Целитель (Галия Керулен, 2016)

«За вековую историю небольшое селение на юге Казахстана превратилось в районный центр, но цивилизация мало затронула привычный уклад жизни кочевников. В душе они оставались детьми природы, крохотной ее частью, и жили по древним заветам предков: в гармонии с окружающим миром, бережно сохраняя свою неповторимую культуру и язык. И хотя большая часть людей уже жила в современных деревянных и кирпичных домах, в поселке остались и саманные постройки (строительный материал из глинистого грунта, высушенного на открытом воздухе, с добавлением соломы), напоминавшие о прошлом…»

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Целитель (Галия Керулен, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Война

Глава 1. Поселенцы

Осень 1941 года

Казахстан

За вековую историю небольшое селение на юге Казахстана превратилось в районный центр, но цивилизация мало затронула привычный уклад жизни кочевников. В душе они оставались детьми природы, крохотной ее частью, и жили по древним заветам предков: в гармонии с окружающим миром, бережно сохраняя свою неповторимую культуру и язык. И хотя большая часть людей уже жила в современных деревянных и кирпичных домах, в поселке остались и саманные постройки (строительный материал из глинистого грунта, высушенного на открытом воздухе, с добавлением соломы), напоминавшие о прошлом.

В стороне от дороги у дома стояла молодая женщина и звала дочь. Судя по внешности, она была не из этих мест. Каштановые волосы были убраны в высокий пучок, что делало ее открытое, чуть бледное лицо с лёгким румянцем, покоряющее своей доброжелательностью, ещё более выразительным. Глаза изумрудного цвета завораживали своей глубиной. Поверх платья она накинула пуховый платок, на ее ногах были резиновые боты, незаменимые в осеннюю слякоть. Она тщетно пыталась разглядеть в толпе свою дочь.

Мариам – так звали женщину – работала в поселке медицинской сестрой и пользовалась большим уважением у односельчан. Она слышала, что в район должны прибыть немецкие семьи, и среди которых была женщина-врач. Весть принесла надежду, что в скором времени прибывший специалист приступит к работе, и тогда она – Мариам – освободится от непосильной ноши исполнять обязанности заведующей амбулатории и у нее появится больше свободного время для семьи.

Ожидая дочь, женщина наблюдала, как люди собирались у клуба, оживленно обсуждая события дня. Но на приглашение односельчан присоединиться к ним она отвечала отказом, ссылаясь на плохое самочувствие. Причина была в другом. Она боялась самой себе признаться в том, что встреча с переселенцами вызовет у нее ассоциативные воспоминания о пережитом. В прошлом у нее было достаточно переживаний: Мариам так и не оправилась от потери родителей, маленького сына, ссылке близких родственников, и сейчас тревожилась за безопасность своей семьи. Ситуация осложнялась тем, что рядом не осталось никого, кто мог бы послужить опорой и поддержкой: муж и братья ушли на войну, и все испытания легли на хрупкие плечи Мириам. И никто не знал, как долго продлится война – месяцы или годы… Погруженная в свои мысли, женщина не заметила, как на небе появились тучи и начал накрапывать дождь.

А Дина, увлеченная происходящим, не слышала зова матери и с интересом разглядывала девочку лет пяти, которая робко выглядывала из-за спины брата. Малышка с любопытством и удивлением осматривала местных жителей в необычных одеждах, похожих на сказочные. Мужчины были одеты в теплые стеганые халаты, на женщинах были платья из фланели, а поверх платьев – разноцветные плюшевые безрукавки. Платки, завязанные узлом на затылке, закрывали волосы, на ногах плотно сидели сапоги из мягкой кожи с калошами. Окидывая взглядом толпу, девочка заметила Дину и робко улыбнулась.

Забыв наказ мамы не общаться с незнакомыми, Дина шагнула навстречу и крикнула:

– Как тебя зовут?

Подойти поближе Дина не решалась, недоброжелательный взгляд брата малышки сдерживал её порыв. Маленькая девочка, покраснев от смущения, крутанулась на месте и побежала к бабушке.

Знакомство не состоялось, но Дина не привыкла сдаваться, она была уверена в том, что скоро познакомится и подружится с незнакомкой. Оглядываясь по сторонам, Девочка обратила внимание на человека в военной плащевой накидке, но по войлочной шляпе и низким кожаным сапогам, которые носили мужчины в поселке, Дина догадалась, что он из местных. Мужчина стоял к ней спиной и разговаривал с женщиной. Она внимательно слушала и от волнения теребила пуговицу на шерстяном кардигане, который был накинут поверх платья в сине-серую клетку. Светлые волосы, которые выбивались из-под синей шляпки с узкими полями натолкнули Дину на мысль, что между женщиной и незнакомой девочкой есть какое-то сходство, и она решила подойти поближе, чтобы убедиться в этом. В мужчине Дина узнала Целителя, его низкий, музыкальный голос остался в её памяти с момента первой встречи, когда, доверившись его словам и мастерству, девочка быстро поправилась от тяжелой болезни. Разговор между Целителем и женщиной заинтриговал Дину. Стараясь не привлекать к себе внимания, девочка внимательно прислушивалась к их беседе. Некоторые фразы были на немецком языке, но кое-что Дина понимала (благодаря отцу, до войны преподававшему в школе немецкий и латинский языки). Целитель расспрашивал женщину о семье и их жизни, словно пытаясь найти связь со своим собственным прошлым. К большой радости Дины, Целитель посоветовал незнакомке общаться с Мариам и обещал помочь. Пока Дина вспоминала немецкие слова для обращения к женщине (она уже не сомневалась, что незнакомка была мамой малышки), Целитель ушел, а рядом с ней остался стоять председатель, который, с трудом сдерживая приступы кашля, стал рассказывать о правилах проживания в посёлке и о своей ответственности за переселенцев.

Потеряв интерес к разговору, Дина, энергично протиснувшись сквозь толпу, выбежала на дорогу и вприпрыжку поскакала домой.

За ужином Она спросила у мамы:

– Правда, что в поселке будут жить немецкие семьи? Я видела такую красивую девочку. У нее светлые кудрявые волосы, а глаза голубые, как небо. Только брат у нее суровый, он так сердито посмотрел на меня, даже не разрешил ей назвать свое имя. Мама, а почему с ними нет мужчин? Они тоже на фронте?

Ловко работая ложкой, Дина в миг съела целую тарелку тыквенно-пшеничной каши с куртом (небольшие шарики из твердого соленого творога) и довольная поднялась из-за стола.

– Как все вкусно… Наконец, мой животик молчит, а то на улице ворчал и сердился. Мне было так интересно у клуба, что я совсем забыла про него.

Пританцовывая и напевая «моя мама самая лучшая, самая добрая и самая красивая в мире», Дина обошла стол, пролезла под лавкой и нежно обняла маму.

– Я так тебя люблю, ну очень-очень люблю.

Внезапно пришедшая в голову мысль отодвинула все остальные на второй план: эмоции захлестнули Дину и ей захотелось немедленно поделиться с мамой своей идеей.

– А давай возьмем маленькую девочку к себе?! Ну хотя бы на время, пока они будут устраиваться, я буду с ней играть, научу ее шить платья для куклы, читать, рисовать. Мне показалось, что я ей тоже понравилась. Как ты думаешь, она согласится?

Просьба Дины совпала с мыслями Мариам, ведь где-то на севере в ссылке находились ее близкие родственники с неизвестно как сложившейся судьбой. Преисполненная сочувствием и желанием помочь семье врача в преодолении тягот жизни, Мариам обдумывала, какую реальную помощь может им оказать.

– Мамочка, почему ты молчишь? Ты не согласна? Я все время одна, ты на работе, мне даже поговорить не с кем. У всех детей есть братья и сестры, а я так одинока… – и от жалости к себе глаза Дины наполнились слезами. Девочка выплескивала обиду, и женщина впервые ощутила свою беспомощность перед дочерью. Мариам не знала, как объяснить Дине причину ее одиночества. Трагедия в прошлом в одночасье лишила Мариам надежды повторно стать матерью. Из двойни в живых осталась только девочка, смерть унесла с собой новорожденного сына и вскоре вернулась, терпеливо ожидая Мариам. Женщина оказалась между жизнью и смертью. Спасти ее могло только чудо и оно явилось в плаче Дины. Это был даже не плач, а крик – призыв для Мариам – собрать внутренние силы и вернуться к жизни.

– Моя дорогая девочка, моё солнышко, – целуя дочь, взволнованно ответила Мариам, – не плачь, у тебя есть я, папа, мои братья, скоро закончится война, все вернутся домой и мы опять будем вместе. Помнишь, что говорил тебе Целитель. Преодолевать трудности нам помогает внутренний воин, и сейчас он поможет нам собрать все силы. Не грусти, а я тебе кое-что принесу?

Женщина подошла к шкафу, достала оттуда банку с медом и, бережно прижимая её к груди, вернулась к столу.

– Это подарок от Целителя. Попробуй, и твое настроение сразу улучшится.

Вытирая платком глаза дочери, Мариам продолжила:

– Посмотри сколько рядом хороших, добрых людей. Вместе мы – одна большая семья, помогая друг другу, мы решим все проблемы и найдем выход из трудных ситуаций, согласна? Вижу, согласна. Глазки повеселели, заиграли.

Разливая по пиалам чай, краем глаза Мариам наблюдала за Диной, а девочка с удовольствием облизывала ложку с медом.

– Мама, помнишь, когда я тяжело болела, Целитель мне помог? Тогда он тоже принес мед и еще какие-то травы. Вдруг девочка заболеет, а у них ничего нет, можно я угощу ее медом и еще подарю ей куклу? – Дина с мольбой взглянула на маму.

– Солнышко мое, отдай ей все игрушки. Ты взрослеешь и больше времени должна уделять учебе, книгам и помогать мне по дому.

Несколько мгновений Дина мысленно обдумывала, что ответить, ведь на самом деле она не собиралась отказываться от игр и не планировала расставаться со всеми игрушками.

– Девочки моего возраста еще играют в игрушки. Я бы играла, но мне одной не интересно. Когда ты задерживаешься на работе, к нам приходит Тимур с мамой, но он такой серьёзный, всё время читает книги, а его мама молча сидит у печки и вяжет.

– Мальчики должны быть серьёзные и ответственные, – ответила Мариам.

– Он слишком серьёзный. Я прошу Тимура поиграть со мной, но он отказывается, и объясняет, что пришёл не играть, а охранять и защищать меня, а я не клад, чтобы меня охранять! Я живой человек… – и, глубоко вздохнув, девочка потянулась за очередной порцией меда.

– А еще Тимур говорит, что воинами могут быть только мужчины и что они сражаются с врагом, защищая нас. Мой папа ушел воевать, значит он воин, а его отец остался дома, получается, что он – не воин? А почему его папа не на войне?

– Его не взяли на войну из-за болезни.

– Тимур мне не говорил, что его папа болеет. Видишь, какой он скрытный, даже не доверяет мне свои тайны.

– Дина, не надо никого осуждать, каждый поступает так, как считает нужным. Тимур умеет молчать – разве это плохо?

– Но ведь я делюсь с ним своими секретами. Все, больше ничего ему не расскажу, – с обидой произнесла Дина. Но через секунду продолжила.

– Мама, а на войне все солдаты – воины?

– Почему тебя это интересует?

Дина промолчала. Не хотела открывать маме тайну, что с Тимуром они задумали убежать на войну.

Мариам налила в пиалу чай и медленно, стараясь не обжечься, отпила глоток. Дина с нетерпением ждала ответа.

– Думаю, не все. Чтобы стать воином, надо быть сильным духом и прислушиваться к своему сердцу, – задумчиво произнесла Мариам.

– А как это – слышать свое сердце?

Дина приложила руку к груди и несколько мгновений сосредоточенно прислушивалась к биению своего сердца, – Мама, я чувствую, как оно стучит, но его голоса не слышу. А какой у сердца голос?

Мариам внимательно посмотрела на дочь.

– Девочка моя, чтобы услышать голос сердца, нужно быть самим собой.

– А как это быть собой? Разве я – это не я?..

Дина подошла к зеркалу, покрутилась, сделала серьёзное лицо, затем скорчила веселую рожицу, высунула язык и подмигнула, но, так и не увидев ничего интересного, отошла. Вновь вернулась, внимательно рассматривая свое отражение.

– Мама, я вижу только себя. А кем я могу еще быть?

– Ты действительно хочешь узнать о себе правду? Иногда она огорчает.

– Почему?

– Всем нам хочется в глазах других казаться лучше, чем мы есть, но, увы, наряду с хорошим в нас есть и плохое, и это плохое мы прячем от себя. А надо – не прятать, а постараться увидеть и освободиться от него.

– Зачем освободиться? – удивилась девочка.

– Чтобы оно не разрушало нас, – после паузы ответила Мариам. Дина с интересом посмотрела на маму, подумала и спросила:

– А что такое – плохое? Расскажи мне.

– Стоит ли сейчас об этом говорить…

– Стоит, стоит, я уже большая, – ответила девочка. Сгорая от любопытства, она присела на лавку и приготовилась слушать рассказ про сказочные чудеса и превращения. Ей было интересно увидеть себя другой и узнать, где у нее находится тайник.

– Ну, раз стоит, тогда смотри, – Мариам взяла в руку карандаш и нарисовала сердце, которое разделила на части и на каждом написала слово, соответствующее плохим эмоциям. – У человека, который является самим собой, сердце – целое и он живет в согласии с ним. А если его сердце разбито на части, на маленькие «я», посмотри, кем являются маленькие «я» – это жадность, лень, злость, зависть, обида, ненависть, упрямство и другие – тогда человек становится не собой и слышит не своё сердце, а голоса этих маленьких «я».

– А что делают эти маленькие «я»? – заинтересовалась Дина. Как я узнаю, что они у меня есть?

– Очень просто, – ответила Мариам, – по своим поступкам. Сейчас ты пожалела отдать свои игрушки маленькой девочке, и тот, кто тебя не знает подумает, что ты жадная. Вспомни, иногда тебе лень учить уроки, не хочется убирать за собой, иногда ты обижаешься на друзей, не всегда признаешь свои ошибки и все это происходит потому, что тобой руководят маленькие «я».

Дина ненадолго задумалась.

– Но я не всегда бываю такой.

– Разумеется не всегда, ведь в нас есть внутренний воин, который защищает наше сердце и не позволяет его разрушить, но мы должны этого воина беречь.

От смущения Дина ответил глаза: она не могла найти слов в своё оправдание. Она понимала, что её нежелание расстаться с игрушками отчасти действительно было жадностью, в плену которой она оказалась.

– Да… – многозначительно произнесла девочка. – Я совсем не хочу, чтобы мной кто-то командовал.

– Тогда учись управлять собой, – ласково ответила Мариам.

– А как этому научиться?

– Слушай советы учителей.

– Целитель тоже учитель?

– Он – главный Учитель, – ответила Мариам.

– Я видела Целителя у клуба, он разговаривал с незнакомой женщиной. Хотела пригласить его в гости, но не успела, он быстро ушел. Знаешь, все смотрели на него с уважением, – Дина склонила голову, пытаясь изобразить проявление глубокой почтительности, но через мгновение на ее лице появилась лукавая улыбка.

– Я тоже буду для девочки учителем, завтра напишу папе письмо о моем решении, он будет так рад!

Эмоции постепенно утихали, от печи по комнате распространялся теплый воздух, положив голову на мамины колени, Дина погружалась в сон, в котором она была феей, а незнакомая девочка – принцессой.

Глава 2. Исполнение желаний

Дни проходили в ожидании писем с фронта, в работе, в учебе. Каждый был занят своим делом. Дина познакомилась и подружилась с детьми врача и большую часть дня проводила у Германа и Арианы, так как мама с утра до вечера работала в медпункте и часто бывала в разъездах по селам и горным аулам. Но мир между детьми наступил не сразу. Все попытки Дины познакомиться и передать девочке подарок встречали сопротивление со стороны ее брата. Она кругами ходила вокруг дома в надежде встретить Ариану, даже несколько раз убегала с уроков, но, видимо, время для знакомства еще не пришло. Ожидание томило ее энергичную натуру, и Дина решила осуществить свой замысел с помощью Тимура. К ее удивлению, Тимур с удовольствием принял предложение и активно включился в подготовку. Для операции под кодовым названием «Кукла» ребята разработали стратегический план, который четко определял роль каждого. В начале декабря выпал первый снег, лучи холодного зимнего солнца отражались в оконных стеклах, освещали снежные кружева на деревьях и кустарниках, касались прохожих и разбегались, стараясь за короткий световой день охватить все земное пространство. Дети совсем не замечали зимней сказки, сосредоточенные на намерении осуществить свой план, они шли к дому, где жила семья врача. Впереди шагал Тимур, оставляя на снегу следы от валенок, за ним следовала Дина, бережно прижимая к груди сверток с подарком. Приблизившись к дому, девочка постучала в запорошенное снегом окно, а Тимур, ожидая на расстоянии, внутренне готовился к сражению.

Дверь открылась, и на пороге появился Герман. Неприветливо взглянув на девочку, он спросил:

– Зачем пришла? Сколько можно повторять: нам от вас ничего не надо, мы не нищие и подачки не собираем.

За его спиной показалась младшая сестра, её зачарованный взгляд был направлен на сверток в руках Дины.

– Герман, ну пожалуйста, разреши мне взять куклу, я буду с ней играть.

Внезапно девочка сделала шаг навстречу к Дине, но в этот момент Герман выхватил из рук Дины игрушку и в ярости попытался отбросить ее как можно дальше.

– Ой, – испуганно вскрикнула Ариана и зажмурила глаза.

Ситуация складывалась не в пользу ребят, охваченная негодованием, с силой урагана, разрушающим и сметающим на пути все преграды, Дина набросилась на Германа. На помощь, размахивая кулаками, подбежал Тимур, и между ребятами началась потасовка. Уложив мальчика на снег, Дина, победоносно поднимая руки, издала торжествующий крик:

– Ура! Наша взяла! Мы победили!

– Лежачего не бьют! Да еще и двое на одного – так нечестно, – проворчал Герман. Сложилось впечатление, что поражение его не расстроило.

– Глупый ты, Герман, – весело рассмеялась Дина. – Мы пришли не драться, а предложить тебе дружбу.

– Мне ваша дружба не нужна, – буркнул мальчик.

– А мне – нужна, – внезапно сказал Тимур. – Давай дружить и вместе защищать Дину от мальчишек, ей часто от них достается: они считают, что хорошие оценки она получает потому, что ее папа – директор школы, а это не так, просто они завидуют что Дина умная.

– Правильно ребята говорят, – послышался голос бабушки. – Ведешь себя, Герман, неразумно. Дети не виноваты в том, что нас сюда привезли, они пришли к тебе с открытым сердцем, а ты их прогоняешь. Иногда у тебя ум за разум заходит. Ребята, не обращайте внимание на его гордость, приходите к нам в любое время.

Поднимаясь и отряхивая снег, Герман ненадолго задумался и затем дружелюбно ответил:

– Ладно, ваша взяла, будем дружить.

Мальчики обменялись рукопожатием и вся детвора зашла в дом. Комната наполнилась детскими голосами, весёлым смехом и разноцветными бликами золотистых волос Дины, заполнившими пространство светом и теплом подобно солнечным лучикам.

Зелёный цвет пальто, в которое девочка была одета, оттенял карие глаза с веселыми искорками. Рядом с голубоглазым Германом в накинутом на плечи полушубке стоял темноволосый Тимур и наблюдал за происходящим миндалевидными глазами каштанового цвета. Мальчик держался подчёркнуто сдержанно, в отличие от Дины, которая, не скрывая своих чувств, нежно ворковала с Арианой. В руках у Дины был кулёк с бережно собранным сахаром, который незаметно перешел в карман малышки. Желаемое событие осуществилось, и между детьми воцарился мир.

Возвращаясь домой, дети встретили молодую учительницу, которая медленно шла в сторону амбулатории, чтобы увидеть Мариам и поговорить о прогулах ее дочери.

– Рада вас видеть здоровыми и невредимыми, – обратилась учительница к ребятам. Откуда идете?

Дина опустила голову, пряча глаза. Она понимала, что увлеченная своей идеей, забыла про учебу и подвела Тимура, который всякий раз придумывал причины ее пропусков, но все они сводились к болезни Дины. Управляемая желанием познакомиться с малышкой, она прикрывалась ложью, которая оказалась раскрыта. За все надо платить, но вот как – этого Дина не знала.

– Я иду к твоей маме, а завтра в школе обсудим твое поведение, – произнесла учительница и продолжила свой путь.

– Тимур, что делать? Как объяснить маме прогулы в школе? – взволнованно спросила Дина.

– Не переживай, напишем письмо. Твоя мама поймет и простит. Я тебе помогу, – убедительно ответил ее верный друг.

Девочка пыталась справиться с волнением, но страх сковывал все тело. Внутри нее шла борьба, как будто часть ее стремилась убежать, спрятаться и перенести ответственность за свой поступок на какую-то неведомую силу. Но где-то глубоко внутри свободолюбивый темперамент перевесил страх, и она решила честно раскаяться в своем поступке.

Поздно вечером Мариам вернулась домой, на душе остался осадок после разговора с учительницей. Дина спала или делала вид, что спит. На столе лежала записка…

«Моя дорогая и любимая мамочка! Ты не представляешь, как мне стыдно за мой поступок, но я представляю, как тебе было стыдно за меня перед учительницей. Прости меня, пожалуйста…. Никто не виноват. Я так хотела познакомиться с девочкой, что пропустила один день в школе и не заметила, как пропустила ещё несколько… Больше никогда так не поступлю! Обещаю хорошо учиться и, как настоящий воин, буду отвечать за свои поступки. Твоя дочь Дина».

Обещание не пропускать уроки Дина выполнила. Но, разочарованная в учительнице, она потеряла интерес к школе. Как-то вечером, собирая учебники и тетради со стола, девочка обратилась к Мариам:

– Мама, а можно мне не ходить в школу? Я буду учиться дома, как Герман.

Мариам удивленно посмотрела на дочь:

– И как ты себе это представляешь? Тебе ведь нужно получить не только знания, но и свидетельство об окончании школы. Оно необходимо для поступления в медицинское училище или другое учебное заведение.

– Мама, но мне в школе не интересно, я хочу чтобы с нами занималась бабушка Германа, ведь до войны она работала в школе учительницей.

Девочка подошла к Мариам, прижалась к груди и после недолгого молчания спросила:

– Ты не будешь сердиться, если я кое-что тебе расскажу?

– Девочка моя, тебя что-то тревожит?

– Мамочка, эту тайну я хранила неделю, ведь ты так поздно приходила домой, а я уже спала, но сегодня я тебе ее открою. Мы с Тимуром изучаем французский и немецкий языки. Оказывается, у бабушки Германа мама была француженка, а предки – немцы, они приехали в Россию по приглашению царицы Екатерины Второй и открыли фабрику, но потом у них все отобрали. Только бабушка просила никому об этом не рассказывать. Я не удержалась и сказала, что ты – княжеская внучка и твой дедушка в Казани был знаменитым купцом. А потом я вспомнила, что ты тоже просила меня никому об этом не говорить. Я поступила плохо, да? Прости меня, пожалуйста.

Мариам внимательно слушала дочь. Воспоминания о принадлежности к знатному и уважаемому роду наполняло ее не только гордостью, но и страхом. Но обнажать свою тревогу перед дочерью она не стала.

– Не переживай. Все, что раньше было и у нас, и у семьи Германа, осталось в прошлом. Сейчас не время об этом вспоминать. Теперь у тебя две тайны, и я думаю, ты их крепко будешь держать под замком. Договорились? Вижу по глазам, что ты не все мне сказала.

Дина опустила голову и тихо произнесла:

– А можно я приглашу на день рождения Германа, Тимура и Ариану?

Девочка понимала, что для праздничного стола мама потратит все их запасы, но желание угостить друзей было так велико, что она была готова на любые жертвы.

Свет от лампы освещал виноватое лицо Мариам, в бесконечной суете на работе она забыла, что скоро Новый год, а накануне – день рождения Дины.

«Я совсем не думаю о дочери, – внутренне вздохнула Мариам. – Эмме проще, у нее дома мать, и дети не брошены, наверное, поэтому Дина и потянулась к ним. Она так нуждается в заботе, общении и ласке, а я не могу этого дать, так как вижу ее только по утрам, а вечером она уже спит».

– Доченька, обязательно пригласи их на свой день рождения. Я думаю, что мама Германа на работе справится одна, а мы с тобой все приготовим и угостим ребят.

Глава 3. Болезнь

Вечером, накануне дня рождения девочки, вдруг раздался громкий стук в дверь. На пороге появился Герман, выражение его лица напугало Мариам.

– Что случилось? Не молчи, говори скорее.

Заикаясь от волнения, едва сдерживая слезы, подросток ответил:

– Мариам-апа, скорее идите к нам. Мама пришла с работы и сразу слегла, жаловалась на головную боль. А сейчас нас не узнает, вся горит. Бабушка послала к вам, говорит, что у вас есть знакомый Целитель. Позовите его. Пожалуйста, спасите мою маму.

Не дослушав Германа, Мариам быстро подошла к полке и достала мешочек с травами.

– Отнеси это бабушке, она знает, как их заваривать, пусть отпаивает твою маму. Возьми этот флакон и оботри маме все тело. На лоб положи холодное полотенце. Я скоро буду.

Ее спокойный и уверенный голос приободрил подростка. Вместе с Диной, захватив по пути и Тимура, они побежали на окраину села, где жила его семья.

Под утро жар у Эммы прошел, увидев около себя Мариам, она слабо улыбнулась.

– Ты все ночь провела со мной? В бреду я ничего лишнего не говорила? Где дети? Изолируйте их от меня. Я думаю, это не менингит. Не переживайте, я поправлюсь, мне болеть нельзя.

– Не волнуйся, вчера вечером Дина забрала Ариану, а Герман ночевал у Тимура. Я думаю, они поживут там несколько дней, пока тебе не станет легче. А сейчас выпей куриного бульона, это утром тебе передала мама Тимура.

Мариам не ожидала, что так быстро распространится весть о болезни врача, и еще быстрее откликнутся односельчане. Мать Тимура заколола курицу, которую берегла на Новый год, кто-то принес шерстяные носки, одеяло, из скудных запасов поделились чаем, сахаром, мукой.

«Действительно, хорошее притягивает хорошее, – размышляла женщина. – ведь Эмма, не щадя свое здоровье, по первому зову шла на помощь, и благодаря ее знаниям было спасено столько людей».

Глаза Мариам наполнились слезами, но Эмма оценила их по-своему.

– Все будет хорошо, я поправлюсь. Спасибо тебе, Мариам. У тебя дар целителя. Мне сейчас трудно говорить. Под подушкой у меня конверт, я давно приготовила для тебя, – женщина тяжело вздохнула. – на всякий случай… Пожалуйста, не бросай мою семью… В конверте адрес моего родного брата, он живет в Швейцарии, постарайся с ним связаться, но об этом никому не говори, за связь с иностранцами могут арестовать.

С трудом договаривая слова, Эмма отвернулась к стене и закрыла глаза.

Обеспокоенная состоянием женщины, Мариам решила обратиться за помощью к Целителю.

Глава 4. День рождения

На кухне хозяйничала Сауля, стараясь не обжечься, ловко орудуя ухватом, доставала из печи пироги. Комната была пропитана запахами куриного бульона и испеченного теста. Дина и Ариана хлопотали рядом.

«Как мне отблагодарить Саулю за помощь? Попрошу Целителя посмотреть ее мужа, совсем он себя запустил. Возможно, Целитель хоть чем-то ему поможет», – подумала Мариам и обратилась к женщине:

– Спасибо тебе за помощь. Что бы я делала без тебя? Ты у меня, как палочка-выручалочка. А где ребята?

Внезапно раздался стук, и в проеме окна показались веселые лица Германа и Тимура. Они приглашали девочек на улицу поиграть с ними в снежки.

Заметив ребят, Мариам открыла дверь и пригласила их войти. Переглядываясь и неловко подталкивая друг друга вперед, ребята выжидали, что кто-то из них первый проявит смелость и поздравит именинницу с днем рождения. Пауза затянулась, и Дина решила сама проявить инициативу.

– Что вы прячете за спиной? Показывайте, а то останетесь без угощения, – шутливо промолвила девочка, – кто смелый?

Ребята глубоко вдохнули и на выдохе разом протянули имениннице свертки. Рассматривая подарки, Дина замерла, и через какое-то время с восхищением произнесла:

– Какая красота!

Рядом стояла Ариана, преисполненная гордостью от возложенной миссии находиться рядом с именинницей в качестве хозяйки, она с достоинством повторяла: «Да… Да… Ну очень, очень красиво…». Но внимание мальчиков было направлено на стол с пирогами, которые пахли так вкусно, что оставалось только постоянно сглатывать непрерывно появляющуюся во рту слюну. Уловив взгляды гостей, Дина не стала испытывать их терпение и пригласила всех к столу. На правах хозяйки девочка заварила чай и, выждав время, стала разливать по пиалам. Наблюдая за ее движениями, Герман спросил:

– А почему ты наливаешь только половину пиалы?

– Так положено, – ответила девочка и после паузы продолжила:

– Мне мама сказала, что, наполняя пиалу наполовину, проявляешь уважение к гостю. Так он понимает, что его присутствие радует хозяев и они желают, чтобы чаепитие продлилось долго.

– А если чашка будет полная, – тогда нет уважения? – удивился Герман.

– Это не так, – послышался голос Мариам. – Народ здесь славится гостеприимством. Поделятся последним кусом хлеба.

– Понял. – Герман подмигнул Тимуру и обратился к имениннице:

– Налей мне, пожалуйста, с уважением – полный стакан.

Ответом был веселый детский смех.

– Шутники, – обратилась к ним женщина, – сейчас я поеду в соседний аул за Целителем. Председатель обещал меня отвезти на машине. Можете поиграть на улице, но проследите за Арианой, чтобы она не простудилась. Вы меня не подведете? Кто будет старший?

С аппетитом пережевывая кусок пирога и запивая его чаем, Герман повернулся и кивнул в сторону Тимура.

Глава 5. Знакомство с Целителем

По дороге в аул, где у брата зимовал Целитель, Мариам продолжала мысленно анализировать симптомы болезни и их последовательность, пытаясь понять, насколько это опасно для Эммы. Она уже не представляла, как сможет обходиться без помощи доктора. Постепенно на смену этим мыслям пришли другие, они перенесли ее в прошлое, в то время, когда она впервые увидела Целителя и познакомилась с ним.

Это случилось за три года до войны, когда по селам пронеслась эпидемия ветряной оспы. Тогда заболело много детей, в том числе и Дина. Охваченная внутренним жаром, девочка стонала, жаловалась на слабость. По всему телу распространялась сыпь, боль при глотании усиливала страдания ребёнка. Мариам охватило отчаяние, мир ее замкнулся вокруг болезни дочери. Женщина отгоняла тревожные мысли, но они вновь возвращались, а с ними из глубины сознания выплывали воспоминания о прошлых бедах. После второй бессонной ночи женщина вышла подышать свежим воздухом. Присев на скамейку, услышала взволнованный голос мужа.

У калитки возле дома стоял мужчина и внимательно слушал Булата. В его внешности было что-то такое, что выделяло его из толпы. Мариам сразу узнала Целителя. Красивые миндалевидные глаза притягивали и внушали доверие, но в этом взгляде женщина уловила что-то близкое и родное, отчего защемило в груди, чем-то они напоминали глаза мужа. Среднего роста, стройный, Целитель был похож на гимнаста. Движения его плавными, во время ходьбы он, казалось, не касается земли, а парит в воздухе, словно на него не действует сила земного притяжения.

Внимательно осмотрев Дину, Целитель объяснил Мариам, что тяжелое состояние девочки обусловлено нарушением циркуляции жизненной энергии – Ци, что в свою очередь и привело к проблемам с выведением токсинов из организма. И если Мариам согласна, то он проведет сеанс, который поможет устранить блоки и восстановит поток энергии. Внимательно наблюдая за действиями Целителя, Мариам ощутила благотворное влияние манипуляций Целителя не только на дочь, но и на себя саму – ушло напряжение и появилась надежда на благоприятный исход болезни. Перед уходом Целитель объяснил Мариам, как правильно приготовить настой и отвар из трав и обещал зайти через несколько дней. На следующий день жар прошёл, девочка почувствовала облегчение и попросила молока.

– Мариам, очнись, – услышала она хриплый голос председателя, – в каком доме живет брат Целителя? Столько слухов о нем, и не знаешь, где правда, а где выдумка. Никто не знает его настоящего имени. Говорят, родители Целителя в начале этого века переехали сюда из Китая, а он остался там учиться. Отец его – китаец, родители матери – уйгуры, они здесь прижились, а он – нет. Я слышал, что Целитель приехал сюда до войны по просьбе большого начальника и вылечил его больного ребенка, его приглашали остаться в столице республики, но он отказался. Надо же такому быть… Оказаться от такого предложения… – с удивлением и затаенной завистью промолвил председатель.

Остаток пути никто из них не проронил ни слова. И только у нужного дома председатель произнес:

– Ну, вот мы и подъехали. Не спеши, время у меня есть, я подожду, – закуривая папиросу, он с наслаждением затянулся дымом.

Увидев взволнованное лицо женщины, Целитель, не вникая в подробности, быстро собрал все необходимое и устроился рядом с ней в машине.

Глава 6. Исцеление

Погруженная в свои мысли, Эмма не слышала, как в комнату вошел Целитель. Перед глазами проплывали события прошлых лет: смерть отца, арест мужа, предательство друзей, трудная и долгая дорога на поселение. Днями и ночами в пути женщина оказывала помочь переселенцам, и это помогло спасти детей и маму от голода и болезней. Для ее семьи были созданы более терпимые условия в эшелоне, однако физическая усталость, унижения, пережитый ужас привели к общему истощению. Но внутри неё огонёк не потух и теплилась надежда, что мир не без добрых людей, и сейчас рядом с ней Мариам, на которую можно положиться. Размышления прервал голос:

– Вы в состоянии принять мою помощь?

В глазах Эммы промелькнул интерес: она узнала голос Целителя, лицо её прояснилось, и она тихо произнесла в ответ:

– Да.

Сеанс Целитель проводил, прикладывая ладони к определённым областям тела, и, перемещая их, прислушивался к ощущениям покалывания, тепла в разных частях рук и пальцев. Эти сигналы позволяли ему определить больное место, где накопилась негативная энергия, создавая дисбаланс в теле.

– Как вы себя чувствуете? – спросил Целитель у Эммы после сеанса. Женщина открыла глаза, глубоко вдохнула и ответила:

– Признаюсь… Не ожидала такого результата. Мне действительно стало легче. Вероятно, не последнюю роль сыграло и мое доверие, которое я почувствовала при первой же встрече с вами. Где вы учились?

– В Китае и Японии.

– Я так и подумала… Очень профессионально проводите диагностику. Я знаю, что по пульсу можно определить скрытые болезни. Мне не поздно учиться? – смущенно обратилась женщина к Целителю.

– Думаю, не поздно. Знаете, каков принцип тибетского целителя? «Никогда не считай себя старым для постижения истины».

Раздался стук в дверь, и в комнату вошла бабушка Германа.

«Какое благородное лицо, – подумал Целитель, – и в то же время такое знакомое».

– Мы с вами раньше не встречались в Европе? Какое-то время я работал в Швейцарии. Мне знакомо ваше лицо, – обратился он к женщине.

– Что вы, – испуганно ответила бабушка, – я все время жила в России, а сейчас здесь. Вы ошиблись.

«Действительно, старею… – продолжал размышлять Целитель, – стал забывать лица своих пациентов. Но что её так напугало? Неужели она боится своего прошлого? Да… Война поселила в сердцах людей страх».

– Я не знаю, как мне отблагодарить вас. От всего сердца примите это от меня, – услышал он голос бабушки.

И она протянула ему сверток.

– Только не отказывайтесь, я связала носки, надеюсь, они вам подойдут.

Обижать женщину не хотелось, и Целитель с благодарностью принял подарок.

День был ясный и солнечный, снежинки кружили в медленном танце и, опускаясь, покрывали землю пушистым ковром. Хозяйка времени теперь была зима, и она тоже готовилась к празднику: разрисовала узором стекла на окнах, заковала в лед озеро, чтобы можно было кататься на коньках, набросала сугробы на склоне холма, приглашая детвору кататься на санках.

Запорошенная снегом, Мариам ожидала у крыльца и обдумывала, как ей поступить: пригласить Целителя посмотреть Мурата сейчас или потом. Но неожиданно пришло совсем другое решение.

– Сегодня у Дины день рождения. Она будет рада, если вы согласитесь принять мое предложение попробовать праздничные пироги. Правда, испекла их мама Тимура, но Дина помогала ей приготовить начинку. Она не забыла, как Вы исцелили ее от тяжелой болезни, часто Вас вспоминает.

После недолгого раздумья Целитель ответил:

– Хорошо, но к вечеру я должен вернуться к брату. У меня назначена встреча. Меня отвезут?

Глава 7. Встреча с Целителем

Переполненная гордостью и счастьем, что ее пришел поздравить Целитель, Дина бегала вокруг стола, выбирая место для почётного гостя, и наконец, усадив его на любимое место отца – у окна, села напротив.

– Откуда Вы узнали, что у меня день рождения? Вам моя мама сказала?

Целитель загадочно улыбнулся:

– Нет, ветер насвистел.

– А разве ветер может говорить?

– Может. В природе много звуков, нужно лишь уметь их слышать.

– И вы их слышите и понимаете? И вода тоже разговаривает?

– Дина, журчание горного ручейка – это слова благодарности своему источнику, откуда он берёт начало, благодарности небу, которое в виде дождя возвращает влагу и дает жизнь всему живому, проявление благодарности земле, которая нас кормит.

– Как интересно… А как разговаривают деревья?

Целитель ненадолго задумался и затем ответил:

– Ты слышала шелест листвы? Перед бурей они шумят, предупреждая нас об опасности, а в тишине поют свою песню.

– А у тишины есть голос?

– У тишины тоже есть голос, но не все его слышат.

– А мне мама говорила, что надо уметь слышать свое сердце, но я его пока не слышу, вот когда я стану воином, тогда научусь слышать все звуки, – и девочка в предвкушении радостно захлопала в ладоши и засмеялась.

Необъяснимая сила притягивала Целителя в этот дом, детская непосредственность Дины навевала воспоминания о прошлом. Казалось, что чистая и светлая душа любимой вселилась в тело ребёнка и определила внутренний стержень и характер девочки, позволяя ей быть искренней и открытой. После недолгого молчания Целитель спросил:

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Целитель (Галия Керулен, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я