Петля

Женя Виненко, 2021

Искупление – действие, направленное на исправление содеянного. Это – смирение и раскаянье. Однако те, кто грубо нарушают законы совести и чести, зачастую не считают себя виновными. Что произойдет, если несколько подобных подлецов окажутся в одном месте? Возможно, иная сила решит их судьбу. Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Петля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Сон как рукой сняло. Венера открыла глаза и с удивлением обнаружила себя сидящей в автобусе. Косматый пожилой водитель с запущенной растительностью на лице, недовольно фыркнул и красноречиво попросил ее покинуть место, грубо пробурчав под нос:

— Современная молодежь, нахватаются заграничного дерьма, и давай подражать. Позорище, смотреть противно. Мир давно «не тот», — он покачал головой и неразборчиво продолжил бубнить в том же духе.

Девушка не решилась затевать ссору с суровым дядькой. Настроение, как, впрочем, и всегда, было паршивое. Покраснев, она молча подошла к выходу.

— Заплатить не забудь, клуша, — выругался водитель, брезгливо забирая мелочь и с нетерпением ожидая, когда пассажирка покинет транспорт.

Негодование мужчины было обоснованно. Венера возвращалась с тематической вечеринки, состоявшейся этой ночью в крутом загородном клубе. Она выбрала косплей в стиле «Fallout 4»1, а потому под верхней одеждой действительно выглядела странно: выкрашенные в ярко-оранжевый цвет волосы; броский грим; синий комбинезон-спецовка с желтыми вставками и цифрой «111» на спине; накладные кожаные наколенники, пояс и наплечники с шипами; высокие тяжелые ботинки и самая большая гордость — pip-boy2 в реальный размер и перчатка когтя смерти3, напечатанные на 3-d принтере и собранные вручную.

На улице, для начала декабря, оказалось непривычно душно. Не задумываясь, девушка стянула пальто, широко зевнула и зажмурилась. Испортить макияж было не страшно, все равно скоро умываться и спать. Медленно бредя по пустой аллее, она вдруг сообразила, что вокруг мертвая тишина. Оглядевшись, вместо привычных высотных многоэтажек, Венера обнаружила «низкий» частный сектор. Силясь понять, куда забрела, она мысленно отследила маршрут автобуса до конечной, но так и не вспомнила ничего похожего на это место: новехонькая, будто только закатанная дорога, по одну сторону от которой — ряды одинаковых домов, а по другую — огромная, двухэтажная усадьба.

— Неужели села не в ту колымагу?! — разочарованно спросила себя девушка, честно говоря, не припоминая, как покинула «Мустанг», не то, что, как и во сколько ловила транспорт. — Жизнь, конечно дерьмо, но с выпивкой пора завязывать, — расстроенно хватаясь за голову, пробормотала она, не чувствуя, однако, ни капли похмелья.

Достав сотовый, Венера взглянула на время и изумленно приподняла бровь: два десять. По сути и маршрутки толком не ходят. Как она умудрилась поймать автобус?! Когда успела накидаться? И почему так рано ушла? Последние месяцы девушка не упускала шанс забыться, предпочитая гулять до утра. Морща лоб, бедняжка напрягла память, но безрезультатно.

— Черт с ним, — решила она, непослушными пальцами пытаясь вызвать такси через приложение на телефоне.

Все тщетно, связь отсутствовала. Небрежно запихнув аппарат в задний карман, Венера осмотрелась — ни души. Чтобы выбраться, нужно либо тащиться пешком до ближайшей заправки по трассе, пролегающей через глухой лес; либо нагло ломиться ночью в чей-то дом и просить о помощи. Будучи воспитанной девушкой, она пришла к выводу: тревожить в два часа ночи тех, кто давно спал — неприлично, — а потому поплелась по улице в надежде встретить случайного прохожего.

***

Потратив двадцать минут на поиски «первого встречного», Венера сделала приличный крюк, но, в итоге, разочарованно бурча: «хоть бы в одном доме горел свет», — вернулась на прежнее место. Из-за крытой остановки выглядывала длинная тень.

— Отлично! — на душе стало спокойнее, и девушка ринулась к единственной живой душе на всю округу.

Спасителем оказался робкий мужчина лет пятидесяти. Приличная, официальная одежда висела на нем мешком, и вид имела «вчерашний» — сильно потрепанный и неопрятный. Незнакомец нервно переминался с ноги на ногу и, затравлено, озирался.

— Привет! — звонко оглашая пустынную улицу, воскликнула Венера. От неожиданности мужчина икнул и подпрыгнул. От него крепко разило перегаром и застольной едой. — Не скажете, что за район? Хотела вызвать такси, но нет связи. Может рядом есть заправка или круглосуточный магазин?

— О! — облегченно выдохнул незнакомец, доставая из внутреннего кармана пальто фляжку со спиртным. — Я думал, что свихнулся. Мой сотовый тоже молчит. Торчу здесь уже минут двадцать: обошел округу, стучался в двери — никто не отвечает. Мертвое место.

— Таааак, — разочарованно протянула Венера, подозревая, что не с тем человеком связалась. Он либо потерялся сам, либо был так пьян, что слабо соображал. Последняя версия казалась более очевидной, особенно после того, как незнакомец залпом осушил металлический сосуд. — Прогуляюсь еще.

— Нет-нет! — поспешил остановить ее мужчина, хватая за локоть и умоляюще заглядывая в глаза. — Меня зовут Тимур Валентинович, — словно приручая дикое животное, мягко представился он. — Я приехал на автобусе, что весьма странно, ибо общественным транспортом не пользуюсь лет пятнадцать. Как в него попал, почему так поступил — не помню, глухой провал в памяти.

— Ладно. Оставайтесь на остановке, а я поищу помощь.

— Тут никого нет. Умоляю, не бросайте меня, иначе я окончательно сойду с ума.

— Спокойно, — сердце девушки забилось быстрее. После похода по пустынным улицам ей и самой место мерещилось заброшенным и жутковатым. Да и напуганного пьяницу стало жаль. — Я — Венера. Давайте попробуем осмотреться еще раз, вместе.

— Пустая трата времени. Я ломился и заглядывал в окна каждого дома. Мы — одни!

— Так уж «одни»? — недоверчиво переспросила собеседница, замечая за углом ближайшего строения высокую блондинку лет двадцати. Безупречно сложенную фигуру прелестницы обтягивало вульгарное золотистое мини, а плечи обрамляла дорогущая шуба. Несмотря на теплую погоду, снимать шикарную вещицу она не собиралась, предпочитая потеть, но обозначить высокий статус. — Как насчет нее?

Тимур Валентинович ошарашенно уставился на юную девицу.

— Эй! — позвала Венера, привлекая внимание незнакомки.

Блондинка гордо задрала подбородок и смешно засеменила в их направлении на подгибающихся ногах.

— Наконец-то! — высокомерно выдала она пухлым ртом с неаккуратно размазанной яркой помадой. — Где тебя носило? — почему-то обращаясь исключительно к мужчине, набросилась фурия. — Какого хрена я не на вечеринке? Все там, отмечают мой триумф, а я, вместо ВИП-зала, торчу в глухой дыре! Я столько пахала, чтоб получить место солистки, и заслужила праздник в свою честь! Артур узнает о твоей выходке и мигом уволит, челядь! Еще и нажрался, свинья подзаборная. Но мне плевать! Живо вези обратно!

— Мадам, вы принимаете меня не за того, — отступая от не протрезвевшей разнузданной девицы, искренне возмутился поддатый джентльмен.

— Хватит прикидываться идиотом! Твоя глупая шутка будет иметь серьезные последствия.

— Вы, очевидно, считаете, я — ваш водитель, но это не так. У меня у самого целый штат персонала. Я вижу вас впервые, леди.

— Ну конечно, бизнесмен недоделанный. Я не какая-нибудь тупая курица! Я — Анжелика Сафронова! Звезда и прима известного балета! Со мной так нельзя. Сажай жопу в машину и вези к остальным!

— А по мне — ты та еще «курица», — не сдержав праведного гнева, вставила Венера. — Что, с первого раза «не въехала»: он понятия не имеет, что ты за птица. Видать, не так уж и знаменита, как утверждаешь, — сердито прошипела она, хоть и поймала себя на мысли, что внешность у выскочки действительно знакомая.

— А ты кто? Заступница униженных? Или старая кошелка в прикиде для детского утренника? — расхохоталась блондинка, окидывая наряд собеседницы оценивающим взглядом.

— У нас разница в возрасте — лет пять, но я, по крайней мере, не выгляжу, как малолетняя шлюха.

— Ах ты, сука! Вали отсюда, пока охрану не позвала!

— Дерзай! — бледнея, но, не теряя самообладания, разрешила соперница, принимая боевую стойку. — Оглянись! Я буду рада, если к нам присоединится пара здоровяков. Новый друг прав: здесь страшно, стремно и поразительно тихо.

Девица скептически хмыкнула, но все же покрутила белокурой головой.

— Все спят, — пожав плечами, небрежно бросила она.

— Или помимо нас никого нет! — настойчиво запричитал Тимур Валентинович. — Это — похищение! Не иначе инопланетяне ставят эксперимент, а то и сатанисты совершают дьявольский обряд.

— Фантастики перебрал, дядя? Я… — Анжелика не успела произнести очередную обидную фразу, как со стороны богатого дома возникла мужская статная фигура. — Говорю же — бредите. Попрошу хозяина усадьбы вызвать такси, — она приосанилась и кокетливо заулыбалась. — Вы не суйтесь. Вряд ли он заговорит с голодранцами, а мне точно не откажет.

Чем ближе приближался человек, тем отчетливее вырисовывались его идеальные, аристократичные черты лица, огромный рост и спортивное телосложение. Смольные до плеч волосы были профессионально уложены, а брендовый изысканный наряд так и кричал о крайней состоятельности и претенциозности. Неспешно вышагивая, красавец сравнялся с компанией и, прежде чем его забросали вопросами, невозмутимо представился:

— Серафим (у присутствующих пробежала мысль, что у незнакомца даже имя пафосное), — и сразу приступил к делу: — Я — не местный, и хочу попасть в город, как и вы. Нигде, кроме особняка, нет видимого присутствия людей. Полагаю, туда и стоит направиться.

— В большом доме кто-то есть? — оживилась Венера, с любопытством глазея на напыщенного, но весьма привлекательного мужчину. Тот, в ответ, смотрел на нее не менее заинтересованно, но настороженно.

— Ты слепая? — нахмурившись, грубо буркнул самовлюбленный тип, переводя взгляд на остальных пришельцев. — Там иллюминации, как на новый год. Кто-то же ее включил.

— Что? — брови собеседницы удивленно поползли вверх. Девушка, а следом и ее спутники, уставились на роскошное здание, где минуту назад было чернее ночи: из панорамных окон, бил, слегка приглушенный шторами, свет. — Как такое возможно? Там только что было глухо и безжизненно.

— И я так думал, а когда подошел ближе, особняк озарился. Я собирался постучать, но услышал вас и решил проверить, не хозяева ли вы.

— Там тоже никто не открывает, — за спинами разговаривающих раздался новый голос.

По главной дороге усадьбы к ним подтянулись еще двое: хмурый, седой мужчина с цепкими глазами, и молодой человек, не старше тридцати, но с видом познавшего жизнь пижона. Первый, в возрасте, был облачен в скромную, не броскую, но недешевую одежду. Второй, будто в противовес, — в вычурно, яркую, в стиле стиляги.

— Я — Илья, — слащавым нахальным тоном продолжил тот, что моложе, — а это — Мирон. Мы встретились на остановке минут тридцать назад и пришли к заключению, что неплохо бы разжиться телефоном. Наши не работают.

— Получается, мы прибыли примерно в одно время, но не заметили друг друга? Разве так бывает? — принялся паниковать Тимур Валентинович, благо волосы на голове не стал рвать. — Скажите еще, что приехали на пазике со старым бородатым мудаком, — все закивали, растерянно переглядываясь. — Сто процентов — эксперимент. Вероятно — правительства. Нужно срочно сматываться, — пискляво заголосил он, выбегая на трассу. — Двинемся пешком, рано или поздно набредем на людей, или поймаем связь.

— Не советую, — категорично возразил Серафим. — Первое, что я сделал, осознав, что попал «не туда» — отправился обратно. Метров через двести, асфальт обрывается и единственное, что ждет на пути — кромешная тьма, туман и дикий лес. Еще я слышал волчий вой. Неподалеку бродит стая. Заблудимся — умрем. Самостоятельно не выбраться, по крайней мере, до утра.

— А вдруг нас реально похитили? — начиная подозревать, что алкаш пропил не все мозги, нерешительно предположила Венера, — не зеленые человечки, конечно, — сжавшись под шквалом саркастических ухмылок, добавила она. — Но кто и зачем?

— Выкуп? — изучая собеседников, допустил Илья.

— Серьезно допускаешь, за алкаша и хипстершу кто-то заплатит? Ты их видел? — надменно фыркнула Анжелика, с отвращением косясь на вышеупомянутые личности. Посчитав, что этого недостаточно, она театрально отодвинулась от Тимура Валентиновича, будто чужая беда — заразна.

— Еще раз кинешь колкость в мой адрес… — психанула Венера, сжимая кулаки. Она хоть и привыкла решать споры цивилизованным путем, малолетней выскочке уступать не собиралась. — Набью тебе морду. И плевать, что ты звезда столичных подмостков.

Соперницы покраснели, насупились и почти минуту играли в напряженные «гляделки». Со стороны ситуация смотрелась комично: худая шпала, с искаженным в гневе лицом, грозно ссутулилась над, пытающейся выглядеть опасно, моськой. Первая из них точно набросилась бы на вторую, не вклинься Серафим:

— Если это — похищение, между нами должно быть нечто общее. Единственное, что приходит на ум — неадекватность, — сухо прошипел он, мигом успокаивая разбушевавшихся мегер.

— Допустим, дело не в деньгах. Тогда что? Долги? — подкинул очередную идею Илья, руководствуясь собственными поступками. — Честно говоря, у меня их достаточно. Только сегодня просрал огромную сумму. Не очутись я в этой дыре, был бы уже мертв. Для меня она — спасение.

— Игрок? — быстро раскусил парня аристократ, смиряя презрительным взглядом.

— У каждого свои пристрастья, дружище. Уверен, твои похлеще будут.

— Мы — не друзья, и я — идеален.

— Значит, отпадает, — подытожила Венера, пока спор не разросся в драку. — Что еще? Измена? Предательство?

— Тоже бывало, — безразлично пожав плечами, подхватил Илья.

— У тебя весь спектр грехов в запасе? — ехидно поинтересовался Серафим.

— Теперь нам вас разнимать? — насмешливо подковырнула Анжелика.

— Смотрю, мы все характерные. Не исключаю, наша схожесть — заносчивость. Досадили какому-нибудь неудачнику, вот кретин и мстит.

— Не обобщай. Возможно, вы с блонди и парочка спесивых засранцев, но я — человек добродушный, — огрызнулась Венера, моментально жалея о сказанном. Она считала себя более сдержанной.

— Может, пойдем и выясним, за какие провинности нас сюда притащили? — впервые раздался низкий глубокий голос Мирона.

Спорщики одновременно обернулись на стоящего чуть поодаль пожилого мужчину.

— И как? — на высоких тонах осведомилась балерина.

— Обследуем особняк. Подозреваю, свет зажегся не просто так, а потому что все мы оказались поблизости. Не найдем ответы, хотя бы заночуем.

— Но дверь заперта, — напомнил Илья. — Вы же сами проверили.

— Существуют разные способы попасть внутрь. Лучше взломать чужое жилище, чем сдохнуть в лесу от лап голодного зверя.

— Звучит убедительно, — заключил Серафим и первым направился к дому.

***

— Вы же сказали, входа нет.

Тимур Валентинович перевел недоверчивый взгляд с мужчин, прибывших в команду последними, на приветливо распахнутые двери.

— Пытаешься уличить во лжи? — агрессивно отреагировал Илья, следуя излюбленному принципу: лучшая защита — нападение.

— Почему нет? Я никого не знаю. Может вы с другом та самая пара демонов, что приволокли нас сюда.

— О, дружище. Я мог бы предположить подобное и о тебе, не выгляди ты, как запойный алкаш.

— Достаточно! — грубо перебил Мирон. — Я тоже всех, включая Илью, вижу впервые. Кому страшно находиться в обществе остальных, пусть остается снаружи, — сурово предложил он и смело переступил порог дома.

Внутри особняк оказался не менее шикарным, чем снаружи: антикварная мебель, подлинники картин, ковры ручной работы, хрустальные люстры и прочие атрибуты, свойственные вкусам богачей начала прошлого века. В огромной гостиной весело трещал камин. На барной стойке выстроился ряд бутылок: итальянское вино, дорогой коньяк, хорошая водка, голубой ликер, элитное виски, пару темного, а также крафтового пива и газировка. По соседству лежало три пачки сигарет различных марок. В столовой накрыт многообразный ужин на шесть персон, начиная от бургеров и заканчивая солониной и трюфелями. Обстановка наводила на мысль, что кто-то собирался праздновать, но так и не спустился к ужину.

— Только не предлагайте, как в дурном кино, «разделиться», — умоляюще попросила Венера, рассматривая золотые старинные часы на каминной полке. Стрелки, противно цокая, застряли на десяти минутах третьего. Девушка задумчиво покосилась в окно: непроглядная тьма, и что странно — звезды застыли на месте. — Когда мы приехали? Минут сорок назад? — поинтересовалась она у изумленных товарищей. — Вам не кажется, что звезды за это время не сдвинулись ни на сантиметр?

— Говорю же, тут нечисто, — вновь вставил свои три, порядком надоевшие, копейки Тимур Валентинович. Он отчаянно нервничал, чем крайне раздражал попутчиков.

— Хватит нагонять жути. Это просто наблюдение, — с досадой фыркнула Анжелика, нещадно потея, но все же, не расставаясь с шубой. Она достала телефон, чтоб доказать абсурдность заключений и оцепенела с открытым ртом.

— Что?! — заинтригованно воскликнул Илья, нетерпеливо вынимая из кармана сотовый. — По-прежнему два десять, — оповестил он, бледнея.

Каждый потянулся за мобильным и, тупо пялясь на экран, остолбенел в недоумении.

— Что это значит? — округляя размалеванные глазища, выдохнула блондинка.

— Чертовщина какая-то, — поддакнул пижон, исподлобья таращась на новых знакомых.

— Перестаньте. Нас пытаются запугать, — сердито буркнул Мирон, быстро возвращая в реальность впечатлительных спутников. Он вытер со лба крупные капли пота (то ли от камина, то ли от перенапряжения, в комнате ощущалось градусов тридцать) и с натиском потребовал: — Кто-то помнит, как сюда попал? То-то! Все были в отключке. Что мы, что гаджеты, находились в полном распоряжении негодяев.

— Телефоны могли вывести из строя, — поддержал его Серафим — единственный, кто еще не потерял самообладания. — Нужно оглядеться и понять, чего от нас хотят.

— С такого рода слов и начинаются убийства в триллерах, — пробормотала Венера, становясь ближе к надменному парню. От него веяло уверенностью, а не страхом, и потому создавалась иллюзия безопасности.

— А ваши умозаключения как-то объясняют, что за окном все замерло в одной поре? — не успокаивался мнительный Тимур Валентинович, обмахиваясь журналом. В руках он уже держал бутылку добротного коньяка с барной стойки.

— Лично я не следил за положением звезд на небе, — пожав плечами, многозначительно заявил Илья, переходя к разумной версии случившегося. — Может рыжей померещилось, и они сейчас там, где надо?

Девушка надулась и собиралась возразить, но строгий взгляд Мирона заставил ее вытянуть губы в тонкую линию и промолчать.

— Два десять, — задумчиво напомнил Серафим, пытливо изучая присутствующих. Он задержался на Венере чуть дольше, затем, как ни в чем не бывало, спросил: — Есть идеи, что это значит?

***

Последовала оживленная дискуссия. Слушая бред, что, по ее мнению, несли окружающие, Анжелика широко зевнула и завела глаза к потолку. Ей стало нестерпимо жарко и скучно. Мурлыча под нос, привязавшийся с вечеринки трек, она решила удалиться в столовую и перекусить. Последнее, что переваривал ее бедный желудок — восемь порций отличного Бордо. Развалившись в вульгарной позе за добротно накрытым столом, девушка осушила бокал сухого вина и отрезала скромный кусочек спелой груши. Она и дальше с наслаждением вкушала бы чудесные яства, если бы внимание прелестницы не привлекли красные балетные пуанты, висевшие на стене в позолоченной объемной рамке. Обувь выглядела ношеной, но чистой, опрятной и на очень маленькую ножку. Побледнев, девица резко вскочила, с грохотом роняя посуду. Новые знакомые так погрузились в спор, что проигнорировали приключившийся казус. На негнущихся ногах блондинка подошла к картине и дрожащими пальцами коснулась туфель. Это были ОНИ. Спутать пуанты ненавистной Мадины, лично сожженные ею меньше года назад, было невозможно. Прокусив нижнюю губу до крови, девушка истерично завопила и с остервенением сорвала рамку. Занеся ее над головой, она с грохотом обрушила инсталляцию, грубо отодрала обувь и принялась рвать в клочья.

— Ты что творишь, идиотка?! — первым возле взбесившейся бестии очутился Илья. Он успел остановить нервозную дамочку до того, как она разнесла все вкруг. Попеременно глазея то на разбушевавшуюся фурию, то на обломки, он негодующе возмутился бестактному поступку: — Дура, мы в чужом доме, представляешь, сколько это стоит?

— Перестань! Она, итак, напугана, — гаркнула Венера, обнимая трясущуюся Анжелику. Как бы ей не нравилась взбалмошная девица, жалость взяла верх. — Что с тобой? Ты дрожишь, — она нежно погладила бедолагу по спине, пытаясь успокоить, и создать атмосферу безопасности.

— Я… Я уничтожила их. Спалила! Почему они снова появились?

— Кто?

— Пуанты, мать твою. Долбанные, сраные пуанты проклятой гадины!

— О чем речь? Какие «пуанты»?

— Ты что, не видишь? Вот же они. Прямо перед носом!

Все уставились на пол, но ничего, кроме осколков и, разорванного на несколько крупных частей, полотна не обнаружили.

— Ты об этом твердишь? — поинтересовался Серафим, аккуратно сложив кусочки воедино. На холсте рваными, точечными мазками была изображена хрупкая, тонкая балерина: спиной и в па на одном носке. — У натурщицы идеальное тело, — отметил он, с любопытством рассматривая картину. — Художник отлично проработал образ и точно передал полное погружение в танец. У девушки талант. Здесь есть балетная обувь, но она прорисована так, что взгляд особо не падает. Куда уж понять, кому они принадлежат. Тебе мерещится.

Анжелика сердито цокнула, обругала ничего не понимающего в искусстве франта и, решив, что ее окружают идиоты, грубо оттолкнула Венеру. Собираясь доказать правоту, она потянулась к окаянным туфлям, но на полпути замерла. Девушка таращилась на рисунок, открыв рот. Пронзительно пискнув, она впала в ярость, вцепилась в ближайший к ней обрывок холста и стала крошить его в пыль, приговаривая:

— Стерва не может быть жива. Я уверена. Она сдохла. Никто не отберет у меня заслуженного звания! Я не позволю все испортить: ни сейчас, ни тогда!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Петля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Fallout 4 — компьютерная игра, выпущенная 10 ноября 2015 года американской компанией Bethesda Softworks

2

персональный компьютер из серии игр Fallout, носимый на запястье

3

оружие ближнего боя из серии игр Fallout, в виде перчатки с когтями огромного чудовища

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я