Сумеречный охотник. Вход в Реальность
Елена Сухова, 2010

Здесь обитают монстры и враждуют темные и светлые маги. Вообще-то они не ладили всегда, но лишь теперь кто-то осмелился нарушить законы равновесия сил, установленные много тысяч лет назад. Это – Ник Калинин. Мальчишка, чье появление в этом мире окутано завесой тайны. Ему предстоит пройти нелегкие испытания, чтобы найти свое место в мире волшебства.

Оглавление

Глава 4

Границы мира

Кругом — волшебная трава! Простой даже и нет, вся — волшебная. Кроме того, здесь и камни — волшебные. Прямо валяются на земле — только подбирай!

Агабек

Один лишь шаг! Но ради этого шага Ник собрал всю силу воли. Казалось, сейчас произойдет нечто жуткое.

— Нравится? — спросил дед Гордей.

Наступила странная тишина, а воздух наполнился запахом ягод и преющих листьев. По небу ползли тяжелые тучи, полностью закрывавшие солнце. Тут было гораздо темнее, чем во дворе. Исчезли дома, бесследно пропал скверик. Они находились совершенно в другом месте.

— Это Искривление пространства? — прошептал Ник.

— Да, одно из Искривлений. Всего лишь одно из многих.

Ник не мог прийти в себя от изумления. Чувствуя, как легкий ветерок колышет волосы, он оглядывался по сторонам. За спиной были раскиданы каменные глыбы, среди которых возвышалась темная скала. Впереди — пологий холм, на склоне которого расположились одноэтажные каменные домики. Именно туда и вела дорога.

— Это Искривление называется Трансильванией, — сказал дед Гордей. — Небось ты уже слышал про него. О нем упоминается в ваших книжках и фильмах. Пошли.

— Да, — кивнул Ник, поспешив следом. — Там вроде бы вампиры живут. И зачем было так Искривление называть?

— Да уж! Ничего ты не понял, — покачал головой дед Гордей. — Когда вампиры появились в Реальном мире, то и это название тоже просочилось туда.

— Вампиры? — ошарашенно прошептал Ник. Он вдруг обратил внимание, что ни в одном из окон не горит свет.

— Они самые. Когда-то давным-давно они выбрались из этого Искривления. Очень давно, — сказал дед Гордей. — Обернись, увидишь замок графа Дракулы. Я имею в виду настоящий, а не тот, который позже построили в Реальном мире.

Замком оказалось то, что Ник вначале принял за беспорядочное нагромождение каменных глыб. К нему вела выбитая в скале лестница. На фоне вечернего неба можно было разглядеть черные башни и наглухо закрытые ворота.

— Зачем же мы пришли сюда? — ужаснулся Ник. — Надо бежать.

— Нет. Просто не отставай и ничего не бойся. Тогда тебя никто не тронет, — ответил дед Гордей. — Пойдем дальше. Тебе нужно увидеть еще кое-что.

— Вроде уже достаточно насмотрелся, — поежился Ник.

Он чувствовал головокружение, казалось, будто спит и бодрствует одновременно. Они уже подошли совсем близко к холму. Стали видны тонкие трещины в стене одного из домов. Послышался тихий скрип.

— Они уже знают, что мы здесь, — кивнул дед Гордей.

— И что нам делать?

— Ничего, — пожал плечами дед Гордей. — Ты должен уяснить, что существует несколько уровней Искривлений. Многие из них опасны. Очень опасны. Особенно если соваться туда без подготовки.

— Кажется, я это понял, — закивал Ник. — Может, уже уйдем?

Снова послышался скрип. Не успели они сделать и пары шагов, как навстречу вышел худощавый человек с вытянутым бледным лицом. Ник быстро поднял воротник рубашки и стал вспоминать все, что знал про вампиров. Нужен чеснок, серебряные пули и осиновый кол, но ничего из этого у него с собой не было.

— Привет, Осип, — улыбнулся дед Гордей, но глаза оставались строгими.

— Привет. Чем обязаны? Конечно, конечно, договор, припоминаю. Этот человечек явно не из наших.

Ник смотрел в рот Осипу, пытаясь разглядеть клыки.

— Нет, не из ваших, — согласился дед Гордей. — На чью сторону попадет, неясно. Пока неясно.

— А ты, человечек, сам-то куда хочешь? — Осип наклонился к Нику и причмокнул. — Уже прикинул, на чью сторону попадешь? За кого сражаться станешь?

— Э-э, наверное, э-э… — Нику стало не по себе: он наконец увидел, как сверкнули клыки. И тут же осознал две вещи: во-первых, он совершенно не понимает, о чем идет речь, и, во-вторых, что очень хочет попасть домой.

— Прошу пожаловать, — Осип усмехнулся и посторонился. — Ступай, человечек. Стало быть, ты еще и к нам потом влопаться можешь. Будем ждать!

Ник отшатнулся — услышать от вампира слово «влопаться» оказалось особенно неприятно — и поспешил за дедом Гордеем. Не удержавшись, он несколько раз оглянулся. Осип стоял и пристально глядел им вслед.

Они прошли мимо пары домов, из которых доносились тихие шорохи, а потом, к радости Ника, дорога свернула в поля. Только тут он рискнул спросить:

— Дед Гордей, о чем говорил Осип?

— Он охраняет ворота, — ответил дед Гордей. — И позволил нам пройти в свое Искривление.

Возле самой дороги на огромном каменном валуне сидел черный ворон. На его шее поблескивала золотая цепочка. Пронзительный взгляд был устремлен на Ника.

— Но он еще и что-то про сражение… — начал Ник и скосил взгляд на ворона; тот захлопал крыльями и громко каркнул. Ник умолк.

— Нас ждет еще одно Искривление, — как ни в чем не бывало, сказал дед Гордей. — А вот и ворота, ведущие в него.

Воздух впереди чуть дрожал, а дальше угадывались очертания какого-то города. Ник не заставил просить себя дважды, он четко уяснил, что Трансильвания лучше всего смотрится на экране телевизора.

Шаг вперед — в другое Искривление.

Ясное небо, чистый прозрачный воздух, словно все темное и ужасное осталось позади. Они оказались посреди улицы, прямо перед огромным причудливым строением, в массивных окнах которого отражалось заходящее солнце.

— Закат, — пробормотал Ник. — А там уже темно было.

— Сейчас везде закат, — возразил дед Гордей. — Идет искривление пространства, но не времени. Пора зайти внутрь.

Вход во внутренний двор закрывали решетчатые ворота, которые не были заперты. Ник мельком взглянул на людей в белых одеждах, прогуливающихся по двору, и шагнул к огромному зеркалу, висевшему на стене. И тут же отскочил.

— Почему я не вижу себя? — закричал он. — Меня укусили! Я стал вампиром!

— Успокойся. Как я погляжу, компьютерные игры бывают вредней вампиров. И намного. Переиграл ты в них.

— Так это что, зрение у меня попортилось? — оторопел Ник.

— Я думаю, тебе надо взять себя в руки, — ответил дед Гордей. — В таких зеркалах никто и ничто не отражается. Никогда! Это зеркала-двойники. Где-то в другом Искривлении стоит двойник, и мы видим то, что должно отражаться в нем. А наше отражение в том зеркале.

Ник присмотрелся: и как же он сразу не понял?! В зеркале виднелся пустынный пляж, в воздухе кружили чайки, волны лениво набегали на песок.

— Идем, — поторопил дед Гордей.

Озираясь по сторонам, Ник прошел через двор. То, что к ним никто не подошел, ничуть не насторожило его, так даже спокойней. К входу в дом вела широкая лестница. Мальчик поднялся по ней следом за дедом Гордеем и замер перед дверью, на которой был выгравирован иероглиф, немного напоминающий букву Ф, помещенную в разомкнутый круг.

— Что тут написано?

— Читается как илинт, — объяснил дед Гордей. — А вот точного перевода нет. Можно перевести как решительность, смелость, свобода. Это магический символ древних охотников.

Они оказались в невероятно длинном коридоре. Несколько раз им встречались люди в белых одеждах, которые спешили свернуть в прорубленные в стенах арки. В конце коридора Ник заметил колебание воздуха.

— Эти ворота нам не подойдут, — сказал дед Гордей. — Хотя они тоже ведут в Реальный мир. В центр города, прямо в цирк.

— В цирк?

— Да, — улыбнулся дед Гордей. — Здешних жителей там принимают за своих. Да уж! Иногда по ночам они вылезают погулять. Никто и не догадывается, кто они на самом деле.

— Кто они?

— Призраки, — просто ответил дед Гордей.

В этот момент Ник почувствовал, как холодный ветерок зашевелил волосы на затылке. Где-то за стеной послышался неудержимый хохот.

— Призраки! Зачем же вы привели меня сюда? — Ник и сам не заметил, что заговорил свистящим шепотом.

— Чтобы ты смог сделать свой выбор. Самый важный выбор в твоей жизни, — ответил дед Гордей. — Я не стал скрывать от тебя правду. И не стал ничего приукрашивать. Теперь ты должен решить, хочешь ли ты оставить все как есть или готов изменить свою жизнь.

— Изменить? — выдавил из себя Ник. — Пока я не очень понимаю, что вообще происходит. Призраки, вампиры. Потом еще и зомби полезут!

— Надеюсь, что нет, — отмахнулся дед Гордей. — Последний бунт зомби был сто двадцать лет назад. Мы тогда едва справились. Да уж!

Ник замер, с трудом переводя дыхание:

— Хорошо, что справились!

— Тебе придется служить одной из двух сторон. Разница в методах, которые они используют, — продолжил дед Гордей. — Уникальные способности, которыми ты наделен, люди называют магией. Хотя сами и не верят в нее. Совсем не верят. Но точно знают, что магия бывает черной и белой. Тебе придется служить темной или светлой стороне.

— Угу! — Ник и не пытался скрыть, насколько он встревожен. Во рту пересохло, кровь застучала в висках. — Дед Гордей, а кто вы такой? Какой стороне вы служите.

— Я белый маг, — ответил дед Гордей. — Моя задача — охранять покой. Я хранитель, слежу за порядком. За порядком, который пытаются нарушить черные маги.

— Охотники, что ли?

— Охотники тоже светлые. Помнишь, недавно мы видели их символ на двери?

Ник шел следом за дедом Гордеем и даже не заметил, как они, преодолев ворота, оказались неподалеку от супермаркета. Оттуда до дома Ника было рукой подать.

— Просто не верится как-то в происходящее, — Ник посмотрел, как один из покупателей в джинсовом комбинезоне запихивает тяжелые пакеты в багажник машины. — Почему это происходит со мной? Почему не с Ромой? Он ведь вон какой сильный и смелый.

— Хотел бы ответить, но не могу. Потому что и сам не знаю, — пожал плечами дед Гордей и направился в свой двор. — У некоторых людей вдруг в одиннадцать лет появляются способности к магии.

— Но мне почти двенадцать.

— Поэтому я и удивлен. Сильно удивлен. Хотя, может быть, твои способности не развивались, потому что тебя постоянно опекали, — сказал дед Гордей. — И времени у тебя теперь гораздо меньше, чем у других.

— Какого времени?

— Времени на ответ, — сказал дед Гордей. — Ты многое увидел и теперь скажи, хочешь ли ты изменить свою жизнь? Нужна ли тебе правда? Ты хочешь узнать, что происходит в Реальном мире? Нужны ли тебе Искривления? Ответь!

Ник огляделся. Последние лучи заходящего солнца освещали двор. Здесь его дразнили, отказывались с ним дружить, задирали. Здесь он, никому не нужный, сидел на скамейке и наблюдал за другими, мечтая, что однажды случится нечто особое.

Решительность, смелость, свобода! Как же хочется стать таким — решительным, смелым, свободным, а не маменькиным сыночком.

— Да! — твердо сказал Ник.

— Чего да? — прищурился дед Гордей.

— Мне нужны Искривления, я хочу стать смелым. Очень смелым, — сказал Ник и, сильно смутившись, добавил: — Только я ничего не умею.

— Конечно, не умеешь, — широко улыбнулся дед Гордей. — И молодец, что сознаешь это. Вначале ведь никто ничего не умеет.

— Вы научите меня всему?

— Нет, — покачал головой дед Гордей. — Пошли ко мне в гости. Я должен тебе кое-что подарить.

Следом за дедом Гордеем Ник прошел через знакомую парадную, вскоре они оказались в прихожей. Раньше на стене висела картина с изображением черного ворона. А теперь на серебряной подставке сидела живая птица, которая вдруг распахнула крылья и взлетела к потолку.

— Кар!

— Дин приветствует тебя, — с улыбкой сказал дед Гордей.

— Это он! — вскричал Ник. — Он сидел там, в другом Искривлении, возле дороги. Я узнал его!

— Да, вороны и кошки легко перемещаются по Искривлениям. Легче, чем остальные животные, — сказал дед Гордей. — Дин уже многие годы живет тут. И тебя он хорошо знает. Дин, дружок, нужна твоя помощь, мне надо шепнуть тебе пару слов.

Ворон послушно перелетел на плечо деду Гордею, тот беззвучно пошевелил губами, и ворон тут же вылетел в раскрытое кухонное окно.

— Дин никогда не подведет. Ты заметил цепочку? Это знак отличия, такую дают далеко не каждому, — гордо сообщил дед Гордей. — Так что теперь о твоем появлении станет известно. Дин передаст мои слова в Совет.

— В какой Совет?

— Ты ведь хочешь всему научиться? Так вот, в Высшем Совете этим и займутся. Советники позволят тебе пройти испытания, и тогда выяснится, черной или белой магии ты станешь служить.

— Чего?! Вы серьезно?

— Абсолютно! Во время испытаний проявится скрытая в тебе сила. Вылезет твоя сущность, темная или светлая. А до тех пор никому не известно, какой маг из тебя выйдет.

Глаза Ника расширились. Он с ужасом представил, что его отправят к черным магам, заставят варить лягушек и ловить крыс. Ну или чем там черные маги занимаются: живут в болоте и устраивают катастрофы?

— Я хочу стать белым магом, — пробормотал он.

— Звучит убедительно, — Ник не понял, шутит дед Гордей или говорит серьезно. — Но ты должен знать вот что. Самое страшное — это не пройти испытания. Иногда такое случается.

— А если я не пройду, то что? — спросил Ник. — У меня сотрут память, чтобы ничего не выдал, и отправят обратно?

Дед Гордей рассмеялся.

— Да зачем нужна твоя память? — спросил он. — Ну что за бредовые идеи!

— А вдруг я всем подряд начну рассказывать, что видел, — смутился Ник.

— Да и рассказывай себе на здоровье. Сколько хочешь! Кто поверит таким рассказам?

Ник задумался. Мама Альбина посоветует поменьше сидеть в Интернете. Ребята во дворе засмеют. В школе назовут болваном, а учителя покажут психологу. А вот что скажет психолог, даже представить страшно. Действительно, рассказывай сколько хочешь, будешь выглядеть дураком.

— Мне надо кое-что тебе вручить. Не помню, куда положил. Крайне важная вещь. Зайди в гостиную.

Ник переступил через порог и замер. Он много раз бывал у дела Гордея, но теперь комната выглядела совершенно иначе. Стены разъехались, гостиная стала гораздо просторнее. Люстры больше не было, потолок светился сам собой. Камин, который всегда был в этой комнате, стал вдвое больше, и в нем пылали сосновые поленья.

— Живой огонь лучше, — пояснил вошедший в комнату дед Гордей, — сохраняет магическую энергию.

Ник кивнул и в недоумении уставился на мощный компьютер в дальнем конце комнаты. Возле окна, которое теперь занимало всю стену, стоял глиняный горшок с очень странным растением. Куст с разноцветными листьями дорос почти до потолка. Стоило Нику приблизиться к нему, как листья стали скручиваться.

— Лучше остановись, он еще не привык к тебе, — предупредил дед Гордей. — Это унит-охранник. Сделаешь еще шаг, листья превратятся в шипы, и он выстрелит в тебя.

— Раньше у вас на подоконнике стоял кактус, — обиженно пробормотал Ник и отступил.

— Да ты ведь раньше не видел, что происходит на самом деле. Это же одно из Искривлений пространства. Ворота находятся прямо посреди комнаты, они всегда открыты. Я еще не сказал, что все ворота ведут себя по-разному, не все открыты, как эти. Кое-где бывает и не пройти.

— Кое-куда ходить и не хочется, — поежился Ник, вспоминая вампиров.

Дед Гордей лишь усмехнулся и подошел к стене.

— Сейчас достану. Это здесь.

Ник внимательно следил, как стена отъехала в сторону, открыв темную нишу, в которую почему-то не проникал комнатный свет. Дед Гордей протянул руку, взял что-то и отступил назад. Стена вновь замкнулась. Ник постеснялся спросить, была ли это магия, или вход в еще одно Искривление, или сработал скрытый в полу механизм.

— На вот тебе подарочек, — на ладони деда Гордея красовался большой серебряный ключ. — Завтра ты должен будешь отправиться в одно место, а без ключа ты никак туда не попадешь.

— Куда?

— Утром тебе придет электронное письмо со всеми инструкциями.

— Электронное письмо? — изумился Ник. — Я думал, что ворон принесет.

— Чем тебе Интернет плох! — возмутился дед Гордей. — Ворона на такое отправлять было бы нерационально.

— Ну, Интернет — это так просто. Я думал, маги пользуются чем-то этаким.

— Настоящий маг использует любые ресурсы, — ответил дед Гордей. — Нельзя пренебрегать обычными вещами. Никогда! Да и про Интернет ты наверняка еще не все знаешь, не бывал в его магической части. Именно оттуда посылают письма таким, как ты. Так вот, завтра утром получишь послание. Мой тебе совет: делай все, как там написано. Не отступай ни на шаг.

И вдруг плечи Ника опустились. Как же он забыл о самом главном?!

— Я не смогу, — замялся он и протянул ключ обратно. — Меня мама Альбина не отпустит.

Ключ дед Гордей не принял.

— Так ты ничего и не понял, — он похлопал Ника по плечу. — Неужели ты думаешь, что маги не смогут убедить ее? Да уж! С Альбиной я сам буду договариваться. Заодно и познакомлюсь с ней, ведь в одном дворе живем. Хочу увидеть ее, наконец.

— Она на конференцию уехала, — сказал Ник, вдруг удивившись, что мама Альбина до сих пор ни разу не позвонила.

— Ты не волнуйся. Моя работа — улаживать такие вопросы, — успокоил дед Гордей. — Я найду способ с ней поговорить. А ты завтра вечером должен будешь спросить у нее разрешения отправиться в спортивный интернат. Так в Реальном мире называется место, в которое ты поедешь. Но я уже объяснял тебе, что все вокруг совсем не такое, каким кажется.

— А если она все-таки не разрешит? — Ник все еще беспокоился.

— Такого еще не случалось. Никогда! Я сумею ее убедить, — покачал головой дед Гордей. — А теперь бегом домой — и спать. Завтра тебе понадобятся все твои силы. Все без остатка.

Ник переживал, что не сможет заснуть в пустой квартире, но, лишь только голова коснулась подушки, он погрузился в крепкий сон без сновидений.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я