Четыре сказки о юных героях

Игорь Дасиевич Шиповских, 2020

Сказки о родительской любви и сыновнем почитании, о необыкновенной дружбе и удивительной поддержке, о человеческом сочувствии и отношении к животным, о доблести богатырской и отваги милосердной, о борьбе с несправедливостью и великих свершениях, в которых есть место любви, и, конечно, волшебству. Героям предстоит пройти целую череду разнообразных испытаний и перипетий. Однако мужество, безумная храбрость и невероятные стечения обстоятельств помогают им с честью выйти из самых трудных и суровых передряг. Иллюстрация обложки: автор текста.

Оглавление

  • Сказка о юном царевиче Дёмушке, его матушке – царице, батюшке – царе, и злобном герцоге Кордицепсе.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Четыре сказки о юных героях предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Сказка о юном царевиче Дёмушке, его матушке — царице, батюшке — царе, и злобном герцоге Кордицепсе.

1

Невероятно приятное событие случилось в семье нашего царя-батюшки в канун лета тысяча N-ского года. А именно, в мае месяце одиннадцатого числа на свет появился новорожденный младенец — крохотный царевич. Такого прибавления в царском семействе ждали давно. И вот почему, уж так вышло, что наш царь-государь по тем или иным причинам периодически отсутствовал дома. То он на войну отправится, отстаивать родной край от нападок завистливого соседа. То соберётся да поедет мир заключать с предводителем басурманского племени, что вечно с юга нам грозит.

Одним словом, наш бравый государь-самодержец был постоянно в хлопотах и делах. А потому семье времени уделял мало, и царица, бедная императрица, всё ждала его, когда он навоюется и домой воротится. Всё молилась за него голубушка, да просила у Господа Бога повсеместного мира. И надо же такому быть, видимо её молитвы были услышаны, случилось у нас по всей Руси-Матушке длительное замирение. Почти год с лишним царь-государь ни на какую войну не ездил. Сидел дома в царском тереме да хозяйством занимался.

И вот как раз этого-то года с лихвой хватило, чтоб на свет появился крохотный наследник — дитятко царевич. Уж радости было на всё царство-государство. Везде, где только можно было, пышные пиры закатили, из пушек палили, салюты-фейерверки запускали. В общем, от души ликовали. Ну а царица, матушка-императрица, сразу для царевича имя подходящее подыскала, нарекла его — Демидом, что по крещению означает «мысль Бога». Ну а если по-младенчески, по-детски, ласково и нежно, то Дёмушка, или уж чуть повзрослее — Демидушка.

А надо заметить, что царица неспроста такое имя выбрала, ведь она долгое время мысленно к Богу обращалась. Просила его, дабы он им с государем младенца послал. Вот Господь и ответил ей своей мыслью на её молитвы, послал им на радость и счастье Дёмушку. Недаром же учёные мужи-академики утверждают, что мысль материальна. Хотя в народе говорят гораздо проще — уж если о чём сильно задумался, то это обязательно сбудется. Но как бы там ни было, а случившегося назад не вернёшь. Наконец-то в царской семье появился долгожданный младенец.

2

Меж тем время шло, торжества закончились и наступили привычные, трудовые будни. Царь по своему обыкновению занялся неотложными, государственными делами. Да оно и понятно, ведь лето на дворе, пришла пора подумать о хлебе насущном. Надо помочь крестьянам и ремесленникам заполнить на зиму амбары и закрома. Да и бояр раскошелить тоже не помешает, пусть-ка государственную казну преумножат, да расходы на оборону пополнят. В общем, царь опять в хлопоты пустился, дел много, за всем присмотр нужен.

А тем временем царица с няньками взялись за Дёмушкой приглядывать. Растят его, холят, купают, одевают, нежат, балуют. А как же иначе, ведь дитятко-то долгожданное. Так в хлопотах и домашних заботах прошёл месяц. За ним второй промелькнул. Вот уже и третий на исходе. И тут давай чудеса твориться. То ли от обильного ухаживания, а может и от излишней опеки, стал Дёмушка расти не по дням, а по часам. К осени так окреп, что ходить начал. А царь с царицей да няньками только диву даются.

— Как так!?… Не может такого быть!… Вот это чудеса!… Да такое лишь в сказках бывает!… — лопочут они, причитают, да Дёмушкин рост отмечать успевают. Уж вся притолока в засечках, и каждый день новая отметка, вон как лихо в рост пошёл. Вскоре все пелёнки, ползунки и распашонки малы стали. Бабки портнихи за ним шить не поспевают. Только новую распашонку справят, а она уж и мала. Оглянуться не успели, а Дёмушка так ростом вытянулся, что ему уже впору рубахи шить. Ну а где рубаха, там и брюки подавай. Тут как раз и осень пришла.

Урожай богатый уродился. Хлеба, овощей, фруктов, ягод, грибов разных столько, что закрома от такого изобилия ломятся. Провианта на всю зиму хватит. Амбары сверх всякой меры полны. Тут вдруг и Дёмушка к всеобщему удивлению себя проявил. Ни с того, ни с чего, говорить начал. Да так, что у нянек глаза на лоб полезли, вон как изумились старушки.

— Свят-свят-свят… — приговаривают болезные, да всё крестятся. Однако дело своё знают, ухаживают за Дёмушкой да новым словам его учат. А он их слушает да во всё вникает. Так ещё пару месяцев пролетело. Уж и зима пришла, снег кругом выпал, реки льдом покрылись. Ребятишки со слободки на улицу высыпали. На санках с горки катаются, в снежки играют, на реке каток затеяли, жизнь у них кипит.

А Дёмушка высоко в царском тереме сидит да в окошко поглядывает. Смотрит на всё происходящее, и в суть дела вникает. Спрашивает у нянек, что да как. Откуда снег берётся, почему река льдом скована, и отчего дети под лёд не проваливаются. Ох, и любопытный, ему отроду полгодика, а он уже ответы на такие сложные вопросы требует. Притом не простые отговорки, а с научной точки зрения объяснения. Ну а что с нянек взять, они же не настолько учёные, чтоб про круговорот воды в природе рассказывать. Вот и пришлось царице для Дёмушки учителя нанимать.

Но и этого ненадолго хватило. К светлому празднику весеннего равноденствия Дёмушка всю учителеву науку уже превзошёл, все его знания в себя впитал. Теперь он много чего знал; и грамматику, и счёт, и правописание, и даже хрестоматию для подростков освоил. В общем, такой молодец, что хоть сейчас в старшие классы. Да и вырос он, вытянулся, тоже подстать подросткам. Ну не сказать, чтоб уж совсем так повзрослел, но к своему первому дню рождению в мае, стал выглядеть где-то лет на семь-восемь. На что царь-батюшка справедливо заметил.

— Это потому Дёмушка так быстро вырос, что Господь услышал наши молитвы и дал ему возможность сразу наверстать все те годы, что у нас не было детей,… а ведь мы их так ждали!… Эх, если б не мои военные походы, то Дёма у нас гораздо бы раньше появился,… и как раз к нынешнему сроку такого возраста и достиг бы!… Хотя и так хорошо, всё и так уравновесилось,… спасибо тебе матушка-царица, что так усердно молилась за нас… — как-то вечерком, будучи с государыней-царицей наедине, высказался он, и даже от чувств слёзу пустил.

— Да это тебе спасибо, родной, что ты нас все эти годы от врагов оберегал, басурманам воли не давал!… Это благодаря тебе мы спокойно жили да не тужили,… а оттого у нас и сейчас всё хорошо идёт,… это ты залог нашего счастья… — согласилась с ним царица и они крепко обнялись, уж так они друг дружку любили. Вот так складненько да ладненько, мирно и дружно прожили они ещё полгода.

3

А тем временем вновь зима пришла. Дёмушка за лето ещё подрос, но уже не так много как в предыдущий год. Зато знаний получил массу. Он их впитывал в себя, словно губка чистую воду. И теперь уже он принялся учить других. Так уж вышло, что при царском дворе умней его ныне не оказалось. Всех учителей, гувернёров, педагогов и даже заграничных учёных-мастаков Дёмушка знаниями превзошёл, всю науку их освоил. Не стало ему равных, и тогда собрал он возле себя всех, кто в царском тереме малограмотным был, тех же нянек, белошвеек, конюха, кучера, пару лакеев, повара с его поварятами и несколько стражников, что были призваны его охранять. В общем, собрал всю прислугу.

Но что ещё поразительно, через неделю его занятий с прислугой к нему за знаниями обратился сам царский воевода-генерал. Тот был старый рубака, побывал в сотнях боевых походах, имел множество заслуг, не раз рисковал жизнью во имя Отечества. Одним словом военную науку знал наизусть, а вот в прочих знаниях чувствовал слабину. Трудно ему давались предметы гуманитарного свойства, такие как хрестоматия, история, этикет и даже рисование. Вот он и решил устранить этот свой недостаток. Так сказать, восполнить пробел.

— Эх, Демидушка,… царевич ты наш добрый,… уж коли ты нянек да конюха с прислугой обучаешь, так может, ты и мне кой-каких уроков преподашь!?… А я уж в долгу не останусь,… в военном деле тебя просвещу,… сабелькой владеть научу,… да и с пушками ознакомлю!… Ну, как ты смотришь на такое моё предложение?… — прейдя к Дёмушке на первое занятие, спросил он, на что сразу получил ответ.

— Ах, воевода,… ну и прозорлив же ты!… Вот уже год тебя знаю и не устаю удивляться!… Ну, вот как ты догадался, что и я о военном деле задумался!?… Ты прав,… пришла пора мне с саблей познакомиться,… да и пушечную пальбу вблизи услышать,… а то всё откуда-то со стороны она звучит!… Как же, кстати, ты появился,… так мы и поступим, я тебе свои знания передам, а ты мне свои навыки преподашь!… — с радостью согласился Дёмушка на предложение воеводы, и с этого дня началось у них обоюдное обучение.

Тут и стражники с конюхом, слугами, белошвейками да поваром пригодились. Они тоже решили все свои знания и навыки Дёмушке передать. Повар показал, как можно из простых съестных припасов приготовить воистину царский обед. Конюх с кучером рассказали, как надо обходиться с лошадьми, чтоб они с полуслова слушались. Няньки да белошвейки показали, как с иглой и нитью обращаться, и много ещё чему практичному обучили.

Стражники же сгодились для показных строевых учений воеводы. На них он показывал Дёмушке, как правильно противника обойти, да вокруг пальца его обвести. Одним словом обучал стратегии и тактики. А уже затем и за сабельку с пушками взялись. Дёмушка оказался на редкость к военной подготовке способный. Уже на третьем занятии, с сабелькой так обращался, словно он с ней в руке родился. Воевода не скрывал своего изумления и всё нахваливал его.

— Ах, царевич,… ах, молодца!… Ростом пока ниже среднего,… молод ещё совсем, а саблей уже владеешь, будто боевой генерал!… Ну и мастак!… вот уж радость царю-батюшке!… достойная смена растёт!… — рассыпался он в похвалах, однако спуску Дёмушке не давал. Обучал царевича на совесть, так словно завтра в бой. Обращался к нему по-взрослому, называл его, то Демидушка, то уж совсем строго, Демид. В общем, готовил из царевича настоящего солдата. Так постепенно, потихоньку, в ученье и стараньях прошла зима.

Ко второму своему дню рождению Дёмушка подошёл с новыми успехами. Теперь он был не только образован, умён и знаниями полон, но и по-солдатски проворен, силён и ловок. А уж как он с лошадьми, благодаря кучеру с конюхом, сдружился, так это только мечтать можно. Лошади настолько полюбили его, с таким доверием и послушанием относились к нему, что царь с царицей, однажды увидев его на конной прогулке, не смогли удержаться от восторга.

— Не может быть!… да это же чудо какое-то!… Чтоб так слиться с лошадью, чтоб так умело ей управлять, надо полжизни провести в конных походах!… Уж я почто часто верхом ездил и то такой слаженности от лошади добиться не мог!… Тут ты меня превзошёл сынок!… — искренне радуясь за Дёмушку, воскликнул царь. Но и матушка-царица не осталась в стороне.

— Ах, ты чудо моё расчудесное,… сыночек мой дорогой,… ты уж сильно-то не увлекайся, а то ведь лошади и строптивые попадаются,… а ну как понесёт!… Выбирай себе самых объезженных кобылиц,… а уж если жеребчика, то поспокойней… — заботливо высказалась она, как и все мамы слишком переживая за своё чадо. На что Дёмушка тут же заметил.

— Ах, матушка,… да кабы я на спокойных лошадях ездить учился, то мне бы после такого лишь осликами управлять!… Нет уж,… если мне и суждено стать отличным всадником, то только на неспокойных жеребцах,… тут весь смысл как раз в строптивости-то и заключён!… Ведь чем строптивей конь, тем слаще победа над ним!… Укротить непослушного жеребца — это всё равно, что счастливым стать!… Впрочем, такое может понять, лишь тот, кто на себе это испытал!… — слегка заносчиво, но всё же вполне разумно заявил Дёмушка и тут же продемонстрировал матушке с батюшкой, как он может ставить на дыбы своего ретивого жеребчика. О, это зрелище вызвало у царицы и царя не меньший восторг и восхищение. Они даже единодушно зааплодировали. Все доказательства того, что их сын стал превосходным наездником, были на лицо.

4

Между тем весна уже набрала силу, установились тёплые деньки, природа ожила, расцвела, земля сплошь покрылась зелёным ковром, дороги просохли, повсеместно открылось сообщение. Одним словом — близилось лето. А, как известно, это самая лучшая пора для начала чего-нибудь нового, грандиозного, доброго. Однако не все начинания бывают обязательно добрыми, а тем более грандиозные. Весной пробуждается не только хорошее, но и плохое; всякая там нечисть, злобные сущности, кикиморы, ведьмы, колдуны, а вместе с ними и скрытные враги нашего царства-государства.

И вот как раз одним из таких врагов являлся наш сосед с запада, лифляндский герцог, и по совместительству колдун — горбатая бестия Де Кордицепс. Да-да, вот именно бестия, а иначе его никак и не назовёшь. Он не был ни человеком, ни животным, ни даже насекомым, а именно порождением тёмных сил. Ну, разумеется, в переносном смысле, а не в прямом. И это потому, что в нём дьявольски сочетались все самые худшие качества; и животное коварство, и человеческая алчность, и скрытные повадки насекомых.

Ну а тот факт, что он носил титул герцога, так в этом нет ничего необычного, порой злодеи носят титулы и повыше герцогского. Смотришь на иного короля, а в нём столько вероломства и непотребства, что даже сам сатана по сравнению с ним видится простым, мелким жуликом. Вот и герцог отличался мерзким нравом и скверной репутацией. Сам-то он был невысок, всего-то ростом с мешок. И как уже говорилось, имел горб. Однако в талии был узок, при этом его бёдра напоминали жирные свиные окорока, из которых выпадали тонкие козлячьи ножки. Голова его имела сходство с чуть плоским арбузом, снабжённым двумя мощными челюстями, поверх коих находился еле заметный нос пипкой, с широко расставленными по бокам глазами-пуговками.

И чтоб закончить полный портрет герцога надо просто взглянуть на обыкновенного лесного муравья, вставшего на задние лапки. Вот примерно точно такой же вид и был у герцога Де Кордицепса. Поразительное сходство. Притом надо заметить, что и повадками-то он тоже больше походил на муравья, чем на человека. Также носился по окрестным лесам, полям, болотам, рощам и также тащил к себе в замок всё, что плохо лежит.

Кстати, замок у герцога был невероятно огромный, и даже своим строением чем-то напоминал муравейник. Сверху над землёй высилась лишь его фасадная часть, а вот всё самое главное, колдовские лаборатории герцога, его огромные кладовые и лабиринты разных тайных переходов были заключены глубоко в подземелье. Также надо заметить, что такое сходство с муравейником было неслучайным, ведь герцог долгое время, можно сказать с самого детства, занимался изучением жизни муравьёв, этих крохотных разбойников леса.

— У этих маленьких тварей много общего с людьми,… они также живут скопом,… также мечутся в поисках съестного,… и так же, как люди подвержены странным болезням!… И если я разгадаю все тайны муравьёв, то я познаю и секреты человечества,… а познав их, я смогу поработить всё это человечество и управлять им, как матка муравьёв управляет своими подданными!… — ещё в далёком юном возрасте как-то однажды решил он и ударился в изучение наук непосредственно связанных с муравьями. Сюда входили и ботаника, и биология, и почвоведение, и, конечно же, алхимия с её мистическими опытами.

Так постепенно, со временем, герцог стал походить на муравьев, которых собственно и изучал. А от длительного сидения за пробирками и опытами у него вырос горб. К своему зрелому возрасту, он уже был закоренелым алхимиком. Таким образом, в ежедневных трудах и ученье миру явился новый магистр мистических наук. А иначе и быть не могло, ведь это только в пустых байках да придумках, человек вдруг становиться великим магом, а в настоящих сказках всему надо обязательно учиться, и лишь тогда возможно истинное волшебство, а не иллюзия его. Плохо только то, что порой это волшебство направлено не во благо, а на зло.

Вот и герцог за годы своего становления магом, так обозлился на всех, так возненавидел жителей ближайших земель, что превратился в коварного, злобного колдуна. Одним словом, стал настоящей бестией. Однако изучать муравьёв не перестал, и выявил занятную особенность. Оказывается, у таких, казалось бы, беспощадных и всепобеждающих насекомых, как муравьи, есть свой опасный враг, который запросто может подчинить их своей воле. И как ни странно, этот враг — грибы. Но не те, что мы собираем в лесу; подосиновики, рыжики, грузди или волнушки, а маленькие, микроскопические грибки-паразиты под названием «кордицепс».

И вот эти крохотные, неприметные грибки, оказавшись в муравейнике способны почти моментально истребить всё его население. А дело в том, что споры этих грибков, попав на муравья, проникают ему в голову и начинают им управлять. Бедный муравьишка заболевает и уже не может подчиняться общему распорядку в муравейнике. Он лезет на самый верх, взбирается повыше на какую-нибудь ветку и замирает там. Меж тем спора гриба, попавшая ему в голову, начинает потихоньку прорастать, и на свет появляется само тело гриба, вытянутое, словно антенна. Муравей при этом, разумеется, погибает, а гриб созревает и разбрасывает очередную порцию своих спор. Они также попадают на муравьёв, и страшный круг смерти повторяется. В результате чего гибнет весь муравейник.

Герцог как узнал о таком коварстве гриба, так сразу взял себе его имя. И с тех пор он величал себя не иначе как герцог Де Кордицепс. Но это ещё что, дальше больше. У герцога тут же появилась идея, как при помощи столь вероломного гриба завладеть всем миром, иначе говоря, у него созрел план мирового господства. Не надо забывать, что он был великолепным алхимиком и вполне мог использовать свои мистические навыки для воплощения в жизнь столь алчного плана.

— Ха-ха!… если я выделю споры этого гриба в особую субстанцию и применю её к людям, то они, заразившись ей, неизбежно станут послушными рабами!… Споры прорастут сквозь их головы антеннами, и я через них смогу управлять всеми людьми на планете!… Ха-ха,… мне надо лишь научиться делать так, чтоб люди не умирали как муравьи, а продолжали жить и подчинятся мне!… Ну а для этого я готов хорошенько потрудиться!… — выявив коварные свойства грибка, твёрдо решил герцог и тут же взялся за новые опыты.

Теперь он каждый день только и делал, что экспериментировал в своих подземных лабораториях. К сожалению, при этом гибли сотни ни в чём не повинных муравьёв. Из-за их гибели герцогу приходилось выбираться из своего замка в лес и набирать новые партии жертв своих жестоких опытов. Находясь в лесу, ему частенько приходилось встречать жителей соседних деревень. Это были простые крестьяне и ремесленники, они ходили в лес за ягодами, грибами, хворостом, или просто гуляли средь живописных опушек.

Завидев крадущуюся, сгорбленную фигуру герцога люди бросали всё и бежали прочь из леса. Уж настолько герцог был странен, и обликом напоминал гигантского чёрного муравья. Отсюда сразу пошли жуткие слухи. Люди мгновенно напридумывали разных небылиц про одинокого герцога-колдуна. Конечно же, эти слухи постоянно обновлялись и обрастали всё новыми преувеличениями. Так однажды, некая женщина, случайно встретив в лесу герцога, со страха приняла его за целое полчище громадных ядовитых пауков собравшихся в клубок. Вот уж воистину говорят — у страха глаза велики. Хотя в этом случае бедная женщина была чуть косовата на один глаз, а оттого и столь невероятное преувеличение.

Разумеется, до герцога доходили все эти невероятные слухи и небылицы, ведь он колдун, а колдуны умеют подслушивать заболтавшихся людей. И когда герцог узнал очередную лживую и обидную для себя байку он просто взбесился. Его негодованию не было предела.

— Ах вы, мелкие людишки, недостойные меня!… Вы перешли все границы дозволенного,… вашей клевете нет оправданья!… Ну, ничего,… подождите, я закончу свои опыты и найду на вас управу!… Да вы у меня в ногах будете валяться моля о пощаде!… — кричал он, в гневе мечась по своему замку. Но, увы, люди не слышали герцога и продолжали сочинять про него ужасные пасквили, а он продолжал готовить свое страшное средство. Так прошло ещё несколько лет.

5

И вот, спустя многие годы труднейших изысканий и опытов, герцог всё же нашёл способ сделать грибы действенными на людей, притом они действовали так, как он изначально и задумывал. Коварный герцог выделил из грибов такую особую субстанцию, которая очень хорошо растворялась в вине, при этом, не имея ни вкуса, ни запаха. Исключительная отрава. Человек выпив такое вино, заражался спорами гриба и сам становился словно гриб. Из его головы вырастал небольшой усик, через который герцог мог спокойно управлять беднягой.

Первое испытания своего зелья герцог провёл особенно жестоко. Он пришёл в соседнюю деревенскую таверну под видом усталого путника закутанный в дорожное одеяние. Там в таверне, оставаясь неузнанным, он запросил вина, влил в него своё зелье и широким жестом угостил тем вином всех завсегдатаев таверны. Никто не отказался от бесплатного угощенья, а к вечеру уже вся деревня была готова служить герцогу. Люди ходили, словно зачарованные и выполняли все его приказы. Сам же герцог торжествовал, ведь всего за день он подчинил себе целую деревню. Предчувствия беспредельной власти будоражили ему кровь. Теперь он созрел для более коварных дел. Его план по мировому господству начал сбываться, и он решил не мелочиться.

— Чего уж там деревня,… деревня это всё пустяки!… Ха-ха!… теперь я сила, я всё могу!… Да я порабощу целое государство!… и мне для этого даже не надо создавать никакой армии!… Стоит мне только завладеть разумом властителя той державы,… какого-нибудь там короля или царя, неважно,… и я запросто стану управлять всем его народом!… Это ли не первый шаг к власти над всем миром!… ха-ха-ха!… — хохотал и радовался он своим безграничным возможностям. Но радость его была недолгой.

Вдруг оказалось, что через неделю такого заражения люди перестают двигаться, выполнять свою работу и впадают в глубокий сон. Ну а какой тут сон, когда весна на дворе. Людям надо пахать, сеять, браться за огороды. Да, в конце концов, мало ли ещё какая работа есть перед летним сезоном. А крестьяне лежат пластом и только усиком на голове шевелят. Естественно такое положение дел очень расстроило герцога, и он в тот же день опоил крестьян противоядием. К вечеру они все пришли в себя и начали работать. Однако герцог от своей затеи немедленно захватить какое-нибудь соседнее государство не отказался.

Ну а самое успешное, самое зажиточное, хлебосольное и богатое государство, кое находилось по соседству с герцогом, было, разумеется, наше Отечество, Русь-матушка. Где, как известно, царевич Дёмушка набирался сил, уменья, уже достаточно подрос, окреп и теперь помогал царю-батюшке с державными делами. Но герцог-то пока ещё не знал о существовании Дёмушки. Откуда же ему знать, когда царевич всего два годика тому назад на свет появился.

А вот царя-батюшку герцог очень даже хорошо знал, и имел на него большую обиду, да и на всё государство тоже. Уж очень завидовал Кордицепс урожайности и плодородности земли нашей. Знал, что в лесах богатство несметное таиться. Ягод, грибов, шишек и других ценных плодов видимо-невидимо. Опять же и зверья всякого водилось столько, что вовек не сосчитать. Впрочем, не только в наших лесах имелись несметные ценности, в наших недрах тоже было всего полным-полно. Золота, серебра, меди, драгоценных камней, залежи немереные. Ну и как же такому богатству не позавидовать.

Вот и намерился герцог первым делом поработить наше царство-государство. Но перед этим Кордицепс задумался, как ему получше это сделать, ведь ни армии, ни помощников, ни даже слуг подходящих у него было, а опаивать зельем всё население нашей державы дело хлопотное и затратное. Тут поневоле задумаешься. И вот думал он, думал, гадал-гадал, да и решил всё по-хитрому, с коварством и вероломством, сотворить.

— Ну, зачем мне на русского царя войной идти!?… через леса, поля да болота к нему пешком топать!… Нет, лучше уж я сделаю так, чтоб он сам ко мне пожаловал!… Ха-ха,… поговаривают, что для него самому лично в боях участвовать большое удовольствие составляет,… так я предоставлю ему такую возможность, пусть поучаствует!… Но сначала я подчиню себе ещё одну соседскую деревушку,… ту, что я пока не трогал,… заставлю её жителей пошуметь-побуйствовать на границе с русским царством,… из пищалей пострелять, пушками попалить,… изобразить, так сказать, нападение!… Слух пущу, мол, войной иду,… вот царь и не удержится, сам на границу со своим войском пойдёт да ко мне в руки и попадёт,… тут-то я его и обработаю! И всё,… все богатства царства российского мои!… ха-ха-ха!… — задумав столь коварный план, злобно расхохотался герцог и стал готовиться.

А надо заметить, что его план с точки зрения стратегии был безукоризнен, хотя и представлял из себя элементарную ловушку. Многие полководцы так и до герцога поступали. Заманивали противника на свою территорию, где и устраивали ему смертельную ловушку. Вот и герцог решил действовать точно также. В тот же вечер он, уже знакомым способом, опоил своим зельем соседнюю деревушку, и подчинил себе всех тамошних мужичков. А назавтра с утра устроил погром на границе, напал на кордон и изрядно нашумел. Так начался его план по захвату нашего царства. И всё бы хорошо, и возможно у герцога удался бы его коварный план, но он не учёл того обстоятельства, что теперь у нас в строю был юный царевич, наследник престола, который, кстати, именно в этот утренний час неспешно собирался на свою очередную конную прогулку.

6

День сегодня начался особенно удачно. С раннего утра светило солнышко, веял лёгкий, свежий ветерок. В полях и лугах раздавались весёлые трели залётных птах, кругом царила сплошная радость, настроение изумительное, ну как тут не прокатиться верхом на резвом скакуне. Ну и конечно Дёмушка прямо с утра умчался за речку на дальние луга, где было невероятно просторно и свежо.

Меж тем царь с царицей занялись привычными для себя делами. Царь взялся сочинять очередной прожект по благоустройству государства. А царица сидела подле него, и изредка поглядывала в окошко, радуясь ясной погоде, да иногда вставляла свои замечания в прожект. Так всё ладненько и шло. Но вдруг к ним в светёлку, словно коршун с высоты, ворвался весь растрёпанный и вспревший гонец с дальнего дозора на границе с герцогством Кордицепса.

— Беда, батюшка-царь!… Ой, беда!… — прямо с порога закричал он и бухнулся на колени.

— Как так!?… что за беда!?… А ну встань, не валяйся в пыли!… Нормально объясни, что случилось!?… — тут же вскочив с места, вскликнул царь и кинулся к гонцу.

— Ах, не гневайся государь, не углядели мы,… ведь всё тихо было,… замирение кругом,… не думали мы, что этот аспид проклятый нападёт,… а он напал-таки, бестия… — чуть привстав с колен, сбивчиво протараторил гонец.

— Да ты отдышись, милок,… и толком расскажи, кто напал-то?… что ещё за аспид такой?… какая такая бестия?… — пожалев гонца, внезапно вступила в разговор царица.

— Да это наш западный сосед,… хитрый как чёрт, герцог Кордицепс!… Огромной ватагой ряженых солдат напал!… Все как один страшные, в кровавых камзолах,… лица перекошенные,… глаза навыкате,… в руках не то сабли, не то пищали,… они ими так скоро вращали, что сразу и не разглядеть!… Набросились на наш кордон, и давай всех вязать,… я насилу выбрался из этой суматохи, прыгнул на коня и скорей сюда,… а они по мне напоследок давай из пушек палить,… еле-еле ушёл!… И вот я здесь,… беда государь,… война к нам пришла… — выдохнул последнее слово гонец и залился горькими слезами, уж так ему обидно за своих сослуживцев стало.

— А ну тихо!… не хнычь солдат!… не дадим мы твоих товарищей в обиду,… мы своих не бросаем!… Сейчас войско соберём и вмиг зарвавшегося герцога урезоним,… ну я его бестию!… Эй, стража!… позвать ко мне воеводу!… — мигом успокоив гонца, вскричал царь. А воевода уже тут как тут, махом примчался. И начался у них с царём военный совет. Но скорый, надолго его не затянули, и ещё до обеда полное войско собрали. Медлить не стали, попрощались с родными и тут же на дальнюю заставу к границе отправились, наглому герцогу отпор давать.

Впрочем, известно, что герцог особо и не наглел, ведь вся его вылазка на кордоне была лишь постановочным спектаклем, для того, чтобы пошуметь и заманить царя в ловушку. И надо сказать, что эта его затея удалась на славу, цель была достигнута. Царь, поведясь на его хитрость, мчался теперь во весь опор с войском на выручку своим пленённым солдатам.

А меж тем дома во столице, пришла пора Дёмушке вернуться со своей затянувшейся конной прогулки. Матушка-царица уже поджидала его на крыльце царского терема, и едва он появился, как она тут же бросилась ему навстречу.

— Беда у нас, сыночек,… пока тебя не было, наш сосед, герцог Кордицепс, на заставу напал,… войной нам грозиться,… батюшка-царь уже войско собрал и оборону держать ускакал!… Ох, горе-то какое,… жили не тужили, а тут на тебе,… аспид-бестия объявился… — прямо сходу запричитала она.

— Ах, какая неудача!… был бы я дома, не поехал бы на прогулку, то непременно ушёл бы с отцом на войну!… Эх, опоздал!… а давно ли он уехал!?… может, я его ещё успею догнать!?… — мигом спешившись, горячо вскликнул царевич и бережно обнял взволнованную матушку. Он вдруг сразу как-то изменился, повзрослел, стал выглядеть ещё старше и серьёзней. И теперь его уже врядли можно было назвать легкомысленно и по-детски — Дёмушка, сейчас ему больше подходило более взрослое — Демидушка, уж настолько он повзрослел. И царица это сразу почувствовала.

— Сыночек, Демидушка,… да куда же тебе за войском скакать,… и не угнаться теперь за ним,… они рысцой пошли,… ты лучше подумай, что нам сейчас здесь делать,… кто батюшку-царя заменит?… кто мне поможет?… Так что давай-ка не мудри, оставайся, и пока отца нет, бери бразды правления в свои руки… — тут же охладив сыновний пыл, попросила его матушка. И, разумеется, Демидушка согласился с ней.

— Хорошо, матушка,… и то правда, как же ты сейчас без поддержки-то,… остаюсь я!… Но только и ты меня пойми,… негоже мне здесь долго засиживаться,… вдруг я отцу понадоблюсь!… Так что останусь я лишь на три дня,… а уж потом не держи меня, поеду на границу!… Мне воевода говорил, что обычно все военные действия длятся не более трёх суток,… первые сутки разведка и подготовка,… вторые уходят на атаку и бой,… а уж третьи на подсчёт потерь, результат сраженья и скорое возвращенье!… Вот и получается, что если батюшка на третьи сутки не вернётся, то я сам за ним поеду,… по-своему с этой бестией герцогом разберусь… — абсолютно верно рассудил Демидушка и даже чуток нахмурился. На этом их разговор с матушкой закончился, и они принялись за оставленные без присмотра дела. Царица тут же присела дописывать неоконченный прожект, а Демидушка, невзирая на своё жгучее желание скорей отправиться на границу помогать отцу, спокойно взялся ей помогать.

7

А тем временем дела на границе развивались совершенно иным образом, до спокойствия там было далеко. Теперь там властвовал герцог Кордицепс. Прекрасно зная, что в момент суматохи с кордона к царю с докладом сбежал гонец, он сейчас ждал ответного шага от противной стороны. Герцог был уверен, что гонец всё уже рассказал нашему государю. Ведь герцог сам подстроил, чтоб так оно и вышло. Более того, получалось, что герцог вообще ничего противозаконного не сделал. Ведь едва гонец умчался, как он тут же велел отпустить пленённых солдат, и с превеликим усердием извинился перед ними. Мол, это всего лишь такой розыгрыш. А на самом деле мы пожаловали с мирной миссией и сейчас уйдём к себе.

И действительно, Кордицепс немедленно убрался со своим ряженным, деревенским войском за пределы кордона. Встал тут же в леске лагерем, и при этом, совершенно не предпринимал никаких попыток для военных действий. Даже наоборот, его подневольные солдатики запели весёлые песни, достали сладкого вина, добротной закуски и будто даже затеяли какой-то праздник. Правда, наши служивые с кордона не поняли какой. И решили, что уж, когда приедет царь, тогда он сам и разберётся что тут и к чему.

В общем, получилось так, что все теперь, и наши солдатики, и герцог со своим ряженым войском ждали приезда государя. И он не обманул их ожиданий. Царь примчался ещё засветло. Впереди на взмыленном коне, с саблей наизготовку, он просто-таки ворвался на кордон. А уже следом за ним и воевода с войском подоспел. И видит царь, что все его служивые на месте, а на границе полная безмятежность. Вот только напротив, в леске, герцог со своими вояками пир устроил. Посмотрел государь на своих солдатиков с кордона, на гонца, что ему весть недобрую принёс и спрашивает.

— Это как же так получается,… никакого нападения нет!?… Ни войны, ни пленных я здесь не вижу!… Что это за дела непонятные?… — с вопросом к гонцу обращается. А тот сам понять ничего не может, раскрыл рот и лишь глазами хлопает. Тут уж к нему на помощь и его товарищи-сослуживцы пришли.

— Было-было нападение,… но только шуточное,… это так герцог нас неудачно разыграл,… но он уже извинился, кордон покинул и вон в том леске пирует,… какой-то праздник справляет… — почти хором ответили царю солдатики, да на лагерь герцога пальцами указывают.

— Так,… ну, хорошо,… это я понял,… а ты гонец скажи спасибо, что за тебя товарищи вступились,… выходит не обманул ты меня,… правду сказал!… А иначе за такую провокацию я ведь и розгами высечь могу!… Ну а то, что герцог так с вами неудачно пошутил, это уж я сам с ним поговорю,… это наше дело!… А ты воевода в оба глаза смотри,… если что неладное заметишь, сразу атакуй!… — дал строгий наказ царь, вложил свою сабельку в ножны, и не спеша к самой границе подъехал. Встал напротив леска, где пиршество идёт, и на ту сторону кричит.

— Эй, служивые!… а ну-ка позовите мне вашего герцога!… Где он у вас там!?… я говорить с ним хочу!… Скажите, его царь спрашивает!… — смело так, и нарочито строго вскликнул он, а сам в седле приподнялся и в ряженых солдат вглядывается, смотрит который из них герцог. Слышал как-то наш государь про него, мол, маленький, низкий да горбатый, но видеть его ещё не видел. А герцог, ох и хитрец, дождался-таки своего, и так спокойно с сахарной улыбкой на устах навстречу царю выходит.

— Ах, государь державный,… зря ты к моим людям обращаешься, ведь они ничего кроме моих команд не понимают,… да и языку вашему не обучены,… лишь я потолковать с тобой и могу… — мягонько так, и даже чуть заискивающе, отвечает герцог да слегка голову к земле клонит, дескать, приветствую и зла не желаю. Ну а царь видит, что ему никакой угрозы от столь низкого существа нет, и тоже этак приветливо, но не без иронии говорит.

— Это хорошо, что ты сам ко мне вышел,… а то я уж со своим войском разыскивать тебя собрался!… Но тут гляжу и искать-то не надо,… вот он ты!… — явно подшучивая над собеседником, отозвался царь и тут же продолжил, — а вот скажи-ка ты мне мил человек, что это тут такое было!?… Почто это твои люди на мой кордон напали!?… саблями да пищалями крутили-вертели!?… зачем весь этот переполох устроили!?… иль может, ты хочешь с нами силой помериться!?… — обрушился он на герцога с вопросами. На что у того уже и ответы готовы были, словно заранее знал что его спросят.

— Ну что ты государь, куда мне с вами силой мериться!… Да и нападения-то никого не было,… это так, всего лишь дружеский розыгрыш по случаю нашего праздника,… мы его так и называем «День смеха»,… ходим к соседям в гости и подтруниваем друг над другом!… А ведь и мы с вами тоже соседи,… ну я и решил подшутить, да заодно и познакомиться,… послал людей для потехи,… а пищалей и сабель у них вообще не было,… это всё бутафория, пустышка,… прямо, как в театре!… Да и войска-то у меня никакого нет, это всё переодетые деревенские жители,… разрядились в красные камзолы, вот и смотрятся сурово!… А твой гонец сразу не разобрался,… испугался, вскочил на коня и к тебе умчался, так и не поняв, что это лишь розыгрыш, забава!… Вон, тебя только зря всполошил!… Я-то как думал, мы столько лет бок обок живём, соседствуем, а не знакомы,… ни разу не виделись,… вот я и полагал, что пора бы уже и подружиться!… Ну, с шутки и начал!… — как ни в чём не бывало, соврал герцог, прикидываясь при этом слегка подвыпившим. На что царь сходу дал ответ.

— Хм,… ну коли так, то я не прочь познакомиться да мир заключить!… А то ведь как-то не по-людски получается,… соседствуем, а мирного договора меж нами нет,… непорядок,… уж дружит так дружить!… Да и праздник у вас схож с нашим,… только он у нас чуть раньше справляется, в начале весны,… «День глупца» называется,… тоже с шутками, прибаутками по дворам ходим,… народ веселим, скоморошничаем!… Так что делить нам нечего,… вроде мы как по всему схожи и на дружбу гожи!… — широко разулыбавшись задорно отозвался государь, тут же с коня соскочил и руку с добрыми намерениями герцогу протянул.

— Ну что же царь,… для мирного договора я готов,… вот только у меня с собой ни чернил, ни бумаги-пергамента нет!… А договор сам понимаешь, одним лишь рукопожатием не заключают,… его ведь по всем канонам на бумаге подписью скрепить надо,… так что же нам теперь делать!?… — пожав царю руку опять заискивающе спрашивает герцог. С виду он всё откровенно, искренне говорит, но в душе лжёт и лукавит. А наш государь по-прежнему обмана не замечает.

— Да уж,… на счёт пергамента это ты правильно сказал,… мирный договор подписывать надо!… Но ведь и я не взял с собой чернил, не предусмотрел,… думал на войну иду,… не ожидал, что так сразу мир заключать станем!… А давай-ка я сейчас гонца к себе в терем отправлю,… он мигом нам всё необходимое привезёт!… — быстро нашёлся, что ответить царь.

— О, это ты хорошо придумал, государь!… Да только уже скоро темнеть начнёт, ведь вечер на дворе,… так что же твой гонец по темноте шастать-то будет!… Уж лучше я своего человечка к себе в замок отправлю,… ко мне и ехать-то недалеко,… мой замок совсем близко!… А мы с тобой, пока посыльный за пергаментом ездит, успеем по чарке доброго хмельного напитка выпить да хорошенько закусить,… но главное, спокойно переговорим обо всех пунктах нашего договора!… За столом да у костра разговор у нас быстро склеиться,… а у меня там и вина, и яств всяких, припасено немерено,… зови своё войско к нам на поляну,… места всем хватит!… Посидим мирком да попьём пирком!… — расплывшись в слащавой улыбке, предложил герцог.

И наш государь, конечно, не смог ему оказать. Тем более что после столь рьяной скачки всё царское войско изрядно подустало, проголодалось и всем очень хотелось пить, даже лошадям, благо поблизости протекала речка с кристально-чистой водой. И уж коли не случилось сходу повоевать, то приглашение герцога к ужину пришлось как-никак кстати. Царь тоже улыбнулся в ответ и тут же приказал воеводе спешить всё войско. Конюхам напоить-накормить лошадей, ну а стальным следовать в лесок, в гости к герцогу, на пир. Вскоре всё так и вышло. Войско спешилось и все, включая воеводу, ушли на другую сторону пировать. Конюхи же с лошадьми отправились на водопой.

8

Меж тем герцог тоже дал распоряжение своему деревенскому войску. И тут уж не надо забывать, что состояло то войско из заворожённых и заражённых грибком, подневольных крестьян и ремесленников, они сами не ведали что делали. А им было велено принять гостей и усадить их на самые почётные места. И ещё герцог сделал вид, что отправил нарочного в замок за пергаментом и чернилами. Сам же он даже и не думал подписывать мирный договор, для него сейчас главным было споить нашего царя и всё его войско. Уж таков был его план и добродетелью тут вовсе не пахло.

Не зря же герцог так тщательно готовился к этому поддельному празднеству. Перед этим он отравил своим грибковым зельем десять больших бочек отборного вина, и обсыпал ядовитыми спорами почти всю привезённую с собой для пиршества снедь. Практически вся она была заражена. И свиные окорока, и гусиные паштеты, и говяжьи котлеты, и перепёлки с кроликами, и даже простые овощные салаты были обильно сдобрены отравой.

Но наши-то воины и царь с воеводой этого не знали, и с превеликим удовольствием накинулись на яства. Между прочим, герцог специально устроил пир в леске, подальше от реки. Это чтоб пирующие на реку за водой не ходили, а запивали все блюда исключительно вином. Ох, и зловредный колдун, мало ему того, что простой воды к столу не подали, так он ещё и все блюда пересолил. И опять-таки специально, только для того, чтоб больше хмельного напитка выпили.

Однако герцог много чего и недоучёл. Он-то надеялся, что после первых же пяти бочек вина наше войско полностью отравиться, все воины сразу заразятся спорами и начнут ему повиноваться да всем его приказам подчинятся. Но зря он на это надеялся, наши солдатушки бравы ребятушки и не такое зелье пивали. Их организм к разным передрягам привык, и первую порцию колдовского вина переварил будто и вовсе не пил. Даже царь с воеводой не захмелели, а лишь покраснели да повеселели.

— Эй, герцог!… Ведь ты нам пир обещал,… так что же ты тогда на напитках экономишь!?… А ну-ка давай раскошеливайся,… уж коли обещал, так ещё вина выставляй!… А то ведь не праздник у тебя получается, а только одно сплошное застолье!… И учти, нам от всей души повеселиться охота,… удаль свою показать, а не сиднями сидеть!… Гулять так, гулять!… — шутливо прикрикнул на герцога царь, а тому совсем не до гуляний. Видит он, что наших воинов ничем не одолеть и уныло так отвечает.

— Ну что ты государь,… не экономлю я,… есть у меня ещё вино,… сейчас подадут,… скучно не будет… — пробурчал герцог, и знак своим людям подаёт, чтоб те ещё пять бочек принесли. Ну, они и принесли. Прикатили бочки, распечатали, и давай разливать хмельной напиток. Но не прошло и пяти минут, как первая бочка кончилась. А за ней и вторая дно показала. Однако нашим бравым ребяткам хоть бы хны. Сидят, улыбаются да досыта наедаются. Тут уж герцог вообще загрустил. Опечалился весь, поник, а царь к нему опять с вопросом.

— Ну, где там твой человечек с пергаментом и чернилами?… чего он их не несёт?… когда придёт!?… А то ведь нам с тобой ещё договор подписать надо,… иль ты забыл про него!?… — вопрошает он, и как-то уже сердито на герцога косится.

— Нет, что ты государь,… совсем не забыл!… Видно мой человечек где-то заплутал,… смотри, вон темнеть уже начало!… Но ты не беспокойся,… я сейчас ещё кого-нибудь отправлю… — быстро нашёлся, что ответить герцог, и вроде как сразу собирается нового гонца послать, но царь его опередил.

— Погоди!… не надо, не отправляй никого!… Раз уж веселиться да гулять решили, то лучше ныне хорошенько ваш праздник отметим, а делами с утра займёмся,… знаешь, как у нас говорят,… «утро вечера мудренее»!… Вот и мы также поступим!… — усмехнувшись, воскликнул государь, да налил герцогу, полную чашу зелена вина.

Ну что тут поделать, герцогу её пить надо, отказываться нельзя, ведь могут что-нибудь заподозрить. Вздохнул герцог поглубже, да и опрокинул в себя всю чашу до капельки. Не испугался испить им же отравленное вино. Впрочем, а чего ему боятся, ведь он давно уже противоядие принял. Так что ему теперь никакой гриб нестрашен. А вот хмель его махом пробрал. Опьянел герцог от такой чарки да свалился, уткнулся носом в царский сапог и захрапел. Царь аж подивился.

— Ну вот,… хотел, как лучше,… чарку побольше ему предложил, а он бестия слабоват оказался!… Ну и ладно братцы,… давайте без него выпьем, пусть себе спит!… А ну опустошили чаши за наше здоровье!… — аккуратно отложив герцога в сторонку, провозгласил царь и пир продолжился.

Однако к полуночи все почувствовали накопившуюся за день усталость, да и отравленное вино тоже дало о себе знать. Оно наконец-то начало действовать, правда, пока ещё не в полную силу, сам грибок кордицепс никак не хотел себя проявлять. Скорей всего солдатики просто утомились и элементарно захотели спать. Устроились тут же по-походному, и спустя всего полчаса все уже мирно посапывали, а кто-то и откровенно храпел. Так закончился первый день похода.

9

На следующее утро первым, разумеется, проснулся герцог. Он первым заснул, первым же и проснулся. Едва солнечные лучи осветили верхушки деревьев, как герцог уже открыл глаза и немедля кинулся осматривать головы наших спящих солдат. Он ожидал увидеть проросшее тело грибка в виде антенны, через которую он мог бы начать управлять всем нашим войском. Но проросших усиков не было, притом ни у царя, ни у воеводы, и даже ни у кого из служивых. Их макушки были невредимы и чисты. Все солдатики по-богатырски спали и не собирались никому подчиняться.

— Ах, эти русские головы,… ничего их не берёт,… сейчас же надо начинать всё сначала и действовать наверняка пока они ещё не проснулись… — нервно шныряя меж спящих солдат, вмиг определился герцог. В следующую секунду он быстро разбудил нескольких своих деревенских здоровяков. Тут же приказал им следовать за ним и стремительно бросился в свой замок, где у него было припасено ещё с десяток бочек отравленного вина.

Герцог не врал, когда говорил царю, что его замок находиться недалеко, всё так и было на самом деле. А поэтому спустя всего полчаса он с подручными был уже на месте. Герцог стрелой метнулся в подземелье, где буквально за считанные минуты успел подмешать в бочки с вином дополнительную, тройную порцию отравляющего зелья.

— Думаю, теперь для них этого будет достаточно,… такая доза и слона может запросто превратить в послушного пёсика,… хе-хе-хе… — ехидно посмеиваясь, заключил он и приказал своим подчинённым нести бочки к месту пиршества. На это ушло ещё полчаса. Но едва они оказались на поляне, как начали просыпаться наши солдатики. А уж когда проснулся царь с воеводой тогда герцог и заговорил.

— Ну что,… проснулись, гости дорогие,… а я как раз свежего напитка принёс, пир продолжать,… а то ведь вчера жаловались, что не хватит,… так вот вам добавка!… Вставайте, подливайте, а я пока велю нам ещё снеди принести… — льстиво раскланявшись, предложил герцог и пир начался с новой силой. Никто даже и не подумал о подвохе, ведь в старину привыкли справлять праздник по несколько дней, и это было в порядке вещей.

Герцог по-прежнему суетился, лицемерил, лебезил, старался угодить гостям и снабдить всех яствами. Его деревенские подчинённые не раз бегали в закрома за очередной порцией съестного. И так шло с самого утра до позднего вечера. Угомонились опять только за полночь. И опять никакого толка от отравленного вина. Оно вновь не подействовало, гриб так и не пророс. Герцог уже не грустил, он был просто в бешенстве, и едва все уснули, он дал волю своим чувствам. Ушёл глубоко в лес и там целый час клял крепкие организмы наших солдат и ругал на чём свет стоит здоровье царя и воеводы. Только после всего этого он отправился спать. На том закончился второй день царского похода.

Следующее утро наступило так же быстро, как и предыдущее. Едва первые лучи солнца осветили небо, как герцог был уже на ногах. Он сходу взялся осматривать головы наших солдат на предмет появления усика управления. И вот тут-то обнаружилось то, чего он так долго ждал. Оглядев несколько первых солдат, герцог с радостью для себя заметил, как сильно набухли их макушки.

— Так-так,… процесс пошёл,… споры проросли и просятся наружу!… Правда пока неизвестно насколько это затянется,… ведь кто знает этих твёрдоголовых русских,… а что если мой гриб не справится с их настырным сопротивленьем… — потирая руки, вдруг забеспокоился герцог. И правильно забеспокоился, ведь было почему.

Ну, во-первых, гриб действительно не мог справиться с нашими воинами, он пытался прорасти наружу, но это у него никак не получалось. Организмы наших солдатиков отчаянно сопротивлялись этому. Однако и пробудиться солдатики уже не могли, к сожалению, все их силы уходили на сопротивление грибу. Теперь они все лежали вповалку на поляне и больше походили на бездыханные тела, чем на спящих воинов.

И поэтому, во-вторых, их всех надо было куда-то спрятать, убрать с глаз долой, чтоб никто их не видел. Притом и лошадей, на которых они сюда приехали, тоже надо было куда-то девать. Но что ещё удручающе, безжизненные тела наших солдат стали привлекать на поляну лесных падальщиков. Уж их-то здесь полным-полно. Вдруг откуда не возьмись на место пиршества слетелось столько ворон, что небо сразу почернело. А это явный признак того, что они почувствовали лёгкую добычу.

Герцог, заметив, сколько ворон слетелось, тут же велел своим деревенским невольникам перенести наших солдатиков в подземелье его замка, а их лошадей угнать в деревню и спрятать там в сараях. Оставлять всех здесь становилось небезопасным. Вороны своим крикливым гомоном могли привлечь и других любителей поживы; волков, лис и даже медведей. А потому работа сразу закипела. Но она требовала не дюжих усилий.

Перетащить целое войско богатырей, это вам не за окороком в замок сбегать, тут потрудиться надо. Так что на это ушёл почти весь день. И как бы ни старались деревенские силачи, раньше вечера это у них не получилось. Только ближе к ночи последний наш солдатик нашёл приют в подземелье герцога. И теперь на том месте, где ещё совсем недавно хранились бочки с вином и еда, лежали наши обездвиженные воины.

Герцог торжествовал, ведь он без боя и сражений фактически пленил всё наше войско, да ещё и царя с воеводой в придачу. Невероятный успех. И для этого ему потребовалось всего-то подлить в вино несколько склянок хмельного зелья. Вот уж воистину говорят, для кого вино благо, а для кого и горе. Но лучше всего жить вообще без вина. Вот не пей бы его наше войско, и всё было бы в порядке. Однако теперь уж ничего не поделать, что случилось, то случилось. Так закончился третий день похода, всё царское войско спало мертвецким сном.

10

А меж тем дома, в столице, в царском тереме, в этот вечер никто не спал. И тут надо напомнить, что Демидушка обещал матушке-царице ждать три дня, и что только после этого он отправиться на розыск батюшки. И вот эти три дня как раз истекли. А потому Демидушка даже не дожидаясь утра, прямо сейчас, вечером, на ночь глядя, готовился уйти на поиски отца. Царица-матушка была рядом и пыталась образумить его.

— Ну, подожди ты до утра, сынок,… завтра пойдёшь, а что сейчас-то выдвигаться,… темень кругом,… ничего не видать!… А ну как заблудишься,… и что потом,… идти тебя искать!?… — как старалась, убеждала она, но царевич был непреклонен.

— Ах, матушка,… ну, как ты не понимаешь, что сейчас важна каждая минута, каждый миг!… Ведь я же тебе уже говорил, чему меня воевода учил — третий день самый решающий!… И уж если теперь отца дома нет, значит, с ним беда приключилась, и мне надо торопиться!… А то, что ночь на дворе, так это не помеха!… Воевода показал мне одну военную хитрость,… научил, как по звёздам дорогу находить,… да он сам не раз войско по ночам в тыл противника водил,… внезапный манёвр делал!… Так что и я не пропаду,… не бойся,… не заблужусь и точно на кордон выйду!… — обнадёжил матушку Демидушка, сунул себе в котомку по-простецки ломоть хлеба, фляжку с водой и скорей на конюшню побежал.

А уж там вскочил на своего любимого коня, взмахнул на прощанье матушке рукой, и тут же умчался прочь в тёмную ночь. Царица тоже помахала ему вслед и пошла к себе в светёлку, ждать его возвращенья. Уж такова участь всех матерей — ждать своих сыновей.

Тем временем Демидушка уже успел въехать в лес. Впрочем, в этом месте лес ещё не был таким дремучим, так себе мелкая роща, всего-то лесочек. А потому скакать по нему было полное удовольствие, почти наслаждение. Светила яркая луна, сияли путеводные звёзды, и Демидушка с лёгкостью правил своего коня в нужном направлении. В результате чего к утру, он был уже на месте. Подъехав к самому кордону, Демидушка с удивлением заметил, что на нём никого нет. Здесь не то что войска с царем-батюшкой, но даже и постовых не было.

— Что тут произошло?… почему пусто!?… Ведь я всё правильно сделал,… как меня воевода учил, так я и поступил,… направление по звёздам определил, и на верное место вышел,… ничем военную науку не нарушил!… Так, где же тогда люди на границе?… — задумчиво пробормотал Демидушка и быстро спешился. Привязал коня к ближайшему дереву да принялся заставу осматривать.

Однако не только он этим утром решил осмотреться. Герцог Кордицепс тоже проявил интерес к тому месту, и тоже с похожей целью, только в отличие от Демидушки он не искал следы царского войска, а наоборот прятал все признаки его присутствия здесь. Как раз для этого он и примчался сюда с самого утра. Вчера вечером быстро стемнело, и герцог не успел всё осмотреть, а сейчас с первыми лучами солнца это было в самый раз.

И вот бродит он один одинёшенек в леске у границы и высматривает, не завалялся ли где какой меч или щит, а может и что-то ещё. И вдруг видит по ту сторону границы молодой паренёк бродит да головой вокруг водит. Разумеется, герцог сразу насторожился.

— О, как,… что за парень такой?… откуда взялся?… и чего ему тут надо?… — вмиг задумался герцог и даже чуть испугался, ведь он до сих пор так и не знал, что у царя родился наследник, и теперь появление постороннего юноши на кордоне вызвало у него лёгкое опасение. Кстати, наш государь во время застолья и словом не обмолвился о сыне, понимая, что лишнего на пиру болтать не следует.

А меж тем и Демидушка заметил, что на другой стороне границы бродит одетый во всё чёрное странный горбун. Впрочем, он быстро догадался, кто этот горбун. Уж Демидушка был наслышан о соседе герцоге. Матушка-царица за предыдущие три дня много чего ему порассказала. Так что Демидушка сразу понял, с кем имеет дело. Однако вида не показал, и повёл себя хитро, не выдавая ни себя, не своих знаний. Он хорошо помнил наказ воеводы, что перво-наперво разведка, а уж потом ты можешь дать возможность противнику опознать тебя. Так что спустя пару минут Демидушка и герцог потихоньку пошли друг другу навстречу. Но едва они сошлись, как герцог первым начал разговор, и опять-таки в своей лицемерной манере.

— Здравствуй, добрый молодец,… — сахарным голоском начал он, — какими судьбами здесь?… может, ищешь кого?… или в гости пришёл?… аль заблудился?… Что-то никак признать тебя не могу,… ты кто ж такой будешь?… — лукаво щурясь, вдруг спросил герцог, а сам украдкой на кордон поглядывает. Мало ли чего там может быть, а что если ещё какой-нибудь подозрительный свидетель объявился. Глядел герцог, глядел, тужился-пыхтел, однако Демидушкина коня так и не заметил, тот за деревьями стоял, спрятался. Впрочем, ответ от Демидушки герцог сразу получил.

— Как это кто я такой!?… да я парень простой, шёл на кордон, на постой,… у меня тут батюшка служит,… вот я к нему погостить и шёл,… принёс хлебушка да водицы из домашнего колодца… — мигом нашелся, что ответить Демидушка и для пущей достоверности из котомки хлеб с водицей достаёт.

— Ах, так вот в чём дело!… Погостить значит пришёл да закуску принёс!… Ну, это хорошо,… это ты молодец… — сразу отметя лишние сомнения, залепетал герцог, а Демидушка ему вдогонку и говорит.

— Молодец-то я молодец,… но вот где мой отец?… что-то пусто на кордоне!… А может вы его видели?… И кстати, а кто же вы такой будете?… с виду вроде на лесника не похожи,… да и на крестьянина не тяните!… Тоже, что ли гость в этих местах?… — продолжая изображать из себя ничего незнающего простачка, мягко спросил Демидушка.

— Да как тебе сказать,… пожалуй, и гость,… обычно я в этих местах не бываю,… случайно сюда зашёл,… вот только пришёл и никого пока не видел,… наверное, все до меня ушли!… Так что ничем помочь не могу,… уж извини… — мигом поняв, что парень пред ним не представляет для него никакой опасности, задорно ответил герцог, и уже было собрался ретироваться, как последующие слова Демидушки заставили его задержаться.

— Да ну что же вы извиняетесь, господин хороший,… это вы меня простите, что я к вам с расспросами пристал!… Мне не у вас надо спрашивать,… а в саму столицу идти, и уже там, в царском тереме вопросы задавать, куда люди с кордона подевались!… Я вот прямо сейчас и отправлюсь, да спрошу там, куда моего батюшку отослали… — по-прежнему притворяясь простачком, слегка раздражённо заявил Демидушка, отчего герцога аж передёрнуло. Он вмиг смекнул, что если этот паренёк в столицу пойдёт, то там от его вопросов запросто может тревога случиться, а это нежелательно.

— Ой, погоди!… не ходи!… Куда же это ты на голодный-то желудок пойдёшь?… вон у тебя только хлеб да вода, а идти тебе как минимум полдня,… подкрепиться бы тебе не помешало, как следует!… Понравился ты мне,… парень ты честный, откровенный,… так что приглашаю я тебя к себе на обед,… дома у меня еды немерено,… поешь хорошенько,… посидим, поговорим,… а там глядишь и в дорогу отправляйся!… Ну, так как, принимаешь моё предложение?… — мигом залебезив, угодливо спросил герцог.

— И то правда,… отчего бы и не перекусить,… по вам сударь видно, вы тоже человек открытый, честный и ближнему своему зла не желаете!… Так что я с большим удовольствием пойду к вам в гости!… — тут же согласился Дёмушка, прекрасно понимая, что герцог здесь неспроста с самого утра бродит. И будет очень хорошо продолжить разведку уже у него дома.

— Ну, вот и славненько,… а я тут как раз неподалёку живу,… пойдём, я тебе дорогу укажу,… вот уж чудесно будет!… А то ведь я один прозябаю, скучно мне,… а тут ты как раз объявился,… ох и посидим-поговорим… — ловко подхватив Демидушку под руку, залебезил герцог и сразу повёл его в замок. Намерения герцога в этот момент были просты и понятны — не дать своему нежданному гостю отправиться в столицу и поднять там переполох. А для этого следовало гостя тоже опоить и положить ко всем остальным в подземелье, чтоб он там спокойно спал и не мешал.

Но герцог как всегда оказался самонадеянным и не учёл того обстоятельства, что Демидушка уже знал о его жутком характере и коварном нраве. К тому же герцог вел себя совершенно неосмотрительно, полагая, что перед ним простачок, хотя на самом деле с ним в замок шёл человек абсолютно иного толка. А потому, едва они разговорились в пути, как Демидушка почти сразу выяснил, что герцог имеет прямое отношение к исчезновению царского войска и его батюшки. Ну а, как уже известно, замок герцога располагался неподалёку, и оттого, они вполне быстро и благополучно до него добрались. И вот тут события стали развиваться с невероятной скоростью.

11

Демидушка, пока они с герцогом продвигались к замку, с лёгкостью завоевал его доверие. При этом, пользуясь некоторыми приёмами, полученными от воеводы, он быстро вытянул из герцога нужную ему информацию. Теперь он знал, что в жилище герцога есть обширное подземелье, где хранятся припасы провианта, и что ещё поблизости находится деревушка с удобными постройками, в коих запросто можно спрятать табун лошадей. Владея такой информацией, Демидушка справедливо предположил, что его отец с войском томиться в подземелье, а царских лошадей прячут в деревне. Оставалось лишь перехитрить герцога и освободить их всех.

Однако всё было не так-то просто. Герцог был хитрее дьявола и толк в коварстве знал. Не зря же он всего в трёхдневный срок поработил целое войско. А тут лишь один незадачливый паренёк. При этом не надо забывать и про деревенских невольников, они тоже были в полной власти герцога. Одним словом обстановка сложилась напряжённая. Хотя внешне Демидушка вёл себя вполне раскованно и даже где-то легкомысленно. А потому, как только они с герцогом оказались в замке, Демидушка также легкомысленно спросил.

— А вот интересно,… как у такого человека, как вы, может быть такой большой замок?… ведь с виду вы простой, невзрачный бродяга,… уж извините, но вы сами так одеваетесь!… И право я не ожидал, что у вас настолько роскошное жилище,… вы-то сказали, что идём мы домой,… вот я и предположил, что у вас вполне скромный домишко, а тут такие хоромы!… И потом, вы говорили, что живёте один,… а здесь, как я погляжу, у вас ещё и слуги имеются!… Так кто же вы такой на самом деле?… — по-прежнему изображая из себя простачка, поинтересовался он, и тут же получил подробный ответ.

— Ах да,… я же тебе так и не сказал, что у меня титул герцога,… уж прости, иногда забываю представиться!… Ну, ничего,… это даже хорошо, ведь иначе ты мог бы смутиться,… а так мы разговариваем на равных,… и это мне нравится!… Ну а то, что я живу не один и у меня есть слуги, так это всё ерунда,… ведь мои слуги простые деревенские увальни, и с ними не о чём говорить, кроме как о коровах да свиньях!… То ли дело ты,… вон, у тебя отец солдат, храбрый воин,… а речь твоя чиста и приятна!… Так что не обращай никакого внимания на слуг, садись за стол,… нам сейчас принесут еды, и мы продолжим беседу… — всё так же слащаво улыбаясь, отозвался герцог и в ту же секунду в зал внесли подносы с яствами. А спустя ещё мгновение всё это кушанье уже стояло на обеденном столе. Герцог широким жестом пригласил Демидушку за стол и тут же продолжил рассыпаться в комплиментах.

— И кстати, хочу тебе сказать, что я не каждого прохожего веду к себе на обед,… но ты другое дело,… ты умён, своеобразен и сообразителен!… Вон, как ты сразу сообразил бежать в царский терем спрашивать, куда с кордона люди подевались!… Лично я в таком случае скорее бы растерялся, и до сих пор топтался там на месте!… А ты видишь, как быстро смекнул, что тебе делать!… Да это даже, где-то граничит с благородством!… — разливая по чаркам отравленное грибком вино, льстиво нахваливал царевича герцог.

Однако Демидушка уже понял к чему эта похвальная тирада, она нужна лишь для того, чтоб притупить его бдительность и опоить. А потому он решил, что пора прекращать этот затянувшийся фарс. К тому же в его распоряжении было сильное противоядие, подложенное ему в котомку матушкой-царицей в последний момент. Зная скверный норов герцога-соседа, и понимая, в какой переплёт может попасть её сын, она успела снабдить его целительным зельем. Коим Демидушка теперь и собирался воспользоваться.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Сказка о юном царевиче Дёмушке, его матушке – царице, батюшке – царе, и злобном герцоге Кордицепсе.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Четыре сказки о юных героях предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я