Витой Посох. Постижение
Иар Эльтеррус, 2011

Черная тень вздымается над Игмалионом, надвигаются грозные события. Кому придется встать на пути беды, кто сможет заслонить собой остальных? Снова это падает на плечи Кенрика, которого ведет Витой Посох. Но теперь он не один, теперь рядом встают Нир с друзьями и карайнами – без их помощи не справиться. И сами боги вмешиваются, чтобы помочь героям добиться успеха, остановить древнее зло…

Оглавление

Из серии: Витой Посох

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Витой Посох. Постижение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Приблизившись к перешейку, отряд по приказу капитана сбавил ход. Вперед на всякий случай были высланы разведчики — неизвестно, насколько за прошедшие дни расползлись керионцы, они вполне могут оказаться и где-то поблизости, поэтому лучше соблюдать осторожность.

Кенрик все время, прошедшее после встречи с истинным магом, размышлял, пытаясь как-то встроить новую информацию в привычную картину мира, только это не слишком у него получалось. Но он был упорен, а по словам Посоха упрям, как ульхас зимним утром. Юноша не слушал его бурчания, давно надоевшего до зубной боли.

«Ну почему ты совсем не хочешь думать?! — наконец горестно возопил Посох. — Неужели так трудно понять, что вокруг все не так просто, как тебе кажется?!»

«Оно еще проще, — отмахнулся Кенрик. — Это ты зачем-то все усложняешь».

«Нет. Я так больше не могу… — неизвестно кому пожаловался артефакт. — Он меня в могилу сведет…»

«А ты разве живой? — искренне удивился юноша. — По-моему, ты еще несколько тысяч лет назад помер».

В ответ не донеслось ничего; вероятно, Посох окончательно обиделся. А Кенрику и надо было, чтобы эта зараза отвязалась от него и не лезла со своими комментариями к каждой мысли. Он жаждал, чтобы его хоть ненадолго оставили в покое, хоть на время пути.

Внезапно из зарослей раздался птичий крик, использующийся в отряде как знак привлечения внимания. Капитан поднял руку, останавливая остальных, и несколькими жестами приказал рассеяться по местности. Невидимки, как призраки, растворились в окрестных кустах, готовясь к бою. Полусотня Кенрика сейчас двигалась впереди, поэтому юноша оказался рядом с капитаном.

— Порядок! — появился из зарослей какой-то невидимка. — Передовой дозор обнаружил раненого егеря из пограничной стражи.

— Говорить он может? — поинтересовался капитан.

— Может, — заверил невидимка.

— Тогда ведите его сюда!

По прошествии нескольких минут перед капитаном стоял заросший бородой егерь в пятнистом камуфляже, баюкая раненую руку.

— Слава Троим! — выдохнул он. — Невидимки!

— Они самые, — кивнул капитан. — Доложите обстановку!

Егерь попросил разрешения присесть, так как ноги его уже не держали, трое суток без сна и отдыха добирался к перешейку, чтобы успеть предупредить об опасности. Их отряд попал в ловушку, причем ловушку магическую, уйти живыми удалось всего троим, но и их тут же начали преследовать. Двое были тяжело ранены и остались прикрывать отход товарища. Егеря спасло прекрасное знание местности и умение маскироваться — слишком много оказалось на полуострове керионцев, все вокруг буквально кишело ими, особенно ближе к южному побережью. К северному они не особо совались и тем более не подходили к крупным городам, где стояли большие гарнизоны. По всем признакам, они к чему-то готовились, к чему-то очень важному. По дороге егерь довольно часто видел, как ему показалось, магов, делавших что-то непонятное, и счел, что донести до своих весть об этом — самое главное, так как в Игмалионе были уверены, что магов у островитян почти нет и войска вполне могли двигаться без магического прикрытия.

— Мы крайне признательны, друг, что ты дошел до нас, дабы сообщить все это, — наклонил голову капитан. — Сейчас один из моих людей отвезет тебя в ближайший поселок.

— Мне лучше отправиться с вами, — отказался егерь. — У меня легкая рана, она почти зажила. Я, конечно, понимаю, что ваши карайны многое могут, но знания местности это не заменит.

— Пожалуй, ты прав. Тим, возьми парня вторым всадником.

— Хорошо! — отозвался лейтенант Олливи.

Немного подумав, капитан несколькими жестами созвал к себе остальных лейтенантов и спросил:

— Что делать станем?

— Думаю, надо разбиться на полусотни и начать прочесывать местность сразу за перешейком, — немного подумав, сказал Ирвин Кирби, командир второй полусотни.

— Ты забыл про их магов, — возразил Марк. — У нас в отряде магов всего четверо. Прикрыть шесть полусотен они не смогут.

— Зря, похоже, мы не взяли с собой вспомогательную роту, — пробурчал еще один лейтенант. — Она бы здесь была кстати.

— Не зря, — не согласился капитан. — Мы пришли не для боя, а для разведки, поэтому нужно было оказаться здесь как можно быстрее. Вспомогательная рота задержала бы нас. Думаю, сделаем вот что. Разделимся на четыре отряда, при каждом пойдет маг. Марк, твой ученик уже способен работать в одиночку?

— Не знаю, сейчас спрошу, — пожал плечами тот. — Эй, Кенрик, поди сюда!

Юноша, не ждавший, что его позовут, вздрогнул от неожиданности, но поспешил подойти, наставник терпением не отличался, лучше было его не сердить. Выслушав вопрос, Кенрик почесал в затылке и не слишком уверенно сказал:

— Семьдесят пять человек, наверное, смогу прикрыть. По крайней мере, постараюсь.

Про себя он подумал, что на самом деле легко прикроет весь отряд с помощью истинной магии — визуалы ни о чем не догадаются. Капитан уже знает, что у врага есть маги, но не знает, что эти маги — кукловоды. И это плохо. Очень хотелось предупредить, но это значило бы выдать себя. Нет, лучше не рисковать, а незаметно следить и при обнаружении тихо уничтожить кукловода — ему эти порченые не противники, если судить по случившемуся в Средоточии.

«Не будь таким самоуверенным, — недовольно проворчал Посох. — Древние истинные тоже так считали. И где они? А нету… Сожрали их кукловоды и не подавились. И тебя сожрут, если и дальше дурака валять будешь».

«Да, это я поспешил, — вынужден был признать свою неправоту Кенрик. — Но что-то же делать надо?»

«Надо. Только глупостей стараться не творить. Не подставляться лишний раз».

«Знаешь, если передо мной будет стоять выбор — дать друзьям погибнуть или раскрыться, я раскроюсь».

«Эти самые друзья предадут тебя в любой момент!» — зло буркнул Посох и замолчал.

Кенрик едва заметно покачал головой — ему очень надоела паранойя вредного артефакта, который не верил никому и ничему. Его можно, конечно, понять, если вспомнить все, что с ним случилось, но самому становиться таким же юноше не хотелось.

Отряд тем временем споро разбился на четыре группы, Кенрик, естественно, оказался в той, которую возглавлял Марк, не собирающийся спускать с ученика глаз. Капитан тоже присоединился к ним. Каждый из отрядных магов, включая юношу, поставил над своей группой полог незаметности. Визуалы не обратили внимания, что на каждом из невидимок повисло еще одно заклинание, предназначенное для введения в заблуждение именно кукловодов — любой из них, осуществляя поиск привычным способом, увидит вместо человека какое-нибудь дикое животное. Посох, наблюдая за Кенриком, насмешливо хмыкал, но ничего не говорил. От него во все стороны исходила ирония.

Перешеек удивил Кенрика, он совсем не походил на Илайский, пустой и каменистый. Этот же радовал взгляд разноцветными скалами, из которых вода и ветер за тысячелетия создали причудливые фигуры, иногда напоминающие то человека, то карайна, то взлетающего зорхайна, то что-то фантастическое, но благодаря игре света и тени кажущееся живым. Некоторые скопления скал походили на сказочные замки. Свист ветра среди каменных нагромождений звучал, как странная песня без слов. Поначалу она казалась завораживающей, но чем дальше, тем тревожнее становилось на душе у людей и карайнов. Возникало ощущение, что в любой момент может случиться невесть что. Менее тренированным людям, наверное, вскоре начали бы мерещиться враги за каждым камнем, ведь даже невидимки часто озирались против своей воли, чувствуя себя очень неуютно. Это ощущение усугублялось вполне реальной опасностью — выветренные скалы изредка обрушивались в самый неподходящий момент. Никому не хотелось попасть под обвал.

Однако все на свете заканчивается, закончился и путь через перешеек.

Оказавшись на территории Хирлайдского полуострова, разделившиеся на четыре отряда невидимки без лишних слов рассеялись по лесу в разных направлениях. Каждый знал, что должен делать — сейчас они находились на вражеской территории и были готовы к любой неожиданности.

«Внимание! — примерно через полчаса раздался в голове Кенрика мысленный голос Черныша. — Фланговый разъезд обнаружил следы противника. Поворачиваем налево. Тебе капитан приказал держаться позади. Проверь, нет ли среди врагов магов!»

«Сейчас сделаю», — отозвался юноша.

Не теряя времени, он погрузился в легкий транс и отправил вперед поисковое заклинание. Вскоре оно вернулось.

«Передай капитану, — обратился Кенрик к Чернышу, — что там примерно двести человек. Магов нет, только защитные амулеты дрянного качества, против визуала они — ничто. Но воины явно опытные и вооружены арбалетами».

«Передал», — коротко сообщил карайн.

Арбалеты… Значит, придется соблюдать немалую осторожность, это оружие опасно и для карайнов. Даже странно, ведь арбалеты очень дороги. Видимо, на Хирлайде находится элитный отряд островитян, простые воины арбалетов иметь не могут. Кенрик хотел что-то сказать, но передумал — капитан, при его опыте, все это понимает ничуть не хуже, поэтому нечего лезть со свиным рылом в калашный ряд. На всякий случай юноша усилил полог отвлечения внимания над своей группой.

Керионцы двигались рассыпным строем, зорко оглядывая окрестности, буквально стелясь между деревьями, из чего сразу становилось ясно, что это действительно не простые воины. Интересно, ведь по данным второго аррала егерей и подобных им войск на острове нет. Снова, получается, слизняки ушами прохлопали, несмотря на свой хваленый профессионализм.

Благодаря действию заклинания, керионцы заметят невидимок только в пятидесяти шагах от себя. И, главное, не дать им времени изготовиться к стрельбе. Хочешь не хочешь, а придется использовать зелье ускорения, хотя после этого отряду придется отдыхать — слишком много сил расходуется в ускоренном режиме. Спешившись, невидимки достали из седельных сумок по два флакончика зелья, один из которых каждый выпил сам, а второй споил своему карайну. Кенрик сделал это с неохотой — никогда не любил постэффектов, однако приказ есть приказ.

Зелье начало действовать, в ушах зашумело от прилива крови к мозгу, цвета всего вокруг поблекли, становясь оттенками серого, руки слегка задрожали. Юноша знал, что его глаза сейчас едва заметно засветились.

«Разделиться на пятерки! — через карайнов приказал капитан. — Атака рассыпным строем. Офицеров брать живьем!»

Кенрик единым слитным движением вскочил в седло, пристегнулся и скомандовал Чернышу:

«Вперед!»

«Поохотимся!» — радостно поддержал его тот и сорвался с места.

Карайны почти невидимыми тенями скользили между деревьев. Островитяне не успели среагировать; да что там, они даже заметить ничего не успели. Кенрик обнажил клинки шагах в десяти от первого керионца — его учитель был обоеруким мечником, таковым сделал и ученика. Юноша надеялся, что ему не станет плохо прямо во время боя, потому что он никогда еще никого не убивал лицом к лицу. Тренировки сыграли свою роль, и мечи Кенрика мгновенно обезглавили двух островитян. А затем пошла рубка, точнее даже избиение — керионцы просто не видели, с кем дерутся.

Однако кто-то из вражеских командиров оказался грамотным и перед тем, как его оглушили, успел приказать вести беглый огонь по лесу. А поскольку островитян было больше двухсот, группа всех сразу уничтожить не смогла и понесла потери — двое невидимок и один карайн были убиты на месте, несколько ранены. Но это не помогло керионцам, не прошло и нескольких минут, как весь их отряд, исключая двух оглушенных офицеров, был полностью перерезан — обозленные гибелью друзей игмалионцы не щадили никого.

Как только все закончилось, Кенрик, и раньше ощущавший позывы тошноты от вида потоков крови и кусков человеческих тел, скатился с карайна на траву и согнулся в приступе болезненной рвоты. Реальность оказалась куда страшнее, чем он представлял.

— Он что, еще не убивал до сих пор? — как сквозь вату донесся до юноши голос капитана.

— Нет, — смущенно ответил Марк, — в реальном бою не бывал. Но показал себя неплохо, четверых завалил. И не позволил себе расслабиться, пока все не кончилось.

— Это неважно! — отрезал Кевин. — Он нарушил мой приказ — держаться позади. У нас слишком мало магов, мы не можем их терять!

Только тут до Кенрика дошло, чтo он сделал не так. Проклятье! Опять влип, капитан этой оплошности не забудет, обязательно накажет, а фантазия в выдумывании наказаний у него богатая, не раз на своей шкуре испытывал. Юноша оказался прав — его обязали убирать каждый раз следы пребывания отряда после стоянок, для чего придется просыпаться на час-другой раньше остальных. Это было очень неприятно, поспать Кенрик любил. От досады он даже забыл о своих переживаниях по поводу убийства керионцев.

Похоронив погибших, невидимки некоторое время стояли молча, а затем, захватив пленных, покинули место боя. Вскоре по приказу капитана разведчики отыскали укромный овраг, где разбили походный лагерь.

— Приведите ко мне островитян! — распорядился капитан, удобно устроившись на стволе поваленного дерева.

Вскоре Марк и еще трое невидимок привели пришедших в себя керионских офицеров. Судя по шитью на мундирах, один был совсем еще юным лейтенантом, а другой ни много ни мало майором средних лет. Кевина это сразу заинтересовало. Что забыл майор в диком лесу? Почему он отправился с небольшим отрядом? Пусть отрядом неплохих бойцов, но все равно небольшим. Что-то тут не то, и необходимо выяснить, что именно.

— Добрый день, эллари! — наклонил голову капитан. — Я Кевин ло’Иларди, командир отряда невидимок, о чем вы и сами, вероятно, догадались.

— Желаем здравствовать, эллари капитан! — в том же духе ответили пленные.

— Вы вторглись на нашу территорию без объявления войны, эллари! Позвольте узнать, что это значит?

— Мне неизвестно, объявлял ли герцог официально войну вашей стране, но она идет, — пожал плечами майор. — Я, как и вы, офицер и исполняю приказ. Мне было поручено силами приданного отряда арбалетчиков перекрыть перешеек, чтобы не допустить вас на полуостров, однако вы нас опередили. Позвольте высказать свое восхищение боевыми качествами ваших воинов. Я даже понять ничего не успел, как был оглушен. Что с моим отрядом?

— Уничтожен, — коротко уведомил капитан. — Не понимаю, на что вы рассчитывали. Вскоре здесь будет принц с войсками и выбьет вас с полуострова за декаду максимум.

— Мы до конца выполним свой долг, даже если придется погибнуть, — позволил себе намек на улыбку керионец. — Думаю, вы на нашем месте поступили бы так же.

— Это так, — вынужден был согласиться Кевин. — Насколько я понимаю, добровольно вы мне необходимую информацию не предоставите?

— Вы можете нас пытать! — выдохнул лейтенант, вызвав неодобрительный взгляд майора, но это его не смутило. — Но вы все равно ничего не добьетесь!

— Пытать? — хищно осклабился капитан. — Зачем же? Есть куда более цивилизованные методы. Кенрик!

Юноша, до того старавшийся не попадаться ему на глаза, поспешил подойти — когда капитан зовет, нужно бежать со всех ног.

— Ты владеешь заклятием правды?

— Владею, — не решился скрывать Кенрик.

— Наложи его на них, — распорядился капитан.

Много времени и усилий формирование нужного заклинания у юноши не отняло. Не прошло и нескольких минут, как лейтенант с майором сидели на траве и пускали слюни, устремив ничего не видящие глаза в никуда.

— Отлично! Молодец! — похвалил Кевин.

Затем он повернулся к пленным и начал задавать четко сформулированные вопросы о численности и дислокации керионских отрядов. И чем больше выслушивал ответов, тем больше мрачнел. Ситуация не радовала. Это было не небольшое нападение, как обычно, а полномасштабное вторжение — на полуостров высадилось более двадцати тысяч человек. Причем островитяне высадились два месяца назад и за это время успели построить укрепления. К городам не совались, деревни и другие поселения не грабили. Последнее сразу удивило капитана. А как прокормить такую ораву? Возить продовольствие с острова на кораблях? Чушь полная, обязательно бы хоть один, да заметили. Однако этого не случилось.

Немного подумав, Кевин продолжил расспросы и вскоре выяснил, что продовольствие доставляется через открываемые прямо на месте порталы некими магами-союзниками. Это известие повергло капитана в шок, ведь, насколько он знал, во всей каверне есть только один маг, способный открывать порталы куда он хочет. И это патриарх высших зорхайнов. Так откуда же взялись помогающие керионцам маги? В этот момент до Кевина дошло откуда, и он покрылся холодным потом. Кукловоды! Да, они больше не имеют возможности перемещаться между кавернами, но ведь портал на острове Хорн тоже был захвачен островитянами. Видимо, через него и пришли кукловоды. Ясно теперь, что за союзники у керионцев. Какие идиоты! Они же не знают, кто такие кукловоды и чего добиваются! Схватились за предложение помощи, не подозревая, какую цену придется за нее заплатить.

Жестом отдав приказ увести пленников, капитан достал из поясной сумки черный кристалл связи, выданный ему перед отправлением Мертвым Герцогом. Этот кристалл позволял связываться только с ним лично. Полученная информация столь важна, что первым ее должен узнать даже не принц, а глава второго аррала — он сумеет принять нужные меры.

— Слушаю вас, капитан, — отозвался ло’Верди.

Кевин незаметно вздохнул и рассказал обо всем.

— Благодарю за информацию! — после недолгого молчания произнес Мертвый Герцог. — Мы с милордом ректором и его высочеством предполагали нечто в этом духе, сейчас вы подтвердили наши подозрения. Проблема в том, что пленным неизвестно, кукловоды это или кто другой. Я очень прошу вас выяснить! Так как пока мы не знаем в точности, кто нам противостоит, мы не сможем сделать необходимых шагов.

— Если это в человеческих силах, выясним! — пообещал капитан. — Я немедленно отправлю на разведку десяток лучших воинов, прикрываемых магом. А теперь я хотел бы узнать кое-что у вас.

— Спрашивайте.

— Наш флот уже добрался до острова Хорн? Он ведь, насколько я помню, вышел из Кейда.

— Нет, — устало ответил Мертвый Герцог. — Мы отправили разведчиков на курьерском судне из Дарлайна, так как паром с острова в срок не прибыл. Остров пуст, на нем нет ни единого человека. Трупов наших воинов тоже нет, и куда они делись, неизвестно. Поэтому мы не имеем ни малейшего понятия, что же произошло на Хорне. Но я думаю, что кукловоды при помощи керионцев прибыли через портал, после чего ушли и теперь разгуливают по нашей каверне. Визуалы, как помните, их обнаружить не могут.

— Дела-а… — протянул Кевин. — Если вы правы, то у нас большие проблемы.

— Очень большие, — со вздохом подтвердил ло’Верди. — И, мало всего прочего, так портал еще и выведен из строя. По крайней мере, бывший среди разведчиков маг открыть его не смог и утверждает, что никому из визуалов это не под силу.

Капитан не выдержал и выругался. Проклятые кукловоды зачем-то решили запереть их в каверне. Для чего им это нужно? Явно для чего-то очень нехорошего. Нужно что-то делать, но что? Даже самый сильный визуал ничего не может поделать с истинными, пусть и порчеными магами. Он хорошо помнил экспедицию в Средоточие, где один далеко не самый сильный кукловод легко спеленал десятерых визуалов и патриарха, даже не запыхавшись при этом.

— Понимаю ваше состояние. — В голосе Мертвого Герцога прорезалась ирония. — Однако каждый из нас на своем месте обязан сделать все, что сможет. Если не трепыхаться, то стопроцентно пойдешь ко дну. В прошлый раз мы сумели справиться, надеюсь, сумеем и в этот.

— В прошлый раз, если помните, нам помогли, — резонно возразил Кевин. — Но вы правы, делать все возможное нужно. Я постараюсь добыть необходимую информацию.

— Будьте осторожны, капитан. Высшие зорхайны, отправленные на разведку, сообщили, что южная часть полуострова буквально кишит островитянами. Впереди у вас укрепленные лагеря. Вскоре вас должен найти зорхайн, который передаст вам карту их расположения.

— Благодарю! Всего доброго!

Отключив связь с Мертвым Герцогом, капитан тут же связался с принцем и доложил ему то же самое, присовокупив свои выводы и размышления — ведь Лартин, ко всему прочему, был еще и его близким другом, с которым можно, ничего не скрывая, говорить на любую тему и не бояться, что тебя не поймут.

Как выяснилось, часть войск под командованием одного из генералов, которому принц доверял, уже выступила и в данный момент приближалась к Илайскому перешейку. Декады через полторы-две они должны добраться до места, если ничего непредвиденного не случится. А случиться в данной ситуации может что угодно — кукловоды опасные противники, от них можно ждать всего, даже самого невероятного.

— Марк! — повернулся капитан к одноглазому лейтенанту. — Подбери десяток лучших мастеров скрытного передвижения. Себя в этот десяток не включай, ты мне нужен здесь. Кенрик обеспечит им магическое прикрытие.

— Не хотел бы я парня от себя отпускать, — недовольно поморщился тот. — Он еще совсем зеленый.

— Понимаю, что зеленый, но выбора нет. Нам необходимо любой ценой выяснить, с кукловодами мы имеем дело или с кем-то другим.

— Сами чем займемся?

— Обычным делом. — Ухмылка Кевина напоминала оскал сильно разозленного карайна. — Глотки будем резать. Исподтишка.

— А коли на мага нарвемся? — поинтересовался Марк.

— Осторожность и еще раз осторожность, — отмахнулся капитан. — Амулеты у нас отличные. Вряд ли нас сумеют обнаружить, особенно если станем действовать малыми отрядами. Да глубоко забираться не станем, пока не получим карту. Кто-то, конечно, погибнет, но мы присягу давали, а потому, сам понимаешь…

— Понимаю, — вздохнул лейтенант. — Пойду займусь подбором людей.

Однако первым делом он занялся не этим, а ухватил за шкирку Кенрика, только собравшегося немного отдохнуть и перекусить, оттащил его в сторону и принялся доставать бесчисленными наставлениями. Юноша, услышавший, что ему предстоит, мысленно взвыл; он прекрасно знал, что такое скрытное передвижение в понятии невидимок, доводилось выбираться в тренировочные походы, где его гоняли в хвост и в гриву. Ни огня зажечь, ни отдохнуть на приглянувшейся полянке. Есть приходится только то, что можно добыть, не выдавая присутствия человека. Однажды змею заставили съесть, сырую! О лягушках и прочей живности и говорить не приходится. А сейчас будет еще хуже, поход не тренировочный, а боевой, значит, осторожность будут соблюдать куда как сильнее. Вот только выбора Кенрик не имел и на том успокоился. Таков уж у него был характер — сперва страдал, а потом принимал реалии, как должно, и старался соответствовать, тщательно выполняя даже самые неприятные обязанности.

Не прошло и часа, как десятеро невидимок в сопровождении Кенрика скрылись в зарослях. С собой каждый взял только самое необходимое. Лица они раскрасили грязью, теперь обнаружить их могли только опытные лесные егеря, да и то вряд ли. Что ждало впереди, никто не знал, но на всякий случай все мысленно готовились к бою.

* * *

В университет Нир шел с большой неохотой, он с куда большим удовольствием повалялся бы на кровати и почитал книгу. А книг он позавчера накупил великое множество, потратив больше тысячи золотых — непредставимую для него еще несколько дней назад сумму. Но раз Мертвый Герцог сказал, что за выданные деньги можно не отчитываться, то почему бы и нет?

Ко входу в охраняемое крыло он подошел одновременно с высоким русым парнем, одетым без излишней роскоши. Тот поздоровался с Ниром первым. Он ответил однокурснику, сразу вспомнив, что это второй из тех, кто читает на лекциях книги. Причем юноша обратил внимание, что чаще всего это книги исторические, в отличие от Меллира, предпочитающего философию. Тоже любопытно: человек, любящий исторические хроники, обычно мыслит нестандартно. Пожалуй, с ним стоит познакомиться поближе. Как там его зовут? Ах да, граф Дарлин ло’Тассиди, сын довольно известного в свете нелюдима. Его отец слыл в среде аристократов чуть ли не изгоем. Почему — Нир не знал. Придется, похоже, выяснить, это может оказаться важным.

Они поднялись по лестнице и подошли к своей аудитории, которая оказалась закрытой. Преподаватель и часть студиозусов еще отсутствовали, Меллира тоже пока не было. Пришедшие пораньше молодые аристократы сбились небольшими группками возле окон в коридоре и о чем-то переговаривались. Большинство из них относилось к типу, который Нир обозвал про себя «молодые оболтусы». Дарлин, ни с кем не здороваясь, встал у дверей аудитории, достал из своей сумки книгу и уткнулся в нее. Его лицо выглядело непроницаемым; казалось, что все в мире ему совершенно безразлично. Интересно, судя по поведению, отношения с одногруппниками у графа не сложились, что, впрочем, неудивительно, учитывая его интересы. Возможно, стоит познакомиться прямо сейчас? Но чтобы это стало возможным, необходимо чем-то заинтересовать его. Немного подумав, Нир понял, чем именно.

— Простите, что отвлекаю вас, — обратился Нир к Дарлину, — насколько я вижу, вам небезразлична история нашей страны. Я тоже ею интересуюсь, позавчера мне чудом удалось приобрести редкую книгу. Интересно было бы узнать ваше мнение по ее поводу.

— Какую именно книгу вы имеете в виду? — неохотно поднял на него глаза тот.

— «Хроники Исгата», причем очень неплохо сохранившийся экземпляр.

Глаза графа от такого известия удивленно расширились, он был полностью уверен, что найти в столице это издание нельзя ни за какие деньги. Надо узнать, нет ли там еще одного экземпляра и сколько он стоит. Хотя отец выделял ему немалые средства, но на древний фолиант их может и не хватить.

— Очень интересная и редкая книга! — хрипло выдохнул он. — Даже слишком редкая, мне, к сожалению, ее читать не доводилось, знаю только по отзывам более поздних авторов, с трудами которых знаком. Во сколько вам она обошлась?

— Да пустяки, — отмахнулся Нир, — всего лишь пятьсот золотых.

— Немалые деньги, — поежился Дарлин. — Но я бы тоже их не пожалел, если бы первым увидел эти хроники. Где вы их нашли?

— Если знаете, на пересечении Седьмой кольцевой и Шестой радиальной есть небольшая книжная лавка, даже без названия, там я их и обнаружил на верхней полке, куда несколько лет никто не забирался. Но, к сожалению, это был единственный экземпляр.

— Искренне вам завидую, — грустно вздохнул граф. — Очень хотелось бы почитать. Насколько мне известно, Исгат нестандартно интерпретирует многие события времен становления королевства.

— Если хотите, могу дать почитать, — предложил Нир. — Вы, как я понимаю, умеете обращаться со старыми книгами.

— Буду вам крайне признателен, — приложил руку к сердцу Дарлин. — Со старыми книгами я действительно хорошо умею обращаться и даю вам слово, что верну «Хроники» в том же виде, в котором получу.

Нир в свое время действительно очень интересовался историей становления Игмалионского королевства, поэтому им нашлось о чем поговорить. Молодые люди настолько увлеклись, что едва не пропустили приход преподавателя, спохватившись в последний момент. Войдя в аудиторию, они направились к задним рядам и сели за соседние столы. Последним в дверь влетел едва не опоздавший запыхавшийся Меллир и, увидев, что его обычное место занято, недоуменно застыл на месте. Нир ободряюще улыбнулся ему и показал на свободный стол перед собой, за который юный граф после некоторых сомнений и уселся. Однако то и дело озадаченно поглядывал на нового приятеля, не зная, что ему и думать. По этим взглядам варлин понял, что Меллир ничего не понимает и готов снова замкнуться в себе. Поэтому сразу после того, как прозвенел звонок, Нир обратился к нему:

— Не удивляйтесь! Просто мы с графом ло’Тассиди нашли общий язык, так как оба интересуемся историей. Вы вот интересуетесь философией, а мне интересно и то и другое. Да и вообще, мне кажется, что людям, имеющим отличные от большинства интересы, стоит держаться вместе. Хоть поговорить будет с кем не об охоте и новых нарядах.

— Мысль здравая, — вступил в разговор Дарлин. — Однако вас не смущает то, что в свете меня считают изгоем?

— Ничуть, — широко улыбнулся Нир. — Я среди них тоже чужой, и у меня есть свое собственное мнение.

— Я был бы, конечно, рад… — неуверенно произнес Меллир. — Но у меня никогда не было ни друзей, ни приятелей… С теми, кто интересен, запрещал водиться дедушка, потому что они были ниже по положению, а с этими, — он покосился на выходящих из аудитории студиозусов, — неинтересно.

— Вы правы, с ними действительно не о чем говорить, — поддержал Нир. Дарлин согласно кивнул.

— Спеси много, — добавил он, — а ума не слишком.

Трое молодых людей оглядели друг друга, они ощущали взаимную симпатию и сами удивлялись этому. Меллир очень надеялся обрести друзей, верных, честных, настоящих… таких, как описаны в книгах. Если эти двое станут его друзьями, то даже дедушка не будет иметь ничего против, их семьи не менее знатны и богаты, чем род ло’Сайди. Дарлину надоело быть изгоем и почти каждую неделю драться на дуэлях, отстаивая свою честь. Он очень хотел иметь свой круг общения, людей, с которыми можно поговорить о том, что его действительно интересует, а не о том, что, по мнению высшего света, должно интересовать молодого аристократа. Граф давно присматривался к Меллиру, который тоже не отрывался от книг, но его смущала невероятная застенчивость того. Ну а Нир хотел найти в среде аристократов людей, на которых он мог бы положиться так же, как на Кенрика.

День за днем отношения новых приятелей становились все ближе, они постепенно начинали больше доверять друг другу. Даже Меллир уже не выглядел таким скованным, в его глазах появился живой огонек. Остальных студиозусов выбор барона-невидимки явно удивлял, некоторые попытались было тоже наладить с Ниром какие-то отношения, но он ни с кем, кроме Меллира и Дарлина, сблизиться не пожелал, соблюдая со всеми прочими безукоризненную вежливость, но общаясь только в пределах необходимого.

Через три дня на последней лекции всем студиозусам группы сам декан лично вручил приглашения на королевский бал, который должен был состояться послезавтра. Меллир при этом тяжело вздохнул, словно его ждало что-то очень неприятное, а Дарлин брезгливо поморщился и выругался сквозь зубы, чего обычно себе не позволял. Нира удивила реакция обоих, он едва дождался окончания лекции, чтобы спросить о ее причинах.

— Да понимаешь, — вздохнул в ответ Дарлин (они уже успели перейти на «ты»), — там будет слишком много неприятных мне людей…

— А меня опять сватать начнут, — неохотно пробурчал Меллир. — Хоть бы одна из этих дур была чуть поумнее пробки. А приходится соблюдать вежливость, иначе дед мне такого пропишет…

Он замолчал, а затем предложил сходить в трактир, чтобы поговорить о предстоящем бале и обсудить, как себя вести, чтобы не привлекать лишнего внимания.

— В трактир? — удивленно переспросил Нир. — А разве твой дед не прислал за тобой карету?

— Нет, — широко улыбнулся Меллир, — он, понимаете ли, одобрил ваши кандидатуры в качестве моих друзей и дал мне немного больше свободы. Теперь мне позволено появляться дома не в четыре, как раньше, а не позднее восьми.

Он вспомнил, как это случилось, и улыбнулся еще шире. Вчера вечером старый генерал ло’Сайди вызвал внука к себе, смерил его недовольным взглядом и указал на кресло напротив. А затем негромко сказал:

— Мне доложили, что тебя видели с какими-то двумя хлыщами. Кто они и что все это значит?

— Мои одногруппники, — дрожащим голосом ответил Меллир, страшно боясь, что дед запретит ему общаться с приятелями. — Они не менее знатны и богаты, чем мы!

— Имена!

— Граф Дарлин ло’Тассиди и барон Нирен ло’Хайди.

— Барон? — удивленно приподнялись брови генерал. — Что делает барон в вашей группе?!

— Он очень богат, — поспешил успокоить старика юноша. — О чем речь, если он носит костюм работы мастера Этайра как повседневный!

Он и сам узнал об этом только вчера, случайно услышав разговор других студиозусов, но поспешил вставить в разговор, не придумав других аргументов.

— Мастера Этайра? — с еще большим недоумением переспросил генерал. — Странно. Видимо, чей-то бастард. Однако бастард — неподходящая для тебя компания.

Меллир едва не расплакался и выдохнул:

— Он… он… еще и невидимка… У него боевой двухвостый карайн есть…

— невидимка? — подобрело лицо старика. — Тогда совсем другое дело, так бы сразу и сказал. Невидимка — это тебе не штатский штафирка, этот в случае надобности любому глотку перережет. Может, и тебе поможет стать немного решительнее, а то ты совсем уж тютя. Одобряю!

Немного помолчав, генерал продолжил:

— Теперь второй. Если я правильно понимаю, это тот самый завзятый дуэлянт, не прощающий никому ни одного оскорбления?

— Насколько я знаю, да, — пожал плечами Меллир. — Мы об этом не говорили.

— А о чем же вы говорили? — нахмурился старик.

Юноша лихорадочно попытался вспомнить, было ли в их разговорах что-нибудь, что могло бы понравиться деду, лгать ему просто не пришло в голову. К счастью, на память пришел вчерашний спор Нира с Дарлином.

— Ну, вчера, например, мы обсуждали последнюю битву Дорской кампании, — неуверенно сказал он.

— Да?! — оживился генерал, командовавший в свое время этой битвой с игмалионской стороны. — И к чему же вы пришли?

— Ну-у-у, Дарлин сделал вывод, что если бы не удалось заманить дорцев меж двух холмов, то мы могли проиграть… — еще более неуверенно пробормотал Меллир.

— А он прав, — удовлетворенно покивал старик. — Я до последней минуты боялся, что они не полезут в ловушку. Однако полезли. Что ж, одобряю и этого, хороший офицер будет, достойная смена растет. Еще бы тебя обучить немного мечом владеть, а то машешь им, как служанка шваброй.

Юноша незаметно поежился, только этого счастья ему и не хватало. И так всю свою сознательную жизнь уклонялся от этого, послушно, но очень вяло выполняя упражнения, которые требовали выполнять тренеры из отставных вояк. Внешне он был мягким и послушным, но втайне ото всех гнул свою линию и не собирался учиться тому, что ему не нравилось. Поэтому он покорно выслушал очередные поучения деда, притворно согласился и, обрадованный разрешением приходить к восьми вечера, а не сразу после занятий, с чистой совестью отправился спать.

Очнувшись от воспоминаний, Меллир все с той же радостной улыбкой на губах окинул взглядом удивленных друзей.

— Да уж, — протянул Нир. — Я думал, что твой дед непробиваем. Чем, интересно, мы ему пришлись по вкусу?

— Ты — тем, что невидимка, а ты — тем, что разбираешься в тактике. Дед твой вчерашний вывод касательно битвы при Доре признал правильным.

— Я разбираюсь в тактике?! — изумился Дарлин. — Я просто сделал естественный вывод. Надо же, не ошибся…

— Ладно, пойдемте в трактир, — махнул рукой Меллир, только не в «Дар Троих», у меня от его обстановки зубы ломит.

— Я знаю тут неподалеку неплохое местечко, — предложил Нир. — Невидимки, когда в городе, туда частенько захаживают — цены божеские и кухня отличная.

Через каких-то четверть часа трое приятелей сидели за угловым столиком небольшого трактира «След карайна». Нира в нем неплохо знали, он не раз обедал здесь раньше. Покосившись на Меллира с Дарлином, юноша решил, что они не поймут, если он закажет любимое темное пиво, и хотел было заказать вина, но не потребовалось, Дарлин сам попросил принести пива, а вслед за ним и Меллир, решивший ради любопытства попробовать простонародный напиток. На закуску Нир заказал запеченную свиную ногу, которая настолько понравилась аристократам, что ее мгновенно умяли, и пришлось брать еще одну.

— Что ты хотел сказать по поводу бала? — поинтересовался Нир, повернувшись к Меллиру.

— То, что там нам стоит держаться поближе друг к другу, — хмуро бросил тот. — И не связываться ни с кем из основных группировок.

— Почему?

— У меня ощущение, что назревает очередной заговор. Слишком странным стало поведение некоторых личностей на последних балах. Думаю, второй аррал скоро возьмет их за шкирку. Не хотелось бы, чтобы нас заподозрили в связи с ними — Мертвый Герцог шутить не любит, на раз можем головы потерять.

Нир удивленно посмотрел на юного графа, открывшегося с совершенно неожиданной стороны. Он никак не ждал, что это существо не от мира сего способно видеть, а не только смотреть, да еще и делать из увиденного выводы. Одновременно, будучи варлином, Нир мысленно сделал стойку, совсем как охотничий пес на взлетевшую птицу. Заговор? Может, для того его и внедрили в эту среду, чтобы он добрался до заговорщиков? Вполне может быть. Придется на балу смотреть в оба глаза и слушать в оба уха, не упуская ничего.

* * *

Отпив глоток из высокого бокала, Нир покатал вино на языке — божественный вкус. Но и стоит такое вино до ста золотых за бутылку, далеко не каждый аристократ может себе его позволить. Впрочем, королевский бал — ничего удивительного. Юноша обвел взглядом окружающих и усмехнулся своим мыслям, снова поймав себя на старой привычке анализировать происходящее с разных точек зрения. Покойный граф ло’Тарди, сам являясь великолепным аналитиком, не только приветствовал эту привычку, но еще и приложил руки, чтобы отточить умственные способности ученика до бритвенной остроты. Не раз случалось так, что граф отправлял Нира на целый день в какой-нибудь трактир или присутственное место, чтобы тот понаблюдал за людьми, а вечером требовал письменного аналитического отчета по всем событиям дня. Разбирая их, он был порой безжалостен, приучая юношу к бесстрастной лаконичности, и Нир со временем научился ей.

Однако сейчас выводы делать было рано. Сейчас юноша наблюдал, запоминая все достойное внимания, чтобы потом подумать об этом на досуге. Он мысленно разделял окружающих его людей на категории, одновременно отмечая каждого, кто мог быть опасен — ему, друзьям, отряду или стране. Случившееся за последнюю декаду до сих пор не нравилось Ниру, но он уже понимал, что все не так-то просто, что это отнюдь не прихоть Мертвого Герцога или короля. Здесь явно разыгрывалась некая пока непонятная ему комбинация. Наверное, на его уровне о сути комбинации и не нужно знать, возможно, она слишком важна.

Найдя взглядом стоящего неподалеку у стенки Меллира, уныло беседующего с очередной увешанной драгоценностями девицей, Нир ехидно ухмыльнулся. Девица была то ли вторая, то ли третья за вечер — и с вполне понятными целями. Представив себя на месте приятеля, юноша поежился. Как хорошо, что он всего лишь барон, а не наследник герцога! А то бы и его взяли в оборот матроны, фонтанирующие матримониальными планами. Впрочем, на Нира и так уже поглядывали, обратив внимание и на костюм, и на драгоценности, и на церемониальный меч, который сам по себе являлся драгоценностью. Однако аристократы пока не знали, чей наследник этот роскошно одетый молодой человек, поэтому к нему еще присматривались. Каждый сразу понял, что титул, которым был представлен юноша, только отчасти соответствует действительности, что он, скорее всего, пока еще не признанный наследник знатного рода, и терялись в догадках, какого именно.

Внезапно внимание Нира привлек мелькнувший шагах в двадцати Дарлин, застывший напротив какого-то высокомерного на вид хлыща. Граф был бледен и явно разъярен, он что-то говорил, но юноша не слышал что — в зале было довольно шумно. Однако Нир сразу заподозрил неладное и начал пробираться к приятелю через толпу.

— Очень хорошо, что вы здесь, барон, — повернулся к нему Дарлин, едва он оказался рядом. — Прошу вас быть моим секундантом. Граф ло’Фарайди оскорбил меня, я вынужден вызвать его на дуэль.

— Это вы наносите нам оскорбление, приглашая секундантом какого-то мелкого баронишку! — презрительно выплюнул стоящий чуть позади хлыща коренастый полноватый молодой человек с рыжими волосами, одетый богато, но безвкусно.

Нир от неожиданности и возмущения задохнулся. Он не успел сказать и слова, а его уже смешали с грязью без всякой причины. С трудом взяв себя в руки, он выдохнул рыжему:

— Вызываю вас на дуэль, кто бы вы там ни были! Надеюсь, вы не трус и придете.

— Естественно приду, барон?..

— Ло’Хайди.

— Я — маркиз ло’Сейри. К вашим услугам.

Дарлин одобрительно посмотрел на вежливо поклонившегося противнику Нира, усмехнулся чему-то своему и сказал:

— Предлагаю, эллари, встретиться завтра в семь утра у развалин Южного форта. Место укромное, нам никто не помешает.

— Кто же будет тогда вашими секундантами? — насмешливо поинтересовался ло’Фарайди.

— Моя кандидатура вас устроит, граф? — заставил Нира вздрогнуть неожиданно раздавшийся из-за спины холодный голос Меллира. Он даже представить не мог, что этот изнеженный юноша способен говорить настолько холодно, что мороз по коже шел.

— Конечно, устроит, граф, — от неожиданности отступил на шаг хлыщ.

— Хорошо, тогда встречаемся завтра утром в семь на указанном графом ло’Тассиди месте. Ваших секундантов я жду в доме моего деда. Думаю, найти его труда не составит.

— А кто будет вторым?

— Если уважаемые эллари будут не против, могу предложить свои услуги, — выступил на шаг вперед до того стоявший в стороне очень высокий молодой человек с военной выправкой. — Позвольте представиться, виконт Халег ло’Айри.

— Мы не имеем ничего против и искренне благодарны вам, виконт, — дружно наклонили головы Нир с Дарлином.

Ло’Фарайди и ло’Сейри как-то странно посмотрели на виконта, переглянулись, однако тоже согласно кивнули.

Халег и сам не до конца понимал, почему он вмешался. Просто ощутил, как это не раз уже случалось, что так будет правильно. Обычная, казалось бы, дуэль столичных аристократов из-за пустяка — у них на севере если люди и сходились в поединке, то только по очень серьезной причине и насмерть. Однако эти граф с бароном чем-то неуловимым отличались от всех вокруг, походил на них только хилый парнишка, первым вызвавшийся стать секундантом. Ему явно страшно — страх виконт чувствовал очень хорошо, — но он преодолевает себя, чтобы помочь друзьям. Халег поклонился и отошел.

Больше на балу ничего интересного не произошло, и примерно через час Нир, Меллир и Дарлин разъехались по домам.

* * *

Подъезжая к месту дуэли не в обычной карете, а в гербовой, которую ему пришлось взять по настоянию деда, Меллир откровенно нервничал. Старый генерал, услышав о том, что его внук вызвался быть секундантом на дуэли, как ни странно, обрадовался. И даже помог вести переговоры с секундантами противника, так как сам юноша о дуэльном кодексе не имел ни малейшего понятия. Благодаря генералу те приняли все выставленные условия, просто не решившись спорить с прославленным полководцем.

Выбравшись из кареты, молодой человек окинул взглядом поляну у подножия развалин. Все были на месте, кроме Нира.

— И где же ваш друг, граф? — насмешливо спросил ло’Фарайди. — Уже почти семь.

— Думаю, он прибудет вовремя, — спокойно ответил Меллир, надеясь, что его голос не дрожит.

В этот момент зашелестели кусты и на поляну тенью выскользнул черный карайн, на спине которого сидел кто-то в комбинезоне невидимки. Этот кто-то соскользнул на траву, и все присутствующие узнали Нира. Над его плечами торчала рукоять меча, в специальных петлях и креплениях на комбинезоне было множество другого оружия, включая сюрикены. Меллир бросил взгляд на ло’Сейри, интересуясь его реакцией на будущего противника, и удовлетворенно улыбнулся. В глазах маркиза стоял откровенный страх, он никак не рассчитывал, оскорбив какого-то там барона, что придется иметь дело с невидимкой. Ведь эти воины, в отличие от остальных, обычно сражались насмерть и редко щадили своих врагов. Однако ло’Сейри все же взял себя в руки, решив, что барон вряд ли принадлежит к основному составу, поскольку прославленный отряд недавно отправился на какое-то задание, тогда как этот остался в столице. Да и дуэльный кодекс барон должен соблюдать, его соблюдают даже невидимки. А дуэль — до первой серьезной раны: среди аристократов было не принято сражаться до смерти. Еще он помнил о своем козыре в рукаве, который, похоже, придется использовать. Да, бесчестно, да, можно потерять лицо, но жизнь дороже.

Ло’Фарайди при виде невидимки пришли в голову совсем иные мысли. Первым делом он поблагодарил про себя Троих за то, что не ему придется сражаться с бароном, а затем осознал, что далее травить молодого графа ло’Тассиди не стоит, раз уж завел себе таких друзей, как невидимка и внук старого генерала. Больше его обеспокоил последний — все в высшем свете знали, как страшно расправляется со своими врагами генерал. А то, что он сотворит с обидчиком его любимого внука, и представлять не хотелось. Поэтому придется оставить ло'Тассиди в покое, да и друзьям посоветовать это сделать, для здоровья полезнее будет.

— Эллари! — вышли вперед секунданты. — Не желаете ли вы примириться?

— Не желаем! — отрезал Дарлин. Нир просто отрицательно покачал головой.

Граф с маркизом переглянулись, но тоже отказались мириться.

— Тогда прошу помнить о дуэльном кодексе и о том, что дуэль ведется до первой серьезной раны, — несколько недовольным тоном сказал виконт ло’Айри.

Ему сильно не нравилось происходящее, однако Халег ощущал, что ничего непоправимого сегодня случиться не должно. Еще он чувствовал, что чем-то связан с этими тремя молодыми людьми, что их пути пересеклись не случайно. Что ж, время покажет. А пока стоит понаблюдать за стилем боя невидимки, это может оказаться интересным. Об этих сверхвоинах виконт слышал, но как они сражаются — видеть не доводилось, на их каменистый полуостров стаи диких зорхайнов не залетали, поэтому и невидимки там не появлялись.

Маркиз достал из ножен меч, второй рукой нащупал за пазухой отравленный кинжал и медленно двинулся навстречу барону. Достаточно будет слегка оцарапать его, как он потеряет силы, а через две-три декады умрет от «естественных» причин — сердечного приступа, например. Но ло’Сейри не успел ничего сделать — невидимка размазался в воздухе, и грудь маркиза ожгла острая боль. Он заорал, выронил меч и рухнул на траву, сжимая руками грудь в попытке остановить льющуюся кровь.

— Эллари барон, дуэль завершена, победа за вами! — тут же раздался голос виконта. — Если вы разбираетесь в целительстве, прошу оказать помощь.

Сказав это, Халег без промедления бросился к раненому, на ходу расстегивая сумку — на всякий случай он захватил все, что нужно для первой помощи. В их краях без такого набора никто не выходил из дому — скалы и море не прощали ошибок, в любой момент кому-то могла понадобиться экстренная помощь, а целителя или ведунью нужно еще дождаться. Невидимка удивил виконта, он никогда до сегодняшнего дня не видел, чтобы кто-то двигался с такой скоростью. И сам вряд ли сумел бы противостоять такому противнику, хотя дома считался неплохим бойцом. Рана маркиза оказалась не слишком серьезной, были всего лишь рассечены грудные мышцы — больно, много крови, но ничего страшного.

— Не дергайтесь, маркиз, сейчас я остановлю кровь, — бросил он.

— Я умираю? — слабым голосом спросил тот.

— Вряд ли, — сквозь зубы произнес виконт. — Декады три проведете в постели. Думаю, ваши родственники сумеют обеспечить вам должный уход. А теперь, прошу вас, уберите руки с раны, чтобы я мог вам помочь.

Ло’Сейри облегченно вздохнул и, хотя и с трудом, убрал трясущиеся руки. Халег тут же полил рану кровеостанавливающим зельем, отчего раненый заорал как резаный — изготовленное визуалами Антрайна зелье сразу останавливало кровь, но очень сильно пекло при этом. Теперь следовало смазать рану заживляющей мазью и перевязать. Халег обернулся к подошедшему Ниру и попросил:

— Помогите мне, пожалуйста, снять с него камзол.

Тот бросил последний взгляд на вторую пару дуэлянтов и успокоенно кивнул — за Дарлина беспокоиться не стоило, он все больше теснил ло’Фарайди, явно лучше того владея мечом. Затем юноша склонился к стонущему маркизу — он не испытывал к этому дураку никакой ненависти и убивать его изначально не собирался — и вместе с виконтом начал снимать с него камзол. Внезапно ло’Айри, извернувшись немыслимым образом, отдернул в сторону правое колено. На место, где оно только что находилось, упал небольшой кинжал, и упал так, что если бы виконт не отдернул ногу, то неминуемо поранился бы. Нир протянул руку к кинжалу.

— Стойте! — заставил его замереть резкий возглас виконта. — Не трогайте эту гадость! С кинжалом что-то не так!

— Не так? — удивился Нир, наклоняясь ниже, чтобы рассмотреть кинжал, но ничего необычного на нем не увидел.

Он на мгновение задумался. Служба во втором аррале хорошо научила его перестраховываться, так что кинжал вполне может быть отравлен. Нир порылся по карманам и быстро нашел небольшой пузырек, который уже несколько лет по настоянию наставника носил при себе, как, впрочем, и каждый агент варла — с ядами им часто приходилось работать. Юноша аккуратно открыл хорошо притертую пробку и капнул жидкость на лезвие кинжала. Капля сразу словно бы закипела и изменила цвет.

— Отравлен! — поднял на виконта потяжелевший взгляд юноша.

— Вы уверены? — У того угрожающе сузились глаза.

— Это зелье не обманывает, оно магическое. Какой именно яд, не указывает, но четко дает понять, что он есть.

— Ясно, — брезгливо поморщился ло’Айри. — Слышал, что в столице такое не редкость, но сам еще не сталкивался… Как по-вашему, что следует сделать?

Пока все это происходило, дуэль Дарлина с ло’Фарайди закончилась. Последний был несильно ранен в предплечье и тут же признал себя побежденным.

— Эллари, прошу вас подойти сюда! — обратился к секундантам противной стороны Нир.

Те подошли.

— Вам знаком этот кинжал?

— Да, знаком, — подтвердил один из них. — Не раз видел его у маркиза.

— Кинжал отравлен, — сообщил юноша и снова уронил каплю зелья на кинжал. Все повторилось.

Глаза секундантов расширились, они переглянулись, затем в один голос спросили:

— Это точно?

— Если желаете, можно сделать экспертизу. Любой маг способен на это.

— Придется сделать, — жестко заявил второй секундант. — Если вы правы, то понимаете, что это значит?

— Не особо, — пожал плечами юноша.

— Маркизу откажут от дома по всей столице. Ему придется уехать в провинцию, поскольку здесь с ним даже говорить никто не пожелает.

— Он сам выбрал.

Вскоре секунданты проигравших погрузили перевязанных графа и маркиза в карету и направились в сторону 3-й кольцевой, где проживало множество оказывающих частные услуги магов. Нир, Дарлин, Меллир и Халег двинулись вслед за ними.

Карета остановилась у дома магистра Орайди. Нир с Дарлином переглянулись — услуги этого мага стоили очень недешево, однако аристократы в большинстве своем предпочитали заплатить дороже, но быть уверенными в результате и конфиденциальности. Много времени проверка не заняла, уже через четверть часа магистр подтвердил, что кинжал действительно отравлен довольно редким ядом, о чем и выдал письменное заключение.

— Да, это мой кинжал, — заговорил упорно молчавший до того маркиз, когда все вышли из особняка мага на улицу. — Да, он был у меня при себе. Да, он отравлен. Но, эллари, я его не использовал! И не намеревался использовать! Я держу его при себе на случай стычки с бандитами.

— В общем-то, маркиз прав… — неуверенно поддержал его один из секундантов. — Он ведь не использовал кинжал против вас, барон.

— Не использовал, — подтвердил Нир. — Просто не успел бы.

— Я ни за что не стал бы использовать отравленное оружие против аристократа, тем более на дуэли!

По губам Дарлина скользнула какая-то непонятная гримаска, он едва заметно пожал плечами, затем посмотрел в глаза Ниру и медленно отрицательно покачал головой, давая понять, что настаивать на своем бессмысленно — эти четверо уже успели о чем-то сговориться.

— Может, сохраним этот инцидент между нами, эллари? — предложил ло’Фарайди.

— Мы не станем молчать! — выступил вперед Меллир, его глаза горели от гнева.

— Вы уверены? — с угрозой прищурился маркиз.

— Мой…

Меллир не договорил, так как Дарлин незаметно ткнул его пальцем в спину, призывая не говорить лишнего, а сам негромко сказал:

— Мы подумаем над вашим предложением. Желаю вам всего доброго. Позвольте откланяться.

Они дружно повернулись и двинулись к карете Меллира, возле которой Тень сторожил двух похрипывающих от страха тирсов, не давая им сбежать. Тирс Халега выглядел ему под стать — жилистый и почти в полтора раза крупнее обычного, да и окраса редкого — его чешуя была черной, а не серой. Как потом выяснилось, он взял этого тирса напрокат в Военной академии.

— Мы крайне благодарны вам, виконт, за помощь, — поклонился Дарлин, подойдя к карете и повернувшись к ло’Айри. — Не примете ли вы наше приглашение на обед?

— Не за что благодарить… — смутился тот, что при его росте выглядело необычно. — Любой человек чести на моем месте поступил бы так же. Но нам действительно стоит кое-что обсудить, поэтому я с удовольствием принимаю ваше приглашение.

— Отлично, — улыбнулся Нир. — Тут неподалеку, на пересечении с Четырнадцатой радиальной, неплохой трактирчик есть. Можно устроиться в отдельном кабинете и без проблем поговорить.

Он посмотрел по очереди на Меллира и Дарлина, поняв то, что поняли и они. Похоже, компания расширяется до четырех человек.

Оглавление

Из серии: Витой Посох

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Витой Посох. Постижение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я