Вихрь перемен (Александр Зайченко)

Когда Базан, страстный любитель истории, прилетает в Мексику, чтобы собрать материалы для научно-популярного фильма, ему неожиданно выпадает шанс проникнуть в тайный пещерный комплекс, где он находит артефакты древней цивилизации. Базан пытается выяснить, как использовать находки, но оказывается в центре противоборства могущественных сил, которые стремятся завладеть артефактами. Сумеет ли Базан открыть истину и не стать фигурой, принесённой в жертву в чужой игре?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вихрь перемен (Александр Зайченко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Александр Зайченко, 2015


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Глава 1

Непостижимо начало неведения, о монахи, до которого неведения не было и после которого оно появилось. Однако постижимо, что у неведения есть условие.

Ангуттара-никая.

Скакун1 взял курс на малый орбитальный ход. Вдоль борта, с постоянно возрастающей амплитудой, закружились световые витки, всё было готово для рывка сквозь атмосферу. Тело корабля, вытянулось треугольным наконечником стрелы, утонуло в сумеречной полосе горизонта, приняв расцветку окружающего пространства. Доля мгновения, и судно нырнуло к земле, оставив за кормой порядка ста десяти километров, и вышло в нижний слой тропосферы.

Скакун летел туда, где было светло, хотя солнце клонилось к закату. Во множестве озёр отражалось белёсое небо, но было среди них одно озеро, гораздо больше других. По берегам его устремлялись ввысь гранитные скалы, а удивительный лес разросся вокруг холодных утёсов. Корабль замер над вершиной, и плавно спустился, не долетев до поверхности каких-нибудь полметра. Потом, совершенно не считаясь с геометрией пространства, аппарат сжался в точку, а на земле возник силуэт человека.

На ладони гостя светился полупрозрачный шар, размером чуть меньше футбольного мяча, поверхность сияла разнообразными фрактальными композициями, человек внимательно перебирал их пальцами, манипулируя рукой в воздухе. Вскоре он закончил, шар на ладони исчез, и визитёр заложил руки за спину, жадно вдохнул воздух, оглядывая с высоты водные просторы.

– Сегодня уже неделя, как мы здесь, – раздался голос за спиной, – я чуть было не потерял надежду!

– Актий, друг, – человек повернулся, его строгое лицо изменила улыбка, – значит, я вовремя.

– Сканд! – Актий дружески взял его за плечи, и уверенно кивнул, будто понимал, что задуманное удалось. – Твоё судно напомнило мне Скакуна из легенд. Как ты раздобыл его, угнал с Вибхавари2? – он перевёл глаза на лунный силуэт.

– Нет. Этот красавец – подарок, всё по чести и совести!

– Достойные уважения качества человека, но их старательно избегают наши враги, – в голосе Актия появились нотки подозрения, – кто из них мог тебе его подарить? Неужели хитрец Ярослав завербовал Чужеземца?

– Догадка верна лишь отчасти, – Сканд нахмурился и сжал губы. – Ярослав был схвачен, они раскрыли его. Несмотря на то, что он успел наделать много шуму, пытаясь уйти из плена, точка нашего проникновения остаётся тайной.

– Надеюсь, он ещё жив? – Актий произнёс это так, будто задавал вопрос самому себе. – Почему ты задержался?

– Произошло незапланированное событие. Я нашёл путь в метрополию! – Сканд торжествующе смотрел на собеседника. – Мне удалось активировать двадцать седьмую ветвь Сердца Небес3. И, я был там, Актий! Корабль тоже оттуда. Поразительно, до какого уровня может дойти наука, не ограниченная внутренней борьбой.

Последние слова привели Актия в состояние особой взволнованности, он подошёл к краю скалы, и провёл несколько раз рукой по длинной бороде, в глазах его блеснули искры.

– За тридевять земель! – Актий посмотрел на друга. – Это лучшая новость из всех, что я слышал! Пойдём вниз, тебе нужно перекусить с дороги, да и Ган захочет услышать рассказ. Уже больше пяти тысяч лет связи с метрополией потеряны! – Актий подтолкнул его к тропе, а потом снова заговорил: – Выходит, на Чандре4 есть те, кого можно назвать союзниками? Ведь без их помощи ты бы не смог прыгнуть в космосе настолько далеко.

– Как прав был Гермес, когда говорил, «…что внизу, то и наверху». Чандра похожа на котёл, а внутри сборная солянка с разных уголков галактики. Только главный порт теперь полностью изолирован, и находится под тотальным контролем Чужеземцев. Там ещё остались потомки жрецов, продолжающих традицию. Именно от них я получил помощь и поддержку, – Сканд на мгновение остановился, и вдохновенно посмотрел на небо. – Не хочешь созвать Совет Мастеров?

– Нет, – решительно отрезал Актий, – кроме нас троих знать не должен никто!

Тропа огибала скалу, и вела к берегу. Там, под кронами могучих старых сосен, ютилась небольшая изба. Ган уже ждал гостей, сидя на лавке рядом с домом, в воздухе витал аромат свежеприготовленной ухи.

– Чутьё меня не подвело! – воскликнул Ган. – Сегодня удалось наловить сигов. Рыбка свежая, только что заколотая, а к ней петрушка, сельдерей, порей, и специи. Не уха, а праздник! – Ган закрыл глаза, причмокнул и подмигнул. – Как добрался, Сканд?

– Прилетел! – они крепко обнялись. – Не красна изба углами, а красна пирогами! – Сканд остановился, и с особым удовольствием вдохнул. – Эх, прекрасней родной Земли не сыскать!

– Пойдёмте за стол, нас ждёт серьёзный разговор, – Актий вошёл в хижину.

Раскидав по мискам сытное варево, компания покончила с ужином за несколько минут. Актий с наслаждением проглотил последний кусок, вытер усы и переключился на собеседников:

– Наступили тревожные времена, пропадают хранители книг. Чужеземцы устроили настоящую охоту. Мы потеряли ценнейшие источники знаний. Кроме этого, несколько агентов в стане врага оказались схвачены, а ведь они долгие годы вели не связанную между собой работу. В завершении добавился провал Ярослава, с таким трудом проникшего на Чандру. Сканд смог выяснить это. Информация о хранителях и агентах никогда не выходила за круг Мастеров. Вывод сможете сделать сами.

– Доносчик в рядах Мастеров это немыслимо. – Ган облокотился на стену и сложил руки на груди. – Сама подготовка убивает измену в зародыше.

– Когда-то предательство уничтожило большую часть трудов наших предков, – прервал его Актий, – никакая подготовка не даёт гарантий. Но прежде чем я изложу вам свои соображения, пусть Сканд поведает о результатах невероятного путешествия в метрополию.

– Метрополию? – удивился Ган. – Да уж, день сегодня не простой.

– Я могу ночи напролёт рассказывать об удивительных вещах, что посчастливилось мне увидеть на земле, откуда в незапамятные времена пришли боги. Но не за этим я вернулся. Каждый из нас, я уверен, до сих пор хранит в памяти сказания, доставшиеся от предков, и сбереженные хранителями. Большинство хроник, не смотря на внушительный возраст, повествуют правду. Но если кто-то думает, что в метрополии безоблачно и царит идиллия – это заблуждение. Где бы ни жили люди, всегда их разделяют три основных начала материальной природы. Эти свойства направляют жизненный путь, обретая форму сословий. Заведённый порядок оберегал мир людей, пока не появился великий мудрец. Он в совершенстве познал технологию, что лежит в основе Вселенной, и смог использовать её в своих интересах, не нарушая общих законов мироздания. Он воспользовался галактическими циклами, и каждый из вас знает, о ком я говорю.

– Мара! – прервал рассказ Актий.

– Так и есть, – кивнул Сканд. – Мара не упускает ни единой возможности, его творческое мастерство поднимается на одну ступень с каждым новым циклом. Жрецы поведали, что большая часть миров неизбежно сталкивается с космическими сезонами, и влияние их сложно переоценить.

– Неужто и в метрополии бардак? – настороженно спросил Ган.

– Нет, – Сканд спокойно покачал головой, – у нас сословная система забыта, а у них она словно щит. К тому же, и знаний накоплено значительно больше. Существует барьер, и слуги ночи не в состоянии его преодолеть. Защиту даёт технология, созданная умами величайших подвижников. А теперь к делу, – Сканд подался вперёд, – на нашей планете сохранились механизмы, способные всё изменить в одночасье! В архивах мне открыли главное – Чужеземцев можно остановить даже когда над нами сгущается галактическая ночь!

– Я не раз слышал о такой возможности. – Актий сидел неподвижно и задумчиво. – К сожалению, дальше слухов дело не двигалось. Нужны подробные инструкции, как это осуществить.

– Я прилетел не с пустыми руками! – радостно продолжил Сканд. – Вместе со мной вернулась база знаний, с её помощью мы восстановим систему защиты.

– Придётся повременить, – остановил его Ган, и, видя вопрос в глазах окружающих, дополнил, – до тех пор, пока наши ряды не очистятся от предателя. Глупо открывать врагу лучшую карту. Ведь, если я понял тебя правильно, Сканд, мастерство властелина иллюзий растёт, а значит, растут возможности его главного детища – Наблюдателя.

– Бесспорно, – кивнул Актий, – и вот моя точка зрения. Они хотят серьёзной информации, которой обладает Совет. Что ж, мы дадим информацию, самую настоящую, и особенно ценную. Пусть они идут по тому же пути, по которому должны пройти мы. Наживка для крупной рыбы, не иначе. Операция должна выглядеть как событие, развернувшееся спонтанно. В качестве главных действующих лиц предлагаю использовать зонды5, посему не плохо бы найти совершенно случайных личностей, и пустить их в круговорот. Кроме того, потребуются люди, для выведения информации в общий доступ, да так, чтобы ни одна ищейка не подкопалась. И в итоге, для контроля над невольными участниками нашего спектакля нужен лучший воин, и чтобы у него обязательно были связи в стане врага. Кстати, Ган, – Актий снова потёр бороду, – без твоего дара не обойтись.

– Мне марить не привыкать! – сверкнул глазами Ган.


Ясную голубую высь, по краям небосвода, разрисовали редкие длинные перья облаков. Под бортом самолёта высокогорная долина, над ней, рождённая миллионами автомобилей, серая вуаль смога полупрозрачной шапкой обняла Мехико. Низину окружили горы, далеко на юге, они сомкнули величественные вершины. Холмистая местность играет зелёными красками. Землю, вплоть до самых отрогов хребта, загромоздили результаты человеческой деятельности в виде разномастных архитектурных ансамблей. Здесь нашли место и свежие многоэтажки и старые барачные кварталы. Создавалось впечатление, что пространство под самолетом это единое море строений, и оно перекатывается гигантскими волнами. В черте города две длинные посадочные полосы, немного в стороне комплекс аэровокзала. Самолет заложил крюк, и дал возможность ещё раз насладиться красотами, что открывались с высоты птичьего полета, а затем пошёл на снижение.

Когда махина остановилась, к борту резво подогнали жёлтый трап. Базан спустился, как и всегда, без спешки, попутно расправившись с миниатюрной бутылкой виски. Едва последняя капля напитка соскользнула ему в рот, Базан скривил физиономию, будто отхлебнул адских отходов, а потом яростно выдохнул. Белый автобус с красной полосой вдоль всего кузова и шашками, какие можно встретить у такси, уже принимал пассажиров. Базан достал из кармана солнцезащитные очки, дыхнул на стёкла, протёр их рубашкой, надел и огляделся. Самолет пришвартовался на одной из самых дальних площадок, аэропорт сегодня был загружен до предела. Автобус быстро довёз до аэровокзала. Архитектор всего этого чуда явный модернист, так как стены здания он, почему-то, задумал испещрить круглыми отверстиями, сделав их похожими на решето. Синие буквы вверху гласили «Международный аэропорт Бенито Хуарес». К паспортному контролю вытянулась длинная очередь, Базану пришлось ждать не менее получаса.

– Цель вашего визита в Мексику? – поинтересовался офицер пограничной службы, внимательно изучая документы.

– Ограбление центрального банка, – не раздумывая, ответил Базан, и выдержал паузу, наблюдая за реакцией служащего. Потом он раскрасил лицо улыбкой, и развёл руки в стороны: – ну и туристическая поездка, конечно же. Давно мечтаю увидеть древние города майя.

Офицер продолжал сверять данные в бумагах, через время посмотрел куда-то в сторону, а затем проговорил:

– Необходимо проверить ваш багаж, будьте добры, следуйте за мной.

Базан, чертыхаясь, и проклиная себя за неудачную шутку, побрёл за сотрудником, и через несколько секунд уже стоял в отдельном помещении. Рюкзак положили на стол, и тщательно выпотрошили, а самого Базана сначала прощупали, а потом просканировали металлоискателем.

– Готов поспорить, над вами взяло верх отсутствие чувства юмора, и вы пытаетесь отыграться на бедолаге иностранце. Итак, каков будет вердикт, офицер? – весело, но устало спросил Базан. – Я угрожаю безопасности Мексики?

– К сожалению, у вас всё в порядке, добро пожаловать, – таможенник улыбнулся первый раз за всё время.

– Надеюсь, с гостеприимством в стране дела обстоят лучше, чем с паспортным контролем? – Базан накинул рюкзак на плечо и продолжил путь.

Кругом царила повседневная текучка, часть народу блаженно подрёмывала в креслах, у некоторых обменных пунктов валюты собрались очереди. Базан не стал исключением, он выбрал ту очередь, где было меньше людей.

В какой-то момент Базан почувствовал на себе чужой взгляд. Ощущение это не покидало всё время, пока он стоял на месте. Когда, наконец, пачка песо перекочевала в карман, и он направился к выходу, у одной из колонн, метрах в тридцати, Базан боковым зрением поймал взгляд. Это был мужчина, европейской внешности. Светло коричневая кепка на голове, на плечах в тон подобранная летняя куртка, тёмно-серые джинсы, в руках дорожная сумка. Базан остановился, пытаясь понять, кто это, но, не припомнив его среди своих знакомых, решил не задерживаться.

Главный зал дышал новизной, здание построили недавно. Много простора, необычная игра света внутри, чёрный пол контрастирует с белым верхом. Козырёк внешней стороны аэровокзала полностью закрывает собой тротуар. Дорога огибает парковку и делает большой крюк. Базан сбросил старый дорожный рюкзак, порылся в боковом кармане в поисках путеводителя. «Так, – прошептал он себе под нос, – станция метро должна быть рядом. От терминала нужно повернуть налево и пройти пешком мимо парковки». Вернув путеводитель на место, он продолжил путь. В этот момент в кармане загудел телефон, на экране высветился незнакомый номер.

– Здравствуй друг! У меня такое чувство, что ты уже прилетел, я угадал? – прозвучал голос в трубке.

– Ты выбрал самое лучшее время для звонка, я как раз освободился, и собираюсь идти к станции метро. Чем можешь порадовать?

– Подробности отложим. Прости, но к сожалению не смогу тебя встретить как обещал, ситуация не позволяет отлучиться с места раскопок. Уверен, ты и сам доберёшься. Прежде чем мы встретимся, хочу попросить об одолжении. Поезжай на станцию «Инсургентес», это в центре. Там будет ждать связной от моего старого знакомого, у него нужно забрать важную посылку.

– Хорошо Родриго, сделаю. Только один вопрос – как я его узнаю?

– Это не потребуется, я позаботился о том, чтобы он узнал тебя. Когда приедешь, просто остановись рядом с колоннами, перед выходом, и жди. Как только посылка окажется у тебя, набери этот номер и дай мне знать. Имей в виду, тебе следует быть осторожным, нигде не задерживайся, следи за обстановкой. До связи! – Гонсалес положил трубку.

Родриго явно что-то не договаривал, Базан понял это сразу. «Чего опасается Родриго? Почему не приехал меня встречать? Да ещё эта странная посылка, – в голове Базана роились подозрения. – Я, конечно, доверяю Родриго, но посылку обязательно проверю».

Через пару сотен метров нашлась станция. Как будто дожидаясь момента появления Базана, подкатился оранжевый состав на пневматических колёсах, на площадку высыпал народ. Внутри вагона освободились места, и, приметив одно, Базан поспешил расположиться. Часы показывали половину пятого, приближался вечерний пик. Приятное чувство, рождённое предвкушением приключений, о которых, так или иначе, мечтает каждый путешественник, перемешалось с беспокойством. Базан не рассчитывал, что первоначальный план кардинальным образом изменится, угрожая втянуть его в чью-то афёру.

Путь лежал в центр города, и, согласно карте, предстояла пересадка на другую ветку метро. Прошла пара минут и по вагону потянулись торговцы сувенирами, а следом за ними нищий просил милостыню. «Всё как у нас» – улыбнулся, глядя на происходящее, Базан. Один из торговцев подошёл к нему.

– Алебрихе! – произнёс продавец, улыбнулся и положил рядом фигурку напоминающую ящерицу.

– Благодарю, мне не нужно, – отмахнулся было Базан, стараясь выглядеть вежливым, но торговец проигнорировал замечание, и невозмутимо продолжил идти по вагону, раздавая свои товары.

Базан взял фигурку в руки, чтобы рассмотреть её внимательнее. Ярко голубой, почти светящийся гребень, красно-жёлтое туловище и хвост с огненными узорами, длинные зелёные лапы. Размерами ящерица чуть больше ладони. На мгновенье он подумал оставить фигурку себе, но потом отложил в сторону.

Вскоре вернулся делец, собирая безделушки, и когда он проходил мимо Базана, то, как будто не заметил оставленный сувенир. Торговец покинул вагон, а Базан снова бросил взгляд на фигурку. «Пожалуй, возьму на память, раз так получилось» – решил он, и положил ящерицу в рюкзак.

Спустя некоторое время поезд умерил бег и плавно остановился. Базан выглянул в окно, у потолка висел широкий коричневый указатель «Пантитлан». «Моя остановка» – на лице промелькнула улыбка, и Базан встал, чтобы покинуть вагон. В дверях образовалось столпотворение в оба направления, массовка снаружи не ждёт пока выйдут те, кто внутри, и если зазеваться, то выйти не получится.

Перрон вымостили серой плиткой, поодаль от путей, в стороне, пробивается солнечный свет, виден выход на улицу, на переходе к другой линии стоят турникеты, и требуют билетик за проход. Первая линия, на которую собирался пересесть Базан, одна из самых популярных, народ прибывал волнами. Снова ожидание, и вот, через каких-нибудь пять минут, другие вагоны распахнули двери. В этот раз, что не удивительно, места уже не нашлось, и дорогой до центра он наслаждался стоя.

Станция «Инсургентес» пропитана местным колоритом, выход предваряют барельефы в доколониальном стиле. Базан невольно остановился, некоторое время изучал узор, а потом вспомнил, что именно здесь Родриго велел ему ждать связного. Облокотившись на стену, он смотрел по сторонам. Людей на площадке было не мало, хотя никто не обращал на Базана внимания. Прошло несколько минут, и послышался шум приближающегося поезда. Опять забурлила человеческая масса, а связного всё не было видно. Базан нервно переминался с ноги на ногу, и вдруг почувствовал, как ему под руку, со стороны спины, сунули некий предмет, коим оказался тубус. Базан сразу ухватил взглядом фигуру человека, небольшого роста, тот быстро удалялся от него к вагону метро. Не теряя времени, Базан побежал вслед за ним, догнал, и дёрнул за плечо, чтобы остановить. Незнакомец, смуглый мексиканец, растерянно посмотрел на Базана.

– Кто вы такой, и что здесь? – решительно поинтересовался Базан, указывая на тубус.

– Я ничего не понимаю! – развёл руками незнакомец, отвернулся от Базана и прыгнул в вагон.

Двери закрылись. Базан застыл на секунду в недоумении, но так же быстро пришёл в себя, и спрятал посылку. «Нужно найти тихое место, и убедиться, что с этой посылкой всё в порядке» – с этими мыслями Базан устремился к выходу.

Наверху станция предстала в более зрелищной форме. Кольцевая дорога окаймляла площадь. Пространство внутри подчинялось круговой архитектуре, и клумбы, и платформа с памятником на вершине, и аллеи и магазины, что замыкали площадь по краям. Простор, много солнца, лавки торговцев, красные тележки чистильщиков обуви. Кто-то бежит по своим делам, а кто-то просто расслабляется на больших плитах поодаль, яркий контраст с подземкой.

Проходя мимо одного из чистильщиков Базан заметил, как ему показалось, человека, похожего на того самого, что он видел в аэропорту. В этот раз незнакомец отрешённо читал газету, совсем не смотрел по сторонам. Греша на простое совпадение, а возможно и ошибку, Базан не стал заострять на этом внимания, случается так, что в дорожной спешке не мудрено обознаться.

Площадь изобиловала местами для отдыха, Базан обогнул оранжевую круглую структуру, с вписанной в неё прямоугольной клумбой и раскидистым деревом в центре, добрался до зелёной аллеи, под которой полумесяцем вытянулся белый пьедестал, и уселся на него, следуя примеру местных жителей.

Посидев с минуту, и оценив окружающую обстановку, Базан извлёк полученный тубус. Он был сделан из пластика, и, судя по весу, внутри хранились бумаги. Перед тем как открыть тубус, Базан снова посмотрел в сторону, где видел незнакомца, тот был на месте.

Неожиданно, будто чья-то воля заставила всех птиц искавших корм на площади взмыть в небо, обдав хлопающим шумом крыльев разомлевших зевак. У кого-то собака вырвала поводок из рук, и беспокойным вихрем, сдобренным звонким лаем, пронеслась в паре десятков метров, куда-то в сторону. Базан на секунду отвлёкся, пытаясь найти причину, испугавшую животных. Пока он вертел головой, место, где сидел незнакомец, скрылось за очередной порцией людей поднявшихся из подземки.

Базан разъединил две части тубуса, внутри оказалась свёрнутая бумага. На листе была сделана копия с какого-то старинного документа, возможно карты. Здесь присутствовало множество комментариев, написанных от руки. Правда, разобрать эти комментарии не представлялось возможным, тот, кто писал, пользовался секретным шифром. Базан спрятал бумагу обратно, положил тубус рядом, интенсивно потёр лоб, снимая напряжение, и взял телефон, чтобы позвонить Родриго.

Вдруг, внутри появилось чувство непонятно откуда взявшегося беспокойства, желудок съёжился, тревога окатила с ног до головы, как цунами что, обрушиваясь на берег, вырастает до невероятных размеров. Низкий гул высвободился из утробы земли, а следом за ним всё под ногами заходило ходуном. Целая река паники хлынула из пасти метрополитена, люди выбегали на открытое пространство. Зазвенело бьющееся стекло, прилавки торговцев, как игрушечные, разбросало в стороны.

Базан онемел от происходящего, но прейдя в себя, встал на ноги. Ведомый внутренним ужасом перед разыгравшейся стихией, он едва не забыл собственный рюкзак, а когда попытался бежать, то упал, не сумев удержать равновесие. Толчки продолжались около минуты, за это время многотысячная толпа, подобная воде прорвавшей плотину, заполонила доступное жизненное пространство.

Когда твердь под ногами остановила пляс, Базан взял себя в руки, но тут же растерянно обнаружил – «Тубус?! Чёртов олух, я совершенно забыл о нём!» – он сунул руку в рюкзак, и понял, что догадка верна. Тогда Базан попытался определить место, где совсем недавно сидел. Среди такой суматохи, в незнакомой местности, шансы правильно сориентироваться невелики. Базан вернулся как раз вовремя, когда один из зевак успел прикарманить потерянную вещь. Громко свистнув, Базан попытался остановить воришку, а тот и не думая сдаваться, бросился наутёк, и почти затерялся в толпе. Базан бежал изо всех сил, и когда максимально сократил расстояние, то швырнул в беглеца рюкзак. Это отвлекло воришку, и он поскользнулся на рассыпавшихся по тротуару фруктах. Базан в длинном прыжке настиг его, и угрожающе прокричал:

– Верни мою вещь, или я не знаю, что я сейчас с тобой сделаю!

– Сеньор, нет! – замахал руками перепуганный беглец. – У меня ничего нет. Кто-то из толпы вырвал его у меня из рук.

Базан наскоро осмотрел вора, тубуса у него не было.

– Кто это был, ты его видел? Покажи мне! – не унимался Базан.

– Я ничего не успел понять, вы гнались за мной, – продолжал отмахиваться воришка.

– Врёшь! Это твой сообщник. Я тебя никуда не отпущу пока не получу свою вещь, ты меня понял? – Базан схватил его за грудки, и в этот момент почувствовал толчок в спину.

– Эй, габачо, отпусти парня, тебе ведь нужен тубус? Сколько ты готов отдать за него?

Базан от неожиданности поперхнулся. Перед ним стоял молодой парень в больших зеркальных очках, на голове красовалась пёстрая панама. Рукава чёрно-серой полосатой рубахи были закатаны до локтей, синие джинсы потеряли первоначальный цвет и затёрлись на многих местах, а кеды, судя по виду, прошагали не одну тысячу километров. Но главное то, что в руках он держал потерянную вещь.

– Чёрт знает что! – Базан насторожился, выдержал паузу, медленно встал, в глазах, слегка прищуренных, появились первые признаки улыбки. – Хорошенькое дело! А ты как сюда попал?

– Как и все люди из нашей части света – по воздуху! – парень развёл руками, лицо его просияло. – А ведь тубус у тебя могли увести из-под самого носа, где благодарность?

– Доберёмся до моего офиса, и я выпишу её на фирменном бланке! – на несколько секунд воцарилась тишина. – Как же я рад тебя видеть! – Базан крепко обнял друга.

Это был старый приятель, Остап, с которым Базан вместе учился, и впоследствии разделил все радости и печали во многих экспедициях. Но случилось так, что различные обстоятельства целый год не позволяли друзьям встретиться.

– Признаться, я разделяю твои чувства. Это же надо как совпало! Собирался в метро, и тут на тебе! Сначала земля заходила ходуном, а потом смотрю, ты бежишь за вот этим похитителем, обильно поливая его крепким словцом. Я глазам своим не поверил, ну и конечно, сразу всё понял, и перерезал ему путь. Да и ты дернул с места так, что хоть первый разряд давай!

– Какой ветер перемен тебя принёс? Целый год ни сном, ни духом, не похоже, чтобы это было случайностью. Думаю, есть что рассказать?

– Вот, гляжу на складывающуюся ситуацию, и думаю, боги разыгрывают очередную партию, почему бы не принять участие? – Остап протянул тубус. – Я знаю, ты давно не веришь в случайности. Да и я перестал верить. Пойдём, поищем подходящее место, и выпьем за встречу. А заодно обсудим ситуацию. Возможно, нам по пути.

– Узнаю старика Остапа! Не стану скрывать, что дружеская компания сейчас лучшее подспорье! – Базан положил ему руку на плечо. – Если кто и должен был здесь оказаться, то это ты!

– Если мы сегодня не напьёмся, Мехико провалиться сквозь землю! Только вот на ум приходит одна банальщина из путеводителя. Что-то вроде легендарного мексиканского бара «Ла Опера». Я совсем не знаю город.

– Я здесь тоже экскурсоводом не работал. А далеко до него?

– Пойдём по Рио де Ла Лоса, свернём через несколько кварталов, а там рукой подать, он на улице «Пятого Мая». Если пешком, то минут двадцать. Но я ничего не обещаю.

– Я смотрю, ты неплохо ориентируешься. Вот когда стоит с благодарностью вспомнить расширенный курс испанского языка, который мы учили в колледже, а? – Базан стукнул его в бок. – Может, поймаем такси? Смотри, вон там пара зелёных «бочо».

– Знание языка пригодилось однозначно. А вот на счет такси, не думаю что это хорошая идея, – Остап повертел головой, – посмотри, что творится на улице. Мы гарантированно застрянем в пробке. Сейчас лучше собственной пары ног ничего не найти.

Базан взял в руки телефон, но вскоре разочарованно вернул его в карман:

– Я так и думал, нет связи. Значит, и электричества тоже нет.

– А ты как хотел? – улыбнулся Остап. – В одном можешь не сомневаться – если бар не разрушен, значит, там продают выпивку. Остальное меня не волнует!

«Ла Опера» – старое здание в трёх этажах. Снаружи стены оранжево-персикового цвета, по периметру тянется стальная вязь балконных перил. Сам бар занимает первый этаж, все окна, а так же двери прикрывают красные козырьки-навесы. Достаточно было переступить порог, чтобы за невысокой дверью, открылась вся колоритность заведения. Интересное ощущение, когда за окном давно кипит новое тысячелетие, а ты, повернув голову, обнаруживаешь осколок позапрошлого столетия, такого живого и досягаемого. Вот только посетители, своим внешним видом, сбрасывают магическую шаль старинных декораций, напоминая о том, что времена изменились.

Хотя большая часть людей с боязнью обсуждали недавнюю тряску на улице, бар не пустовал. Базан и Остап выбрали столик в дальнем углу. Это место давало неплохой обзор, оставаясь малоприметным.

– Ховен! – выкрикнул Остап, подзывая официанта, а потом спросил у Базана. – Что будем пить?

– Раз уж мы в Мексике, то будем пить мексиканское пиво. Виски, что я принял на борту самолета, окончательно выветрился.

Официант принёс меню, и только хотел удалиться, как его остановил Остап:

– Не торопитесь, мы сделаем заказ сразу. Какое местное пиво вы рекомендуете?

– Думаю, сеньорам придётся по вкусу «Корона Экстра», – официант гостеприимно улыбнулся.

– Звучит великолепно, – поддержал Базан, – нам два больших бокала «Короны», – он пролистал несколько страниц меню, – а к пиву, будьте добры, две порции Эмпанадас каждому.

– Ещё что-нибудь?

– Остановимся на этом, – ответил Остап, и, дождавшись, когда официант уйдёт, спросил: – Что за Эмпанадас ты заказал?

– Вкусная штука, наподобие наших пирожков. Я знаю несколько мексиканских блюд, открыл меню, увидел знакомые буквы, и заказал. Всё под контролем.

Ансамбль мариачи наполнил зал звуками в стиле ранчерас. На улице вечерело. К радости посетителей возобновили подачу электричества. Бледно-жёлтые лучи бронзовых светильников прогнали тень с резных листьев деревянного потолка. Когда на столе появились бокалы струящегося пузырьками янтарного напитка, а в воздухе приятно запахло свежей выпечкой, друзья приступили к беседе.

– Ты помнишь моего деда? – спросил Остап.

– Якова Григорьевича! Конечно, помню.

– Так вот, в прошлом сезоне я принял участие в экспедиции на Кольский полуостров. Есть там много удивительных мест, одно из них – гора Нинчурт.

– Да, помню. Я тебя тогда звал в Египет, в международную экспедицию, – прервал его Базан, – ты, поэтому и не смог поехать. Кстати, я видел это место на фотографиях, правда, сам никогда там не был. Есть мнение, что мегалиты Нинчурт, отголосок цивилизации Гипербореи.

– Можешь поверить, это правильное мнение, но обо всём по порядку. – Остап осушил половину бокала. – Когда-то на Кольском полуострове стояли серьёзные сооружения. Кругом сплошные руины. Тяжеленные блоки, разбросаны, словно игрушечные кубики, их горы. При внимательном взгляде сразу же приходит в голову мысль, что там поработала грандиозная разрушительная сила. И было это давным-давно, учитывая эрозию поверхности.

– Я пришёл к такому же выводу, разглядывая фотографии. Что же было потом, в начале разговора ты упомянул своего деда?

– Да. В самый первый день экспедиции он позвонил мне, и попросил приехать, когда у меня будет время. Вкратце он рассказал, что в процессе исследований приблизился к открытию важной информации, и ему нужна будет помощь. Пробыв в экспедиции почти месяц, я вернулся в Публичку, и, как назло, увяз в работе, совсем забыв про деда. Позже я несколько раз пытался связаться с ним по телефону, но безуспешно. Дождавшись выходных, я решил наведаться к нему в гости, а когда приехал в Архангельск, не застал его. От соседей я узнал, что дед уехал, и попросил их присматривать за квартирой.

– Он не оставил для тебя никакого сообщения?

– Как раз наоборот, – поднял указательный палец Остап, – он оставил конверт. Когда я его открывал, то рассчитывал, что всё прояснится. И что ты думаешь, я там увидел? Несколько строчек, с просьбой в ближайший год не планировать новых поездок, и ждать от него письма.

– Подожди, но это не объясняет, почему ты оказался в Мексике.

– Верно. Буквально полтора месяца назад мне пришло письмо, отправлено оно было из США, и принесли его прямо на работу, в библиотеку.

– А откуда именно, из какого места? – прервал его Базан.

– Норфолк, штат Виргиния. Как ты уже наверно догадался, письмо было от деда. Он меня подробно проинструктировал, куда нужно поехать, и где я его найду. Так я и оказался в Мексике, дед продолжает исследование в Национальном музее антропологии.

– Я знаю это место, в главном парке Мехико, Чапультепек. Ты туда шёл, когда меня встретил?

– Наоборот, оттуда. Поиски деда стали похожи на авантюру, я и не ожидал от него такой прыти. Но, слава богу, он указал, что если я не найду его в музее, то нужно будет ехать в Теотиуакан-де-Ариста.

– Вот уж вправду, нам по пути! – воскликнул Базан. – Я собираюсь туда же. Одно мне не понятно, что Яков Григорьевич делал в Норфолке? Я ничего не слышал об этом месте. Ты не пробовал наводить справки?

– Конечно, я пытался разобраться! – довольно кивнул Остап. – Вспомнив, что дед последние годы активно интересовался пророчествами, я обнаружил удивительное совпадение. В Норфолке расположена Ассоциация Исследований и Просвещения, организатором которой был известный американский пророк Эдгар Кейси.

– Думаешь, дед изучал его предсказания? Мне приходилось слышать об этом человеке, его имя активно эксплуатируется любителями быстрых сенсаций.

– Я уверен, что он посещал Виргинию только ради этой организации. А у тебя что за история, чем похвастаешься?

– У меня есть чем блеснуть. В основном это касается путешествия в Египет. В экспедиции я отснял великолепный видеоматериал. Потом всё удачно смонтировал, добавил комментарии, и дал фильмам ход в сети. Они быстро набрали популярность, вот только почивать на лаврах рановато. В Мексику я прилетел за новыми сенсациями, – Базан гордо выпрямился, – народ требует продолжения!

– И каков план? Обрисуй ситуацию.

– Теотиуакан, пятьдесят километров от Мехико, там, где сейчас твой дед. Ты должен знать этот древний город? – Базан ждал ответа.

– Ещё бы, – воскликнул Остап, – туристическая Мекка. Там же яблоку негде упасть.

– Но есть и подводные камни! – Базан явно хотел удивить друга. – Совсем недавно Национальный Институт Антропологии и Истории Мексики начал активные работы рядом с Пирамидой Пернатого Змея. И вот, удача! Мой хороший знакомый – Родриго Гонсалес, участвует в работах. Если бы не новости от него, я бы не приехал. А сообщил он вот что. Во время раскопок обнаружили подземный тоннель, древний, возможно он даже ровесник Теотиуакана. Знаковое событие! – Базан посмотрел по сторонам. – Конечно, трудно сейчас сказать, что хранит подземелье. Но вдвойне нелегко будет докопаться до истины, если информация не выйдет в свет. Всё подменят, переделают, пустят туристов, которым вдолбят в мозг очередную байку. Да и к тому же, твой дед, я уверен, не ради праздного интереса оказался именно там.

– Ради закономерного интереса. И, находясь в США, он уже прекрасно представлял себе куда поедет, – Остап допил пиво, – институт, который ты назвал, это серьёзная организация. Уверен, что на месте раскопок экскурсии не проводятся, и вход строго по пропускам. Говорить о том, что туда может просто так попасть посторонний, было бы в высшей степени наивно. У твоего знакомого есть полномочия, чтобы нас провести?

– Родриго обещал, он сам выступил инициатором. Правда, когда он узнает что я не один, могут возникнуть проблемы.

– Хорошо, если это будут единственные проблемы, которые возникнут. – Остап поерзал на месте. – Закажем ещё выпивку?

– Пожалуй.

Вскоре на улице загорелись фонари, далеко в небе первые звезды стали чуть заметны. Количество посетителей в баре увеличилось. Стало понятно, что город пострадал не сильно, и всё возвращается в прежнее русло. Живая музыка ритмичными волнами плескалась по залу, задевая за живое, и заставляя что-то внутри отвечать в такт мелодии. В то время за столом активно продолжался разговор.

– Я думаю, Гонсалес здорово рискует, – отметил Остап. – Если его поймают на том, что он позволил посторонним проникнуть на закрытую территорию, он потеряет работу. С какой стати идти на риск, что им движет?

– Хочешь знать его мотивы, – понимающе кивнул Базан, и облокотился на стол. – Им движет идея, абсолютная убеждённость в том, что наиболее интересные материалы, добываемые при раскопках на обоих американских континентах, а так же в любом другом месте мира, занимают полки в секретных хранилищах. Кому, как ни ему, знать об этом. Гонсалес хочет открыть миру наследие цивилизаций, живших задолго до нас, любой ценой. В сообщении он так и сказал: «Данное событие уникально. Мы должны быть в самом центре, когда экспедиция доберётся до сердца храма».

– Это интересно. – Остап задумался, потом перевел взгляд на собеседника. – Может быть он идеалист, но у меня есть серьезные подозрения, что он знает больше, чем говорит. Как давно ты с ним знаком?

– Во время экспедиции, в Египте, он был одним из участников. Мы помогали друг другу отвлекать охрану, чтобы попасть в места, куда не пускают и где не разрешают снимать. К тому же близкие взгляды на исторический процесс сделали своё дело, мы сдружились. Он тогда уже работал в институте, можно сказать, был в центре археологического мира мезоамерики.

– Готов поспорить, новая работа для него лишь инструмент достижения главной цели. Что ж, хитро, – погладив подбородок, Остап продолжил. – Он из тех ребят, которые не станут долго раздумывать. Когда придёт время утянуть из-под носа научной инквизиции какой-нибудь важный артефакт, Гонсалес будет в первом ряду.

– Почему бы нет! Я от него отставать не собираюсь. Кстати, хочу кое-что сказать, – на лице Базана появилась доля серьёзности, – есть подозрения, что за мной следят! Я два раза видел одного и того же человека. Но, к сожалению, не смог разглядеть его лицо настолько, чтобы удержать в памяти.

– Подождём до третьего раза, – улыбнулся Остап. – А если серьёзно, мы в чужой стране, к тому же не самой спокойной. До конца не понятно, кто такой Гонсалес, и с кем он может быть связан. Надейся на лучшее, готовься к худшему. Я так и не спросил тебя за этот чёрный тубус, что в нём?

– Целая история! – многозначительно закатил глаза Базан. – Мне его передал в метро связной Гонсалеса. Сам Родриго почему-то не смог его забрать, и поэтому попросил меня. А связной вообще какой-то странный, сунул мне тубус под мышку, и тут же попытался скрыться в вагоне метро.

– А ты смотрел, что внутри? – не унимался Остап.

– Ты в этом сомневался? – улыбнулся Базан. – При первой же возможности вскрыл его. Внутри копия старинной карты, или схемы, а так же комментарии, как я понял, зашифрованные.

– Позволь мне взглянуть, – Остап наклонился вперёд.

Базан ненавязчиво пробежал глазами по помещению, затем пошарил рукой в рюкзаке, и аккуратно положил тубус на стол. Остап отодвинул стакан с тарелкой в сторону, и развернул скрученный лист.

– Да, ты прав, похоже на карту каких-то коммуникаций. Рискну предположить, что они связаны с Теотиуаканом, – он испытующе посмотрел на Базана, – у твоего друга есть ценный информатор. Но так как бумаги у нас, то Гонсалес тебе доверяет.

– В большей степени доверяет, – Базан спрятал карту, – но это не отменяет осторожность.

– Лучше скажи, Базан, – Остап залпом допил порцию холодного эля, – готов ли ты к неприятностям, которые сваляться нам на голову в случае неудачи?

– К бесам неудачи, я не хочу об этом думать! – Базан повторил жест друга и немного захмелел. – Ты меня спрашиваешь, а сам что скажешь?

– Буду честным до конца. Я не боюсь вляпаться за дело, которое того стоит. Но, – он поднял вверх указательный палец, – не хочу оказаться марионеткой в чужих руках.

Разговор прервал дребезжащий телефон Базана. Он с интересом посмотрел на экран, приподнял в удивлении брови.

– Базан, где ты сейчас? – в трубке послышался голос Родриго.

– Ты знаешь, я прекрасно провожу время в центре столицы. Мехико встретил меня легкой вибрацией, отчего чуть не развалился город. А почему спрашиваешь, ты всё-таки смог приехать?

– Нет. Запомни, что я скажу. Отложи веселье, найди машину и как можно быстрей езжай в Теотиуакан-де-Ариста. Это посёлок рядом с Теотиуаканом, не забыл? Попросишь таксиста остановиться у городской площади.

– Эй, Гонсалес, придержи коней! К чему такая спешка, что случилось? – Базан растерялся от неожиданности. – Таксист с меня три шкуры сдерёт!

– Мексика – это тропический рай, здесь шкуры не нужны! – засмеялся Родриго. – Ты сюда не экономить приехал. Обстоятельства изменились, нужно действовать. Вот тебе совет – предложи таксисту пятьдесят долларов, или чуть меньше. Не такая большая цена за то, к чему ты стремился. Я буду ждать на площади. И помни, либо сейчас, либо никогда! Ты готов?

– Ты не оставляешь мне выбора, я выдвигаюсь. – Базан произнёс последние слова с долей обречённости.

– Отлично. Удачи в пути, она тебе понадобится! – Гонсалес положил трубку.

– Я так понимаю, пора в дорогу? – поинтересовался Остап, глядя на удручённый вид Базана. – Чего приуныл?

– Не люблю, когда всё происходит так, спонтанно. В подобных ситуациях чувствуешь себя заложником обстоятельств. Он толком ничего не объяснил, что за спешка? – тяжело вздохнув, Базан поднялся. – Пойдём, поищем такси.

Движение транспорта по улице оживилось. Вдоль тротуара со стороны бара успели припарковаться полтора десятка машин. Огорчало только то, что среди них не было ни одного такси. Друзья какое то время высматривали машины, бегущие по дороге, пока Остапу не пришла мысль обогнуть бар с другой стороны. Там, буквально в тридцати метрах, бело-зелёная расцветка выдала старый Фольксваген Жук, типичный извозчик в Мехико.

– Гляди Базан, это то, что нам нужно! – воскликнул Остап. – Теперь договориться бы с водителем. Какую цену называл твой знакомый?

– Пятьдесят долларов. Хорошо если будет так. У меня предчувствие, что нас попытаются обуть.

Таксист, откинув переднее сиденье назад и прикрыв лицо кепкой, дремал. Остап вежливо постучал по крыше автомобиля. Таксист нехотя поправил головной убор, и вопросительно уставился на возмутителя спокойствия. Его лицо выдавало в нём европейские корни.

– Добрый вечер, сеньор. Хотим предложить вам крайне выгодную поездку, – он повернулся к Базану, и тихо спросил: – Куда нам нужно ехать?

– Теотиуакан-де-Ариста.

– Вы можете нас отвезти в Теотиуакан-де-Ариста? – снова обратился Остап к таксисту.

– Девятьсот песо, и можете садиться в машину, – таксист внимательно смотрел на собеседника.

– Скажите, какой у вас тариф? – продолжил Остап.

– Тринадцать песо за километр, сеньор.

– Не хочу вас обидеть, но до Теотиуакан-де-Ариста не больше пятидесяти пяти километров. У нас есть сорок долларов для этой поездки, и вы их получите, когда мы доберёмся до места. Договорились?

– В таком случае, я отвезу вас за пятьдесят пять долларов, но не меньше.

– Мы согласны, – вмешался в разговор Базан, подтолкнул Остапа, и они уселись в машину.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вихрь перемен (Александр Зайченко) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я