которые вызывают сокращение матки и провоцируют выкидыш. Считается, что такая процедура прерывания беременности наиболее безопасная с точки зрения физического здоровья женщины, а вот о психическом состоянии женщины после такой процедуры почему-то никто не заботится. Женщины, у которых бывали выкидыши, думаю, понимают, о чем я говорю. Представьте себе, что вы видите этот комочек, который вышел из вас, из которого впоследствии должен был вырасти ребенок, и вот он лежит у ваших ног в ванной, а в этот момент в дверь ванной комнаты стучит ваш трехлетний сын с криками: «Мама, мама!». Может быть, на кого-то это особо и не повлияло бы, но я впервые почувствовала себя убийцей своего ребенка…

Все это привело к тому, что я прекратила вообще какие-либо попытки наладить свою личную жизнь и, как говорится, ушла из большого секса на методическую работу. В тот период моей жизни у меня был очередной, как я это называю, «эмоциональный вакуум», когда я не то, что ни с кем не встречалась, а даже думать не могла о мужчинах. Так прошло десять месяцев, и вот однажды…

Глава 3. На пути в пропасть

Вечер не предвещал сюрпризов — дети накормлены, вымыты, спать уложены. Я, как обычно, села за компьютер — немного поработать и поболтать в соц. сетях с друзьями перед сном. «У вас одно новое сообщение от пользователя Матвей» — сообщила мне система в одной из социальных сетей, которую мы с подругами окрестили «Глазники».

«Что бы это значило?» — подумала я прежде, чем прочитать.

— Привет, мы с братом приезжаем 20 апреля к вам в город, если есть желание, можно пересечься, — сообщение от человека, с братом которого когда-то встречалась моя сестра. Брат его был тот еще «фрукт» — сначала он, как в то время говорили, «гулял» с моей подругой, а позже переключился на мою сестру. Кстати, сестра моя даже вроде мечтала выйти за него замуж.

С самим же этим человеком мы знакомы едва ли не полжизни, даже больше. Но знакомство это никогда не было особо близким. Если не считать одного эпизода, который произошел лет за семь-восемь до описываемых событий. С Матвеем мы познакомились на Новогодней вечеринке у нас дома, в последний год учебы в школе. Ну, знаете, как это бывает. Вечеринка, толпа народу. Он приехал с девушкой. Высокий красивый парень. Скромный. Это, пожалуй, все, что я могу сказать о нем тогдашнем. Я не обратила на него особого внимания. Да я вообще ни на кого тогда не обращала внимания. У меня была Любовь. Да именно так, с большой буквы. И кроме этой Любви я вообще никого и ничего не замечала вокруг.

Второй раз мы встретились спустя много лет в Москве, куда переехали после окончания школы многие мои одноклассники и друзья, в том числе и он. И вот в этот второй и последний раз между нами что-то могло произойти, но так ничего толком и не произошло. Потому что мы были слишком пьяны и в то время мужчины вообще мало интересовали меня. В конечном итоге я просто уснула в разгар того, когда он пытался доставить мне удовольствие оральными ласками. С того дня мы больше никогда не виделись.

Я подумала, что моя сестра точно захочет встретиться с ним, а точнее с его братом, да и у меня возражений нет, все-таки выросли в одном городе и все такое. А главное, я сразу почувствовала что-то такое, чего не смогла себе объяснить. Мне действительно хотелось его увидеть — зачем? Я бы даже себе не смогла ответить на этот вопрос. Пару раз за прошедшие годы мы списывались в сетях ни о чем, но я точно помню, что эти фразы невзначай не вызывали у меня абсолютно никаких трепетных эмоций. Так что же произошло сейчас? Мне кажется все-таки, что этот мой эмоциональный вакуум несколько затянулся, и мне захотелось встряхнуться, встретиться с мужчиной, произвести на него впечатление, может быть. Я оставила ему свой номер телефона на сайте, сказав, что, конечно, буду рада увидеться, но я даже предположить не могла, куда все это меня приведет. Кстати, потом он мне рассказывал, что думал, что я просто пошлю его и не захочу с ним встречаться. Он меня видел этакой роковой красоткой, которой вообще на все и на всех плевать с высокой горы, и корона на голове которой сидит так плотно, что никакими силами ее оттуда снять невозможно. Может быть, отчасти он был прав, но лишь отчасти. И он смог в этом убедиться весьма скоро.

И вот наступил день Х — двадцатое апреля. Матвей прислал смс — я сейчас не помню, что именно он написал, помню только, что мы договорились встретиться в девять часов вечера.

У меня были лекции в институте, а моей сестре нужно было уложить дочку спать, она тоже хотела встретиться, правда больше, конечно, с братом Матвея (старая любовь не ржавеет), чем с ним самим и раньше девяти вечера не могла освободиться.

Собиралась я в этот вечер явно не как в институт, а как на свидание. Волновалась, хотела хорошо выглядеть, надела красивое белье. Хотя у меня все белье красивое, но в тот день я подошла к вопросу выбора комплекта особенно тщательно. С института я бежала как на крыльях. В девять мы с сестрой заехали за ними в отель. И вот я увидела его — высокий, красивый мужчина, даже приобретенная с возрастом полнота его не портила в моих глазах, хотя кому-то и могла показаться чрезмерной, но мне всегда нравились мужчины корпулентные. А дальше почти все было как в тумане. Я никогда не верила в любовь с первого взгляда, да и взгляд этот был, откровенно говоря, не первый, а как минимум третий, но все же. В тот момент, когда я увидела его, я просто пропала. Поняла я это, конечно, не сразу.

Мы приехали в кафе, о чем-то говорили, ели, выпивали. Он оказался прекрасным собеседником, я просто таяла и млела под взглядом его серых глаз. Посидев в кафе, мы куда-то поехали кататься по городу, по инициативе моей обожаемой сестренки. Мы с Матвеем сели на заднее сиденье и… я до сих пор не могу вспомнить, как так получилось, что я полулежала у него на коленях, а он ворошил мои волосы. Но это было так естественно, как будто так было всегда. Потом мы приехали на набережную, вышли из машины — погулять. Было довольно прохладно, Матвей обнял меня, чтобы я не замерзла, и мы поцеловались… это было так здорово, так романтично… Нет, в тот момент я не думала ни о каком продолжении вечера, да и нашего «знакомства» в принципе. Он был женатым человеком, меня дома ждали дети. Я была уверена, что на этом все и закончится. Пригласить его к себе у меня в тот момент не хватило бы ума, а у него абсолютно точно не хватило бы смелости напроситься в гости.

Но тут инициативу в свои руки взяла моя сестра:

— Матвей, — сказала она, — а не хочешь ли ты поехать к Полине сейчас?

— Конечно, хочу — ответил он, не задумываясь.

–А мое мнение тут никого не интересует? — взбунтовалась я для вида.

— Ты против? — поинтересовался Матвей, глядя мне прямо в глаза.

— Нет, — тихо ответила я, потупив взгляд.

Я подумала — была, не была, в конце концов, живем один раз, что я теряю? И даже внутренний голос не подсказал мне, что все проблемы личной жизни у меня начинаются именно после похожих мыслей. Но я, конечно, дальше ближайших пары часов не заглядывала, просто хотела побыть с ним рядом подольше, он просто заворожил меня. И вот мы поехали ко мне домой. Фантазии рисовали мне бурную ночь, наполненную взаимной страстью, ласками и невнятным любовным шепотом.

Ночь действительно оказалась необычной, в этом я не ошиблась, но совсем в другом смысле. Мы много говорили, целовались, он был великолепен, творя своим ртом невообразимые чудеса со мной, я была практически на вершине блаженства. Но то ли алкоголь был тому причиной, то ли волнение, но на саму вершину в ту ночь мне так и не удалось подняться. Но когда я поняла, что он и вовсе далек от того, чтобы быть в боевой готовности, я испытала легкий шок. У меня бывали, конечно, такие ситуации в жизни, но в этот момент я просто не ожидала такого. Он сказал:

— Это просто потому, что ты мне очень нравишься, и я очень волнуюсь.

— А с другими женщинами у тебя не возникает проблем? — помню, спросила я.

— С ними все происходит по пьяни, — ответил он.

Я деликатно промолчала о том, что он и сейчас не совсем трезв, да что там — и я тоже.

И, пожалуй, именно тогда первые несмелые ростки мох чувств к нему пробились сквозь плотную стену моего эмоционального вакуума, сквозь тяжелый уже давно заржавевший амбарный замок на моем сердце, сквозь ту личину то ли Снежной Королевы, то ли Снегурочки, которую я носила, не снимая вот уже больше 20-ти лет. С ним я вдруг испытала небывалый прилив нежности, который просто обескуражил меня и выбил из колеи, и желания сделать все, чтобы ему было хорошо со мной так, как ни с одной другой женщиной никогда не было. Я почувствовала, что хочу, по-настоящему хочу, целовать его, ласкать, дарить ему радость и наслаждение. Поверьте, в тот момент я вообще забыла, что в моей жизни были до него другие мужчины и что в ней вообще был секс. Точнее даже не так, секс, конечно, был, но это был просто секс — механическое действо не более того. Здесь же меня просто накрыло теплой волной желания, желания быть с этим мужчиной, желания отдаваться этому мужчине, страстного необузданного желания близости с ним. И я с огромным удовольствием целовала его тело, изучая его, лаская пальцами и языком… и когда мой рот завладел самым главным атрибутом мужской чувственности, я испытала ни с чем несравнимое удовольствие. А когда благодаря моим манипуляциям он излился мне в рот жаркой струей, я испытала небывалое моральное удовлетворение. И тут он сказал: «Мне никто и никогда не делал ТАК». Конечно, не делал, ведь я уже была по уши влюблена в него, хотя не отдавала себе в этом отчета. Заниматься сексом, каким бы прекрасным он ни был, и заниматься ЛЮБОВЬЮ — отнюдь не одно и то же. Через некоторое время он уехал, а я уснула довольная и счастливая.

***

Наступило утро, а с ним и первое разочарование. На тумбочке я нашла пять тысяч рублей. Я испытала шок. Чувствовала себя униженной. Было ощущение, что все, что между нами произошло ночью, ровным счетом ничего для него не значило и таким образом он дает мне понять, что я для него все лишь эпизод, при том, что даже не самый значимый. А может быть и совсем ничего не значащий. Более того, это выглядело, как предложение поставить на всем этом точку, прямо в этом месте. Одним словом, я вообще не знала, что думать и как это все воспринимать. Как плату за проведенную ночь? Как подачку? Как откуп?

Было больно, противно, неприятно. Я не знала, как поступить — то ли послать его, швырнув ему в лицо его деньги, то ли в лоб спросить, что все это значит?

Так ничего и не придумав, я решила спросить совета у одной из своих подруг, которая легко жила за счет мужчин, принимала от них не только подарки, но и деньги.

Подруга посоветовала не делать резких движений и уж точно не швырять ему денег в лицо. Я последовала ее совету, но от расспросов не удержалась. Он пытался объяснить свой жест тем, что просто хотел помочь и поддержать, но получилось, как в старом еврейском анекдоте — «ложки потом нашлись, а осадок остался». Объяснение не показалось мне убедительным, когда хотят помочь, не оставляют деньги на тумбочке в спальне — разве не так?

На следующий день мы с сестрой отвезли их с братом в аэропорт, и они улетели домой. На этом можно было бы поставить точку во всей этой истории, но не тут-то было. Матвей вызвался помочь мне смонтировать школьный фильм для моей дочки, который мы с другими родителями хотели сделать в качестве подарка детям на окончание начальной школы. Так продолжилось наше общение. Я старалась в переписке не вспоминать об интимной стороне нашей встречи — так или иначе, он человек женатый, пусть даже у них нет детей, он живет в другом городе, и ничто не предвещало развития нашего адюльтера в какие бы то ни было отношения, ну разве что какое-то подобие дружеских. Кроме того, женатые мужчины для меня в принципе табу — одно дело интрижка, а другое дело, годами быть любовницей и либо пытаться разрушить семью, либо довольствоваться вторыми ролями. И тот и другой вариант унизителен, поэтому никаких планов на развитие отношений с Матвеем я не строила.

Человек предполагает, а Бог располагает и в этот раз все пошло не по сценарию. Настолько не по сценарию, что я вообще запуталась так, что не знала, что делать. В такие «игры» я еще никогда не играла и правила игры, которую затеял со мной этот человек, были мне совсем незнакомы.

Глава 4. В омут с головой

Чаще всего люди сравнивают течение жизни с привычной зеброй — ну, это «полоса черная, полоса белая». Как зебра. Нам с детства внушают, что хорошо, а что плохо, что есть обратная сторона медали и зебра — полоса черная, полоса белая. И никаких тебе полутонов и оттенков.

Возможно, это обусловлено тем, что наши родители, дедушки и бабушки жили во времена Страны Советов, и там все было четко и ясно — красные и белые, враги и друзья. И не было полуврага и не вполне друга. Но времена меняются, мир вокруг нас изменился до неузнаваемости. А мы все продолжаем видеть его через черно-белое стекло — полоса белая, полоса черная.

Все потому, что никто нам не рассказал, что полоса вовсе не обязательно должна быть именно черной. Возможно, она просто слегка серая, как маленькая тучка, набежавшая на солнце в ясный погожий день, из-под которой пробиваются солнечные лучи и дарят нам свет и тепло. Нужно просто увидеть за серой тучкой источник тепла и света — решение проблемы. И тогда мир снова окрасится яркими красками, и вы увидите радугу, как после дождя, переливающуюся в свете солнечных лучей.

Моя же жизнь давно напоминала мне серую беспросветную муть, такую же, как небо над Екатеринбургом большую часть года. И вот сейчас она вдруг стала похожа на тот уникальный день, когда такое редкое на Урале солнце вдруг робко выглянуло из-за туч, окрасив небо разнообразными оттенками синего, желтого, красного — получилась настоящая радуга. И эта радуга зажглась в моей душе и моем сердце, где распахнулась дверь, которая, как я думала, захлопнулась давно и уже навсегда.

***

Чувства накрыли меня с головой. Я не пыталась давать им оценку, не пыталась разобрать по полочкам, как я обычно это делала. Я просто любила, хотя в глубине души понимала, что не все так просто.

А потом началось общение по интернету. Сначала он прислал фотографии, которые обещал прислать. Я была в тот день не совсем трезвая — выдавала замуж подругу и у нас состоялась такая переписка:

Матвей: «Привет, вот, как и обещал, шлю фотки — правда их немного, но все как есть. Много не пей».

Полина: «Спасибо огромное, много не пила — уже дома».

Матвей: «Да не за что. Очень классно встретились. Спасибо, что проводили. Не забывайте».

Полина: «Есть за что. Да, классно)) вот проводили — точно не за что)) при том, что мы вообще неправильно ехали в аэропорт, надо было совсем по-другому — ну да ладно, главное доехали и вовремя.

Вас, пожалуй, забудешь… особенно теперь…».

Потом я немного подумала и рискнула написать ему:

«А знаешь, я пока не очень трезвая, хочу тебе кое-что сказать. Я рада, что времени было так мало, потому что поняла, что могла бы в тебя влюбиться, несмотря на весь мой хваленый жизненный опыт. Так что все, что ни делается — все к лучшему. И еще… скажи — зачем все-таки ты оставил деньги?.. потому что я точно знаю, что это твои…»

А в ответ: «Какая же ты ласковая девочка. Целую тебя со всей нежностью».

Наверное, за всю мою жизнь ни один мужчина, ни разу не называл меня ласковой девочкой, как раз потому, что ласковой-то я особо и не была никогда. А ему я показалась ласковой, и это было неимоверно приятно. Я поняла, что он не хочет отвечать на мой вопрос и не поняла, что он хотел сказать. Но, кроме того, поняла, что я очень хочу с ним продолжать общение — в любом ключе. И порадовалась, что он вызвался помочь сделать мне фильм для дочери в школу, и началось «деловое» общение, которое плавно переросло в личную переписку. Сначала робкие ростки, типа — спасибо тебе, ты такой замечательный. И — не за что, ты такая нежная кошечка.

А потом я сказала ему, что думаю о нем, и вспоминаю, и очень хочу его обнять. И он ответил, что тоже очень этого хочет и не только этого.

Я честно пыталась обуздать свои чувства и в наших долгих переписках держаться в рамках «дружеской беседы», но постепенно эти наши беседы начали приобретать все более интимные окраски. Я мечтала о нем, а он писал, что мечтает обо мне. Правда это была или нет, не знаю, но сердце мое трепетало от этих слов.

Так прошло несколько месяцев, раскрашенных радостным ожиданием сообщений от Матвея. Он эти ожидания всегда оправдывал и писал почти каждый день. Я не надеялась на скорую встречу и думала, что постепенно эйфория пройдет, круговерть повседневных забот возьмет свое и наше общение постепенно сойдет на «нет», а пока — почему бы не позволить себе немного побыть счастливой.

В конце концов, это был отнюдь не первый мой интернет-роман и вовсе необязательно, что со временем он перерастет в нечто большее. С появлением Интернета в нашей жизни познакомиться с кем-то в реальной жизни стало намного сложнее, а вот в Интернете познакомиться можно с кем угодно, из какого угодно города и даже страны.

Мой первый интернет-роман так и не перешел в реальность — это был классический виртуальный роман со всеми атрибутами — общение в мессенджере, веб-камера, телефонные звонки. Причем звонила всегда я. В Соединенные Штаты Америки из России по сотовому телефону, которые тогда только появились и звонки стоили непомерно дорого. Он никогда не звонил. Зато он прислал мне денег перед отпуском — заботился. Полгода я не спала по ночам — сказывалась разница во времени между США и Россией — чтобы общаться с ним. Я учила его говорить по-русски «я люблю тебя», и у него неплохо получалось. Мы говорили обо всем и ни о чем. О семье, о друзьях, о городах, в которых мы живем, о людях, которые нас окружают. О его дочке и о моей дочке. О его бывшей жене (я, кстати, так до сих пор и не уверена, что она действительно бывшая), о моем гражданском (как это называется у нас в России) муже. В какой-то момент — примерно через полгода — я поняла, что виртуального общения с этим человеком мне недостаточно, что я очень хочу его увидеть, прикоснуться к нему, услышать его голос «вживую». И тогда я предложила ему провести вместе неделю в Испании в августе. Он воспринял эту идею с восторгом, но сказал, что не уверен, что сможет вырваться. Мой ответ был категоричен — или мы встретимся или прекратим все отношения и всяческое общение, потому что невозможность увидеть его в реальной жизни причиняет мне боль. Как вы думаете, каков был итог этой истории? Наверное, нетрудно догадаться — в начале августа он сказал, что, к сожалению, у него никак не получается вырваться даже на несколько дней. Я сказала, что мне очень жаль и прости-прощай. Конечно, я очень расстроилась, переживала, даже немного плакала. В Испанию одна я не поехала. И так и не побывала там до сих пор. Смешно сказать, но через пару лет он поздравил меня по e-mail с днем рождения, я ответила — спасибо. Так постепенно мы пришли к тому, что время от времени пишем друг другу — привет, как дела, не особенно внимательно читая ответ и не вникая в то, как же на самом деле дела там — на другом краю света.

Это был единственный такой драматичный интернет-роман в моей жизни. Все остальные все-таки находили путь в реальность, но, к сожалению, а может быть к счастью, не длились хоть сколько-нибудь долго. Я думаю, это все же хорошо. Потому что эти мужчины не были для меня так уж важны с точки зрения построения отношений, семьи и всего что с этим связано. Равно как и я для них, по всей вероятности. Это были легкие, взаимоприятные отношения, больше похожие на флирт, плавно переходящий в страстный секс, но не в нечто более серьезное.

Но сейчас, я чувствовала, что все совсем по-другому…

***

Приближалось лето, и я загорелась идеей поехать с детьми на море. Денег не было, но я не отчаивалась. Как и многие россияне в настоящее время, я решила, что воспользуюсь кредитной картой, а потом постепенно в течение года рассчитаюсь. Это тоже была огромная ошибка, учитывая мое материальное состояние в то время, но отдохнуть очень хотелось, и это желание заглушало голос разума. А главное — очень хотелось к морю.

Решено было ехать в прекрасный южный город Сочи, точнее, его пригород — поселок Лазаревское. Я уже так давно никуда не ездила, а море я просто обожаю, поэтому подготовка к предстоящей поездке занимала все мысли и практически все время — заказать билеты, купить все необходимое для поездки, собрать чемоданы.

В один прекрасный день, в очередной переписке, я сказала Матвею, что с детьми и мамой собираюсь в отпуск в середине июня и что мы едем в Сочи. На что он сказал:

— Надо же, я тоже собираюсь примерно в это же время в Сочи, давай там встретимся?

— Конечно, сказала я — я с удовольствием, только мы поедем не в сам Сочи.

— Это не страшно, там все рядом, что-нибудь придумаем.

Теперь мои сборы в отпуск были также окрашены радостным предвкушением встречи. Я ни о чем другом не могла думать. Получалось так, что он прилетит в Сочи через несколько дней после того, как мы приедем, и я страстно мечтала поскорее оказаться на юге.

Мы решили путешествовать поездом — так дешевле. Поездка, хоть и достаточно долгая, прошла прекрасно. В поезде с нами ехала компания молодых мамочек с детьми, мы все подружились, и время в пути пролетело незаметно.

Все двое суток, пока я ехала в поезде, мы с Матвеем переписывались почти беспрерывно, обсуждая нашу скорую встречу. В глубине души я хотела проверить, действительно ли мои чувства так сильны, или может просто показалось из-за флера романтизма и бесшабашности, которыми была окрашена наша прошлая встреча. Нетрудно догадаться в каком я была состоянии и как ждала и мечтала поскорее увидеть его.

Мы благополучно доехали и устроились. Я не любитель гостиниц, поэтому предпочитаю останавливаться в частном секторе, но, разумеется, со всеми удобствами. К сожалению, в Интернете фото и информация не всегда соответствуют действительности, однако в этот раз нам повезло. Мы остановились у прекрасных, радушных хозяев. У них был большой двор, открытая кухня и номера с удобствами. Комната хоть и небольшая, но уютная и оснащена всем необходимым. Но главное преимущество этого места было совсем в другом — море находилось в буквальном смысле через дорогу. Отпуск начался.

Лето, море, солнце — все это рождает в душе жителей средней полосы России эйфорию, радость жизни, желание любви и любовное томление. У меня все эти ощущения к тому же усиливались ожиданием встречи. Но… все пошло наперекосяк, чему я, честно сказать, совсем не удивилась — разве у меня могло быть по-другому?

Наступил тот самый день, которого я так ждала. Матвей написал мне, во сколько прилетает и сказал, что позвонит мне как прилетит. Самолет приземлился уже часа три как, но звонка так и не было. Я мрачнела с каждым следующим часом все сильнее. Лишь поздно вечером пришла смс со странным вопросом — «Где вы остановились?». Вопрос этот показался мне странным, потому что я ему писала о том, где мы остановились. Я объяснила, что мы живем в Лазаревском, в ответ он написал, что узнает, как доехать туда из Сочи и сколько времени займет. Я спросила, сегодня он собирается приехать или когда, на что получила ответ, что, конечно, не сегодня, ведь уже поздно, но в ближайшее время. Прошло еще пару дней, но он так и не приехал, а кроме того — не писал и не звонил. Солнце, море и прочие атрибуты южного пейзажа перестали радовать меня совершенно, но я старалась делать вид, что все хорошо, чтобы не портить настроение маме и детям.

В один из вечеров он, наконец, позвонил, но время выбрал крайне неудачное — мы сидели в кафе с нашими попутчицами по поезду и всем выводком детей после похода в аквапарк. Матвей спрашивал, дорого ли в Лазаревском снять жилье, я что-то отвечала, сказала — приезжай, все на месте решим. Он понял, что мне не очень удобно говорить и сказал, что перезвонит завтра. Ни завтра, ни послезавтра он не перезвонил. На мои сообщения ни в сетях, ни в смс он тоже не отвечал. Я ломала голову, что же произошло, что он так себя ведет, но на ум ничего не приходило.

Когда-то, когда моей дочке было 5 лет, мы ездили с ней отдыхать в Адлер. Она была еще маленькая, поэтому ни на какие экскурсии мы с ней не ездили, но сам город Сочи, конечно, посетили, погуляли по городскому парку, покатались на каруселях. И в этот раз я планировала в любом случае свозить детей в Сочи. Мы выбрали один из дней, когда шел дождь, купаться мы все равно не пошли и решили поехать в Сочи, в надежде, что дождь перестанет. Дождь, правда, не перестал, но мы все равно прекрасно провели время.

Где-то в середине дня, я не выдержала и написала Матвею, что я сейчас в Сочи, и мы могли бы встретиться, если у него еще есть такое желание. Как я потом узнала, написала я ему именно в тот момент, когда мы гуляли недалеко от того места, где он остановился. Он наконец-то мне ответил, объяснив свое молчание тем, что я не так уж и хотела с ним встретиться, как ему показалось во время нашего разговора по телефону. Я не поняла, из чего он сделал такой вывод, да это было уже и не важно. Несколько часов мы переписывались и в итоге договорились встретиться.

После посещения парка мы с детьми и мамой поехали на вокзал, оказалось, что все электрички уже уехали, и я отправила их домой на последней маршрутке, а сама поспешила на встречу с Матвеем.

В тот момент, когда я увидела его, земля ушла у меня из-под ног, я почувствовала себя крошечной песчинкой в огромном море жизни, глупенькой маленькой девочкой рядом с большим, умным и красивым мужчиной. Голова моя кружилась от счастья, которое накрыло меня с головой, всего лишь от того, что я его вижу.

Мы сняли апартаменты, в курортном городе это сделать очень просто, приехав в которые с комфортом расположились на большом балконе с видом на город. Ночь, мерцающие огни, южный воздух, луна, вино и любимый человек рядом — что еще нужно для счастья? Впервые в жизни я поняла смысл выражения «пьяный без вина». Присутствие этого мужчины рядом со мной опьяняло меня сильнее любого вина.

Мы сидели на балконе, пили вино и разговаривали. Я не смогла удержаться, чтобы не спросить, почему он не отвечал мне, и его ответ меня несколько озадачил:

— Я подумал, у нас еще и отношения никакие не начались, а уже какие-то непонятки — на фиг.

Меня покоробило, что он считает, что между нами никаких отношений нет. В моем понимании они все же были. И пусть это был лишь секс однажды, а дальше только пара месяцев переписки, но какой. Полной желания и надежд на скорую встречу. Для него, как оказалось, все это не имело никакого значения.

Потом мы говорили обо всем на свете и не могли наговориться.

Вдруг Матвей уронил голову на руки и сказал:

— Прости меня, что я пришел к тебе женатым.

— В этом нет твоей вины, — прошептала я, гладя его по голове.

— Ты же ничего не знаешь о моей семейной ситуации, — заметил он.

— Конечно, не знаю, ты ведь не рассказывал.

И тут он начал рассказывать, что с женой отношения у него очень сложные, они постоянно ссорятся и большую часть времени живут отдельно друг от друга. Жена его, как оказалось, в данный момент отдыхала где-то в другой стране с подругами, а он вот тут в Сочи.

Мне не очень хотелось слушать о его отношениях с супругой, мне в принципе не нравилось, что я влюблена в женатого мужчину, а уж обсуждать его семейную ситуацию — это вообще моветон. Я думала, что наши отношения не выйдут за рамки «курортного романа», но в глубине души надеялась на большее.

Мы долго еще сидели и разговаривали, а потом я сказала:

— Поцелуй меня.

Мы начали целоваться и плавно переместились в спальню. Я дрожала, сгорая от нетерпения вобрать его в себя, почувствовать его каждой клеточкой своего тела. В тот момент, когда он вошел в меня, чувства накрыли меня с головой, я потеряла над ними контроль и прошептала ему — я люблю тебя. Он резко остановился и посмотрел мне в глаза. В комнате было темно, лишь огни ночного города освещали ее, но это не помешало мне увидеть в его глазах страх, глубокий животный страх. Поверьте, лежать в постели с любимым мужчиной, признаваться ему в любви и в ответ увидеть ужас в его глазах — это не то, о чем мечтает каждая женщина. Я истолковала его страх по-своему и тихо сказала: «Не волнуйся, это моя проблема».

Проснувшись утром, мы поняли, что у нас нет ни еды, ни воды. Я решила сходить в магазин, потому что Матвей плохо себя чувствовал после выпитого накануне вина. Погода стояла прекрасная и я с удовольствием прогулялась, думая по дороге, что в нашем распоряжении еще целый день и еще одна ночь. Воображение рисовало мне картины одна прекраснее другой. Сейчас мы позавтракаем, думала я, потом займемся любовью, может быть немного поспим, потом сходим прогуляемся, дойдем до пляжа, потом вернемся домой и будем наслаждаться обществом друг друга. Ожидало же меня совсем другое.

Мы, конечно, позавтракали бутербродами и кофе, потом Матвей включил телевизор и, сидя в кресле, переписывался с кем-то по мобильнику. Мой телефон почти разрядился, а зарядника у меня с собой не было, поэтому делать мне было совершенно нечего, оставалось только смотреть в телевизор. На самом деле я смотрела на Матвея и недоумевала в душе: «Что же происходит? Почему он сидит в этом кресле, не подходит ко мне, почти не разговаривает со мной и даже не смотрит в мою сторону? Как чужой». Он продолжал вести с кем-то переписку и мрачнел после каждой новой смс. Я догадалась, что он переписывается со своей женой, мысль эта, мягко говоря, удовольствия мне не доставила.

Он перебрался на кровать, но продолжал пялиться в телевизор, включив там какие-то новости, и в свой телефон. Я была совершенно лишней и чувствовала огромное желание просто уйти. Останавливало меня то, что ехать мне надо было несколько часов и, конечно, то, что я просто хотела хотя бы немного побыть рядом с Матвеем. Я лежала рядом с ним, гладила его по спине и млела от удовольствия, что он рядом, что я могу коснуться его, а он все также не обращал на меня внимания. Я вздыхала, убирала руку и просто лежала, глядя на него.

Через несколько часов он отложил свой телефон и наконец-то снизошел до меня, как будто только что обнаружил, что он не один и рядом с ним вполне симпатичная женщина, которая изнывает от желания. Я, конечно, не супермодель, рост, как говорят, метр с кепкой, зато фигура загляденье, и это несмотря на рождение двоих детей — небольшая, но упругая грудь из тех, что уютно помещаются в мужскую ладонь, тонкая талия, крутые бедра, попа покруче, чем у Джей Ло, стройные ноги. От нечего делать я весь день слонялась по квартире, то выходя на балкон, то в ванну — принять душ. Проходя мимо зеркала в одних белых стрингах на упругом загорелом теле, я смотрела на себя и думала о том, что, если бы я могла, я бы давно уже сама себя изнасиловала, в хорошем смысле этого слова, конечно. Но мужчина, при одном только взгляде, на которого, в моей душе все переворачивалось, а пресловутые стринги мгновенно становились мокрыми, не удостаивал меня даже взглядом и вот, наконец, заметил.

Его губы и язык, двигаясь по моему телу, плавно переместились в самую сокровенную точку моего тела, где все горело от желания. Как только его язык коснулся меня там, я отключилась от реальности и перестала понимать — кто я, где я и зачем я. Откровенно сказать, чаще всего в постели с мужчиной, чтобы достичь высшей точки наслаждения, я обычно закрываю глаза и фантазирую. О своих фантазиях я, пожалуй, рассказывать не буду, это всего лишь фантазии, большинство из которых, мне бы отнюдь не хотелось испытать в реальности. Но в этот раз я не могла ни о чем думать, мыслей не было, были только чувства и ощущения, которые накрывали меня волнами, не позволяя думать ни о чем, а только чувствовать его горячий язык у себя между ног. Мне показалось, что прошло всего пару минут, как я вознеслась к вершине возбуждения и обрушилась с нее, излившись ему в рот.

Он тихо лег рядом, продолжения не последовало. Я обняла его, но стойкое ощущение того, что мыслями он далеко от меня (я искренне не понимала, как такое возможно), не позволило мне отблагодарить его ответными ласками. Полежав какое-то время, обнимая его, я уснула. Больше между нами в тот день ничего не было. Только телевизор и новости. Хотелось плакать. Нет, не плакать, а выть от бессилия и нелепости ситуации. Если бы я только знала тогда, что это всего лишь цветочки, а ягодки, да еще какие, будут впереди, я бы бежала от него, как от огня. Но я, как и все влюбленные женщины, надеялась на лучшее.

Я проснулась рано утром с единственной мыслью: «Я хочу его». Других мыслей не было. Я обняла его, начала гладить его тело, медленно проводя рукой по груди, животу, опуская руку все ниже, пока не завладела его мужским естеством. В этот момент я ощутила жгучее желание почувствовать его у себя во рту, желание было настолько острым, что я не смогла противиться ему. И в следующую секунду, я сама не успела осознать, как это произошло, мой язык уже ласкал его возбужденный член. Потом я вобрала его в себя целиком, одновременно посасывая и лаская языком по всему напряженному стволу. О, какое это было блаженство. Через несколько минут он кончил мне в рот, с благодарностью обнял меня, чмокнул куда-то в плечо и на этом наш утренний секс закончился. Но мне было хорошо от того, что я подарила любимому минуты радости, пусть и недолгой. Впоследствии он сказал мне: «Сексуальность женщины для меня теперь определяется утренним минетом, после того утра в Сочи». Это было приятно, хотя и глупо, на мой взгляд.

Через пару часов мы собрались и пошли к дороге — ловить такси. Пока мы шли Матвей вдруг ни с того ни с сего сказал:

— Вот вы с Олегом были идеальной парой — сразу было видно невооруженным взглядом, что ты его любишь.

— А он меня? — спросила я, недоумевая в душе, к чему весь этот разговор?

— Ну, и он тоже, — добавил Матвей.

Судя по всему, его больше волновало именно мое отношение к Олегу. Хмм, с чего вдруг? Или он этим хочет сказать, что вот тогда, когда я любила Олега это было видно сразу, а вот сейчас, когда я призналась ему в любви, он не чувствует и не видит, что это правда, так что ли получается?

— Какое это имеет сейчас значение? — помолчав, спросила я. — Все это было очень давно…

— Мне кажется, что вы должны быть вместе, вы прямо созданы друг для друга…

— Да о чем ты говоришь? У него давно своя жизнь, у меня своя.

Матвей, слава Богу, не стал дальше развивать эту тему. Я вообще не очень понимала, почему он об этом заговорил. То есть, я, конечно, понимала, что вспомнил он это в свете моего признания ему в любви, но зачем? И потом, Олег не был женат и тоже любил меня. И не просто любил, а еще и учил меня проявлять свои чувства, говорить о них, выражать их, ощущать, понимать…

Мы дошли до дороги, поймали такси, он отвез меня на вокзал, высадил из такси и был таков. Оставил меня одну посреди огромного туристского города на вокзале. Нет, он не пошел со мной узнавать, как скоро будет электричка на Лазаревское (где, собственно, я и жила с детьми и мамой) и не купил мне билет, он просто уехал. Я была несколько ошарашена, хотя, по правде сказать, была рада остаться одна, мне было некомфортно в обществе человека, который еще несколько часов назад кончал мне в рот, а потом вел себя как чужой, глядя на меня взглядом, который выражал только одно: «Что я здесь делаю?». И мне очень хотелось убежать от этого взгляда и не думать о нем, а думать о том, как мне было хорошо в его объятиях. Пусть и недолго.

Электричку пришлось ждать часа полтора, состояние у меня было, как с глубокого похмелья, я с трудом воспринимала реальность и даже кофе, выпитый в привокзальном кафе, не помог. В себя я пришла, только придя на пляж к детям и маме и искупавшись в море. На уме было одно: «Что все это было?». Рядом со своими детьми я вновь обрела ощущение реальности, а все, что происходило в Сочи казалось просто дурным сном. И я начала придумывать ему оправдания и мечтать, что в следующий раз все будет по-другому.

Но следующий раз не случился. Точнее случился, но все было примерно также. Мы провели день на пляже в Сочи, вечером сняли апартаменты, в которых я в первую очередь пошла в душ. Выйдя из душа, я попросила Матвея помочь мне намазать спину кремом. Он, конечно, намазал, но никаких дальнейших действий не последовало — ни нежных объятий, ни поцелуев, ни тем более секса. Я оделась, и мы пошли в кафе ужинать. Вечером все происходило по знакомому уже сценарию. Я безумно хотела его, а он снисходил до меня, при том не всегда удачно, в том смысле, что у него в очередной раз были проблемы с эрекцией. Утром, пока мы ждали хозяйку апартаментов, я пыталась приласкаться к нему, села к нему на колени, обняла. Он выдержал ровно минуту, после чего вскочил и выбежал на площадку. Я, честно говоря, подумала, что он плохо себя чувствует. Он снова смотрел на меня взглядом, выражающим непонимание по поводу того, кто я вообще такая и что делаю рядом с ним. На вокзал мы пошли пешком, в этот раз он пошел вместе со мной, электричка отправлялась нескоро, а вот автобус должен был отправиться через полчаса. Матвей предложил сходить выпить кофе, чтобы скоротать время, я, конечно, согласилась. Выпив кофе, он проводил меня до автобуса, но билет я снова покупала сама.

Через пару дней он уехал, а я поняла, что отпуск безнадежно испорчен, ожидания не оправдались. Стало бесконечно грустно. Я не ждала от этого человека никаких серьезных отношений, понимала, что он женат, а значит между нами может быть только легкий роман не более того. Однако я, безусловно, ждала от него легкости, веселья, хорошего настроения. Я думала, он, по крайней мере, будет рад мне и ему будет со мной также хорошо, как мне с ним. А по всему выходило, что это не так. Он вел себя так, будто я ждала от него, как минимум, ухода из семьи, а его это тяготит. Все это не укладывалось у меня в голове. В тот момент я еще не знала, что у него серьезные проблемы с алкоголем, и все эти перепады настроения легко объяснимы. Но так как я была в неведении, все его поведение я принимала на свой счет, то есть стала думать, что я недостаточно хороша для него. В общем, я думала, что этот отпуск станет завершающей фазой наших отношений и на этом все закончится. Положа руку на сердце, я не хотела этого, но понимала, что этот человек не любит меня. Да и даже не в этом дело. Мало ли у женатых (да и неженатых) мужчин бывает интрижек без любви, но когда женщина нравится мужчине, это сразу видно. А тут… Все как-то трудно и непонятно, какой-то надлом, надрыв. А главное, с одной стороны меня тянуло к нему, как бабочку на огонь, а с другой — мне было рядом с ним дискомфортно. Вот ведь парадокс — я никогда ни одного мужчину в своей жизни не хотела так, как его, ни с одним мне не было так хорошо и одновременно так плохо, как с ним…. Одним словом, по логике вещей, все должно было закончиться в этой точке, едва начавшись, но не тут-то было.

Глава 5. Любовь нечаянно…

И однажды в твоей жизни появится новое имя,

которое превратит предыдущее в пыль.

— Ф. М. Достоевский, «Игрок».

Вы когда-нибудь задумывались о том, что такое любовь? Наверняка, задумывались. Над этим вопросом ломают головы все без исключения люди с начала времен. А вот интересно, кто-нибудь знает правильный ответ? Наверное, все же для каждого это что-то свое и все люди любят по-разному. Говорят, не каждый человек умеет любить. Вот и я думала, что уже никогда и никого не смогу полюбить с того момента, как мое сердце разлетелось на мелкие осколки и я кое-как его собрала и склеила после расставания со своей первой любовью.

***

Я помню тот день, когда случилось наше расставание так, как будто это было вчера. Мир для меня в тот день в буквальном смысле перевернулся. В душе образовалась бездонная пустота. Было ли мне больно? Не знаю. Было как-то странно. Что вот был у меня человек, которого я искренне всей душой любила, которому могла говорить — я люблю тебя, обнимать и целовать. А теперь его нет. Как такое вообще возможно? Как мне привыкнуть к мысли, что больше я не смогу обнимать и целовать его, смотреть в его ласковые смеющиеся глаза и видеть в них любовь и нежность? Все это напоминало какой-то страшный сон. Я с трудом уснула в тот день, но посреди ночи проснулась — резко, как от толчка. Еще не до конца придя в себя со сна, почувствовала огромную тяжесть на душе и подумала: «Случилось что-то очень плохое». И тут же вспомнила, что именно. Уснуть в ту ночь я больше не смогла…

С тех пор я была какая-то замороженная. В тот день, когда мы расстались, я решила, что никогда и никого не смогу больше любить. Я фактически запретила себе испытывать это чувство. Я повесила на свое сердце тяжелый амбарный замок и выбросила ключ — ну, чтобы уж наверняка, никто не смог подкрасться незаметно и застать меня врасплох. И вот именно тогда появились эти маски — то ли Снегурочки, то ли Снежной Королевы. И хотя Снегурочка была более расположена к людям и вроде как тянулась к ним душой, но ведь она, также как и Снежная Королева, сделана из снега и любые пылкие чувства ей неведомы. Самое интересное, что Олегу (моей первой любви) пришлось немало потрудиться, чтобы докопаться до моей души и пробудить во мне ответные чувства. Потому что на самом деле, несколько замороженной я была изначально, задолго до того, как завязались наши отношения.

Еще до того, как мы стали встречаться, я была влюблена совсем в другого одноклассника, который учился в параллельном классе и звали его Леонид. Он был красивый высокий и очень умный. Я так хотела ему понравиться, но он однажды сказал мне: «Полина, ты мне очень нравишься, но таких чувств как у тебя ко мне, у меня к тебе не возникает». Эти слова врезались мне в память на всю жизнь. Было ли мне обидно? Наверное, было, но я не могла долго на него обижаться, то есть вообще не могла на него обижаться — так сильно он мне нравился. А однажды, когда мы с ним были наедине и он решил, что раз он мне так сильно нравится, то, пожалуй, я готова на все, и он попытался соблазнить меня, но у него ничего не вышло. После этого он сказал мне: «А ты на деле холодная оказалась». А вот Олег смог меня разморозить, не сразу, конечно, но ему это удалось. А потом… потом случилось то, что случилось, и я быстренько заморозилась обратно и внушила себе, что больше никогда и никому я не позволю сделать мне больно.

За 20 лет, которые прошли с тех пор, самые сильные чувства, которые имеют отношение к любви (да еще какое отношение!), я испытала только, когда родила дочку, и потом второй раз, когда родила сына. Что до мужчин…

Сначала я глубоко страдала и не могла даже думать о мужчинах. Боль от предательства Олега была настолько сильной, что для того, чтобы не чувствовать ее, я пустилась во все тяжкие — дискотеки, алкоголь, случайные связи на одну ночь. Алкоголь притуплял боль, создавая иллюзию, что боли нет. Внимание и восхищение мужчин, которым кроме секса особо ничего и не нужно было от меня, отвлекало от боли, создавая иллюзию, что я желанна и любима… Однако в глубине души, я понимала, что это путь в никуда… Потом… потом я страстно желала, чтобы кто-нибудь меня полюбил. По-настоящему полюбил. Я надеялась, что это поможет мне разморозиться. Как в сказке, когда прекрасный принц целует спящую красавицу и его поцелуй снимает злые чары. Однако, несмотря на это сильное желание, я делала все для того, чтобы этого не случилось — дискотеки, алкоголь, случайные связи на одну ночь, все это не могло помочь осуществиться моей мечте. Моя заморозка была настолько сильной, что в физическом мире существовала уже только моя оболочка, чувств не было, а потому желанию моему было трудно осуществиться.

Однако, чему быть, того не миновать, и принц все-таки отыскал меня. В роли принца оказался мой бывший муж, Александр. Он влюбился в меня всерьез. Это было заметно невооруженным взглядом и мне это очень нравилось. Я млела от его восхищенного взгляда и понимала, что это мой шанс на нормальную жизнь и настоящую семью. Может быть, это и был тот самый шанс, но я им не воспользовалась или воспользовалась неправильно. Я не смогла полюбить Сашу по-настоящему. Самое правильное определение моих чувств к нему — он мне нравился. И меня это вполне устраивало. Да он мне нравился, мне было с ним хорошо и весело, он стал для меня дорогим и близким человеком, за которого я в итоге, спустя много лет, вышла замуж и родила двоих детей, но, как ни крути, полюбить его я так и не сумела. Как говорит одна очень известная актриса и телеведущая, мужчины жестоко мстят за нелюбовь. К сожалению, мне пришлось убедиться в этом на собственном опыте.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Пролог

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Кисточки жизни. Часть 1. Иллюзия жизни предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

«Зимняя сказка», В. Туриянский

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я