Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012)

Многие мечтали увидеть главного редактора известного глянцевого журнала Анжелику Романицкую в гробу. «Железную леди» медиабизнеса ненавидели не только работники «Dolce Life», но и известные светские персонажи. У Романицкой было «милое» хобби собирать компромат на подчиненных и звезд первой величины и шантажировать их. Желающих разделаться с Романицкой оказалось более чем достаточно. Но ее заместитель Наталья сомневается, что похоронили именно «любимую» начальницу. Убийца отстрелил жертве полголовы, но руки-то остались! У шефа были другие пальцы, другая форма кистей рук. Молодой муж и взрослый сын Анжелики опознали тело. Стоит ли Наталье высказывать свои предположения? Ведь на нее уже было совершено два покушения, а третье вполне может оказаться удачным. Кто-то уверен: архив у Натальи, и готов бороться за свое «доброе» имя любыми способами…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Анжелика Львовна покинула нас на три недели, я осталась и. о. главного редактора. Я спешила на встречу с рекламодателем, но тут замерла перед большим залом, в котором у нас трудятся все, за исключением Анжелики Львовны, меня и бухгалтерии. Ах да, еще есть секретарша Анжелики Львовны Леночка, которая сидит в приемной перед кабинетом начальницы. У меня нет личного секретаря, но я как-то без него обхожусь.

Я открыла дверь в большой зал и застала странную картину. Посередине зала стояла эта самая Леночка и рыдала. Никто не работал. Основная масса пребывала в глубокой задумчивости, пара дам пенсионного возраста утирали слезы.

– Что случилось? – спросила я.

– Анжелику Львовну убили, – сообщила Леночка персонально мне и зарыдала в голос.

– Убили?! – послышалось со всех сторон. – Ты же не сказала, что убили! Ты говорила «погибла»!

Оказалось, что кто-то подумал о крушении самолета, кто-то – об автомобильной аварии, в общем, о каком-то несчастном случае.

– Где ее убили? – спросила я. – Что вообще известно? Ты откуда взяла эту информацию?

Леночка не могла ответить ни на один вопрос, потому что у нее началась форменная истерика. Я никак не ожидала, что она будет так переживать. По крайней мере, никто другой в редакции даже не думал биться в истерике. Анжелику Львовну у нас уважали, но не любили. Она была жестким руководителем, она много работала сама, много требовала от других, она увольняла тех, кто ей не подошел, невзирая на семейные обстоятельства. Она не прощала просчетов, штрафовала за оплошности. Она была справедлива, но в ней начисто отсутствовала мягкость. Она не располагала к сближению. Иногда она напоминала автомат или какой-то новомодный компьютер в женском облике, сидящий в кресле главного редактора. Наш психолог-астролог говорил про нее: «Прирожденный полководец». Но ей бы хоть немного доброты, как у хорошего командира… Дамы пенсионного возраста, пустившие слезу, вероятно, жалели себя, не уверенные в том, что новая метла оставит их на своих местах. Анжелику Львовну, отдать ей должное, возраст сотрудников совершенно не интересовал. Ее интересовало умение работать.

Кто-то из женщин налил Леночке воды. Она выпила целый стакан, стуча зубами о стенку. Все молча ждали.

– Из полиции звонили, – всхлипывая, сообщила Леночка, глядя прямо на меня. – Скоро к нам приедут.

– Ее в нашем городе убили или… где-то в другом месте? – спросила ведущая рубрики о звездах эстрады.

– В квартире… Дома ее убили! Дома!

– То есть она никуда не уехала?! – удивленно воскликнула ведущая рубрики о последних модных тенденциях.

Вопрос повис в воздухе.

– Народ, а куда она должна была уехать? – спросил наш штатный фотограф, отрываясь от экрана монитора с обрабатываемыми снимками. Он обычно сопровождает корреспондентов на интервью. Остальные фотографы, снимки которых мы публикуем, – фрилансеры. Мы платим за те фотографии, которые берем, или за каждый час работы. Они снимают рекламные картинки, посещают тусовки, с которых приносят фотоотчеты. Кстати, Анжелика Львовна во время встречи у нее дома предупреждала, что от нее в ее отсутствие может прийти какая-то Катя, снимки которой мы уже неоднократно печатали. Сейчас Кати нет в городе, но в самое ближайшее время она должна вернуться.

В зале воцарилось молчание, народ стал переглядываться, потом все посмотрели на меня.

– Мне она тоже ничего не сказала, – сообщила я. – Предупредила, что ее не будет три недели, ей нужно решить какой-то важный вопрос – и все. Мы не были подругами, – добавила я, будто остальные этого не знали.

– У нее вообще не было подруг, – заметила одна из дам-корректоров. – Кто будет с такой дружить?

– О мертвых или хорошо, или никак, – произнес, ни к кому конкретно не обращаясь, наш штатный астролог-психолог.

– А если милиция будет спрашивать? – оторвался от монитора верстальщик.

– Полиция, – поправил астролог-психолог.

Верстальщик скривился и махнул рукой.

– Ты знаешь что-то, что может быть интересно милиции? – крикнули из другого угла. Никто не желал называть милицию по-новому. Никто не видел изменений сути.

– Не знаю, – спокойно ответил верстальщик. – Но кого Демпси поставит на ее место?

Верстальщик посмотрел на меня. Я точно знала, что меня не поставят. Я надеялась, что останусь замом главного редактора – кто бы ни занял это место. Хотя новый главред может прийти со своей командой… Но я уже сделала себе имя в нашем мире, завела контакты и связи. Найду работу. Хотя я очень не люблю кардинальных перемен… Правда, пока они случались у меня только в личной жизни.

– Меня не поставят, – объявила я.

– Почему вы так думаете, Наташенька? – посмотрел на меня наш штатный астролог-психолог. – Вы – самая подходящая кандидатура.

– Это вам звезды сказали? – слегка улыбнулась я, зная, что все прогнозы профессиональный психолог высасывает из пальца. Но все они несут позитивный заряд. И советы он людям дает толковые. У него не получилось работать в контакте с клиентами, но пишет он здорово. Кому что…

– Найдутся другие, – печально вздохнул один из перебежчиков из «Life & Style». – Только бы Бояринов к нашему журналу не подобрался!

– На должность главного редактора банкир точно претендовать не будет, – хмыкнула дама из отдела светских сплетен. – Хотя может каким-то образом протолкнуть своего человека.

– Он не является совладельцем холдинга, – напомнила я. – Насколько мне известно, у граждан России вообще нет ни одной акции. Главный акционер – Демпси, остальные – вроде бы его друзья по колледжу или университету. Они его создавали, они его продвигали и продвигают в разных странах. Но это американский холдинг. Бояринова в него не пустят.

– Наталья Борисовна, вы будете бороться за место Анжелики Львовны? – спросила Леночка, которая так до конца и не успокоилась.

Я покачала головой. Вести бессмысленную борьбу и тратить свои нервы я точно не собиралась. От меня тут ничего не зависело. Окончательное решение будет принимать Демпси. Я не знаю, каким образом он нашел Анжелику Львовну и главных редакторов других журналов холдинга. Я никогда не задавалась этим вопросом. Но он нанял толковых людей, подходящих для этих должностей и именно этих журналов. Возможно, сказывался опыт запуска журналов в других странах. Мы с ним многократно встречались. На пост заместителя Анжелики Львовны меня утверждал он – после того как я поработала репортером, а потом, когда Романицкая сломала ногу, заменила ее и фактически сделала один номер. Тогда мою кандидатуру назвала Анжелика Львовна. Она была уверена, что я справлюсь, хотя мы, конечно, постоянно поддерживали связь. Я считала, что Демпси меня оставит на том же месте, а нового главного редактора найдет сам.

Но сейчас тут на самом деле начнется борьба за власть… И я не буду в нее лезть. Не хочу. И не хочу лишней головной боли на посту главного редактора. А она-то точно гарантирована.

Сотрудникам я сказала, что должна бежать на встречу с рекламодателем и заключить договор, пока он не узнал об изменившейся ситуации. В зале послышались смешки.

– А полиции-то что говорить? – посмотрела на меня Леночка.

– Я вернусь через два часа, максимум через три, – удивленно ответила я. – Полиция к тому времени может еще даже не добраться до нашего офиса. Кстати, звонивший оставил телефон?

Леночка покачала головой.

– Так, может, это кто-то пошутил? – крикнули из дальнего угла. – На прошлой неделе нам бомбу закладывали…

– Не нам, а девочкам! – напомнил фотограф.

Девочками мы именовали сотрудниц «Girl Guide», которые, как и сотрудники мужского журнала и журнала о доме и саде, размещались в одном с нами здании. Здесь же находились и кабинеты американцев, правда, они никогда не собирались в России все одновременно. Часть обитала или в Латинской Америке, или в Азии. Я вообще не совсем понимала, почему здесь обязательно присутствие кого-то из иностранцев и что они здесь делают (для журналов), хотя прекрасно понимала, зачем они регулярно приезжают в Россию. «Осуществление общего руководства русским представительством холдинга» – понятие очень растяжимое, обтекаемое и непонятное. По-моему, они приезжали сюда отдыхать от своих американских жен и детей и оттягиваться с русскими женщинами и в русских ночных клубах. Один из наших американских руководителей точно был запойным алкоголиком. Другие, за исключением Демпси, лично у меня создавали впечатление болванов, причем болванов похотливых и сильно пьющих. Приходили они на работу поздно, как, впрочем, и большинство сотрудников всех журналов. Но все наши граждане на работе работали, при необходимости задерживались и до полуночи, американцы – никогда. Поруководят – и снова исчезают. Демпси, отдать ему должное, на самом деле работал, вникал в суть проектов, пытался разобраться в русской специфике и ментальности. Он много общался с людьми, возглавляющими его журналы, он пытался нас узнать и понять. Он задавал много вопросов о России, просил объяснить непонятные ему вещи. Я всегда это делала.

Я знала, что Демпси пятьдесят два года, у него есть жена и двое взрослых сыновей. Ни жена, ни дети ни разу не приезжали в Россию. Правда, они и в Латинскую Америку не ездили, где тоже было представительство холдинга, и не одно. Но американским сотрудникам холдинга, как я понимала, больше всего по душе пришлась Россия, несмотря на морозы и снег. В настоящее время Демпси отсутствовал, но вроде бы собирался появиться на следующей неделе. Он любил появляться неожиданно…

Демпси купил в Петербурге квартиру, поэтому ему не требовалось заказывать гостиницу, и даже таким образом мы не могли заранее узнать о его приезде. Для американских сотрудников постоянно держалось две квартиры, в которых они жили по очереди. У нас в офисе ходили слухи, что они и женщин передают друг другу, как эстафетную палочку. На пятом этаже нашего особнячка, где располагались американские кабинеты, работали три исключительно симпатичные молодые девочки. Никто ничего точно не знал, но подозрения насчет их обязанностей имелись у всех. Такого количества секретарей, причем довольно посредственно знающих английский язык, американцам точно не требовалось.

А ведь мне, наверное, нужно будет связаться с Демпси… У меня, естественно, был адрес его электронной почты и вообще все телефоны – и в офисе в Нью-Йорке, и личные мобильные. Но для начала все-таки следовало выяснить, что произошло. Демпси предпочитает получать сразу же полный отчет. Его сотрудники должны быть способны ответить на все его вопросы. А я понятия не имею, что же случилось с Анжеликой Львовной.

В общем, я поехала на встречу с клиентом, который, естественно, ничего не знал. Убийство нашего главного редактора – эта не та новость, о которой немедленно сообщают по радио. Не думаю, что она вообще на какое-то время появится в горячих новостях Интернета. Мы, конечно, разместим некролог в следующем номере. Наверное, даже наши конкуренты разродятся какими-то статьями. Но что-то же полиция нам уже сегодня скажет?

Кстати, а кто будет заниматься похоронами? Вероятно, придется кому-то из нашей редакции. С последним мужем Анжелика Львовна рассталась, со всеми предыдущими у нее, как я уже говорила, были не самые лучшие отношения, да и вообще, кто из бывших мужей занимается похоронами бывших жен? Про детей я не слышала. По крайней мере, они никогда не упоминались, да и Анжелика Львовна не производила впечатления женщины-матери. По-моему, она вообще никогда не хотела иметь детей. Домашних животных, как я видела, у нее не имелось, даже какого-нибудь выпендрежного аквариума как элемента декора.

Так, с похоронами более или менее понятно. В любом случае холдинг каким-то образом будет в них участвовать. А наследство? Нет, не подумайте, я не претендовала ни на что. Но мне на самом деле стало интересно, кому достанется все это богатство. Хотя бы квартира, в которой мне довелось побывать. Я вообще не представляла, сколько добра имелось у Романицкой. Точно были банковские счета и в России, и за рубежом. Две машины – зимняя и летняя, не исключаю, что больше, просто она их нам не показывала. Загородный дом? Понятия не имею, но не удивилась бы какой-нибудь дачке в Альпах. То есть делить есть что.

Но вот есть ли завещание? А если нет?

Я совершенно не представляла, чем Анжелика Львовна занималась, кроме работы и ухода за лицом и телом, с кем она общалась вне работы. Я практически ничего про нее не знала и была уверена, что и никто из моих коллег ничего не знает. Ну если только Леночка… Надо будет сегодня с ней поговорить. Секретарь всегда знает много. Секретарь и шофер, но Анжелика Львовна сама водила машину. Я не знала, с кем мне о ней поговорить! Не располагала она к общению!

Кстати, а ведь заработки у нее получались очень приличные… Таких денег в журнале не заработаешь, даже будучи главным редактором, причем она же была нанятым главным редактором, не совладелицей холдинга! Значит, был еще доход.

Компромат. Это меня она им держала на работе, а других… Обычно компромат все-таки собирают ради денег – или каких-то материальных благ.

Кстати, а ведь ее убили. Простой грабитель? Поднялся пешком на шестнадцатый этаж, чтобы обчистить одну из недавно заселенных квартир? Бред.

Дело в другом. Насколько я понимала, у Анжелики Львовны имелся компромат практически на всех людей, с которыми она имела дело. По крайней мере, она к этому стремилась. Могла она кого-то им шантажировать, пытаясь что-то получить? Конечно. Могла запланированная ею поездка быть связана с каким-то компроматом? Конечно. А мог кто-то из тех, на кого у нее имелся компромат, убить ее в день отъезда или в предыдущий? Конечно! Ну, например, чтобы ее не искали три недели…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я