Сумерки Юпитера

Зореслав Степанов, 2019

На Земле продолжают появляться таинственные существа. Как и раньше, они занимаются непонятной деятельностью. Все столкновения с ними приводят к неминуемой гибели среди людей. Ситуация в любой момент может полностью выйти из-под контроля. На экстренном заседании совета безопасности принимают решение отправить еще один боевой корабль на Марс и спутники Юпитера. Перед экипажем и командой поставлена теперь другая задача: не уничтожить базу пришельцев, а попытаться установить с ними контакт. Миссия чрезвычайно сложная и опасная.

Оглавление

  • Часть 1. Спецназ по крови

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сумерки Юпитера предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1

Спецназ по крови

Глава 1

Кольцо сжималось. Сержант спецназа Алексей Томин отходил все дальше вглубь тоннеля. Где остальная группа он не знал. Связь не работала. Он понимал, его хотят взять живым. Если бы чужаки хотели его прикончить, они давно уже это сделали. Все это напоминало игру в кошки-мышки. Томин вдруг почувствовал острый приступ ярости, смешанной одновременно с бессилием. Ну, нет. Убегать, как последний трус, он не будет. Он примет бой. Примет с достоинством. Даже если это будет последний бой в его жизни.

— Мужики, где же вы, — с отчаянием проговорил он, с тоской глядя по сторонам, — Как же так получилось, что я вас потерял.

Перед ним в коридоре появилась какая-то тень. На лице Томина застыла злая ухмылка. Он уже знал, что сейчас будет. Тень превратится в существо, которого он раньше в жизни своей не видел. Существо не было человеком. Не было мутантом.

Это был пришелец, с которым пришлось столкнуться его группе в заброшенном тоннеле. Откуда именно пришелец, он не знал. Может, из космоса, а может, и нет. Хотя и командир группы, лейтенант Павел Кудряшов и остальные ребята, как и начальство в штабе, считали, что имеют дело с группой террористов смертников, которые замышляют очередной теракт с целью дестабилизировать ситуацию в стране.

Время было смутное. Смутное и беспокойное. Им не было на кого рассчитывать, кроме, как на собственную армию и флот. Все это прекрасно понимали, и готовы были сражаться до конца. Но одно дело сражаться с людьми, пусть это будут духи, или америкосы, и совсем другое с чужеродными тварями, которые и на людей-то непохожи. Но выбора у них не было. На то они и спецназ, чтобы достойно встретить любую угрозу. Рано или поздно, кто-то должен был к ним прилететь, и совсем не с мирными целями.

Томин, злорадно ухмыляясь, смотрел прямо перед собой. Перед ним была уже не тень, а сформировавшееся существо. Две руки, две ноги, одна голова и туловище. Вроде бы все как у нормальных людей. Одна лишь оговорка «вроде бы». Темное туловище было разделено на две части. Внутри циркулировала какая-то жидкость, цвет которой менялся от прозрачной до бледно-голубой.

В круглых впадинах глазниц, черных и глубоких, вместо обычных глаз, плавала капля какого-то вещества, голубого цвета. Капля постоянно меняла форму и размер. Возможно, это был зрачок, но утверждать это, наверняка, Томин не стал бы.

Рядом с существом появилось еще двое. Сержант Томин инстинктивно прижался спиной к холодной, каменной стене. Поправил бронежилет, и крепче ждал в руках автомат. Он был готов ко всему. Даже умереть. Хотя в глубине души надеялся на спасение. Он все ждал, что сейчас раздадутся крики, команды, топот бегущих ног, и за спиной у чужаков появятся его боевые товарищи, и спасут его от неминуемой гибели.

Напрасные надежды. Никто не появился. Он был один на один с пришельцами.

— Ладно, — проговорил он, сплевывая, — Чего тянуть резину. Все равно один раз умирать, — он слегка поднял автомат, и выстрелил из подствольного гранатомета. Граната попала чужаку прямо в голову. Прогремел взрыв. Ударной волной Томина вдавило в стену, осыпало осколками. Появилась острая боль в правой щеке, потекла теплой струйкой кровь. Томин резким движением ладони вытер кровь, и даже не взглянув на ладонь, открыл огонь на поражение. Он уже понимал, жить ему осталось ровно столько, сколько пожелают чужаки. Все осколки от взрыва гранаты полетели в его сторону. Пришельцы остались стоять на месте, словно ничего и не было.

— На! На! Получайте! Уроды! Твари! — кричал Томин, стреляя, а затем быстро меняя пустой магазин. У него осталось еще два в запасе.

В тоннеле стоял грохот от выстрелов. Пришельцы сдвинулись с места, медленно начали приближаться. Томину стало страшно. Страшно по-настоящему. Он хоть и служил в спецназе почти шесть лет, но перебороть свой страх не мог. Просто стрелял, пока были патроны. Потом патроны закончились. Еще несколько секунд он судорожно сжимал крючок, но выстрелов больше не было.

Сержант Томин бросил бесполезный автомат на пол, вытер с лица капельки пота, угрюмо посмотрел на пришельцев. Следы от пуль были везде: на стенах, на потолке, на полу, но только не в пришельцах. Если он и попал, то вреда чужакам от пуль не было никакого.

— Что, живым хотели меня взять? Да? А хрен вам! Спецназ в плен не сдается. Слыхали о таком? Нет? Так слушайте уроды. Никто еще не брал в плен Леху Томина! Не будет этого, пока я жив!

Пришельцы молча приближались. Понимая, что это конец, сержант тяжело вздохнул, закрыл глаза и разжал кулак. На большой ладони лежала граната. Со стуком на пол упала чека. Несколько секунд, и прогремел оглушительный взрыв. На этот раз пришельцев разорвало на части и буквально вплавило в стены тоннеля. Сержант спецназа Алексей Томин погиб, как герой.

За всем происходившим наблюдали остальные члены группы, находившиеся на некотором расстоянии. Пришельцы их или не видели или, по каким-то причинам, просто не обращали на них внимания. Товарищи погибшего сержанта Томина хотели прийти ему на помощь, но в последние секунды, командир группы, лейтенант Павел Кудряшов получил приказ отступить и не вмешиваться. Кудряшов подчинился приказу, хотя не понимал, что происходит. Это должны были быть учения. Симулятор. На деле все выглядело уж слишком реально. Да и условный враг, насколько ему было известно, выглядел совсем по-другому. Ничего не понимая, он посмотрел на своих бойцов, попытался связаться с начальником центра по подготовке бойцов спецназа. Связь не работала. Похоже, в тоннеле они остались одни.

— Что, командир? — спросил низкорослый сержант Удальцов, — Долго нам еще здесь торчать? Что начальство говорит? Закончились учения или нет?

— Нет связи, — ответил Кудряшов.

— Как это, нет связи? — удивился Удальцов, — И что с Лехой Томиным, — Как это они смогли сделать, что ему оторвало голову? Наверное, компьютерные штучки. Пойду, посмотрю, — не дожидаясь ответа Кудряшова, сержант направился к тому месту, где неподвижно лежал Алексей Томин.

— Леха, кончай прикидываться. Вставай. Возвращаемся на базу, — крикнул он, размахивая автоматом.

Томин не двигался. Кудряшов, с оставшимися двумя бойцами, молча смотрел на Удальцова. Кудряшов вдруг подумал, что происходящее напоминает какой-то фильм. Как в замедленной съемке. Вот-вот должно что-то произойти, что-то нехорошее, он знает об этом, но ничего не может сделать. Он напряженно смотрел в спину Удальцова.

«Надо его вернуть. Вернуть, пока не поздно. А что, если это не симулятор. Что если это по-настоящему? — эта, внезапная мысль, буквально обожгла Кудряшова, — Что если существа, которых мы считаем симулятором, действительно существуют и, каким-то образом, проникли в тоннель?» — это было невероятно, невозможно, но Кудряшов чувствовал, что он прав. Ему, как офицеру спецназа, было известно кое-что о таинственных существах, которые появились в столице и в окрестностях. Краем уха он также слышал об экспедиции полковника Дорохова на Марс. Это была совершенно секретная информация, но события последних дней были настолько необычные, что сохранить информацию в полной секретности было практически невозможно. Даже для всесильных спецслужб.

Еще Кудряшова удивляло, что во время учений и тренировок, они сражаются не с манекенами людей, а с какими-то существами, которые и на людей не похожи. Создавалось впечатление, что их к чему — то готовят. Неужели к встрече с пришельцами?

— Удальцов, назад! — хриплым голосом крикнул он. Наверное, вид при этом у него был какой-то не такой, потому что стоявшие рядом с ним бойцы Медяков и Ермаков, как-то странно на него посмотрели.

— Сейчас, лейтенант. Вот только подниму Леху и вернусь. Нечего тут ему прохлаждаться. Еще простудится, — Удальцов весело засмеялся.

Он хотел, было наклониться к сержанту Томину, но так и застыл на месте. Прямо на него смотрело диковинное существо. Взгляд Удальцова, буквально прикипел к лицу существа. Оно было настолько необычным и непривычным, что Удальцов несколько секунд разглядывал его, словно маленький ребенок увлекательный и красочный пазл.

Особенно внимание Удальцова привлекли глаза существа. Черные, глубокие глазницы, а в центре, капельки какого-то вещества, которые напоминали росу или еще что-то. Капельки висели то в середине глазницы, то смещались в сторону. Иногда меняли размер и форму. Рта и носа у существа не было. Но голова иногда начинала делиться на части, но не до конца. Удальцов на какое-то мгновение онемел от удивления и неожиданности.

Существо вдруг приблизило голову к лицу сержанта. Капельки из глазниц вытянулись, зависли в воздухе всего в нескольких сантиметрах от Удальцова.

Сержант почувствовал, что от страха у него по спине побежали мурашки. Он хотел что-то сделать, но только судорожно дернулся. Не мог понять, что именно он намеревался сделать. Отпрянуть назад или выстрелить.

— Таэ а кара о туэ на то у? — спросило существо странным голосом.

— Че-чего? — выдохнул Удальцов, выпучив глаза. Ему казалось, что он просто бредит.

— Карэ о нру а таку о анэро а? — задало существо еще один вопрос.

— Не-а. Мы русские, — неизвестно для чего ответил Удальцов.

Мгновение ничего не происходило. Затем Удальцов начал гореть. Он горел медленно. Каким-то бледно-синим пламенем, которое появилось неизвестно откуда. В тоннеле раздался его душераздирающий вопль. Удальцов кричал так громко, что у его товарищей заложило в ушах. Но самым странным было то, что Удальцов не мог даже пошевелиться. Не мог попытаться убежать, как-то спастись от неизвестного пламени.

Сначала загорелись ноги. Удальцов вынужден был терпеть адскую боль и смотреть, как горит его кожа, плоть, кипит и чернеет кровь, обугливаются кости. Когда кости ног сгорели, Удальцов рухнул на пол. Таинственное пламя переместилось на руки сержанта. Картина была ужасная. Сержант медленно сгорал на глазах у своих товарищей, в то время, как неизвестное существо, бывшее причиной страданий Удальцова, с любопытством наблюдало за его мучениями.

Первым очнулся Ермаков. Выругавшись, он выпустил в существо длинную автоматную очередь. Он понимал, Удальцову уже не помочь, но хотел превратить его мучения.

— Это не симулятор, товарищ лейтенант! Это по-настоящему! — закричал Ермаков.

Глава 2

Кудряшов не стал задавать лишних вопросов, или ставить слова сержанта под сомнение. Вместе с Ермаковым они открыли огонь на поражение. Пули причиняли чужаку мало вреда. Существо, словно не замечало выстрелов. Несколько секунд ничего не происходило, потом воздух между пришельцем и людьми начал наполняться желтым свечением. Сразу стало жарко.

Желтая завеса неизвестного вещества двинулась в сторону людей. Одежда Удальцова, так как он находился ближе всех к существу, начала дымиться. Он быстро отскочил назад, и выпустил в чужака одна за другой две гранаты из подствольника. Взрыва не последовало.

— Отходим! — приказал Кудряшов.

Группа начала отступать.

— Я прикрою, — крикнул Удальцов, занимая в тоннеле удобную позицию для обороны.

— Хорошо, сержант. Зря не рискуй, — ответил Кудряшов, делая знак Ермакову отходить, и радуясь в душе, что Удальцов добровольно вызвался их прикрывать.

Существо не преследовало, но желтое свечение все больше заполняло тоннель. Своды начали плавиться, стены деформироваться. Становилось все жарче.

— Товарищ лейтенант, кто это был? — спросил Ермаков, тревожно прислушиваясь к выстрелам за спиной. Он понимал, что ему не следовало оставлять Удальцова одного. Но встреча с неизвестным существом слегка его ошарашила, и он не додумался остаться вместе с товарищем.

— Не знаю, Ермаков. Необходимо, как можно быстрее выбраться отсюда, и доложить командованию. Похоже, мы опоздали, и они снова здесь появились.

«Они?» — хотел спросить Ермаков, но не успел.

— Товарищ, лейтенант, смотрите. Он здесь, — хриплым голосом выдохнул он.

Кудряшов вздрогнул и замер на месте. Дорогу им перекрыло еще одно диковинное существо. Но это было не то, с которым сражался Удальцов. Выстрелы сержанта продолжали эхом отдаваться в пустом тоннеле.

— Еще один появился, — тихо ответил Кудряшов, лихорадочно соображая, что же делать. В мыслях он уже представлял себе, как они с Ермаковым беспрепятственно выберутся из тоннеля. Он немедленно доложит о ЧП своему непосредственному командиру, и тот отдаст приказ отправить на помощь Удальцову усиленную группу спецназа. Кудряшов боялся признаться даже самому себе в собственной трусости. К встрече с пришельцами он не был готово. На деле, все оказалось совсем по-другому. Избежать нежелательной встречи не получилось.

— Что будем делать, товарищ лейтенант? — тихо спросил Ермаков, — Может, обойдем стороной? Видите, стоит и не двигается. Может, и не заметит?

— Как оно может нас не заметит, если оно находится перед нами, — возразил Кудряшов, чувствуя, как его начинает охватывать паника. Погибнуть в тоннеле от рук какой-то неземной твари, совсем не входило в его планы. Он был еще слишком молод. Да и в спецназ пошел служить, потому что это было престижно, а не для того, чтобы сражаться с пришельцами. На это, как говорится, он не подписывался.

В воздухе начали появляться капли какого-то вещества с металлическим оттенком.

Ермаков охнул, немного отступил назад.

— Похоже на ртуть, — тихо проговорил он.

Кудряшов лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации. Он уже понимал, что стрелять в чужака бесполезно. Это еще быстрее приведет к их гибели.

«Что же делать? Что? — лихорадочно соображал он, — Может, как-то договориться? Сказать, что мы братья по разуму и прочую чепуху? Но, как с ним говорить, если он не понимает по-русски? Блин!» — в отчаянии Кудряшов начал в сотый раз вызывать подкрепление.

Связь работала, но ему никто не отвечал. Непонятные капли вещества, какое-то мгновение неподвижно висели в воздухе, затем начали растягиваться, вытягиваясь в сторону людей.

Кудряшов невольно съежился, и начал пятиться. Но сзади наступало желтое горящее вещество, и путь назад был отрезан. Что его больше всего удивляло, так это то, что Удальцов, каким-то образом, продолжал стрелять, хотя по логике его давно уже должно было поглотить и сжечь желтое свечение.

— А, была не была! — внезапно сказал Ермаков, и открыл огонь по чужаку.

Металлические капли мгновенно среагировали на вылетающие из ствола пули, образовав мелкую, но удивительно прочную, и почти невидимую сеть. Автоматные пули, словно расплавились, и бесследно исчезли в таинственных каплях.

— Вы видели, товарищ лейтенант! — потрясенно воскликнул Ермаков, — Пули исчезли.

В горле Кудряшова пересохло. Он понимал, что жить им осталось совсем мало, хотя его мозг отказывался поверить в приближение гибели. Этого просто не могло быть.

Как он, молодой, красивый и здоровый парень, к тому же, лейтенант спецназа, может вот так просто, прямо сейчас исчезнуть, перестать существовать. Подобная мысль просто не укладывалась у него в голове. Все его сознание сопротивлялось надвигающейся гибели.

Лейтенант Кудряшов не знал, что существо просто развлекалось. Оно могло уничтожить их всех давным — давно. И все земное оружие не смогло бы причинить чужаку серьезного вреда. Но, если существо позволило Кудряшову и Ермакову жить еще какое-то время, то на это у пришельца были какие-то свои причины. Какие именно, люди знать не могли.

Неожиданно за спиной послышался топот бегущих ног. Это был Удальцов. Запыхавшийся и довольный.

— Все, товарищ лейтенант, — довольным тоном сообщил он.

— Что «все»? — не понял Кудряшов, не скрывая своей радости. Ему буквально от сердца отлегло, когда он увидел сержанта живым и невредимым, — Прикончил его?

Удальцову очень хотелось сказать, что да, именно так все и было, но врать он не любил.

— Да, нет. Он исчез.

— Как? — удивился Ермаков.

Удальцов пожал плечами, проверил автомат. Патроны еще были.

— Не знаю. Да мне без разницы. Честно говоря, думал живым уже не выберусь. Стреляю, а ему хоть бы что. Гранаты еще оказывают какое-то действие, но они у меня все закончились.

Кудряшов слушал и смотрел на сержанта с каким-то непонятным изумлением. Он, вдруг вспомнил об обжигающем желтом веществе. Как сержант сумел выжить в нем, он понятия не имел.

— Жарко не было? — осторожно спросил он.

— Еще как! — воскликнул Удальцов, — Но я не жалуюсь, товарищ лейтенант. Симулятор, есть симулятор. Условия максимально приближенные к реальным. Кто знает с чем, или с кем, нам предстоит столкнуться в будущем.

— Симулятор, говоришь, — Ермаков многозначительно посмотрел на Кудряшова. Тот молчал и о чем-то размышлял.

— Конечно, симулятор. Ты что забыл, что нам утром сказали?

— Помню, — возразил ему Ермаков, — А ты забыл, что случилось с Лехой?

— Да жив твой Леха! — воскликнул Удальцов.

— Как жив! — одновременно воскликнули Кудряшов и Ермаков.

— Где он? — требовательно спросил Кудряшов.

Удальцов замялся.

— Да не знаю я, товарищ лейтенант. По-моему все эти разговоры насчет пришельцев полная ерунда. Это такой симулятор. Просто нам ничего не сказали, чтобы мы не знали, что нас ждет. Эффект неожиданности.

— Ладно. Вернемся на базу, там все выясним. Вперед! — Кудряшов повернулся и хотел, было уже направиться к выходу из тоннеля, но увидел, что путь им преграждает несколько существ.

— Блин, мужики, сколько можно? — недовольно крикнул Удальцов, — Может, хватит уже этих ваших компьютерных штучек? Мы уже устали! Запускайте свежую группу. Пусть они тут вас развлекают. С нас уже хватит. И это, прицепите обратно как-нибудь голову сержанту Томину. Не знаю, как вы ее оторвали. Наверное, спецэффекты какие-то. Выглядит уж больно по-настоящему.

Удальцову никто не ответил. Существа не двигались. Удальцов вдруг увидел, как глаза Ермакова начали вылезать из глазниц, потом вывалились наружу, немного повисели в воздухе, и упали на землю. В пустых глазницах показались большие пальцы ног, и начали шевелиться. Глаза приросли к ногам вместо пальцев. Удальцову показалось, что он бредит, или сходит с ума.

— А, чтоб тебя, — прохрипел он, резко бросился в сторону, и со всего маху ударился головой о каменный выступ. С глухим стоном Удальцов упал на землю. Он потерял сознание.

Тем временем Ермаков с пальцами ног вместо глаз продолжал, как ни в чем не бывало, стоять на одном месте. Лейтенант Кудряшов в шоке смотрел на своего бойца. Существа медленно приблизились, и начали издавать какие-то звуки. Это они так пошутили над Ермаковым, который для них был всего лишь низшим биологическим созданием, которому было очень и очень далеко до таких развитых по галактическим меркам существ, какими были крэглеры или крэглэроны, дальние родственники крэглов.

Развлекались крэглэроны не больше минуты. Тело Ермакова начало вытягиваться, черты лица исчезать. Не прошло и двух минут, как он превратился в столб темного цвета. И только сейчас Кудряшов заметил, что вдоль стен тоннеля штабелями лежат такие же столбы. Мысль, что все это, возможно живые люди, привела лейтенанта в ужас. Он знал, что нужно что-то делать, как-то реагировать, но его охватила какая-то апатия, и он просто стоял и смотрел.

Горло Кудряшова начало сжиматься, в мышцах лица появилась боль, словно кто-то растягивал кожу. Он хотел крикнуть, но не смог. Из глаз брызнули слезы, в голове закружилось. Нос Кудряшова, словно был сделан из пластилина, сравнялся с лицом, уши исчезли, руки и ноги слились с телом. Он еще мыслил, но изменить ничего не мог. Тело Кудряшова постепенно темнело, и становилось жестким и твердым. Как и Ермаков, лейтенант Кудряшов превратился в безликий столб, и занял место в ближайшей куче.

Крэглэры сразу потеряли к нему всякий интерес, и занялись какой-то своей деятельностью. Они просто исчезли.

Глава 3

На полу тоннеля остался лежать сержант Удальцов. Он был жив. Трудно сказать, что именно спасло жизнь сержанта. Его состояние, или нежелание крэглэров превратить его в безжизненный столб. Возможно, пришельцы оставили Удальцова в живых, тоже ради шутки.

Спустя некоторое время, Удальцов очнулся и со стоном сел. Рукой нащупал на лбу большую шишку и выругался. Потом открыл глаза и осмотрелся. Он был один. Товарищи исчезли. Мутанты, как он называл про себя пришельцев тоже. О том, что произошло с Ермаковым до того момента, когда Удальцов ударился лбом о стену, он совсем не помнил.

— Что за день сегодня, — сказал Удальцов, поднимаясь на ноги, — и где все? Это учения такие или что? — он осмотрелся. Темные, аккуратно сложенные возле стен тоннеля столбы, нисколько не привлекли внимание сержанта.

Он включил рацию, попытался связаться с базой. Ответом ему был хрип, треск и свист. Удальцов спокойно выключил рацию, спрятал в карман разгрузки и начал думать, что ему делать дальше. На всякий случай, решил позвать своих товарищей.

— Товарищ лейтенант! Ермаков! Где вы? — громко крикнул он.

Не дождавшись ответа, Удальцов направился к выходу из тоннеля. Это место он знал отлично. Можно было обойтись и без карты.

— Вот выберусь к своим, там все и узнаю, — проговорил он, обращаясь к самому себе, и решительно направился к выходу из тоннеля. На лежавшие вдоль стен тоннеля темные столбы, он почти не обращал внимания. Все его мысли были заняты последними событиями. Только сейчас, Удальцов почувствовал страх.

«А ведь я мог погибнуть. Сто процентов! — неожиданно подумал он, — Я мог оказаться на месте Лехи Томина или товарища лейтенанта с Ермаковым. Интересно, где они? Может, им удалось спастись? Нет, нет, они бы меня одного не оставили. Лейтенант, конечно, зеленый совсем, но Ермакова я знаю давно. Еще по горячей точке. Он бы меня не бросил одного. Неужели они погибли?» — лицо Удальцова нахмурилось, и он крепче сжал оружие.

Размышляя о последних событиях, сержант Удальцов не заметил, как вышел из тоннеля. Здесь его ждал еще один сюрприз. Он совсем не узнавал местность, хотя раньше бывал здесь много раз. Вокруг росли деревья, но что за деревья, определить он не мог, хотя раньше знал все местные породы. Трава тоже была какой-то странной.

«Может, меня контузило, или глюки какие-то? Точно, скорее всего, надышался этой желтой дряни в тоннеле. Вот и показывается всякое!» — подумал он, и облегченно вздохнул.

— Так, — громко сказал Удальцов, озираясь по сторонам, — Глюки глюками, но надо искать своих. Черт! Как я их буду искать, если не знаю, где я и куда идти, — он внезапно похлопал себя руками по карманам разгрузки, вытащил мобильный телефон, — Навигатор! Пойду по навигатору, — решение было вполне логичным, но когда Удальцов попытался включить телефон, то обнаружил, что тот не работает. С досадой Удальцов спрятал телефон обратно в карман, и стал думать, что ему делать дальше. Он все наделся, что действие неизвестного газа прекратится и он, подышав свежим воздухом, снова обретет ясность ума, и определит, где он находится. Тем не менее, какая-то мысль не давала Удальцову покоя. Сначала он не понимал, что его беспокоит, но потом сержанту все стало ясно.

Если он находился возле выхода из тоннеля, то здесь должны быть люди. Другие группы, принимавшие участие в учениях. Неужели он заблудился и вышел в другом месте? Но, насколько было известно Удальцову, в тоннеле не было другого выхода. Не понимая, что происходит, и где он находится, Удальцов собрался громко позвать, надеясь, что его кто-то услышит и объяснит, что здесь происходит.

О существах, с которыми ему пришлось столкнуться в тоннеле, он почему-то не думал. Словно это был пустяк, на который не следовало даже обращать внимания. Удальцов открыл уже было рот, чтобы крикнуть, но в этот момент услышал слабый стон. Стон повторился. Потом еще раз. Стонала женщина.

— Баба, похоже, — удивленно пробормотал Удальцов, поворачиваясь на месте, и стараясь определить, откуда исходили слабые звуки.

Стон шел из кустарника. Удальцов, готовый в любой момент открыть огонь, озираясь по сторонам, украдкой направился на звук. Стон не прекращался.

«Может, тоже мерещится, — подумал он, — Может, у меня не только зрительные, но и слуховые галлюцинации?»

Но это были не галлюцинации. Возле кустарника шиповника, действительно, лежала женщина, и тихо стонала. Похоже, она была без сознания.

— Смотри-ка, точно баба, — изумленно проговорил Удальцов, когда увидел ее.

Понять удивление сержанта было просто. Перед ним лежала не просто, как он выразился «баба», а молодая симпатичная женщина в форме майора спецназа.

Удальцов какое-то мгновение разглядывал ее, словно диковинное животное в зоопарке, потом спохватился, и быстро присел. Он увидел запекшуюся кровь на рукаве. Похоже, женщина была ранена. Удальцов со знанием дела сделал ей укол, и принялся перевязывать рану.

Рана оказалась не огнестрельной. Это было больше похоже на ожог. Вторую рану Удальцов обнаружил на ноге женщины.

— Здорово по тебе кто-то прошелся, — проговорил он, бережно накладывая повязки на обе раны, — Неужели это они с тобой сделали? Те самые из тоннеля?

Удальцов вдруг замер. В горле у него пересохло. Прямо ему в лицо смотрело дуло пистолета. Женщина больше не стонала, и пристально смотрела на него.

Удальцов, словно защищаясь, вытянул перед собой бинт и шприц.

— Перевязываю, — хрипло проговорил он.

Дуло пистолета дрогнуло, но продолжало держать его на прицеле.

«Может, в бреду, — пронеслось в голове Удальцова, — Надо быть осторожным, а то точно выстрелит!»

— Кто такой? — спросила женщина.

— Сержант Удальцов. Спецназ. Группа лейтенанта Кудряшова.

— Майор Воронова. Где Кудряшов? — быстро спросила женщина и, помедлив, опустила пистолет. Похоже, это отняло у нее последние силы. Лицо ее очень побледнело, и казалось, она вот-вот снова потеряет сознание.

— В госпиталь вам надо, товарищ майор. Показаться врачу, — сказал Удальцов, пряча бинт и шприц, — Вы ранены. Раны не очень серьезные, но лучше подстраховаться.

— Ладно. Где все? — спросила женщина.

— Все? — повторил Удальцов, не зная, как правильно ответить. Он не понимал, кого именно имела раненная товарищ майор под словом «все».

— Не знаю, — Удальцов пожал плечами, — Мы были в тоннеле. Там появились эти… — он замялся, — Даже не знаю, как их назвать.

— Я вам помогу, товарищ сержант, — твердо проговорила майор Воронова, — Пришельцы. В тоннеле вы встретились с пришельцами. Кроме вас, кто-то остался в живых?

Удальцов покачал головой.

— Сомневаюсь. Я потерял сознание. Когда очнулся, лейтенанта Кудряшова и Ермакова уже не было. Пришельцев, как вы их назвали тоже.

— Вы их хорошо запомнили?

— Думаю, да. Если хотите, могу показать вам запись, — оживился Удальцов. Он вспомнил, что в его разгрузку была встроена миниатюрная видеокамера, которая вела запись происходящего в тоннеле.

— Не сейчас. Я их тоже видела.

— Серьезно? — удивился сержант, — В тоннеле я вас, вроде не видел. А, понимаю, вы осуществляли общее руководство группами?

— Они были здесь, — ответила Воронова.

— Как?

— Просто. Появились и начали все вокруг сжигать.

— А, что же наши парни? — по спине Удальцова пробежал холодок, — Неужели все погибли? Это же спецназ.

— Возможно, кто-то уцелел. Как мы с вами. Но многие погибли. Я сама видела собственными глазами. Потом меня ранило, и я потеряла сознание. Когда очнулась, никого уже не было. Пришельцы тоже исчезли.

— Как вы думаете, откуда они здесь взялись? — спросил Удальцов, — В смысле, не только в тоннеле, но, вообще, на Земле?

— Не знаю. Информация засекречена. Они здесь находятся уже некоторое время.

— Вот как, — хмыкнул Удальцов, — И что, у них есть какая-то конкретная задача?

Майор Воронова многозначительно посмотрела на него.

— Сержант?

— Что, товарищ майор?

— Похоже, вы решили, что я работаю в оперативном штабе пришельцев? Откуда мне знать об их планах?

— Действительно. Извините, товарищ майор. Не подумал.

— А вы думайте, сержант. Иногда это полезно.

На миг воцарилась пауза. Удальцов уже начал сожалеть, что нашел женщину, да еще и майора. Уж лучше бы это был мужчина. Пусть даже в звании полковника. Ему, Удальцову было бы проще. Он понятия не имел, что ему делать с раненой бабой в погонах. Удальцов грустно оглянулся. Место было совершенно ему незнакомое.

— Товарища, майор, — начал он, — Что будем делать?

— Выбираться к своим, — ответила Воронова, и попыталась подняться.

Удальцов молча бросился ей помогать. Защитного цвета куртка на груди женщины немного приоткрылась, и Удальцов увидел краешек обнаженной груди. Ему вдруг стало очень неловко, и он отвел глаза в сторону.

Воронова заметила его взгляд, но ничего не сказала.

Удальцов решил, как-то разрядить неловкое положение.

— Не могу понять, где мы находимся. Не узнаю место. А вы, товарищ майор?

— Честно говоря, тоже, — ответила Воронова, и попыталась достать мобильный телефон.

Удальцов молча следил за ее действиями, хотя был уверен, что это все бесполезно. Все равно, она ни к кому не дозвонится. Он был прав. Связи не было.

Майор Воронова осмотрелась по сторонам. Удальцов последовал ее примеру.

— Вон то дерево, вроде бы похоже на березу. Как вы считаете, товарищ майор? — спросил Удальцов.

— Какая еще береза? Вы о чем, сержант? — нахмурилась Воронова. Она думала совсем о другом.

— Говорю, деревья здесь какие-то странные, — ответил Удальцов, раздумывая, как ему лучше поддерживать товарища майора, чтобы не очень сильно прижимать к себе, но в тоже время, действительно, помогать ей идти. Это было непростой задачей. Если он будет ее просто поддерживать, то далеко они не уйдут. На руках он ее тоже далеко не унесет. Разгрузку и автомат он не бросит. А нести все вместе будет тяжело. Даже для него.

— Пойдем в том направлении, — Воронова указала подбородком, — За лесом должен быть наш лагерь.

— Отлично, — Удальцов помедлил, — Может, я сделаю для вас костыль?

— Нет времени. Как-нибудь дойду, — возразила Воронова. Она не любила чувствовать себя неполноценной, и не собиралась хромать при сержанте.

Тем не менее обойтись без помощи Удальцова она не могла. Как только она попыталась наступить на раненную ногу, рана сразу открылась, и бинт окрасился кровью.

Удальцов встревожено смотрел на ее ногу.

— Нет, так не пойдет, товарищ майор, — решительно сказал он, — Так мы с вами до нового года будем ковылять. Забирайтесь мне спину. Понесу вас.

Воронова понимала, что Удальцов говорит дело. Даже если он будет ее поддерживать под руку, далеко на одной ноге она не запрыгает.

— Хорошо, — коротко ответила она.

— Ну, и ладно, — Удальцов помог ей забраться себе на спину, и посмотрел в сторону леса. Далековато! С такой — то ношей.

— Товарищ, майор, — хриплым голосом сказал он.

— Что?

— За шею не сжимайте сильно. Задушите меня, — пошутил Удальцов.

Воронова ослабила свои объятия.

— Извините, товарищ сержант. Не подумала. В последний раз меня на спине носил мой папа, когда я была совсем еще девочкой. Он мне точно также говорил.

— Вот видите, — довольным тоном ответил Удальцов, не зная, как лучше ее держать. Пришлось ему обхватить майора Воронову за бедра, иначе она могла свалиться с него. Она не возражала. Понимала, по-другому он не мог.

Когда все было готово, сержант Удальцов с раненой Вороновой на спине отправился в путь.

— Мы с вами, словно в пустыне. Никого нет, — спустя некоторое время пошутил он.

Воронова не ответила. Ей было не до разговоров. Рана, особенно на ноге, сильно болела. Удальцов не ошибся. Они, действительно, были в пустыне, но…не на Земле.

Глава 4

— Бантик! Бантик! Вернись, пожалуйста! — маленькая девочка бежала за собачкой, которая с лаем от нее убегала, — Ну, и вредина же ты, Бантик! Если не остановишься, я на тебя обижусь, и больше не буду с тобой играть!

Девочка не на шутку рассердилась, и в тот момент, готова была бросить свои попытки догнать непослушную собачку, и вернуться домой без нее. Ухоженная породистая собачка, не обращая на нее внимания, продолжала с лаем бежать по тротуару. Потом вдруг остановилась и грозно рыча, начала энергично рыть передними лапками землю.

— Ну, зачем ты это делаешь, Бантик! — крикнула девочка, подбегая к своей собачке, — Ты же весь запачкаешься. Мы же только что из салона! Смотри, какая у тебя стрижка. Какая чистая шерсть. Неужели ты хочешь быть грязнулей, как твои дворовые товарищи?

Бантик, не обращая внимания на слова и уговоры своей маленькой хозяйки, продолжал рыть землю лапами. Образовалась уже приличная нора.

— Не понимаю, что ты там нашел? — спросила девочка, останавливаясь рядом, но так, чтобы на нее не попадала земля, вылетавшая из — под лап ее собаки.

Бантик, грозно рыча и ворча, продолжал рыть землю. Потом вдруг завизжал, завертелся на месте. Поводок, вдруг исчез в земле, и девочка увидела, что ее собаку, будто кто-то тащит за поводок под землю. Собака упиралась четырьмя лапами, но поводок становился все короче, а она все ближе приближалась к вырытой яме.

Девочка бросилась к собаке, схватила ее на руки, и с силой потянула. Поводок возле ошейника отстегнулся, и исчез в земле. Девочка, прижимая к себе собаку, с криком бросилась бежать прочь.

Мгновение ничего не происходило, потом из — под земли начало просачиваться бледное свечение, земля потрескалась, просела, и на поверхности появился прямоугольный предмет. Голубое свечение заметно усилилось. Деревья, которые росли рядом, начали высыхать, осыпаться, превращаться в пепел. Ближайшая пятиэтажка деформировалась, просела, по стенам с грозным треском побежали глубокие трещины. Мгновение, и пятиэтажное здание бесследно исчезло.

На его месте образовался провал, наполненный желтым, светящимся веществом, из которого начали появляться диковинные существа. Они не были похожи на людей, хотя у них были руки, ноги и некое подобие головы. Появившись из желтого вещества, они несколько секунд неподвижно находились возле края небольшого озерца, затем оживали, и начинали озираться по сторонам. Глаз у них не было, но создавалось впечатление, будто они изучают местность, в которой они очутились.

Таким образом, появилось уже шесть существ. Похоже, это был не конец. Сформировавшиеся существа никуда не уходили. Ждали остальных.

Неизвестно, что они намерены были делать дальше, и как бы повели себя в обычном спальном районе, если бы не группа спецназа, которая мгновенно отреагировала на сигнал патрульных полицейских. Оперативные группы постоянно контролировали столицу, и мгновенно реагировали на любые случаи возникновения нестандартной ситуации.

…На сигнал тревоги первой отреагировала группа капитана Кожухова. С ним было пять бойцов. Через десять минут должно было подойти подкрепление.

Молча, без паники, бойцы окружили таинственных существ. Их задача была не дать им выйти в город и спрятаться. Хотя все прекрасно понимали, что существа могли появиться в любом районе, и если до сих пор этого не сделали, то это не входило в их планы.

Таинственные существа на появление людей в черной форме, балаклавах и с оружием в руках, никак не отреагировали. Как ни в чем не бывало, продолжали заниматься какой-то своей непонятной людям деятельностью. В воздухе начали появляться какие-то капли вещества, постоянно менявшие форму.

Капитан Кожухов сделал своим людям знак оставаться на месте и не приближаться. Впрочем, ни у кого и не было особого желания идти на близкий контакт с неизвестными существами. Все вели видеосъемку, и ждали, когда в центре проанализируют полученную информацию и решат, что делать дальше. Психологически все бойцы были готовы к любой встрече. Даже к встрече с пришельцами.

К капитану приблизился лейтенант Кленов.

— Что будем делать, товарищ капитан? — спросил он.

— Ждать дальнейших распоряжений, — ответил Кожухов и, не сдержав эмоций, добавил, — В жизни ничего подобного не видел.

— Это точно, — согласился с ним лейтенант, — Никто не видел. Думаете, они вооружены?

— Скорее да, чем нет.

— А если атакуют, будем отвечать?

— По ситуации. Будем ждать приказа, — ответил Кожухов.

— А если они атакуют раньше, а приказа мы не получим? Что тогда? — не унимался лейтенант Кленов.

— Будем действовать по ситуации. Что, сильно волнуешься? — спросил Кожухов.

— Если честно, то очень, — признался лейтенант Кленов. С пришельцами ему еще не приходилось сталкиваться.

— Будем ждать, — сказал Кожухов, — Сейчас должно прибыть подкрепление.

Подкрепления группа капитана Кожухова не дождалась. Сформировавшиеся существа двинулись в их направлении. Бойцы нервно следили, как они приближаются. Кожухову не оставалось ничего другого, как отдать приказ открыть огонь. Он не имел права дать существам покинуть территорию, и распространиться по городу.

— Работаем! — прозвучал его сильный голос.

Ударили автоматные очереди. Пули вонзались в существ, но никакого вреда им не причиняли. Кожухов не удивился. Он знал, что так все и будет.

— Гранатами! — прозвучал его второй приказ.

Полетели гранаты, выпущенные подствольными гранатометами. Одно существо было разорвано на части. У второго голова раздулась, треснула, словно спелый арбуз, и тяжелыми каплями полупрозрачного вещества, разлетелась во все стороны.

Глава 5

В воздухе начали появляться какие-то светлые точки. Они неподвижно висели на одном месте, потом потянулись к людям. Одна капля прилипла к шлему одного из бойцов. Шлем мгновенно расплавился, и запахло горелым мясом. С криком наполненным ужасом и болью, боец принялся поспешно срывать с себя дымившийся шлем. Его товарищ, находившийся рядом, помогал ему.

Существ, атакующих группу капитана Кожухова, становилось все больше. Подкрепления все не было. Кожухов вдруг подумал, что происходит что-то непонятное. Вокруг не было ни людей, ни машин, дома как-то покосились, и по их стенам, что-то пульсируя ползло от фундамента до крыши.

— Отходим! — приказал он.

— Куда? — спросил лейтенант Кленов, которому давно уже было не по себе.

— В девятиэтажку. Там займем оборону. Оттуда отлично просматривается местность, и они будут у нас как на ладони.

Бойцы спецназа, прикрывая друг друга, начали отступать. Без паники и суеты исчезали в подъезде ближайшей девятиэтажки. Последним покинул улицу капитан Кожухов. Он быстро осмотрел всех своих бойцов. Раненый боец Фомин очень страдал от ожога, но держался. Ему уже делали перевязку.

— Где подкрепление, товарищ капитан? — недовольным басом спросил сержант Тарасенко, — Они что, забыли о нас?

— Помнят, сержант, помнят. Что-то им мешает. Связь есть? — Кожухов посмотрел на бойца Ефимова.

Тот отрицательно покачал головой.

— Нет, товарищ капитан. Связи нет. Мобильные тоже не работают. Это странно. Мутанты что, сигнал блокируют или спутники уничтожили?

— Скорее блокируют сигнал мобильного оператора, — ответил Кожухов, размышляя, что ему делать. Сам того не ожидая, он вместе со своими бойцами очутился в ловушке. Хотя получил от командования задание взять чужаков в плен.

«Как бы самому не попасть к ним в плен», — подумал он, прикидывая шансы своей группы выбраться из создавшейся ситуации живыми. По мнению капитана Кожухова, шансов у его группы было очень мало. Пришельцы, или кто они там были на самом деле, по-настоящему их даже еще не атаковали. Топтались возле своей желтой лужи, и что-то там делали. Отпугнули, ранив Фомина, и вернулись обратно.

С одной стороны — это было хорошо, но с другой, Кожухов не понимал, где подкрепление, и что ему делать дальше. Даже посоветоваться было не с кем. У него был четкий приказ и инструкция, и он не был намерен их нарушать.

— Смотрите, смотрите! — громким шепотом проговорил сержант Тарасенко, — Что они там делают?

Бойцы мигом сосредоточились возле закрытой парадной двери. Снаружи происходило что-то необычное и ужасное. Рядом с озерцом, наполненным светящимся веществом, начали появляться люди. Людей было довольно много. Капитан Кожухов увидел мужчин, женщин, детей. Даже собак и кошек. Люди вели себя пассивно, и никак не реагировали на существ. Они, словно, их не видели. А, если и видели, то никак не проявляли это.

— Накачали чем-то, — предположил Тарасенко, — Как зомби.

— Помолчи, сержант. Дай посмотреть, — Кожухов внимательно изучал людей и существ в бинокль.

Лицо ближайшего к нему мужчины вдруг начало вытягиваться, сливаться с шеей и туловищем. Не прошло и десяти секунд, как мужчина превратился в столб темного цвета и завис воздухе.

— Ни хрена себе! — не выдержав, воскликнул боец Старков, — Вы видели, товарищ капитан?

— Видел, боец. Не ори. Услышат.

Напряжение росло. Только сейчас бойцы начали осознавать, что они очутились в ловушке. Покинуть подъезд незамеченными у них практически не было возможности. Существа все ближе подходили к подъезду. Правда, было непонятно, знают они об их существовании или нет. Скорее всего, да.

— Что будем делать, товарищ капитан? — спросил сержант Тарасенко больше остальных сохранявший спокойствие, — Может, я это, в разведку сгоняю?

— Давай, — сразу разрешил Кожухов, — Только будь осторожным.

— А, как вы выберетесь из подъезда, товарищ сержант? — удивился боец Старков.

Прежде чем ему ответить, Тарасенко многозначительно переглянулся с капитаном.

— Ты я вижу от страха, совсем мозги растерял. Элементарно. Через черный выход.

— А — а, — протянул Старков, и сразу успокоился. Уверенность сержанта немного передалась и ему.

— Ну, я пошел? — Тарасенко обвел взглядом своих товарищей.

— Иди. Если что, мы тебя прикроем.

— Хорошо, товарищ капитан, — Тарасенко медлил, — Может… это, — он почесал щеку, — Взять одного в плен? — спросил он, и не ясно было, шутит или говорит серьезно.

Кожухов решил, что сержант не шутит. Тарасенко, по — своему характеру был мужик серьезный, рассудительный и деловой.

— Было бы хорошо. Сможешь?

Тарасенко пожал плечами.

— Попытаюсь. Чем черт не шутит. Ну, я пошел, — он молча направился к черному выходу.

Боевые товарищи провожали сержанта напряженными взглядами. Все понимали, все пошло не по плану. Главное, что тревожило группу это то, что не было подкрепления.

Заработала связь. Кто-то настойчиво вызывал капитана Кожухова.

— Кожухов на связи, — крикнул капитан, хватаясь рукой за рацию, — Кто говорит? Это ты Новиков?

— Я, товарищ капитан. Что там у вас?

— Где подкрепление? Мы одни долго не продержимся. У нас здесь гости.

— Много? — спросил невидимый Новиков. Как и Кожухов он был в звании капитана спецназа. Вместе воевали еще в горячий точке.

— Больше десятка. Ведем наблюдение. Пока не атакуют. Территорию тоже, пока не покидают. Отправил сержанта в разведку.

— Это ты зря, капитан, — упрекнул Новиков, — если есть возможность, верни обратно.

Кожухов сделал знак Старкову. Боец кивнул, метнулся следом за сержантом. Тот не должен был уйти слишком далеко, и должен был еще находиться в здании.

— Вам лучше не высовываться, — продолжал говорить Новиков, — задача несколько изменилась. Занимайтесь наблюдением.

— А если они попытаются покинуть территорию? Задержать?

— Не нужно. Мы оцепили весь район. Главное, чтобы вы уцелели. Вам все ясно, капитан?

— Ясно. Есть еще что-то?

— Нет.

— Тогда отбой.

Кожухов осмотрел своих бойцов.

— Все слышали?

Бойцы молча закивали. Слышать слышали, но что делать дальше им было не ясно.

— Будем вести наблюдение и фиксировать все действия чужаков, — сказал капитан Кожухов, — Будем надеяться, что они к нам не сунутся. Иначе… — он не договорил, но всем и так было ясно, что в таком случае без вооруженного столкновения им не обойтись.

Боец Старков, слушая своего командира, вдруг почувствовал, как ему на лицо упала теплая капля.

«Дождь, — подумал он, проведя рукой по лицу, — блин, какой дождь может быть в подъезде», — он снова провел рукой по лицу.

Ладонь молодого парня окрасилась какой-то черной жидкостью. Он изумленно поднял голову. Потолок подъезда просел, и в середине формировалась, и увеличивалась в размерах новая темная капля какого-то неизвестного вещества.

— Товарищ капитан, что это? — он кивнул вверх, — Может, канализацию у кого — то прорвало? — он осторожно понюхал свою ладонь. Запаха не было. Значит, не канализация.

— Отступить всем к стене, — приказал Кожухов, но было уже поздно.

Стены подъезда, словно резиновые, начали сужаться, сдавливать людей. Со всех сторон начала сочиться густая черная жидкость.

— Отходим на лестничную площадку! — приказал Кожухов.

Бойцы организованно начали отступать, но неизвестное вещество было уже со всех сторон. Оно подбиралось все ближе.

— Товарищ командир, что будем делать? — спросил Старков с легкой паникой в голосе, — Может, попытаемся прорваться с боем к своим? Может, мутанты не успеют ничего нам сделать? Они все равно торчат возле своей лужи, и что-то там колдуют. Похоже, им не до нас.

— У нас не было приказа отходить, — хмуро ответил ему Ефимов.

— Так что, нам здесь всем подохнуть? Связь не работает. Может, приказ был отступать. Откуда нам знать?

Старков погибать не собирался. Он лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации.

Внезапно черное вещество хлынуло со всех сторон, и поглотило бойцов с головой. Капитан Кожухов пытался задержать дыхание, выплыть на поверхность, но у него ничего не получилось. Не хватило сил. После нескольких секунд агонии его тело медленно опустилось на пол. Его бойцов ожидала такая же мучительная гибель.

Глава 6

Сержант Тарасенко шел по длинному коридору, и не понимал, где он находится. Сначала он намеревался найти черный выход, и таким способом выбраться из дома. Потом он решил войти в первую попавшуюся квартиру на первом этаже, и просто выпрыгнуть через окно. Но шли минуты, а черного выхода все не было. Стены коридора были гладкие, серые, освещенные слабым светом. Ни дверей, ни окон. Сержант Тарасенко сначала не обратил на это внимания.

Он полностью был поглощен собственными мыслями. То он думал о своих товарищах оставшихся в подъезде, то о свое девушке, которой обещал повезти к себе в село знакомиться с родителями, то о непонятных существах, с которыми он раньше не сталкивался. Мысли в голове Тарасенко путались, менялись, и он, в конце концов постарался, вообще ни о чем не думать.

После двадцати минут бесполезных блужданий, он остановился, и понял, что происходит что-то непонятное. Он давно уже должен был куда — то придти. Любой коридор, в любом доме рано или поздно заканчивается.

— Что за чертовщина, — пробормотал Тарасенко, сбивая одним движением руки шлем на затылок, — Может, я не туда повернул? Блин, как не туда? Поворотов ведь не было, — Тарасенко озадаченно осмотрелся. Он был один в пустом коридоре. Ему вдруг захотелось выстрелить из подствольного гранатомета в стену, пробить ее и посмотреть, что за ней находится. Искушение было очень большим. Тарасенко отступил назад, поднял автомат, но в этот момент до него донесся чей — то голос.

Тарасенко одновременно обрадовался и насторожился. Ему везде уже начинали мерещиться таинственные существа. Может, они каким-то образом узнали, что он пошел в разведку, и хотят заманить в ловушку? Тарасенко, осторожно ступая, направился на звук голоса. Стон повторился. Потом еще и еще. Тарасенко уже знал, что это была женщина.

Он не ошибся. Метров через десять, в стене, он увидел нишу, в которой сидела женщина, и прижимала к себе маленькую девочку. Женщина была очень испуганной и бледной. Девочка, пряча лицо у нее на груди, обнимала женщину маленькими ручками за шею.

Увидев женщину с ребенком, Тарасенко облегченно вздохнул.

— Кто такая? Документы есть? — тем не менее грозно спросил он.

Женщина, словно только и ждала этого вопроса. Молча протянула сержанту свой паспорт. Тарасенко также молча взял документ, и принялся его изучать, не понимая даже, что держит паспорт верх ногами. Ему казалось, что он держит паспорт правильно.

— Все в порядке, гражданка, — он вернул паспорт женщине.

Женщина взяла документ и куда — то его спрятала. Тарасенко хоть и смотрел на нее, не отрывая глаз, не заметил куда именно.

— Что вы здесь делаете? — спросил он.

Женщина открыла рот, закрыла, снова открыла. Говорить она не могла.

— Может, водички? — догадался предложить сержант Тарасенко.

— Спасибо, — проговорила женщина, схватив протянутую ей бутылку. Сделав несколько глотков, вернула бутылку Тарасенко.

— А ребенок? Может, тоже хочет? — удивленно спросил Тарасенко.

— Верно, — женщина дала бутылку с водой девочке. Черноволосая девочка, пряча от сержанта лицо, отпила немного из бутылки.

— Что вы здесь делаете? — спросил Тарасенко, оглядывая женщину с ног до головы. Что-то с ней было не в порядке. Но что именно, определить сержант не мог.

— Не знаю, — спокойно ответила женщина.

— Как не знаете? — изумился Тарасенко, — Вы что, живете в этом доме? Может, прячетесь?

— Женщина смотрела на него, но, словно не видела.

«Ненормальная какая-то, — подумал Тарасенко, — И что мне с ней делать теперь? Хотя, какое мне до нее дело. Сидит себе, ну и пусть сидит. Может, с мужем поссорилась или еще что-то случилось».

— Ладно, гражданка, мне пора, — официальным тоном проговорил Тарасенко, и собрался идти дальше.

— Возьмите нас с собой, товарищ офицер, — внезапно попросила женщина.

Обращение «офицер» польстило Тарасенко, и он посмотрел на женщину более дружелюбно.

— Вас как зовут? — спросил он.

— Марина, — ответила женщина, поправляя одежду девочки, — Это моя доченька, Жанна.

— Вот как, — Тарасенко вдруг вспомнил, что он совершенно забыл о задании и о своих товарищах. Как будто их и не было.

— Хорошо, Марина. Я вам помогу. Только у меня задание. Постарайтесь не отставать.

— Хорошо, товарищ офицер. Мы не будем вам мешать. Мы тихонько будем идти сзади, — Марина быстро поднялась на ноги, суетливо принялась собирать какие-то вещи.

— Павел, — представился сержант Тарасенко.

— Что? — не поняла Марина.

— Павел меня зовут, — повторил Тарасенко.

На лице женщины появилась улыбка.

— Приятно с вами познакомиться, Павел.

— Мне тоже. Ладно, пошли.

Лицо Тарасенко сделалось серьезным, и он уверено зашагал вперед по коридору. Женщина с ребенком на руках шла следом.

Тарасенко шел, но его нисколько не удивляло, что в коридоре нет дверей. Стены освещались бледным светом, никто не появлялся и не нападал.

Женщина, представившаяся Мариной, следовала за ним по пятам, и время от времени о чем-то шепталась со своей дочкой.

— А вы, собственно, куда идете? — спросил Тарасенко, поглядывая на свои часы.

— С вами, — просто ответила женщина.

— Как со мной? — изумился Тарасенок, — со мной вам нельзя. Со мной опасно. Я на задании. Вы разве не видели, что происходит во дворе дома?

— Нет. А что там происходит? — спросила женщина.

— Появились неизвестные существа, — ответил Тарасенко, полагая, что ему нет смысла скрывать от нее правду. Если она живет в этом доме, то сама все прекрасно видела.

Тарасенко шагал не оглядываясь, и не видел, что женщина начала меняться. Лицо ее начало вытягиваться, волосы потянулись густыми каплями вниз. Ноги ее постепенно срослись, и она превратилась в темно-серый столб.

Маленькая девочка осталась одна. На изменения своей мамы она ответила равнодушным спокойствием. Как будто ожидала этого. Она внимательно осмотрела неподвижный столб, потом посмотрела в спину Тарасенко, и мелкими шажками поспешила за сержантом.

— Почему вы молчите? — продолжал говорить Тарасенко, не оборачиваясь, — Нас вызвали по тревоге. Во дворе дома появился неизвестный объект. Странно, что жильцов нигде не видно. Вот я и вызвался в разведку. Правда, куда идти толком не знаю.

Молчание за спиной вызвало у Тарасенко подозрение, и он обернулся. Перед ним стояла маленькая девочка и, подняв голову, пристально смотрел снизу вверх темными глазами.

— А где…где твоя мама? — удивленно спросил Тарасенко, оглядывая коридор. Он решил, что женщина отстала по каким-то своим делам, — Марина, где вы? — громко позвал он.

— Мамы нет. Не кричите. Услышат, — проговорила девочка, и подошла к нему ближе.

Тарасенко, хоть и был здоровым мужиком, невольно попятился от нее.

— Как нет? А где она? — спросил он, глядя на девочку.

— Мама ушла. Туда, — девочка показала пальчиком на стену.

— А когда вернется? — Тарасенко вдруг стало жарко. Он понимал, происходит что-то неладное.

— Не знаю, — девочка вдруг пожала плечами и улыбнулась.

— Что же мне с тобой делать?

— Выведете меня на улицу. Там ждет моя бабушка.

— Бабушка, так бабушка. Ладно, пошли, — Тарасенко очень не хотелось, чтобы девочка шла у него за спиной, но показать, что он ее боится, сержант не хотел. Парни, когда узнают, засмеют.

— Слушай, как там тебя…

— Жанна, дядя офицер, — с готовностью проговорила девочка.

— Иди рядом. А то еще и ты потеряешься, — проворчал Тарасенко.

— Хорошо, дядя Павел, — тоненьким голоском проговорила девочка и пошла рядом. Она делала большие шаги, чтобы не отстать от сержанта.

Тарасенко, глядя как она старается, невольно улыбнулся.

— Где вы живете? — спросил он.

— На улице, — ответила девочка.

— Как? Бомжи что ли?

— Нет. Мы не бомжи. Просто мама любит гулять на улице.

— Ясно, — Тарасенко показалось, что он что-то услышал. Он настороженно прислушался, сделал девочке жест помолчать.

Девочка послушно остановилась.

— Что там? — шепотом спросила она.

— Пока не знаю, — Тарасенко слегка поднял автомат, тихонько перезарядил. Он был готов ко всему.

В коридоре начали появляться таинственные существа. Сердце сержанта Тарасенко на миг сжалось, и, словно оборвалось. В душе он уже надеялся, что ему удалось от них оторваться, и больше он с ними не встретится.

— Не везет же мне сегодня. Ну, что ты тут поделаешь! — со злостью проговорил он, не зная, что ему делать. Сразу открыть огонь и приблизить момент своей гибели, или подождать, что будет. Вдруг удастся с ними договориться.

Тарасенко вспомнил о девочке.

— Спрячься за моей спиной и не высовывайся.

Ответом ему было молчание. Он оглянулся. Девочка исчезла.

«Ну, и ладно. Может, спасется», — облегченно подумал он.

Существ в коридоре становилось все больше. Выглядели они настолько странно, что сержант Тарасенко не мог даже их описать.

Его охватило нетерпение, раздражение и злость. Он не знал, что ему делать. Существа молчали и ничего не предпринимали. У сержанта Тарасенко было такое ощущение, будто он какое-то диковинное животное в зоопарке, которое с любопытством разглядывают посетители.

«Смотрят сволочи. Ну-ну, смотрите, смотрите», — злобно подумал он. Тарасенко все ждал, когда они что-то с ним сделают, но существа не торопились.

Прошло больше пяти минут, прежде чем в коридоре появился желтый треугольный аппарат. Существа расступились. В корпусе аппарата появилось отверстие. Тарасенко понял, что это означает, но с места не сдвинулся. На туловище одного из существ появилось некое подобие руки. Существо сделало жест, как будто бы приглашало Тарасенко внутрь аппарата.

Тарасенко все медлил. Он не знал, как ему быть. Открыть огонь, и разом со всем покончить, или согласиться на предложение войти внутрь аппарата. Он понимал, ему предлагают сдаться в плен. Сержанту Тарасенко было противно от одной только мысли, что он попадет в плен. Не важно к кому именно, к пришельцам или людям. Он презирал тех бойцов, которые были в плену. И вот, похоже, судьба уготовила ему такую же участь.

Тарасенко сплюнул, решительно вскинул автомат. Щелчок и выпущенная из подствольного гранатомета граната исчезла в открытом проеме аппарата. Следом полетела еще одна граната. Сделать третий выстрел Тарасенко не успел. Какая-то сила скрутила его тело, смяла, сплющила, руки и ноги, казалось, завязались узлом, а голова приросла к спине. Адская боль пронзила все тело сержанта Тарасенко. Он захрипел, захаркал, застонал, глаза его закатились, лицо раскраснелось, из ушей и носа потекла кровь.

— Сволочи, всех уничтожу, — с трудом прохрипел, сержант Тарасенко, теряя от боли сознание.

Существа никак не отреагировали на его угрозы. Что стало с выпущенными гранатами, тоже было неясно. По крайней мере, взрывов не было.

Тело Тарасенко сдвинулось с места и, словно на невидимом транспортере, поплыло к аппарату, исчезло внутри. Отверстие плавно затянулось, существа слились с корпусом аппарата и все вместе исчезли.

В коридоре осталась стоять девочка по имени Жанна. Левый глаз у нее был желтый, правый черный. Ее голова разделилась на части. Левая щека сделалась почти прозрачной и мерцала голубым светом. Правая желтая, была усеяна блестящими каплями какого-то вещества. Зрелище было кошмарным. На пол коридора капали густые темные капли. Они сразу твердели и проваливались внутрь пола.

— Каре та эо куае та ку она ору, — проговорила левой частью лица девочка, после чего она прожгла стену коридора и бесследно исчезла.

Как только девочка исчезла, коридор начал принимать свой прежний вид. Появились двери квартир, но жильцов нигде не было видно. Только капли непонятного вещества, упавшие с лица и волос девочки, расползались по стенам и потолку коридора.

Глава 7

Тарасенко очнулся, открыл глаза, посмотрел прямо перед собой. Он что-то видел, но не смог понять что именно. Тарасенко застонал, поморгал глазами, посмотрел по сторонам. Он лежал в каком-то незнакомом помещении рядом с людьми в одежде защитного цвета. Он присмотрелся к их лицам. К своему удивлению Тарасенко увидел, что это не просто какие-то посторонние, совершенно незнакомые ему люди, а его товарищи, с которым он отправился на задание. Удальцов, Ефимов, Старков и даже капитан Кожухов тоже был здесь. «В плену! — пронеслось в мозгу Тарасенко, — Точно в плену, где же еще. Но кто нас взял в плен?» — он попытался подняться, но не смог. Его руки и ноги, словно приросли к телу. Тарасенко наклонил голову, осмотрел себя. Пальцы шевелились, но поднять руку или ногу он не мог.

Помещение, в котором находился Тарасенко вместе со своими боевыми товарищами, было странным и ни на что не похожим. Ничего подобного в своей жизни сержант Тарасенко не видел.

Его товарищи лежали на полу, и Тарасенко не сразу заметил, что кисти их рук срослись вместе, а ноги слились с полом.

— Что за хрень, — пробормотал Тарасенко, энергично моргая глазами.

Но зрение сержанта не подвело. Руки и ноги его товарищей, действительно, срослись. Но это было, пожалуй, не самое страшное и ужасное. Левый глаз Старкова каким-то образом вытянулся и сросся с правым глазом Ефимова. Голова Удальцова раскололась на части, и приросла к стене помещения. Тарасенко видел, как пульсирует кровь в мозгу Удальцова, и ему стало не по себе.

«Мерещится, наверное, — подумал он, — Ударился башкой или надышался чего — нибудь. Сейчас полежу немного и все пройдет», — Тарасенко расслабился и стал ждать, когда пройдут странные галлюцинации.

— Тарасенко, ты что ли? — неожиданно услышал он голос капитана Кожухова.

— Я товарищ, капитан! — обрадовано воскликнул Тарасенко, пытаясь резким движением подняться. У него ничего не получилось, только руки и все тело пронзила боль.

— Лежи, не дергайся, — предупредительно проговорил Кожухов. Все равно ничего не получится.

— Где мы, товарищ капитан? Как вы сюда попали? Что случилось? Я думал, вы в подъезде.

— Вот как, — с иронией проговорил Кожухов, — А мы думали, что ты вернешься к нам с помощью.

— Извините, товарищ капитан. Они встретили меня в коридоре. Я пытался отбиться, но не сумел. Там еще кто-то был. Я с кем — то разговаривал, — Тарасенко наморщил лоб, пытаясь вспомнить, с кем именно он повстречался в коридоре, но не смог вспомнить ни женщину, ни маленькую девочку, — Потом потерял сознание.

— Ясно, — проговорил Кожухов, выслушав сбивчивый рассказ сержанта, — А мы утонули в подъезде.

— Как утонули? — не поверил Тарасенко, — В воде, что ли?

— Если бы в воде, — ответил Кожухов, — Со всех стен полилась какая-то густая жидкость. Мы даже не успели выбраться на лестничную площадку, как все пошли ко дну.

— В коридоре ничего подобного не было. Никакой жидкости я там не видел, — проговорил Тарасенко, стараясь не смотреть на расколотую голову Удальцова.

Кожухов заметил его взгляд.

— Да, — проговорил он, — Удальцову не позавидуешь.

— А что это с ним, — Тарасенко облизал языком пересохшие губы.

— Не знаю. Когда очнулся, он уже был таким. Но он живой. Дышит. Иногда даже что-то бормочет.

— Это как? У него же рот разорван на части.

— Не знаю, но бормочет. Из горла вылетают какие-то звуки. Если не нравится, лучше не смотри, — посоветовал капитан Кожухов.

— Не буду, — согласился Тарасенко, — и какое-то мгновение лежал молча.

Кожухов тоже молчал.

— Товарищ капитан, — снова заговорил Тарасенко.

— Чего тебе, сержант, — вяло проговорил Кожухов. Теперь, когда сержант Тарасенко был вместе с ними, и не было никакой надежды на спасение, Кожухов понял, что их никто искать не будет. Впрочем, даже если бы Тарасенко и выбрался из здания, все равно их бы никто не нашел. Скорее всего, они все давно уже находятся в каком-то другом месте.

— Кто это был? Мы что, в плену?

— Похоже на то.

— Как думаете, кто они? И что с нами будет?

Капитан Кожухов посчитал, что нет смысла скрывать правду от сержанта.

— Пришельцы, сержант. Мы в плену у пришельцев.

— У настоящих? — не верил Тарасенко.

— К сожалению, да. У самых настоящих пришельцев. Похоже, это единственное, чем мы можем гордиться. Мы попали в плен не к азиатам каким-то, а к настоящим пришельцам.

Тарасенко молча обдумывал слова капитана. Несмотря на последние события, в пришельцев он почему-то не очень верил.

Он полагал, что их захватили переодетые люди.

«Наверное, выкуп потребуют, — печально подумал он, — Мои родаки не потянут. У них нет ни долларов, ни евро. Похоже, подохну здесь, и никто даже не узнает, где моя могила», — Тарасенко вдруг стало очень жаль себя. Ему вдруг стало ясно, что спасения им ждать неоткуда.

— Хана нам, товарищ капитан, — тихо проговорил он.

— Ты чего сержант. Все будет в порядке. Выберемся. Мы же спецназ, — стараясь говорить бодро сказал Кожухов.

— Ага, выберемся. Разве что на тот свет, — угрюмо ответил Тарасенко и закрыл глаза. Говорить ему больше не хотелось. Он уже сожалел, что в коридоре смалодушничал и не застрелился.

— Не говори ерунды, Тарасенко. Мы живы, и это главное. Все будет в порядке. Вот увидишь.

Сержант Тарасенко лежал с закрытыми глазами и не слушал своего командира. Он вспомнила свое родное село, и представлял, как выгоняет в поле своих коров. Они громко мычат, в небе поют птицы, ярко светит солнце. На душе у Тарасенко весело и радостно. Даже петь охота. Тарасенко от неожиданно нахлынувших воспоминаний о родном селе, чуть не расплакался.

— У меня граната, — неожиданно проговорил он, — В кармане. Почему-то не забрали. Попробую дотянуться и подорву здесь все. Вы как хотите, но в плен я не сдамся.

Мгновение Кожухов молчал.

— Ладно. Действуй, сержант, — разрешил он.

Взорвать гранату, Тарасенко не успел. В помещении появились странные существа. Они молча обступили людей, и начали с ними что-то делать.

Капитан Кожухов и сержант Тарасенко снова потеряли сознание.

Глава 8

Генерал службы безопасности Воронов Алексей Викторович внимательно изучал оперативную сводку событий прошедшей ночи. Лицо его недовольно нахмурилось. За два дня они потеряли две группы. Вчера пропала группа лейтенанта Кленова, а сегодня ночью капитана Кожухова. Если так будет продолжаться дальше, то через месяц у них мало кто останется.

В дверь кабинета постучали.

— Да. Входите, — не поднимая головы, разрешил генерал Воронов.

Дверь открылась, и на пороге кабинета появился помощник генерала, полковник Егоров Олег Иванович.

— А, это ты. Ну, входи. С чем пожаловал?

— Здравия желаю, товарищ генерал.

— Ну, да. Будешь тут с вами здоровым. Что случилось с Кожуховым? — жестом руки генерал Воронов указал на кресло за столом.

Полковник Егоров сел, положил перед собой на стол папку с документами. Он всегда с ней ходил, но редко когда открывал.

«Может, диктофон спрятал, — невольно подумал генерал Воронов, — собирает на меня компромат. Черт, что за бредятина лезет с утра в голову!»

— Группа Кожухова исчезла при выполнении задания, — спокойно ответил полковнике Егоров.

— Это уже становится традицией. Сначала группа лейтенанта Кленова во время учений.

Полковник Егоров отрицательно покачал головой.

— Там совсем другая ситуация, товарищ генерал. Исчез весь учебный центр.

— Это как?

— Не знаю. Не осталось ни одного здания. В туннеле нашли только какие-то предметы сложенные штабелями.

— Дрова, что ли? — спросил Воронов.

Егоров пожал плечами.

— Может, и дрова. Эксперты сейчас там копаются. Может, что-то и выяснят.

— Ты хоть сам — то веришь, в то что говоришь?

— Честно, товарищ генерал?

— Конечно, честно, — утвердительно кивнул Воронов, — Если и ты начнешь мне врать, то с кем мне тогда работать.

— Если честно, то не верю, что они что-то найдут. Вернее, найдут, но вряд ли их объяснение будет отвечать истине.

— Ясно, что ничего не ясно. Ну, а что с Кожуховым. Ему можно было хоть как-то помочь?

— Можно. Мы отправили две группы подкрепления. Первая столкнулась с неизвестными существами. Приняла бой. Хотя, какой это бой. Одно развлечение для чужаков. Пули их не берут. Гранаты более эффективные, но они каким-то образом восстанавливаются.

— Есть потери?

— Нет. Хотя, на мой взгляд, если бы они хотели, то давно бы всех уничтожили и захватили Землю. Думаю, они просто занимаются здесь какой-то непонятной нам деятельностью, и обращают на людей внимание только в том случае, если мы путаемся у них под ногами.

— Но, не можем же мы спокойно сидеть и смотреть, что они здесь вытворяют, — возразил генерал Воронов.

— Не можем. Поэтому у нас и дальше будут потери. Вот если бы выяснить, что им здесь нужно. Как-то договориться.

— Это как? На переговоры они не идут, — возразил генерал.

— Значит, неправильно ведем переговоры.

— Слушай, если ты такой умный, почему бы тебе не заняться этим вопросом лично?

На лице полковника Егорова появилась легкая улыбка.

— Насколько мне известно, у нас спец по переговорам с пришельцами полковник Дорохов. Кстати, где он сейчас?

— На Ио. Спутнике Юпитера, — ответил генерал Воронов.

— Крутой мужик. Я бы не смог, — с уважением в голосе проговорил Егоров.

— Поэтому он сейчас там, а мы с тобой здесь. Сидим в моем кабинете, и говорим всякую чепуху, — недовольно проговорил Воронов.

— Мы, товарищ генерал анализируем ситуацию, и пытаемся понять, что же сейчас происходит, и что нам делать дальше. Воевать с ними нет смысла. Они здесь все разнесут к чертовой матери.

— Но ведь на их действия мы должны как-то реагировать? Если мы разрешим чужакам беспрепятственно делать, что они захотят, знаешь, какая паника начнется в городе? Это все — таки столица. А так, хоть вспугнули немного. Исчезли и это хорошо. У меня тоже есть начальство. И оно, начальство, вместе со своими женами и детьми, хочет спать спокойно. Ты меня понимаешь?

— Понимаю, товарищ генерал. Делаем все, что в наших силах.

— Молодец. Ты это, Олег Иванович, — Воронов сделал паузу, — лично следи за всем, что происходит в городе. Любую активность чужаков пресекай на месте.

— Хорошо, товарищ генерал. Сделаю все, что в моих силах, — спокойно пообещал полковник Егоров.

— Постарайся, — облегченно вздохнул генерал Воронов, как будто от согласия или несогласия полковника Егорова зависело, будут ли в дальнейшем появляться пришельцы в городе или нет.

Неизвестно почему, но у генерала Воронова было такое ощущение, будто полковник Егоров нашел общий язык с чужаками, и имеет на них определенное влияние. Это была приятная иллюзия, от которой генералу не хотелось отказываться.

— Какие меры предприняли для выявления и уничтожения существ? — спросил Воронов.

Егоров, услышав вопрос, покачал головой.

— Насчет уничтожения — это вы уж слишком. Еще неизвестно, кто кого быстрее уничтожит. Что касается превентивных мер, создали новые спецгруппы по борьбе с чужаками. По крайней мере, на каждый сигнал о появлении в городе или в области гостей, спецгруппы будут реагировать более оперативно. Постараемся не дать им расползтись по столице.

— А если появятся в других регионах. На Кавказе или в Сибири? — спросил Воронов.

— Точно также. Дополнительные группы быстрого реагирования создаются во всех регионах. Делаем что можем, Алексей Викторович. Если вы не довольны моей работой, пожалуйста, можете назначить на мое место кого — то другого.

Генерал Воронов только махнул рукой.

— Егоров, не говори ерунды. Тебя на этом посту заменить некем.

Егоров промолчал. Да и что он мог сказать. Лично он пришельцев не боялся. Ему даже было интересно идти с ними на контакт. Хотя, на самом деле, никакого контакта пока не было. Пришельцы что-то себе делали на Земле, а они, когда их удавалось обнаружить, просто наблюдали за их деятельностью.

— Может, у них есть и корабли, — предположил генерал Воронов.

— Сомневаюсь, — сразу ответил Егоровой.

— Объясни.

— Да здесь и объяснять нечего. На мой взгляд, космические корабли есть только у слаборазвитых цивилизаций. Это чисто земное понятие. Более развитые существа передвигаются каким-то другим способом. Может, они меняют свойства воздуха или вакуума, и они служат им вместо корабля. Ну, или еще что-то в этом роде.

— Ладно, — нахмурился генерал Воронов, — не хочу с утра себе голову этим забивать. Я о кораблях чужаков. Кто-то уцелел в тренировочном лагере?

— Да, — утвердительно кивнул Егоров.

— Кто?

— Сержант Алексей Томин.

— Где он? В госпитале?

— В секретной лаборатории под наблюдением наших специалистов. Он в таком виде, что трудно словами передать. Лучше такое никогда в своей жизни не видеть.

— М — да, — Воронов задумчиво почесал переносицу, — Как думаешь, что будет дальше? Как себя поведут чужаки? Атакуют?

— Не исключаю такой возможности. Хотя все это зависит от их конкретных целей. Правда, лично у меня такое впечатление, будто они кого — то или что-то ищут. Все остальное их здесь не интересует.

— Что ищут?

— Откуда мне знать. Будем следить за ними. Может, что-то и выясним.

— Ясно. Держи меня в курсе. Следи, чтобы среди населения не возникла паника. Журналистам, если что-то разнюхают, говори, что это такие учения. Понял?

— Так точно, товарищ генерал.

— Отлично. Держи меня в курсе. Еще есть что-то?

Егоров утвердительно наклонил голову.

— Вот. Эксперты подобрали на месте появления существ, — он достал из кармана маленькую коробочку, осторожно ее открыл.

Генерал Воронов следил за его действиями с возрастающим напряжением. Он готов был даже схватиться за оружие, если оттуда что-то вдруг выпрыгнет.

Но из темной коробочки ничего не выпрыгнуло. Выкатилась и замерла на столе капля какого-то вещества.

— Что это? — спросил Воронов, с любопытством разглядывая блестящее вещество.

— Сейчас увидите, Алексей Викторович, — Егоров слегка отодвинулся вместе со своим стулом от стола.

Генерал Воронов невольно последовал его примеру.

Блестящее полупрозрачное вещество, вдруг ожило, превратилось в пленку, и бесшумно окутало собой весь стол генерала Воронова. Потом стол бесследно исчез. В воздухе осталась висеть маленькая светящая капля.

— Ну и что это значит? — хрипло спросил генерал Воронов. У него вдруг появилось ощущение, что вещество забралось под столом ему в ботинок, и с ним произойдет то же самое, что и со столом. Он едва удержался от желания вскочить со своего кресла, задрать обе штанины и посмотреть, что там, и как там.

— Не знаю, — пожал плечами Егоров, — Эту особенность вещества я обнаружил случайно.

— Стол стал невидимым, исчез? — спросил генерал Воронов.

— Не совсем. Превратился в твердый воздух.

— Это как?

— Понятия не имею, — Егоров протянул руку и уверенно постучал по воздуху. Раздался глухой стук, — Видите, стол есть, но словно растворился в воздухе, и часть воздуха приняла форму стола.

— С людьми тоже такое может произойти? — Воронов и себе легонько, правда, всего один раз стукнул по невидимому столу.

— Не исключаю. Но подобных случаев, мы пока не наблюдали.

— Что дальше? Стол таким и останется?

— Нет, сейчас увидите.

Не прошло и нескольких минут, как стол принял свой прежний вид. Капля таинственного вещества сама исчезла в коробке.

— Отдай экспертам, пусть изучают, — посоветовал генерал Воронов, с опаской разглядывая свой стол. Он понимал, так только Егоров уйдет, он отдаст приказ поставить ему в кабинет новый стол. Этому он уже не доверял. Мало что с ним могло произойти во время трансформации.

— У них этого добра полно, — спокойно ответил Егоров, пряча коробочку в карман.

— Ясно, — проговорил Воронов.

— Алексей Викторович, будут какие-то дополнительные приказания, распоряжения?

— Отслеживай ситуацию. Если будет что-то необычное, сразу докладывай.

— Хорошо. Разрешите идти?

— Иди.

Полковник Егоров покинул кабинет своего начальника.

Генерал Воронов остался сидеть в своем кресле. Перебирая документы, он анализировал сложившуюся ситуацию. Он понимал, ситуация была сложной.

Глава 9

После окончания рабочего дня, полковник Егоров решил немного задержаться и поработать. Как только он включил ноутбук и начал просматривать собранную за последние часы информацию, в его помещении появился пришелец. Точно такой же, как те, с которыми сражались бойцы спецназа.

Егоров от неожиданности вздрогнул, выхватил пистолет, но не выстрелил, и откинулся на спинку кресла.

— Надо же, — проговорил он сквозь зубы, — И сюда добрались.

Существо было совсем близко, и Егоров смог хорошенько его рассмотреть. Полупрозрачная черно — коричневая голова была разделена на две части. Внутри черепа мерцал голубой глаз. Второй глаз завис в воздухе в нескольких сантиметрах над существом. Две руки с одним пальцем неподвижно свисали вдоль туловища. Увидеть ноги существа мешал стол полковника.

— Что вам здесь нужно? — спросил полковник Егоров, чувствуя, как по его спине пробежал холодок, а на голове зашевелились короткие волосы. Ему стало страшно. Очень страшно. Он понимал, стрелять нет смысла.

На лице существа появилось небольшое отверстие, напоминавшее ломаную линию.

— Ка тэ о ку арэ? — спросило оно.

Егоров, несмотря на напряженность ситуации, невольно улыбнулся.

— Извините, но я еще плохо освоил ваш язык. Не могли бы вы говорить на понятном мне языке. Я знаю неплохо несколько земных языков.

Существо сделало шаг в сторону. Часть кабинета Егорова исчезла. Он увидел какое-то необычное помещение. Существо сделало рукой жест следовать за ним.

Полковник Егоров, незаметно спрятал пистолет в карман, поднялся из — за стола.

«Неужели все это происходит на самом деле? — пронеслось у него в голове, — Надо как-то предупредить своих», — вдруг он вспомнил, что в его кабинете установлена камера наблюдения. Оператор точно должен видеть, что сейчас с ним происходит.

— Мне куда? Туда? — спросил Егоров, кивая на неизвестное ему помещение.

Существо еще раз повторило свой жест.

— Ладно. Я понял, — Егоров медленно пошел вперед, лихорадочно соображая, что же ему делать. Ударом сбить существо, и выскочить из кабинета, или же последовать за ним, и посмотреть, что будет дальше?

«Ладно, где наше не пропадало. Посмотрим, что там. Может, удастся узнать что-то важное или придется погибнуть».

Полковник Егоров от охватившего его нервного напряжения настолько вспотел, что к его телу прилипла одежда. Он все ждал, что сейчас кто-то позвонит или постучит в дверь, и существу не останется ничего другого, как исчезнуть. Но как назло телефон молчал. В дверь тоже никто не постучал.

Егоров понял, что он полностью находится во власти таинственного гостя.

— Сюда? — спросил он, показывая рукой, стараясь разрядить обстановку, и установить хоть какой-то контакт.

Существо повернуло к Егорову свое диковинное лицо, и тот от ужаса едва не обмер. Ничего более странного и необычного в своей жизни ему еще не приходилось видеть.

— Ладно, ладно. Я понял, — Егоров сделал еще несколько шагов. Ему вдруг сделалось очень жарко. Голову сильно сдавило. Затрещали кости во всем теле. Из горла Егорова вырвался невольный стон. Он почувствовал, что все его тело слабеет, нечем дышать, и он вот-вот потеряет сознание.

«Стрелять, стрелять надо было. Дурак я…упустил момент», — пронеслось у него в мозгу. Без чувств он свалился на пол.

Рядом с первым существом появилось еще одно. Вдвоем они склонились над телом полковника Егорова, и начали проводить какие-то манипуляции. Особое внимание привлекла к себе грудная клетка и голова Егорова. Словно пластилиновая, грудь полковника то поднималась, то опускалась, то ходила волнами. Нижняя челюсть, начала вытягиваться, менять свою форму. Кожа сильно помолодела. Но потом приняла свой прежний вид.

Длились все эти трансформации не больше нескольких минут, но потом все исчезло, и полковник Егоров очнулся в своем кабинете. Он потянулся, зевнул и недовольно посмотрел на часы.

— Черт, и как это я мог уснуть на работе, — сердито проговорил он, — Надеюсь, за это время, пока я спал, никто не заглядывал в кабинет. Еще скажут, что я старпер, и мне давно пора на пенсию. О том, что с ним произошло, он не помнил.

К счастью, к полковнику Егорову никто не приходил и не видел, что здесь произошло. Камера, тоже не зафиксировала визита таинственного существа. Полковник Егоров решил, что он заработался, и пора немного отдохнуть. Он спрятал все важные документы в сейф, и вышел из кабинета.

Не успел он закрыть дверь, как его скрутили люди в черной одежде, надели наручники и потащили по коридору. Полковник Егоров был настолько шокирован всем происходившим, что в первые секунды даже не сопротивлялся. Он не понимал, что происходит.

«Террористы? Переворот?» — молнией пронеслось у него в голове.

Потом он понял, что его тащат не на улицу, а в подвальные помещения здания, в котором располагалось управление службы безопасности. Террористам там, конечно, делать было нечего. Полковник Егоров понял, что произошла какая-то чудовищная ошибка. Его просто с кем — то перепутали.

Немного придя в себя, он попытался вырваться. Не получилось.

— Вы, кто такие? — грозно спросил он, — Вы что себе позволяете? Да вы знаете, кто я такой? Да я вас в порошок сотру!

На все угрозы полковника Егорова, тащившие его люди не реагировали. Вот и подвал. Открылась дверь одной из камер. Егорова втащили внутрь и довольно грубо усадили в кресло. Наручники не сняли.

— Бред какой-то, — пробормотал Егоров, осматривая помещение. Камера была ему знакомой. Здесь часто проводились допросы. Но чтобы допрашивали его, полковника службы безопасности! О такой возможности, Егоров не мог подумать даже в кошмарном сне.

Он посмотрел на сидевшего перед ним мужчину.

— Вы кто? Что все это значит? Если шутка, то она вам дорого обойдется. Вы знаете, кто перед вами? Я, полковник Егоров. Я правая рука генерала Воронова. Немедленно свяжитесь с генералом. Я хочу с ним поговорить.

Сидевший за столом мужчина молча закурил, пристально посмотрел на Егорова.

— Полковник, говоришь. Правая рука. Ну-ну… — он сделал глубокую затяжку, — Это нам еще предстоит выяснить, кто ты на самом деле. Может, раньше ты и был полковником. Но сейчас, я лично сильно сомневаюсь в этом.

Егоров почувствовал, что впадает в ярость, и начинает терять над собой контроль.

— Кончайте этот ваш дурацкий розыгрыш. Чья идея? И снимите с меня наручники.

— Снимем, снимем, — мужчина махнул рукой, и откинулся на спинку кресла, — Давно на них работаешь? Сколько? Месяц, два или может, больше?

Лицо Егорова начало багроветь.

— Слушай, ты, — прохрипел он, — Немедленно объясни, что происходит.

— Объясню, полковник, объясню. Не кипятись, — мужчина открыл ноутбук, повернул к полковнику Егорову, — Смотри, — просто сказал он.

Егоров увидел свой кабинет, странное существо, и то, как он, Егоров с ним разговаривает на неизвестном языке. Полковнику Егорову показалось, что он сходит с ума. Он ничего не помнил, и ничего не понимал из того, что он говорил с таинственным существом.

Мужчина с любопытством следил за выражением на лице Егорова. Потом развернул ноутбук к себе.

— Ну, теперь все понятно? — спросил он.

— Что «все»? — не понял Егоров, — Что это за монтаж? Что все это значит? — Егоров кричал, хотя сам не понимал, что кричит.

Дверь в кабинет приоткрылась, просунулось лицо охранника. Мужчина махнул ему рукой, и дверь снова закрылась.

— Нет, полковник, я тебя понимаю. Может, ты и сам не знаешь, что с ними сотрудничаешь. Интересно только знать, как долго и сколько ты за это время успел слить им информации. Не удивительно, что они уже появились в нашем управлении.

Егоров постарался взять себя в руки.

— Требую встречи с генералом Вороновым. Это какое-то недоразумение. Какая-то нелепая ошибка. Ни с кем я не сотрудничаю. Никого я не знаю. Это…это какая-то подстава. Монтаж.

— Запись настоящая. Подставы тоже нет. Кстати, забыл представиться. Капитан Колышков, отдел внутренних расследований.

— Послушай, капитан. Я не понимаю…я не знаю….я…я, — Егоров вдруг понял, что все его усилия напрасные. Он знал, как работают его коллеги, и он просто тратит время и силы. Если он здесь, значит, ему никто уже не верит. В том числе и генерал Воронов. Хотя, была еще слабая надежда, что это не так.

— Они что, тебя загипнотизировали? — спросил капитан Колышков, закуривая вторую сигарету.

— Я не знаю. Сколько уже можно повторять, — ответил Егоров, стараясь говорить спокойно. Давалось это ему с большим трудом. Он готов был задушить капитана голыми руками.

— А кто знает? Я что ли? — капитан провел рукой по редким волосам, — Полковник, не трать наше время. Против фактов не попрешь. Все записано. Меня знаешь, что лично интересует. О чем это ты так мило с ним разговаривал? Где выучил их язык? Тоже не помнишь?

— Не помню, — коротко ответил Егоров, стараясь трезво разобраться в сложившейся ситуации. Он понимал, что он, сам того не желая, стал пешкой в чьих — то руках. В чьих конкретно, он понятия не имел. Думать, что им играют пришельцы, он не хотел.

— Не помнишь? — капитан Колышков потер руки, — Ладно, сегодня проведешь ночь здесь. Может, к утру что-то и вспомнишь, полковник, — последнее слово он произнес с ухмылкой, и с какой-то непонятной Егорову иронией.

Полковник Егоров молчал. Ждал, что будет дальше. Капитан Колышков, не сказав больше ни слова, покинул камеру. Егоров остался один. Он мучительно пытался понять, что происходит. Ответа, пока не находил.

Глава 10

В кабинете полковника Егорова, прямо в здании управления службы безопасности, появился желтый треугольный предмет размером два на три метра. Зависнув в воздухе, предмет какое-то мгновение не двигался, затем опустился почти к полу, и из него начали появляться странные существа. Вместо головы какая-то выпуклость, с одним черным глазом. Одна конечность и две ноги с тремя пальцами на каждой. Черного цвета туловища излучали мягкое желтое свечение, и было непонятно живые это существа или какие-то роботы.

Появившись, существа разбрелись по кабинету полковника, и начали устанавливать на стенах какие-то приборы. Хозяйничали они, словно у себя дома. Существ было несколько. Иногда они сливались друг с другом, обмениваясь частями тела. Возможно, это был один организм. Существа не говорили, все происходило в полной тишине.

За их действиями, напряженно следила группа спецназа под командованием майора Крылова. С ним было шесть бойцов. Этажом ниже, заняла позицию вторая группа. В случае необходимости она должна была усилить группу майора. В том, что в кабинете полковника Егорова должны появиться гости, никто почти не сомневался.

После недавних событий, во всех помещениях управления были установлены дополнительные камеры наблюдения, и велось негласное наблюдение за всеми сотрудниками. Начиная от генерала Воронова, и заканчивая техническим персоналом.

Выждав удобного момента, майор Крылов поднял руку.

— Работаем, — отдал он приказ.

В тот же миг дверь кабинета Егорова разнесло взрывом, и бойцы спецназа ворвались внутрь. Они не стали тратить время на бесполезную автоматную стрельбу, забросав пришельцев гранатами из подствольных гранатометов. Взрывы следовали один за другим. Во все стороны полетели обломки стен, мебели, разорванные на части тела пришельцев.

— Работаем! — еще раз отдал приказ Крылов, — Не выпускаем. Смотрите, чтоб никто не ушел!

Существа какое-то мгновение никак не реагировали на появление людей, затем в воздухе начали появляться темные короткие полосы, с бледными светящимися точками на конце.

— Всем предельное внимание, — крикнул Крылов, — Похоже, оружие! Усилить огонь!

Бойцы вели огонь на поражение. Заранее было договорено, что в первую очередь, огонь будет вестись из подствольных гранатометов. Можно было также использовать разрывные пули, но гранаты действовали наверняка. Проверено на практике.

Темные полоски начали вытягиваться. Бледные точки засветились ярче.

— Щиты! — крикнул майор Крылов, и бойцы, не переставая вести огонь, мигом спрятались за своими бронированными щитами. Сделали они это своевременно.

Бледное свечение потянулось в их сторону, начало липнуть к стенам, щитам. Металл, с шипением пузырился и плавился. Кто-то из бойцов не выдержал высокой температуры, и с руганью бросил щит на пол.

— Горбенко, прикрой Зубова, — приказал майор Крылов.

Сержант Горбенко молча выполнил приказ командира.

— Товарищ майор, там еще, — крикнул сержант, кивая на желтый объект, который, немного поднявшись в воздух, буквально оброс новыми существами.

Они, словно просачиваясь сквозь его корпус, мигом занимали место своих погибших собратьев. Существ было уже больше десятка.

— Уничтожить объект! — отдал майор новый приказ, хотя раньше у него был приказ от вышестоящего командования захватить объект для дальнейшего изучения. Никто в успех подобной затеи не верил, но, как говорится, чем черт не шутит.

— Сделаем, товарищ майор, — ответил за всех бойцов сержант Горбенко.

Бледное свечение, генерированное корпусом объекта, разрезало одного бойца пополам, и он с ужасающим криком и хрипением упал на пол. Брызнула во все стороны черная кровь. В воздухе запахло горелым мясом.

— У нас потери! — крикнул в микрофон майор Крылов, — вызываю подкрепление.

— Понял, идем! — ответил ему по рации капитан Пятаков, находившийся этажом ниже.

— Давай, капитан. Поторопись. У нас здесь становится жарко! Держать оборону, бойцы. Не дайте им выйти в коридор! — отдал приказ майор Крылов своим бойцам.

Ответом ему был более плотный огонь спецназовцев. Пока что, ситуация была под контролем силовиков. По крайней мере, так считал в тот момент майор Крылов.

Кабинет полковника Егорова начал заполняться темным веществом. Желтый объект исчез. Существа не обращая на это внимания, продолжали теснить бойцов спецназа в коридор.

— Черт, где Пятаков? — раздраженно проговорил Крылов, — Такое впечатление, будто он добирается с другого конца города, — он снова принялся вызывать по рации капитана, но тот ему не отвечал.

Майор Крылов еще не знал, что капитан Пятаков вместе со своими бойцами вступили в неравную схватку с существами, которые преградили ему путь.

— Горбенко, посмотри где капитан, — приказал Крылов.

Сержант молча исчез на лестничной площадке. Одновременно, в руках существ начали появляться плоские предметы. Косые лучи начали резать людей на части. Крики, стоны, вопли и хрипы заполнили коридор.

Майор Крылов понял, что ситуация резко изменилась. Притом, не в их пользу.

— Отходим, — приказал он. Вместе с ним уцелели только Зубов и Горелов. Остальные погибли.

Вытеснив людей в коридор, существа остановились, как будто получили приказ. Это давало возможность отступить, и сохранить остатки боевой группы.

— Товарищ майор, что же это такое творится? — с отчаянием и злобой воскликнул рослый сержант Горелов, — Мы же у себя дома. В своем управлении и отступаем. Как такое может быть?

— Как видишь, сержант, может, — сквозь зубы ответил Крылов, — Отступаем к запасному выходу. Дождемся подкрепления. Локализуем весь этаж. Черт, не понимаю. Что происходит? Где все? Где подкрепление? Такое впечатление, будто все вымерли или покинули здание, — говоря эти слова, майор Крылов еще не знал, что был недалек от истины.

Люди, находившиеся на момент появления существ в здании управления, превратились в безликие столбы, в то время, как само здание снаружи было окружено черным веществом, которое плавило все к чему прикасалось. Подступиться к зданию у бойцов спецназа не было никакой возможности. Внутри в живых остался только майор Крылов с двумя бойцами.

Глава 11

В коридоре было светло, но стены приобрели серый оттенок, и казалось, что внутри перемещаются какие-то тени. Сержант Зубов проверил оружие, приготовил гранаты. Он готовился к последнему бою.

— Что, командир, покажем им, что такое спецназ? — с нервной улыбкой спросил он.

— Покажем, сержант…покажем, — ответил Крылов, пытаясь связаться по рации хоть с кем — то. Ответа, пока не было.

— Стены серые…может, свет выключили? — растерянно проговорил Горелов, — Что будем делать, товарищ командир?

— Не дрейф, Горелов. К своим будем пробираться. Все будет нормально! — успокоил его сержант Зубов, и пристально посмотрел на майора, — Похоже, в живых остались только мы втроем. Интересно, почему они нас не преследуют? Что им нужно в кабинете полковника?

— Не знаю, — Крылов пожал плечами, принялся изучать на экране планшета карту местности, полученную со спутника. Сигнал, пока был.

— Да что там смотреть, — сказал Зубов, — Надо выбираться, пока они нам дорогу не перерезали.

— Куда? — не поднимая на него глаз, спросил майор Крылов.

— Как куда? Ясно куда. К своим. Наружу. Усилим группу и вернемся обратно. Мы еще покажем им, кто здесь хозяин. Если бы они появились не внутри здания, а снаружи, а еще лучше за городом, мы бы давно их ликвидировали, — уверенно проговорил сержант Зубов.

— Много «если», сержант. К сожалению, они здесь и сейчас. И решать, что делать, нам тоже нужно сейчас.

— Двери исчезли, — глухим голосом проговорил майор Крылов.

Действительно, стены коридора были гладкими. Ни одной двери.

Сержант Зубов быстро нашел выход из положения.

— Тоже мне проблема. Взорвем на хрен стену, и спрыгнем вниз. Всего — то второй этаж. Мы спецназ или кто?

— Спецназ, сержант… спецназ. Но прежде, чем что-то взрывать, нужно все хорошенько обдумать. Еще неизвестно, кто нас ждет снаружи.

— Ясно кто, наши ждут, — в голосе сержанта Зубова звучала твердая уверенность.

— Странно, что нас никто не преследует, — сказал майор Крылов, — Хотел бы знать, что это означает.

— Как по мне, пусть лучше не преследуют, — ответил Горелов, — С нашим оружием нам не выстоять. Столько парней полегло.

Мгновение все молчали. Каждый думал о своем. Но все понимали одно, сила, с которой они столкнулись, была им неподвластной.

Майор Крылов продолжал изучать карту на планшете.

— Есть что-то новое, товарищ командир? — поинтересовался Зубов, присматриваясь к стенам коридора. Он выбирал место, где лучше всего взорвать стену. По сути, взорвать они могли в любом месте. Он не понимал, чего ждет их командир, — Может, поторопимся? — он нервно сжал оружие, — Вдруг они передумают, и размажут нас по стенкам? Интересно, кто они и откуда?

— Вот возьмем одного в плен, все и узнаем. Верно, товарищ командир? — сержант Горелов с надеждой посмотрел на майора Крылова, словно от него зависела их дальнейшая судьба.

— Возьмем…Возьмем, — невнимательно ответил Крылов, и посмотрел на Зубова, — Ладно. Действуй, Зубов, — разрешил он.

Зубов прицелился и без слов выстрел из подствольного гранатомета. Пролетев метров двадцать вдоль коридора, граната взорвала стену. Пыли и обломков не было. Только какие-то тягучие капли неизвестного вещества растянулись по полу и по стенам вокруг образовавшейся дыры.

— Готово, товарищ командир! — довольно сообщил Зубов, — Двинули?

— Да, — коротко ответил майор Крылов, и первым направился к пробоине в стене.

За ним следовал Горелов. Прикрывал отход Зубов. Если бы у них было более солидное оружие, он бы с удовольствием вернулся в кабинет, и показал бы тем уродам, кто такой сержант спецназа. Они бы у него на стенку все залезли. Но с одними только АК делать здесь им было больше нечего.

— Саня…Горелов, — тихо позвал Зубов.

— Чего тебе, — не оборачиваясь, спросил Горелов. Он старался не отставать от своего командира.

— Да ничего. Проверяю твою реакцию. Вроде бы еще соображаешь. Не перепугался до потери сознания, — ответил Зубов. Ему вдруг стало весело, и он захотел вернуться обратно в кабинет. И бросить туда пару гранат. Пусть разнесет там все к чертовой матери. Но он сдержался, и только оглянулся назад. В коридоре было пусто. Никто их не преследовал.

— Странно все это, — пробормотал Зубов, — Ладно, посмотрим, что нас ждет.

Когда они достигли пробоины в стене, то их ждал большой сюрприз. Первым выглянул наружу майор Крылов.

— Ну, чего там? — спросил Зубов, пытаясь заглянуть и себе через плечо командира, — наши или опять эти?

Крылов повернул к нему бледное лицо.

— Наших нет. Другие…

— В смысле другие, — Зубов просунул голову в отверстие, и почти сразу же громко выругался, — Мать твою.…Ну, ни хрена себе! Что это такое, товарищ командир? Где все? И что это за место?

Майор Крылов молчал. Он не понимал, что происходит. Картина, которую он увидел снаружи, поразила его до глубины души. Перед его глазами простиралась темная поверхность, на которой желтыми пятнами светились треугольные летательные аппараты пришельцев. Их было много. Одни садились, другие бесшумно поднимались в воздухе. Ни домов, ни людей, ни машин не было видно. Все куда — то исчезло.

Зубов выпрямился, повернулся к Крылову и Горелову.

— Не — а, я туда не пойду, — он отрицательно покачал головой, — Похоже, это их лагерь. Не знаю как, но мы попали прямо в их расположение.

— Возвращаемся, — коротко сказал Крылов.

— Куда? Туда? — Зубов кивнул на коридор.

— Будем искать другой выход.

Но вернуться или найти другой выход они не успели. Коридор начал наполняться какой-то черной густой жидкостью. Медленно, она приближалась к бойцам, полностью отрезав путь к отступлению. Им оставалось только одно — спрыгнуть вниз, и попытаться незаметно выбраться из расположения таинственных существ.

— За мной, — приказал майор Крылов и решительно прыгнул вниз.

Зубов и Горелов последовали за своим командиром. Черное вещество, мигом заполнило остаток коридора. Отверстие, образовавшееся в стене от взрыва гранаты, бесследно исчезло. Майор Крылов с двумя бойцами очутились в расположении пришельцев.

Глава 12

Сержант Удальцов уже больше получаса нес на спине раненную майора Воронову. Близость и тепло женского тела, время от времени, вызывали у сержанта мысли и желания, которые не имели никакого отношения к выполнению поставленной задачи. Краснея и кряхтя, Удальцов усилием воли гнал от себя непристойные мысли и, чтобы ему было легче, представлял себе, что он несет с поля большой мешок с картошкой. Это помогало, но не очень. Обычный мешок не был таким теплым, мягким, не имел приятных форм, и не дышал ему в ухо и шею.

Майор Воронова, посчитав, что Удальцов кряхтит и сопит от усталости, а не от неуставных мыслей, решила сделать привал.

— Сержант, давайте передохнем пять минут.

— Я не устал, товарищ майор, — почти сразу ответил Удальцов, крепче обнимая ее за ноги, — вот выберемся к своим, там и отдохну. Осталось совсем немного.

Майор Воронова, которая чувствовала себя уже значительно лучше, решила, что хватит ей ехать на горбу сержанта.

— Я вам приказываю, сержант. Перекур на пять минут. Вы курите?

— Курю. Но нечего. А вы?

— Что за вопрос, сержант? — нахмурилась Воронова, осторожно сползая со спины Удальцова, «Так и оргазм, недолго получить», — невольно подумала она.

— Извините, товарищ майор, — Удальцов сел на землю и вытянул ноги, — Ух! — сказал он, — сейчас бы холодного пивка или кваса.

— Согласна, — Воронова открыла свою сумку, — У меня где — то была бутылка минералки. Хотите?

— Не откажусь.

— Сейчас, подождите, — Воронова рылась в своей сумке, но бутылка с водой исчезла, — Странно, — сказала она, — Воды нет. Сама утром положила бутылку. Ничего не понимаю.

— Да ладно, не расстраивайтесь, товарищ майор. Вот выберемся к своим, там и попьем, — успокоил ее Удальцов.

Близость к майору Вороновой, вызвала у него определенный интерес, и он начал ее рассматривать, как женщину, а не как офицера и командира, «Ничего, симпатичная», — подумал он.

— Что вы уставились на меня, сержант? — прищурив глаза, спросила Воронова, выбирая место, где лучше присесть.

— Кто? Я? — встрепенулся Удальцов, и мигом покраснел, — Я не уставился. Задумался. Думаю, где наши, и кто это был в туннеле. Парней погибших жалко.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть 1. Спецназ по крови

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Сумерки Юпитера предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я