Мрак во тьме

Лимана

Рассказ на основе реальных событиях о девушке, которая попала в трудную финансовую ситуацию и пережила череду неприятностей, но в итоге смогла выбраться из самого дна.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мрак во тьме предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Моя история — это история человека, который по своей глупости оказался на таком дне, из которого выбраться крайне сложно. Наверное, нет в этом мире такого человека, который знает так много о безысходности и отчаянии, сколько знаю о них я, по крайне мере мне так кажется, это самые два страшных чувства которые может испытывать человек, особенно одновременно, ты не знаешь, что тебе делать, ты как в полностью замурованной тесной комнате и в ней нет ни двери, ни окна, а кислород уже заканчивается, приблизительно такое чувство, когда встречаются безысходность и отчаяние вместе. Ты хочешь бежать, кричать, ты хочешь испариться, не существовать, но вместо этого ты должен стиснув зубы все терпеть. Моя жизнь никогда не была простой, всегда были сложности и трудности, но такой безысходной невыносимой как в мои тридцать четыре года она не была никогда.

Начиная свой рассказ, сразу оговорюсь, имена, города в моём рассказе изменены, мне бы не хотелось никого обличать в этой книге. Большая часть повествования — правда, некоторые детали я решила изменить.

Моё детство прошло в маленьком провинциальном городе России, я выросла в большой семье, была третьим ребёнком, всего нас шесть детей, пять девочек и один мальчик. Наша семья никогда не бедствовала, всегда была еда на столе, и одежда для всех детей, но никогда не было никаких излишеств и предметов роскоши. Мама не работала, а занималась детьми и хозяйством, только когда мы все выросли и закончили школу, она поработала пару лет, всю нашу жизнь нас содержал отец, он работал, сколько я его помню с утра до ночи, было время, когда мы переехали в Москву и он какое-то время не мог найти работу, но и в эти непростые времена у нас всегда была еда на столе, и необходимая одежда. Мама — у нас очень добрая, спокойная и абсолютно не конфликтная, а отец же напротив очень строгий, суровый и крайне вспыльчивый человек. Папу мы жутко все боялись, нам хватало всегда его взгляда, чтобы испугаться, он мог устроить сильный скандал, если что-то было не так как он этого хотел. Когда он приходил домой, мы все разбегались по своим комнатам, чтобы не попадаться ему на глаза, он никогда с нами не садился за стол поесть, еду, он ел исключительно в одиночестве в своей комнате, телевизор в его присутствии нам смотреть не разрешалось, только когда он был на работе. Когда я на летние каникулы приезжала в гости к своему дяде, старшему брату отца, я всегда удивлялась, как они всей семьёй садились и пили чай, ели, разговаривали, шутили, для меня это было очень не привычно, я никогда не могла себе представить такой картины со своим отцом. В детстве мне всегда казалось, что он нас не любит, с возрастом я поняла, что он так выражает свою любовь, он желал естественно всего самого лучшего для нас, просто он не умел это проявить иначе, но когда тебя постоянно унижают и оскорбляют, то со временем становится совсем уже не важно из каких это делается побуждений, ты не способен любить этого человека, его агрессия, его желания показать, что ты ничтожество убивают любое светлое чувство в тебе и максимум, что ты можешь, это хотя бы не ненавидеть его.

С двух до четырнадцати лет я прожила в этом небольшом городе, вспоминать этот город я не особо люблю, он оставил мало приятных воспоминаний в моей памяти, это связано ещё с тем, что город маленький, сто тысяч человек населения, работы практически не было, так как не было ни заводов, мало предприятий, люди от безделья, от нищеты спивались, там я с сестрой пошла в первый класс, меня отдали в школу в шесть лет, чтобы я вместе с семилетней сестрой всегда была вместе, и так мы с ней проучились вместе все одиннадцать классов, а потом ещё шесть лет учились в одной группе в институте. Скажу честно, есть, конечно, преимущества того, что ты учишься в одном классе со своей сестрой, например у тебя, всегда есть с кем поговорить в школе и вместе сделать уроки дома, но так же есть и множество недостатков, например, когда обижают твою сестру — это хуже, чем обижают тебя саму, ты расстраиваешься гораздо сильнее, а когда объявляют оценки за контрольную работу ты должен дважды с содроганием ждать результата, своего и своей сестры, и даже если ты получил хорошо, а сестра не очень, то и ты не находишь поводов радоваться, хотя и получил хорошую отметку. С первого по девятый класс школы мы ходили в этом городе, не самые приятные воспоминания у меня связанные и с одноклассниками, большинство девочек были спокойными и не конфликтными в нашем классе, но мальчики очень жестокие, нас с сестрой оскорбляли, задирали, называя нас не русскими, ни родителям, ни брату, мы естественно не рассказывали ничего, так как не принято было в школах кому-то жаловаться. Я много раз дралась с ними, ругалась, школа в этом провинциальном городе на отлично меня обучила, как за себя постоять и не давать себя и своих близких в обиду. Моя первая учительница в начальных классах, оставила о себе лишь негативные воспоминания, она к нам с сестрой имела особую неприязнь, я и сейчас спустя столько времени не скажу вам, за что именно она нас так не любила. Если у неё была возможность поставить нам с сестрой двойку или тройку, то она вся сияла от счастья и не скрывала своего довольства. В первом и втором классе я училась не очень хорошо, но в третьем классе я стала учиться лучше всех в классе, и моя учительница была этим сильно огорчена, когда она объявляла за контрольную работу оценку пять одной единственной ученице в классе — мне, то на ней лица не было. Она могла за две ошибки в диктанте поставить нам с сестрой тройки, а остальным в классе за две ошибки она ставила четыре. В третьем классе, наша классная руководительница, видно в наказание мне за хорошую учёбу, посадила меня на самую последнюю парту с мальчиком, который при живой матери был сиротой, он в свои девять лет жил практически всегда один, и никакую гигиену он не соблюдал, поэтому через две недели после того как меня с ним посадили у меня обнаружились вши и нас с сестрой с позором отправили домой, того мальчика в этот день не было, когда медсестра проверяла голову учеников, поэтому только нас с сестрой и отправили. Такой счастливой как в этот день я никогда не видела свою учительницу. Когда же спустя время, мы с сестрой вернулись к учёбе, наш класс объявил нам бойкот, и никто с нами не общался, не разговаривал, сейчас я уверенна, что это им наша учительница подсказала, а тогда мне было очень обидно, я не понимала за что они с нами так. Помню как в один из дней после школы, девочки из нашего класса окружили нас и передразнивали, и одна из них подошла ко мне и слегка коснулась моей щеки, это была даже не пощёчина, а какое-то случайное касание рукой щеки, но с целью, чтобы унизить меня. Эту девочку звали Виктория, она сама по себе была доброй, но очень ведомой, в нашем классе была девочка Наташа, которую все остальные девочки слушали, как слуги слушаются своих хозяев, нам с сестрой это казалось смешным.

Когда мы с сестрой пришли домой, мы впервые пожаловались маме на одноклассниц, мама же очень строгим и суровым голосом, что для нее в принципе было не характерно, сказала:

— Завтра не приходите домой, если в ответ не дадите этой девочке пощёчину.

Утром я шла в школу в особо унылом настроении, мстить мне очень не хотелось, но ослушаться маму я не могла. У нас был последний урок-физкультура, он проходил на огромном поле, так как это была весна и на улице было тепло. Мы с сестрой стояли обособленно от остальных учеников нашего класса, все мои мысли на тот момент были, как бы дать ей пощёчину, но тут мы с сестрой увидели, что она сама с другой нашей одноклассницей подходит к нам, им что-то нашептала их «главная» в классе и они пришли нам это передать, как только они близко подошли к нам, я не рассчитав силы, дала пощёчину Виктории, они были с подругой шокированы, но не стали вступать с нами ни в драку, ни в спор, а тихо молча, развернулись и ушли. Виктория покраснела до мочки ушей от стыда и к тому же у нее остался отпечаток моих пальцев на лице, мы с сестрой после уроков пошли довольные домой, рассказать все маме. В последствии с Викторией в восьмом и девятом классе мы стали лучшими подругами.

Не трудно догадаться, что поход в школу для меня всегда был стрессом, наверное, поэтому я, приходя домой, первым делом шла не обедать, а садилась играть в куклы и переигрывала все моменты несправедливости, которые видела в школе, я создавала свой мир, таким образом, мир — без жестокости, зла и ненависти и так я делала довольно долго примерно до четырнадцати лет, я каждый раз, приходя из школы, бежала к своим куклам, мама списывала это на то, что я пошла в школу в шесть лет, и не дополучила детства, но, на мой взгляд, это просто был мой способ борьбы со стрессом, который я испытывала в школе. Учась в девятом классе, мы с сестрой знали, что это наш последний год в этой школе, так как нашей самой старшей сестре надо было поступать на следующий год в институт, а наш отец с рождения ещё решил, что все мы, три его старших дочери будем врачами и учиться будем в Московском Вузе, нас никто не спрашивал, хотим мы этого или нет, и возражения естественно не принимались. Аргументировал он это тем, что профессия врача всегда будет востребована и во время войны и в мирное время. Я очень часто думала над тем, почему он все решения принимал за нас, почему не хотел спросить у нас чего хотим именно мы, внутри меня всегда был сильный протест, но я была так воспитана и так запугана, что никогда не смогла бы озвучить ему свое возражение. Единственный человек в нашей семье который смело и отчаянно отстаивал своё мнение и свои права — был брат. Он очень смелый, сильный духом и физически человек, я о нём в этой книге преднамеренно не буду много писать, так как в этот период он находился в очень тяжёлом состоянии, ни таком как у меня конечно, но ему было очень не просто, и я хочу сказать, что у меня очень сильный и отважный брат, которого я очень сильно люблю. Когда думаю о нём, то всегда вспоминаю один момент из детства, когда к нам в квартиру приходили гости мы все дети сбегали и прятались вместе в одной комнате, мы были очень стеснительными и застенчивыми, не выходили до тех пор, пока гости не уйдут. И гости всегда удивлялись, что в доме, где живет столько детей такая идеальная тишина. Помню, как в один из дней к маме пришла её подруга и мы все из кухни начали убегать в спальню, чтобы спрятаться, младших двух сестёр тогда ещё не было, мне было шесть лет, а брату два с половиной, и помню как я и две старших сестрёнки быстро спрятались в спальню, когда увидели гостя, брат не успел убежать, а когда увидел постороннюю женщину начал рыдать и звать меня по имени, чтобы пришла и «спасла» его, он сидел на кухне в центре комнаты и плакал, помню как не хотелось выходить из своего"укрытия", но его жалобный плач не оставил мне шансов, я вышла, зашла на кухню подняла его с пола, взяла на руки и ушла с ним в спальню, он прижался ко мне и успокоился. Ещё заканчивая тему про брата хочу добавить, что когда я приехала со своими проблемами перед новым годом к родителям, то брат, узнав всё, пошёл и купил лотерейные билеты и, придя домой сказал, что если выиграет Новогодний призовой фонд, то поможет мне с моими проблемами, больше мне ничего и не нужно было от него, просто осознание, что если бы он мог, то он обязательно бы помог мне.

Продав всё своё имущество в этом маленьком городе, и добавив сбережения, родители купили трехкомнатную квартиру в Москве в очень старом панельном пятиэтажном доме, который был под снос. Помню, как впервые зашла в подъезд нашего нового дома и была неприятно удивлена, вонь в подъезде стояла ужасная, на ступеньках валялся мусор, краска на стенах уже вся обвалилась, вид какой-то заброшенности был в этом подъезде, я, конечно, не так представляла наше новое жильё в Москве. Но через пару лет эту квартиру нам поменяли на квартиру в новостройке в этом же районе. Сам же наш район мне казался просто нереально огромным, я несколько раз выходя на улицу, подолгу не могла найти дорогу обратно домой. Наша новая школа была в два раза больше предыдущей и находилась в пяти минутах от дома. Недалеко от нашего дома был красивый парк с прудом, где мы провели очень много времени и в том числе с моими детьми.

Когда мы с сестрой пришли в десятый класс, в новую школу, я была приятна, удивлена, так как я как обычно шла в школу как на пытку, школа долгое время была для меня местом, где нужно всегда «быть наготове», но в московской школе всё оказалось не так, тут никому не было дела до нашей национальности, к нам относились наравне со всеми. На мой взгляд московская публика более толерантна, нежели провинциальная, я говорю это, как человек, который долгое время жил и в провинции и в столице. Так как требования в Московских школах к знаниям были выше, то десятый класс я закончила с тремя тройками, отец рвал и метал, в школе тройки он нам не прощал, поэтому в одиннадцатом классе он лично следил, чтобы мы больше времени уделяли учёбе, и как следствие в последнем классе у меня уже не было ни одной тройки. На фоне такого сильного стресса в конце одиннадцатого класса у меня обнаружилась опухоль молочной железы, к счастью доброкачественная, но она сильно росла в размере, поэтому было принято решение сделать срочную операцию. В день операции я встала без намёка на тревогу или страх, я почему-то абсолютно не боялась операции, врачи приняли решение делать операцию под местным наркозом, а родители дали свое согласие, о чем и они и я сильно пожалели. Внутри железы ткани сильно зарубцевались и наркоз не подействовал, мне было шестнадцать лет, такой сильной невыносимо острой физической боли я не испытывала после того дня никогда. Орала я так, что мне кажется, слышала вся онкобольница, мама за дверью была в предобморочном состоянии, я лежала и не понимала за что они со мной так, почему они меня не обезболят, хотя они обезболили меня и так трижды, но все было безрезультатно, я чувствовала невыносимую боль с каждым прикосновением скальпеля. Я очень долго морально и физически не могла оправиться после этой операции. После перенесенного хирургического вмешательства я начала изучать причины возникновения опухоли, и наткнулась на книгу одого известного зарубежного врача, где он называл одну из причин возникновения опухоли — обиду. А я и вправду таила сильную обиду на отца, на его агрессию, на то, что он унижал и оскорблял нас, тогда я начала работать над собой и к восемнадцати годам я избавилась от обиды на него, уже тогда я понимала что, обида не то чтобы бессмысленна, она очень вредна и опасна для самого человека, который ее испытывает и больше ни для кого. Поэтому когда малейшая обида на моего отца проникала в мое сердце я старалась сразу же от нее избавиться. В первый год после того, как мы окончили школу, мы не поступили в ВУЗ и это было очень сложное для нас время, наш отец как обычно это бывает в таких ситуациях нас унижал, называя глупыми, ни на что не способными, пощады к нам он не знал. В шестнадцать лет я впервые узнала, что такое депрессия, я не хотела ни есть ни спать, не хотела вообще ничего, мне казалось, что моя жизнь рухнула, я окончила школу на четвёрки и пятёрки, и таких нас в классе было всего пару человек, отличников у нас не было, и мне было очень больно от того, что ребята, которые закончили школу на тройки, учатся в вузе, а я нет. Тогда я не понимала, какой это пустяк, мне казалось это концом света, родителям, да и сёстрам я не рассказывала о своём состоянии, я и сама на тот момент не понимала, что это депрессия. Позже когда я столкнулась с ней в университете, то я поняла, с чем имею дело, и насколько коварно это заболевание. Но в первый раз спасала работа, после того как я не поступила в медицинский вуз, я устроилась на работу, мерчендайзером, я взяла паспорт своей сестры, так как она на год была постарше, а мне было шестнадцать лет на тот момент и шансов, что меня возьмут на работу было гораздо меньше, на фото если не вглядываться мы были с ней похожи. Я пошла на собеседование, и меня взяли в крупную снековую компанию, я работала на износ, не жалея себя, я вставала в семь утра и в девять часов уже выкладывала товар на витрину, и так я объезжала до десяти магазинов в день, заканчивая работу в девять ночи, вместо шести часов вечера, видимо подсознательно я понимала, что уйдя в работу мне легче будет выйти из депрессии, так и случилось, через пол года, депрессия сама без лечения прошла, меня по окончанию первых трёх месяцев объявляли лучшим сотрудником, и выдавали премию, для меня это конечно были какие-то нереальные деньги. Большую часть денег я отдавала родителям, и немного оставляла себе на карманные расходы. Помню один забавный случай связанный с этой работой, так как я была из многодетной семьи, у нас у всех был льготный проезд на всех видах общественного транспорта,это была карточка которую ты показываешь в метро работнику у входа, и кондуктору в автобусе. И вот стоял зимний месяц точно не вспомню какой, но помню, что было холодно и много снега, я должна была ехать в магазин на юго-западе Москвы, выставлять продукцию фирмы, и вот когда я поехала туда никаких казусов не было, а на обратном пути оказалось что все автобусы в тестовом режиме оборудовали электронной системой пропуска, в них отсутствовали кондуктора, только электронные турникеты, увидев турникет я вышла из автобуса, так как мой пропуск не был рассчитан на него. Я стояла и ждала следующий автобус, в надежде, что хоть он окажется с кондуктором, а не турникетом, но все было тщетно, все приезжающие автобусы были с турникетом. Как раз в этот день у меня не было ни рубля в кармане, до зарплаты оставались считанные дни, а проезд у меня был бесплатным, поэтому я решила, что пару дней прохожу без денег. Проезжало много маршруток и на секунду у меня мелькнула мысль, а может попросить у водителя довести бесплатно, объяснив ситуацию, но гордость не позволила мне этого сделать, я взяла волю в кулак, и пошла к метро, ближайшее метро было приблизительно в пятнадцати километрах от меня, а самое главное я не знала дороги, но я смекнула, что нужно двигаться от одной остановки до другой, параллельно следя, куда едет тот номер автобуса, который мне нужен, проезжали они благо очень часто, так я и дошла за четыре часа по заснеженной дороге до метро, уже успела наступить темнота, не скрою, что в какой-то момент мне захотелось разреветься от безысходности, тогда я ещё не знала, что у меня будет такая безысходность, что я успею вдоволь нареветься. Взяв всю волю в кулак, я не дала волю эмоциям, и уже гордая собой я приехала домой отогреться и выпить горячего чая, я не стала дома рассказывать эту историю, я со школьных времён не привыкла делиться ни с кем своими проблемами.

Помимо работы мы с сестрой через пол года записались на подготовительные курсы абитуриента, при медицинском вузе, в который собирались поступать, чтобы в этот раз уже иметь больше шансов для поступления, так как курсы были вечерние и не каждый день, у нас получалось совмещать их с работой. Конечно, в шестнадцать лет это был сильный стресс для меня, чтобы вы понимали до шестнадцати лет я особо не спускалась в метро, не знала, как пользоваться картой метрополитена, мою жизнь составляли дом-школа-дом, а тут резко в шестнадцать лет моя жизнь сильно изменилась, я не говорю про физическую нагрузку, но эмоционально мне было конечно очень не легко, это очень хорошая школа взросления, но слишком резкая, я бы не хотела, чтобы мои дети в такой форме ее прошли, но у каждого в этой жизни свой путь. В конце по итогам тестирования на подготовительных курсах нас зачислили на платную основу лечебного факультета, мы с сестрой были несказанно рады, для нас это была огромная победа, так как теперь нам не придётся слушать каждый день, что мы глупые и ни на что неспособные дети. Платно мы проучились три года, потом нас перевели на бюджетную основу, так как отец подготовил справки о том, что мы из малообеспеченной семьи, что было правдой, отцу было очень сложно оплачивать нашу учебу, работа приносила очень небольшой доход, поэтому оплачивать недешёвую учёбу троих дочерей ему было крайне сложно. Учеба в Вузе была очень сложной, но в то же время очень интересной, я вспоминаю ее с особой теплотой, хоть, так же как и с одноклассниками, я ни с кем из одногруппников не поддерживаю общение, но воспоминания у меня о них и о времени учебы с ними, только хорошие.

Я уже ранее успела упомянуть о депрессии, которая случилась со мной во время обучения в институте, она была гораздо сильнее, чем в шестнадцать лет, но не на столько сильная как в тридцать четыре года. Так как в нашем Вузе все корпуса находились в разных районах Москвы, нам приходилось много ездить в метро, это был период, когда в метро очень много было людей, которые просили милостыню, позже, когда я вернулась из Нальчика жить в Москву, не было такого количества людей просящих милостыню, но особенно в тот период много было женщин с детьми, с маленькими или грудничками, заходили в вагон много инвалидов, я после пару месяцев наблюдения за ними изо дня в день, впала в сильную депрессию, мне до слез было жалко этих детей, которые должны были сидеть дома в тепле, а вместо этого ездили в грязном, тесном метро и попрошайничали с мамой, если конечно это была их настоящая мама. Пару раз я готова уже была схватить этих женщин за руку и умолять их не мучить этих детей, ходить из вагона в вагон с протянутой рукой для маленького ребенка-это же пытка. Я не понимала, почему общество и власть, на всё это спокойно смотрит, почему никто не может это остановить. Каждый раз, видя этих детей и инвалидов в метро, моё состояние ухудшалось. Я опять — таки никому не говорила об этом, у меня опять пропал аппетит, сон, у меня была полнейшая апатия. Где-то год я выходила из этого состояния, без лечения, учёба и параллельно подработка увели меня из этого состояния.

После окончания шести лет обучения на лечебном факультете пришло время определяться с дальнейшим направлением медицины, и так как я очень любила уход за лицом, баночки с кремами и масками, я решила выбрать специальность связанную, в том числе с косметологией, я поступила в ординатуру"дерматовенерология", к счастью с первого раза, и два года отучившись на этой кафедре, получила сертификат дерматовенеролога. Сразу после окончания ординатуры через два месяца я вышла замуж, нас с будущим супругом познакомила общая родственница, когда я ещё училась на втором курсе в университете, и все это время мы общались с ним просто по телефону, так как жили в разных городах, я в Москве, а он в Нальчике.

Выйдя замуж я переехала жить из Москвы в Нальчик, не скажу, что мне очень тяжело дался переезд, да и с мамой и с сёстрами мы были на связи все время благодаря телефонам, поэтому я как-то спокойно переехала, и не испытала сильный стресс по этому поводу. Конечно, я скучала по родным, а так же я успела за четырнадцать лет жизни привыкнуть и к ритму жизни мегаполиса, к его возможностям, тут все было более степенное, меньше возможностей, но большой плюс в этом городе был — это погода, тут солнце было практически каждый день, зима очень мягкая и не такая долгая, как в Москве. Постепенно, я привыкла к этому городу и полюбила его. После свадьбы через две недели я устроилась на работу врачом — дерматологом в поликлинику и параллельно косметологом в салон красоты, так как сидеть целыми днями дома я совсем не привыкла, для меня это было пыткой.

Начало моей истории берет с того момента когда я устроилась на работу косметологом в салон красоты. Это был небольшой салон-

красоты рядом с домом, где мы жили на тот момент с моим супругом. Я решила вначале в ближайшем салоне от дома узнать требуется ли им косметолог, прежде чем искать в других, более дальних салонах. Когда я только зашла в него, я увидела просторное помещение, в светлых постельных тонах, без излишеств, всё умеренно, скромно и со вкусом. Я зашла в кабинет косметолога, чтобы подождать владелицу салона, кабинет был так же, уютным, светлым и чистым, но в нем была минимальная оснащённость, кушетка, стул, маленький шкафчик, с небольшим количеством баночек кремов и масок. В кабинет зашла молодая девушка приблизительно моего возраста, стройная, среднего роста, с очень приятной улыбкой.

— Здравствуйте, это вы интересовались работой косметолога? — спросила она, зайдя в кабинет.

— Да. Я живу тут не далеко, и ищу работу врачом-косметологом. Решила зайти в ближайший салон и поинтересоваться есть ли у вас вакансия «косметолог».

— Вы врач? — немного удивлённо спросила она.

Просто в Нальчике косметологом работают девушки с любым образованием, но только не с медицинским, это большая редкость для этого небольшого города, попасть к косметологу с высшим медицинским образованием, по крайней мере, на тот момент это было так.

— Да, я недавно окончила ординатуру дерматовенерологии, и у меня множество сертификатов по косметологии. Я жила в Москве, но выйдя замуж в Нальчик, переехала сюда и поэтому ищу работу врачом-косметологом, врачом-дерматовенерологом я уже устроилась в поликлинику на три дня в неделю, в остальные дни планирую работать врачом-косметологом.

— Понятно, у нас есть один косметолог, но у неё нет никакого медицинского образованя, ни высшего, ни среднего. Мастер она хороший, но я бы конечно дополнительно рассмотрела ещё одного косметолога, так как я готова расширяться. Какие процедуры вы выполняете?

— В принципе я умею делать все эстетические процедуры в косметологии, но мне не хотелось бы многими из них заниматься, коррекция бровей, восковая эпиляция, шугаринг — это всё конечно мне не интересно. Хотелось бы делать в основном инъекции, пилинги, аппаратные процедуры.

— Какой аппарат вы бы могли порекомендовать приобрести в наш салон, чтобы на нем работать?

— Трудно сказать, какой именно пойдёт в этом салоне, нужно подумать и всё зависит ещё от бюджета.

— В районе трёхсот тысяч мы готовы вложиться, так же мы готовы дать рекламу, рассказывать нашим постоянным клиенткам, о том, что у нас новый косметолог с высшим медицинским образованием, что у нас новый аппарат, дать рекламу на местном телевидении. Вы обдумайте и скажите нам, какой аппарат вы нам рекомендуете, мы с моей сестрой примем решение.

— Хорошо, я тогда к вам завтра после работы зайду и дам ответ. В 16. 30 можно будет завтра подойти?

— Да, можно. Буду ждать тогда завтра с ответом — она сразу показала свою заинтересованность и видно было, что ей интересно расширять и развивать своё дело.

Я вышла из салона довольная, придя домой я выбрала аппарат на сайте фирмы в которой уже покупала ранее аппарат, для другого салона Москвы и этот контакт у меня остался, я позвонила менеджеру этой фирмы и спросила есть ли в наличии данная модель аппарата, она была вполне по приемлемой цене, после того как мне подтвердили, что аппарат есть в наличии и его могут доставить в мой город, я решилась спросить, а что я буду иметь с этого, ведь я продаю уже второй аппарат владелицам салонов, а сама с этого ничего не имею, на что мне предложили, заработок в размере десяти процентов от продажи аппаратов, если я и дальше буду осуществлять заказы в их фирме. Сказать, что я обрадовалась это как ничего не сказать, зарплата врача была мизерной, услуги косметолога были относительно Москвы очень низкими, у супруга была средняя зарплата, по меркам Нальчика, но ее месяцами задерживали, мы с мужем жили в съемной квартире, и я мечтала, что мы накопим и купим свой дом с красивым садом в ближайшее время. Поэтому новой перспективе продавать аппараты и иметь с этого десять процентов, я безумно обрадовалась.

С этим салоном мы долго не проработали, они не дали рекламу ни мне, ни аппарату, который приобрели, ни своему салону, аппарат не пользовался особым спросом, а приблизительно через год моей работы с ними, владелица салона решила закрыть свой бизнес, и мне в очень требовательной форме сказала выкупить аппарат.

— Ты же понимаешь я не окупила и половину стоимости этого аппарата, а ты ещё продолжишь работать косметологом и заработаешь на нем. Я тебе продам его естественно не за полную стоимость, а за половину — в тоне не терпящем возражения сказала она.

— Я не заставляла вас покупать его, вы сами предложили выбрать аппарат, я это и сделала, то, что вы не дали рекламу и ничего не сделали, чтобы люди узнали о процедурах на данном аппарате, это ваша вина, а не моя.

Но владелица салона была настойчива и не собиралась сдаваться, она давила морально на меня так, что мне ничего не оставалось, как выкупить его. Я была, да и остаюсь, очень не конфликтным человеком, но не уверенна, что и сейчас поступила бы так же, но тогда я в ущерб себе выкупила его, а позже на сайте в Москве перепродала его ещё дешевле, из-за этого аппарата я ушла в не маленький для себя минус. Но если бы этим минусом все ограничилось бы, то этого рассказа точно не было бы.

В самом начале сотрудничества с фирмой дистрибьютором аппаратов работа шла не очень, продавать в Нальчике не очень удавалось, город не большой, зарплаты у людей у большинства маленькие и аппаратная косметология не пользовалась особым спросом, поэтому в Нальчике я продала всего лишь один аппарат. Так как родители мои жили в Москве, я довольно часто ездила в столицу, и в каждой поездке я занималась тем, что обходила потенциальных клиентов лично, принося с собой наш прайс, одно дело скинуть его на электронную почту хозяину салона и совсем другое дело самой придти, показать, рассказать со знанием дела об аппаратах, об их эффективности, до отъезда в Нальчик я успела поработать на многих косметологических аппаратах, когда училась на старших курсах института и в ординатуре, я параллельно работала в разных салонах. Поэтому опыт работы на аппаратах и знание в этой области у меня были хорошие, что давало мне дополнительный бонус в продажах. И в такие поездки мне удавалось продать два-три аппарата, это была практически годовая моя зарплата в поликлинике. В самой же поликлинике я ушла в отпуск, так как через год я стала мамой самой лучшей девочки на свете, я знаю, что практически каждая мама считает своего ребёнка лучшим, но для меня она правда очень особенная, позже через три года Всевышний подарил мне ещё одну дочь, а через два года и сына.

На фирме, с которой я сотрудничала, через год произошли изменения в работе, они поменяли свою систему продаж, теперь они не закупали аппараты заранее, а делали предзаказ, проще говоря, когда клиент выбирает аппарат, то его в наличии нет, мы оформляем заявку и после прибытия в Москву аппарата клиент его оплачивает, забирая свой заказ. Это было вполне разумно, так как закупать дорогостоящие аппараты, платить за их место аренду, это всё в последнее время стало не рентабельно.

Но очень быстро начальство осознало, что и такая система, часто подводит, так как почти половина заказа по прибытию не забиралась, получалось фирме за свой счёт приходилось делать возврат и отправлять его обратно, поэтому приблизительно через пол года, приняли решение брать предоплату в размере десяти процентов от стоимости аппарата.

Для меня новая система работы была очень проблемной, так как для оформления заказа я должна была вложить свои деньги, чтобы завод отправил нам нужные модели аппаратов, а уже после прибытия я с прибылью десять процентов забирала их. Когда появилась первая заявка с заказом, я позвонила своей двоюродной сестре, которая так же жила в Нальчике.

— Привет, Алиса! Как ты, как дети?

— Привет! Всё хорошо, как ты? — спросила она немного удивлённым голосом, так как мы с ней мало общались, только если виделись у общих родственников, могли поздороваться и спросить как дела.

— У меня тоже всё хорошо. Я хотела у тебя спросить, а точнее предложить, не хочешь ли ты подзаработать. Я никому не рассказывала, но я работаю в фирме дистрибьюторов косметологических аппаратов, и там можно неплохо заработать.

— А как я могу это сделать? — спросила, Алиса, имея в виду, что ни в продажах, ни в косметологии ничего не смыслит.

— У нас на фирме сейчас идут изменения в работе, они уже не закупают аппараты, в наличии нет ничего, а когда появляется заказ от клиента, я вкладываю свои деньги, и через месяц, когда приходит аппарат, получаю десять процентов от той суммы, которую вложила.

— Нужно вложить деньги? — с интересом спросила она.

— Да. У меня сейчас пришла заявка на аппарат от клиента, но моих денег не достаточно, чтобы его оформить, если хочешь, можем и твои и мои деньги вложить и каждый получит десять процентов от своей суммы.

— Было бы не плохо. Я скажу мужу. А это надёжно, потом не скажут, что деньги пропали?

— Всё надёжно, если даже деньги пропадут, я тебе со своих денег отдам. Ты в любом случае ничего не потеряешь.

Эти мои слова она потом ещё долго будет мне припоминать. О том, что я заверяла её, что всё надежно, что я со своих денег всё верну. Но это будет чуть позже.

Могу абсолютно честно сказать, что ни с одного человека, который вкладывал свои деньги я не зарабатывала ни рубля, мне хватало того, что я могу отправлять в работу свои деньги. Хотя многие мои родственники и подруги думали иначе, до меня доходили их разговоры о том, что я им даю лишь десять процентов, а себе зарабатываю как минимум двадцать процентов с их суммы, но желания им что-то доказывать и объяснять у меня абсолютно не было.

Когда через месяц пришёл заказанный нами аппарат, и мы с Алисой получили свои деньги, то решили с ней и дальше продолжить сотрудничать, как раз прибыла заявка на немецкий аппарат, а европейские заказы хороши были тем, что ждать надо было всего две недели, то есть заработок тот же, а ждать в два раза меньше, что не могло ни радовать.

— Я скажу мужу, чтобы он попросил у друзей деньги для работы, и половину заработка оставим себе, половину отдадим его друзьям.

— Да, и вам хорошо будет и им.

— Я очень хочу накопить и купить квартиру, мне надоело жить в съёмной квартире.

Забегая вперёд скажу, что квартиру они все-таки купили, но не долго они ей радовались, им пришлось ее продать, чтобы погасить часть долга.

Так как руководитель фирмы, не должен был больше вкладываться в бизнес, он решил его расширить и заниматься дистрибьюцией не только косметологических аппаратов, но и медицинского оборудования: узи, рентген, компьютерные томографы. В связи с расширением ассортимента, выросла и клиентская база, соответственно выросли и заказы, а так как теперь заказы требовали денежных вложений, мне приходилось привлекать всё новых и новых людей, я тогда подключила и родную младшую сестру, она вышла замуж и как раз на тот момент переехала жить в Нальчик, сестра же в свою очередь с мужем брали деньги у друзей и родственников для того чтобы и тем и себе на равных долях подзаработать, мне все время приходилось вовлекать все больше и больше новых людей, в основном это были все мои двоюродные братья и сестра, мои родные сестры, тети, одним словом большая часть людей были родственниками, так же были две подруги и коллега по работе, которая стала мне очень родным человеком во время работы, а затем почти каждый день звонила мне, проклинала и называла меня нецензурными словами.

В итоге в обороте у меня оказалось большое количество денег, посторонних мне людей, которых я в глаза не видела, но я была рада, что есть эти люди, так как нам это позволяло оформлять много заказов, не просто была рада, а в принципе я и просила их вовлекать, уговаривала, говорила, что если что — то случится я беру всю ответственность на себя. Люди, конечно, очень боялись ведь в последнее время было столько новостей о финансовых пирамидах и случаях мошенничества, но хоть и с очень большим страхом, но всё же они давали мне деньги, не малые деньги, они мне доверяли безоговорочно, потом они мне это очень много раз припоминали, что доверяли мне больше, чем самим себе, а я их доверие я не оправдала.

По истечении нескольких лет мы с моей подругой, тоже врачом, которая жила в Нальчике, решили, что было бы не плохо и самим как-то заключить договор, и работать самостоятельно, самим на себя, потому что наверняка начальство имело далеко не десять процентов с продажи аппаратов, а как минимум тридцать, а может и пятьдесят процентов.

— Нам обязательно надо рискнуть, ведь в дальнейшем мы можем зарабатывать совсем другие деньги, нежели сейчас.

Говорила Нино за чашечкой чая у меня дома, она часто приходила ко мне и мы часами с ней обсуждали рабочие дела. Нино было сорок два года, она одна воспитывала сына, с мужем они развелись около десяти лет назад, но сын остался с ней. У нее была своя лаборатория, где она сама за всем следила, в прошлом она работала врачом — терапевтом в поликлинике, где мы с ней и познакомились. Нино была очень умная, и у нее был успешный опыт самостоятельного бизнеса. Поэтому я всегда прислушивалась к ее советам и предложениям. И было принято решение найти завод, для начала китайский и заключить с ним договор, а затем и с европейским, планы у нас были далекоидущими, если бы я тогда знала, что это решение станет началом моего ада на яву, я бы никогда в жизни не стала бы этого делать, даже под угрозой жизни.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мрак во тьме предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я