Добромира
Лена Тюрева

История юной девушки Добромиры, которая волею природной стихии Магии оказывается в закрытом поселении хранителей.Здесь она обучается колдовству и по мере взросления знакомится с окружающим ее миром. Мира любопытная, взрывная и вечно попадающая в самые непредсказуемые ситуации девушка.Трилогия возвращает читателя к истокам, где слова пропитаны запахом трав, припылены пыльцой луговых цветов, а сюжет изменчив, как сама природа.

Оглавление

  • Отражение

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Добромира предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Иллюстратор Маша Судовых

© Лена Тюрева, 2020

© Маша Судовых, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-4493-5275-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Отражение

Глава 1

Магия неукротима. Она стихийна, безрассудна и своенравна. Она — часть природы, которая дала жизнь всему сущему. Она играет судьбами, дарует силу и отнимает волю. Магия вечна, но на земле существует место, где она берет начало, где чувствует себя в полной безопасности.

Среди диких лесов, куда человек еще не успел принести свой технический прогресс, находилось удивительно гармоничное место. Вечно зеленые деревья окружали солнечные поляны и прохладные пещеры возле шумной реки. Место было открытым, но путь к нему был долог и опасен, именно поэтому люди еще не заселили его. Стихии же подвластны любые территории земли, и этот уголок она выбрала своим домом. Магия была повсюду: в воде, листве, плодах деревьев, и даже воздух был пропитан волшебством. Место было выбрано идеально, однако с течением времени природной силе понадобилась помощь. Большая часть человечества перестала верить и использовать магию ежедневно, отчаянно стараясь изменить землю под себя, при этом лишь разрушая ее. Однако еще оставались немногочисленные народы, зависящие от шаманов и местных ведуний, и стихии все сложнее становилось услышать их зов и появиться вовремя.

Доверить свою безопасность Магия решила детям. Они ближе всего к истине и прислушиваются к своим инстинктам. Они способны увидеть, а главное — поверить в настоящее чудо. И вот однажды в самых бедных сиротских домах больших городов несколько десятков детей увидели невероятно яркий сон. В нем неведомая сила показывала им дорогу в прекрасную страну, где они смогут жить свободно и счастливо. Этим детям нечего было терять, зато у них были храбрые сердца и горящие мечтой глаза. На следующий день все они покинули свои приюты. Страх не останавливал, они чувствовали себя под защитой, под покровительством чего-то большего, чем они сами. После длительного путешествия, которое подружило сирот со всего мира, дети прибыли на место и были вознаграждены первым чудом. На их глазах среди дикой природы стали вырастать деревянные дома, песчаные дорожки и маленькие ухоженные сады. На первых порах невидимая сила помогала детям и подросткам научиться жить самостоятельно и в сообществе, в мире и согласии. Так появилось первое поколение хранителей чистой магии.

Эту историю со всеми подробностями будущая, по ее твердому убеждению, великая колдунья Мира знала наизусть. Пять лет назад она сама отправилась в такое путешествие: поверила в сон, сбежала из очередного приюта, в который ее поместило общество, и после долгих скитаний очутилась в приветливом поселении хранителей. По прибытии она попала под покровительство Бабушки Тары, которая стала обучать несмышленую и в то же время умудренную опытом девочку. Старейшины поселения тщательно хранили все знания о природе и силе, естественном порядке вещей и волшебстве. Благодаря жизни в непосредственной близости от источника магии, хранителям открылась возможность изучать и совершенствоваться в искусстве колдовства. Предыдущие поколения передавали свой опыт вновь прибывшим малышам и контролировали растущую в них волшебную силу вплоть до шестнадцати лет, когда вся мощь чистой магии открывалась перед ними. После этого только собственный выбор подростка определял характер его сил. До знаменательной даты Мире оставалось ждать всего лишь полгода.

— Ты собираешься вставать, принцесса? — крикнула Бабушка Тара снизу.

— Еще минутку, — пробубнила в подушку Мира.

— Я не собираюсь ждать тебя весь день. Не спустишься через минуту, останешься без завтрака! — голос наставницы гремел, будто она стояла над девушкой.

Мира заставила себя выползти из-под одеяла и выглянуть в окно.

— Уже иду, Бабушка Тара!

Старая хранительница что-то проворчала и проворно зашагала к своему деревянному дому. Мира оглядела свою комнату и сладко потянулась. Непосвященные хранители жили в отдельных домиках на деревьях. Невысокий с толстыми раскидистыми ветвями местный вид дерева прекрасно подходил для постройки настоящей детской мечты — отдельного дома. Каждый из них состоял из одной просторной комнаты со стандартной обстановкой: кровать, письменный стол, стул, небольшой шкаф и зеркало. Непосвященные сами украшали свое жилище и добавляли в него дополнительную мебель. Все домики были связанны системой прочных лестниц и небольших платформ, чтобы можно было подняться, вежливо постучать в дверь и спокойно дождаться ответа хозяина. При желании подростки могли сохранить свой домик и после посвящения, однако взрослея, все же перебирались в обычные просторные дома с собственным садом. Считалось, что настоящему хранителю не пристало прыгать туда-сюда по лестнице, словно горному козлу.

Мира собиралась стремительно. Она по собственному опыту знала, что угрозы Бабушки Тары никогда пустыми не бывают. Девушка действительно могла остаться без горячего завтрака этим утром, чего она никак не могла допустить. Легкие мягкие короткие сапоги, коричневые узкие штаны и свободный изумрудный свитер, подпоясанный кожаной косичкой, — Мира удовлетворенно взглянула на себя в зеркало и вдруг ахнула. Взгляд ее зеленых глаз метнулся к столику у кровати.

— Чуть не забыла! — схватила девушка крупный кулон на серебряной цепочке.

Это была веточка осины, покрытая яркой эмалью. Его подарили Мире в день ее появления в поселении, с тех пор она никогда с ним не расставалась, чтобы всегда помнить, кто ее настоящая семья.

Стремглав слетев по лестнице, девушка побежала к дому Бабушки Тары. Ее белые, как снег, волосы шлейфом развивались за спиной, то и дело, падая на глаза. Солнце только-только потягивалось из-за горизонта и постепенно приводило в движение все вокруг. В домах открывались окна, чтобы впустить в сонную комнату прохладный утренний ветерок. В рощице непосвященных громко хлопали двери, и был слышен топот детских ног по деревянным светлым лестницам, а в большом доме на холме главный старейшина хранителей уже приветствовал весь совет старейшин на традиционном завтраке, где они обсуждали планы на день.

— Доброе утро! — приветствовала Мира встречных хранителей, не останавливаясь.

Каждый раз, когда она просыпалась позже всех, завтрак становился для нее еще более желанным, чем обычно. Завидев знакомую калитку, она перешла на шаг, чтобы восстановить сбившееся дыхание.

— Я уже здесь! Бабушка Тара! Я пришла!

— Слышу, соня, не шуми. Ты что опять вчера звезды считала? — лукаво спросила пожилая наставница, наливая чай запыхавшейся Мире.

Она сурово посмотрела на непослушную прядь седых волос, выбившуюся из-под косынки, и решительным жестом убрала ее на место.

— Да, то есть… Я пыталась сделать пузырьки, как Анна, но лишь без толку просидела два часа у реки. Она бурлила, но отдельных пузырьков не было.

— Не переживай, колдовство дается не просто. Порой обычные заклинания не выходят даже у самых опытных из нас.

— Даже у тебя? — ахнула Мира.

— За кого ты меня принимаешь? У меня всегда все четко просчитано, — гордо заявила Бабушка Тара и строго посмотрела на смеющуюся девушку. — Я буду в саду. Давай, ешь, и прибери волосы, у нас много дел.

Мира с удовольствием накинулась на свежие блинчики. Ей совсем не хотелось вновь целый день выслушивать нравоучения наставницы вместо того, чтобы практиковаться в колдовстве. Однако до посвящения свободное время было лишь призрачной мечтой. Бабушка Тара была твердо убеждена, что надо знать все к тому моменту, как ребенку откроется полный доступ к магии. То, что это в принципе было невозможно, она в расчет не брала. Мира учила названия и методы применения тех или иных растений, природные законы и причины природных явлений. Она постигала азы волшебства (их теоретическую часть, если быть точной) и принципы защиты чистой магии. Все это было долго, нудно и ежедневно.

Съев четыре блинчика с медом, Мира быстро убрала со стола и подошла к зеркалу. Ее длинные белые волосы доходили до поясницы и, как шаль, окутывали плечи. Почему волосы побелели после нескольких месяцев в поселении, не могли объяснить даже самые мудрые старейшины. Бабушка Тара говорила, что это особая метка Магии, которой она помечает своих любимцев. Девушка проворно заплела по две небольших французских косы у висков, чтобы волосы не падали на глаза, а сзади оставила их распущенными. Она игриво улыбнулась своему отражению и поспешила в сад на очередной «урок».

— Прекрасно, ты уже здесь. У меня будет несколько важных поручений для тебя, прежде чем мы вернемся к твоему обучению.

Бабушка Тара внимательно посмотрела на счастливую девушку и улыбнулась.

— Хватит витать в облаках и отправляйся к Ядвиге, забери у нее набор эссенций для меня, а у Розмари — свежую рассаду, она на днях попросила высадить несколько штук и в моем саду, не знаю уж, что она опять там изобрела. Ах, да, по дороге занеси вот эти мешочки Карме, все равно побежишь повидаться с Вероникой.

Девушка весело кивнула, подхватила три мешочка и побежала к калитке. Она была рада прогуляться по поселению, а не заучивать снова труднопроизносимые названия трав.

Совсем скоро она станет взрослым самостоятельным хранителем и будет готовить зелья, создавать эссенции, творить чудеса, какие поселению и не снились. Она станет самой лучшей хранительницей, и тогда ни один взрослый не сможет припоминать ее мелкие ошибки при каждом удобном случае. Унесенная ветром мечты Мира легкой поступью двинулась в путь по главной песчаной дороге.

Глава 2

Солнце ласково грело кожу, вдалеке был слышен шум бурного потока, торопившегося в долину с вершин неприступных гор, а вокруг протекала мирная жизнь поселения. У каждого были свои важные дела и ежедневные обязанности, однако отличительной чертой хранителей была их неспешность. Они никуда не торопились, предпочитая слушать природу внутри себя. Порой Магия нарушала привычный распорядок дня, подшучивая над своими подопечными, но на это уже мало кто обращал внимание. Хранители дышали волшебством, и оно стало частью их самих до такой степени, что порой Мира чувствовала легкое потрескивание в волосах, словно небольшой электрический заряд.

Первым делом девушка поспешила к хранительнице Ядвиге. Она знала, что к ней надо было успеть до того, как та закроется в своем подвале для очередных волшебных экспериментов. В поселении даже считалось плохой приметой отвлечь Ядвигу от ее работы, ибо после этого нарушителя спокойствия точно ждала ужасная расплата. Хранительница использовала против него, хотя и вполне безобидные, но весьма неприятные заклинания типа расстройства желудка или зубной боли. Она не была мстительной, но терпеть не могла, когда ее покой нарушали без веской на то причины.

— Доброе утро, Тетушка Ядвига, это Добромира, — весело поприветствовала девушка строгую хранительницу около ее домика, похожего на гигантскую тыкву.

Круглая дверь была раскрыта настежь, и на пороге высокая стройная женщина средних лет вычищала домашние половики. На ней было безупречное серо-голубое платье с длинными рукавами и кружевным воротничком. Темные с проседью жесткие волосы были заплетены в косу и перевязаны платком в цвет платья. Она внимательно посмотрела на незваную гостью и лишь кивнула в ответ.

— Я так понимаю, ты пришла за эссенциями. Подожди здесь, — не терпящим возражения тоном произнесла Ядвига.

Она спокойно отложила небольшой половичок в сторону и скрылась в доме. Мира лишь улыбнулась. Девушка совсем не обижалась на сварливый тон тетушки и тихонько стояла у низенькой калитки. Через несколько минут хранительница вновь появилась на пороге.

— Держи и смотри не разбей, следующую порцию я смогу сделать лишь в начале лета, когда созреет новый урожай пахучей вишни.

— Я буду крайне осторожна, — заверила ее Мира и аккуратно взяла небольшую корзинку, закрытую плотной тканью.

— Конечно, конечно, — пробормотала Ядвига и вновь вернулась к своим половикам.

Хранительница никогда не теряла время на пустую болтовню, за что ее очень любили старейшины. Мира прикрыла за собой калитку и поспешила ретироваться с территории строгой тетушки. Через несколько домов жила ее лучшая подруга, и именно к ней поспешила девушка.

Подойдя к светлому простому дому тетушки Кармы, будущая хранительница сразу заметила в окне свою Веронику по вороху каштановых кудряшек. Девушка получала задания от своей наставницы на день и тщательно их записывала в отдельную тетрадь. Она была самой прилежной ученицей из непосвященных ее поколения, поэтому и простые заклинания у нее уже выходили гладко и с ожидаемым результатом в отличие от Миры, которая скорее все разрушала своим колдовством, чем украшала им действительность. Девушка перехватила корзинку и мешочки левой рукой и постучала в дверь.

— Заходите, там открыто, — услышала она приветливый голос хозяйки.

— Доброе утро, Тетушка Карма! Я с подарками от Бабушки Тары, — радостно отозвалась Мира и вошла в дом. — Привет, Ника, уже загрузили работой?

— Ага, привет, — обняла подругу девушка и аккуратно взяла у нее мешочки. — Боюсь, освобожусь сегодня только к вечеру.

— Мне кажется, я тоже. Бабушка Тара хоть и отправила меня с поручениями, но надолго задерживаться я не могу, травология ждет меня не дождется, — тихо пожаловалась Мира.

— А у меня сегодня по плану изучение «путей распространения магии в современном мире», — процитировала девушка заголовок учебника. — Давай тогда встретимся на закате на нашем месте у реки. Попрактикуемся на воде, уж там-то ты не сможешь навредить ни себе, ни людям, — хихикнула Вероника и потрепала подругу по голове.

— Не смешно! Я же стараюсь делать все правильно…

— Конечно, стараешься! — перебила ее Карма, появившаяся из глубины дома. — И нечего над ней смеяться, Вероника, мне самой поначалу приходилось защищаться от твоих сил. Так, посмотрим, что нам приготовила Тара.

Хранительница забрала мешочки и, удостоверившись, что содержание отвечало ее ожиданиям, внимательно посмотрела на притихших девушек.

— И нечего на меня так смотреть. Сначала дело, потом хоть на головах стойте. Мира, спасибо за травы, а теперь марш отсюда. Ника, пока не расскажешь урок на отлично и не спасешь залитый тобой цветок, никуда не отпущу.

Девушки попытались выпросить хотя бы пять минут, но Карма была неумолима. С теплой улыбкой, но с железной волей, самая радушная хранительница поселения отправила свою подопечную за учебники, а Миру исполнять поручения. Делать было нечего, день только начался, и столько еще надо было успеть до того момента, как непосвященным дадут хоть несколько свободных минут. Подруги обменялись понимающими улыбками и распрощались до условленного часа.

Мира выбежала на залитую солнцем улицу и углубилась в сеть проходов между отдельными участками хранителей. Она была уже довольно далеко от своего домика на дереве, когда наконец-то вышла к густому лесу. Здесь на самом краю поселка жила молодая хранительница Розмари. Она была слегка рассеянной и невероятно пугливой, поэтому никогда не брала себе малышей на воспитание. Старшие хранители считали ее странной и не стоящей доверия, потому что она вечно все путала. Из-за невнимания бедная Розмари часто попадала в глупые положения, но вместо того, чтобы обращать их в шутку, еще больше нервничала и портила дело окончательно. Ее наставницей была Карма, но даже у нее не всегда хватало терпения по десять раз объяснять Розмари элементарные вещи, хотя видела, что девушка была на редкость способной. Все вздохнули с облегчением, когда после посвящения она попросила себе домик подальше от всех.

Мудрая Магия в отличие от людей видела гораздо больше. Она полюбила несуразную девушку за ее таланты, о которых та даже не догадывалась. В качестве подарка на посвящение стихия привела к ней маленького щенка лисы, оставшегося без материнской заботы. С тех пор они жили вместе в своем отдельном мирке. Розмари безумно любила своего Кетту и чувствовала себя с ним в полной безопасности, а лис отвечал ей безграничной преданностью и нежностью. Они были идеальной парой отшельников, так нуждающихся друг в друге.

Забавно тявкая, Кетту встретил Миру на подходе к дому. Он приветливо завилял огненно-рыжим хвостом с белым концом и уткнулся черным мокрым носом ей в руку. Лис прекрасно знал девушку, которая всегда была рада поиграть с ним и порой приносила неожиданные вкусности.

— Привет, рыжий бандит. Твоя хозяйка дома?

Лис тявкнул что-то в ответ и повел гостью в сад. Там у трех круглых клумб хлопотала светловолосая Розмари. На ней как всегда было клетчатое платье с завернутыми рукавами, а на шее звенели три амулета: солнце, листок клевера и сверкающая звезда. Ее длинные волнистые волосы наполовину были заплетены в косу и обернуты светлой косынкой.

— Мира, дорогая, заходи! Кетту, не ходи по клумбам, дорожки же есть, — пожурила она лиса, но тот лишь махнул ушастой головой и скрылся в ближайшем кустарнике. — Как поживаешь?

— Чудесно! Бабушка Тара пытается впихнуть в меня знания, а я сопротивляюсь, — девушки рассмеялись.

Мире нравилась Розмари, несмотря на ее порой странное поведение. Та любила одиночество, потому что терялась среди людей, становилась неуклюжей и ужасно этого стеснялась, зато в обществе Кетту она могла расслабиться и показать себя во всей красе. У нее был настоящий дар садовода. Растения тянулись к ее заботливым рукам и охотно цвели и плодоносили. Казалось, что ей не нужны никакие заклинания, чудеса происходили от одного ее прикосновения.

— Так и должно быть. Я терпеть не могла теоретическую часть нашего обучения, то ли дело работа руками.

Розмари любовно обвела взглядом свой сад. На каждой клумбе цветы были подобраны по оттенку, так, по словам хранительницы, им было комфортнее. Вокруг каждого деревца и ягодного куста был расставлен железный заборчик, чтобы лесные звери не смогли полакомиться урожаем или навредить растению.

— Здесь невероятно красиво, Рози. Кстати, я к тебе именно за рассадой, ты вроде обещала что-то Бабушке Таре.

— Точно! Подожди секундочку, они у меня в доме. Кетту, не оставляй нашу гостью одну, я скоро вернусь.

Лис тут же появился из-за кустов и подбежал к Мире. Она устроилась на широкой деревянной скамье с мягкими подушками, а Кетту запрыгнул следом и положил свою узкую длинную морду ей на колени. Девушка начала ласково гладить жесткую шкуру ручного зверя, от удовольствия он прикрыл глаза и сладко засопел. Однако счастье его было недолгим, вскоре из дома появилась Розмари.

— Вы прекрасно смотритесь вместе, — улыбнулась она. — Держи корзинку, я упаковала три ростка, которых у Бабушки Тары нет в коллекции, надеюсь, они приживутся у нее.

— Спасибо! Все донесу в целости и сохранности. Кетту, малыш, мне уже пора, — лис недовольно заворчал, но покорно спрыгнул со скамьи.

— Заходи к нам почаще, попробуешь мой новый чай с лепестками дикой розы.

— Заманчиво, обязательно загляну, когда выдастся свободная минутка, — помахала на прощанье Мира и поспешила домой.

Девушка и так уже потратила слишком много времени. Солнце стояло в зените и всем своим видом напоминало девушке, что полдня уже прошло, а значит, Бабушка Тара будет снова ворчать и не успокоится, пока Мира не переделает кучу дел.

Глава 3

Бабушка Тара учила свою подопечную не только необходимым знаниям хранителя Магии, но и обычным бытовым премудростям, которые должна знать каждая уважающая себя девушка. С самого первого дня маленькую бунтарку, привыкшую отрицать само существование элементарной гигиены, учили ухаживать за собой и своим домиком. Ей прививали чувство привязанности и ответственности, показывали, что теперь она не одна, теперь у нее есть семья, которой она не безразлична. Однако поначалу Мира не могла в это поверить, старые привычки заставляли ее красть еду про запас и прятать вещи под кроватью, а уж о помощи кому-то без вознаграждения и выгоды для себя она и слышать не хотела. Постепенно в меру строгая и невероятно терпеливая Бабушка Тара объяснила неугомонной девочке, что такое дом, где можно доверять людям, и что семья — это забота и любовь.

Спустя пять лет Мира хоть и не стала образцовой домохозяйкой, но и неряхой ее назвать было сложно. Она с удовольствием украшала и поддерживала в чистоте свое гнездышко на дереве, а также помогала любимой наставнице по хозяйству в ее уютном доме. Чтобы развить в своей подопечной ответственность, Бабушка Тара назначила ей постоянные обязанности.

«Если их не сделаешь ты, то никто не сделает, а значит, завтра тебя ждет двойная работа», — любила повторять хранительница Мире, когда та упрямилась или ленилась их выполнять.

И тогда уже сама девушка выбирала, что для нее лучше: сделать часть работы сегодня или завтра наградить себя двойной радостью.

Одной из самых нелюбимых обязанностей Миры было мытье посуды. Ничего сложного, но ужасно скучно. Как только девушка не пыталась развлечь себя за этим занятием: придумывала истории, где главными героями были ложки и тарелки, устраивала соревнования с самой собой или просто обратным отсчетом подбадривала себя всю дорогу. И иногда, когда наставница была в саду, девушка баловалась простыми заклинаниями, помогающими в быту. Ей было и страшно, и весело использовать их, потому что неконтролируемая внутренняя сила могла преподнести ей много неприятных сюрпризов. Как сегодня и случилось.

— Что это было? — прогремел голос Бабушки Тары у задней двери дома.

— Ничего, Бабушка… — дрожащим голосом пролепетала Мира, взирая на последствия непредвиденного взрыва.

— Я спрашиваю, что конкретно ты разбила? — спокойно заявила старая хранительница, войдя на кухню.

Несмотря на почтенный возраст и уже совсем седые волосы, собранные в пучок и спрятанные под темной косынкой, Бабушка Тара проворно справлялась со всей работой по дому и саду. Она была невысокой плотной женщиной, носившей неизменные бежевые платья с рукавом три четверти и белый передник с двумя большими карманами для всяких нужных мелочей. Миру всегда поражала ее способность сохранять чистоту одежды до конца дня, несмотря ни на какую работу.

— Я… разбила… Бабушка Тара, это вышло случайно! Я хотела почистить горшок, а он…

Перед Мирой лежали черепки керамического горшка, который она пыталась помыть с помощью волшебства. Заклинание было верным, в этом девушка была абсолютно уверена, только вот результат оказался не тем.

— Да уж, — задумчиво оглядела поле битвы наставница и грозно посмотрела на подопечную.

Девушке всегда казалось, что карие глаза хранительницы меняли цвет в зависимости от ее настроения: они становились медовыми, когда она была рада, и чернели, когда что-то или кто-то очень ее сердил.

— Почистить, значит, хотела. Это уже ни в какие ворота! Надо бы тебе попрактиковаться, а то твоя магия совсем одичает.

Мира не поверила своим ушам. Наконец-то, теория закончилась, и ее научат колдовать по-настоящему!

— Прибери здесь, а я кое-что поищу. Не стой столбом!

Бабушка Тара ушла вглубь дома. Девушка быстро собрала черепки и подмела пол. Она хотела пойти за наставницей, но вовремя вспомнила, что ей и так уже улыбнулась удача вместо положенной трепки. Она вышла на улицу и тихонько села на крыльцо, будто боялась спугнуть счастливый случай. Хранительница вернулась с тяжелой книгой и большим железным тазом.

— Все эксперименты будешь проводить в нем, — указала она на таз. — Он пережил уже многих, поэтому выдержит и тебя. А вот это… ты чего такая тихая?

— Мы, правда, будем колдовать? — счастье искрилось в зеленых глазах девушки.

— Конечно! Я не хочу остаться без посуды после твоего посвящения. Вот, держи книгу. Здесь собраны простейшие заклинания. Скоро ты будешь знать их наизусть, а пока лучше читай слово в слово. Пора приручить твою силу.

Бабушка Тара выпроводила Миру в сад и поставила таз на маленький столик.

— Для начала заставь воду бурлить, затем зажги свечу и помоги вот этому малышу зацвести.

Наставница поставила рядом с тазом небольшой горшок с цветком.

— Поработаем с основами, а потом, может, и что-нибудь посложнее получится. И помни — все делать в тазу! Начинай, я скоро вернусь.

Мира осталась одна. Она глубоко вздохнула и поставила свечку в таз.

— Магию я чувствую, заклинание знаю, все получится, — тихо подбадривала себя девушка и занесла руку над свечой.

Освободив голову от посторонних мыслей, как ее учили много раз, и, подавив панику, она четко и громко произнесла нужные слова. Ничего не произошло. Мира замерла, подождала минуту и вновь прочитала заклинание. Вдруг она почувствовала тепло в руке, а свеча начала стремительно таять. Фитиль так и не зажегся, а парафин расплавился полностью. Девушка вскрикнула и отскочила от таза.

— Ты чего кричишь?

— Бабушка Тара, я всего лишь хотела ее зажечь, а она… она…

Хранительница заглянула в таз и рассмеялась.

— Все в порядке. Поначалу ты хочешь сделать больше, чем необходимо, вот и силы прикладываешь слишком много. Держи еще одну и постарайся представить то, что ты от нее хочешь. Не усердствуй, магии в тебе хоть отбавляй, как я погляжу, — наставница отошла на несколько шагов и жестом пригласила подопечную к столу.

Девушка вновь вытянула руку и попыталась представить, как фитиль загорается спокойным ровным пламенем. Однако вместо этого вспыхнуло яркое пламя, а через несколько секунд в тазу раздался хлопок, и свеча разлетелась на мелкие кусочки. Бабушка Тара покачала головой и предложила потренироваться на воде. Она оставила подопечную наедине с ее силой, потому что была полностью уверена в прочности жестяной тары. Она сама училась колдовать в этом тазу и устраивала в нем целые стихийные бедствия, пока не начала контролировать волшебство внутри себя. Мира с тяжелым вздохом убрала последствия своего очередного взрыва и налила немного воды в таз.

— Она должна всего лишь забурлить, что в этом может быть сложного? — тихо произнесла Мира дрожащим голосом.

Девушка полистала старую книгу и нашла нужное заклинание и инструкции к нему. Расслабленную руку необходимо было водить над водой строго по часовой стрелке, а в это время четко произносить слова. Мира попыталась успокоиться и очистить голову. Она подняла руку и плавно начала водить ею по кругу, приговаривая заклинание. Постепенно спокойная вода начала закипать, пузырьков на ее поверхности становилось все больше. От радости девушка забыла убрать руку, и в итоге вода пышной горячей пеной вылилась на траву.

— Нет! Ну почему?!

— Не спеши и читай внимательно книгу, — спокойно отозвалась Бабушка Тара из другой части сада.

— Я и так внимательно читаю, — тихо огрызнулась Мира и налила еще одну порцию холодной воды.

Девушка еще раз просмотрела все инструкции и повторила ритуал. Однако вода сегодня явно была настроена на веселый лад: она настолько быстро закипела, что попросту начала испаряться густым паром. Будущая хранительница поперхнулась горячим воздухом и со злостью вылила кипяток на ближайший цветок, отчего тот лишь недовольно подергал листочками.

— Хватит с меня стихий. Цветочек, давай поработаем вместе. Надеюсь, уж ты меня послушаешься.

Мира хорошенько вытерла таз сухим полотенцем и поставила маленький горшочек с бархатцем. На нем только-только зародился бутон, и даже еще непонятно было какого цвета будет этот пушистый красавец. Будущая хранительница нашла раздел в книге про растения. Для помощи в цветении там было два заклинания для крупных растений и небольших однолеток. Девушка внимательно изучила самый простой способ и посмотрела на своего подопытного. Она вдруг испугалась, что своей необузданной силой разрушит зарождающуюся жизнь, но пробовать было необходимо.

— Прости меня, пожалуйста, заранее, если вдруг все пойдет не так, — девушка направила указательный палец на цветок и еле слышно произнесла заклинание.

Взрыва не случилось, однако вместо яркого бутона цветок широко расправил листья и занял ими весь таз.

— Замечательно! И ты туда же? Я просила тебя расцвести, а не разрастись!

Мира кричала на несчастное растение, будто оно само виновато, что не послушалось заклинания.

— Предупреждаю тебя еще раз, тебе надо расправить свои лепесточки, а не листочки. Ты понял?

Девушка направила на цветок палец и грозно произнесла заклинание. Цветок зашипел, будто гремучая змея, и своими корнями разбил горшок, при этом бутончик остался таким же маленьким как в самом начале практики. От обиды на глазах Миры выступили слезы. Она же все делала правильно, все, как написано в этой треклятой книге, но результат каждый раз был непредсказуем.

— Я ничего не понимаю. Конечно, с первого раза может нормально не получится, но у меня даже близко не выходит, — Мира обреченно села на траву и уставилась на своего цветочного мутанта, выглядывающего из таза.

— Надо лишь немного попрактиковаться, — обняла ее за плечи Бабушка Тара и помогла встать. — Ты лишь пробуешь свои силы. Они копились в тебе целых пять лет, а теперь тебе надо показать им свой характер. Не волнуйся, кто-то учится быстрее, а кому-то для этого требуется чуть больше времени. Давай, уберем этого красавца отсюда и попробуем еще раз со свечой.

Глава 4

Мира покорно поставила новую свечу в таз. На этот раз она произнесла заклинание тихо, обращаясь лишь к самой свече. Она закрыла глаза и представила себе, как невидимое глазу пламя мягко касается фитиля, и тот спокойно загорается. Через секунду фитиль воспламенился, и огонь весело заблестел в тазу.

— Поздравляю! Стоило лишь сосредоточиться, — Бабушка Тара похлопала ее по плечу. — Задуй и пробуй снова. Все дело в практике.

Мира не могла оторвать взгляд от огня. У нее получилось. Она ничего не взорвала, ничего не разрушила, и сделала то, что хотела. Впервые в жизни! Она произнесла заклинание, и оно сработало в точности, как и должно. Девушка задула свечу и уже собиралась зажечь ее вновь, как услышала крики детей на улице.

— И как тут сосредоточиться?

Юная колдунья закрыла глаза, глубоко вздохнула, но крики лишь усиливались.

— Да, что у них там происходит?! Практиковаться не дают, мелочь неугомонная.

Взбешенная Мира обошла дом и выбежала за ворота. Крики доносились с главной площади поселения, посреди которой раскинуло свои ветви вековое дерево. Оно было центром притяжения всех маленьких хранителей и местом празднования важных дат общины. По дороге девушка заметила старейшин, двигавшихся в том же направлении. Однако визги и крики настолько ее разозлили, что она не обратила на взрослых внимания.

— Чего вы тут разорались? — налетела она на детей. — Между прочим, тут люди важными делами занимаются!

— С каких пор спонтанные подрывные работы являются важными делами? — услышала Мира насмешливый мужской голос у себя за спиной.

— Странник! — закричали дети и бросились прочь от застывшей девушки.

Особенностью поселения хранителей всегда была его изолированность. Они знали о мире все, но никогда с ним не общались. Они направляли магию туда, где в ней нуждались больше всего, но сами не показывались людям. Да, и о самом поселении внешнему миру было неизвестно, оно не указывалось ни на одной карте, и лишь избранные знали, как сюда добраться. Изолированность помогала хранителям сохранять чистоту природной силы и помыслов новоприбывших сирот. Однако, несмотря на нее, у поселения были необычные друзья, помогавшие не терять связь с окружающим их целым светом.

В мире существовал народ, для которого путешествие стало призванием. Они редко оседали на одном месте, а порой даже забывали, где родились. Они всегда были в движении, знали всех, а их самих толком не знал никто. Кочевой народ с начала времен ходил по миру, собирал новости и рассказывал их на другом краю света, тем самым объединяя людей. Некоторым из них Магия открыла путь к своему дому, связав неразрывными узами два клана хранителей и странников. Периодически они появлялись в поселении и рассказывали старейшинам о положении дел во всех концах земли. И каждый раз их появление было неожиданным, чем вызывало бурный восторг непривыкших к странникам малышей.

Мира медленно обернулась и встретилась взглядом с холодными надменными голубыми глазами молодого человека. Его черный плащ, скрывающий такую же черную одежду, прекрасно гармонировал с темными волнистыми волосами. Он был выше девушки, поэтому выказывал превосходство всем своим видом, взирая на нее сверху вниз. Странник всегда был один и появлялся, только если принес действительно важные вести. Его забавляла вспыльчивость будущей хранительницы, и каждый раз он лишь одной фразой мог довести ее до бешенства.

— Опять ты!

Мира буквально сверлила его гневным взглядом. Ну, конечно, кто еще мог вызвать такой переполох. Взяв себя в руки, она постаралась ответить как можно более безразлично.

— Я практиковала серьезные заклинания, а для этого нужны тишина и покой. И вообще, тебя это совершенно не касается, так что…

— Владимир, мы рады тебя приветствовать! — внезапно старейшины прервали гневную тираду Миры.

Странник, не удостоив девушку ответом, направился навстречу собранию.

— Здравствуйте, — Владимир почтительно склонил голову. — Я прибыл с новостями от северных племен.

— Замечательно. Проходи в общий дом и расскажи, что нового у наших соседей.

Старший хранитель Карл улыбнулся и жестом пригласил Владимира пройти с ним. Вдруг он заметил Миру, которая в замешательстве все еще стояла посреди площади.

— А, Добромира. Хорошо, что ты здесь. Найди Веронику, и принесите угощение для нашего гостя, — бросил приказание Карл застывшей девушке. — Идем, Владимир.

Старейшины удалились вместе со странником в большой общий дом, и тут будущая хранительница отмерла.

— Что?! Этому нахалу еще и еду нести?!

Гнев снова вспыхнул в сердце девушки, но приказа она ослушаться побоялась.

— Вероника! — крикнула она на всю площадь, не осознавая, что ее подруга могла находиться на другом краю поселения.

Восемнадцатилетний Владимир рано потерял родителей, и чтобы не попасть в систему сиротских приютов и приемных семей стал бродяжничать. Он скрывался на шумных рынках больших городов, прятался на фермах, а когда немного подрос начал подрабатывать. Вскоре его нашла Магия и привела в свое поселение. Однако в мирной жизни с определенными правилами мальчик не ужился. Он выдержал год, а потом попросил отпустить его. Хранители никогда никого насильно не держали, на общем собрании они обсудили сложившуюся ситуацию и приняли решение, что из него выйдет прекрасный странник. Вместе с заботливой парой молодых путешественников Владимир отправился изучать мир. Он смог перемещаться по мановению руки, становиться незаметным для окружающих, если необходимо что-нибудь выяснить, но главное — он научился вежливости и почтению, без которых ни один шаман и уважающий себя колдун не стали бы разговаривать со странником-подростком.

В пятнадцать лет Владимир горячо поблагодарил своих наставников за самые важные уроки в его жизни, распрощался с ними и отправился в свое собственное путешествие. Он посвятил себя защите Магии, тут стихия совершенно верно увидела в нем хранителя, но мятежный дух, гулявший в его душе, заставлял странника бродить по всему свету, сторонясь людей и всяческих привязанностей. Постепенно странники перестали навязывать ему свою компанию, и подросток остался совершенно один. Он добросовестно выполнял свои обязанности и, как минимум, каждые три месяца появлялся в поселении хранителей с порцией свежих новостей. Однако и здесь никому не удавалось разговорить или задержать его дольше необходимого. Малыши-хранители прозвали его Волком за нелюдимый характер и резкое обращение с ними, хотя каждый раз радовались его неожиданному появлению.

Вскоре девушки уже собирали обед для гостей. Общий дом поселения использовался для собраний и торжественных случаев, а также именно здесь проходило посвящение новых хранителей. При его постройке было решено сделать отдельную оборудованную кухню, чтобы не возникало вопросов, где готовить угощения для различных праздников и для редких гостей поселения. За нее обычно отвечали старшие непосвященные под чутким руководством взрослого хранителя.

— Все готово. Возьми чай…

— Отнеси сама, — немного резко перебила подругу Мира и добавила, — пожалуйста. Я не хочу туда идти.

Вероника удивленно посмотрела на нее, но промолчала. В причудах Миры порой было сложно разобраться даже ее наставнице. Девушка тихонько прошла в зал и поставила поднос на стол перед собравшимися.

— Приятного аппетита, — улыбнулась она Владимиру.

— Вероника, а где Добромира? — поинтересовался старейшина Карл.

— Она… убирается на кухне, — чуть запнувшись, ответила девушка старейшине.

— Хорошо, ты можешь идти.

Владимир проводил ее взглядом и усмехнулся.

«Неужели ты испугалась меня?» — подумал он о Мире, но тут же переключился на важный разговор.

Странник рассказывал о холодных северных землях, которые Магия давно не посещала. Шаманам местных племен становилось все труднее помогать своему народу. И вскоре баланс сил мог быть нарушен, поэтому необходимо срочно направить чистую магию в те края.

На пол кухни с грохотом упала кастрюля.

— Что это у тебя из рук все валится? — забеспокоилась Вероника.

— Терпеть не могу, когда меня отвлекают от важных дел всякой ерундой, — проворчала Мира, подняла кастрюлю и с силой толкнула ее на полку, вызвав еще больше грохота.

— Еще весь день впереди, успеешь ты свои дела сделать, — засмеялась подруга и чмокнула недовольную девушку в щеку. — А я даже рада была сбежать из дома на пару часов. Мой цветочек на меня обиделся за полное отсутствие внимания и заботы и отказывается поддаваться чарам.

— У меня только начало получаться, и тут на тебе «приготовь, подай», — передразнила старейшину расстроенная Мира. Последняя тарелка со звоном улеглась на свое место. — Вот и все! Я пошла домой.

— Неужели ты даже ничего не взорвала?

Девушка резко обернулась и увидела Владимира, который вальяжно облокотился на косяк кухонной двери и с усмешкой следил за юными хозяйками.

— Что ты здесь…

— Вам что-нибудь нужно? — перебила ее Вероника.

— Нет, спасибо, — даже не взглянув на нее, ответил странник. — Все было очень вкусно. Счастливо оставаться, пироман! — уходя, крикнул он Мире.

— Всего хорошего, Волк!

Владимир остановился и с яростью посмотрел на девушку, которая стояла посреди кухни, уперев руки в бока, и победно улыбалась. Он хотел что-то ответить, но лишь оскалился и пошел прочь.

— Зачем ты так? Он же не любит это прозвище, — с легким укором спросила Вероника.

— А я не люблю, когда надо мной смеются, — тихо ответила Мира.

Глава 5

Магия всегда тщательно выбирала своих хранителей. Она приглядывалась к каждому поколению сирот и находила наиболее восприимчивых к волшебству ребят, у которых, несмотря на тяжелую жизнь, сохранилась вера в сердце. По мере их взросления у Магии появлялись свои фавориты. Им она позволяла чуть больше до посвящения, но над ними же любила и подшутить. Снежная принцесса, как порой Бабушка Тара называла Миру, была главной любимицей вездесущей стихии среди подросших хранителей. В ней было гораздо больше силы, чем в любом другом непосвященном, которая рвалась наружу помимо воли девушки, что часто приводило к неожиданным последствиям. Постепенно практика с Бабушкой Тарой помогла обрести подобие контроля над этой силой, но сюрпризы на этом не закончились.

Каждая шутка Магии помогала человеку выучить важный урок, который тот никогда не забывал. Она всегда преподносила его именно тогда, когда это было необходимо, когда объект ее шутки был к ней готов. Мира жила в коконе беззаботного существования, где главной проблемой было не получившееся заклинание. Однако настоящему хранителю необходимо знать все грани окружающего мира, чтобы грамотно распорядиться данной ему силой. И вот однажды Магия решила познакомить свою любимицу с местом, где про колдовство забыли и научились жить без него.

— Тетушка Карма говорит, что у меня призвание к садоводству, как у Розмари, — лениво протянула Вероника.

Они с Мирой устроились с горячими булочками с корицей и сладким нектаром под апельсиновым деревом на берегу реки. Это было их самое любимое место во всем поселении. Небольшие деревца создавали подобие природного шалаша, и девочки с удовольствием прятались в нем от вездесущих наставниц.

— А сама ты как думаешь?

— Растения меня слушаются, но сейчас мне кажется, что мне уже все надоело. Скорее бы посвящение…

— Точно, тогда от нас отстанут, и можно будет спокойно сосредоточиться на чем-то одном. В ближайший год я и шагу не ступлю в сад, хватит с меня цветников, грядок и пересадок.

Вероника неожиданно громко рассмеялась.

— Я попыталась представить тебя в длинном платье с передником и тяпкой в руках, прям как сумасшедшая отшельница! Тетушка Добромира, — она снова разразилась громким смехом.

Мира недовольно посмотрела на подругу, повалившуюся на траву, и с ужасом подумала, что когда-нибудь так оно и будет.

— Фу, нет! Во-первых, я буду знаменитой колдуньей, как Тетушка Ядвига, только намного приветливее. А во-вторых, Рози никакая не сумасшедшая, она просто не особо любит большие компании.

— Ну, извини, — немного обиженно произнесла Вероника.

Девушка никогда не понимала дружбы Миры и хозяйки лиса. Ей всегда казалось, что к ней близко лучше не подходить.

— Тогда я буду поставлять тебе травы для очередного эксперимента, который спасет все поселение от надвигающейся катастрофы.

Мечты девушек заводили их все дальше и дальше. Они стремились стать взрослыми и самостоятельными, чтобы к их мнению прислушивались, их поступки не считали глупыми, и помощь принимали с благодарностью, а не вменяли ее в обязанность. Им хотелось быть нужными, быть особенными и незаменимыми. И хотя Магия уже выделила их среди других детей всего мира, подруги мечтали доказать, что это было не зря.

Звезды загадочно мерцали, будто из глубин времени и пространства, предлагая неспящим полуночникам отправиться с ними в увлекательное путешествие. Мира сидела в саду Бабушки Тары и зачарованно смотрела на огонь только что зажженной ею свечи. После разговора с Вероникой она решила еще попрактиковаться в колдовстве и проделала фокус с огнем уже раз сто, но все равно ей казалось это невероятным чудом.

— Принцесса, тебе отдельное приглашение в опочивальню нужно? — вдруг строго спросила наставница. — Уже ночь-полночь.

— Еще минутку, — еле слышно ответила девушка.

— Чего ты ее разглядываешь, задувай и марш к себе наверх.

— Бабушка Тара, представляешь, я захотела, и она зажглась. Вот, просто так!

— Не просто так, а с заклинанием. Конечно, она загорелась, куда ей деваться. Хватит чушь городить, как маленькая!

Однако Мире все это не казалось чушью. Она впервые сделала именно то, что захотела и с первой попытки. Она чувствовала себя сильной, и ей это очень нравилось. Каждый день без спонтанных взрывов и порчи чужого имущества девушка считала удачным, и именно эти дни помогали ей справляться с нудными заданиями наставницы и верить, что ей уготовано нечто большее, чем тихая жизнь хранительницы.

— До посвящения осталось всего ничего, а она зажженной свечке радуется, — вполголоса приговаривала Бабушка Тара, убирая садовый инвентарь на ночь. — Пора бы проверить твои знания. Завтра покажешь мне, как сварить лечебный отвар, а лучше два. Слышишь?

— Ага, — задумчиво отозвалась Мира.

Она смотрела на свои руки, будто ждала, что они изменятся на глазах.

— Что я сейчас сказала? — грозно произнесла хранительница над самым ухом девушки.

— Отвар. Завтра. Сделать самостоятельно. Все, — Мира подскочила и неожиданно обняла наставницу. — Спокойной ночи, Бабушка Тара! Я побежала к себе!

Девушка выскочила на улицу прежде, чем хранительница успела что-либо ответить, и побежала к своему домику на дереве. Счастье светилось в ее широко раскрытых глазах. Она начала контролировать свою силу, скоро сможет совершать невероятные чудеса, и ничто не сможет ее остановить.

— Перебродила в ней видимо сила. Ох, Матушка, наградила ты ее, хотя может только тебя эта непоседа и послушает.

Бабушка Тара взглянула на звезды, но тут же махнула на них рукой и пошла в дом.

Спать Мире не хотелось, несмотря на то, что день выдался не из легких. Она взобралась к себе и свернулась в клубок на кровати. Луна ярко светила прямо ей в окно, выхватывая из темноты мелочи, украшавшие скромную обстановку комнаты. Девушке нравились изделия из дерева, кости и металла. Она сама делала необычные кулоны, подражая древним рунам, но еще больше получала безделушек в подарок от друзей-хранителей. Они поблескивали в лунном свете, будто пытались что-то сказать Мире. Убаюканная игрой света и тени, девушка незаметно погрузилась в сон.

Ей приснилось, что душа ее потихоньку покинула уютный домик и помчалась прочь от привычных берегов реки и знакомых до последней травинки светлых полян. Она перелетела через высокие неприступные горы и глубокие синие моря и оказалась в совершенном чужом месте. Дома там были выше деревьев, да и самих деревьев как таковых не было и в помине. Множество машин даже ночью мчались в неизвестном направлении, рыча подобно диким зверям. Люди не спали, а веселились после захода солнца, наполняя улицы громкими голосами и смехом. Там было слишком шумно, слишком людно, и не слышно голоса природы, будто ее и вовсе не существовало. Однако не успела Мира удивиться, как она могла попасть в такое место, как картинка резко переменилась. Она стояла перед открытым окном. Аккуратно девушка шагнула на подоконник и оказалась в неизвестной темной комнате. Лишь свет уличных фонарей, льющийся в окно, освещал стены и бросал неясные блики на кровать, стоявшую точно напротив.

Мира огляделась. Даже в полутьме она могла точно сказать, что эта комната принадлежит девочке. Одежда была повсюду: на стульях, на вешалках и даже лежала стопками на полу. Половина письменного стола было отдано овальному зеркалу в деревянной резной раме и непонятным баночкам и коробочкам, которых было в избытке, а на спинке кровати сидели мягкие игрушки, словно верная стража, охранявшая сон своей хозяйки. Осторожно девушка подошла к спящей. Ей стало интересно, как может выглядеть незнакомка, в чью комнату ее неожиданно занесло. Как только Мира подошла достаточно близко, девушка повернулась на спину, и лунный свет упал на ее лицо. От неожиданности хранительница ахнула, но тут же закрыла рот руками. На кровати она увидела себя! Хотя не совсем, незнакомка была блондинкой и носила короткую стрижку, однако лицом она была точной копией Миры, в этом не было сомнений. Уставившись на хозяйку комнаты, гостья начала отступать к окну.

«Как такое возможно? Кто она? Может, это я, только в другой жизни?» — вертелось у нее в голове.

Вдруг Мира задела ручку сумки, стоявшей на столе, и та с грохотом повалилась на пол, разбросав все свое содержимое. Девушка проснулась и резко села.

— Кто здесь? — тихо спросила она, пытаясь открыть глаза и осмотреть комнату.

Маленькая хранительница застыла. Девушка включила бра над кроватью и, наконец, увидела незваную гостью. Она хотела что-то сказать, но не проронила ни звука от изумления. Круглыми от страха глазами она смотрела на свою сказочную копию. Немая сцена длилась несколько секунд, пока хозяйка комнаты не спросила чуть хриплым ото сна голосом.

— Ты кто? Как ты здесь оказалась?

— Я… — Мира запнулась. — Мне пора.

Не дав опомниться незнакомке, хранительница открыла настежь окно и прыгнула в неизвестность. Ветер подхватил ее и понес в одному ему знакомом направлении. Она снова видела улицы, заполненные людьми и машинами, но в голове постоянно звучал голос ее двойника, удивительно похожий на ее собственный.

На следующее утро девушка в мягкой постели, укрытая пуховым розовым одеялом, вскрикнула и проснулась. В окно напротив ее кровати уже лился солнечный свет, возвещавший начало нового дня.

— Риточка, солнышко, вставай, а то в колледж опоздаешь! — услышала она голос матери с кухни.

— Да я уже почти встала, — машинально ответила та и посмотрела на часы.

Второй будильник прозвенит только через десять минут, значит, можно никуда не спешить. Рита сладко потянулась и плавно переместилась к зеркалу за стол.

— Такой странный сон, как будто все случилось на самом деле. Она была так похожа на меня, — в задумчивости произнесла девушка, привычным жестом убрав прядь коротких светлых волос за ухо, и задумчиво оглядела свою комнату.

Глава 6

Мира проснулась рано утром. Она тяжело дышала, будто и впрямь совершила далекое путешествие в неизвестный огромный город. Ей вспомнились бесконечно высокие дома и шумные улицы, а еще…

— Мой двойник! — вскрикнула девушка и закрыла рот рукой, как во сне в той чужой комнате.

Мира медленно встала и подошла к зеркалу. Она попыталась вновь представить лицо девушки: такое же, как у нее, только с короткими светлыми волосами и с косой челкой, а еще глаза у нее были карие, а не светло-зеленые, как у будущей хранительницы.

— У нее даже голос был похож на мой, — медленно сообщила она своему отражению, вспоминая мимолетное знакомство.

В памяти возникла комната, заваленная одеждой, игрушками и еще какими-то вещами. Невольно девушка оглядела свой домик. К привычной для непосвященных обстановке она не добавила ничего, уют ее комнате придавали самодельные занавески и разноцветное покрывало с красными кисточками. Рядом с зеркалом на вбитых крючках висели все ее сокровища, а на столе, кроме необходимых книг, лежал толстый дневник. Девушка никогда его не прятала, потому что в поселении было не принято входить в дома без приглашения хозяев.

— Ну, нет, в той комнате я бы жить не смогла.

Стряхнув с себя остатки сновидения, Мира поспешила к Бабушке Таре. По дороге она вдруг вспомнила, что наставница грозилась устроить ей проверку на знание отваров. Однако сейчас ей как никогда было не до всяких травок. Как ни старалась, девушка не могла выкинуть из головы гудящий ночной город. Его образ возникал в ее мыслях не легкой расплывчатой дымкой, как это бывает после особенно яркого сна, а во всех подробностях, как если бы она побывала там наяву.

— А чтобы попасть к ней в комнату, кажется, я открыла окно, — задумчиво произнесла Мира на пороге дома Бабушки Тары.

— Ты чего там бормочешь? — крикнула хранительница из кухни. — И, между прочим, доброе утро.

Наставница подошла к своей подопечной и встала перед ней, уперев руки в бока. Однако девушка уставилась в пространство, будто ее и не замечала, и постоянно что-то приговаривала.

— Добромира, — позвала ее Бабушка Тара. — Чтобы ты там не задумала, от проверки знаний тебе не уйти. Я прекрасно помню, что вчера тебя обо всем предупредила.

Девушка вдруг очнулась и вздрогнула.

— Бабушка Тара, доброе утро! — бросилась она на шею старой хранительницы и чмокнула ее в щеку. — Что вкусного на завтрак?

Не дождавшись ответа и страшась лишних расспросов, она помчалась на кухню. На столе уже стояли свежие лепешки и домашний яблочный джем — любимое лакомство Миры.

— Ух ты! Спасибо большое!

От глаз наставницы не ускользнуло странное поведение ее названной внучки. Что-то явно случилось этой ночью, а уж она точно знала, кто мог это подстроить.

— Матушка, зря ты с ней так. Она же теперь не успокоится, пока не доберется до правды, — тяжело вздыхая, прошептала Бабушка Тара и зашагала вслед за девушкой.

В качестве проверки знаний Мире предстояло приготовить и опробовать три несложных отвара. Каждый посвященный хранитель прекрасно знал, как их готовить и всегда держал необходимые для них ингредиенты у себя под рукой, так как они могли понадобиться в любую минуту.

— Отвар от легкой простуды, отвар спокойствия и отвар для бодрости духа, — вслух прочитала список ученица.

— Справишься? — с усмешкой спросила Бабушка Тара.

— Проще простого! Ты только не мешай мне, я все хочу сделать сама.

— Ни в коем случае, — улыбнулась наставница, — мне как раз давно надо прополоть цветник.

Посередине сада находился большой круг, обложенный камнями. В нем росли самые редкие для поселения цветы и травы. Они использовались для особенно трудных заклинаний, и Бабушка Тара тщательно следила за здоровьем каждого растения.

— Отлично, — пробормотала Мира и еще раз прочитала список.

В голове не было ни одного рецепта, мало-мальски подходящего для этих отваров. Зато в ее мысли вновь прокрался двойник. Девушка краем глаза увидела наставницу, которая хоть и делала вид, что поглощена цветами, потихоньку следила за ней. Изобразив деловую озабоченность, Мира принялась собирать все подряд и складывать травы на столике. Она тянула время и прекрасно это осознавала.

— Бабушка Тара, а ты когда-нибудь была в больших городах? — как бы между прочим спросила Мира.

— Не отвлекайся! Я не хочу убирать последствия еще одного взрыва.

— Ну, Бабушка Тара, — заныла девушка и подбежала к наставнице.

— Мира, скажи честно, ты знаешь, как приготовить отвары?

Девушка застыла на несколько секунд. Деваться ей было некуда, даже если она и знала, то сегодня точно не сможет сосредоточиться и вспомнить.

— Нет, — тихо ответила она.

— Почему? Мы с тобой это проходили.

— Я… Не помню или не знаю, или я тебя не слушала! — голос Миры вдруг взлетел на целую октаву. — И все это не важно! Все это лишь скучные уроки! Кому нужны отвары, которые помогают лишь детям?! Кому вообще все это нужно, если в мире есть необъяснимые вещи! Если ты просыпаешься с утра и уже не знаешь, кто ты, и что скрывается в твоем прошлом или в твоем будущем?!

Старая хранительница спокойно выслушала этот крик, а потом крепко обняла свою девочку.

— Расскажи мне, что случилось, идем в дом.

Бабушка Тара приготовила один из отваров из списка на экзамен и дала дымящуюся кружку Мире.

— Осторожно, горячо. Я добавила немного меда, чтобы было послаще.

— Это отвар спокойствия? — всхлипывая, спросила девушка.

— Да, совершенно бесполезный напиток, — улыбнулась наставница и усадила девушку на диван в гостиной.

Мира аккуратно отхлебнула отвар и с удовольствием почувствовала, как горячая жидкость заполняет ее изнутри и смывает все негативные чувства. Бабушка Тара не торопила ее, ведь каждый человек сам знает, когда он готов поделиться с другим чем-то очень важным.

— Сегодня ночью мне приснился сон, очень яркий сон. Будто все происходило на самом деле… Я отправилась в путешествие в огромный шумный город…

Постепенно девушка рассказала своей названной бабушке весь сон. Она поделилась ощущением полета, удивлением при виде места, в котором отсутствовал даже намек на существование дикой природы. Потом она попыталась описать темную комнату и дошла до самого главного. Мире хотелось передать наставнице, насколько сильно она испугалась, когда увидела свою копию в той комнате. Это был странный и слишком реалистичный сон.

— Ты была когда-нибудь в таком городе?

— Очень давно. Милая моя, я родилась и выросла в таком городе, да, и ты тоже. Разве не помнишь?

— Смутно. Я мало что помню из той другой жизни. Иногда мне кажется, что наше поселение и есть моя родная земля.

— Так и должно быть для настоящего хранителя, но не стоить забывать о мире в целом, — в голосе Бабушки Тары вновь появились нравоучительные нотки. — Таких городов множество, и в основном там живут люди, которые давно не пользуются магией. Они перестали в нее верить, но из-за этого мы не можем отворачиваться от них.

— А как узнать, какой город видела я? — девушка как всегда в уроке наставницы услышала только то, что хотела.

— Мира, — строго начала Бабушка Тара, но остановилась.

Она глубоко вздохнула и обняла юную хранительницу.

— Я постараюсь тебе помочь. Думаю, ты не просто так увидела эту девочку и…

— Так значит, это все было взаправду? — вскрикнула Мира.

Девушка вскочила с дивана, взметнув белую копну волос.

— Не совсем. Я не знаю наверняка, но кое-что мы можем выяснить. Идем, пора навестить одну особу, обожающую подшучивать над неразумными девочками.

— Кого…

— Идем!

Мире пришлось подчиниться без дальнейших расспросов, уж слишком решительной выглядела Бабушка Тара. Она закрыла дом, и вместе с подопечной поспешила в небольшой грот, расположенный на краю поселения. Его вход скрывал поворот реки, и две женские фигуры незаметно проникли внутрь. Там посреди небольшого озера, словно постамент, лежал широкий камень, к которому вела дорожка из осколков самой пещеры. Наставница указала Мире на камень и велела сесть на него, отвернувшись от входа, и сосредоточиться на тишине и еле слышном плеске воды.

— Дыши глубоко и постарайся ни о чем не думать, открой свое сознание.

— Но зачем…

— Не думать! Просто поддайся действию магии.

Девушка закрыла глаза. Она постаралась освободить голову от тысячи вопросов, которые не давали ей покоя с самого утра. И вдруг она почувствовала привычное покалывание волшебства, только в десятки раз сильнее. Магия проникала в ее кровь, разливалась по всему телу, просачивалась в мысли. Она была повсюду. Через несколько минут Мира вновь увидела знакомый шумный, наполненный людьми город. Она будто пролетала над ним, следуя точному маршруту. Несмотря на разгар дня в поселении, в городе была ночь, озаряемая светом вывесок, неспящих квартир и придорожных фонарей. Через несколько минут девушка оказалась у знакомого окна. Ей оставалось лишь открыть его, чтобы очутиться в спальне своего двойника.

— Нет!

Мира вскрикнула на весь грот и очнулась.

— Бабушка Тара, я снова была там, в моем сне! — она поднялась и поспешила к наставнице.

— Матушка, все шутишь, — пробурчала хранительница.

Теперь уже все зависело от ее подопечной. Она могла лишь слегка подтолкнуть, но путь будет указывать сама Магия.

— Тише, Мира, найдем мы твой город.

Они вышли из грота на теплое солнце. После необычного сна и его повторения Мира уже и забыла, что трава может быть такой зеленой, небо таким высоким, а свет таким ярким. Она щурилась, но старалась не отставать от наставницы, которая уверенно шла в общий дом. Там на втором этаже вокруг главного зала была построена галерея, где располагалась библиотека хранителей. Самыми древними фолиантами считались дневники первого поколения, когда люди только знакомились с великой стихией. Бабушка Тара была уверена, что среди этих книг была одна, которая поможет ее девочке разобраться в головоломке вездесущей стихии.

— Давненько такого не случалось.

— Что? Кто-то еще во сне видел города?

— Ммм? Нет, Мира, это был не сон. Грубо говоря, твоя душа действительно побывала там. Ты должна была встретиться с той девушкой.

— Зачем? — это был слишком очевидный вопрос, но именно он вырвался первым.

— Это нам и предстоит узнать, — хитро подмигнула наставница и решительно открыла дверь общего дома.

Глава 7

Тихий полумрак большого зала казался немного пугающим в разгар солнечного дня. Единственное окно, расположенное напротив двери, выходило в лес. Рядом с ним одиноко стоял большой дубовый стол с несколькими стульями. Обычно именно здесь старейшины принимали странников и собирали большой и малый Советы. По всей длине галереи второго этажа в небольших углублениях хранились запасные стулья, использовавшиеся на общих собраниях. Не дав опомниться, Бабушка Тара повела свою подопечную наверх. Два полукруглых балкона были соединены мостиком над окном и освещались мерцающими волшебными шарами. Стены обеих сторон были уставлены книжными полками. Хранительница сразу направилась к разделу трудных заклинаний.

— Бабушка Тара, а тебе не кажется, что нам надо в другой раздел? Мы же хотим найти город. Я уверена, что в географических картах или в книгах про окружающий нас мир он есть…

— Не говори чушь! Думаешь, тебя послали достопримечательности осматривать? Где-то здесь, — наставница внимательно искала нужную книгу.

— А что…

Мира не смогла заставить себя договорить. Ей было страшно и в то же время любопытно вновь встретиться с той девушкой, узнать, почему они так похожи.

— Нашла! — Победоносно вскинула книгу Бабушка Тара. — Иди сюда.

Они устроились за небольшим столиком напротив друг друга. Наставница положила книгу перед собой.

— Тебе надо кое-что узнать. Случается так, что Магия выбирает некоторых детей до их посвящения и…

— Знаю, знаю, — недовольно перебила Мира очередную сказку, которую она слышала тысячи раз. — Магия выбирает себе любимчика и преподносит ему важный урок. Она делает это, чтобы помочь ему найти свой путь в жизни или научить чему-то крайне важному, — монотонно продекламировала девушка.

— Вот вроде умная, а такая глупенькая.

Мира вопросительно посмотрела на наставницу.

— Как думаешь, какой урок можно вынести из твоего сна?

— Из сна… Постой! Так ты думаешь, что это все не просто так? — девушка вскочила со стула. — Значит, на этот раз я…

— Хватит! Сядь, — прикрикнула на нее Бабушка Тара. — Подумаешь, увидела волшебный сон. Ты лучше подумай, почему ты там оказалась.

— Из-за нее, — тихо ответила Мира и присела на краешек стула. — Бабушка Тара, я не понимаю, почему мы с ней так похожи.

— Именно это тебе и надо выяснить, — улыбнулась наставница и протянула ей книгу.

— «Заклинания странников», — прочитала Мира и ахнула. — Я ведь не могу до посвящения!

— Верно, по правилам дальше элементарного колдовства до посвящения тебе идти нельзя, но кто сказал, что исключений не бывает, — спокойно заметила хранительница. — Мы выяснили, что сон твой был далеко не обычной игрой воображения, а значит, можно позволить себе чуточку нарушить установившийся порядок.

От захлестнувших эмоций Мира потеряла дар речи и заворожено смотрела на книгу. Слезы покатились по ее щекам. Слишком много сегодня случилось чудес: она узнала, что Магия выделила ее, сон оказался настоящим путешествием, и вдобавок Бабушка Тара разрешила ей попробовать сложное взрослое колдовство!

— Не радуйся раньше времени, дорогая, — мягко вернула ее к реальности наставница. — Я могу лишь дать тебе подсказку, но все остальное тебе придется делать самой.

— Законы магии никто не отменял, — улыбнулась Мира и крепко обняла хранительницу.

Если Магия решила кого-то испытать, то счастливчик должен был сам справляться со всеми трудностями. В его распоряжении были его силы и смекалка, а уж как он их применит, зависело только от него. Таким образом, дети узнавали, на что они по-настоящему способны.

— А вдруг у меня не получится? — тихо спросила девушка.

— Если бы ты не могла, тебе бы не предлагали этот путь, — мудро ответила Бабушка Тара. — Держи книгу, и спрячь ее в самое надежное место. Старейшинами не следует знать, что ты практикуешь не совсем обычные заклинания.

Они заговорщицки переглянулись, и Мира поспешила спрятать книгу в свою кожаную сумку.

— Даю тебе время до обеда, но потом тебе все же придется сварить для меня три отвара.

Девушка скривилась, но благодарно кивнула и поспешила в свой домик, чтобы найти заклинание перемещения и выяснить, сможет ли она с ним справиться.

«Заклинания странников». Когда-то эта и многие другие книги с того стеллажа казались Мире недоступным сокровищем, а теперь она держит ее в руках. Даже открывать было страшно.

— Мира, не дури, это всего лишь книга. По крайней мере, прочитать ее ты точно способна.

Девушка аккуратно открыла обложку и пролистала несколько страниц. Обычное оглавление, введение и списки рецептов зелий, слова заклинаний и подробное описание ритуалов — ничего особенного. Мира даже немного разочаровалась, хотя не смогла бы объяснить, чего она еще ждала от старых пожелтевших страниц. И тут ее привлек заголовок «Перемещение: заклинание и зелье».

— Вот оно! — Радостно вскрикнула девушка. — Ого, один список ингредиентов на две страницы.

Она внимательно прочитала все инструкции. Заклинание было не сложным при условии, что зелье сварено верно, а здесь уже возникали проблемы. Мира понимала, что помощи ждать неоткуда. Если уж Магия хочет тебя чему-нибудь научить, придется надеяться только на себя. Постепенно компоненты можно было собрать, варить Бабушка Тара точно разрешит у себя, но технологии девушка не знала.

— Надо почитать… — вдруг она заметила маленькую приписку в самом конце главы. — «Первое перемещение лучше совершать в полнолуние. Луна поможет оказаться именно там, куда вы направляетесь».

Мира взглянула на календарь рядом с кроватью. Хранители жили по обычному для всего мира календарю, но тщательно отслеживали лунные фазы.

— Естественно! У меня только три дня! И почему я не удивляюсь?

Часы сообщили, что время обеда давно прошло. Девушка закатила глаза, захлопнула книгу и понеслась к Бабушке Таре.

После трех с половиной часов мучений, двух вылитых непонятных жидкостей и десятков многозначительных вздохов Мира сдала наставнице все три отвара.

— У меня только три дня до…

— Ничего не хочу знать! — Замахала руками хранительница. — Ты сама по себе, могу лишь сказать, что моя кухня открыта для твоих экспериментов. И если вдруг что-то понадобится, можешь заглянуть в мой сад.

— Спасибо, родная!

— Все, больше ничего не слышу!

Девушка улыбнулась своей сварливой, но такой доброй наставнице.

— А теперь приберись здесь и можешь делать, что хочешь. За работу!

Бабушка Тара очень хотела помочь своей девочке, но это было не в ее силах. Она могла только слегка облегчить ее путь.

— Делай, что хочешь, — забубнила Мира, пока мыла посуду. — Времени нет, как варить зелье понятия не имею, а ингредиенты… Стоп! — осенило вдруг девушку. — Вот их-то я могу сейчас собрать. Бабушка Тара, — закричала она. — Я все сделала! Скоро вернусь, только сбегаю к себе!

Дом Бабушки Тары был расположен в глубине большого сада. К нему вела дорожка из гравия от деревянной терракотовой калитки. Небольшой солнечно-желтый домик в полтора этажа был покрыт черепичной крышей, а на каждом окне висели белые кружевные занавески. Сердцем дома была кухня. Здесь творилось настоящее волшебство: Бабушка Тара была гением по части кулинарии, любой ее эксперимент был не только безопасным для здоровья, но еще и невероятно вкусным, а про зелья и отвары и говорить было нечего. Тут наставница Миры имела многолетний успешный опыт. Все поселение знало ее как искусную травницу, и порой даже сами старейшины обращались к ней за советом, если дело касалось сложного снадобья. В кухню можно было попасть либо из сада, либо из уютной маленькой гостиной, где крайне редко Бабушка Тара принимала гостей. Посередине комнаты стоял круглый стол, покрытый вязаной салфеткой, и четыре стула. Хранительница держала различные склянки с эссенциями и готовыми зельями в небольшом буфете, а напротив окна, на мягком зеленом диванчике, она любила сидеть вечером и шить для себя или своей названной внучки. Спальная Бабушки Тары также находилась на первом этаже, только изнутри ее никто и никогда не видел. Старая хранительница строго настрого запрещала туда входить, кому бы то ни было.

Самым любимым местом Миры в доме был чердак. Просторная комната с покатой крышей, уставленная книжными полками. Поначалу Бабушка Тара пыталась организовать там учебную комнату для вновь прибывшей малышки, но очень быстро поняла, что неумная жизненная энергия девочки не позволит ей целыми днями сидеть в четырех стенах. И что удивительно, вскоре после того, как хранительница перестала загонять туда Миру, она сама стала приходить на чердак в поисках ответов на свои многочисленные вопросы.

Весь вечер девушка рыскала по саду и обыскивала кухню наставницы. Список был длинный, но запасов Бабушки Тары было гораздо больше. Чем ближе к концу, тем сложнее становились названия компонентов, поэтому все чаще девушка тихонько пробиралась на чердак и перебирала библиотеку, чтобы выяснить, что скрывается за непонятными словосочетаниями. Незаметно старая хранительница поставила в угол кухни коробку, чтобы Мире было куда собирать все необходимое. Девушка лишь ухмыльнулась, зная, что благодарность та не примет.

— Не пора ли спать? — вдруг услышала она голос хранительницы в дверях.

— Да, только последний ингредиент положу, — вдруг девушка запнулась, бросила пучок травы в коробку и задвинула ее под стол. — Ты совершенно права. Я как раз все закончила убирать.

— Замечательно, завтра даю тебе день на практику, и, пожалуйста, постарайся не уничтожить мой дом. Он мне очень нравится, — наставница поцеловала девушку в макушку и легким толчком отправила спать в домик на дереве.

«Целый день! Я смогу сварить, то есть попробовать разобраться с зельем».

От энтузиазма не осталось и следа. Рецепт был сложный даже для опытного колдуна.

«Если бы я не могла, меня бы не отправили по этому пути», — как мантру повторяла про себя Мира слова Бабушки Тары.

Ничего не случается просто так, и все испытания, выпадающие на нашем пути нам по силам, главное в это поверить.

Утром Мира закрылась на кухне Бабушки Тары, твердо решив, что сегодня непременно сварит правильное зелье. Она разложила все ингредиенты на столе и с ужасом оглядела огромное количество трав, семян, порошков и жидкостей.

— В принципе, ничего сложного тут нет, — начала она рассуждать вслух, чтобы хоть немного успокоиться.

Ее пугало, что в случае неудачи она зря израсходует кучу редких растений.

— Надо соблюдать очередность и количество, указанное в рецепте. Что тут может быть сложного? Бабушка Тара меня всему обучила, названия я все знаю, так что все будет хорошо.

Тем не менее, когда Мира ставила кастрюлю на огонь, руки ее заметно дрожали. У нее в запасе было много времени, поэтому она никуда не спешила и все тщательно вымеряла дважды или даже трижды. Сперва, она положила листья шалфея, цветы ромашки и корень имбиря в кипящую воду, и пока они варились, занялась порошками. Перед ней стояло двенадцать баночек с разноцветными ингредиентами, размельченными в пыль. Бабушка Тара тщательно следила за своими запасами, поэтому каждая баночка была разборчиво подписана. Мира отмеряла их, не дыша. Она боялась потерять хотя бы одну пылинку драгоценных смесей. Все порошки девушка засыпала в мраморную чашу и добавила к ним сбор сухих листьев. Она хорошенько все измельчила пестиком и закинула в кастрюлю. Дальше в ход пошли свежие травы, коренья, лепестки и бутоны цветов. Что-то из этого надо было мелко нарезать, что-то сварить отдельно и в само зелье добавить лишь отвар, а из бутонов необходимо было выдавить сок и по капле вливать строго через каждые пять минут. Мира завела кухонный таймер, чтобы не ошибиться и не пропустить срок. Последними шли эссенции. С ними девушка была еще осторожнее, чем с порошками, ведь лишняя капля любой из них могла непоправимо погубить зелье, и все пришлось бы начинать сначала. Нужное количество она отмеряла с помощью пипетки, но даже ей будущая хранительница не доверяла полностью. Для проверки она использовала склянку, куда влезала лишь капля жидкости. В середине дня кухня Бабушки Тары была похожа на поле битвы: в раковине уже скопилась многочисленная использованная посуда, на столе в разнобое лежали неиспользованные ингредиенты и отмеренные их части, а на огне важно и громко булькала кастрюля. Во всем этом хаосе будто в причудливом танце кружилась взволнованная и серьезная Мира в цветастом переднике и с карандашом в волосах.

Составители «Заклинаний странников» весьма ответственно подошли к своему делу и описали, каким должно быть зелье на вид, запах и цвет на всех стадиях его приготовления. К вечеру в кастрюле булькало темное варево с неожиданно приятным пряным ароматом. Мира еще раз перечитала описание последней стадии и сравнила результаты. Цвет, запах и консистенция были идеальные.

— Неужели все получилось, — тихо выдохнула девушка, боясь пошевелиться.

Осталось лишь подождать несколько минут и можно снимать кастрюлю с огня. Пока зелье охлаждалось, Мира убрала оставшиеся травы обратно в коробку и вымыла все на кухне. Ни к чему Бабушке Таре лишние неприятности. Она открыла окно, чтобы проветрить, и к своему удивлению увидела золотой закат на горизонте. Она варила зелье весь день! Согласно инструкциям у Миры получилось восемь порций для перемещения. Она разлила их по бутылочкам и убрала к себе в сумку, переложив мягкими тряпками, чтобы они не звенели.

— Я уж думала, ты никогда оттуда не выйдешь, — услышала девушка голос наставницы.

Она сидела в гостиной и шила себе новое платье.

— Как попрактиковалась?

— Вроде удачно, — устало отозвалась Мира.

Девушка поняла, что совсем без сил, только когда все закончила.

— Вот и славно, — Бабушка Тара поднялась со своего места и ласково улыбнулась подопечной. — Я тебе собрала кое-что, поешь у себя, а то тебя ноги уже не держат. Ступай, пока прямо здесь не уснула.

— Спасибо. На кухне я все убрала.

— Молодец, завтра можешь прийти попозже.

Однако этих слов девушка уже не слышала. Она спешила домой, а в голове у нее была лишь одна мысль: «Завтра полнолуние».

Глава 8

Весь следующий день Мира провела как во сне. Ей повезло, что поселение готовилось принять большую группу странников, а значит, все поручения непосвященным хранителям носили чисто механический характер. Им необходимо было помыть общий зал, приготовить еду для гостей и прибрать в гостевых домиках на случай, если кто-то захочет переночевать. Мира не задавала вопросов и особо ни с кем не разговаривала, но все были настолько заняты, что не обратили внимания на ее странное поведение. Она ждала ночи, ждала того момента, когда полная луна покажется во всем своем великолепии. Каждый раз при мысли об этом ее сердце сжималось от страха и трепета перед невероятным путешествием. О неудаче девушка старалась не думать, она была уверена, что все получится. Зелье соответствовало описанию в книге и спокойно дожидалось ее в сумке под кроватью. Наконец, после ужина в общем зале вместе с прибывшими гостями Мире разрешили уйти.

— Будь осторожна, — шепнула ей Бабушка Тара и поцеловала в макушку.

Хранительница тут же поспешила к старейшинам, и девушка не успела ничего ответить. Постояв несколько секунд в нерешительности, Мира стрелой понеслась к своему домику: сейчас или никогда. До утра ее точно никто не хватится, и есть шанс, что про перемещение не узнает ни один хранитель. Ухватившись за свою лестницу, Мира подняла голову. В ее зеленых глазах отразилась холодная полная луна. Девушка застыла, стараясь впитать всю мощь ночного светила.

— Пора, — решительно шепнула она себе и рывком поднялась в домик.

Девушка открыла книгу на нужном заклинании и сжала в руке флакончик с зельем. В свою сумочку она заранее положила вторую бутылочку и бумажку с нужными словами. Вернуться необходимо было до рассвета. Оставшееся зелье вместе с книгой она спрятала в шкаф и прикрыла вещами. Все было готово, но Мира медлила. Она запретила себе думать о провале, однако темные мысли текли в ее голове, словно раскаленная смола, обжигая изнутри.

— Хватит! У меня все получится, потому что со мной чистая магия, — грозно сказала она собственному сознанию и залпом выпила зелье.

Вкус напоминал имбирное печенье, смешанное с чаем каркаде и миндальной глазурью. Переведя дух, Мира представила неспящий город и знакомое окно многоэтажного дома, громко прочитала выписанное на бумажку заклинание, и мир перед ее глазами начал стремительно меняться.

Неожиданно девушка оказалась на широком подоконнике высокого дома у того самого окна из своего сна. Она настолько сильно переживала за само перемещение, что совершенно не задумывалась, что будет делать, когда прибудет на место. Готова ли она вновь увидеть своего двойника? Что она хочет здесь найти? Зачем она вернулась сюда? Мира стояла в нерешительности перед окном. Высота ее не пугала, скорее, наоборот, возвращала в привычное ощущение родного домика. И вдруг она увидела свою копию. Незнакомка застыла в той же позе, что и Мира, у закрытого окна в темной комнате. Девушки со страхом смотрели друг на друга, не смея сделать шаг навстречу. Аккуратно открыв окно, хозяйка комнаты тихо и твердо произнесла.

— Я не знаю, кто ты, но стоять вот так на такой высоте явно неправильно. Заходи.

Мира осторожно перелезла через окно и села на подоконник. Казалось, что ее копию совершенно не смущает их явное сходство.

— Как тебя зовут? — все также тихо и подчеркнуто вежливо спросила девушка, хотя на этот раз ее голос дрогнул.

Хозяйка включила бра и устроилась на кровати.

Мира осмотрелась, прежде чем ответить. Комната оказалась именно такой, как она запомнила. Повсюду лежала и висела одежда, в углу высилась гора сумок и больших мешков с двумя ручками на все случаи жизни, а на столе, словно стойкие солдаты, готовые идти в бой в любую минуту, стояли баночки, тюбики, коробочки и в качестве главнокомандующего большое настольное зеркало в резной раме. Рядом маленькой стопкой лежали книги. Здесь было слишком много вещей, которых хранительница никогда не видела, и уверена, что и без них вполне можно спокойно обойтись. Девушка прислонилась к закрытому окну, обняла колени, защищаясь от непривычной обстановки, и тихо произнесла:

— Добромира. Можешь называть меня просто Мира, — неожиданно даже для себя добавила она.

— Отлично, — улыбнулась ей незнакомка. — Меня зовут Рита.

Девушки смотрели в упор друг на друга. У каждой накопилось много вопросов, но о главном они боялись даже подумать. Наконец, Мира не выдержала, не для того она нарушила столько правил хранителей и пришла сюда.

— Три дня назад мне приснилось, что я нахожусь в твоей комнате…

— Мне тоже, — перебила ее Рита и неестественно спокойным голосом добавила, — я видела, как ты стояла надо мной, а потом что-то пробормотала и вышла через окно.

— Так и было, — обрадовалась гостья, но улыбка тут же сошла с ее лица, и какое-то неприятное чувство зашевелилось внутри. — Значит, мы одновременно видели один и тот же сон!

— Получается, что так.

Мира медленно сползла с подоконника и сделала несколько шагов к Рите, но та вжалась в спинку кровати, и девушка остановилась. При этом блондинка продолжала дружелюбно улыбаться.

— Что с тобой? — осторожно спросила хранительница. — Тебя это совершенно не удивляет? Почему ты так легко к этому относишься? Наш сон…

— Легко?! — вдруг повысила голос Рита и тут же снова перешла на шепот. — Три дня назад мне снится невероятно яркий сон, где я вижу свою точную копию, только с длинными белыми волосами и в странной одежде. И стоит она в моей собственной комнате, — невольно Мира осмотрела себя, но благоразумно решила промолчать. — А сейчас я просыпаюсь и наяву вижу за окном тебя. Окно, между прочим, находится на пятом этаже! Ты хоть понимаешь, как мне сейчас страшно?!

— Тогда зачем ты меня впустила?

— Врагов лучше держать поближе. Так их легче обезвредить, — уже хладнокровно отрезала Рита.

— Врагов? Я не сделала тебе ничего плохого, я просто хочу…

— А откуда я знаю? Ты вообще кто?

— Хранительница, — улыбнулась Мира.

Ее немного успокоило, что разговор начал складываться, а Рита перестала прятаться за каменным спокойствием.

— Хотя я еще не посвящена, и фактически меня еще не приняли в ряды настоящих хранителей, тем не менее…

— Постой, кто? Что ты охраняешь?

— Магию. Она нас выбирает сама, и, кстати, именно она показала нам один и тот же сон, чтобы мы встретились. Правда, я не понимаю зачем, — задумчиво добавила Мира.

— Бред какой-то, — пробурчала Рита. Она встала с кровати и подошла к незваной гостье. — Ладно, пусть магия, но мы похожи. Точнее, мы — одно лицо! Как ты это объяснишь?

— Пока никак. Говорят, у каждого на земле есть двойник, может это наш случай.

Рита скептически посмотрела на девушку. Она пыталась найти рациональный ответ на все происходящее, но мозг упорно настаивал на чуде. Магия… В нее Рита отказывалась верить. Даже в детстве истории про фей-крестных и волшебных помощников не вызывали у нее никакого трепета. Она точно знала, что если чего-то хочешь, придется достать это самой или, в крайнем случае, очень хорошо попросить родителей. Девушка была уверена, что у этой незнакомки есть свои скрытые мотивы. Только какие? Воровство, обман, шантаж — все это было из разряда шпионской фантастики.

— Ты дрожишь, — заметила она.

— Мне немного не по себе. Я пришла сюда, чтобы проверить, было ли сновидение правдой, но все равно не была готова встретиться с тобой.

— Я-то тебя вообще не ждала, — прошептала почти про себя Рита и снова обратилась к хранительнице. — Садись на кровать и не шуми, а я сейчас вернусь.

Хозяйка вышла из комнаты и тихо закрыла за собой дверь, в спальне повисла тишина. Мира боялась даже громко вздохнуть, хотя не знала, чего конкретно опасалась в чужом доме. Ее новая знакомая оказалась куда более решительной, чем она сама, при этом в ней, да и во всем этом огромном городе, нет ни крупинки волшебства.

«Надо было предупредить ее, прежде чем вот так врываться», — размышляла девушка. — «Только как? Нельзя же прислать письмо на неизвестный адрес с текстом: привет, я твое сновидение, можно заглянуть на огонек? Тогда бы она меня точно не пустила к себе».

Через несколько минут Рита вернулась с двумя кружками чая, и Мира постаралась принять свой самый дружелюбный вид.

— Держи, — протянула она одну чашку незнакомке.

Мама всегда говорила ей, что беседа за чаем способна решить практически любую проблему.

— Скажу честно, я тебя боюсь, точнее меня пугает вся ситуация в целом, но мне кажется, ты себя чувствуешь не лучше, — хранительница молча кивнула и отхлебнула горячий напиток. — Тогда может, познакомимся поближе? Ты — фея?

— Кто? — нервно рассмеялась Мира. — Совсем нет, я обычный человек, как ты, только умеющий колдовать.

Девушка вкратце рассказала новой знакомой историю хранителей и свое место среди них. Конечно, это было строго запрещено, но интуиция подсказывала Мире, что Рите надо сказать правду.

— Хранительница магии. У меня голова идет кругом, — застонала блондинка. — Я бы позвала родителей и сказала, что в моей комнате сумасшедшая, но, — девушка посмотрела на своего двойника, — не смогла бы объяснить им наше сходство.

— Ты не можешь ничего никому рассказывать! — ужаснулась Мира. — Я и тебе-то не должна была ничего говорить, если старейшины узнают, у меня будут большие неприятности.

— Ладно, успокойся. А тебе рассказывали про такие случаи, про двойников?

— Нет, но я попробую узнать. Уверена в нашей библиотеке найдется что-нибудь полезное.

— Представляю, какие там хранятся книги! Учебник по зельеварению есть? — пошутила Рита, но гостья восприняла вопрос серьезно.

— Конечно, и не один! Терпеть не могу трехтомник по отварам, он так скучно написан, — начала жаловаться девушка в ответ, но осеклась, увидев удивленные глаза своего двойника.

— Ты сейчас не шутишь? — уточнила слегка ошарашенная Рита.

— Нет, — осторожно ответила Мира и решила быстро перевести разговор на другую тему. — Расскажи о себе.

— Ха, моя история далеко не такая захватывающая, как твоя. Я — единственная дочь своих родителей, и это мое маленькое королевство, — девушка обвела рукой свою комнату. — Учусь в колледже при университете, в который собираюсь поступать в следующем году. Я староста и лучшая ученица своего класса, люблю устраивать вечеринки, люблю быть первой во всем, поэтому меня в колледже знают даже первоклашки, — в ее тоне слышалось неприкрытое хвастовство, но ей хотелось хоть чем-то поразить свою странную гостью.

— Да уж, характеры у нас точно разные, хотя в поселении меня тоже все знают, но совсем по другим причинам.

— А мы сейчас точно не спим? — вдруг спросила Рита.

— Я точно не сплю, я здесь благодаря заклинанию, — тихо отозвалась Мира.

— Хорошо, — спокойно ответила девушка, но тут же снова вспылила.

Ей не давало покоя, что появилась задача, решения которой она не могла найти.

— У меня не может быть близнеца! Мама бы уже давно все рассказала, — Рита начала рассуждать вслух и отошла к окну. — Она бы не стала скрывать от меня сестру.

— Бабушка Тара говорит, что Магия выбирает в хранителей только тех, у кого совсем нет семьи. Думаю, мы точно не родственники.

— Тогда как? Почему именно мы?!

— Я не знаю, но в этом-то и фокус, — развеселилась Мира. — Я понимаю, что для тебя все это в новинку, но поверь, мы должны были встретиться.

Рита недоверчиво посмотрела на странную незнакомку с белыми волосами, свалившуюся на нее буквально с неба. Она не знала, что и думать, но ее сердце тянулось к непонятному чуду. Ей хотелось разгадать загадку, пусть даже эта безумная и говорит, что все это проделки непонятной великой стихии. «И вообще я могу сейчас спать. Утром я проснусь в своей кровати и лишь посмеюсь над всем этим бредом», — подумала девушка и согласно кивнула.

— Ох, сколько времени? Мне надо вернуться до рассвета, — всполошилась Мира.

— И каким образом?

— Так же как и пришла, я все взяла с собой, — она достала флакончик с зельем и бумажку с заклинанием.

Рита в тихом ужасе следила за ее действиями, но решила ничего не спрашивать.

— Я обязательно все разузнаю и расскажу тебе в следующий раз, — девушка запнулась и вопросительно посмотрела на хозяйку комнаты.

— Обязательно, — улыбнулась та в ответ.

— Ну, все, мне пора.

Мира быстро выпила зелье, на всякий случай открыла окно и громко прочитала заклинание, представив в деталях свой домик изнутри. Не успела Рита даже слово сказать, как ночная гостья растворилась в предрассветной дымке, будто ее и не было.

— Больше никаких сладостей на ночь, — сказала себе шокированная девушка и рухнула в мягкую кровать.

Рита закрыла глаза и постаралась выкинуть из головы эту странную встречу. Впрочем, бессонная ночь быстро напомнила о себе, и девушка практически сразу уснула.

Глава 9

Утро в городе часто наступает еще до того, как солнце покажется из-за горизонта. Будильник на прикроватной тумбочке прозвенел слишком рано и громко. Рита быстро выключила его и вновь погрузилась в сон. Однако через минуту ее снова разбудили.

— Доброе утро, мое солнышко, — ласково прошептала ей на ухо мама. — Пора вставать, а то не успеешь выбрать наряд и опять опоздаешь на первый урок.

В ответ Рита промычала что-то невразумительное. Про учебу она даже думать не могла, а разлука с подушкой казалась ей преступлением века.

— Никаких дополнительных минут! Знаю я, как ты встаешь через свои «еще чуть-чуть». Подъем! — мама откинула одеяло и за руку посадила дочь. — Открывай глазки и улыбнись новому дню. Давай!

Женщина поцеловала Риту в лоб и ушла готовить завтрак. Девушка протерла глаза и попыталась осознать, что происходит. Она вдруг вспомнила ночную гостью.

— Сон все это, такого просто не могло случиться на самом деле, — пробормотала она, но тут же осеклась.

На ее письменном столе стояли две кружки с остатками чая, будто живые доказательства ее встречи с Мирой. Девушка медленно встала и подошла к ним. Сомнений быть не могло — кружки были именно те самые, которые она ночью принесла из кухни.

— Не может быть, — прошептала Рита.

— Соня, ты идешь?

— Да, мама, уже одеваюсь! — механически ответила она.

Стоя здесь, она все равно не сможет ни с чем разобраться, а лишние расспросы ей сейчас не нужны. Рита быстро накинула на себя первые попавшиеся вещи, схватила обе кружки и поспешила на завтрак.

— Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не брала каждый раз новую чашку? У тебя в комнате скоро склад грязной посуды будет.

— Хорошо, больше не буду.

— Конечно, я так тебе и поверила, — весело отозвалась мама и поставила кружки в раковину.

* * *

В поселении хранителей распорядок дня подчинялся естественным природным законам, однако это не помешало Мире систематически опаздывать к завтраку. Такое бывало и раньше, но сегодня она еле открыла глаза. Путешествие туда и обратно за одну ночь серьезно истощило запас ее колдовских сил. Требовался как минимум день в теплой магической обстановке поселения, чтобы девушка вновь смогла хотя бы зажечь свечу.

— Сегодня предлагаю поработать в саду, — с легким намеком на полное отсутствие силы заявила Бабушка Тара. — Тем более что когда-нибудь у тебя появится свой, и там должны быть живые растения, а не засохшая трава.

Мира даже не ответила. Спорить ей хотелось еще меньше, чем думать. Механическая работа была кстати, чтобы вспомнить прошлую ночь и решить, что делать дальше. Однако ее распирало желание с кем-нибудь обсудить произошедшее, а наставница даже намеков слушать не желала. Тогда девушка пошла на хитрость.

— Бабушка Тара, ты вроде жаловалась, что у тебя какой-то цветок засыхает.

— Да, и что из этого? — не отрываясь от работы, спросила хранительница.

— Может, я схожу к Рози и выясню в чем дело?

Бабушка Тара выпрямилась во весь свой небольшой рост и строго посмотрела на подопечную.

— Неужели у тебя проснулась такая сильная любовь к растениям или просто слинять хочешь?

Мира ничего не ответила и жалостливо посмотрела на наставницу. Женщину всегда удивляла дружба этих двоих, но, по крайней мере, никакого урона от нее она не видела.

— Ладно, иди, только все-таки про цветок спроси. Сделай хоть что-нибудь полезное сегодня!

Бледное лицо девушки впервые за весь день осветилось слабой улыбкой. Она благодарно кивнула и отправилась к той подруге, которая ее точно поймет. Она быстро добралась до леса и увидела Кетту. Лис то ли лениво кого-то выслеживал, то ли просто любовался природой, когда же он увидел Миру, с радостным тявканьем сразу побежал к ней. Однако заметив, что с девушкой что-то не так, он стал вертеться вокруг, тереться о ее ноги и слабо поскуливать.

— Ничего, малыш, я просто устала. Идем, к Рози.

Они нашли хранительницу среди ее обожаемых клумб. Она настойчиво уговаривала дикую розу не капризничать и раскрыть уже свои бутоны. Кетту подбежал к ней первым и поддел носом правую руку.

— Отстань, не видишь у нас серьезный разговор, потом поиграем, — лис настойчиво добивался внимания своей хозяйки, пока в дело не вмешалась Мира.

— Привет, Рози. Надеюсь, я тебе не помешала? Мне просто надо было…

— Боже мой, да на тебе лица нет! — ахнула девушка, обернувшись к гостье. — Так, розочка, даю тебе время подумать о своем поведении, а ты — марш за мной в дом.

Розмари налила Мире густой теплый напиток и усадила в милое кресло, покрытое лоскутным покрывалом. Сама она взяла домашний леденец и уселась по-турецки на диван напротив. Кетту же решил, что без него девушки никак не справятся, и свернулся рыжим клубком рядом с хозяйкой.

— Я внимательно слушаю, — облизав леденец, заявила Розмари.

Мира уставилась на самую странную парочку в их поселении и вдруг громко рассмеялась. В этом уютном почти игрушечном домике ей стало так тепло и спокойно, а путешествие показалась такой обыденной вещью, что и рассказывать особенно было нечего. Тем не менее, выговориться ей было необходимо.

— Мне тут Магия устроила сюрприз, — осторожно начала девушка.

— Так, ты — любимица! Никогда в тебе не сомневалась, — по-детски искренне обрадовалась Розмари.

Кетту недовольно взглянул на нее, будто осуждая за неуместный комментарий.

— Да, оказалось, что так. В общем, недавно во сне она отправила меня в гости к одной девушке…

Постепенно Мира рассказала хранительнице всю историю. С каждой новой подробностью глаза Розмари загорались все ярче. Она даже забыла о своем леденце, когда узнала, что подруге удалось с первого раза сварить зелье перемещения. А уж история о встрече близнецов наяву и вовсе привела ее в восторг. В конце своего повествования Мира пожаловалась, что, несмотря на помощь, Бабушка Тара отказывается ее выслушать и посоветовать, как поступить дальше.

— Этого следовало ожидать. Законы магии, моя дорогая, — глубокомысленно ответила девушка и снова взяла леденец в рот. — Потрясающее приключение! Ты ведь еще пойдешь к ней?

— Да, определенно. Мы же должны выяснить, что все это значит!

Розмари хитро прищурилась и переглянулась с Кетту.

— Как же это чудесно!

— Что именно? Нарушать правила или неожиданно встретить своего двойника?

— Быть в начале увлекательного пути, — улыбнулась любительница растений в ответ. — Наслаждайся каждым своим шагом.

Мира не всегда могла понять, что творит Розмари, но советы она давала на удивление точные и нужные. Девушка отставила кружку с неизвестным напитком, согревавшим ее на протяжении всего рассказа, и подошла к дивану. Она потрепала по голове лиса и обняла Розмари.

— Спасибо, что ты у меня есть. Я знаю, что мне делать.

— Отлично! А я вернусь к упрямой розе, — обрадовалась хранительница и кинула леденец в стеклянное блюдечко. — Кетту, проводи гостью, у нее намечается важное дело.

С легким сердцем Мира покинула друзей. Теперь ей не страшно было вернуться к Рите, но для начала необходимо было проверить информацию о случайных близнецах. Спросить напрямик она не могла, оставалась библиотека. «Долго, зато эффективно». Тем более старейшины уже многие годы заставляли ее изучать историю хранителей, появился повод продемонстрировать свое усердие. По дороге в общий дом девушка забежала показаться наставнице.

— И куда ты собралась на этот раз? — спокойно осведомилась та.

— В библиотеку. Бабушка Тара, ты же постоянно твердишь, что у меня в голове гуляет ветер, значит, пора там сажать ростки знаний.

— Молодец, красиво выкручиваешься, — усмехнулась наставница, — Что там с цветком? — Мира замерла и виновато уставилась на хранительницу. — Все ясно, но прополку дальней клумбы никто не отменял. Закончишь, когда вернешься.

— Это эксплуатация детского труда!

— Ты уже взрослая, — парировала Бабушка Тара.

— Как удобно, — покачала головой подопечная и постаралась как можно быстрее удалиться, пока еще была такая возможность.

Мира знала, что общий зал старейшины заняли для встречи с каким-то гостем, но вход в библиотеку всегда был открыт. Необходимо лишь соблюдать тишину. Девушка осторожно открыла входную дверь. В глубине зала у самого окна расположилось небольшое собрание. Был слышен неясный гул голосов, но Мира не обратила на него внимания и тихонько пробралась в галерею.

Среди полок, сплошь уставленных книгами, она слегка растерялась. В какой раздел идти сначала? Вряд ли тут было отдельное издание с аномальными явлениями или с историей любимцев Магии. Однако девушке необходимо было искать ответы в прошлом, поэтому она отправилась к дальним полкам. Мира начала читать названия на корешках книг, как вдруг снизу услышала громкий голос Владимира.

* * *

В закрытом школьном мире подростку всегда нужно быть начеку. Никогда нельзя сказать наперед, как сложится день, и где можно нарваться на «мину».

— Ты что, не ночевала дома? — окликнула Риту подружка.

— Почему? — с вызовом оглянулась та.

— На тебе вчерашняя одежда!

Рита посмотрела на себя и ахнула. Она была настолько поглощена ночным визитом, что даже не посмотрела, что надевала с утра. Внешний вид был одной из важнейших составляющих ее репутации, и надо было срочно спасать ситуацию.

— Проверка удалась! — натужно рассмеялась Рита. — Я уж думала, вы меня воспринимаете как само собой разумеющееся существо, и вам все равно, в чем я появлюсь.

— Да, ты что, дорогая! Ты — наша гордость! Куда мы без нашей старосты! — переполошились подруги и потянули ее на очередной урок.

Рита весь день блистала в своем классе. От утренней рассеянности не осталось и следа, но только внешне. Когда одноклассники затихали, а учитель начинал нудным голосом объяснять новый материал, девушка мысленно возвращалась к Мире. Откуда взялась эта девушка? И почему, ради всего святого, она так на нее похожа? Она исчезла под утро, даже не сказав, как с ней связаться. И как теперь жить дальше?

«Я обязательно узнаю, почему мы должны были встретиться, и расскажу тебе в следующий раз», — вспомнилось Рите.

Остается лишь дождаться нового набега этой сумасшедшей.

— Эй, мечтательница, идешь в кафе?

— Конечно! Вас же одних балбесов оставлять нельзя, — засмеялась девушка, убрала прядь волос за ухо и легонько толкнула друга в плечо. — А то завтра снова придется объяснять, почему вы не делаете домашнюю работу.

Парень ухмыльнулся, приобнял Риту и увел ее с половиной класса в ближайшее кафе. Его давно облюбовали ученики колледжа за низкие цены и теплое отношение к шумным подросткам.

* * *

А в общем доме в поселении хранителей работа шла полным ходом. Владимир рассказывал старейшинам новости из мегаполисов, где побывал совсем недавно. От его голоса у Миры по спине пробежал холодок. Ей совершенно не хотелось столкнуться с ним и услышать очередную колкость в свой адрес. Девушка постаралась отвлечься и вернулась к поиску нужной литературы. Она нашла отдельный сборник воспоминаний первой волны непосвященных и уже собралась углубиться в чтение, как тишину общего дома вновь прорвал громкий голос странника.

— Так, их желания-то сбываются!

— Владимир, успокойся. Магия не будет просто так исполнять прихоти людей, — отозвался старейшина. — Эти люди важны для мира, важны для…

— Важны? — взорвался он. — Я прошу прощения, что перебиваю вас, но обычный подросток не может быть важен. Я слышал, что одна девочка захотела иметь сестру-близняшку, и ее желание сбылось! Как по волшебству!

Странник переживал, что Магия решила вернуться в большие города к людям, которые даже не представляют, что она такое. В своих путешествиях он часто сталкивался с чернокнижниками. Эти люди случайно узнали о силе, дарованной природой, они поняли, что она может исполнить любое их желание, даже самое страшное. Они почувствовали себя всемогущими и поставили себя выше любого закона. Владимир хорошо знал нынешнюю жизнь мегаполисов, где людьми правят пороки, а дополнительная сила опьяняет их настолько, что они перестают чувствовать грань между добром и злом. Появление волшебного близнеца ставило под удар весь уклад жизни обоих кланов, а также сохранность природной стихии.

— Дети — наше будущее. Никто не может сказать, кем они станут через несколько лет, и что сделают для нашего мира. Однако встреча двойников — это серьезно. Узнай, пожалуйста, кто эта девочка, и как они встретились. Со своей стороны мы постараемся прочесть знаки Магии, если именно она способствовала этой встрече.

— Спасибо, старейшина. Как вы знаете, в мегаполисах уже давно нет волшебства, и пусть так и будет. Слишком много тьмы скопилось в людях, а магия только подхлестнет ее.

«… одна девочка захотела иметь сестру-близняшку, и ее желание сбылось!» — эти слова колоколом били в голове Миры.

Значит, Магия просто исполнила желание Риты, но почему она выбрала именно ее, Миру? Девушка спряталась у самого дальнего шкафа, чтобы услышать дальнейший разговор, однако голоса вновь еле зашелестели. Было слышно, что речь пошла о насущных проблемах, и к близнецам больше не возвращались.

— Я не там ищу, — тихо произнесла Мира. — Я пыталась прочитать о том, что только начало происходить. Нужно вернуться к Рите, только она знает все ответы, хотя сама об этом не догадывается.

Глава 10

Будущая хранительница не могла дождаться, когда ее силы восстановятся. Если Рита загадала себе сестру, тогда она должна была знать, что Мира появится в ее жизни. Хотя Бабушка Тара говорила, что люди не всегда верят в исполнение своих желаний, даже самых заветных. Они просто хотят, но даже не думают, что могут это получить.

Через три дня вместо того, чтобы отправиться спать, как все послушные непосвященные, Мира выпила зелье и оказалась у заветного окна. Она тихонько постучала, отчего створка слегка открылась.

— Рита, — шепотом позвала девушка. — Просыпайся, нам надо поговорить, — она подошла к кровати и подергала спящую за плечо.

— Мам, еще слишком рано, — пробормотала Рита и отмахнулась от гостьи.

— Скорее слишком поздно, но это не важно, — возразила Мира и уже сильнее потрепала знакомую. — Хватит спать!

— Что? Кто? Опять ты? Окно!

— Все сказала? — улыбнулась хранительница.

Она прикрыла окно, чтобы холодный ночной воздух не проник в комнату. В это время Рита включила свет и попыталась осознать, что к ней снова пришла безумная волшебная копия.

— Как ты? Ах, ну да, магия и все такое.

— Да, магия. Я надеюсь, ты в школе никому не проболталась?

— Конечно, нет! Кто бы мне поверил? Да, я и сама себе не верю. Почему для своих путешествий ты выбрала именно меня?

— Это ты выбрала, а точнее призвала меня! Скажи, тебе когда-нибудь хотелось иметь близняшку?

Рита была в полнейшем замешательстве, но ей почему-то было спокойно в обществе этой необычной девушки, поэтому она отдалась на волю случая, точнее, на волю Миры. Протерев глаза и потянувшись, она задумчиво ответила.

— Многие в детстве хотят сестру или брата. Ты разве не хотела?

— Я не помню, может и хотела… Подожди, сейчас речь не обо мне! Вспомни, ты загадывала такое желание?

— Добромира, какое это имеет значение?

— Мира, — машинально поправила девушка. — Это имеет огромное значение! Вспомни, пожалуйста, и я тебе все объясню.

Рита задумалась. За свои шестнадцать лет она столько всего пожелала, что уже и припомнить не могла. И тут перед ее внутренним взором появилась девочка лет семи, которой было так одиноко, что она постоянно уговаривала маму купить ей сестренку. Ей объясняли, что они в магазинах не продаются, пытались отвлечь игрушками и подарками, но маленькая Маргарита еще долго просила и Деда Мороза и именинные свечки подарить ей близняшку, чтобы та всегда была рядом с ней.

Мира терпеливо ждала, не нарушая тишины. Она была уверена, что Владимир в общем доме говорил именно о них с Ритой.

— Когда я была маленькая, — неожиданно заговорила девушка, — мне очень хотелось иметь рядом девочку — лучшую подругу или сестру, но я росла одна. В средней школе я уже и думать забыла об этом желании, у меня появилось много друзей, и сестра мне была больше не нужна.

— Значит, все-таки она была твоей мечтой! — радостно подскочила Мира. — И Магия была права! Она специально нас свела, чтобы…

— Почему твоя магия ждала столько лет?! — вспылила Рита. — Ты мне была нужна тогда, когда я боялась темноты и засыпала со светом, когда в третьем классе мальчишки разорвали мой портфель, а мама сказала, что я сама виновата! Сейчас сестра мне уже не нужна!

— Ты уверена? Магия всегда все делает вовремя, когда это больше всего необходимо.

Рита надулась и зарылась в одеяло.

«Да, кто она такая, чтобы знать, что мне надо? Магия! Ха! Бред какой-то!»

— Не верю.

— Хорошо, тогда как ты объяснишь наше сходство и общий сон? — подначила ее Мира.

— Я не знаю. Случайность, сумасшествие, странность…

— И все на «с». Какие слова еще знаешь?

Рита не выдержала и рассмеялась в голос. Она не могла найти рационального объяснения всему происходящему, хотя может этого и не требовалось. Может, это был ее шанс, наконец, найти близкую подругу. Несмотря на популярность, Рита всегда чувствовала себя одиноко даже в самой веселой компании. Ей почему-то не хотелось делиться ни с кем из друзей по-настоящему важными мыслями.

— Значит, Магия нас свела. И зачем?

— Ради взаимопомощи, а заодно и желание твое исполнить, ну, или наоборот, — радостно ответила Мира и тряхнула своей белой головой.

Тихая непримечательная осенняя ночь вдруг стала поворотным моментом в жизни обеих девочек. Они нашли в этой дружбе то, что так долго искали в окружающих — себя. Они были удивительно разные, но прекрасно дополняли друг друга. Одна понимала другую без лишних слов и объяснений. Их встречи стали регулярными. Бабушка Тара как бы между прочим давала Мире возможность периодически пополнять запасы зелья, с условием, что путешествия не скажутся на учебе подопечной. Девушкам всегда было, о чем поговорить, хотя жили они в абсолютно разных мирах. Рита часто припасала что-нибудь вкусное, а Мира приносила пряный напиток, созданный из нектара цветов. Вскоре девушки уже знали все особенности жизни в поселении и городе. Рита была восхищена тем, что Мира жила отдельно, да еще и в домике на дереве, а хранительница, в свою очередь, живо интересовалась последними новостями колледжа.

— Как контрольная, Марго? Я почти завалила проверку способностей из-за отсутствия сил после путешествия, — с разбегу заявила Мира в одну из их веселых ночей. Девушки укутались в пледы и устроились на широком подоконнике Риты.

— Понятия не имею, вроде все написала. И меня зовут Рита!

— Ой, да ладно! «Марго» звучит намного эффектнее, — засмеялась хранительница и подмигнула подруге.

— А меня пригласили на зимний бал. И догадайся кто именно? — Игриво переменила тему блондинка.

— Неужели Дима?

— Кто? Нет, конечно! Меня пригласил Андрей! Представляешь? Наш местный принц выбрал меня в качестве своей спутницы, — практически визжала от восторга Рита.

Мира в ответ лишь скривилась. По рассказам подруги она уже составила себе общее представление о ее одноклассниках и учениках параллельных классов, и Андрей ей был заочно неприятен. Красивый, самовлюбленный и единственное, о чем он заботился, была его репутация.

— Ты уверена, что он выбрал тебя из-за тебя, а не из-за твоей популярности?

— О чем ты? Я чувствую себя волшебной принцессой из сказки, которая скоро будет танцевать со своим прекрасным принцем на королевском балу, а гостям останется лишь смотреть на них и восхищаться.

Рита вдруг спрыгнула с подоконника и начала кружиться по комнате, а плед за ее спиной развевался, будто шлейф бального платья. Мире не хотелось портить настроение своей подруге, но сомнения ее никуда не делись.

— Может, ты и права. По крайней мере, я за тебя очень рада! Жаль, не смогу увидеть свою красавицу рядом с принцем.

— Я покажу тебе потом фотографии и расскажу все в деталях: как это было, какой Андрюха был красивый, как мы танцевали при луне…

— Эй, Марго, не улетай слишком далеко! Это всего лишь школьный зимний праздник, — весело заметила Мира и закружилась вместе с Ритой.

Девушки были в предвкушении новых приключений, необычных ощущений и манящей взрослой жизни. Хранительница помогала подруге выбирать наряд и украшения, однако прийти перед самым балом не могла.

— У меня осталось два последних флакона с зельем, и я не знаю, когда удастся вновь его сварить. Давай, я лучше приду после праздника, и ты мне сможешь все подробно рассказать.

Так «сестры» и условились. Риту ждал бал с «принцем», а Миру последние ответственные задания перед весенним посвящением.

Глава 11

На землю опустилась зима, слегка припозднившаяся в этом году. Она как будто не могла собраться с силами и вступить в свои права. Аккуратно, извиняющимися движениями, она укутывала землю первым невесомым снегом. Он то и дело норовил растаять, поэтому бедняжке приходилось работать и днем, и ночью. Она искусно распределяла те крохи, что были у нее в запасе, по городам и диким местам, но этого было явно мало, чтобы природа, наконец, поняла, с кем имеет дело.

Поздно вечером зима заглянула в один засыпающий лес, осмотрела веточки замерзших деревьев и звериные тропы, и посчитала, что здесь уж для начала снега достаточно. Поэтому через полчаса на лесной массив опустилась тихая звездная ночь. Однако с мнением снежной хозяйки была в корне не согласна единственная обитательница маленького деревянного домика.

Избушка стояла на поляне в самом сердце дремучего леса, куда не ступала нога обычного человека. Ее окружали высокие сосны, шумящие своими кудрявыми верхушками, и могучие ели, защищавшие ее от посторонних глаз. Вокруг не было ни души, и лишь теплый свет из окон, да поблескивающие в бесконечной пустоте холодные звезды освещали эту спокойную ночь. Лес дремал, а вот в избушке было не до сна.

— И это все?! Все, что она смогла намести? И что мне прикажите делать с этим огрызком счастья? — возмущалась вслух девушка.

Однако ответом был лишь легкий треск дров в очаге. Она подошла к окну, и посмотрела на свое отражение.

Зеленые глаза блестели, отражая искорки огня, длинные прямые белые, как чистый снег, волосы закрывали ее спину, а у висков как всегда были собраны в тонкие косички. Изумрудный тонкий свитер подчеркивал изящную фигуру девушки, и при каждом ее движении амулеты на шее тихо позвякивали. Мира глубоко вздохнула, устроилась в большом мягком кресле и вновь уставилась на огонь. Над ним висел небольшой черный котелок, в котором что-то булькало. Было начало декабря, и девушка уже опаздывала с выполнением одной из главных обязанностей непосвященных хранителей. Вскоре Мира заснула, а огонь затих, чтобы не мешать отдыхать своей хозяйке.

Наутро лес не увидел солнца. Промозглый серый свет обозначил начало дня, но в самых непроходимых чащах даже его не было видно. Вскоре из набухших пушистых облаков посыпался снег, но уже с удвоенной силой. Видимо зима решила наверстать упущенное время или прислушалась к маленькой будущей хранительнице. Мира протерла глаза и сладко потянулась. Спать пусть в большом, но все же кресле было не очень удобно, однако расстилать кровать и ждать, пока та нагреется, было девушке совсем невмоготу.

«Никто же не видит меня, можно и расслабиться», — рассудила она.

Перед сном девушка осмелилась на один из самых дерзких поступков, по мнению наставницы, — не почистила зубы!

— Утро, — сонно произнесла Мира и вдруг резко вскочила. — Утро! Мой последний день! Бабушка Тара будет явно не довольна результатом, если я немедленно что-нибудь не предприму. Ох уж мне эта зима, нельзя, что ли во время начаться!

Девушка подбежала к окну и к своей радости ничего там не увидела, кроме плотного потока падающих снежинок. Шанс исправить положение у нее еще был. Не теряя ни минуты, она накинула пушистую шаль на голову и схватила корзинку. Открыв входную дверь, она с удовольствием вдохнула свежий морозный воздух и тут же исчезла в мутной снежной пелене. Мира отправилась собирать первые снежинки этой зимы.

Перед каждым посвящением юным хранителям необходимо было выполнить весьма ответственное задание. Для каждого оно выбиралось индивидуально, чтобы испытать подростка в непривычных для него условиях. Самая сложная составляющая зимнего задания было отшельничество. Подросток должен был три дня прожить один в маленькой избушке в сердце дремучего леса и собрать достаточное количество первых снежинок, чтобы приготовить волшебный пар. Именно этот пар ежегодно наполнял сердца людей по всему миру духом предновогоднего чуда, духом праздника и волшебства. Мире на этот раз не повезло с зимой, которая никак не могла довезти снег из заполярья. На приготовление пара у нее оставался лишь один день. На следующее утро за ней должен был явиться странник, который поможет ей вернуться в поселение и доложит об успешном выполнении задания.

Через два часа девушка ввалилась в домик с доверху набитой корзинкой. Она тяжело дышала, но была безмерно счастлива. Погода ужасная, видимость нулевая, зато снега хоть отбавляй, да такого чистого, что волосы девушки казались желтоватыми на его фоне.

— Дружище, у нас есть срочная работа! — закричала Мира с порога огню.

Общительную хранительницу убивала тишина ее временного жилища. Считалось, что подростки за эти дни уединения могут успокоиться, прислушаться к себе и обрести внутреннюю гармонию. Однако Мира лишь злилась и скучала. Ей не хватало криков малышей на улице, вечных придирок старейшин и веселых приколов других непосвященных ее поколения. Она рвалась обратно домой к любимой Бабушке Таре, к Веронике, к Розмари и к Рите, которая жила на другом краю земли, а еще ей окончательно надоел холод, от которого она отвыкла за столько лет проживания в теплом поселении хранителей.

Девушка бросила шаль на кресло и, прежде чем начать работу, приготовила себе горячий пряный чай с нотками любимой корицы и ароматом солнечной ромашки. Отогрев окоченевшие руки, Мира аккуратно высыпала всю корзинку снежинок в котелок. Огонь будто повеселел и тут же затрещал громче. Холодного ажурного материала оказалось достаточно. Девушка проверила все окна и дверь, чтобы те были плотно заперты. Пока снежинки таяли на огне, волшебный пар должен был находиться в домике. Он пропитывался теплом, которым потом делился с человеческими душами. Оставалось лишь ждать и надеяться, что пар будет готов к наступлению ночи.

Мира развесила шаль на просушку на спинке кровати, взяла свою большую кружку с чаем и уютно свернулась в кресле перед очагом. Теперь от нее ничего не зависело. Начиналась ее самая любимая часть трехдневного заточения. Огонь работал во всю мощь. Котелок слегка покачивался, а поднимающийся пар потрескивал и блестел чистой магией. Постепенно пар с чуть заметными голубыми блестками начал скапливаться под потолком избушки. Мира веселилась, словно маленькая девочка, впитывая окружающее волшебство. Девушке нравилось колдовать, но интереснее было наблюдать за чистой природной магией, которая творилась сама.

Наконец, пар уже был повсюду и явно рвался наружу, треск становился все громче и громче. За окном было темно, на лес снова опустилась тихая ночь. Глаза девушки блеснули:

— Дождалась, — прошептала она с игривой улыбкой.

На всякий случай она проверила котелок, в котором не осталось ни одной снежинки. Будто ребенок, подкрадывающийся к елке в надежде застать Деда Мороза врасплох, Мира подошла к окну. Медленно, очень медленно, она начала его открывать. Однако волшебству не терпелось вырваться на свободу. Оно подтолкнуло руки девушки, и ставни раскрылись нараспашку. Холодный зимний воздух влетел в теплую комнату. По коже побежали мурашки, но Мира этого даже не заметила. Она видела лишь теплый пар с голубыми блестками, который устремился ввысь прочь от безлюдного леса. Он вихрем промчался над верхушками сосен, заставив тех содрогнуться, и помчался в города. Пар проникал в цветные сны детей, ярче разжигал уже развешанные новогодние украшения и нашептывал взрослым, что жизнь не так серьезна, как им кажется.

В далеком домике, спрятанном ото всех в темном лесу, юная хранительница веселилась от души. Волшебство удалось, завтра мир проснется уже немного другим, немного добрее, немного причудливее, чем он был еще вчера. Совсем скоро люди начнут удивлять друг друга, искать подарки и устраивать сюрпризы, не замечая, как чистая магия преображает их жизнь.

Утро снова было серым, но Мире было уже все равно, она с нетерпением ждала странника. Задание было выполнено, и еще ночью огонь окончательно потух. Постепенно избушка начала промерзать, а вместе с ней и ее единственная обитательница. Ровно в девять утра раздался стук.

— Вы, как часы, можно было бы и пораньше прийти, я уже окоченела тут, — отозвалась Мира и резко распахнула дверь.

На пороге стоял Владимир.

— Доброе утро, хранительница. Слышал, вынужденное отшельничество не прошло даром?

— Ну, почему именно ты?! Что, другие странники страшно заняты, чтобы подбросить одну маленькую девочку в поселение?

— Я тоже рад тебя видеть. Позволишь?

Мира с видом обреченного мученика жестом пригласила его войти. Она закрыла дверь изнутри и уставилась на своего постоянного мучителя. Владимир оглядел избушку и присвистнул.

— И ты выдержала тут целых три дня в одиночестве и даже ничего не разрушила?

— Ты издеваться пришел или забрать меня отсюда? — огрызнулась Мира и укуталась в шаль.

Холод стал проникать все глубже.

— Пришел выполнить важное поручение старейшин, но и в развлечении себе не откажу, — подмигнул ей в ответ странник. — Держись крепче, малышка, может немного потрясти. Погода нелетная, — с этими словами, он положил обе руки на плечи девушки и прошептал нужные слова.

Через секунду закрытая до следующей зимы избушка опустела.

Глава 12

Рита ходила из угла в угол, кутаясь в просторную толстовку. Окно было открыто нараспашку, и ледяной ветер вместе с мелким снегом то и дело залетал в комнату. Мире уже давно пора было прийти, но, сколько бы девушка не всматривалась в темное небо, подруга не появлялась.

— Она же обещала быть сегодня. Где ее носит? — в сердцах крикнула Рита луне и залезла под одеяло.

Девушка окончательно замерзла, но закрывать окно не торопилась. Сон аккуратно обнимал ее, уговаривая сдаться. Однако сквозь дрему она, наконец-то, услышала шорох закрывающихся створок.

— Нет! — в ужасе вскочила девушка, испугавшись, что мама решила проведать ее ночью и закрыть окно.

— Ты чего так орешь, Марго? Весь дом разбудишь.

Мира справилась со створками и легко спрыгнула с подоконника, при этом ее волосы метелью взлетели вверх.

— Как же я рада тебя видеть! — громким шепотом произнесла Рита и крепко обняла подругу. — Где ты пропадала? Мне столько надо тебе рассказать.

— Прости, было стратегически важное задание от высших сил, — рассмеялась хранительница и игриво добавила, — вижу, бал удался.

В поселении никогда ничего такого не устраивали, разве что праздники во славу Магии, которые скорее походили на ритуалы, чем на веселье с танцами, и скромные посиделки на дни рождения. Девушке хотелось узнать решительно все.

— Рассказывай, я вся во внимании!

Рита начала издалека, хотя было видно, что ей не терпелось перейти к самому главному. Сначала она показала подруге общие фотографии с праздника, проходившего в актовом зале ее колледжа. Над его украшением явно поработали профессионалы. Зал превратился в сказочный зимний лес, где на ветках искусственных деревьев блестел иней, а свет был настроен так, что казалось, будто на танцпол падал снег. Со столов свисали сосульки, а стены были задрапированы тканью с изображением цветных витражей. Девочки выглядели волшебно в сверкающих вечерних платьях. Молодые люди им под стать были одеты в костюмы.

— Красота, — выдохнула Мира, рассматривая снимки.

Она пыталась представить, что чувствует девушка в таком платье, кружась по залу.

— А где же моя сестренка?

— Подожди, это самое интересное.

— Не тяни уже! Итак, вы встретились…

— Начнем с того, что он за мной заехал, — гордо заявила Рита. — Это было невероятно! Мы зашли в колледж под руку, как звездная пара. Он весь вечер от меня не отходил, руку целовал при каждом удобном случае. Мы танцевали только в центре зала! Когда друзья пытались его куда-нибудь утащить, он отказывался, чтобы не оставлять меня одну. А вот и мы!

На фотографии была сияющая Рита в небесно-голубом платье. Короткие рукава были немного приспущены, оголяя плечи, а поверх свободной юбки шел легкий почти прозрачный материал, искрящийся под светом софитов. Рядом с ней стоял высокий блондин ей по стать. Костюм ему невероятно шел, и по его взгляду было видно, что он это знает.

— Прямо королевская чета, — улыбнулась Мира, однако что-то в рассказе подруги ее насторожило. — Значит, он нарочно тебя от себя не отпускал?

— Да! Постой, что ты имеешь в виду?

— Ты — самая популярная и умная девочка в классе, староста…

— Ты к чему клонишь?

— Тобой легко можно похвастаться…

— Что? Мира! Я ему нравлюсь, вот он и пригласил меня на бал, ухаживал за мной, и да, такую девушку не стыдно показать друзьям, — вспыхнула Рита.

— Прости, Марго. Но по твоим рассказам получается, да я и сама это вижу, что Андрей — самовлюбленный парень, которому нужно все только самое лучшее. Естественно, и на главный бал года он захотел прийти с самой лучшей девчонкой. И не важно, что до этого он ни разу не обращал на нее внимания. А сегодня что было? Он так же бережно за тобой ухаживал?

— Прекрати! Во-первых, меня зовут Рита, а во-вторых, ты ничего не понимаешь в парнях и школьной жизни!

— Не переживай, я же хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

— Так и было, пока ты не появилась!

— Рита, — Мира попыталась обнять расстроенную подругу. — Возможно, я не права, и Андрею ты действительно нравишься, поэтому он и пригласил тебя.

— Возможно?

Рита чувствовала, что еще немного, и она расплачется. Ей так хотелось поделиться с подругой воспоминаниями о прекрасном вечере, а вместо этого… Ей вдруг вспомнился сегодняшний день. Андрей улыбнулся ей пару раз в коридоре, а потом лишь кивнул на прощанье. Но это ведь ничего не значит! Конец четверти, все пытаются закрыть «хвосты», сейчас не до романтики. Однако слова Миры поселили сомнения в душе Риты.

— Так, я ему нравлюсь, ясно? И вообще, я хочу спать. Тебе, может, и не надо рано вставать, а мне завтра на уроки.

— Завтра воскресенье, — тихо заметила хранительница.

Она не хотела все портить, но намек поняла.

— Наверно, мне пора.

— Да, спасибо, что заглянула. Знаешь, боюсь до Нового Года, я буду ужасно занята: конец четверти, подарки — сама понимаешь.

— Угу, — грустно отозвалась подруга. — Если захочешь меня увидеть, позови во сне.

Рита не успела ничего ответить, как хранительница исчезла.

«Не стоило так на нее нападать», — вдруг подумала девушка. — «Но и ей не стоило так говорить о моем парне!»

Весь следующий день Рита ждала понедельника, чтобы развеять свои предположения и доказать ошибочное мнение своей волшебной копии. В школу в начале недели девушка пришла хмурая. Она немного опоздала на первый урок, поэтому до встречи с «принцем» надо было ждать еще сорок пять минут, что совершенно не улучшало ей настроения.

— И что это мы сегодня такие мрачные? — усмехнулся Андрей, как только они встретились на перемене.

— Есть умельцы, способные убить позитив.

— Серьезно? Не обращай внимания! Ты только оглядись, — парень обвел рукой рекреацию.

Вокруг них уже скапливались ученики, всем хотелось поглазеть на признанных короля и королеву колледжа.

— Мы на вершине нашего маленького мира! Кто может возразить?

— Мира, — буркнула девушка в ответ. — А ты прав! Нам же хорошо вместе, правда?

— Конечно, — засмеялся Андрей, но даже не взглянул на нее.

Он обнимал ее за талию и наслаждался всеобщим вниманием.

— А она говорит, что ты меня используешь.

— Кто?

Рита была настолько ослеплена гневом, что с ходу выдала тайну своего двойника. Она рассказала своим подругам и Андрею и про первую встречу, и про то, что Мира была ее детским желанием, и про странное поселение хранителей где-то посреди дикого леса. Однако в ответ получила неожиданную реакцию.

— Ты что, праздновала все выходные?

— Или кто-то ударился в детство и пересмотрел диснеевских мультфильмов?

Вокруг то и дело стали раздаваться взрывы хохота. Друзья все больше увлекались неожиданной игрой «придумай нелепое объяснение рассказу Риты». Они подняли ее на смех, и в какой-то момент безобидные замечания превратились в весьма грубые и обидные шутки.

— Ты уже не маленькая, чтобы придумывать себе воображаемых друзей, — прошипел Андрей на ухо девушке. — Вернись на землю. На большой перемене жду тебя в столовой, — он резко развернулся и ушел в класс.

Ему нужна была подруга лучшая во всех отношениях, а не сумасшедшая староста параллельного класса. Он был готов на все, ради безупречной репутации, как и предполагала Мира. Обескураженная Рита осталась стоять посреди коридора. Она никак не ожидала такого поворота событий.

«Почему они не поверили? И Андрей был так груб со мной?».

Однако она не позволила себе раскиснуть, а тем более расплакаться, и вошла в класс на очередной урок с высоко поднятой головой. Она даже не заметила, как за ее спиной мимо окна промелькнула черная тень, и тут же исчезла, будто ее и не было.

Глава 13

Миру было не узнать. Даже Бабушка Тара не могла растормошить свою подопечную. После успешного выполнения задания в зимнем лесу ее было не остановить, она могла часами рассказывать, как там было холодно и одиноко, как весело было смотреть на зарождающееся волшебство, как чудесно было отпускать его в мир. Однако в одну ночь девушка изменилась, замкнулась в себе и думать забыла о чудесах и колдовстве.

— Ты ведь знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне за советом? — уточнила наставница, но в ответ была лишь тишина.

Мира была расстроена, что поспешно осудила друга своей близняшки. Кто она такая, чтобы обвинять Андрея, с которым никогда не встречалась, видела лишь раз на фотографии. Впервые близкий человек поделился с ней чем-то сокровенным, а она вместо поддержки ответила лишь критикой. Ей нужен был совет, только спросить надо правильно.

— Бабушка Тара, — как-то за обедом обратилась девушка. — Как понять, правильно ли ты поступила или ошиблась, если после этого друг на тебя обиделся?

— Смотри-ка, кто заговорил после двухдневной забастовки! Я уже думала, что мою девочку подменили, а вместо нее прислали исполнительную куклу, — усмехнулась наставница.

Мира лишь с упреком посмотрела на нее. Ей было не до смеха. Год подходил к концу, и дел у хранителей и непосвященных прибавилось. Мир наполнялся предновогодним волшебством, а его очень непросто контролировать. Самопроизвольная магия весьма коварна, хотя всегда поддается силе чистой природной стихии. Мира безропотно выполняла любые задания, а ее мысли всегда были заняты Ритой. Она понимала, что задела ее, но не знала, как исправить ситуацию, если та даже видеть ее не хочет, а по-другому девушка связаться с ней не могла.

— Ну, хорошо, не сердись. Люди часто обижаются, когда слышат правду.

— Как это? — не поняла девушка.

— Знаешь выражение «горькая правда»? — Мира кивнула. — Так вот, правда всегда такая. Людям легче жить в мире, который они придумали сами, и пусть он не всегда совпадает с реальностью. В иллюзиях все возможно, и все счастливы. Но настоящий друг всегда скажет правду, даже если при этом заденет чувства дорогого человека. Ведь если случится настоящая беда, он всегда придет на помощь.

— А если мне кажется, что я вижу и говорю правду, а на самом деле это окажется не так?

— Значит, надо разобраться в ситуации. У каждого своя правда, и ты тоже можешь ошибаться. В любом случае, молчанием делу не поможешь, — подмигнула девушке Бабушка Тара. — Попробуй поговорить с твоим другом, достучись до него и не сдавайся, даже если тебе покажется, что легче отступить. Добейся, чтобы тебя услышали и поняли правильно, а потом ситуация уже разрешится сама собой.

«Нужно вернуться к Рите и поговорить начистоту».

Мира решила не дожидаться подходящего случая и отправиться в гости сегодня же ночью. Проблема была лишь в отсутствии зелья. Необходимо было все хорошенько продумать, но голова у девушки и так гудела от неразрешенных вопросов, собственных сомнений и страхов. Она отпросилась у наставницы на весь оставшийся день и отправилась в гости. Когда все вокруг нее становилось слишком сложно, девушка всегда приходила к Розмари и Кетту. Отшельники вели самую спокойную и размеренную жизнь в поселении.

Мира медленно шла между домами и цветущими полянами, не обращая ни на кого внимания. Она очнулась, когда почувствовала лесную прохладу и поняла, что забрела слишком далеко. Поплутав известными всем детям поселения тропками, через десять минут она вышла к задней калитке сада Розмари. Лис, хитро щурясь, уже поджидал ее там.

— Привет, рыжик! А где твоя хозяйка? — спросила девушка и потрепала Кетту по голове.

Лис внимательно на нее посмотрел, будто догадывался о ее состоянии, вильнул хвостом и побежал к дому. Девушка пошла следом, подставляя лицо теплым лучам вечернего солнца. На широкой деревянной скамейке, сложив ноги по-турецки, сидела Розмари в нежном сиреневом, но все же клетчатом, платье и перебирала семена. Ее светлые волосы в небрежной косе отливали золотом, а руки пахли специями. Мир вокруг девушки дышал спокойствием, которого так не доставало Мире. Гостья тихонько села рядом и обняла подушку.

— Тяжелый день? — спросила хозяйка, не отрываясь от своего занятия.

Мира была, наверно, единственным человеком, в присутствии которого Розмари чувствовала себя уверено, поэтому разрешала ей приходить, когда той захочется.

— Скорее тяжелая ночь, — задумчиво отозвалась девушка. — Рози, по-моему, я все испортила. Я пыталась найти разгадку, а в итоге навредила самому близкому человеку. Ничего не понимаю… А у тебя случалось что-нибудь совсем необъяснимое, даже по меркам нашего поселения?

— У меня вся жизнь необъяснима, — спокойно ответила Розмари. — Знаешь, я, когда сюда пришла, то даже говорить толком не умела, дикция была ужасная. Старейшины сказали, что это от страха, который преследовал меня с рождения. Я никогда не жила в приюте, но и семьи у меня не было. Сколько себя помню, я была одна и все время начеку. Вздрагивала от малейшего шороха, не доверяла никому. Хранители даже удивились, как я осмелилась поверить сну и добраться сюда самостоятельно.

— И как же?

— Легко, — улыбнулась девушка. — Магия умеет быть доброй и теплой. Она меня успокоила и заверила, что здесь я буду счастлива. Она стала моим первым хорошим другом, а потом подарила мне Кетту.

Услышав свое имя, лис поднял голову и посмотрел на подруг. Однако ничего подозрительного не заметил и снова свернулся в клубок на мягкой траве у скамьи.

— А ты не думала, что она могла ошибаться?

— Сомнения, конечно, были, особенно по дороге сюда. Сама же знаешь, что пока доберешься, десять раз передумаешь. Но я чувствовала ее поддержку, ее участие в моей судьбе. Она же не просто так нас выбирает, она в нас верит, гордится нами и любит, как мама. А такой друг не может привести тебя к чему-то плохому.

Рассуждения Розмари были просты и, возможно, наивны, как она сама. Однако именно в этих словах для Миры открылась известная всему миру истина. Она желала Рите добра и, да, она могла ошибаться, не то советовать и даже ссориться с ней, но она готова была поддержать ее в любой ситуации. И именно это было важно, именно это она и должна была сказать ей в их последнюю встречу.

— Спасибо, Рози! Ты настоящее чудо! — Мира отбросила подушку и обняла смущенную девушку.

— Да? Спасибо, меня еще никто так не называл, — Розмари закрыла большую шкатулку с семенами и склонила голову в точности, как ее мохнатый друг.

— А зря! Я пойду, дела появились, а ты не скучай и зови, если понадобится моя помощь, — маленькая хранительница радостно вскочила и подошла к лису. — Рыжий, береги ее, она у нас особенная.

Кетту лизнул девушку в нос и удовлетворенно тявкнул. Мира рассмеялась и поспешила к калитке. Теперь она была совершенно уверена в том, что ей надо делать. Прежде всего, необходимо было вернуться к Бабушке Таре и взять необходимое количество ингредиентов для зелья перемещения, а ночью она отправится к Рите.

Забрать травы оказалось несложно. Под предлогом традиционного вечернего чая Мира зашла к наставнице на закате. После теплых посиделок с маковым кексом, она предложила помочь и убраться на кухне. Быстро перемыв всю посуду, девушка переложила часть компонентов из большой коробки под столом в свою сумку. Пожелав спокойной ночи, она чмокнула Бабушку Тару в щеку и спокойно удалилась по направлению к своему домику. Однако туда она не пошла.

Мира сильно рисковала, но сварить зелье в такой поздний час можно было лишь на кухне общего дома. Она никогда не закрывалась, да и до утра туда точно никто не сунется. По дороге девушка постоянно оглядывалась и сильнее прижимала к себе сумку, боясь случайно столкнуться с хранителем-полуночником. Добравшись, наконец, до места, она плотно закрыла дверь кухни и с облегчением выдохнула. Однако расслабляться было еще рано.

Она достала ингредиенты и разложила их на пустом столе. Теперь надо было сосредоточиться и быстро пересчитать количество каждого компонента для меньшего объема зелья. Мира достала бумагу и карандаш. Она спешила, но в то же время старалась унять панику и успокоить колотящееся сердце, чтобы не ошибиться в подсчетах. В столбик она переписала весь состав зелья на восемь порций и стала методично сокращать его всего для двух — туда и обратно.

На огне уже булькала вода с несколькими травами, на столе стояла каменная чаша со смесью порошков и склянки с эссенциями. Девушка достала банку с оставшимся с последнего приготовления отваром и поставила его разогреваться до нужной температуры. Сама она принялась толочь сухие листья вместе с порошками. Работа шла полным ходом. Сосредоточенная Мира не прислушивалась к посторонним звукам, стремясь побыстрее закончить работу и уйти с общей кухни, поэтому она не сразу заметила неожиданных гостей.

— Боюсь, это пустая трата драгоценных ингредиентов, — услышала девушка суровый голос главного старейшины.

Мира медленно обернулась. В дверях кухни стояла целая делегация, которую замыкала Бабушка Тара.

— Заберите травы, — попросил глава Карл младших хранителей.

Девушка покорно отошла в сторону, все еще сжимая мраморный пестик, и позволила убрать неиспользованные компоненты со стола в корзину. Помощники потушили огонь и вылили отвар вместе с полуготовым зельем в раковину. Возражать старейшинам было совершенно бессмысленно.

— Отнесите все к Бабушке Таре. Спасибо. Теперь вернемся к тебе, — главный старейшина вошел в помещение и встал перед девушкой. — Бабушка Тара, подойдите, пожалуйста. Мне хотелось бы знать, кто разрешил вашей подопечной нарушать один из самых серьезных запретов нашего поселения?

— Она ничего не знала! Я сама все решила и сделала! — закричала Мира, и пестик с грохотом выпал из ее руки.

Она хотела уже броситься к наставнице, но старейшина жестом остановил ее.

— Значит, все ингредиенты для зелья ты взяла без спроса? — спокойно продолжил он допрос.

— Да, я их украла! Я нашла их и взяла без спроса! — голос девушки то и дело срывался на крик.

Мира боялась, что из-за нее Бабушку Тару тоже ждет наказание.

— Старейшина, могу ли я обратиться? — смиренно произнесла старая хранительница.

— Прошу, — не спуская глаз с Миры, произнес старец.

— Боюсь, девочка, действительно, нарушила правила, но если она сумела сделать то, в чем вы ее обвиняете, значит, без помощи Магии здесь не обошлось. Вам известно, что у подростков еще нет той силы, чтобы верно исполнить такое сложное заклинание.

— Верно. Однако, несмотря на это, Добромиру следует наказать. Дабы другим непосвященным не захотелось лезть туда, куда им не следует.

— Вы можете делать со мной все, что захотите, но мою Бабушку Тару я трогать не позволю!

— Мира, — бросила на нее предупреждающий взгляд наставница.

На лице старейшины мелькнула едва заметная улыбка.

— Я уверен, что ты искренне печешься о ней, однако из-за твоей ошибки тайна хранителей оказалась под угрозой. Я отлучаю тебя от практики колдовства и назначаю домашний арест на неопределенный срок. Бабушку Тару и хранительницу Ядвигу я прошу проследить за выполнением моего наказа. Жить ты будешь в своем домике, еду тебе будут приносить туда же. От всех общественных дел ты будешь отлучена.

Мира хотела возразить, но старейшина тут же отвернулся от нее, кивнул Ядвиге и вместе со своей свитой отправился к себе. Ночная операция была закончена. Бабушка Тара молча взяла свою подопечную под руку и вместе с хранительницей повела ее в домик на дереве. Все происходило тихо. Наставнице нечего было сказать своей девочке, тем более при строгой подруге она даже не могла ее подбодрить. Ядвига же, поджав тонкие губы, шла перед ними, придавая их маленькой процессии некую торжественность. В поселении было тихо, многие уже спали, поэтому позор Миры никто не видел, хотя она прекрасно осознавала, что завтра станет главной сенсацией их общины.

— Я приду утром, — произнесла Бабушка Тара на прощанье и закрыла дверь домика на ключ.

С тяжелым сердцем наставница спустилась вниз.

— Я тебе всегда говорила, что за этой девчонкой надо лучше приглядывать, — сурово заметила Ядвига. — Силы в ней много, оттого и думает, что все может.

— Не суди ее строго, она же еще ребенок. Каждый может ошибиться. Вспомни нас, когда мы только пришли сюда и поняли, что можем колдовать, — примирительно отозвалась Бабушка Тара.

— Я всегда следовала правилам!

— Серьезно? — засмеялась старая хранительница, но тут же снова загрустила.

Она сильно переживала за свою такую особенную и такую непослушную подопечную.

— Тара, случайности не в счет, — отрезала Ядвига, но на ее тонких губах промелькнула еле заметная улыбка. — Идем спать, все равно сегодня для нее мы уже ничего не сможем сделать.

Хранительницы разошлись по своим домам, а в комнате на дереве Мира лежала на кровати и плакала от обиды. Она боялась за себя, за родную Бабушку Тару и за Риту, перед которой ей так и не удалось извиниться. Первые минуты после объявления наказания она лихорадочно пыталась придумать выход, хотя бы лазейку, чтобы повидаться с волшебной сестрой, но оказавшись взаперти, совсем размякла и отчаялась. Холодная луна равнодушно заглянула в ее окно и осветила книгу, лежавшую на полу — «Заклинания странников». В ближайшее время Мире не суждено было совершить головокружительного путешествия к заветному окну на пятом этаже.

Глава 14

Ночная гостья не появлялась уже неделю. Рита пыталась уговорить себя, что это к лучшему, и ей вовсе не нужна такая подруга, которая даже порадоваться за нее нормально не может. Однако с каждым днем эти мысли спасали все меньше. Девушка скучала по своей необычной знакомой. Дело усугублялось ее шатким положением в школьной иерархии. Вместо того чтобы забыть ее глупый рассказ про волшебницу, одноклассники нашли в нем неисчерпаемый источник шуток и подколов.

— Ты что, не выспалась? Небось, всю ночь со своей подружкой развлекалась?

— Она тебе и оценки наколдовывает?

— Ты место для своей воображаемой подружки заняла? Не буду садиться, а то вдруг еще раздавлю твою фею.

Со всех сторон ежедневно на нее сыпались колкости, но особенно старался Андрей. Он будто поставил перед собой цель придумать самую обидную шутку. И однажды ему это удалось.

— Я всегда знал, что с головой у нее не все в порядке, — услышала Рита, выходя из класса на перемену.

Девушка быстро спряталась за угол и прислушалась к разговору парней.

— Тогда зачем ты с ней на танцы пошел?

— Хотелось поддержать бедняжку! Тем более она — староста, а начальство надо уважать. Вдруг понадобится прикрытие, она для меня все, что хочешь сделает, — хвастливо добавил «принц» и громко рассмеялся.

— Так ты у нас еще и благотворительностью занимаешься, — поддержали его друзья.

— Что сказать, хорош во всех смыслах. Теперь надо найти достойную кандидатуру на роль моей девушки, не пристало королю править в одиночку.

На глаза Риты выступили слезы. Она не дала себе раскиснуть, никто из обидчиков не должен видеть, что их слова ее задевают. Девушка схватила сумку, которую перед этим бросила на пол, и побежала вон из колледжа. Охранник попытался ее задержать, мол, уроки еще не закончились, но она лишь отмахнулась от него. Девушка бежала без цели, ей было все равно, где она окажется, главное подальше от одноклассников. В голове у нее билась одна единственная мысль:

«Она была права! С самого начала она поняла, какой он гад!».

Незаметно Рита вбежала в свой двор. Она тяжело упала на скамейку, спугнув маленькую собачонку. Скамейка была сухая, но сидеть все равно было холодно.

— Не хочу домой, — упрямо проворчала она.

Собачонка внимательно посмотрела на грустную девушку и тявкнула. Не дождавшись реакции, она обнюхала сапог Риты и снова подала голос. Девушка наклонилась, чтобы погладить малышку, но та быстро отшатнулась. Рассмотрев незнакомку с безопасного расстояния, собачка все же подошла, обнюхала предложенную руку и с чувством выполненного долга поспешила к хозяйке на другую сторону двора.

«Вот ей абсолютно все равно, что о ней скажут. Хозяйка ее любит, и больше этой малышке ничего и не надо. Ей все равно, как она выглядит, насколько хороши ее показатели по меркам собачьих выставок, насколько умной ее считают другие люди. Есть лишь один человек, который важен ей, а весь остальной мир ее мало интересует», — подумала Рита.

Общественное мнение. За несколько дней из самой популярной любимицы колледжа она превратилась в объект насмешек и нападок. Девушка никак не могла понять, как это могло произойти. Ее рассказ про Миру был всего лишь вспышкой гнева, эпизодом из жизни, перевернувший все с ног на голову.

Рита бродила по двору уже час и успела серьезно промерзнуть. Ей ничего не оставалось, как направиться к собственному подъезду. Однако она слишком рано сбежала, и сейчас только начинался ее последний урок. На ходу девушка пыталась придумать правдоподобное объяснение своего раннего появления дома. Когда же мама открыла дверь, Рита сразу поняла, что могла и не стараться.

— И как это называется? — строго спросила мама, даже не дав дочери снять пуховик. — Ты решила, что уже достаточно умная, и на уроки можно не ходить? Потрудись объяснить, ради чего ты сбежала из школы?

Звонили из колледжа. Девушке сразу расхотелось говорить. Она поняла, что неважно, что она ответит, виноватой будет все равно.

— Давай сразу перейдем к стадии запретов и наказаний, — устало предложила она.

— Где ты была? — не унималась мама.

— Гуляла во дворе.

Мама удивленно взглянула на нее. У Риты не было привычки врать своим родителям, о любой вечеринке или спонтанном сборе она всегда им честно рассказывала.

— Что-то случилось! — уже обеспокоено констатировала мама.

— Нет, — тускло отозвалась дочка.

Объяснять перипетии жизни в отдельно взятой школе у нее не было ни сил, ни желания. Не обращая внимания на мать, она направилась прямиком в свою комнату.

— Маргарита! — позвала женщина, постаравшись придать своему голосу всю грозность, на какую была способна.

Однако девушка даже не обернулась, зашла в свою спальню и тихо закрыла дверь. Ей хотелось спрятаться от всего мира, даже от собственной семьи. Как у той собачки со двора, на свете был только один человек, с кем Рите хотелось бы сейчас поговорить, и именно она была не доступна.

— Я ведь сама сказала, что не хочу ее видеть, сама ее прогнала, — сокрушалась девушка.

Рита расслабилась и вдоволь нарыдалась в подушку. Ей было жалко себя, обидно, что так ошибалась в друзьях и обидела близкого человека. Обидно, что позволила влюбленности ослепить себя и дала шанс парню, которому совсем не нужна.

Дочь просидела в комнате весь вечер. Мама пыталась с ней поговорить, пыталась ругаться на нее и утешать, но дочь будто ее и не слышала. Каждый день молодые девушки строят свой чудесный замок легкий, воздушный, сказочный. И как же легко, лишь одним жестоким словом, разрушить его до основания. Рита уже не знала, что может принести ей завтрашний день в колледже: новые насмешки, забвение или возвращение к прежней жизни. Хотя обратно ей определенно не хотелось. Популярность и всеобщая любовь и сейчас манили ее, но честности ей хотелось больше. Она вдруг осознала, что не в состоянии назвать своих настоящих друзей. Мира. Во всем этом безумии только эта странная девушка казалась ей реальной, казалась достойной доверия. Усталая и разбитая школьница уснула в слезах на мокрой подушке. Засыпая, она вспомнила прощальные слова Миры:

«Если захочешь меня увидеть, позови во сне».

Девушке снилась ночь среди голого поля, бескрайнего и зловещего. На нее смотрели звезды и удивленно перешептывались, спрашивали друг у друга, что она здесь делает. Вокруг была тишина, и в то же время тысячи звуков природы окружали одинокую Риту. Она пыталась унять страх, но громкие удары сердца все равно выдавали ее. Она боялась двинуться с места, но ей ужасно хотелось убежать с этого поля. Она чувствовала, что за ней следят тысячи невидимых глаз, что в любой момент на нее нападут полчища жутких чудовищ. И вдруг девушка услышала шорох за спиной. Она попыталась сорваться с места, но вдруг ее ноги начала засасывать трясина. Каждый следующий шаг давался с еще большим трудом, чем предыдущий, однако Рита продолжала бороться. Она не видела, но точно знала, что сзади крадется нечто смертельно опасное. Через несколько шагов болото добралось до колен беглянки, и та рухнула вперед, как подкошенная. Девушка попыталась ползти, но трясина крепко держала свою жертву, постепенно все больше накрывая ее тело. И вдруг горячее зловонное дыхание обдало правое ухо Риты.

— На помощь! Мира! — изо всех сил закричала она и сделала сильный рывок в надежде выбраться из болота.

В следующий миг она проснулась в собственной комнате. На стене мирно тикали часы, а в углу валялась сумка, которую девушка так и не открыла после возвращения из колледжа.

Глава 15

— Рита! — вскрикнула маленькая хранительница посреди ночи.

Уже вторую неделю она сидела взаперти и, лишь когда ей приносили еду, могла перемолвиться словом с Бабушкой Тарой. Замкнутое пространство ее убивало. Она никогда так долго не бездействовала, тем более ощущая все нарастающую магическую силу внутри. Она пыталась смириться, пыталась стать послушной, правильной, доказать старейшинам, что ей можно доверять, что она вполне усвоила урок и впредь не будет нарушать правила. Однако выпускать ее не спешили. За всю историю поселения никто не решался на такую дерзость: сбежать без позволения Совета. Вымаливать прощение девушке предстояло еще долго. И вдруг в один миг все изменилось. Рита звала ее!

— Мне нужно зелье и притом срочно, — Мира лихорадочно ходила по своему домику, рассуждая вслух, будто кто-то мог помочь ей.

Сам сон подруги она не видела, зато слышала боль и отчаяние в ее голосе.

— Только вот ингредиенты под замком, и кухни под рукой нет, — девушка горько усмехнулась.

Необходимо было выбраться любым способом. На этот раз придется положиться на свою память и смекалку. Вплоть до рассвета Мира разрабатывала план побега, заучивала сложный рецепт наизусть и пыталась понять, каким образом его можно упростить, чтобы не тратить столько времени на приготовление. У нее будет только одна попытка, если ее поймают, следить будут гораздо строже, да и наказание уже не будет таким простым. В нетерпении она ждала, когда ей принесут завтрак, чтобы начать действовать.

— Бабушка Тара, это ты? — жалобно позвала Мира, когда в ее окошко ударил камушек. — Бабушка Тара, пожалуйста, отзовись!

Еду поднимали на небольшой лебедке, поэтому поговорить с глазу на глаз не представлялось возможным.

— Я, милая, не шуми, — раздался снизу заботливый голос наставницы.

— Бабушка Тара, я больше не могу здесь сидеть! Разреши мне хотя бы прогуляться возле домика, пожалуйста! Я и так уже столько времени никого не видела и толком ни с кем не разговаривала!

— Мира, тебе никто не разрешал выходить, — строго ответила хранительница, но голос ее выдал.

Пока еда поднималась, они обе молчали, обдумывая дальнейшие действия. Мира решилась на еще одну попытку, но внезапно лебедка заработала снова. В корзинке лежала небольшая записка:

«Дождись вечера, сможешь подышать свежим воздухом. Только прошу тебя, не делай глупостей».

Девушка забрала записку и дернула веревку лебедки. Бабушка Тара ее услышала, а большего ей было и не нужно. Теперь оставалось только ждать и готовиться к следующей части плана. Расчет Миры в основном уповал на удачу и скорость, но ради подруги она решила рискнуть.

Солнце садилось невыносимо медленно. В поселок никогда не приходила зима, поэтому, несмотря на приближение Нового Года, здесь по-прежнему шумно бежала река, шелестели листья деревьев, а под ногами хранителей скрипел песок. Мира сидела у окна и отсчитывала минуты до прихода Бабушки Тары. Она все продумала, действовать надо быстро, тогда все удастся. Никто не должен был ее остановить, пока она не попадет к Рите. Внутри нее будто была сжатая пружина, которая только и ждала момента, когда сможет скинуть груз и взмыть вверх. Главное — помочь «сестре», а со старейшинами она потом разберется.

Только через час, когда небо окрасилось в насыщенно розовый цвет, а золотой диск уже еле показывался из-за горизонта, дверь домика осторожно открылась, и на пороге появилась встревоженная Бабушка Тара.

— Даю тебе десять минут и только. Я понимаю, что нельзя держать ребенка взаперти так долго, но помни, что я рискую своим положением ради тебя.

— Конечно, родная, — прошептала девушка и крепко обняла свою благодетельницу.

В ее горле застрял ком, потому что через несколько минут она собиралась предать своего самого родного и дорогого человека. Но выбор был уже сделан.

Они спустились вниз, и девушка потянулась, вдыхая дурманящий аромат вечерних цветов. Как же хорошо было почувствовать настоящую землю под ногами, увидеть деревья, не очерченные рамками окна и почувствовать слабый ветер на коже. Вдалеке догорал яркий закат, и теплой волной на девушку накатывало умиротворение. Она даже подумала отказаться от плана, но тут же собралась, вспомнив панический крик своей подруги во сне. Мира обернулась к наставнице и снова ее обняла.

— Я люблю тебя, — прошептала она, прижавшись к ней еще сильнее, и вдруг резко оттолкнула и побежала прочь.

Девушка набрала скорость и понеслась к дому старой хранительницы. Бабушка Тара хотела окликнуть ее, но побоялась привлечь лишнее внимание и только грустно взглянула вслед своей подопечной. Мира же не оглядывалась и ни о чем не думала. У нее была цель и очень мало времени. Добежав до знакомого дома, она быстро открыла калитку и кинулась на кухню. Как она и предполагала, коробка с неиспользованными ингредиентами так и стояла под столом. Не раздумывая, девушка поставила ковш на огонь и начала отмерять компоненты. Она спешила, хотя старалась точно следовать рецепту, постоянно повторяя его про себя. Ее побег не останется незамеченным, и времени на сомнения и страх у нее не было. Однако прошел целый час, прежде чем она и правда услышала голоса в саду. Бабушка Тара сразу поняла, что задумала ее девочка, и дала ей небольшую фору. Однако скрыть побег все же не могла, и спокойно отправилась к старейшинам. Она не знала, чего хотела сама больше: успеть остановить Миру или никого не застать на собственной кухне. Сердце хранительницы чуяло неотвратимую беду.

— Я успею, мне нужно всего пару минут, — подгоняла Мира тем временем то ли себя, то ли закипающее зелье.

Она не вслушивалась в переполох на улице, потому что понимала, что ничего хорошего он ей не принесет. Наконец, хранимая природной Магией Мира дождалась своего билета во внешний мир. Еще горячий напиток дымился в ее детской кружке.

— Все готово, — шепнула она и быстро выпила обжигающую жидкость.

Не переводя дух, Мира прочитала заклинание, однако на последних мгновениях ее сознание затопила паника и страх быть пойманной с поличным. Она пыталась удержать образ знакомой комнаты, но картинки в голове стали путаться. Последнее, что она услышала, был скрип кухонной двери. Внезапно свет погас, и девушка оказалась во мраке.

Придя в себя, Мира огляделась в поисках заветного окна, но наткнулась лишь на влажную каменную стену. Она ощупала кладку и почувствовала, что от нее легко откалываются небольшие камешки. Вокруг была кромешная тьма, и девушка не могла даже определить, что за сооружение находилось перед ней. Сделав несколько шагов, она замерла от гулкого эха. Мира бросилась в противоположную сторону и наткнулась на другую стену. Это оказался темный тоннель. Она попала не туда — это было очевидно. В ужасе девушка начала лихорадочно вспоминать, что она сделала не так.

«Где я ошиблась? Слова были верные. Значит, зелье? Я перепутала ингредиенты или их количество?».

Всеми силами Мира пыталась отвлечься от самой страшной мысли, которая уже скользкой змеей опутывала ее сердце. Неважно куда она попала, на обратную дорогу зелья у нее не было.

Глава 16

Рита погрузилась с головой в учебу. Это была единственная сторона ее жизни, где она еще могла контролировать происходящие события. Она по-прежнему оставалась старостой и стала лучшей ученицей своего потока. Девушка подтянула все предметы, по которым у нее были провалы, и попала сразу на три олимпиады по математике, литературе и истории. На двух она смогла продвинуться лишь до районного состязания, а вот по математике вышла на городской уровень. Она всегда была гордостью своих родителей, но сейчас они нарадоваться на нее не могли.

Самолюбие Риты ликовало от таких успехов, однако школьная жизнь ее заметно изменилась. После того, как ухаживания Андрея перешли в насмешку, «лучшие друзья» стали отворачиваться от девушки, дабы сохранить свое место под школьным солнцем. Ее звезда закатилась, и Рита осталась одна среди одноклассников. Все стали воспринимать ее как надоедливую отличницу, которая вечно уговаривает учеников поучаствовать в общественных мероприятиях. И не более…

Поначалу девушка пыталась поговорить с наиболее близкими друзьями, понять, почему они больше не собираются вместе в любимом кафе, не устраивают вечеринки, но каждый раз наталкивалась на полное безразличие к собственной персоне.

— Девочки, что делаете после уроков? Может, посидим где-нибудь? — скрывая неуверенность, предложила как-то Рита.

Бывшие подруги переглянулись и обменялись странными улыбками.

— Думаешь, мы с тобой посплетничаем, а потом ты все учителям расскажешь?

— Даш, ты что? Когда это я на вас стучала? Между прочим, я всегда за вас горой, — опешила от такой наглости Рита.

— Вот и чудесно, — ехидно отозвалась Даша. — Раз, ты за нас, то отмени, пожалуйста, на завтра контрольную по физике, а то сегодня большая вечеринка намечается. Не хочется ее омрачать ненужными переживаниями.

— Вечеринка? У кого? И почему я о ней ничего не знаю?

— Эй, отличница, ты не о том думаешь, — окликнул ее одноклассник. — Твое дело — контрольная, а на вечеринке мы сами повеселимся, без начальства, — подростки засмеялись и поспешили покинуть колледж и оторопевшую девушку.

Как и говорила Мира, им была нужна не Рита, а ее популярность, ее высокое положение среди школьников. В качестве заурядной личности, над которой еще и подшутить может каждый, она им была не интересна. Осознав тщетность своих попыток, Рита решила вести себя так же. Она отгородилась от класса стеной равнодушия. Она отказывалась идти у подростков на поводу и больше не прикрывала их откровенные прогулы и наплевательское отношение к учебе, что, естественно, положения ее не улучшило. Однако такие двуличные люди были ей самой не нужны. У нее была…

Хранительница не объявлялась уже несколько дней после того, как Рита позвала ее во сне. Такого раньше не случалось. Девушка боялась думать, что она ее настолько сильно обидела, однако другой вариант был еще хуже. С Мирой могло что-то случиться, а помочь Рита никак не могла, потому что даже не представляла, где ее искать.

Поиски поселения в Интернете ничего не дали. Девушка нашла хранителей чего угодно, даже безопасности оккультных предметов XVII века, но только не магии. Про такую природную стихию тоже никто не слышал. Видимо учителя ее подруги и вправду были всесильны, раз не оставили даже намека о себе. Однако это означало, что связаться с двойником Рита никак не могла. Оставалось только ждать, когда Мира сама сможет прийти к ней.

Контрольный удар перед самым Новым Годом нанесли девушке родители. Однажды тихим вечером, который она как обычно проводила дома, мама завела разговор о следующей ступени образования дочери. За последний учебный год они много говорили об этом, однако Рита чувствовала себя в полной безопасности. Ее колледж принадлежал уважаемому и высококвалифицированному университету, куда девушка со столь высоким средним баллом, как у нее, могла поступить даже без экзаменов. Так все и планировалось до этого времени.

— Риточка, а что ты думаешь делать дальше? — аккуратно начала мама.

— Идти в университет, — машинально ответила девушка, и вновь вернулась к урокам.

— Хорошо. А куда конкретно? — не отставала она.

Рита удивленно подняла взгляд на маму. Спокойно, но в то же время выжидательно родители смотрели на дочь. Девушка пыталась понять, что они хотят услышать, все же и так известно. Внутри у нее появилось неприятное чувство надвигающейся катастрофы.

— Мам, мне кажется, это очевидно.

— Принадлежность колледжа к университету еще не приговор. Ты же знаешь, что можешь идти, куда захочешь.

— Знаю, — осторожно протянула Рита. — А почему мне кажется, что вы уже хотите предложить мне варианты?

Родители переглянулись, и в разговор вступил отец.

— Я хочу, чтобы ты получила лучшее образование, которое откроет перед тобой все двери.

— И?

— И мы с мамой решили, что вполне можем позволить себе отправить тебя учиться за рубеж. Ты знаешь два языка, поэтому можешь свободно выбрать страну и программу.

В глазах отца светилось счастье и любовь, а сердце Риты оборвалось и упало куда-то очень глубоко. Ей нужно было время.

— Отличная идея, пап. Только очень неожиданная, — нерешительно ответила она. — Мне надо ее обдумать и порыться в Интернете…

— Конечно, дорогая. Мы не предлагаем тебе переезжать завтра, просто рассмотри и этот вариант обучения, — улыбнулась мама и крепко обняла дочь.

Улучив момент, Рита сбежала в свою комнату и плотно закрыла дверь. Голова шла кругом. Девушка никогда даже не задумывалась об учебе в другой стране. Уехать года на четыре и навещать семью лишь на каникулах! Существовать совершенно в других традициях, говорить только на чужом языке, буквально начать абсолютно новую жизнь. Как же так? Она оглядела свою родную комнату, которая менялась вместе с ней с самого ее рождения, и почувствовала ком в горле. Бросить это все и просто сбежать?

— Боже, окно!

Рита подбежала к нему и уперлась руками в подоконник. Мира придет, она обязательно появится, но как же она ее найдет, если ей придется переехать за сотни километров отсюда.

— Нет, сначала я ее дождусь. Учиться спокойно можно и здесь, но вторую сестру я уже не встречу.

Как рассказать, а главное объяснить это родителям, девушка не представляла, но решение приняла твердо. Она будет звать Миру во сне, сколько придется, будет пытаться показать ей, как сильно она раскаивается. Рита вдруг осознала, что именно эта необычная девушка из другого сказочного мира стала самым важным человеком в ее жизни. Они похожи, как два кусочка одного пазла: без любой из них полная картина сложиться не может. И пусть из-за хранительницы привычный мир Риты рухнул, она научилась слышать голос истины, научилась доверять собственным ощущениям, а не общественному мнению. Заманчивое предложение папы можно отложить до более благоприятного времени, а пока она будет тянуть с решением, сколько сможет.

Привычным жестом девушка приоткрыла окно на ночь. Несмотря на холод, она делала так каждый раз, когда ложилась спать, в надежде, что однажды услышит, как подруга войдет к ней, устроится на этом самом подоконнике и назовет ее ненавистным именем Марго.

Глава 17

Мира старалась не паниковать, но не могла заставить себя сдвинуться с места. Темнота окутывала ее со всех сторон, увеличивая громкость каждого звука. Ей казалось, что удары ее сердца слышны на несколько километров вокруг. Девушка закрыла глаза и попыталась заверить себя, что ничего страшного ее не окружает. Ей нужен был выход, нужна была хотя бы надежда на его обнаружение.

Одной рукой Мира держалась за влажную стену и очень медленно шла вперед, постоянно прислушиваясь к окружающим звукам. Вдруг она почувствовала острую боль в центре ладони. Девушка сдержала крик и ощупала опасное место стены другой рукой. Оказалось, что она наткнулась на сколотый выступ, а за ним открылся поворот. Звуки Мире не нравились ни спереди, ни сзади, поэтому глубоко вдохнув спертый воздух тоннеля, она двинулась дальше. Через некоторое время перед ней замаячил свет. Где-то вдалеке это ужасное место освещал обыкновенный фонарь. Надежда на спасение сменилась животным ужасом, когда девушка услышала торопливые шаги у себя за спиной, однако приближающийся звук вдруг резко стал удаляться, будто неизвестный свернул в еще один проход. Хранительница встала, как вкопанная, и прижалась спиной к стене.

«Выбираться отсюда все равно придется. Но чтобы узнать как, надо сначала понять, где я. А чтобы это понять, необходимо выйти отсюда в одну или другую сторону», — мысленно уговаривала она себя.

Однако причинно-следственная связь эффекта не возымела. Место выглядело зловещим, с какой стороны на него не посмотри. Собрав всю свою храбрость или те крохи, что остались после побега, Мира осторожно двинулась в сторону предполагаемого выхода, стараясь не обращать внимания на посторонние звуки, доносившиеся отовсюду. Она наивно полагала, что с источником света ей будет не так страшно.

Тоннель вывел девушку на темную улицу с полуразвалившимися домами. Хмурое серое небо накрывало их толстым одеялом, погружая район в вечные сумерки. Было такое чувство, что это место люди покинули очень давно. Хотя присутствие жизни тут все же было. В одном окне виднелись занавески, в глубине двора другого дома слышны быстрые шаги, а беспрерывное подмигивание редких уличных фонарей сопровождалось шепотом, идущим казалось из каждой открытой двери. Девушка еле сдерживала крик. Она плутала по грязным улицам и закоулкам, удивительно похожими друг на друга, захламленными сломанной мебелью и рваными тряпками. Везде была разруха, и из каждой подворотни за хранительницей следили невидимые пары глаз.

Девушка свернула на более чистую, как ей показалось, улицу и уперлась в большой дом. Штукатурка местами осыпалась, верхние окна были грубо заколочены досками, но в целом он выглядел намного приличнее своих соседей. Дверь была открыта, а вход освещала маленькая лампочка, одиноко висевшая на шнуре. Свет был тусклый, поэтому Мира разглядела лишь пустой коридор, ведущий в темную глубину дома. Передернув плечами, будущая хранительница поспешила отойти от двери и собиралась уже обойти старое сооружение, как поняла, что попала в тупик.

— Прекрасно, только я могла попасть в лабиринт неизвестно где, — буркнула Мира себе под нос и тут же об этом пожалела.

Мимо нее пронеслись две тени и растворились в открытом подъезде маленького обшарпанного четырехэтажного дома. Девушка пожалела, что не захватила с собой шарф или шаль, чтобы прикрыть волосы, сверкавшие в скудном свете и выдававшие ее с головой.

— Юная хранительница, я полагаю, — вдруг услышала она сладкий мужской голос. — Ты заблудилась?

Мира повернула голову и увидела высокого мужчину, а рядом с ним привлекательную женщину, одетых сплошь в черное. Они приветливо улыбались, хотя их темные глаза оставались холодны. Девушке не особенно хотелось с ними разговаривать, но они перекрыли ей выход и не оставили выбора. В душе она понадеялась, что все обойдется, и незнакомая парочка поможет ей выбраться, хотя сама верила в это с трудом.

— Слегка, — хриплым голосом ответила Мира. — Перепутала поворот и вот уже не пойму, как мне отсюда выйти.

— Бывает, наши места не особенно дружелюбны к чужакам, и здесь надо всегда быть начеку, особенно таким обворожительным девушкам, как ты.

— Буду знать. Тогда мне точно пора уже идти.

Все трое рассмеялись, будто над удачной шуткой, однако мужчина тут же вновь принял серьезный вид и преградил ей дорогу.

— Маленьким хранительницам опасно бродить в одиночку по кварталам чернокнижников.

Глаза Миры расширились, а в душе зашевелился липкий страх.

— Позволь тебе помочь, — добавил он с приторной ухмылкой.

— Вы очень любезны, но я уверена, что сама прекрасно справлюсь. Спасибо, — выдавила из себя улыбку девушка и медленно начала пятиться назад.

Она сделала резкий шаг в сторону, но на ее пути тут же встала женщина.

— Мне пора! — в отчаянии крикнула хранительница.

— Не спеши, дорогая, — вступила в разговор колдунья, и алчный огонек мелькнул в ее взгляде. — Ты можешь отдохнуть у нас, а потом мы покажем тебе дорогу в твой чудесный поселок.

— Вряд ли вы ее знаете.

Мира была готова сорваться и бежать, но твердая рука чернокнижника остановила ее.

— Невежливо пренебрегать столь любезным приглашением, тем более, когда у тебя нет особого выбора, — он потащил ее в темный подъезд большого дома, не обращая внимания на громкие крики девушки и ее попытки вырваться из захвата.

Встреча с чернокнижниками — худший кошмар любого хранителя. Многие жаждут обрести силу и власть, а их можно либо получить, либо украсть. Эти полуразвалившиеся кварталы стали обителью черной магии, которая брала начало в природной силе. Чернокнижники научились развращать и ожесточать чистую магию, а потом использовать ее для своих грязных дел. Конечно, хранители тщательно оберегали свое сокровище от таких людей, но те не брезговали даже крохами. Они обманывали, рыскали, пытались втереться в доверие, а некоторые были даже готовы убить за малую толику силы. Однако сегодня паре чернокнижников несказанно повезло: они поймали маленькую хранительницу, за которую старейшины готовы будут отдать все. План родился быстро и был невероятно прост. Они сообщат поселению о своей пленнице и получат за нее серьезный запас магии, которая будет принадлежать только им двоим.

Мира кричала изо всех сил. Ей было уже все равно, кто ее услышит, необходимо было освободиться из этого захвата как можно скорее. Однако все попытки оказались тщетны. Парочке удалось затащить девушку внутрь дома, задев при этом ее головой горячую лампочку на входе, а потом и в сырой подвал, где, словно в средневековом замке, были построены отдельные камеры с толстыми решетками. В одну из них грубо затолкали и хранительницу. Она упала на каменный пол, содрав кожу с локтя, вдобавок к своей разодранной ладони. Мужчина вошел вслед за ней и встал над пленницей. Девушка зажмурила глаза, ожидая удара. Чернокнижник наклонился к самому ее лицу, и она почувствовала его горячее дыхание у себя на шее. Однако мужчина не собирался ее бить, он заметил крупный кулон Миры. Схватив серебряную веточку, он резко рванул цепочку и забрал украшение. Колдун быстро вышел из камеры, и прямо перед глазами девушки с жутким скрипом закрылась железная решетчатая дверь.

— Отдохни здесь, а это нам понадобится для дела, — засмеялся мужчина и засунул кулон с оборванной цепочкой к себе в карман. — Извини, особых условий для хранителей предложить не можем, зато ты нам принесешь очень и очень многое.

— Отдай! Это мое! — в отчаянии протянула руку через решетку Мира, но в ответ услышала лишь хриплый смех.

Чернокнижник ударил по решетке ногой, отчего девушка отшатнулась в сторону и жалобно заскулила.

— Сиди тихо! Хотя можешь и покричать, все равно тебя здесь никто не услышит, уж об этом мы позаботимся! — крикнул он на прощанье и вместе с подругой вышел из подвала.

Мира разрыдалась. Ей было больно физически от царапин и ссадин, морально от своей глупости, но главное — она потеряла свое самое дорогое сокровище. Она так легко попалась, и теперь у старейшин из-за нее будет куча проблем. Девушка кричала, звала на помощь, хотя понимала, что здесь она всех интересует только в качестве мощного источника чистой магии. Вскоре она выбилась из сил и лишь тихо всхлипывала в углу своей камеры, зализывая раны. Она понимала, какой переполох начался в поселении после ее исчезновения, но даже предположить не могла, что будет, когда все узнают, что она в плену у чернокнижников. Она представляла перепуганное лицо Бабушки Тары, когда в поселение придет письмо вместе с ее кулоном, и сердце ее сжалось от горя и страха.

Глава 18

Время перестало иметь значение в этом холодном каменном мешке. Мире казалось, что она уже вечность сидит тут одна. Ни одного звука не было слышно снаружи, зато внутри где-то настойчиво капала вода, доводя девушку до истерики. Она кричала, плакала, пыталась угрожать, но слова улетали в пустоту подвальных сводов. Вскоре она окончательно выдохлась и сжалась в углу, все сильнее мечтая о пушистой теплой шали Бабушки Тары.

Единственным достоверным источником информации для нее было маленькое прямоугольное окно под самым потолком. Судя по слабому желтому отсвету, проходящему через грязное заляпанное стекло, на дома чернокнижников опустилась ночь. Девушка вспомнила ненадежные мигающие фонари и содрогнулась. Не хотелось бы ей сейчас оказаться в одиночестве на улицах этого города-призрака. Хотя ее участь тоже была не завидна.

— Ха, можно сказать они меня спасли, — горько усмехнулась Мира и тут же услышала гулкие шаги на лестнице.

В подвал спускался ее похититель, но на этот раз один.

— Доброй ночи, хранительница! Надеюсь, ты уже обжилась здесь? — ехидно улыбнулся он.

Девушка лишь кинула на него презрительный взгляд.

— Ну, ничего, ты скоро привыкнешь. Видишь ли, переговоры с твоими святыми старичками могут затянуться, ты же знаешь, какие они несговорчивые. А пока я принес тебе немного еды, — сквозь прутья решетки он подтолкнул ей жестяную тарелку с весьма подозрительным супом. — Ешь, нечего строить из себя мученицу!

Мира не двинулась с места. Ей даже представить было страшно, что она притронется к этому грязному вареву. Чернокнижник же внимательно наблюдал за ее реакцией. Он пытался понять, как такая молодая хранительница попала к ним. Он прекрасно знал, что поселение тщательно охраняет свое будущее поколение, и в простую случайность не верил. Любопытство одолело колдуна, и он решил уточнить.

— Что ты хотела здесь найти?

Девушка не ответила. Она сосредоточилась на дыхании и пыталась успокоить бешено бьющееся от страха сердце.

— Я с тобой разговариваю! Зачем ты явилась сюда? — уже резче спросил похититель.

Реакции не последовало. Чернокнижник не отличался терпением, тем более, когда его игнорирует его же собственная пленница. Он прищурил глаза, оскалился и сжал руки в кулаки, но тут же расплылся в жутком подобии улыбки. Для упрямицы у него нашелся прекрасный сюрприз. Он закатал рукава черного свитера, обнажив исколотые и обожженные руки. У Миры перехватила дыхание. О черной магии она знала лишь из книг и рассказов старших хранителей, но никогда не видела ее в действии. Она даже предположить не могла, насколько сильными эти заклятия могут быть. Тем временем, колдун немного отошел от камеры, потер ладони друг о друга, выставил их вперед и тихо произнес заклинание на неизвестном девушке языке. Яркая вспышка осветила подвал, впиталась в прутья камеры и тут же погасла. Удовлетворенный чернокнижник вернулся к Мире, но на этот раз встал поодаль от решетки.

— Я слышал, как ты билась об эти прутья, советую впредь этого не делать. Уж слишком шумно получается, у моей подруги голова начинает болеть.

Хранительница медленно поднялась с пола и подошла к решетке. Она непонимающе взглянула на мужчину.

— Развлекайся! Кстати, то же самое я могу сделать и со стенами твоей камеры, если ты не будешь со мной вежлива.

С жутким смехом, пробирающим до костей, колдун удалился, оставив девушку в полном недоумении осматривать свою решетку.

— Что ты еще придумал? — вспышка света ни о чем ей не сказала.

Чистая магия работала совсем по-другому. Мира прошлась вдоль входа в свою камеру, но никаких изменений в нем не увидела, тогда она решила дотронуться до замка. Ладони вспотели, пока она медленно тянула палец к старому ржавому железу, который надежно запер ее тут. Тоненький голосок подсказывал ей, что не стоит этого делать, но желание выяснить, что же такого сотворил чернокнижник, было сильнее. Девушка прикоснулась к замку не более чем на секунду, но этого оказалось достаточно, чтобы ощутимый электрический разряд ударил по ней. Она вскрикнула и упала на пол. Обожжённый палец хранительница тут же сунула в рот, надеясь унять пульсирующую боль, и отползла к стене.

«То же самое я могу сделать и со стенами твоей камеры»,

Ей вспомнились слова колдуна, и на душе стало совсем тоскливо. До обмена со старейшинами он явно не собирался оставлять ее в покое.

Под утро мужчина вновь появился перед решеткой с очередным «подарком» в руках.

— Доброе утро, красавица! Как спалось? Да, хороший душ тебе сейчас не помешал бы, — радостно заметил он. — Смотрю, есть ты все-таки не стала. Извините, принцесса, но изысканных блюд, к коим вы привыкли, предложить вам не могу. Мы — люди бедные, сами видите, где нам приходится прозябать. Зато я принес вот это, — колдун снял заклинание, приоткрыл решетку и бросил в камеру небольшой мешок. — Не бойся, травить тебя мы пока не станем.

Он забрал нетронутую тарелку и снова наложил электрические чары.

— Открой!

Мира побоялась ослушаться приказа. Палец все еще саднило от удара, и перспектива шарахаться еще и от стен, ее совсем не привлекала. В мешке оказалась литровая бутылка воды и батон белого хлеба. Жажда заставила забыть девушку об опасности, и одним махом она осушила полбутылки. Оторвав горбушку, она с удивлением отметила, что хлеб совсем свежий.

— Теперь будешь разговаривать?

— Ничего интересного я тебе все равно рассказать не смогу, — осторожно ответила Мира, разжевывая мякиш.

— Замечательно! Мой маленький фокус на тебя произвел должное впечатление, — колдун ухмыльнулся, взял деревянный поддон и сел перед камерой. — Вопрос тот же: зачем ты сюда пришла?

Девушка решила, что пока допрос будет касаться лично ее, никаких секретов чернокнижник узнать не сможет, а молчание может стоить ей слишком дорого.

— Я попала сюда случайно, — осторожно ответила она.

— Не верю! Ты же еще маленькая, а значит, перемещением не владеешь. Зачем тебя прислали? Отвечай!

— Никто меня не присылал. Я сама сделала зелье, и случайно оказалась здесь, по неопытности.

Мужчина прищурился и вперил взгляд в Миру.

— Сама? Кто тебе разрешил? У вас же там, что не вдох, то правило.

— Никто, — девушка старалась отвечать кратко, чтобы не натолкнуть колдуна на ненужные вопросы. — Нашла рецепт, украла ингредиенты и сварила, просто так, ради развлечения. Хотелось посмотреть, на что я способна, — добавила хранительница и наградила чернокнижника твердым презрительным взглядом.

— Превосходно! Да ты бунтарка! — развеселился он. — А не хочешь ли в наши ряды? Тут вообще никаких правил нет, делай, что и когда пожелаешь.

В истории было лишь несколько случаев, когда сами хранители становились темными магами. Обычно это происходило после посвящения, когда они впервые ощущали всю мощь чистой магии — она опьяняла, дарила крылья и обнажала худшие их стороны. Собственные рамки и система ценностей в голове человека размывались, единственный голос, которого он безоговорочно слушался, был голос желаний. Старейшины быстро понимали, что такой хранитель использовал доверенную ему силу только для удовлетворения своих прихотей, и изгоняли его из поселения. Это был первый шаг в темноту, в вечную погоню за крупицами вожделенной магии.

Мира сжала в руках хлеб и прошипела.

— Как ты мог даже подумать, что я на такое соглашусь! Я рождена охранять магию от таких, как ты, грязных, злобных…

— Достаточно, — перебил ее похититель. — Твою мысль я понял. Ну, не хочешь, как хочешь. Я всего лишь предложил тебе шанс избавиться от твоих хозяев.

— Они — моя семья, и не смей говорить о них в таком тоне!

Страха как не бывало, внутри девушки полыхало пламя гнева. Ей хотелось испепелить им этого ехидного колдуна, но она прекрасно понимала, что силы их неравны.

— Снежная снаружи, горячая внутри. Сильная же из тебя вырастет колдунья, если, конечно, заботливые тетушки не помешают. Думаю, совсем скоро именно ты станешь нашей главной проблемой, — вслух начал рассуждать чернокнижник.

Он рассматривал Миру, как неодушевленный загадочный предмет, пытаясь представить, что с ним можно сделать.

— А может ну ее, эту силу, и решить проблему прямо сейчас? Как думаешь? — ему доставляло несказанное удовольствие угрожать беззащитной девчонке и смотреть, как в ее глазах зарождается паника.

Девушка вздрогнула, но ничего не ответила.

— Ты слаба, заперта в моем подвале, — продолжал он. — И пока никто не знает, что ты здесь. Без вести пропавшая. Через неделю тебя уже перестанут искать. Потом состоится какая-нибудь помпезная церемония, на которой старейшина, этот гадкий старикашка Карл, конечно, произнесет проникновенную речь, что тебя все так сильно любили, и как ужасно им всем тебя будет не хватать, все поплачут и вскоре забудут о тебе. Придет новое поколение волшебных малышей, и все начнется заново, — чернокнижник следил за Мирой, пока говорил все это.

Темный маг видел по ее глазам, что ужас вновь заполняет ее сердце, видел, как что-то надломилось у нее внутри. Девушка уже не хорохорилась, а сидела тихо, вжавшись в холодный камень. Он достиг цели, чем сильнее хранительница будет бояться его, тем больше магических сил потеряет. Теперь можно было расслабиться, бежать она уже не сможет, а применить чары и подавно.

— Подумай об этом, а если захочешь помочь нам и поскорее оказаться в своем теплом гнездышке, дай знать. Счастливо оставаться!

Мужчина резко отодвинул поддон ногой и быстро вышел из подвала. Мира осталась наедине с капающей водой и кричащей паникой, бьющейся в ее голове. Она думала, кража магической силы — это самое страшное, что может произойти из-за ее глупости, и не задумывалась о собственной безопасности. Чернокнижникам ничего не стоило продержать ее здесь ради забавы какое-то время, а потом убить. И никто никогда не узнает, куда она пропала, и что с ней стало.

День тянулся бесконечно медленно. Девушка доела хлеб и выпила всю воду, надеясь, что вечером ей принесут еще.

«А вдруг он уже наигрался, вдруг я ему тут и вовсе не нужна, и уже сегодня…»

Даже мысль об этом заставляла дрожать все тело. Мира ходила по кругу в своей камере, представляя, что эти пустые, каменные, кое-где обросшие мхом стены будут последним, что она видит в своей жизни. Вдруг легкий шум прервал ее размышления. Тень промелькнула по прутьям ее тюрьмы, и тут же все стихло. Однако хранительница уже точно знала — в подвале кто-то был.

Глава 19

Мира насторожилась и подошла ближе к прутьям, стараясь не касаться их. В скудном свете подвальных окон, расположенных под самым потолком было сложно разглядеть хоть что-то дальше расстояния вытянутой руки. У противоположной стены были свалены картонные коробки и деревянные поддоны, видимо эту тюрьму долгое время использовали как склад. девушка даже не хотела задумываться, что такого здесь могли хранить чернокнижники. Внезапно от одной из куч мусора отделилась тень и стала приближаться к камере хранительницы.

— Помогите, — прошептала Мира, вглядываясь в полумрак. — Здесь есть кто-нибудь? — чуть громче спросила она, дрожа от холода и страха.

— Маленькая взрывательница зашла слишком далеко даже для себя, — услышала она из темноты знакомый насмешливый голос.

Со своей неизменной ухмылкой к камере подошел Владимир.

— Волк, — сквозь зубы процедила девушка.

Глаза странника блеснули холодным огнем.

— А ты очень подходишь для этой обстановки. Что надоело бродить одному, решил спеться с чернокнижниками?

— Да, как ты смеешь?! — еле сдерживал взрыв гнева Владимир. — А ты, я смотрю, тоже решила их навестить?

Мира ничего не ответила и отошла к дальней стене камеры. Положение и так было хуже некуда, а еще этот нахал пришел сюда насмехаться над ней. Нет уж, она ничего ему не расскажет, даже толикой внимания его не удостоит.

— Вообще-то я услышал, что ты окончательно потеряла голову, — не дождавшись ответа, спокойно продолжил странник. — Что тебе здесь понадобилось?

— Не твое дело, — отрезала Мира, но отчаяние брало над ней вверх.

Владимир был предан хранителям, и сейчас он ее единственная надежда на спасение. Помедлив минуту, девушка заговорила без всякой надежды быть услышанной.

— Это последнее место, где я хотела бы оказаться. Я понятия не имею, как попала сюда, потому что ни разу здесь не была. Скорее всего, в спешке напутала ингредиенты в зелье или заклинание не так прочитала. Да, я убежала и поступила плохо, но чтобы чернокнижники…

— С ритуалом все было в порядке, просто ты запаниковала. Это место притягивает страх, чувствует неуверенность и ловит на этом неопытных путешественников. Когда собираешься перемещаться, освобождай голову от посторонних мыслей и точно представляй себе место, куда отправляешься.

Мира кинула на него презрительный взгляд. Сейчас ей эти нотации уже не помогут, если он, конечно, не хочет дать ей порцию зелья.

— Кстати, а бежала ты к своей любимой подружке, верно?

— К подружке? О ком ты? — притворно удивилась девушка, но внутри у нее все сжалось.

— Не помню, как ее зовут, зато выглядите вы на редкость похоже.

— Не понимаю, о чем ты.

— Прекрати! — взорвался Владимир. — Ты сейчас не в том положении. Ты хоть представляешь, что натворила? Зачем ты ей все рассказала?

Девушка замерла и даже не повернула голову в его сторону.

— Мира?! Какого черта, ты сбегаешь из поселения, используешь запрещенные для тебя заклинания и направо и налево трезвонишь всем о хранителях и чистой магии?

Ответа не последовало. Пленница сидела на каменном полу и смотрела в одну точку. Она сама себя корила за многие промахи, но выслушивать обвинения от этого всезнайки было еще хуже. Все, что он говорил, было правдой, что только усиливало боль Миры. Владимир подошел вплотную к решетке и внимательно посмотрел на девушку. Казалось, он видел ее впервые, хотя в таком положении он, действительно, видел ее в первый раз. В его душе вдруг появилась жалость и ростки нежности к этой безумной и прекрасной малышке. Странник мотнул головой, отгоняя чуждые ему чувства.

— Так и будешь молчать, будто это к тебе не относится? Может, мне уйти и бросить тебя тут в качестве наглядного урока будущим хранителям?

Девушка обернулась и резко вскочила.

— Осторожно! Отойди от решетки, она заколдована!

Владимир сделал шаг назад. Он огляделся, подхватил маленькую деревяшку и бросил в камеру. Заряд ударил по бруску, опалив его и отбросив на пару метров.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Отражение

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Добромира предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я