Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге
Елена Медведева, 2013

Волк – это символ стремления к свободе и независимости. Он никогда не согласится выступать в роли клоуна на арене цирка. Будучи гораздо умнее собаки, обладающий уникальным чутьём зверь поражает охотников своей изобретательностью. Волк, как и его младший брат шакал, на протяжении всей жизни сохраняет верность одной “женщине”. И, как ни странно, среди волков иногда попадаются особи, способные любить человека, как никто другой. Всё это подтолкнуло учёных разных стран к созданию на базе волка, шакала и собаки сверхохотника, сверхполицейского и т. п. А ещё раньше Сталин щедро финансировал опыты талантливого биолога Ильи Иванова по “производству” сверхобезьяны. Узнав об успешных экспериментах по обнаружению наркотиков, взрывчатых веществ… и изумрудов с участием гибридов шакала и собаки, героиня романа преподаватель физики Милентина К. решает купить щенка шакала и выдрессировать его на поиск драгоценных камней. Однако стремление к богатству – это лишь верхняя сторона медали. Ежедневно наблюдая за поведением своих домашних животных и птиц, Милентина в сотый раз убеждается в том, о чём некоторые специалисты пишут в изданиях, названия которых включают кодовые слова, типа “Тайны, аномалии, секретные исследования” и т. п. То есть, убеждается на собственном опыте в существовании телепатических контактов между людьми и некоторыми избранными братьями меньшими, которых в этом случае более справедливо было бы называть братьями по разуму. Сначала на подсознательном уровне, а затем и вполне осознанно она формулирует свою цель – провести эксперимент по проживанию человека на ограниченной территории двухкомнатной квартиры вместе со стаей млекопитающих и пернатых разных видов, выявить, каким образом основные инстинкты этих столь разных существ проявляются в их взаимоотношениях друг с другом и как велико сходство с тем, что происходит на нашей маленькой планете в сообществе гомо сапиенсов. Для большинства её питомцев, особенно пернатых, альтернативой участия в эксперименте была неустроенная судьба или даже смерть на свободе, к которой они не были адаптированы. Милентина К. страстно стремится проникнуть в непознанное, получить доступную лишь избранным информацию о правильном векторе развития цивилизации.

Оглавление

  • Часть 1. Чудо за $500

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

“Самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека — это ощущение таинственности… Тот, кто не испытал этого ощущения, кажется мне если не мертвецом, то, во всяком случае, слепым ”

Альберт Эйнштейн

Часть 1

Чудо за $500

История 1

Американцам не рекомендуется

Лето было таким же переменчивым, как и вся наша жизнь. Случались дни унылые, когда немощный дождичек, не достигнув луж, орошает лицо и волосы, пропитывает влагой одежду, а потом вдруг поднатужится и ударит по асфальту крупным и звонким градом. В такую погоду только и хочется свернуться клубочком под мягким одеялом и заснуть по-лермонтовски: не холодным сном могилы, а так, чтобы и грудь слегка вздымалась, и соловьи пели, и милые лица виделись во сне.

Но не таким выдался день 12 июня в столичном регионе — тропическая жара, а ветерок всё-таки прохладный, освежающий. Обласканная бодрящим летом душа поёт, хочется на волю, на простор, хочется жить, наслаждаться умытой дождём зеленью и просто дышать. В такие дни, особенно если они выпадали на праздник или выходной, снимавшая дачу в Юрово Милентина выводила своих собак парами на длительную прогулку в Химкинский парк. Сегодня борьбу за первенство выиграли кипельно белая самоедская лайка Дебора и мраморный щенок шелти Коко Шанель, которого всё чаще называли просто Кокошкой или Шинелькой.

Сделав приличный круг, Милентина подошла к скамейке напротив детской площадки, где обычно отдыхала после спортивной ходьбы. На скамейке сидела худенькая молодая женщина с коляской. Защищённый от комаров кисейным покрывалом, ребёнок, по-видимому, спал.

— Какой он у вас спокойный!

— Ой, не сглазьте! Если бы он ещё и не орал…

— Можно я присяду?

— Да, конечно.

Собачки у Милентины ласковые, дружелюбные, и у 99 % прохожих вызывают добрую улыбку и восхищённые реплики. Вот и сейчас соседка тут же пустилась в подробнейшие расспросы о её питомцах.

— Мой малыш хочет Йорка, а вы что бы посоветовали?

— Шелти очень любят детей и детские игры. Очень чистоплотные собаки, даже в щенячьем возрасте не преподносят сюрпризов в виде лужицы на покрывале или кучки на ковре. А сколько вашему ребёнку?_

— Три месяца.

— И он уже говорит?

— Да нет, но… — женщина замялась.

— A-а, понимаю, у вас с ним телепатическая связь. Можно мне взглянуть на него?

— Нет-нет! — женщина взволнованно отвела руку Милентины, не давая ей откинуть кисею.

Разговор прервала телефонная трель. В трубке зазвучал до крайности возбуждённый голос подруги Милентины Кристины, с которой они планировали слетать на недельку в Черногорию.

— Мила, мы едем не в Черногорию, мы едем в Абхазию! Я сейчас в интернете! Какая красотища! И вдвое дешевле.

— А я только вчера слышала по “Эхо Москвы”, что американцам настоятельно не рекомендуют поездки в эту республику, где никто не может гарантировать туристам их безопасность. Они считают, что в Абхазии и Южной Осетии можно подвергнуться нападению.

— В том-то всё и дело! — завопила Кристина. — Немного адреналина, и ты напишешь новый детективный роман. Ничего с нами не случится! Насчёт Южной Осетии, может, ты и права, а в Абхазии тишь да гладь, да божья благодать.

— Вы писательница? — соседка удивлённо взметнула брови.

— Да, и мне действительно нужна какая-то зацепка. Вот, к примеру, съездила я на Сицилию, и тут же родился триллер про мафию.

— Мила, с кем ты разговариваешь? Мне Багрипш понравился. А Мюссера! Эти дикие заповедные места прямо созданы для твоего вдохновения. К тому же забыла тебе сказать, что у меня просрочен загранпаспорт, так что в Европу я не смогу тебя сопровождать.

— Хорошо, я подумаю.

— О чём тут думать! В понедельник дуй в турагенство. Деньги и копию паспорта я завтра подвезу.

Из коляски раздался громкий плач ребёнка. Мать инстинктивно взяла малыша на руки, но вдруг с опаской взглянула на Милентину и быстро положила его назад.

— Это девочка? — поинтересовалась Милентина.

— Нет.

— Значит, сын. Почему вы не хотите его успокоить? — несмотря на протест женщины, Милентина наклонилась над коляской и обомлела — прикрывавший лобик чепчик ребёнка сдвинулся и обнажил густую растительность, спускающуюся с темени до самых век.

— Вы напрасно переживаете по этому поводу, — она попыталась, как могла, успокоить разволновавшуюся мать. — По-видимому, ваш ребёнок родился недоношенным с растительностью на личике, ушках, спинке. Это так?

— Да, — вздохнула женщина, — волосатый, как обезьянка.

— Неужели вам не сказали, что такое случается не так уж редко?

Лануго, пушковый волос, сходит, самое позднее, в трёхмесячном возрасте.

— Моему уже пошёл пятыйНо я не отдам его! Никому не отдам! — женщина вдруг всхлипнула.

— Никто не имеет права отобрать ребёнка у матери, если только… если только её не лишат родительских прав, — увидев стоявшую на скамейке банку пива, — Милентина умолкла.

— Нет-нет, вы не так поняли! Я не пью. Да и не на что мне пить. Но вы не знаете этого человека!

— Что он хочет от вас? — взволнованно спросила Милентина

— Он хочет его, — женщина кивнула в сторону коляски. — Простите, вы не могли бы одолжить мне немного денег? — женщина посмотрела в её глаза, и теперь Милентина ясно увидела тёмные круги под глазами, от чего они казались огромными, ввалившиеся щёки, прозрачную желтоватую кожу.

Милентина подумала, что, возможно, молодая мать наркоманка, и от этого ребёнок родился таким уродцем, но не дать денег всё-таки не смогла — может быть, женщина действительно находится в безвыходной ситуации и даже голодает — по статистике самые большие материальные затруднения в России испытывают не пенсионеры, а матери-одиночки.

* * *

Этой летней истории предшествовали события, произошедшие почти сто лет тому назад.

20-ые годы прошлого столетия. Французская Гвинея, колония в омываемой водами Атлантического океана экваториальной зоне Западной Африки. Место, которое многие европейцы называли “могилой белого человека” — от 5-й до 10-и месяцев продолжается сезон ливневых дождей, а средняя температура самого жаркого месяца (марта) порядка 30 градусов по Цельсию. Но зато вся экзотика тропиков присутствует в полном объёме: влажные экваториальные леса, обезьяны, слоны, гиппопотамы, антилопы, леопарды, крокодилы и т. п. Население в те времена было почти полностью неграмотное, большинство исповедовало ислам, но встречались и приверженцы религии Вуду.

Много страшилок имеется в литературе о колдунах Вуду, умеющих воскрешать мёртвых и превращать их в зомби; о колдунах, способных на расстоянии покалечить или даже убить человека. А жестокий обычай жертвоприношений, когда подвешенному вниз головой человеку вспарывают живот. Но именно приверженцы этой религии наиболее свободно общаются с духами, так как считают человеческое тело не более как грешной оболочкой. И с ними легче договориться учёному относительно манипуляций, способных изменить её облик.

Можно ли из обезьяны сделать существо человекоподобное и даже превосходящее гомосапиенса по многим показателям? Фанатиком, посвятившим свою жизнь получению полного ответа на этот вопрос, стал русский биолог профессор Илья Иванович Иванов. Был ли ответ положительным и проводились ли подобные эксперименты где-нибудь ещё, широкой общественности до сих пор не известно. Однако когда Милентина наблюдала за собирающимися в определённых местах её прогулочного маршрута бомжами и алкашами, ответ напрашивался сам собой — у многих были характерные для приматов скошенные лбы, выдающиеся челюсти, вдавленные носы. В основном эти признаки наблюдались у самцов, но встречались и женщины безлобые, короткошеие, длиннорукие, не дать не взять — настоящие дамы из семейства гориллы. Сидят себе на скамейках напротив подъездов, лакают всё подряд, что содержит алкоголь, и бананом закусывают.

Особенно выделялись в этой компании двое: он низкорослый, сутулый; слегка согнутые в локтях передние конечности такой длины, что при желании он мог бы без труда передвигаться на четвереньках. Она высоченная и плоская с фигурой гермафродита. Лба практически нет, зато надбровные дуги выдаются так, как будто кто-то специально слепил из пластилина этот уродливый череп. Носы у обоих сильно вдавлены, что, с точки зрения физиономистов, свидетельствует о низком интеллекте. Женщина чаще всего появлялась в окружении стаи бездомных собак, следовавших за ней как за вожаком.

Нечто похожее имело место быть и на пляжах. Правда, девушки русские отличались в большинстве своём стройными фигурами и приятной внешностью, однако, в спутниках их нередко просматривались признаки не то вырождения, не то последствий крупномасштабного эксперимента профессора Иванова. Но в отличие от наших предков по теории Дарвина, эти по деревьям не лазали и вообще большую часть жизни проводили в сидячем положении за рулём, от чего нарастили гигантскую жировую прослойку в нижней части тела.

Как-то в жаркий августовский день расположились Милентина со своим мужем Васей для отдыха под берёзой на берегу речки Сходня. Место было традиционное — кругом разнотравье высотой в человеческий рост, под деревом тень не густая, а полупрозрачная, так-то и загореть можно. После воскресенья берег был загаженный, и Вася, как обычно, занялся уборкой. Только сбросить мусор в ямку за деревом не удалось — возле неё собралась компания богатырей, но не русских, а, судя по языку и внешнему виду, узбеков. Вася ещё не успел отойти от нервного срыва, вызванного размолвкой на почве нарушения домашними кошарами правил санитарии и повышал голос в ответ на любую реплику жены. Наконец, уборка была закончена, и он надолго погрузился в воду, дав Милентине передохнуть от гнетущей атмосферы раздражения. Увидев, что она осталась одна, один из богатырей встал и покосился на неё, наблюдая за реакцией. Милентина улыбнулась. В самом деле, разве можно было остаться равнодушной при виде этих гигантских красных трусов, с трудом удерживающихся на полутораметровой талии. А он, словно гордясь своим жиром, прохаживался взад-вперёд по тропинке, сотрясая огромным животом.

— Что это дед так на вас ополчился? — наконец, он осмелился заговорить.

— Кошка его поцарапала. Вообще-то я её понимаю, но всё равно жалко — муж всё-таки. А вы откуда приехали?

— Из Узбекистана.

— Приходилось там бывать. В молодости. Тогда я была блондинкой, и, помню, как некий замминистра Хайрулла Абдуллаевич скакал за мной по хлопковому полю. А его приятель Эгам Эгамович — за моей рыжеволосой подругой.

— Вы знакомы с самим Эгамом Эгамовичем?

— А в чём дело?

— Знакомы с Эгамом, который держит торговый комплекс на Бектемирской?

— О, это было так давно, ещё при Советах. И тот Эгам Эгамович был боссом в тяжёлой промышленности, а я пыталась с его помощью внедрить в производство своё изобретение.

— И вам это удалось?

— Может быть, всё бы и получилось, не перекрасься я тогда в блондинку — это очень повредило делу.

— Поэтому теперь вы стали брюнеткой?

— Не только поэтому. Жизнь чёрная. Даже собаки, случается, кусают своих хозяев. Кстати, у меня есть знакомые из Узбекистана, которые мечтают купить у меня щенка редкой породы.

— Неужели у нас есть люди, которые занимаются собачками? Промышленность наша накрылась. Как и хлопковые поля. Вот и приходится торговать арбузами и персиками — тут уж не до собачьих выставок. Разрешите вас угостить — здесь в Москве, кроме как у нас, такого арбуза вы не попробуете, — толстяк с ловкостью жонглёра протянул Милентине огромный сладкий и сочный ломоть. А Васе презентовали целых пол-арбуза и на закуску — тающие во рту персики.

— Спасибо, такие фрукты — ягоды я ела только в Узбекистане, — поблагодарила щедрого торговца Милентина, — скажите, а ослов у вас держат по-прежнему?

— Да-а, — ослов у нас хватает, — усмехнулся толстяк.

— Я бы посоветовала вам заняться ослиным молоком. Говорят, необычайно полезный напиток — по составу прекрасно подходит для вскармливания грудничков, у женщин — сжигает калории и вообще — аналог эликсира жизни. Недаром, Клеопатра принимала ванны из ослиного молока.

— А это что за животные? — толстяк указал на раскрытый журнал с фотографией шествующих гуськом крыс.

— О, это не обычные крысы — это результат скрещиванья с ними мышей.

— Не понимаю, кому могло придти в голову заниматься такими глупыми вещами — ведь на каждого жителя планеты итак приходится по 10 крыс. Если в Москве проживает 25 миллионов, это, значит, что крыс здесь 250 миллионов. И такое соотношение сохраняется в веках, как бы ни истребляли этих грызунов.

— Скрещиванье крыс и мышей было одним из первых экспериментов очень талантливого и загадочного биолога профессора Ильи Ивановича Иванова. Родился он 20 июля 1870 года. По окончании в 1886 году харьковского университета работал в Институте экспериментальной медицины, где проводил научные исследования процесса оплодотворения млекопитающих. До Октябрьского переворота заведовал опытной станцией в заповеднике Аскания Нова. И там можно было уже в те времена наблюдать удивительные вещи: на одной поляне щипали травку оленебыки и сернобыки, телеги с грузом везли зеброиды и тому подобное. И все эти животные появились на свет в результате искусственного оплодотворения. Работы Иванова произвели тогда сенсацию — к нему приезжали за консультацией учёные Европы, Японии и Америки. Если не удавалось получить семенную жидкость от живого самца, его подстреливали, затем кастрировали и сохраняли семя при нулевой температуре в течение нескольких дней. Это позволяло вызывать зачатие от уже не существующего в природе самца.

Но главным делом всей жизни профессора Иванова стал эксперимент по скрещиванью человека с обезьяной. В середине 20-х годов Илья Иванович отправился во Французскую Гвинею. Там он подкупил врача-француза, который под видом медосмотра искусственно осеменил туземок обезьяньей спермой. Однако зачатия не произошло.

Первая неудача не остановила упорного исследователя — эксперимент был продолжен в другом направлении — профессор предпринял попытку оплодотворить самок гориллы и шимпанзе семенем человека. Но сначала этих самок надо было поймать.

В Африке Иванов наслышался немало историй о похищении женщин человекообразными обезьянами и о рождении гибридов. Но конкретных фактов у профессора не было, зато случаи изнасилованья женщин обезьянами были общеизвестны. Правда, жертвы насилия, обычно погибали в могучих объятиях примата — при вскрытии у них обнаруживали раздавленную грудную клетку. Те немногие, кому удавалось выжить, считались осквернёнными и покидали своё племя.

Охота на обезьян в Африке осуществлялась варварским способом — вооружённая толпа загоняла семью приматов на дерево, вокруг которого разводили костёр. Задыхающиеся в дыму обезьяны прыгали вниз и доставались охотникам. Правда не все — родителей подстреливали или давали им уйти — разъярённые человекообразные подобно Кинг-Конгу могли сокрушить всех и вся.

Профессор Иванов выписал из Парижа специальные сети и обещал 1000 франков за поимку обезьян гуманным способом. Но в ходе операции жертвами становились люди, так что пришлось смириться с отказом туземцев от гуманизма по отношению к своим предками по теории Дарвина.

Одной из причин, почему Советское правительство в те трудные годы финансировало этот долгосрочный эксперимент, была уверенность специалистов в том, что гибридный человек во многом станет существом более совершенным, чем его родитель — гомосапиенс — к четырём годам наберёт невероятную силу, будет гораздо менее чувствителен к боли, неприхотлив в потреблении пищи. И возможности использования гибридов как солдат или работников будут безграничны. По данным разведки подобные опыты в обстановке строжайшей секретности проводились и в других странах, так что и в этой сфере Советской республике надо было стремиться быть впереди планеты всей.

И вот две самки шимпанзе были пойманы. Их назвали Бабетт и Сарветт и под видом лечения произвели оплодотворение спермой сына профессора, который путешествовал вместе с отцом. Обезьян усыпили хлороформом, после чего сообщили туземцам об их кончине, а также о том, что всесильный колдун Иванов сможет вернуть их к жизни. Нижнюю часть тела шимпанзе вытащили из клетки, ввели сперму через катетер, а затем с помощью искусственного дыхания привели в сознание к великому восторгу собравшихся туземцев.

Вместе с десятком других особей эти самки отправились в морское путешествие курсом на Марсель. Но конечным пунктом была столица Абхазии город Сухуми. В те времена по пути из Африки в Европу половина обезьян, как правило, погибала — они хуже людей переносили качку. Вызванный ею стресс ускорял развитие инфекционных болезней — туберкулёза, дизентерии, пневмонии. Бывало, что погибала и вся партия приматов. Так что в специально созданный в Сухуми обезьяний питомник прибыло лишь несколько особей. Бабетт и Сарветт, к счастью, не пострадали в дороге, но обследование показало, что обе самки остались холостыми. Вскрытие погибших также привело к разочарованию: зачатия изначально не было.

Но и на этот раз отрицательный результат не остановил учёного. По его мнению, надо было только увеличить число экспериментов, и тогда придёт удача. В газете “Советская Абхазия” от 8 мая 1930 г. напечатали объявление: “Приглашаются женщины-добровольцы, готовые участвовать в опытах по скрещиванию с обезьяной, заинтересованные идейно, а не материально”. И призыв был услышан.

Тем временем во французской прессе появились фельетоны, высмеивающие советскую науку вообще и опыты профессора Иванова по производству рабов в лице человеко-обезьяны в частности.

О дальнейшей жизни талантливого учёного известно немного. По официальной версии он был арестован и выслан в Казахстан. Была ли у него возможность продолжить опыты? И если была, то добился ли он результатов? Эта информация была строго засекречена.

Большинство биологов считает, что гибрид человека и обезьяны создать невозможно. Хотя гены их более чем на 90 % идентичны, даже малого различия в количестве и структуре хромосом достаточно, чтобы оплодотворения не произошло. Однако это мнение разделяют не все учёные и, в частности, те, кто занимался изучением обезьян в Сухумском питомнике. Они полагают, что проблема иммунологического отторжения тканей может быть при определённых условиях решена.

Нельзя исключить, что использование некоторых медикаментозных средств позволило Иванову добиться совместимости тканей. Поэтому теоретически такое скрещивание возможно. Во всяком случае, точно известно, что в архиве сохранились не все материалы об опытах профессора Иванова — об этом указывают промежутки на срезе переплёта. Неофициальная версия об эксперименте изложена в книге бельгийского учёного Бернара Эйвельманса “Замороженный, или Неандерталец ещё жив”. Автор ссылается на разговор в начале 50-х с беженцем из советского гулага, врачом по профессии, который был арестован за отказ осеменить женщину спермой гориллы. Однако, что не сделал он, сделали другие. По словам врача, Илья Иванов не умер от кровоизлияния в мозг, как об этом сообщила пресса, а продолжал успешно работать в одной из гулаговских шарашек, где получил гибрид обезьяны и человека. Этих рослых волосатых существ будто бы использовали на работах в шахтах.

После того, как благодаря своему узбекскому знакомому, Милентина вспомнила историю сенсационных экспериментов, проводимых в обезьяньем питомнике в Сухуми, для неё окончательно отпала проблема выбора курорта для летнего отдыха. Оставить своих крылатых и четверолапых питомцев на Васю она могла лишь на неделю, и эти семь дней должны были дать ей всё: море, солнце, общение с природой и крутой пиар для творчества автора детективов. Ну, съезди она, допустим, на неделю в Париж или Рим. Конечно, впечатлений будет масса, но о чём таком необычном она сможет написать? Эйфелева башня, Коллизей и прочие достопримечательности давно обыграны настоящими акулами пера и кинематографии. И ничего нового она к этому не добавит. Но вот Абхазия…

Американским туристам не рекомендуют посещать Южную Осетию и Абхазию, так как в этих отделившихся от Грузии и не признанных на Западе республиках можно подвергнуться нападению. Значит, именно она, Милентина сможет попытаться увидеть там то, что неизвестно другим — взгляд у неё как у орла — никакая интересная деталь не скроется от её внимания, а потом эти детали сложатся в единое целое. И если к нему добавить немного фантазии, то и получится ну если не роман, то хотя бы повесть или рассказ с интригующим сюжетом. Не писать Милентина уже не могла — это превратилось в такую же потребность, как время от времени позволить себе выпить баночку пива или вкусный ужин с шампанским при свечах.

— “О, море в Гаграх, о, пальмы в Гаграх, кто побывал, тот не забудет никогда”, — Милентина пропела куплет из своего детства, когда об отдыхе на самом знаменитом курорте Абхазии мечтали многие, и погрузилась в интернет. Нет, пожалуй, она выберет более глухое местечко, к примеру, бывший санаторий КГБ СССР, а теперь пансионат для всех “Мюссера”. Расположен он в тех местах, которые облюбовал для отдыха Сталин, а позже и Горбачёв. Что ни говори, природа там девственная — пансионат окружён заповедными лесами, до ближайшего посёлка — десять километров. И уникальное сочетание морского и горного воздуха.

В турагентстве, где Милентина была постоянным клиентом, ей сообщили, что не занимаются организацией поездок в регионы, где есть вероятность, что с туристами случится какое-нибудь ЧП, т. е. в страны Латинской Америки, Абхазию и др.

— И всё-таки вы должны пойти мне навстречу. Я писательница и мне нужен материал, так что, пожалуйста, посмотрите информацию по пансионату “Мюссера”. В связи с тем, что это бывший санаторий КГБ, расположенный в лесу вдали от населённых пунктов, я уже придумала сюжет — за отдыхающим там офицером спецслужб охотится с целью вербовки агент ЦРУ. Или ещё круче — боевики осуществляют нападение с целью захвата какого-нибудь занимающегося секретными разработками военного или… героиня романа случайно подслушивает разговор, из которого узнаёт, что готовится покушение на известного политика. Осталось только собрать подходящую компанию и заказать путёвки.

— В разгар сезона с этим проблема, все номера по доступным ценам были забронированы ещё весной, — оператор взглянул на монитор. — Свободен только номер-люкс с тремя спальнями.

— Беру, — не раздумывая, выпалила Милентина.

— Но цена…

— С оплатой разберёмся.

Милентина приняла немедленное решение — она займёт одну комнату со своей коллегой по работе и соратницей по перу Любой Раевской, молодящейся дамой пенсионного возраста, вторую комнату предложит Любиной дочери красавице Кристине с мужем Олегом, а в третьей поселится дочь Кристины юная Оксана со своим бой-френдом Димой. Олег — отличный водитель, и в его семиместном джипе всем хватит места — так что можно будет сэкономить на авиабилетах.

* * *

Кристина приехала утром тринадцатого со своей новой собакой гигантским бордосским догом Верным, и женщины решили обсудить предстоящий отпуск во время совместной прогулки с питомцами. Спущенная с поводка самоедская лайка Милентины Дебора, захлёбываясь от радостного лая, пыталась вовлечь грузного приятеля в соревнования в беге и игру в мяч, так что хозяйки собак решили отложить разговор до традиционного отдыха на скамейке. На ней сидела та же женщина, с которой Милентина познакомилась вчера, только коляски почему-то не было. Женщина сидела неподвижно, как-то неестественно опрокинув на бок голову.

— Сюда нельзя! — остановила Милентину незнакомая дама с военной выправкой. — Здесь убийство!

— Убийство?! — вздрогнув, Милентина отпрянула назад. Только теперь она увидела на шее женщины следы глубоких порезов. Раны были явно не совместимы с жизнью.

— Когда это случилось? — поинтересовалась она.

— Отойдите в сторону! Вы мешаете следствию.

— Но я могу дать свидетельские показания.

— Ах, вот как?! Я вас внимательно слушаю.

— Вчера вечером эта женщина сидела на этой же самой скамейке, и с ней был ребёнок в коляске. Мы разговорились о собаках, и она дала мне свою визитку с тем, чтобы я позвонила ей, когда будут щенки.

— Вот это удача! Визитка у вас с собой?

— Да, я положила её вот в эту сумочку.

Милентина долго рылась, перебирая множество нужных и ненужных бумажек, разобраться с которыми всё не хватало времени. Визитки не было.

— Я точно положила её сюда. Это какой-то полтергейст. Со мной случаются такие вещи — предметы вдруг исчезают, но иногда потом совершенно неожиданно появляются на самом видном месте.

— Запишите мой телефон, и если визитка найдётся или вы вспомните что-нибудь более существенное, чем разговор о собачках, обязательно позвоните.

В этот момент к ним приблизился оперативник с крупной длинношерстной овчаркой. Кобель, казалось бы, сразу взял след и, натянув для предела поводок, помчался через заросли парка. Добежав до пересечения аллей, он вдруг растерянно заметался, а потом стыдливо поджал хвост — извините, мол, не справился с заданием.

— Молодой ещё, неопытный, — послышался женский голос, — к скамейке подошла вдрызг пьяненькая женщина лет двадцати пяти с чёрной дворнягой на поводке. Милентина не раз встречала её во время прогулок. Она была то с собакой, то с ребёнком, а иногда и с на удивление красивым и представительным мужем, и они оба всегда были под градусом, о чём свидетельствовали неестественно красные лица. От собачников Милентина узнала, что женщина эта работает в милиции — полиции кинологом, а её сука является непревзойдённым специалистом в розыскном деле. Сама же хозяйка уникальной собаки как-то по пьяни похвасталась, что ей за взятку оформили родословную, согласно которой теперь её дворняга — чистокровный лабрадор, а также выдали диплом с оценкой “Отлично, 1-е место”. Так что теперь щенки её расходятся по цене породистых собак. Правда, на продажу их забирают сослуживцы, и поэтому ответственность на себя она не берёт, так как в действительности у её дворянки 25 % крови шакала.

Глядя на невзрачную собаку, Милентина не поверила, что та способна превзойти своего оскандалившегося коллегу, но, получив порцию запаха и команду “Ищи”, чёрная дворняга вдруг ринулась в заросли кустарника и вскоре появилась с какой-то бумажкой в зубах. При ближайшем рассмотрении она оказалась фотографией грудного ребёнка. Всё это произошло так быстро, что Милентина ещё не успела нарваться на повторный приказ покинуть место проведения следствия и даже взглянула на снимок, на котором был изображён покрытый пуховым волосом малыш. _

— Извините, я могу помочь следствию — это фотография пятимесячного сына убитой женщины. Она очень боялась, что кто-то заберёт ребёнка. Речь шла о мужчине.

— Спасибо, если ваши показания понадобятся, мы свяжемся с вами, — бросила следователь и ещё более настойчиво, чем прежде, потребовала, чтобы Милентина убралась по добру по здорову.

Она направилась на полянку, где под наблюдением Кристины продолжали весело играть их две ничего не подозревающие собаки.

Следующее утро выдалось прохладным и туманным, и в парке почти не было гуляющих с колясками мам и собачников. Хотя последнее обстоятельство показалось Милентине странным — казалось бы, умеренно тёплая погода больше подходит для выгула собак, чем удушающая тропическая жара. Она почувствовала разочарование — уже привыкла при встрече поделиться с кем-нибудь новостями, и прежде всего, из практики общения с ветеринарами. Как же мечтала она в детстве овладеть этой профессией! Но отец не дал ей права на свободу выбора, и вот результат — после защиты диссертации доцент строительного университета Милентина Колбасюк на свою первую большую зарплату покупает щенка сенбернара, в то время одну из самых модных и дорогих пород. Заводчица предоставила ей право выбора из 12-и малышей, но она, в то время не имевшая никакого опыта по части выставочной карьеры собакевичей, взяла щенка — арлекина с большой белой галкой на спинке. Щенку не было ещё и месяца, но он был очень забавным — с утра до вечера крутил педаль стоявшего в прихожей велосипеда. О правильном кормлении Милентина тогда не имела никакого понятия, да и соответствующая литература о выращивании декоративных собак ещё не издавалась, и Макси, так назвали щенка, кормилась с общего стола. Особенно нравились ей котлетки из телятины с добавлением свинины и картофельное пюре с маслом. В результате однажды плохо переваренный ужин оказался в Васиной тапочке, куда он спросонья, не глядя, сунул ногу. Судьба бедной Макси была решена — Вася отвёз её заводчице и даже не потребовал вернуть стоимость щенка.

После первого неудачного опыта Милентина записалась на курсы кинологов, и в доме появилась немецкая овчарка. Затем она завела французского бульдога, кокер-спаниеля, подобрала бездомную кошку и пошло-поехало — с каждым годом её квартира всё больше напоминала зоопарк. Зато все собачники теперь прислушиваются к её советам — подчас она обладает большими познаниями и опытом, чем профессионалы. И с появлением в доме каждого нового питомца у неё возникает острый позыв к творчеству — в солидном издательстве выпущены в свет ее пять детективных романов, в которых много информации и из мира животных.

Наконец, выйдя на центральную аллею парка, Милентина увидела на скамейке у фонтана человека — свою коллегу по работе, мать Кристины Любу Раевскую. У ног этой молодящейся дамы без возраста с унылым видом лежала рыжая такса.

— Привет, Люба. И как тебе удаётся так выглядеть?

— Как сказал один умный человек, я имею в виду классика кинематографа Вуди Аллена, “если хочешь дожить до ста лет, не делай ничего того, ради чего хочется жить сто лет”. Позволяю себе разве что двадцать пять граммов коньяку, полсигареты, пол-ложечки сахара и гуляю, гуляю, гуляю. Даже теперь, когда все боятся и нос сюда казать.

— Из-за убитой женщины?

— Так ты ничего не знаешь? Мы с Максиком вышла прогуляться. Сделав круг, я присела на эту скамейку и разговорилась со своей знакомой. Она рассказала мне анекдот про таксу: “Одна молодая пара выехала за город на шашлыки. И вместо того, чтобы дать своей таксе порезвиться на природе, оставили собаку в машине для охраны. А когда супруги вернулись, обнаружили, что в то время, пока они пировали, вор снял колёса. Муж хотел было сорвать злобу на бедной собачке, но тут жена обнаружила приклеенную к лобовому стеклу записку: “Не ругайте собаку — такса правда лаяла”. Я засмеялась, а мой Макс вдруг натянул поводок и поволок меня в кусты. Я отчаянно сопротивлялась — полагала, что он учуял дохлую крысу — другие представители фауны здесь не водятся. Но в кустах лежала бомжиха, та самая, похожая на гориллу, — Люба перешла на шепот, — с перерезанным горлом. Здесь орудует маньяк!

— Но почему ты сидишь на этой скамейке?

— Труп уже увезли. Я ответила на вопросы следователя и внезапно почувствовала себя плохо. Но от госпитализации, конечно, отказалась — жалко Макса, как он без меня?! И, слава богу, — отпустило. Всё это нервы. Да, вчера встретила в университете директора “Экстра-полиграфии”. Он просил тебя заглянуть.

— Зачем? Я с ним давно не контактирую.

— Не знаю, — загадочно улыбнулась Люба.

На следующий день, забыв на какое-то время о трагедии в парке, Милентина помчалась в издательство. Ею обуревали радужные надежды — а вдруг директор сделает ей какое-нибудь неожиданное заманчивое предложение — к примеру, предложит перевести ее детективы на немецкий (он много лет жил и работал в Берлине), напишет по ним сценарий и протолкнёт его по своим каналам на немецкое телевидение.

— Да ладно, размечталась, — вслух оборвала свои мысли Милентина — В наше время А желает встретиться с Б только по одной причине, и причина эта выражается одним ёмким словцом “Бабло”.

И хотя в глубине души Милентине очень хотелось надеяться, что она ошибается, но последняя версия оказалась верной на сто процентов. Директор “Экстра-полиграфии” выпустил необычную книгу гаданий типа китайской книги перемен, составленную на основе многолетних наблюдений. На каждой странице размещались рисунки художника, созданные им в состоянии или глубокого стресса или, напротив, душевного подъёма. Чтобы предсказать своё будущее, надо было настроиться на волну своей мечты, задать вопрос судьбе, открыть книгу и посмотреть, какая “карта” выпала тебе. Милентина открыла книгу на странице, где под абстрактным рисунком были написаны слова “А ДАЛЬШЕ РАЗВЕРНУТСЯ СОБЫТИЯ”.

— Ну, сколько экземпляров книги вы хотели бы купить? — вкрадчивым голосом начал директор. — Издание прекрасное, книга может стать отличным подарком. Да и самому бывает полезно получить от неё совет.

Содержимого кошелька хватило на три книги. Две из них Милентина подарит Любе и Кристине… нет, им хватит одной на двоих, а у неё ещё есть подруга в Нижнем Новгороде, которая оценит такой подарок. Это Лариса. Они дружили с первого класса, но потом их пути разошлись — Лариса переехала на постоянное место жительства в Нижний, где стала успешной предпринимательницей. Однако в начале её карьеры лежали обстоятельства не совсем обычные.

Однажды поздним вечером, когда до феерического взлёта было ещё далеко, Лариса в глубоком раздумье на тему “Как свести концы с концами” пила на кухне чай с сухариками. В полночь вернулся с дежурства на объекте муж — в то время главный специалист в области патентоведения работал простым охранником у нового русского. Артём молча протянул адресованное жене письмо. Рядом с ее фамилией на конверте стояла приписка “Конфиденциально”. Увидев это, обычный ревнивый супруг без промедления заподозрил бы свою половину в неверности, но Артём был человеком интеллигентным и потому передал письмо без лишних комментариев. У Ларисы секретов от самого близкого человека никогда не было — она тут же распечатала конверт и начала читать вслух:

“Уважаемая Лариса Витальевна!

Сразу прошу прощения за то, что не представляюсь. Причину инкогнито автора письма вы поймете, когда узнаете о моём предложении. Также прошу не знакомить с его содержанием никого, даже ближайших родственников”.

— Наверняка предложат что-нибудь купить, — прервал чтение Артём. — Надеюсь, у тебя хватит здравого смысла не реагировать на эту авантюру. Мне никто и никогда не может сделать подобных предложений, потому что знают, что я умный. А ты… Прошу тебя — выброси письмо, так мне будет спокойней.

— Хорошо, не волнуйся.

Лариса скомкала конверт, кинула его в помойное ведро, накинула плащ и, выйдя с ведром во двор, направилась к мусорным бакам — мусоропровода в их пятиэтажке не было. Зайдя за ограждение, она достала письмо, расправила смявшиеся листы и сунула их в глубокий карман. Когда вернулась, муж уже погрузился в крепкий сон, и теперь никто не мог помешать ей ознакомиться с предложением анонимного автора.

За предупреждением о неразглашении текста послания следовала цитата из выступления доктора Лурье, Председателя Всемирного комитета оккультных исследований:

“Существует секретный способ получать доступ к определённым волнам, излучаемым человеческим мозгом, чтобы настроиться на подсознательный уровень какого-либо человека и оказывать таким образом влияние на его поведение. Это революционное программирующее устройство — самое беспрецедентное и удивительное открытие тайных обществ, а ещё одно из самых засекреченных… и самых спорных”.

Далее автор сообщил, что этот невероятный инструмент, получивший название индуктор “Гипнодрайвер” может направлять испускаемые мозгом мысли и передавать невидимые указания другому человеку точно так же, как невидимые волны могут создавать образы на экране телевизора. “Простой в использовании, как телефонная трубка, “Гипнодрайвер” заставит начальника повысить вам зарплату, служащего банка — принять положительное решение о выдаче кредита, партнёра по бизнесу — сделать выгодное предложение, любимого человека — почувствовать к вам непреодолимое влечение и т. п. Так случилось, что прежде доступный лишь ограниченному кругу высокопоставленных лиц индуктор в наше смутное время оказался в моих руках”…

Вот с этого-то письма и начались необыкновенные приключения двух подруг, которые они описали в совместном детективе “НЛП для бизнесвумен”. Вскоре после того, как Лариса попала в поле зрения доктора Лурье, в её жизни произошёл целый ряд перемен. Она встретила свою первую школьную любовь Семёна Генкина, и он сделал находившейся на грани финансового краха однокласснице весьма заманчивое предложение.

Прибрежный ресторан “Фортуна” примостился на небольшом плато, над которым возвышался крутой правый берег Волги, густо поросший вековыми деревьями. Лариса заняла столик на открытой веранде, откуда открывался чудесный вид на речные просторы. Низко над водой парили чайки, из кустарника доносился весёлый пересвист весенних синиц.

Семён опаздывал. Лариса уже собиралась уйти, когда возле кафе резко затормозил джип. Сёма выскочил из машины и почти бегом направился к веранде. При виде одноклассницы расплылся счастливой улыбкой, от которой поползли к вискам многочисленные веснушки. У Сёмы был вид человека, заряженного кучей идей, готовых выплеснуться наружу яркими брызгами. Извинившись за опоздание, и наскоро сделав заказ, он сразу приступил к делу.

— Лара, ты хотела бы стать владелицей модного магазина?

— Мечтать не вредно.

— Я говорю серьёзно. Собираюсь открыть несколько солидных торговых точек, в том числе магазин женского белья. Формально владелицей будешь ты, ну, а прибыль… 40 % тебя устроит?

— Неужели это “Гипнодрайвер”? — у Ларисы от изумления округлились глаза…

Но вот наступил день, про который можно было сказать: “Все тревоги позади”. В витрине магазина разместили плакат “МЫ ОТКРЫЛИСЬ!” Для Ларисы это знаменовало надежду на то, что впереди финансовое благополучие, и в России станет на одного удачливого человека больше.

Торжественную речь произнёс Сёма. Лариса наблюдала за ним, красивым и переполненным бьющейся через край энергией, и ей становилось хорошо и одновременно страшно. Нет, она не боялась, что их предприятие не встанет на колёса фортуны — Сёма и его адвокат

Вадим оградили её от всех неприятных моментов бизнеса. В её функции входило только выбирать товар по своему вкусу. В этом деле она ас — у неё есть чутье. Она шестым чувством угадывает, какая вещь мгновенно привлечёт внимание покупателя.

А потом, когда уже пышно зазеленели первые ростки процветания, Сёму застрелили в подъезде Ларисиного дома.

После поминок Лариса с Артёмом уехали на свою любимую дачу. Как не любить эти сказочные места! Просторы полей, высокий правый берег Волги, над которым возвышалась протяжённая гора, вековые деревья, заболоченные заводи, где водятся жирные щуки. Здесь можно встретить лисицу, разжившуюся курочкой на деревенском подворье, гигантских чёрных птиц, медленно парящих в небесах в поисках добычи, услышать в полнолуние тоскливую песню волка. И ещё эта ива! Прожившее не одно столетие дерево раскинуло над участком свои могучие ветви. Глядя в её чёрное дупло, нетрудно поверить, что там, как рассказывают легенды, поселилась нечистая сила.

Артём отправился в соседнее село договариваться со строителями о реконструкции дома, а Лариса собирала упавшие с яблонь плоды. Деревья старые, но почти каждый год дают обильный урожай, которым она щедро одаривает всех знакомых. Время от времени Лариса поглядывала на дочь, с упоением игравшую на газоне со спаниелями. Деревенскую тишину внезапно нарушил шум мотора.

— Мама! Дядя Вадим приехал!

Лариса встревожилась. Последнее время между ними установились чисто деловые отношения, и вдруг этот неожиданный визит. Что могло заставить его приехать? Угадав её мысли, Вадим сухо бросил:

— Успокойся, ничего личного. Я приехал к тебе как адвокат Сёмы исполнить его поручение, — Вадим огляделся по сторонам. — Пусть девочка продолжает играть, а нам лучше пройти в дом.

Зайдя в комнату, Вадим достал из сумки старинный ларец с замочком. Потянул Ларисе маленький ключик.

— Что это?

— Увидишь.

Ларчик легко открылся. В нём лежали старинные подвески, кольца, браслеты, диадема и брошь, покрытая бриллиантами…

— Целое состояние! Откуда у тебя эти драгоценности?..

После того, как на голову Ларисы свалилось богатство, в её жизнь извивающейся змеёй вползла мистика. Она написала подруге странное письмо:

“Дорогая Мила!

Недавно ты приснилась мне во сне, и я была вдвойне рада получить бандероль с твоей книгой. Спасибо! Восхищена твоим упорством и тем, что Муза тебя не покидает. Должна признаться, что меня постигло такое же несчастье (или счастье). Вот уже несколько месяцев, как я забросила свою фирму — неожиданно для себя возникло страстное и непреодолимое желание писать рассказы и сказки для детей. По трое суток не ложилась спать, складывалось такое впечатление, что сказки мне кто-то диктует, я их едва успевала записывать. Старое дерево, каждый привлекший внимание зверёк или птица превращались в сказочных героев. Это какое-то наваждение. Иногда мне хочется стряхнуть его, освободиться, вернуться к работе, но ничего не могу с собой поделать. Те месяцы, которые я посвятила книге, были самыми счастливыми в моей жизни. Жаль тех людей, которые не испытали радости творчества. Книгу послала на конкурс “Заветная мечта”, а потом вдруг Муза отвернулась от меня, видимо, как от недостойной её внимания. Но через какое-то время на даче произошли загадочные события, которые вновь вернули меня в то волшебное состояние счастья. Но о них расскажу, когда ты приедешь. Артём относится к моим странностям довольно скептически. Только ты меня поймёшь”.

И лишь несколько месяцев спустя Милентина, проведя собственное расследование, назвала имя убийцы Сёмы и того, кто манипулировал сознанием и действиями Ларисы.

Милентина отослала Ларисе купленную у издателя книгу по почте с просьбой задать вопрос судьбе в день Святых апостолов Петра и Павла. С такой же просьбой она обратилась и к Кристине. 12 июля обе подруги позвонили ей и, к её большому удивлению, зачитали одни и те же непонятные слова: “ВСЁ НАЧНЁТСЯ НА ОСТРОВЕ ЖИЗНИ”.

При слове “остров” у Милентины сразу же возникла ассоциация с окружённым столичными землями городом-островом Химки. Здесь быстрее, чем где-либо ещё в Подмосковье, зрел нарыв недовольства. Взять хотя бы защитников Химкинского леса, через который прокладывалась новая трасса Москва-Петербург. Как радовались они в былые времена тому обстоятельству, что живут совсем близко от центра столицы, но при этом имеют возможность наслаждаться райскими красотами природы. Или Химкинских пенсионеров, к которым принадлежала её коллега Люба — минимальная пенсия в городе в два с половиной раза меньше, чем у тех, кто проживает в соседних домах с московской пропиской. Или учителей, зарплата которых в полтора раза ниже, чем в соседних московских школах? Но что “начнётся?” Бунт пенсионеров и бюджетников? Возможно, так оно и случится, но ведь обе её подруги задавали вопрос книге будущего, имея в виду собственную судьбу. И революционная ситуация в городе Химки интересует их в последнюю очередь — до пенсии им далеко, и денег на жизнь хватает. Значит, дело в другом. Может быть, им надоела эта вечная суета, погоня за выгодными сделками и прибылью. Может быть, им, как и самой Милентине, захотелось осознать своё Я в этом мире, находясь в уединении на острове посреди бескрайного океана.

— Камертон моей души — остров в океане, — произнесла Милентина не совсем понятную даже ей самой фразу, но с этого момента, о чём бы она не думала, чем бы она не занималась, перед ней как наяву маячил высоко выступающий над вспененной океанской водой остров правильной овальной формы и похожий на яркую клумбу. Возможно, что и пансионат Мюссера привлек её тем, что отель, как и тот остров, одиноко возвышался над полосой прибоя, а за ним была только зелень горного леса, и не было ни людей, ни машин.

Именно об этом думала Милентина, когда утром тринадцатого июля вышла на прогулку с самоедской лайкой Деборой и кавалер-кинг-чарльз-спаниелем Мулей. На это раз до Химкинского парка они не дошли — в заборе огромного стадиона средней школы добрые люди сделали пролом, и в это ранний час, когда на стадионе нет спортсменов, а сторож видит сладкие утренние сны, можно было погонять собак по ровному травяному полю. Конечно, это было нарушением закона, но что делать, если за пределами забора только узкая, метра полтора шириной асфальтированная дорожка, а за ней ещё один школьный забор.

— При таких условиях, а вернее их полном отсутствии для воплощения в жизнь своей любви к братьям меньшим, не мудрено, что наши дети все больше отрываются от земли, живого общения с природой и считают компьютер своим единственным другом. Так из нашей жизни исчезают простые человеческие ценности, которые уже никто не назовёт вечными, — обращаясь к собакам, как к людям, произнесла Милентина и, легко протиснувшись в щель, позвала за собой Дебору и Мулю.

Собаки весело наматывали круг за кругом, состязаясь в скорости и выносливости, когда за спиной Милентины вдруг раздался рык, перешедший в человеческую речь.

— Если не уберешь свою псарню, перережу горло.

Вздрогнув, Милентина обернулась. Перед ней на полусогнутых конечностях стоял знакомый ей гориллообразный мужчина. В его руке блеснуло лезвие ножа. Почуяв неладное, обе собаки подбежали к хозяйке, но любящая весь мир Дебора только взволнованно лаяла, не понимая, что происходит.

— Берта! Взять его! — послышался женский голос и, сделав несколько гигантских прыжков, к собакам присоединилась знакомая чёрная дворняжка кинолога УВД. В следующую секунду она взвилась в воздух и вцепилась в руку с оружием. Но “примат” не растерялся — теперь он со страшной силой вращал псину над головой. Наконец, та не выдержала и, разжав челюсть, отлетела на несколько метров в сторону. К счастью, кинолог успела дозвониться своим сослуживцам, и живший в соседнем доме капитан уже бежал к месту назревавшей драмы. Увидев вооружённого полицейского, примат бросился к ряду близко растущих деревьев и исчез. И только окружившие раскидистую липу собаки обнаружили, что он притаился в густой листве верхнего яруса.

— Слазь, если не хочешь, чтобы я прострелил твою задницу, полицейский направил на него дуло револьвера. Примат мощно оттолкнулся от гибкий ветки и, приземлившись с другой стороны забора, помчался по асфальтированной дорожке. Раздался выстрел. Обезьяномэн упал, дёрнулся и замер. Полицейский бросился к нему, а женщина-кинолог подошла к Милентине. На это раз она была вполне адекватной, и поэтому прозвучавшая в её голосе угроза подействовала на Милентину должным образом.

— Если не хотите нарваться на крупные неприятности, не суйте больше свой нос в чужие дела. Вы не видели ни его, ни нас, мы не видели вас. Запомните это! И лучше бы вам уехать на какое-то время.

— Вы даже не представляете, как бы я хотела уехать на необитаемый остров, где никто не будет мной командовать, не будет поучать и унижать, где можно, не опасаясь насмешек и порицания, делать всё, что захочешь.

— И даже ходить на четвереньках? — усмехнулась кинолог.

— И даже быть сама собой, — кивнула Милентина, — но пока я уезжаю не так далеко — всего лишь в Абхазию.

— Не очень удачный выбор для такой мадам, как вы — так и норовите оказаться в ненужном месте в ненужное время. Между прочим, кремлёвский эксперт кот Дорофей обратил внимание на то, что сказал Владимир Путин относительно перспективы развития туризма на Кавказе: “Если местный персонал будет туристок за мягкие места щипать, это понравится далеко не всем. Так что к вам просто не поедут”.

— А как вы считаете, если даму моего возраста ущипнут, следует возмущаться или радоваться? — улыбнулась Милентина.

— Ладно, идите, мне не до ваших шуток — у меня труп.

— И не совсем обычный труп, — многозначительно протянула Милентина.

— Вы опять за старое?! Ищите неприятности?

— Ухожу, ухожу… Но, если вы вдруг захотите мне что-нибудь рассказать, звоните. Вот моя визитка. За информацию с меня бутылка “Царицы Тамары”.

— Я грузинские вина не пью.

— “Царица Тамара” — армянский коньяк восьмилетней выдержки. Так что звоните!

После событий на школьном стадионе Милентина решила, что в её аптечке обязательно должен быть транквилизатор на случай форс-мажорных обстоятельств. Но для этого надо получить рецепт и, соответственно потратить полдня на проезд в Центр Москвы и обратно — она была прикреплена к поликлинике 1-го Московского медицинского университета.

Перед ней было всего двое посетителей, но как много времени забрали они у доктора! — пожилой мужчина раза три выбегал из кабинета, мчался куда-то и снова возвращался с какими-то анализами. Нет, это не для Милентины — она не может оторвать от жизни весомый кусок времени и провести его в больничных стенах. Поэтому когда, наконец, подошла её очередь, она сообщила доктору о том, что никаких жалоб на своё здоровье не имеет и попросила только об одном одолжении — выписать фенозепам. Этим визит к терапевту, увы, не ограничился. Доктор измерила Милентине давление, оказавшееся в норме как у космонавта, и подробно расспросила её о том, почему вдруг так улучшилось её самочувствие по сравнению с последним посещением лечащего врача.

— У меня на данный момент 20 домашних питомцев — так что много физических нагрузок и продолжительных прогулок с собаками.

— Интересный случай. Вы абсолютно не похожи на человека с отклонениями в психике.

— А почему, по вашему мнению, я должна быть сумасшедшей?

— У вас столько животных… но вы спокойны, уравновешены.

— Я поправляю своё здоровье с помощью пет-терапии — мои питомцы дают мне столько любви и положительных эмоций, что болезни отступают. А благодаря прогулкам с ними, я похудела с 52-го до 46-го размера. И потом они все очень красивы — взглянешь на любого, и сердце замирает от восхищения и умиления.

На обратном пути Милентина обратила внимание на стоявшего на перекрёстке старика в узбекском халате и тюбетейке. Он стоял здесь с протянутой рукой и год назад, и два года назад, и по этой причине Милентина не бросила, как прежде, десятку в его кошёлку.

— Вы зарабатываете больше меня, поэтому больше денег я вам не дам, — буркнула она и уже хотела пройти мимо, когда кто-то схватил её за рукав. Это был притаившийся за спиной штатного нищего сутенёр.

— У вас нет денег? Ну, тогда придите в объятия моей любви, и у вас всё будет.

— Боюсь, что вы уже опоздали со свои предложением — у меня 20 детей, не считая взрослой дочери, и уж чего-чего, а недостатка любви в моей жизни нет.

— Но не такой, какую могу дать вам я.

Только теперь Милентина внимательно рассмотрела сборщика налогов. Боже! Опять эти длинные почти до колен руки, сильно скошенный лоб, выдающаяся челюсть и покрытые обильным волосом руки.

— Пустите меня! — Милентина с силой оттолкнула примата и почти бегом направилась к станции метро. Ей показалось, что она действительно начинает сходить с ума — почему прежде она не придавала значения внешнему виду случайных прохожих? А теперь чуть ли не в каждом втором её мерещится гибрид профессора Иванова. Усилием воли она заставила себя успокоиться и больше не думать об этом.

Сборы Милентины в Абхазию происходили так же или почти также, как сборы на любой курорт Средиземноморья — приобретались пляжные комплекты, модные сумки и купальники, солнцезащитные очки. Под словом “почти” подразумевались сомнения относительно покупки тененесущего зонта, каким пользуются в жаркую солнечную погоды продавцы открытых рынков. Всё-таки Мюссера — это даже не Турция, и об уровне сервиса можно строить любые предположения. Конечно, такую громадину, как пляжный зонт или тент, везти с собой не хочется. Но всё-таки лучше подстраховаться и подобрать в магазине “Ашан” более или менее приемлемый вариант. Тогда не придётся волноваться относительно наличия или отсутствия тени на пляже пансионата “Мюссера”.

Раскидистые зонты в магазине широчайшего ассортимента товаров в продаже имелись. За исключением одного “но” — прикреплять их надо было непременно к горизонтальной рейке. А что делать, если таковых на пляже не найдётся? Недолго думая, Милентина заглянула в отдел сувениров и приобрела там длинный и острый кинжал, в несколько раз превосходящий по стоимости предмет, к которому она планировала его прикрепить с целью обеспечить устойчивость зонта в песчано-галечном грунте. Зато выглядела эта инновация весьма впечатляюще — рукоятка и ножны украшены “драгоценными” камнями, но при погружении лезвия в почву до упора никто не догадается, с помощью какого ценного предмета зонт держится в вертикальном положении.

При покупке Милентине выдали свидетельство, согласно которому, данный кинжал являлся не холодным оружием, а декоративным подарочным изделием. Это было странно — лезвие кинжала по остроте превосходило любой разделочный нож, так что при желании его легко можно было всадить в плоть врага. Вообще-то самое место ему было на персидском ковре. Так Милентина и поступила — теперь над её кроватью почётное место заняли красивые ножны, а сам колющий предмет остался привязанным к ножке зонта, и для него Милентина сшила невзрачный, но плотный чехол. Теперь пусть кто-нибудь только попробует приблизиться к ним с дурными намерениями — небольшое усилие, один взмах руки, и самодельное копьё будет приставлено к сердцу злоумышленника.

Ещё надо было сделать запас сухого корма — надежды на то, что Вася будет варить собакевичам мясную кашу оставались только надеждами. Милентина спустилась в находившийся в подвальном помещении зоомагазин, где уже несколько лет проблемой рациона домашних питомцев занималась вполне ответственная интеллигентная дама по имени Валентина. У прилавка был только один покупатель, кажется, мужчина — поначалу Милентина не обратила на него никакого внимания. Но когда она приняла из рук продавца огромный целлофановый пакет, две мужские руки ухватились за ручки её вместительной хозяйственной сумки.

— Это моя сумка! — завопила Милентина.

— Я не собирался её украсть, просто хотел помочь вам вложить в неё пакет.

— Извините, сработал инстинкт. Так редко наблюдаешь в наше время, чтобы мужчина проявил себя как джентльмен по отношению к даме. Психология наша изменилась — если кто-то прикоснулся к твоей вещи, думаешь, что с единственной целью — украсть и кричишь: “Держи вора!”

— На эту тему анекдот есть, — вставила Валентина. — Почему, если ты выбежишь на лоджию и закричишь: “Пожар!”, люди вызовут пожарных. Если закричишь “Убивают!”, вызовут полицию, а если крикнешь: “Наша планета в опасности!”, вызовут санитаров из психушки?

— Да, действительно, трудно найти рай на Земле, — согласился мужчина. — Разве что в Австралии. Говорят, там каждый третий миллионер. Богато живут.

— Живут-то они неплохо, — продолжила дискуссию Валентина, — только в центре континента климат неподходящий — всё сконцентрировано на побережье Тихого океана. И некоторые учёные полагают, что в случае природных катаклизмов Австралия уйдёт под воду как Антлантида. И Япония уйдёт…

— А меня почему-то больше манят острова Новой Зеландии, — мечтательно произнесла Милентина. — Там их около семисот. Какие-нибудь да останутся на поверхности.

— Вы, вообще, по моему мнению, неверно устроили свою судьбу, — прервала её Валентина, — Вам надо было стать ветеринаром и уехать в Штаты — нигде в мире нет столько домашних животных, как там, и многие ветеринары стали в Америке миллионерами.

— Но пока мне приходится довольствоваться мизерной зарплатой профессора, несколькими четверолапыми и отдыхом на Черноморском побережье Кавказа.

— Едете в Сочи? — спросил мужчина.

— Немного дальше.

— В Пицунду? Приходилось там отдыхать. Красивейшие места…

— Извините, я тороплюсь… — Милентина мысленно похвалила себя за то, что не упомянула Мюссеру — Вася со свойственным ему занудством постоянно напоминал ей о том, что в наше время никому не следует сообщать о себе какую-либо информацию, а уж тем более незнакомым людям.

Через три дня на сиденьях джипа удобно расположились шестеро, не считая бордосского дога Верна, спокойного пса цвета спелой пшеницы и при этом самого крупноголового представителя догов. Вообще о возможности проживания в отеле животных в правилах ничего не было сказано, но если всё-таки начнут напрягать, придётся заплатить.

Молодая пара предпочла заднее сиденье и, соответственно, общество дога. Оксана и Дима мило болтали о чём-то на своём мало понятном взрослым компьютерном жаргоне.

— Лэптопы принадлежат к игровой серии — громко тараторила Оксана, — поэтому они оснащены качественными динамиками, клавиатурой с подсветкой и т. д. В общем, не парься — мы правильно сделали, что взяли ноутбук G60J.

Дима перевёл разговор в другую плоскость.

— Оксана, а ты знаешь кто такой бигфут?

— Человек с размером ноги больше 46-го.

— Ламер! (невежда). Так в Америке называют снежного человека. Он похож на гориллу. На сегодняшний день зарегистрировано несколько сотен случев, когда люди видели бигфута. Учёные считают, что эти обезьяноподобные люди произошли от вымершего гигантского примата — гигантопитека. Тётя Мила, а вы надеетесь встретить бигфута в Абхазии?

— Собственно говоря, ради этого мы и едем в Мюссеру, а оттуда в Сухумский обезьяний питомник. Однако речь идёт не о потомке гингантопитека, а о гибриде человека и обезьяны. Ты только представь себе, что опыты профессора Иванова увенчались успехом, а во время перестройки гибриды растворились среди людей. Насколько мне известно, у щенков собаки могут просматриваться качества предков до 12-го колена, и что если…

— Вы хотите сказать, что число потомков гориллы может вырасти в геометрической прогрессии?

— Да, и в случае апокалипсиса у них будет больше шансов на выживание.

В то время как происходила эта милая беседа, Кристина с Олегом собачились, не считаясь с присутствием матери и тёщи. Причину их раздражения объяснила Милентине Люба.

— Олег покупает в Японии автомобили с целью их перепродажи, на это они и живут. Анализ состояния рынка на Кристине, как и решающее слово в выборе модели. Пока она останавливалась на дешёвых тачках, машины расходились в улёт. Но сейчас они купили новый дорогой джип и продать его хотят с выгодой для себя. И тишина… Я хотя и не бизнесмен, но и то имею представление о том, что люди не станут покупать за 500 тысяч праворулевую машину.

— Что ты в этом понимаешь, мама?! — вспылила Кристина, — только советы горазда давать. Как говорит наш премьер: “Кто не рискует, тот не пьёт шампанское”.

— Не хочешь слушать моих советов, прислушайся хотя бы к словам американского психотерапевта В. Франкла “Счастье подобно бабочке. Чем больше ловишь его, тем больше оно ускользает. Но если вы перенесёте своё внимание на другие вещи, оно придёт и тихонько сядет вам на плечо”.

Они проехали по кольцевой километров двадцать, когда из сумки Милентины раздался звонок.

— Наверное, Вася, — она взглянула на номер, — нет, кто-то незнакомый.

— Не отвечай, — посоветовала Люба, — пусть все тревоги останутся в городе.

— Я так не могу. Алло,, это вы?! Если честно, не ожидала. Видите ли, мы сейчас в двадцати пяти километрах от вас, так что ждите нас минут через тридцать, если не будет особого напряга на дороге.

— Ты хочешь вернуться?! — в один голос воскликнули крайне недовольные данным обстоятельством Кристина и Олег.

— Мне позвонила кинолог. У неё есть для меня какая-то очень важная информация. Извините, но я не могу упустить шанс.

— Тебе бы в отделе криминальных новостей работать, а не физику преподавать, — съязвила Люба.

— Беру пример с тебя. Все помнят, как ради того, чтобы написать пьесу в соавторстве с австралийской писательницей и получить приличный гонорар, ты проникла в группировку чеченских бандитов.

— А ты кого возьмёшь в соавторы?

— Возможно, Ларису. А вот и она звонит, легка на помине.

— Алло, привет Мила. Ну, как, сбылось пророчество из книги?

— Пока не вижу связи.

— А я видела сон. Помнишь, как однажды мы забрели в горы… На лицо упали первые крупные капли дождя. С каждой минутой надвигалась гроза. Надо было спешить — тропинка крутая, если станет скользкой, спуститься будет нелегко. В свете молнии как маяк блеснула крыша моей дачи. Казалось, что она совсем близко, но дорога вела в обход, та самая глинистая дорога, в которой можно было завязнуть по уши. Я предложила идти вброд через маленькую речку, впадавшую в Волгу в непосредственной близи к моему саду.

Пытаясь согреться быстрой ходьбой, мы начали движение вдоль вздыбленной потоками ливня речки. Крутой обрыв возле брода с одной стороны порос травой, так что было за что ухватиться для поддержания равновесия. Вода в самом глубоком месте была по грудь, но вылезти на скользкий противоположный берег удалось лишь с большим трудом. Ещё труднее дался подъем — тёмная глина засасывала как зыбучий песок. Ты уже давно потеряла в этом вареве босоножки и передвигалась вперед на четвереньках, то и дело соскальзывая вниз. Наконец нога ступила на твёрдую почву, и тут же раздался истерический хохот — мы обе были вымазаны глиной с головы до ног, так что выглядели не лучше обезьян А потом я глянула вниз и испугалось — там бурлила не маленькая речка, там бушевал океан. И он окружал весь участок нашей дачи, превратившийся в хотя и в обитаемый, но полностью оторванный от внешнего мира островок.

— Извини Лариса, всё это очень интересно, но сейчас я спешу на свидание с кинологом УВД, который, вернее, которая имеет что-то важное мне передать.

— Завидую я тебе — складывается впечатление, что материал для очередного детектива какой-то невидимка преподносит тебе на блюдечке с голубой каёмочкой. А у нас…

— Нет новостей? Ну, и радуйся. Как говорится, самая лучшая новость — отсутствие новостей.

— Да, забыла тебе сказать главное. Помнишь, как в нашем детективе мы “назначили” убийцей женщину, заместителя владелицы магазина. Она составила план, как устранить свою начальницу и прибрать к рукам её бизнес. Так ты угадала — мне пришлось уволить моего главбуха по той же самой причине. Ну, пока. Не пропадай, звони.

Олег остановил машину у развилки Новокуркинского шоссе и Молодёжной улицы. В ста метрах от него женщина выгуливала на газоне чёрную дворняжку.

— Это она, — шепотом произнесла Милентина. — Я иду к ней.

Только сейчас она сообразила, что не знает ни имени кинолога,

ни кличку её собаки и поэтому просто приветственно помахала рукой. Женщина оглянулась по сторонам и бегом направилась к ней. Достав из пакета журнал “Друг кошек”, она вложила в него файл с большим количеством каких-то документов и протянула всё это Милентине. Бросив через плечо: “Передайте это в Мюссере Иродиону Куценбе, он сам вас найдёт”, — подошла к своему “Рено”, села за руль, окликнула собаку. И в тот момент, когда задержавшаяся на травке чернышка бросилась к хозяйке, прогремел оглушительный взрыв. В небо взметнулся огненный столб. Кто-то схватил ничего не соображающую Милентину под руку, втолкнул в джип, и Олег со скрежетом рванул в сторону кольцевой

— Как ты думаешь — она погибла? — заплетающимся языком произнесла Милентина.

— Женщина или собака? — язвительно спросила Кристина, намекая на то, что для её подруги важнее судьба животного.

— Не время для издёвок!

— Никто и не думает над тобой издеваться. Но я поймала себя на мысли, что почти без содрогания смотрела на эту жуткую картину — каждый день видим по телевизору нечто подобное.

Кристина посмотрела сквозь заднее стекло. На некотором расстоянии от пылающего костра в панике металась чёрная собака.

— Мила, я видела, что эта женщина что-то передала тебе, — вмешалась Люба.

— Да, какие-то бумаги. Я положила их в пакет.

— Дай-ка я взгляну — Люба достала из футляра очки, протёрла стекла фланелью и приступила к рассмотрению документов.

— Кажется, они написаны на абхазском. Кстати, не только европейцы, но и народы, населяющие Кавказ, считают абхазский язык самым трудным для восприятия. Он вообще мало похож на человеческий и скорее напоминает жужжание насекомых — сегодня установлен факт отдалённого родства между абхазским и китайским, тибетским и восточно-гималайским языками. Так что мы будем делать с этими документами?

— Женщина просила меня передать их некому Иродиону Куценбе, который сам найдёт меня в Мюссере. Но вдруг покушение на неё было связано именно с этим поручением?

— Да, по-моему, в этих бумагах представлены какие-то списки. Тогда нам угрожает опасность. Кристина, у тебя острый глаз. Проверь, нет ли за нами хвоста.

— В этой пробке за каждой машиной тянется длинный хвост.

— У меня есть предложение, — оживился Дима, — чтобы не портить себе нервы напрасными подозрениями, давайте остановимся где-нибудь в районе железнодорожной станции. Я возьму этот пакет и сделаю вид, что возвращаюсь домой на электричке. Если за нами следят, они решат, что я собираюсь передать документы в милицию и попытаются отобрать пакет.

— Но они могут напасть на тебя, — испугалась Оксана.

— Если они потребуют отдать им пакет, я не буду сопротивляться. Зачем нарываться? Нам надо поскорей избавиться от этого компромата.

Олег вырулил в правый ряд и свернул на шоссе, ведущее к платформе.

— Знаю тебя, Димон, — ты не удержишься, чтобы не ввязаться в драку, — Оксана схватила пакет и первая выскочила из машины. Дима последовал за невестой.

— Смотрите! Вон они! — испуганно прошептала Милентина.

В десяти метрах от джипа притормозил золотисто-коричневый “Бьюик”. Водитель, необычайно высокий чернокожий мужчина средних лет, быстрым шагом направился к молодой паре. Оксана решительным жестом пресекла попытку Димы вести себя по-мужски и, протянув незнакомцу пакет, схватила бой-френда за руку и потащила к машине. Они проехали метров двести, как вдруг стёкла автомобиля задрожали от дикого вопля Милентины.

— Оксана! Ты взяла не тот пакет! У меня было два одинаковых, и ты передала тот, в котором я везла два непрочитанных номера журнала “Друг кошек ” и свои записки. Документы в другом пакете, и он остался у нас!

Олег внимательно оглядел машинные ряда, “Бьюика” на шоссе не было.

— Это значит, что этот тип ещё не ознакомился внимательно с содержанием вложенных в журнал бумаг.

— Представляю, как удивится он, когда вместо секретной информации увидит сборник ляпсусов студентов на экзамене типа: “Профессор: — Я не понимаю, почему вы не в состоянии запомнить, что свойство тел сопротивляться внешнему воздействию и сохранять своё состояние называется инертностью, а величина, характеризующая инертность при вращательном движении — моментом инерции? Формулы очень простые, но из года в год повторяется одно и тоже: они улетучиваются из головы, словно на них наложено проклятье. Сейчас я напишу несколько формул на доске, а вы вспомните начальную школу, когда вас учили читать простейшие предложения типа: “Мама мыла раму”. Придумайте какую-нибудь рифму на формулы момента инерции. Может быть, тогда они подольше задержатся в памяти.

— Я уже придумал, — поднял руку студент. — “Момент инерции шара — две третьих эм эр квадрат, — сказала Клара”.

— Жаль, что ты не сказал две пятых, тогда бы я смог поставить тебе число знаменателя, но, увы, отгадал ты только числитель”, — Милентина рассмеялась, но никто не слушал её.

— Кстати, у машины дипломатический номер, — заметил Олег. — Если не ошибаюсь, к документам проявили интерес америкосы.

— А ДАЛЬШЕ РАЗВЕРНУТСЯ СОБЫТИЯ, — кажется, так предсказала тебе, Мила, картина художника, — улыбнулась Люба. — Господа, мы, как две писательницы, не можем позволить себе собственными руками поломать канву детектива.

— Ты права. Этот странный волосатый ребёнок в парке… его, вероятно, похитили…

— У меня есть идея, — взахлёб начала излагать свои фантазии Оксана. — Тот афроамериканец на самом деле бигфут, а ребёнок — его сын, и он его похитил.

— А зачем ему написанные на абхазском языке документы? — спросил Дима.

— Ну, на этот вопрос мы ответим после того, как найдём переводчика.

— Вы слишком увлеклись, — Милентина решительно прервала жаркую дискуссию. — Как только бигфут обнаружит подмену, он продолжит поиск. Олег, у тебя есть мысли, как мы в кратчайшие сроки сможем избавиться от этого джипа и поехать в Мюссеру на другой машине?

— Я планировал продать его подороже зимой, но есть покупатель, который возьмёт джип хоть сегодня за 450. А с оформлением проблем теперь нет.

— У папика в гараже стоит тачка, которую он хотел в торжественной обстановке подарить мне на двадцатилетие после того, как я сдам на права, — сообщил Дима. — Но права я уже купил, а дарственная давно оформлена. Так что с транспортом всё хоккей. Да, по номеру джипа, этот чел выяснит, где живёт Олег, так что лучше всем нам пока перекантоваться у тёти Любы.

— Если за нами следили, все адреса нашего возможного местонахождения агенты ЦРУ легко вычислят, — вздохнула Милентина.

— Значит, по твоему, этот бигфут работает на ЦРУ? — оживилась любительница шпионских историй Люба.

— Всё может быть. Так что надо проявить осторожность. Думаю, мы сможем пожить день-другой на даче у моей подруги Ларисы в Нижнем, а затем двинуться в Абхазию через Казань.

— Но они могут выяснить, где мы собираемся отдыхать.

— К счастью, я ни с кем не поделилась своими планами. Но на всякий случай надо предупредить турагентство и всех родственников, чтобы они никому не давали о нас информацию.

— Мы можем направить их по ложному следу, — Дима окончательно вошёл в роль героя триллера, — у нас в Башкирии есть дом, пусть все думают, что мы едем туда на кумыс.

В течение получаса все пассажиры обзванивали родных и знакомых с единственным сообщением, что собираются провести пару недель в Башкирии, где у Диминых родственников имеется целое поместье на берегу знаменитого Павловского водохранилища. Женщины со свойственным им артистизмом излагали веские доводы для отдыха на Южном Урале. Особенно отличилась Оксана, уже проявившая себя на работе как менеджер по обработке клиентов.

— Отдыхом за рубежом никого не удивишь. Вы даже не представляете, какие красоты в Башкирии. Чистая вода, пронзительно ясный воздух, обалденные ароматы лугов и лесов, купание, рыбалка, охота. Рай для любителей природы! Мы вообще-то собирались в Абхазию, но там сервис, говорят, не на высоте. Так что лучше воспользуемся гостеприимством Диминой бабушки.

Примерно ту же самую версию изложили и другие женщины. Для того чтобы бигфут или кто-то там ещё убедился в серьёзности их намерений, было решено купить билеты на поезд до Уфы, а затем попросить Васю сдать их за два часа до отхода поезда. Конечно, в деньгах они потеряют — один билет стоит две с половиной тысячи, а при сдаче им вернут только процентов семьдесят от этой суммы. Но если речь идёт о настоящем приключении, Милентина никогда не станет скупиться.

На стоянке машин возле Казанского вокзала Олег приметил знакомый “Бьюик”. В этой связи было принято решение разъехаться по домам и затаиться. Ночью, когда вероятность наблюдения за домом Милентины будет крайне мала, Олег отвезёт всех на дачу Диминых родителей. А утром займётся переоформлением машины.

Следующей мерой по введении в заблуждение агента ЦРУ биг-фута — так они окрестили афроамериканца ради того, чтобы загримировать явно угрожающую им опасность маской юмора — стал отъезд в Нижний за два дня до отправления поездом на Уфу согласно купленным билетам. Не совсем логично было подозревать, что кто-то будет сопровождать их в дальнюю поездку, когда можно было просто каким-то образом припугнуть Милентину и потребовать отдать документы. Но для этого надо сначала выяснить её местонахождение. Автор детективов Милентина Колбасюк предусмотрела и такой поворот событий.

Вообще, если бы не реальные трупы в парке и не сожжённый автомобиль кинолога, Милентина в глубине души полагала бы, что всё происходящее фарс, кем-то разыгранный спектакль или пиар с целью заставить её поверить в успешный итог опытов Ильи Иванова. В её шкатулке информации из жизни начинающих писателей был один факт — на лестничную клетку дома, в котором жил молодой автор криминальных романов пиарщики, по-видимому, с согласия местных органов, приволокли труп скончавшейся в подворотне бомжихи. Но к творчеству Милентины интерес проявляли только знакомые, особенно те, кто узнавал в её книгах эпизоды из собственной биографии. Правда, она не раз подмечала, что притягивает к себе события таким образом, что они непроизвольно складывались в сюжет для небольшого рассказа или целого романа. Но это многим известные, хотя до конца и не разгаданные законы творчества.

Так что в продолжение событий перед лицом куривших на лестничной клетке соседей Милентиной и Васей была разыграна ссора между супругами якобы на почве ревности.

— Скажи честно, на какие деньги ты купила норковую шубу?

— Я купила её на распродаже всего за 35 тысяч.

— Не ври! Не может такое шикарное манто стоить так мало! Кто ОН?

— Ты кого имеешь в виду?

— Того, кто сделал тебе подарок, какой делают только любовницам.

— Если ты мне не веришь, нам не о чем разговаривать! — Милентина схватила чемодан и выскочила из квартиры.

Утром следующего дня, когда Вася выходил из подъезда со спаниелькой Мулей, к дому подкатил шикарный “Бьюик”. Из него вышел очень высокий афроамериканец и, сверкая белозубой улыбкой, обратился к хозяину кавалер-кинг-чарльз-спаниеля.

— Какая красивая собачка! Обычно таких заводят женщины.

— Да, это любимица моей жены.

— А как её имя?

— Муля.

— Муля? Странное имя у вашей жены.

— Мою жену зовут Милентина Ивановна.

— Профессор Милентина Ивановна Колбасюк?

— Вы знакомы? Уж не вы ли подарили моей жене норковую шубу? — сжав кулаки, Вася с грозным видом окинул взглядом чернокожего гиганта.

— Я не дарил шубу вашей жене — она может подтвердить.

— Не может!

— Почему?

— Ушла из дома.

— И не стыдно тебе, Василий, — вмешалась проходившая мимо соседка, — такой скандал вечером устроили, что я всю ночь глаз не сомкнула.

— И где сейчас профессор Колбасюк? — продолжал гнуть свою линию американец.

— Вам лучше знать. Я сразу понял, когда увидел вас, кто этот любовник… Но учтите, что в случае развода вам придётся забрать всех её кошек, собачек, грызунов, попугаев… аквариум, так уж и быть я оставлю себе…

Поняв, что с информацией о месте нахождения Милентины дело обстоит глухо, американец сел в свой “Бьюик” и, пообещав, что ещё вернётся, скрылся за поворотом. Объявился он ровно в тот час и в ту минуту, когда Вася вышел на вечернюю прогулку, словно ему был известен распорядок дня мужа Милентины Ивановны.

— Извините меня за настойчивость, — вкрадчивым тоном начал американец, — дело в том, что я хотел поговорить с профессором Колбасюк по поводу перевода её книги.

— Так вы издатель?

— Нет, я переводчик, но к моему мнению прислушиваются.

— Что же вы сразу не сказали. Простите меня за то, что я принял вас…

— За любовника? — громко расхохотался американец. — Скажите, Милентина Ивановна вернулась?

— Увы, нет — слишком обиделась. Позвонила и сказала, что даёт мне две недели на размышление о моём поступке…

— Так, где же она? — с трудом скрывая раздражение, перебил его американец.

— Точно не знаю. Обмолвилась, что собирается с друзьями на Южный Урал.

— Если она даст о себе знать, позвоните мне, пожалуйста, — американец протянул Васе визитку.

— Да-да, конечно. Мила будет очень рада.

На глухой аллее парка Вася достал мобильный и позвонил жене.

— Мила, тобой интересовался какой-то американец. Сказал, что хочет взять в перевод твой роман. Оставил визитку и просил связаться с ним, как только ты появишься.

— Как он выглядел?

— Высокий афроамериканец лет пятидесяти.

— Что написано в визитке?

— Сейчас посмотрю. Джеймс Кларк, перевод с русского на английский.

— Уверена, что это не настоящее имя. Его интересует нечто другое. Ни в коем случае не давай обо мне никакой информации. Скажи, что не ждёшь моего возвращения раньше чем через месяц — слишком серьёзной была размолвка.

Дорога к волжской даче Ларисы пролегала по местности, поражавшей своей первозданной красотой. Казалось, что за каждым поворотом тебя ждёт встреча с историческим прошлым. Река здесь полноводна и поделена на два русла множеством островов, и всюду, куда не бросишь взгляд — небольшие озёра: Монастырское. Лебединое, Щучье…

— Да, — встрепенулась Милентина, когда до ворот дачи оставалось не больше ста метров, — не будем посвящать подругу в наши дела — у неё и своих проблем хватает.

Первая и, вероятно, главная проблема Ларисы обозначилась как только на порог дома вышел Артём. Милентина едва сдержалась, чтобы не ахнуть — вместо круглолицего мужчины крепкого телосложения с солидным пузцом перед ней стоял сухонький мужичок с впалыми щеками. Его любимый спортивный костюм болтался на нём как на вешалке.

— Привет, Артём! И как же тебе удалось так постройнеть?.. — начала было Милентина и умолкла, заметив предупредительный знак подруги.

— Да что уж там теперь скрывать! Рак у меня. Как положено — рак предстательной железы. Была операция. Вроде бы обошлось, но превысили дозу облучения — на коже ожог. Зато теперь в нашем доме целая коллекция красного сухого — говорят, оно выводит радионуклиды. И действительно, чувствую себя неплохо. Но больше об этом, прошу, ни слова. У вас-то как дела?

— Ну, всё по-прежнему. Зарабатываем с Васей на прокорм собак, и ещё на летний отдых остаётся.

— А романы когда пишешь? В промежутке между кормёжками? — усмехнулась Лариса. — Ты бы уж определилась — либо собаки, либо совершенствование писательского мастерства.

— А какого ляда мне его совершенствовать? Я не могу, как ты, похвастаться успехами в бизнесе. Гонораров не получаю, дорогих щенков не произвожу. Оказывается, это такой сложный и тонкий процесс. Чтобы определить, готова ли сука к вязке, надо сделать анализ в лаборатории Био Люкс. Заплатишь тысячу-полторы, и тебе скажут: “Ваша сука готова к спариванью на двадцать процентов”. За следующую тысячу процент повысят до тридцать, ну, и так далее. Так что щенки золотыми станут, учитывая, что тысяч двадцать приходится заплатить кобелю и еще три — инструктору. Если щенки родятся, чтобы окупить затраты, цену придётся держать, а у меня собственного дома нет, так что пока продашь, мебель в щепки разнесут.

— Не пойму, зачем тогда иметь столько собак и кошар? — пожал плечами Артём.

— Я считаю, что в каждом из нас затаился зверь. Сколько гомо сапиенсов живут исключительно ради удовлетворения своих примитивных потребностей. Поступают со своими детьми и родителями так, как ни одно животное не поступает. Дело в том, что наш мозг состоит из двух частей — древний мозг практически не отличается от мозга животных — он отвечает за основные жизненные инстинкты: пищевой, половой и тому подобное. Другой — новый мозг у млекопитающих только намечен, а у человека он составляет основную часть и формирует его высшую нервную деятельность. Но в случае травмы, алкоголизма или другого заболевания новый мозг страдает гораздо сильнее, чем древний, и человек может превратиться в животное. Недаром древний мозг называют рептильным. Зато среди братьев меньших встречаются существа настолько умные, хитрые и интересные, что условными рефлексами их поступки никак не объяснишь. Вот поэтому я их и держу — они дают мне постоянную пищу для размышлений и творчества. И смысл их существования в любви.

— Ну, что это мы заболтались у порога? — пойдёмте, я провожу вас в ваши комнаты, — пригласила гостей Лариса. — Обед уже готов, так что быстренько принимайте душ и к столу. Душевые кабины вон там, за яблоневым садом.

К обеду был подан бульон с купленными в соседней деревне необычайно вкусными пирогами с мясом и утка с черносливом на второе. Артём выставил несколько бутылок красного сухого, произведенного в Италии, Франции, Испании и Молдавии. Милентина остановила свой выбор на французском, но про себя отметила, что с учётом разницы в цене дома можно будет довольствоваться и молдавским. Разговор пытались вести на отвлечённые темы, не касающиеся как проблем со здоровьем, так и истинной причины, по которой Милентина навестила подругу.

— Слыхали? Англичане удумали ввести в школе порку для того, чтобы подросшие детки не устраивали массовые погромы, — Милентина отпила из бокала немного вина. — А я считаю, что пороть детишек надо только за воровство. Взял без спроса что-нибудь чужое — и по попке. По своему опыту знаю, что таким образом папа вытравил из меня все задатки будущего коррупционера. Но он перегнул палку и бил меня за любое непослушание, за плохие отметки. В результате я, рождённая быть лидером — это проявилось с раннего детства, когда я верховодила хулиганистыми мальчишками, превратилась в замкнутую закомплексованную девочку-зубрилку. Но присвоить чужое — этого я ни разу не смогла. На днях по рассеянности оставила в зоомагазине пакет с куриными шейками для собак. Его сохранили, чтобы отдать мне — за пакетом, естественно, никто не пришёл. Но что касается его содержимого, перепутали и сказали, что в нём — говядина. “Это не мой пакет, я мясо не покупала”. “Тогда придётся его выбросить”. “Зачем выбрасывать? Отдайте бездомным собакам”, — посоветовала я и принялась пересчитывать мелочь в кошельке на предмет покупки хотя бы одной упаковки шеек, приговаривая про себя: “Вот дура! Надо было хватать это мясо и раздать его своим голодным собакевичам”.

— Мила, — а почему твоя дочь не поехала с вами? — поинтересовалась Лариса.

— С удовольствием бы поехала, но кто бы тогда ухаживал за нашими животными?

— А я то, было, подумал, что неугомонная Елена занялся какими-нибудь инновациями в сфере искусства или образования, — вставил Артём.

— Ты шутишь! Какие инновации? В прежние времена мы, преподаватели, ломали голову, как лучше донести до студентов материал, как привить им любовь к творчеству. А сейчас все мысли заняты лишь тем, как выжить самим и где подзаработать хоть немного деньжат. Иногда идёшь на работу, и слёзы наворачиваются из-за жалости к себе. Но все равно идёшь, а потом в середине месяца получаешь свои жалкие копейки. Так всё надоело! Артём, я всерьёз начинаю подумывать о том, чтобы произвести выгодную операцию со своей недвижимостью и пожить какой-то другой жизнью, в которой будет много радости, исходящей от самого существования, свободы, любви.

— Если найдёшь такое райское место, позови нас с собой.

— Мой папа всю жизнь мечтал о том, что когда-нибудь поселится на острове Чатем в Тихом океане и создаст там коммуну — что-то вроде утопического города Солнца, — вздохнула Люба. — И как он был прав — в Америке кризис, в Японии атомная катастрофа, Евросоюз того гляди распадётся. И только коммунистический Китай шагает впереди. Все знакомые, которым довелось преподавать в европейских и американских колледжах и университетах поражаются тому, как настойчиво и целеустремлённо рвутся китайские студенты к знаниям. Но я не хотела бы там жить — слишком много китайцев, и поэтому в одной семье разрешено держать только одну собаку.

— Этот остров Чатем принадлежит Новой Зеландии? — поинтересовался Артём.

— Да, и на его 900-ах квадратных километрах проживает всего 600 человек. А вокруг пенится океан…

— Мила, ты куришь? — поинтересовалась Лариса — тема островов Океании бизнесвумен не зацепила, так как её вполне устраивала дача на Волге.

— Нет, разве что для видимости — за компанию.

— Тогда пойдём, покурим.

Они вышли на крыльцо. Лариса достала из пачки две сигареты, чиркнула зажигалкой.

— А теперь, подруга, колись! Куда и зачем вы направляетесь, и почему у тебя вдруг возникло желание срочно навестить нас в этой глуши. И это, несмотря на то, что под всякими предлогами прежде ты игнорировала все мои приглашения провести каникулы на даче.

— В проницательности тебе не откажешь. Но я думаю, что вам лучше не знать…

— Тебе угрожает опасность?

— Не знаю, может быть.

— Тогда обязательно поделись. Ты же знаешь, что есть у нас человечек, который может решить любую проблему.

— Кого ты имеешь в виду?

— Неужели не догадываешься? Нашего соседа.

— Геннадий Петрович здесь?

— Да, Гена проводит отпуск на даче.

— Боюсь, что моя история имеет отношение скорее к биологии, чем к детективному агентству.

— По-моему, они занимаются всем, так что я выслушаю твой рассказ в саду у Гены. Один ум хорошо, а три лучше.

— Лариса, ты можешь зайти в дом и незаметно взять мой пакет — в нём один странный документ, о котором и пойдёт речь.

— Я мигом…

— О, какие люди! — Геннадий Петрович с неподдельным радушием приветствовал Милентину. Но что-то ваш вид мне не нравится. Что вас тревожит?

— Шерлок Холмс таких вопросов не задавал.

— Один ноль в вашу пользу. Однако вы, вероятно, давно не перечитывали Конан-Дойля. Шерлок Холмс сообщал лишь информацию о своём клиенте, а вот причину визита узнавал из его рассказа. Я же могу узнать о вас всё от Ларисы, не прибегая к методу дедукции. Но по выражению вашего лица прихожу к выводу, что вы стали свидетелем какого-нибудь странного преступления и опасаетесь, что это может представлять угрозу для вашей жизни.

— Хорошо, я расскажу всё. Я действительно стала свидетелем убийства одной женщины, с которой познакомилась в парке за день до преступления. У молодой матери в коляске лежал трехмесячный ребёнок, лицо которого было скрыто от посторонних глаз лёгким покрывалом. Но мне случайно удалось рассмотреть его — это было что-то ужасное. Густая растительность покрывала лобик ребёнка, и одна половина его лица не походила на человеческую вообще — если повернуть головку малыша в профиль этой стороной, то перед вами был бы натуральный шимпанзёнок. А вторая половина лица была нормальная, человеческая. Мать очень распереживалась по поводу того, что я увидела её уродца и несколько раз пробормотала, что она его не отдаст. Кому не отдаст — этого она не уточнила. На следующий день, гуляя с собаками, я подошла к той скамейке и обнаружила там труп той самой женщины — убийца перерезал несчастной горло. Коляска с ребёнком исчезла, но розыскная собака нашла фотографию маленького монстрика. Я вызвалась дать показания, но, к моему удивлению, единственное, о чём меня попросили, это покинуть место преступления и поменьше болтать. Вскоре в парке произошло ещё одно убийство. На этот раз жертвой стала бомжиха, и тоже не совсем обычная. Женщина отличалась на редкость странной наружностью: скошенный лоб, оттопыренные уши, вдавленный нос, узкие губы.

— То есть была похожа на самку шимпанзе, — усмехнулся Гена.

— Поползли слухи о маньяке, и через какое-то время был убит бой-френд той бомжихи. Этот тип имел лицо, всё же ближе к лицу человеческому, хотя и донельзя уродливое. При этом был он сутул, перемещался на полусогнутых задних конечностях, а передние болтались ниже колен, как у обезьяны. И вот однажды со мной захотела встретиться женщина-кинолог, собака которой нашла фотографию ребёнка-монстра. Мы были давно знакомы — вместе выгуливали своих питомцев, так что я не отказала ей. Она передала мне какие-то документы, вложенные в журнал “Друг кошек” и попросила передать их некому Иродиону Куценбе, который сам найдёт нас в Мюссере.

— Так, значит, вы едете в Мюссеру?

— Да, но об этом никто не должен знать. Сначала я не скрывала свои планы, но после того, что произошло…

— С кинологом?

— Да, её машина взорвалась на наших глазах. А нам сел на хвост “Бьюик” с дипломатическим номером. За рулём сидел чернокожий мужчина. Как выяснилось позже, афроамериканец. Дима предложил заставить преследователя раскрыть свои намерения и, не оказывая сопротивления, отдать ему эти чёртовы документы. Так что Олег притормозил возле железнодорожной станции, Дима взял пакет и направился к кассе. Афроамериканец последовал за ним. После коротких переговоров Дима передал ему пакет. Тот вежливо поблагодарил и сел в свою машину.

— Значит, документы у американца?! — у Геннадия Петровича задёргались желваки.

— Нет! В том-то всё и дело. Документы были вложены в старый номер журнала, который я когда-то дала почитать той женщине. А в другом точно таком же пакете у меня лежал свежий номер, и в него были вложены мои записки юмористических сцен во время экзаменов — я собиралась вставить их в свой новый роман. После того, как обнаружилось, что произошла подмена, мы с Любой пришли к выводу, что не резон так просто отказаться от материала, который сам плывёт в руки автора детектива. Поняв, что за нами следят, мы решили на время сменить место жительства и оповестить всех знакомых, что передумали ехать в Абхазию. По изобретённой Димой версии его дедушка предложил нам отдохнуть на его даче в не менее прекрасном месте — на берегу Павловского моря. Это Южный Урал. А в действительности втайне от всех мы отправились к вам, чтобы далее следовать в Абхазию другой дорогой. И эта предосторожность не была напрасной — Васю расспрашивал обо мне какой-то афроамериканец, по описанию внешне очень похожий на того, кто сидел за рулём “Бьюика”.

— Я хотел бы взглянуть на эти документы.

— Пожалуйста, но ты ничего не поймёшь — они написаны, по-видимому, на абхазском.

— Разберёмся.

Получив пакет, Геннадий Петрович, извинившись, оставил женщин на полчаса одних в беседке. А когда по возвращении они взглянули на его лицо, сразу поняли, что, неожиданно для себя, он сорвал джек пот.

— Гена, ты должен ввести Милу в курс дела, — потребовала Лариса.

— Это вступает в противоречие с полученными мной инструкциями. Поэтому я просто расскажу вам сюжет написанного мной когда-то в студенческие годы фантастического рассказа. Один советский биолог посвятил свою жизнь проблеме скрещивания человека и обезьяны. Результаты его деятельности со временем были засекречены, а самого учёного ликвидировали, так как он начал слишком много болтать. Среди гибридов встречались особи совершенно разные. Одни действительно совмещали в себе физическую силу гориллы и интеллект человека и при этом походили на обезьяну не более чем известный Терминатор. Среди их потомков были замечены выдающиеся спортсмены. Другие имели внешнее сходство с приматами и отличались повышенной агрессивностью, поэтому их от общества изолировали. Но некоторым удалось бежать из концлагеря, и тогда в глухих местах Сибири охотники и местные жители время от времени натыкались на след снежного человека.

В семидесятые годы крупный биолог, курировавший проект, вместе с двумя наиболее выдающимися человекообезьянами бежал через Турцию в Европу, а оттуда — в Штаты. И примерно в то же самое время к великому неудовольствию парижан, привыкших покупать экологически чистые овощи и фрукты на рынках, один из них внезапно был закрыт. Обычно такое случалось в связи с работами по реконструкции города, но на этот раз покупатели не дождались никаких вразумительных объяснений относительно прекращения торговли. Кто-то распустил слух, что прилавок с фруктами был ограблен огромной обезьяной, которая после того, как насытилась плодами, бесследно исчезла. Некоторые шутники из числа учёных выдвинули версию, что полакомиться фруктами захотел инопланетянин в обличии снежного человека перед тем, как покинуть Землю и материализоваться на своей планете… А в опубликованной в одной из Берлинских газет рубрике брачных объявлениях появились предложения от одинокого снежного человека составить ему команию в необычном дальнем путешествии. На фото, правда, было типичное лицо арийца, но при более детальном рассмотрении можно было заметить густую растительность, пробивавшуюся через полурасстёгнутую рубашку.

У бежавшего из России биолога были списки всех гибридов и их потомков. Но при переходе границы с Турцией он подвергся нападению и был ограблены. Документы исчезли. Так что американцам учёный мог предоставить только живой материал. Кстати, не случайно, что тема бигфута большинством учёных была признана псевдонаучной, и только в Штатах по-прежнему продолжается финансирование исследований.

— Ты хочешь сказать, что нас просили передать Иродиону Куценбе именно эти списки гибридов?

— Я этого не говорил. Но я могу гарантировать, что эта история для вас благополучно закончилась — об этом позаботимся мы. Вы можете больше не скрываться. Спокойно отдыхайте в обществе нормальных людей, но сказку, которую я вам рассказал, забудьте. Так будет лучше для всех. Меньше знаешь, лучше спишь.

— Но я хотела написать рассказ об опытах профессора Иванова.

— Пишите, но с обязательной пометкой: “Все события являются вымышленными, сходство с реальными фактами — случайным”.

* * *

Переезд через границу с Абхазией на реке Псоу стал мероприятием весьма утомительным — в летнее время здесь всегда большая очередь, но пассажирам автотранспорта не найти прохладного и комфортабельного местечка для отдыха в тени и утоления жажды. А выйти из салона с кондиционером всё равно придётся — за исключением водителя, проход через зону таможенного и пограничного контроля, как на российской, так и на абхазской стороне туристы осуществляют на своих двоих. И хотя протяжённость этой зоны невелика, она представляет собой узкий лабиринт, в котором люди долгое время пребывают в стиснутом состоянии под палящими лучами июльского солнца. За эти часы проклянёшь тот момент, когда в голову пришла идея так провести свой отпуск.

Кристина и остальные быстро прошли таможенный досмотр, а у Милентины возникли неожиданные проблемы. Без всяких объяснений пограничник потребовал её подождать у пропускного пункта. Легко сказать — подождать. Присесть негде, над головой палящее солнце, со всех сторон теснят толпы усталых людей. От разбавленного дешёвыми духами запаха человеческого пота Милентину начало мутить. В голову лезли тревожные мысли — а вдруг Геннадий Петрович ошибся, и этот Джеймс Кларк или кто-то там ещё полагает, что секретные документы находятся у неё. К счастью, Кристина пустила в ход всё своё обаяние, и истинная причина задержки была доведена до сведения измученной ожиданием женщины. Незадолго до отъезда Милентина, поддавшись на рекламу, приобрела за 8 тысяч новейшее средство лечения шейного остеохондроза — надувной воротник. И относительно истинного назначения этого прибора у таможенников возникли сомнения.

Но вот пограничные мучения позади, и впереди — неповторимые красоты Абхазии. До главного курорта Гагра, приветствующего приезжающих на отдых призывом “Дайте Кавказу мир и не ищите земного рая на Евфрате” всего 20 километров. Город протянулся вдоль узкой полоски, отделяющей горы от морского побережья. Пышная субтропическая пальмовая растительность, сухой климат, развитость инфраструктуры для разнообразного отдыха, а, главное, близость к российской границе сделали его отели и частный сектор наиболее востребованными среди российских туристов. Благодаря им в Гаграх удалось довольно быстро ликвидировать разрушительные последствия грузино-абхазской войны, и только отдельные руины были оставлены нетронутыми как памятник жертвам трагедии 1992–1993. У въезда в город между автотрассой и морем — одно из самых древних оборонительных сооружений — построенная во втором веке нашей эры крепость “Аббата”. А тот город Гагра, который на протяжении почти всего двадцатого столетия был любимым местом отдыха россиян, был основан в 1903 году принцем Ольденбургским.

На выезде из города настроение заметно улучшилось — вот он земной рай: покрытые свежей зеленью горы, самое синее море, безоблачное небо. Но что это? Посреди горной лощины — огромная свалка, оккупированная не крысами, а коровами и лошадьми, уставшими от поглощения сочной травы и жаждущими нарыть здесь что-нибудь более существенное для своего желудка. Для Милентининых нервов видеть голодных животных — сущее испытание. А тут ещё Олег сообщил, что придётся подзаправиться на ближайшей АЗС.

— Другого места, кроме как с видом на помойку ты не мог найти! — вспылила Кристина.

Олег на полной скорости гнал машину по горному шоссе. Милентиной вдруг овладело чувство нереальности происходящего — никто не ехал впереди, никто не следовал за ними. А вокруг горы, упирающиеся вершинами в синее безоблачное небо. Уставшие глаза отдыхают при взгляде на бескрайний зелёный ковер долин, серебряные струйки горных рек. На повороте Олег сбросил обороты — по центру трассы довольно медленно двигался раритетный автомобиль — первый советский лимузин ЗИС-101. Внезапно из кустарника на каменный валун выскочил человек в маске, одетый в красный спортивный костюм “СССР”. Секунду-другую мужчина постоял на камне на полусогнутых конечностях. С повисшей безжизненной плетью непропорционально длинной левой руки стекала кровь. Вдруг он принял решение и, спрыгнув на дорогу в нескольких метрах от лимузина, начал отчаянно жестикулировать. Но водитель и не думал тормозить. Напротив, ЗИС рывком стартовал вперёд, раздался сильный удар и, перелетев через кузов, человек в маске рухнул на асфальт. Лимузин остановился, из него вышли двое в чёрных кожаных плащах, таких, какие носили сотрудники НКВД в тридцатые годы. Подойдя к неподвижно лежащему мужчине, один из них сдёрнул маску, скрывавшую обросшее волосяным покровом лицо странного сущест^^^

Джип Олега (ПРОДАЛИ ЕЩЕ В МОСКВЕ!!!) в этот момент стоял на обочине в трёх метрах от места происшествия. И водитель, и пассажиры видели всё. Милентиной овладело чувство опасности.

— Олег! Гони! — крикнула она

— Почему?

— Не знаю, не спрашивай. Делай, как я говорю.

Олег нажал на педаль и, набирая скорость, объехал лимузин. Человек в чёрном плаще сделал знак “остановиться”, но джип на всех парах мчался вперёд.

— Профессор Илья Иванов умер в тридцать первом от кровоизлияния в мозг, — задумчиво произнесла Милентина. — Или не умер?

А в это время в километре от места происшествия по превращённой в съёмочную площадку поляне нервно курсировал режиссёр. Время от времени он предпринимал попытки связаться с кем-то по мобильному и, чертыхаясь, снова и снова помещал трубку на отдых в передний карман штанов, игнорируя опасность для детородного органа. Съёмочная группа во главе с оператором толпилась на обочине шоссе.

Не придавший значения данной панораме Олег промчался мимо, хотя кто-то из участников съёмок и попытался жестом остановить машину.

— Почему ты не притормозил? — удивилась Кристина.

— Хватит с нас приключений на свою задницу.

— Хорошо, что теперь мы знаем, что тот лимузин 30-х годов и кинг-конг не настоящие, — заметила Люба. — А то, признаюсь, я уже начала волноваться на счёт того, не вляпались ли мы в какой-нибудь криминал.

— А я, как вы, вероятно, догадываетесь, почти поверила, что передо мной гибрид человека и обезьяны, — улыбнулась Милентина.

— Но я не видела, чтобы кто-нибудь снимал этот эпизод, — вставила Оксана.

— Мы просто не обратили внимание, забудем, — решительно произнёс Олег. — Ещё немного терпения, и мы на месте.

Пансионат «Мюссера» произвёл на всех странное впечатление. Расположен он был крайне удачно — высокое белое здание выдавалось из зелёной горы как гигантский парус готового пуститься в плавание большого корабля. Но на площадке пляжного лифта располагалось невообразимое для курорта заведение — ресторан национальной кухни. Невообразимое не в смысле назначения, а в смысле дизайна. Ресторан защищала от морских ветров огромная ширма из ткани, из которой в прежние времена шили мешки для картошки. С этим Милентина смирилась бы, но вот лифт! Оказалось, что в данной местности периодически отключается электричество. Так что на десятый этаж решили на всякий случай подниматься по лестнице. Зато номер люкс выглядел на все сто. А вид из окна! В одно мгновенье все отрицательные впечатления растаяли как дым. И через полчаса счастливые отдыхающие уже наслаждались на пляже запахом моря и ласковыми лучами вечернего солнца.

— Кстати, — не напрасно я купила пляжный зонт, — Милентина указала на свалку поломанных зонтов, служивших отдыхающим ещё советской эпохи.

Их уединение было нарушено появлением двух дам. Одна из них, ярко и броско одетая блондинка с сочными малиновыми губами и густо накрашенными ресницами меньше всего походила на активистку религиозной секты. Тем не менее, её слова свидетельствовали о том, что она разносит по миру божью правду от имени Свидетелей Иеговы.

Блондинка щедро одарила вновь прибывших брошюрой “Жизнь в новом мире”, на обложке которой были изображены картины того рая, о котором так мечтала Милентина. Белые купола горных вершин, голубые озёра, счастливые здоровые люди, занятые уборкой урожая, дети, отдыхающие в обнимку с царём зверей. В этом мире, вероятно, даже хищники стали вегетарианцами — иначе как объяснить, что любовь объединяет всех — человека и льва, волка и антилопу.

— Ваше сердце жаждет мира, счастья и благополучия. Но многие считают это мечтой, фантазией. Однако новый чудесный, радостный мир действительно будет. Так хотел Бог. Вы верите в то, что земля будет преображена в подобный саду чудесный рай?

— Рада бы, но, увы, обладаю дурной привычкой ежедневно слушать радиостанцию “Экономист”, а она с утра до вечера вещает о том, что мировая экономика всё глубже погружается в пучину кризиса. И главная причина в том, что основные законы рынка, законы экономики как будто перестают работать. В общем полный абуз.

— Арбуз?

— Абуз — дисбаланс. А в матерном лексиконе есть ещё более точное определение, и райской жизни, кроме вас, никто нам не обещает. Разве что уехать на необитаемый остров и создать там рай самим.

— Неплохая мысль. А вы знаете, что сейчас много необитаемых островов выставлено на продажу?

— Пока всерьёз не думала об этом.

— А вы посмотрите в интернете. Может быть, вам удастся изменить своюжизны_

Наступило время ужина. Молодая пара поспешила в ресторан, чтобы занять место на веранде с видом на море. А старшее поколение предпочло сделать ещё один заплыв, а потом зайти в номер и, как полагается, привести себя в порядок и переодеться.

Кабина лифта вмещала одновременно человек десять. Многие обсуждали какую-то криминальную новость. Милентина прислушалась.

— Ты в курсе, что на трассе в 10-и километрах от Гагры произошло убийство? — поинтересовалась у своего спутника молодая женщина.

— Да, но говорят, что это несчастный случай — погибли артисты, игравшие офицеров НКВД.

— Если бы это был несчастный случай, в наш пансионат не приехал бы следователь.

— А что он здесь забыл?

— Ищет свидетелей. Наверное, хочет выяснить, не был ли кто-нибудь из отдыхающих в то время на трассе.

Едва лифт остановился на одном из этажей, Олег буквально вытолкал женщин из кабины.

— До вас дошло, что скоро доберутся и до нас? — нетрудно выяснить, что мы прибыли в пансионат всего несколько часов тому назад. Так вот, я вам советую… Мила, особенно это относится к тебе, не пускаться во всевозможные фантазии и ничего не рассказывать. Да, мы обогнали какой-то раритетный лимузин, но ничего странного не заметили.

В сумочке Милентины запел мобильный.

— Алло! Вася?! Всё хорошо, море чудесное. Идём на ужин… Что-о?! Как это случилось? Но, может быть, это ты просто забыл запереть дверь! Нет, я знаю, что ты не человек рассеянный. Что-нибудь пропало? Ничего?! Ну, слава богу! Ах, ножны от кинжала? Их, наверное, сбросила кошка. Поищи под кроватью и будь повнимательней. Целую…

— Что там ещё стряслось? — недовольно буркнул Олег.

— Во-первых, этот Джеймс Кларк снова интересовался моим местонахождением, а, во-вторых, кто-то произвёл обыск в моей квартире. Этот кто-то постарался все вещи вернуть на место, но моего Васю не проведёшь — он примечает каждую мелочь. Попробуй, возьми у него диск — обязательно узнает — положила обратно как-то не так. И, как ни странно, злоумышленник не взял ничего, кроме ножен от кинжала. Если, конечно, они просто не завалились куда-нибудь под кровать. Но самое главное, что этот человек не запер дверь — иногда у нас заедает замок. Мы — то с Васей приспособились, но тот, кто проник в квартиру, по-видимому, очень спешил.

— Единственное, что радует, так это то, что раз нас ищут в Москве, значит, никто не догадывается о том, что мы уже в Абхазии, — заметила Люба. — И они не подозревают, что интересующие их документы уже переданы, куда следует. В общем, по моему мнению, бояться нам нечего. Даже если нас выследят, мы можем рассказать всё, как есть.

— И подставить Геннадия Петровича?

— Мы не будем называть его имя, — вмешался Дима.

— А если нас будут пытать? — испуганно пискнула Оксана.

— Ладно, притормози, — оборвала её Люба. — Про пытки Мила может насочинять в своём детективе, а сейчас прошу не портить мне перед обедом аппетит.

Шведский стол оказался довольно разнообразным. Особенно удались повару супы и выпечка. Даже Милентина не удержалась от искушения и продегустировала почти все пирожки и булочки. После сытного обеда всех разморило, но идти в номер не хотелось — ещё не прошёл первый порыв восторга от встречи с морем. Так что единогласно решили отдыхать на пляже.

Милентина с Любой уютно расположилась в тени зонта, в то время как Олег с Кристиной добровольно “поджаривались” на солнцепёке.

Старшие дамы говорили о работе.

— Ты знаешь, Мила, что в России не две, а четыре беды: дураки, дороги, пьяницы и взяточники. Но как происходит борьба с последними?

— По известному принципу “Хотели как лучше, а получилось, как всегда”.

— И то верно. Преподаватели вузов объявлены взяточниками, но даже статистика показывает, что у большинства руки чистые. Так вот эти честные и невиновные вынуждены жить на зарплату в 200–300 долларов. Но разве сможет нищий относиться к своей работе творчески и с самоотдачей? Нет, он думает только о том, как выкроить время, чтобы заработать где-нибудь в другом месте. И результат всех реформ в сфере образования сведётся к нулю, так как какие бы схемы борьбы с коррупцией не придумывали, качество преподавания будет только ухудшаться.

— Возможно, это и была их цель — капиталистам нужны не образованные интеллигентики, а дармовая рабочая сила.

Сидевший прямо на песке Дима читал вслух предназначенные для Оксаны анекдоты из сборника.

— Ты знаешь, что такое флирт?

— Смутно.

— Это когда девушка не знает, что она хочет от парня, но упорно этого добивается.

— Ты имеешь в виду того мужчину, который уставился на меня в ресторане. По-моему, он из дальнего зарубежья. Грек или итальянец…

— Подумаешь, иностранец! — У них сейчас кризис и безработица похлеще нашего.

— Ты ревнуешь?

— Если бы ты не дала ему повод, он бы не… он бы… Дима осёкся, заметив, что Оксана не слушает его, а смотрит куда-то мимо. Он повернул голову, следуя её взгляду. На покрывале рядом с Милиной ладонью примостилась очень крупная мышь. Она не занималась поиском крошек, она просто дремала в тени.

— Тётя Мила! Возле вашей руки заснула мышь! — шепотом сообщила Оксана.

— Мышь?! — дико заорала Милентина.

Испуганный зверёк какими-то странными прыжками пересёк прибрежную полосу и скрылся в расщелине.

— Ну, зачем ты прогнала её? — возмутился Олег. — Она явно прониклась к тебе симпатией.

— Да, похоже на то, что тебя любят не только твои собаки и кошары, — поддержала мужа Кристина. — Но вообще-то поведение мыши довольно странное, как и она сама — на крысу не похожа, но размер…

— Возможно, что это потомок мышекрыса профессора Иванова, — улыбнулась Милентина.

— Ладно, вы развлекайтесь, а я пойду в номер, — заявил Дима.

— Оксана, вы поссорились? Этого ещё нам не хватает! — возмутилась Кристина.

— Да нет, не поссорились. Просто Дима очень ревнивый. И каждый день повторяет: “Как хорошо, что ты у меня есть!” Уже достал!

— Ты зубы не заговаривай, не успела приехать на курорт и уже даёшь будущему мужу повод для ревности.

— Во-первых, замуж за него я не собираюсь, а во-вторых, этот красавчик пялился не на меня, а на тебя, мама.

— Да-да, я тоже обратила на это внимание, — улыбнулась Люба, — так что волноваться надо не Диме, а Олегу.

— Все вы, бабы, одинаковые: стоит мужику на вас только взглянуть, и вы думаете, что он запал на вас как Ромео на Джульетту. А он, может быть, просто подумал о том, что не плохо было бы затащить эту тёлку в койку.

— Фу, Олег! Как ты можешь так цинично говорить обо мне, — возмутилась Кристина.

— Если тебе не нравится такой вариант, могу предложить другой — этот незнакомец интересуется не тобой, а документами и прикидывает, кого из нас легче будет уломать.

— Да ну тебя, — Кристина замолчала, так как заметила, что к ним приближается тот самый мужчина, о котором только что шла речь.

— Здравствуйте, разрешите представиться… — он не успел закончить фразу.

— Так вы не иностранец? — вырвалось у Кристины.

— Я местный. Меня зовут Иродион Куценба.

Услышав это имя, Милентина побледнела.

— Простите, но у нас нет… у нас нет…

— Не понимаю, о чём вы?

— Всё вы прекрасно понимаете! — у Милентины от страха задёргалось веко.

— Видите ли, Милентина Ивановна — писательница, — выручила подругу Кристина. — К сожалению, она уже раздала все экземпляры своих книг с автографами.

— Жаль, очень жаль. И о чём вы пишите?

— Обо всём, и, в частности, о животных.

— Милентина Ивановна буквально помешана на обезьянах, — Кристина кокетливо поправила волосы. — Это её очередное увлечение.

— В таком случае разрешите представиться. Местный детектив по розыску пропавших животных. Это моё хобби, а в рабочее время я старший уполномоченный УГРО капитан Иродион Куценба. Вы можете ответить на несколько вопросов?

— А что случилось?

— Вопросы здесь задаю я. Насколько мне известно, вы прибыли в Мюссеру на своём транспорте сегодня утром. Скажите, не заметил ли кто-нибудь из вас что-нибудь необычное по дороге?

— Заметили! — сразу же откликнулась Кристина. — Съёмочную площадку, режиссёра, артистов.

— А вам, Олег, ничего не показалось странным как водителю ещё до встречи со съёмочной группой.

— Показалось. На шоссе не было машин, кроме большого раритетного лимузина. Затрудняюсь сказать, что за модель.

— Ну, и…

— Я обогнал его, увеличил скорость. У съёмочной площадки не притормозил, так как мы очень устали в дороге и спешили в отель. Больше никакой информации сообщить не могу.

— Если вспомните что-нибудь ещё, позвоните, — Куценба протянул Олегу визитку и быстрым шагом направился к отелю.

— Кажется, отдых закончился, не начавшись, — вздохнула Милентина. — И эту кашу заварила я.

— Тогда поезжай на экскурсию, например, в Новый Афон, — предложила Люба. — Запись на экскурсии будет в холле перед ужином.

— Я, естественно, выберу прежде всего поездку в обезьяний питомник. А вы?

— Возьмёшь Кристину, а мы с Олегом понаблюдаем за тем, что происходит в отеле. Что касается молодых, пусть развлекаются, как им нравится.

Оксана вошла в комнату и, встав за спиной уткнувшегося в монитор ноутбука Димы, поцеловала его в мочку уха. Парень продолжал поиск, не реагируя на её ласку.

— Дима, ты что?

— Скажи, ты изменяла?

— С чего ты взял? ЭТО ОЧЕНЬ СТАРЫЙ АНЕКДОТ!!!

— Не отнекивайся? Изменяла?

— Ну, это было давно и всего лишь один раз.

— Достаточно и одного. Ты честно скажи.

— С Витькой из одиннадцатого Б.

— Я не об этом! Код доступа изменяла?

— Да, забыла тебе сказать… Ну, а насчёт Витьки ты не сердишься? Это случайно получилось…

— Если ещё раз случится такая случайность, я его убью!

В холле отеля туроператор производил запись на экскурсии. Большинство отдыхающих выражало желание посетить легенду Кавказа живописное высокогорное озеро Рица. Впервые Милентина увидела это окружённое горами чистейшее озеро в десятилетнем возрасте и, хотя про красивейшие оазисы природы, как и великие памятники архитектуры нельзя сказать: “Я это уже видел, и мне не интересно”, она всё же отдала предпочтение обезьяньему питомнику в Сухуми.

— Видите ли, если вам приходилось там бывать в лучшие времена, вы будете крайне разочарован, — с грустью сообщил туроператор, — до войны с Грузией в питомнике было 10 тысяч обезьян, а сейчас всего 300.

— А куда же они исчезли?

— Нечем было кормить, обезьян выпустили на волю и… их использовали в качестве мишеней пьяные солдаты.

— Какой ужас!

— Вам лучше посетить Новый Афон. Доводилось спускаться в пещеру?

— К сожалению, нет.

— Тогда вы просто обязаны побывать там.

— Обязьяна? Почему? — спросила не терпящая никакого насилия Милентина.

— Вы будете потрясены красотами Галереи Каменных Цветов, озера Анатолия, послушаете музыку в самой высокой пещере “Москва”. И к тому же внесёте свой вклад в бюджет нашей маленькой республики — доход от экскурсий в Новоафонскую пещеру составляет его половину.

Милентина купила четыре путёвки на ближайшую среду для себя, Кристины и молодой пары. Неоднократно посещавшая прежде Новый Афон Люба предпочла отдых на пляже в обществе бордосского дога Верна, а Олег взял на себя роль “смотрящего” за тем, что происходит в отеле. Следователь Куценба больше их не беспокоил, и вообще он, кажется, уехал куда-то по своим делам. Новых подозрительных личностей ни Олег, ни Люба также не приметили.

В среду, проводив четвёрку путешественников, Люба отправилась на импровизированный рынок прикупить очень вкусные орешки местного урожая. Что касается других фруктов, то большинство из них по внешнему виду и цене не отличались от импортированного ассортимента столицы. Правда, арбузы и дыни были очень хороши и похоже, без нитратов. К удивлению Любы в том месте, где обычно в это время собирались торговцы фруктами, не было ни души. На все расспросы отдыхающих относительно исчезновения фруктов местные предпочитали не отвечать, от чего любопытство писательницы переросло в навязчивую идею докопаться до истины. Но единственное, что удалось ей понять после многочисленных попыток найти контакт со служащими отеля, были обрывки информации об ограблении садов не то какой-то бандой подростков, не то какими-то голодными животными. Вспомнив о роющихся на помойках лошадях и коровах, последнему обстоятельству Милентина нисколько не удивилась. Удивило её другое — в тот самый момент, когда об этом ей рассказывала продавщица киоска пляжных товаров, в него ворвался мужчина, по-видимому, муж и так грубо наорал на женщину, что о дальнейших расспросах не могло быть и речи. Милентина хотела сделать вид, что хочет купить что-нибудь, например, полотенце, но мужчина буквально вытолкнул её из киоска. Женщина что-то говорила на абхазском, и по тону можно было понять, что она оправдывается перед мужем. Но в чём её вина? Если в том, что она рассказала Милентине о нападении на сады, то гнев мужа по этому поводу совершенно не адекватен.

До ближайшего поселения было несколько километров. Но это обстоятельство не остановило охваченную азартом поиска Любу. На четыре часа пути сил ей хватит, а ленивцу Верну давно пора сбросить лишние килограммы.

Стоявший на окраине посёлка дом выделялся своими габаритами, солидным забором и новым гаражом. И, что самое главное, за забором раздавалось немного странное повизгивание собак. Это не был лай сторожевых псов, скорей всего резвились щенки охотничьей породы. “Ну, раз в этом доме проживает родственная душа”, начнём с него, Люба нажала кнопку звонка.

— Подождите, пожалуйста, немного, — произнёс мужской голос, — я загоню в вольер волчат.

Минуты через три Любу пригласили войти. Хозяин, невысокий мужчина лет сорока-пятидесяти встретил её радушной улыбкой.

— Всегда рад гостям, можете называть меня просто Нодар.

— Люба, отдыхаю с Верном и друзьями в Мюссере.

Нодар галантно поцеловал протянутую руку. Со знанием дела полюбовался мощным догом, но обычно лояльный ко всем собачникам пёс ответил грозным рыком на попытку погладить его по спине.

— Чует, что волком от меня пахнет, — улыбнулся Нодар. — Хотите посмотреть на них?

— Конечно, никогда не видела волков в домашних условиях.

В вольере продолжали играть два среднего размера подростка с равномерно распределённым по шкуре тёмным остевым волосом.

— Это кавказские волки, — пояснил хозяин. — Уважаю этих зверей и не могу понять, почему в сказках волк является олицетворением зла. По моему мнению, волк — это высший символ свободы — вы когда-нибудь видели танцующего на арене цирка дрессированного волка? Вряд ли. Зато танцующего медведя и прыгающего в огненное кольцо царя зверей видели наверняка. Попробуй не прыгни — тут же получишь удар хлыста. А вот волк — это символ бесстрашия — в схватке с более серьёзным противником он предпочитает умереть, но не сдаться. Волк — это символ верности — он никогда не изменяет своей жене и помогает воспитывать детей. Волк — аристократ. Даже голодный зверь не унизится до поедания падали. А вот нападение волков на людей — это миф. Если, конечно, это не бешеный зверь и не защищающая детёнышей волчица. А уж если такое случилось, бежать от волка бесполезно. Прежде всего, надо прикрыть спину — например, прислониться к дереву и зажечь факел. В крайнем случае, если нет огня, размахивать дубинкой и громко орать. Тогда стая может уйти. А одинокий волк на человека не нападёт никогда. Многие, глядя в глаза волка, видят в них зло, а я вижу только презрение к тем, кто собственными деяниями рушит созданный Богом мир.

— А обезьянами вы не интересуетесь?

— Обезьянами? — Нодар вдруг помрачнел. — Разные слухи ходят. Говорят, что какая-то обезьяна крадёт урожай фруктов. Но в мой сад никто не посмеет залезть, так что могу поделиться, чем богаты.

Согласившись принять в дар немного груш, орехов и бутылку домашнего вина, Люба наотрез отказалась от предложения Нодара подвести её в Мюссеру — провожая её, хозяин недвусмысленно подмигнул ей. Да, для пенсионерки она выглядит даже очень неплохо, но это не повод для того, чтобы соглашаться на сомнительные связи. Однако через час ходьбы она пожалела о своей целомудренности — ноги отекли от жары, заболела спина. И ещё мучила жажда. И как это она забыла о том, что всю воду выпили ещё на полпути в посёлок? Люба откупорила бутылку с красным вином, сделала несколько глотков и огляделась в поисках хотя бы какой-нибудь лужицы для Верна. По дну оврага бежал небольшой ручеёк.

— Верн! — окликнула она собаку. — Верн!

Дога нигде не было. Люба спустилась к ручью в надежде, что найдёт его там и вдруг увидела на влажной земле отпечаток гигантской ступни.

Где-то вдали послышался громкий лай, который вдруг оборвался, и наступила тишина. Люба продиралась сквозь заросли туда, где лаяла собака. Ноги не слушались, казалось, она вот-вот упадёт и не сможет подняться. Проклиная себя за то, что не согласилась на предложение Нодара, Люба с трудом перешагнула через поваленное дерево и нос к носу столкнулась с уставившейся на неё обезьяньей мордой. Огромное чудище выросло словно из-под земли. Отбросив в сторону окровавленного пса, оно потянулось мохнатой рукой к Любе. В тот же миг женщина лишилась сознания…

В Новоафонской пещере Милентиной овладело волнительное чувство — вот он параллельный мир, где-то совсем рядом, стоит только сделать один шаг в сторону, и тебе откроется что-то, доступное видению не каждого. Но гид требовал, чтобы туристы следовали за ним гуськом, не отставая ни на шаг. К разочарованию Милентины, посещение Геликтовой пещеры, где она хотела сфотографировать каменный водопад, не планировалось в связи с проводимыми там научными работами.

— А я мог бы провести вас к этому водопаду, вдруг услышала она за спиной мужской голос. Он принадлежал коротенькому невзрачному мужичку с открытым, внушающим доверие взглядом.

— И я хочу посмотреть, — оживилась Кристина.

— К сожалению, мои возможности позволяют пригласить только одного спутника. Вы можете не волноваться — я доставлю вашу подругу к выходу вовремя.

Милентина и коротенький мужчина незаметно отстали от группы и свернули в боковой коридор. Внезапно женщина ощутила, как сзади её обхватили чьи-то сильные руки, кто-то зажал нос пропитанным хлороформом платком…

Очнулась она не в тёмной пещере, а во вполне приличной и даже красивой комнате частного особняка. Из окна открывался вид на зелёные пальмы, за которыми синело сливающееся с небом море. После короткого предупредительного стука в комнату вошла молодая абхазка с кофейным подносом. Из чашки струился неповторимый аромат турецкого кофе. Милентина жадно сделала несколько глотков.

— Где я? Что им от меня надо?

Абхазка прожурчала что-то невразумительное на своём языке и удалилась. Оставшись одна, Милентина выпила одну за другой две чашки кофе и с аппетитом съела слоёный пирожок.

— Ну как, подсластились? — раздался в дверях знакомый голос. — Вы можете не волноваться. Если не откажетесь выполнить мою просьбу, то ни вам лично, ни вашим спутникам ничего не грозит. Вам знаком этот предмет? — мужчина поднёс к её глазам ножны от сувенирного кинжала.

— Не могу ответить на ваш вопрос с полной уверенностью, но, кажется, я купила это в лавке сувениров.

— Но где кинжал?

— Он… — Милентина чуть было сразу не раскрыла все карты, но вовремя одумалась — если ради какого-то дешёвого сувенира эти люди пошли на похищение, значит, не всё так просто. И если она отдаст им кинжал, её могут убить — если эта вещь действительно представляет большую ценность, то свидетели им не нужны. Все эти мысли в доли секунды промелькнули в её мозгу.

— Кинжал находится в надёжном месте. И если со мной что-нибудь случится, вы никогда не получите его.

— Значит, вам всё известно?

— Что вы имеете в виду?

— Кинжал.

— Да, я догадываюсь, что продавщица сувениров случайно продала мне раритетную вещь, стоимость которой во много раз превышает ту, которую я за него заплатила.

— Вы даже не представляете, во сколько раз превышает! Этот кинжал не просто антикварный сувенир, это легендарный чудо-кинжал царя Абхазии Леона Второго — царя, отказавшегося в конце VIII века от протектората Византии. Леон был с детства наделён сверхъестественными способностями, чудодейственной духовной и физической силой. Став царём, он не грабил завоёванные земли, а обустраивал города и храмы, строил крепости, монастыри… Тот, кто станет обладателем чудо-кинжала, многое сможет совершить в этой жизни.

— Значит, на него есть покупатель?

— И не один. Вы получите свою долю.

— На ваше несчастье я просмотрела великое множество детективов, и во всех фильмах от дольщиков стремились избавиться — два выстрела в голову, и делиться ни с кем не нужно.

— Посмотрите мне в глаза? Разве я произвожу впечатление человека, который не отвечает за свои слова?

— У вас действительно очень милое располагающее к себе лицо, но, говорят, что и маньяки-убийцы с виду вполне приличные люди.

Низенький мужчина, кажется, начал терять терпение.

— Я вижу, с вами трудно договориться. Ну, что же, не хотите по хорошему, будет по плохому. — Мужчина грубо подтолкнул женщину в спину и повёл по длинному коридору к люку, ведущему в подвальное помещение. Снизу раздался странный звук, похожий на горестный вздох великана. Мужчина открыл люк и заставил Милентину спуститься на несколько ступенек вниз. Перед ней была огромная клетка из чугунного литья. На деревянном полу сидело огромное мохнатое существо и смотрело на Милентину печальным и одновременно жутким взглядом почти человеческих глаз.

— Нашему гибриду давно не приводили самку. Но, кажется, сегодня, ему повезло…

Низенький мужчина не успел продолжить — снаружи из динамика как гром среди ясного неба прозвучал приказ “Всем выходить по одному! Дом окружён. Сопротивление бесполезно”. Послышался звон разбитого оконного стекла — в дом проникли спецназовцы в закрытых масками лицах. Низенький мужчина выстрелом в сердце уложил мохнатого, ловко связал женщине руки, приставил к её виску револьвер и с криком “Не стреляйте!” потащил Милентину к выходу.

Всё дальнейшее смешалось как в страшном сне. Очнулась она в сильных мужских объятиях — на неё смотрело ставшее за одно мгновение родным лицо Геннадия Петровича.

— Значит, вы всё-таки следили за нами? — прошептала Милентина.

— Да, держал вас под контролем с того самого дня, как вы рассказали мне свою историю и, как оказалось, не напрасно…

— Спасибо…

— Только не говорите “Вы спасли мне жизнь” — звучит как в плохом детективе, — улыбнулся Геннадий.

Послесловие

Пятница. Несколько солнечных дневных часов с отголосками бабьего лета сменил тёмный и прохладный сентябрьский вечер. Только что вернувшаяся с работы Милентина позволяет себе обильный ужин, состоящий, в основном, из овощей, небольшого кусочка запечённой в специях говядины и чая со сладким печеньем. Вместо обычного в её рационе красного сухого — несколько глотков натурального фермерского молока с ложечкой мёда для лучшего сна. Она сидит за столом лицом к двери, выходящей в коридор, в дальнем конце которого на коврике дремлют получившие вечернюю порцию мяса собаки.

В квартире и на лестничной клетке тишина — Вася затаился в своей комнате — слушает новости прошедшего дня или просматривает какой-нибудь эротический фильм Милентина не улавливает голоса из приёмника и телевизора, но, зная Васю столько лет, нисколько не сомневается в роде его занятий. Соседи, по-видимому, ужинают — если бы в коридоре хлопали двери, её собаки обязательно известили бы об этом свою хозяйку.

Но что это? Каждой клеткой своего тела Милентина ощущает чьё-то незримое присутствие. Ей становится страшно. Дрожащей рукой она ставит на стол чашку и всматривается в полумрак коридора. В направлении комнаты по нему передвигается нечто, весьма похожее на большую обезьяну. Короткая шея, типичные очертания головы в профиль, сутулая, почти горбатая спина и длиннющие передние конечности. Нижняя часть тела словно растворилась в темноте, а верхняя, зелёно-голубая, состоит как будто из плазмы. “Последнее время я слишком много думала об опытах профессора Иванова, вот мне и померещилось”, — подумала Милентина и на секунду закрыла глаза. Раздавшийся хор собак заставил её снова взглянуть туда, где только что было видение. Голубая обезьяна приблизилась к гостиной, а сзади её остервенело облаивали псы. Через несколько секунд и обезьяна, и преследовавшая её стая скрылись за полуоткрытой дверью комнаты. Милентина поспешила за ними, сгорая от любопытства, смешанного со страхом. В гостиной не было никого, кроме собак. Значит, померещилось. Она вернулась на кухню и обомлела — кошки словно сошли с ума — одна за другой подбегали к двери в комнату, и в следующий момент кто с шипением, кто с жалким мяуканьем отскакивали назад, будто за дверью притаилась нечистая сила. Милентина вошла в гостиную и обомлела во второй раз — возбуждённые до крайности собаки метались по разгромленной комнате, усеянной обрывками картона, бумаги, словом, всем, что осталось от библиотеки открытого доступа. На секунду ей показалось, что она видит наблюдающую за ними из угла комнаты голубую обезьяну. Сколько раз читала она в произведениях фантастов о том, что концентрированные мысли могут облачиться в реальную мыслеформу. Она не верила, и вот теперь сама стала свидетелем непознанного, которое, хотим мы того или нет, существует и редко, очень редко сообщает о себе тем, кто верит в то, что мы не одни в этом мире.

История 2

Укротитель змей

До Нового года — года Кота-Кролика оставалось тридцать три дня. Милентине казалось, что единственной причиной всех невероятных событий, которые случились с ней поздней осенью, было её острое желание написать необычную книгу о животных. Так было всегда — стоило её начать подмечать какие-нибудь странные и необъяснимые явления, как они яркими вспышками начинали проникать в её повседневный быт, всё сильнее укрепляя веру в непознанное. А потом, когда стечение обстоятельств приводило повествование к концу, она возвращалась из этой сказки к нормальной жизни, в которой её домашние питомцы вели себя, как полагается обычным кошарам. По ночам трёхцветка Шэрон укладывалась Милентине на грудь и нежно мурлыкала. Единственным её отличием от других домашних животных была непреодолимая любовь к сериалам. Стоило Милентине включить телевизор, кошка бросалась к экрану и предпринимала азартные попытки подцепить когтями кого-нибудь из героев. А когда убеждалась в тщетности своих действий, принимала глубокомысленный вид, почёсывала за ушком и приступала к изучению обратной стороны телевизора.

Этот размеренный ход событий изменился в тот день, когда Милентину попросили написать что-нибудь смешное для новогодней стенной газеты. В перерыве между лекциями она быстро набросала текст: “Смех, как известно, бывает разный: здоровый и задорный, язвительный и саркастический, ну, и смех без причины, то есть истерический. Преподаватели кафедры физики от природы люди смешливые, но вот то, что служит для них поводом для веселья, многим нормальным гомосапиенсам понять трудно. Во-первых, смешная зарплата — 10 тысяч рублей. Опуститься ниже она не может — закон не позволяет, и это плюс. Во-вторых, к декабрю месяцу кафедралы с гордостью констатировали, что всероссийская компания борьбы с коррупцией в сфере преподавания их любимой науки в вузе привела к реальным результатам — никаких левых заработков, включая подготовку абитуриентов. В-третьих, приближающаяся к рекордным отметкам зимняя стужа. Отправишься морозным утром в универ, проедешь, во избежание пробок, час, другой в плохо отапливаемой электричке и с радостью вспомнишь любимый с детства рассказ Джека Лондона “Любовь к жизни” — его герои в районе вечной мерзлоты передвигались на собачьих упряжках, и ничего, некоторые выжили. А тут придешь в тёплое здание, съешь в столовой вкусный горячий обед и можно с новыми силами идти читать лекцию, на которой кто-нибудь обязательно да рассмешит. Вот, к примеру, Иванов. На семинаре по физике ещё ни разу не решил уравнение с одним неизвестным, а похвастался, что сложную контрольную по высшей математике написал чуть ли не на пять. А в конце лекции у всех, включая лектора, вдруг запиликали мобильные. Пришло сообщение: “Новость дня! Абонент с вашим номером является кандидатом на выигрыш миллиона рублей. Отправь “Победа!” на 2011. Стань счастливчиком”.

— Мне такие сообщения с предложением участвовать в розыгрыше и получить, как минимум, миллион, приходят каждый день и по почте, — задумчиво произнесла лектор — я уже начала верить в то, что когда-нибудь это действительно произойдёт, — продолжила она под дружный смех аудитории.

И в этот момент радостно запел её мобильный.

— Алло, произнёс голос коллеги. Немедленно бросай всё и срочно оформляй заявление на получение зарплаты за три месяца работы на подготовительных курсах. Это уже не очень смешные деньги. Так что Новый год встретим, как полагается. Да, кстати, я сегодня выяснила, почему лично моя зарплата меньше 10 тысяч.

— И почему же?

— Потому что 10 тысяч — это минимальная зарплата в Москве, а мы выше рангом — находимся в федеральном подчинении. По России минимальная зарплата 4300 ре.

Теперь можно было подумать и о новогодних подарках. На всех, конечно, денег не хватит, но на кафедре было принято сделать пусть маленький, но всё же сюрпризный презент лаборанту Надежде. Надя очень любила животных, но не могла позволить себе купить даже кролика. Так что для Милентины открылась возможность провести приятный вечер в интернете: найти предлагаемого за символическую плату зверька, и, выбрав для него одну из хранившихся на лоджии клеток, подарить Надежде символ 2011 года. А заодно и обновить имевшуюся информацию о стоимости породистых щенков и котят.

К Новому году домашние животные заметно подорожали, и почему-то это особенно касалось померанских шпицов. Если цена не указывалась, это означало только одно: “Дорого”. В более конкретных объявлениях стоимость щенка колебалась от 30-ти до 70-ти тысяч. Поэтому Милентина и не сочла возможным проигнорировать объявление, в котором щенок “поморского” шпица, “девушка” предлагался за 7000 рублей. Поняв, что автор иностранка, она тем не менее послала по указанному электронному адресу своё согласие на приобретение собачки. Ответ пришёл часа через два:

“Привет, друг. Спасибо за электронный почта о моей прекрасной Поморского щенка от чемпиона. Она называется немного Cassie. Ладит с детьми и другими животными. Я нахожусь в западном регионе Камеруна. Люблю Cassie настолько, что она как мой собственный ребёнок. Так что если вы относиться к ней как своё родное дитя, я от всего сердца отдать её вам, никаких сомнений. Она была на моей единственной дочери, но она умерла всего несколько недель тому назад в автомобильной катастрофе вместе с мужем, когда они возвращались из школы. И я не хотел бы видеть Cassie вокруг меня сейчас, потому что она заставляет меня думать о моей дочери и мужа dead. Всё что вам надо платить деньги для её полёта и доставки, которая будет стоить вам всего 7000 рублей. Но обещайте мне, что вы не будете продавать Cassie.

Liza Brown”

Прочитав это письмо, Милентина решила навести справки о Камеруне. Оказалось, что эта расположенная в Центральной Африке страна является родиной пигмеев, по-прежнему ведущих образ жизни диких племён. А в покрывающих большую часть территории тропических лесах на каждом шагу можно встретить крупнейший подвид горилл, королевского питона и множество других млекопитающих, птиц и рептилий. Становилось понятно, что при таком богатстве фауны и одновременно бедности местных жителей вряд ли кто-нибудь проявят интерес к какому-то карликовому шпицу.

Между продавцом и покупателем завязалась оживлённая переписка. Лиза прислала несколько фотографий щенка, по которым можно было убедиться, что собачка действительно хороша — светлопалевая, очень пушистая и, что главное, с удивительно милой мордашкой. В последнем письме Лиза сообщила, что получила в министерстве животноводства все необходимые документы для Cassie и сейчас плачет, упаковывая её игрушки. Она намеревалась отправить щенка ближайшим рейсом, как только получит от Милентины переводом по Western Union 7000 рублей в долларовом эквиваленте. И тут покупательницу охватили сомнения. Она написала Лизе, что готова заплатить за щенка только при его получении. Хозяйка Саманты нисколько не обиделась. Напротив, заверила Милентину, что ей известно о мошенниках в интернете, и поэтому она заплатит за щенка при прямом контакте. Лиза написала Милентине, что считает её прекрасным человеком, что она уверена, что только в её доме Cassie будет счастлива, а в конце добавила, что приготовила для новой хозяйки её любимого щенка особый подарок. Но червь сомнения продолжал подтачивать уверенность Милентины в благоприятном для неё завершении сделки.

“Уважаемая Лиза, мне очень хочется верить вам, но жизненный опыт заставляет проявлять осторожность, тем более что я автор детективов. Дело в том, что сама я дарила дорогих породистых животных хорошим людям, но других, подобных мне, заводчиков, пока не встречала. Возможно, вы прекрасный и добрый человек, но я с вами не знакома. И поэтому могу предположить, что бесплатный сыр может быть только в мышеловке — это русская пословица. Вдруг после доставки щенка с меня потребуют не 7000 рублей, а 7000 долларов? Это обычный трюк местных мошенников. Или щенок окажется старой собачкой — вы сами гарантировали только год здоровья. Возможны и другие варианты, достойные стать сюжетом для детектива. Понимаю и ваши сомнения относительно меня. Однако на кафедре физики Московского строительного университета, где я работаю, вам любой расскажет, как любит животных Колбасюк Милентина Ивановна. И всё же я начинаю склоняться к мысли, что более целесообразно купить щенка в Москве” (раз уж Милентина загорелась желанием приобрести шпица, никакие препятствия остановить её не могли). “Однако если вы развеете мои сомнения, я с удовольствием возьму вашу Касси, если она действительно девочка — у меня суки, и с кобелём будут проблемы. Думаю, что лучше будет доставить её в мой университет в те часы, когда я нахожусь там. О щенке позаботятся лаборанты, пока я читаю лекции, а потом я отвезу его домой. Адрес и время сообщу после ответного письма”.

Оно пришло почти сразу и было очень кратким: “Cassie уже в аэропорту, и о дальнейших действиях Милентину будет информировать Камерунский аэрофлот”. Через полчаса на мониторе появился летящий над зелёным морем джунглей самолёт с сопроводительной информацией о том, что щенок Поморский шпиц Cassie 12-ти недель от роду к полёту готов. Прикинув, что перелёт из экваториальной Африки займёт не менее 5 часов, Милентина занялась своими делами. Но через час всё же не утерпела и снова зашла на свою электронную почту. От камерунского аэрофлота пришло новое сообщение о том, что Cassie по-прежнему находится в аэропорту, так как за её доставку необходимо заплатить 7000 рублей. В связи с тем, что сумма маленькая, её рекомендуется не переводить на счёт аэрофлота, а послать по Western Union на имя некого Джеймса Скотта.

Теперь предположение о том, что она чуть было не стала жертвой мошенников, на 90 % превратилось в уверенность, и Милентина написала Лизе, что отказывается от щенка. В ответ несостоявшейся покупательнице пришло письмо, полное упрёков с использованием нецензурной лексики, и на этом переписка завершилась.

Если бы муж Милентины был в курсе реальных событий, он ни за что бы не согласился на появление в их доме ещё одного питомца, но Вася так верил людям и так проникся горем “несчастной” Лизы, что на щенка из Камеруна согласие дал. Теперь оставалось только воспользоваться этим обстоятельством, снять со сберкнижки последние 30 тысяч рублей и срочно найти похожего на Cassie палевого щенка в Москве за сумму в районе 20 тысяч — остальные деньги надо было оставить на пропитание. Отправив примерно 10–15 заявок, Милентина к вечеру получила только один положительный ответ из подмосковного города Электроугли — заводчица соглашалась продать двухмесячного щенка малого шпица за 23 тысячи.

До возвращения Васи оставалось не больше получаса. Оставив мужу записку о том, что она уехала в аэропорт Домодедово, Милентина села в свой минивэн и через пару часов, простояв из них минут тридцать в пробке, подкатила к воротам солидного особняка. За забором послышался многотональный собачий лай — хозяин вышел встретить гостью. Это был крепкий мужчина неопределённого возраста со здоровым цветом лица, в меру приветливый. Представившись Алексеем Кобриным, мужем заводчицы, он проводил Милентину в просторную, светлую, сверкающую чистотой гостиную, в которой нельзя было заметить ни малейших следов того, что в этом доме находится питомник. Откуда-то сверху раздался звонкий, типичный для шпица лай. По лестнице спускалась заводчица Татьяна с очень пушистой рыжей “лисичкой” на руках.

— Её папа чемпион Европы от американского кобеля, а Лили очень на него похожа. Мы уступили её вам дешево, во-первых, потому, что она самая бойкая в помёте — отбирала корм у других щенков, а, во-вторых, у неё щенячья карточка международной кинологической организации, которая в нашей стране представлена очень небольшим количеством собак. Так что, если вы захотите иметь щенков, советую получить описание Лили на выставке РКФ и заказать нулевую родословную.

— Что значит, нулевую?

— В ней не будут указаны её предки. Но я дам вам копию родословных её родителей. Вы увидите, что там чемпионы Америки и других стран.

— Я могу взглянуть на её мать? Знаю, что птицеобразные собаки после родов лысеют до такой степени, что просвечивает розовая кожа. По этой причине мы не стали больше вязать нашу самоедскую лайку.

— Покажи Алису, Татьяна, — не совсем уверенным голосом произнёс Алексей.

Заводчица снова поднялась наверх и вернулась с премиленькой собачкой с довольно облезлым хвостом, но сохранившей роскошный воротник.

— Это она совсем лысая, ну, совсем! — воскликнул Алексей.

Милентина слегка улыбнулась — она-то знала, что рожавшие суки начинают обильно терять шерсть, когда щенкам исполнится месяца три, а потом долго восстанавливают свою красивую шубку.

После получения документов Милентина положила на стол оговоренную сумму и свою книгу с автографом.

— Так вы писательница?

— Да, и не сомневайтесь, что ваша Лили станет одной из героинь, как и все другие мои животные. Могу я поинтересоваться, что послужило толчком к тому, что вы зарегистрировали питомник? Думаю, что ваш коттедж построен не на деньги, полученные от продажи щенков.

— Я сам построил этот дом. Вообще вместе со своей бригадой я строю коттеджи по всему Подмосковью — это мой основной доход. Но я целиком разделяю страсть своей жены к разведению собак. И не только собак… У нас есть два сервала, выписанных из Кении, есть рептилии… Кстати, вы никогда не задумывались над тем, почему осёл упрямый, лисица хитрая, заяц трусливый, орёл гордый, а змей мудрый?

— Да, действительно. Про первых четырёх всё понятно, но почему змей мудрый? Лично у меня есть две версии. Первая взята из библии: Змей убедил Еву вкусить запретный плод, благодаря чему человеческий род получил познание добра и зла.

— А вторая?

— Во-вторых, во-вторых… ну, потому что у змеи есть очки.

— Вы имеете в виду очковую змею — индийскую кобру?

— Да. Её яд действует мгновенно. Человеком вдруг одолевает сон, мутнеет сознание, а потом наступает паралич. Однако в Индии змей считают священными тварями, и кобры каким-то особым чутьём отличают хозяев и никогда их не кусают. Деревенские дети, вместо куклы или плюшевого мишки, берут в постель живых змей. Мне довелось побывать в Индии во время праздника змей. Центральную площадь небольшого города под грохот барабанов и пронзительное звучание труб заполняли люди. Затем вся толпа двинулась к храму. После ритуального омовения пойманных накануне змей выпустили на улицы и во дворы. Люди приветствовали их, осыпали лепестками цветов, угощали молоком, топлёным маслом, поджаренным рисом, яйцами, кусочками мяса, жёлтым имбирём и благодарили за спасение урожая от грызунов. Праздник продолжался до глубокой ночи. Многие брали змей в руки и даже набрасывали себе на шею. И, как ни странно, в этот день змеи никого не кусают.

— Признаюсь вам, что всё, о чём вы рассказываете, мне хорошо знакомо. Всё началось ещё в Афганскую войну. До того времени я считал змей безмозглыми, вредными и противными тварями. Однажды мы попали под массированный обстрел душманов. “Если успеть добежать до груды больших камней, то будет шанс пережить атаку” — вслед за этой мыслью я сделал бросок и в несколько прыжков оказался за валуном по соседству со скопищем небольших змей. Судя по всему, это был молодняк, но матери поблизости я не увидел. В вещевом мешке у меня был кусок хлеба. Я разбросал крошки подальше от камней, чтобы выманить змей, а затем спрятался за укрытием. Потом несколько раз навещал их — хотел посмотерть на мать, но, по-видимому, она погибла. Это обрекало выводок на голодную смерть, и я стал подкармливать змеёнышей. Но вот наступило время демобилизации. В часть за нами должна была прийти машина и доставить нас на аэродром. Я решил, что успею до отъезда навестить змеиное логово — понял, что успел привыкнуть к ним, что в этой каменной пустыне они стали для меня частью живой природы. Накормив подросших друзей, я уже собирался уходить, когда из-за камня выползла огромная змея. Я остановился и замер как вкопанный, не в силах даже пошевелить рукой. А змея тем временем обвилась вокруг ног, затем вокруг тела и, наконец, змеиная голова оказалась на уровне моих глаз. Так продолжалось два часа. Потом змея отпустила меня и снова скрылась за камнем. Я вернулся в часть и, к своему ужасу, обнаружил, что за время моего отсутствия всех вырезали душманы. В живых остался я один.

И тому, что у меня есть хорошая семья — любимые и любящие жена и сын, я также обязан змее. На этот раз не реальной, а приснившейся во сне. Случилось это в лихие девяностые. Тогда каждый выживал, как мог — на каждом углу маги, предсказатели, гадалки. Люди вступали в партии и секты, толком не понимая, кто и куда их направляет. И вот в такое смутное время мы с Татьяной всё же решили закрепить наши отношения официальным браком. Свадьбу сыграли скромную, но душевную. Зная о моём интересе к змеям, друг подарил нам живого питона, но мы решили забрать его позже — в качестве свадебного путешествия собирались съездить к брату в Евпаторию. И вдруг Татьяна заболела. У неё начался жар, тело покрылось сыпью. Пришлось вызывать скорую. Жену отвезли в хорошую больницу — я отдал половину суммы, отложенной на поездку в Крым. Вскоре Татьяне стало лучше, анализы не показали никаких серьёзных отклонений от нормы, но её почему-то не выписывали. И вот однажды она рассказала мне, что всем в её палате одновременно приснился один и тот же сон — больные увидели могильный крест, тела женщины и мужчины и лежавшую рядом с ними змею. И тогда я вспомнил о случае, что произошёл со мной в Афганистане и подумал, что сон вещий, и змея предупреждает о чём-то дурном. Я решил, что потребую, чтобы Татьяну немедленно выписали. В тот момент, когда я уже был готов ворваться в кабинет главврача, оттуда донеслись голоса. Я задержался у двери. Слух у меня хороший, и, хотя говорили почти шёпотом, смысл сказанного я смог разобрать, и от услышанного у меня волосы встали дыбом. Врач убеждал, по-видимому, медсестру в том, что обратной дороги у неё нет, и ей придётся исполнить своё предназначение — сделать то, что хотят от неё высшие силы. Я понял, что женщина и сам доктор являются членами какой-то секты и напряг слух. Медсестра плакала и говорила, что не понимает, почему здоровых людей надо убивать, а совсем больных оставлять жить. Но доктор возражал, что жизненная сила практически здоровых, но никчёмных и не приносящих пользу людей, перейдёт с помощью всё тех же высших сил к людям, чья смерть стала бы большой потерей для общества. Дальше я слушать не стал, вернулся в палату, схватил жену в охапку и отвёз домой. На другой день мне позвонили и попросили дать расписку в том, что я забрал жену под свою ответственность. Пришлось заехать в больницу. Так я узнал, что ночью от сердечного приступа умерла ещё совсем молодая женщина, соседка Татьяны по палате. Как мне потом сказала жена, на сердце она никогда не жаловалась. Я заподозрил, что речь идёт о торговле органами, но в то время трудно было решить, кому можно сообщить о своём подозрении — не известно, какие люди крышевали эту преступную деятельность.

Время тогда было тяжёлое. Я только что собрал бригаду строителей, и мы начали свой нелегальный бизнес с того, что сделали пристройку к дому родителей жены, в котором временно проживали и сами. Вскоре, однако, посыпались заказы — не на строительство элитных коттеджей, а на приведение в божеский вид деревенских домов. Один выходец из Узбекистана скупил их вместе с участками по бросовым ценам, понимая, что в дальнейшем они принесут неплохой доход. И действительно, сдавал их, в основном, чеченцам, и на жизнь не жаловался.

— А что стало с питоном?

— Не торопитесь, придёт время — расскажу. Это был тигровый питон — альбинос. Красавец! Рисунок ярко-ярко жёлтый. Эти удавчики длиной более трёх метров выведены в неволе и не приспособлены к жизни в дикой природе — нет у них “маскировочного халата”. Зато отличаются спокойным, добродушным характером. Наш Федя любил, когда его брали на руки, ложился на плечи, как воротник, но никогда не пытался придушить или покусать хозяев, хотя зубки у него были длиной чуть меньше полутора сантиметров. Кормили его раз в две недели, в основном, крысами, иногда курами или голубями. Много места он не занимал. Я сам построил для него террариум размером 2,4x1?2, закрепил там довольно толстые ветки, термостат для поддержания температуры в районе 27-ми градусов, поставил большую поилку. Так что уход сводился, в основном, к обрызгиванию террариума и самого Феди тёплой водой для увлажнения. Но как ни пытался я обнаружить в маленьком мозгу питона хотя бы крупицы интеллекта, ничего интересного подметить так и не удалось.

А тем временем мы с Татьяной продолжали обсуждать подслушанный мной разговор в больнице. После смерти той женщины, которая оказалась одинокой беженкой из Таджикистана, там скончались ещё двое молодых бомжей. Странным было то, что такие люди попали в больницу, за пребывание Татьяны в которой я заплатил немалые деньги. Посоветоваться я мог только со своим другом детства Колей. В то время работал старшим оперуполномоченным в Управлении внутренних дел города Воскресенска. Так что в один из выходных я поехал навестить своих родителей, а заодно и поговорить с Николаем. К великому удивлению, он отнёсся к моему подозрению крайне скептически. Разговаривал со мной чуть ли не официальным тоном. Сообщил, что в России принят федеральный закон о трансплантации органов и тканей человека, запрещавший любые формы торговли органами, и чёрный рынок этого бизнеса в нашей стране отсутствует — нет ни одного доказанного преступления по незаконной пересадке органов.

Я остался неудовлетворённым нашей беседой — в прессе проскальзывали сообщения, о том, что к трансплантации органов проявляет интерес криминал, что на Украине ежегодный оборот занимающейся торговлей почками мафии составляет более десяти миллиардов долларов. И действительно, в Западной Европе были пациенты, готовые заплатить за одну почку до 200 тысяч долларов. Но Николай настойчиво советовал мне не обращаться со своими подозрениями в правоохранительные органы, и я решил последовать его совету, тем более что и у меня рыльце было в пушку — фирму в то время я ещё не зарегистрировал, так что налоги не платил. Оставалось только обратиться к журналистам оппозиционной прессы. Меня внимательно выслушали, пообещали не сообщать в газете моё имя и вообще написать статью таким образом, чтобы никто не смог заподозрить, что источниками информации являемся мы с Татьяной.

Статья вышла через неделю. Я выкупил с десяток номеров газеты с тем, чтобы переслать их главному подозреваемому, начальнику УВД, мэру и ещё ряду лиц, которых подобная публикация не должна была оставить равнодушными. Я по-прежнему так переживал случившееся, что если бы в этой больнице что-нибудь сотворили с моей Татьяной, я бы камня на камне там не оставил. Бросало в дрожь при одной мысли о том, что могло бы произойти, не подслушай я тот разговор. Но теперь мне казалось, что я сделал всё, что было в моих силах, чтобы пресечь преступную деятельность, и я успокоился.

И вот однажды, когда поздним вечером я включил единственный в наших апартаментах телевизор, чтобы послушать новости — Татьяна весь день смотрела какую-то мыльную оперу и не подпускала меня к источнику информации, в конце сообщили о том, что в подъезде своего дома застрелен главный редактор той самой газеты, которая дала ход моим материалам.

— Неужели всё это продолжается и теперь? — взволнованно произнесла Татьяна.

— Ты имеешь в виду торговлю органами? Не думаю. Могут быть десятки других причин заказного убийства, учитывая его профессиональную деятельность.

Больше к тому разговору мы не возвращались — я был очень загружен по работе, а Татьяна с утра до вечера занималась нашими питомцами. Федя теперь иногда выползал из террариума и пропадал дней на десять, а потом вдруг неожиданно появлялся — падал откуда-нибудь сверху прямо на плечо. Я относил питона в его логово и предлагал еду, но Федя не проявлял к ней особого интереса. Сначала мы думали, что он заболел, а потом решили, что он “мышкует” — в доме водились мыши. Я по-прежнему считал его пустоголовой тварью, но однажды так случилось, что Федя спас мне жизнь.

У меня был срочный заказ, и каждый день в семь утра я отправлялся на строящийся объект. Но однажды ко мне приехали родственники из Евпатории, и я решил предупредить своего зама Серёгу, чтобы в тот день он взял на себя всё руководство строительством. Трубку взяла его жена. Из её сбивчивого рассказа я понял, что ночью у Сергея случился сердечный приступ, и его на “скорой” отвезли в больницу, ту самую… Жена сообщила, что Серёга сейчас в реанимации, но написал ей записку, в которой уверял, что всё будет нормально. А медсестра, в подтверждение его слов, попросила принести для больного йогурт и фрукты.

Пришлось мне извиниться перед родственниками и уехать на весь день на объект. Вернулся я поздно, и по Татьяниному лицу сразу понял, что что-то случилось.

— Сергей умер. Инфаркт.

— Какой инфаркт?! Его отвезли в больницу, поместили в реанимацию и, вместо того, чтобы принять меры, довели до инфаркта?! Да ты понимаешь, что тут дело не чисто?! Серёга здоровый мужик. Ну, перетрудился малость…

— Ты думаешь, что дело опять в органах?

— Уверен! Я сейчас поеду к этому людоеду и…

— Что ты сможешь с ним сделать?

— Я его убью!

— А сам сядешь лет на десять. Остынь. Лучше расскажи о своих подозрениях…

— Кому рассказать?! Опять какому-нибудь честному журналисту? Ты забыла, что стало с тем, кто решил разворошить этот гадюшник?

Татьяна не смогла остановить меня. Я знал адрес главврача и, хотя время было позднее, сел в машину и отправился к нему. Во мне всё кипело, и я действительно готов был на физическую расправу. Но доктор обращался со мной так вежливо, так убедительно доказал, что инфаркт произошёл вследствие закупорки одной из коронарных артерий, что врачи сделали всё, что было в их силах, что я почти поверил ему. Чтобы рассеять сомнения, я подкупил врача “скорой”, на которой Сергея отвезли в больницу, и попросил его сделать для меня копию его электрокардиограммы. Сумму предложил не маленькую, и он с радостью согласился помочь мне. Но уже на следующий день врач сообщил, что на месте электрокардиограммы не оказалось. Не удалось ему выяснить и причину её исчезновения.

В ту ночь заснуть я не смог. Бродил по дому, выкурил две пачки сигарет, но никакого плана действий в моей голове не рождалось. В конце концов, я не придумал ничего лучшего как напиться. А потом позвонил главврачу. Разговаривал с ним так круто, что чувствовал, как у него поджилки трясутся. Довольный тем, что удалось хотя бы запугать эту мразь, я, не раздеваясь, завалился спать в гостиной на диване.

Проснулся я от сдавленного крика. Когда я протёр глаза, мне показалось, что я вижу сон — в двух метрах от дивана стоял мужик с маской на лице. А мой Федя кольцами обвивался вокруг него. Задушить взрослого человека он, конечно, не мог, но напугал здорово. К счастью, я вовремя заметил в его руке револьвер. Помедли я хотя бы секунду, он бы изловчился и выстрелил в питона. Но перевес сил был явно на нашей с Федей стороне. Я оглушил киллера ударом по голове, испуганный змей быстренько сполз на пол и спрятался в каком-то укрытии. А потом я позвонил в ФСБ, и, как видно, не напрасно. По-видимому, дело взяли под контроль — через неделю главврач и его подельники были арестованы. Ну, не буду вас задерживать — забирайте щенка и не забывайте нас.

— Скажите, где можно быстро поймать такси? Дело в том, что мой муж считает, что этот шпиц прибыл в Москву из Камеруна, и я уехала за ним в Домодедово. По времени я должна быть дома не позднее, чем через час.

— Нет проблемы — я сам отвезу вас.

— Спасибо.

Милентина прижала к груди маленький рыжий комочек, который разглядывал её с удивительно осмысленным выражением миленькой мордашки. И ей даже показалось, что, когда они садились в машину. Лили — Касси хитро подмигнула своей новой хозяйке.

История 3

Шпиц редкого окраса

Необычная история этой собачки — представителя, казалось бы, одной из самых симпатичных и жизнерадостных пород стала отголоском другой, кровавой и страшной. События пришлись на тот период в Российской истории, который многие свидетели помнят как время пробуждения из долгой спячки, время хаоса тотальных свобод и одновременно радужных надежд, то есть период с 1985-й по 1991-й.

Милентина не раз ловила себя на мысли, что тогда ей было интересно наблюдать, как простые и не очень простые люди проявляют виртуозную изобретательность — кто ради выживания, а кто ради обогащения. Переходишь, к примеру, железнодорожный мост и в процессе движения можешь приобрести за копейки вполне приличное пальто, модные очки с диоптриями, персидского котёнка, парное козье молочко, дары приусадебного участка или морскую свинку. Интересно, как в кино. А теперь и на мостах, и на улицах порядок — ни бабушек, ни торговых палаток, но при этом перед бедняками опустили занавес, не позволяющий им проявить инициативу в меру своих сил и здоровья, чтобы просто выжить. Милентина хорошо помнила, как однажды, оставшись без копейки, она выбрала в своей библиотеке с десяток интересных книг и, прихватив с собой раскладной столик, расположилась в двух шагах от своего дома. Через час, другой она уже смогла посетить продовольственный магазин, где прикупила и бутылочку красного сухого. А теперь, если срочно понадобятся деньги, не всегда сможешь снять их с карточки — банкоматы то и дело не работают по техническим причинам. А если на карточке зеро, то затягивай туже пояс.

В году 19… впрочем, дата не имеет значения, она, проведя неделю в потрясающем воображение городе исторических памятников Самарканде, ехала на поезде в столицу Узбекистана. Это был период наплыва туристов и, соответственно, проблем с билетами. Но ей повезло — сердобольная проводница пустила её в вагон и посоветовала уговорить одну русскую бабусю, которая заняла с двумя внучками и королевским пуделем всё четырёхместное купе, уступить ей хотя бы верхнюю полку. На бабушек Милентина всегда умела произвести самое благоприятное впечатление, но эта оккупантка оказалась крепким орешком. И всё же под натиском красноречивой молодой женщины ей пришлось уступить — подкупило бабушку то, с какой искренностью Милентина отпускала комплименты её девчушкам и собаке. Правда, на счёт последней она несколько покривила душой — чёрный пудель был очень красив, но породе соответствовали разве что шерсть и висячие уши. А глаза… глаза были волчьи и взгляд такой., что мурашки по коже пробегали. И морда длинная и зубастая как у русской борзой.

Старушка оказалась неразговорчивой, и в купе царило тягостное для Милентины молчание. Только однажды обратилась к ней попутчица с просьбой, и просьба эта заключалась в присмотре за детьми, пока бабушка покупает для них фрукты на промежуточной станции. Немного странным показалось Милентине то, что пожилая женщина, оставляя уже вполне самостоятельных близняшек всего на десять-пятнадцать минут, настойчиво попросила её не покидать купе ни на секунду, пока она не вернётся. А если вдруг приспичит, запереть дверь на ключ.

И надо же было такому случиться, что именно в этот короткий период времени начался у Милентины приступ мигрени, и она была вынуждена обратиться к проводнице за таблеткой анальгина и стаканом воды. Отсутствовала Милентина всего минут пять, и в тот момент, когда она выходила из купе проводницы, вагон сотрясся от дикого крика. Кричал мужчина, произнося какие-то, по-видимому, ругательные слова на непонятном Милентине языке. Ему вторили детские голоса. Возле её купе толпились пассажиры. Чуя недоброе, она, расталкивая толпу, открыла ключом дверь и обомлела — на полу лежал истекающий кровью парень в узбекском халате, а чёрный пудель со свирепостью дикого зверя грыз и ломал его ногу.

— Палку! — заорала Милентина, — найдите палку.

— Вот, возьмите, — пробормотала проводница, протягивая ей швабру.

Милентина попыталась просунуть её в пасть, и это ей удалось. Собака выплюнула ногу, как надоевшую кость и, схватив палку, повернула к Милентине обагрённую алой кровью морду и уставилась на неё своим жутким взглядом. Но через секунду-другую пёс уже нисколько не походил на страшного хищника. Выпустив из зубов палку, он лизнул ладонь женщины и слабо вильнул хвостом. Но едва Милентина попыталась помочь раненому, он тут же пресёк её действия грозным рыком. Вынести пострадавшего удалось только после появления бабуси.

Состав был, конечно, остановлен, к месту происшествия прибыли наряд милиции и “скорая”. К удивлению пассажиров, бабушку не задержали и, более того, после предъявления паспорта и ещё какого-то документа, её с почтением препроводили в другое купе. Милентине же пришлось довольно долго дожидаться в коридоре, пока будут удалены следы крови.

— Вы знаете, этот мужчина — известный вор, так что старая женщина не виновата, — поделилась с ней проводница. — И кто бы мог подумать, что с виду мирная собака раздолбит ему кость так, как будто нога его попала в тиски.

— Действительно, поразительно — на такое неспособны и сторожевые псы, — кивнула Милентина.

— Я тут подслушала разговор бабушки с милиционером, — загадочным шепотом известила её проводница, — собака эта на самом деле не пудель, она из секретного спецпитомника КГБ. Они там выводят гибридов, способных справиться с любым противником.

Наши дни

Милентина пребывала в состоянии, близком к нервному срыву. И не из-за того, что произошло в мире её маленького зоо — всё необычное, не поддающееся рациональному объяснению, напротив, всегда тонизировало её. В унылое настроение Милентину привела ситуация с преподаванием физики как в школе, так и в университете. Прежде её коллега Люба любила повторять, как она благодарна отцу, доктору физико-математических наук, за то, что она выбрала такую хлебную профессию, как преподавание физики и математики — всегда находились желающие брать частные уроки. Но вот теперь, когда физику начали вытеснять как из школы, так и из технического вуза, Милентина, как и многие другие преподаватели, перестала получать удовлетворение от своей профессии. И занялась теми, о ком мечтала с раннего детства — домашними животными.

Однако теперь, когда дом Милентины превратился в райскую конуру для совместного проживания людей и зверей, она даже в минуты стресса не заходила на сайт о продаже животных, который прежде отвлекал её от мрачных дум — опасалась, что не устоит и купит кого-нибудь ещё. Каждый вечер Вася заглядывал в её комнату и, расплывшись широкой улыбкой, произносил: “Райская идиллия” — Милентина возлегала посреди широкой кровати, а обложившие её со всех сторон питомцы смотрели на хозяйку взглядом, полным обожания. “Но это рай для тебя, а для меня скорее ад”, — продолжал Вася и в конце монолога добавлял традиционную фразу: “Радуйся, что нашла такого мужа — кроме меня, никто не смог бы прожить с тобой и года”.

В тот субботний вечер погода была мерзкая — на город обрушился ледяной дождь, под тяжестью ледяных корок ломались крупные ветви дервьев, падающие с крыш глыбы с грохотом крушили застеклённые лоджии, с трудом скользили по превратившемуся в каток шоссе обвешанные сосульками автомобили, обрывались провода электропередач, в аэропортах, в связи с нелётной погодой, томились тысячи пассажиров, людям не рекомендовали выходить из дома. В такой ситуации Милентина всё же зашла на сайт avito ш. В верхней части, где размещались VIP объявления о продаже шпицов, составленные по все правилам профессиональной рекламы, красовался большой белый с черными ушами кролик, из-за которого выглядывал не менее ушастый черноухий совсем не пушистый щенок, больше похожий на китайскую собачку, чем на шпица.

— Ну что за люди! — возмутилась Милентина. — Такую собачку надо предлагать в дар, а они просят за ней 30 тысяч! То ли дело моя Лиля! Роскошная красавица, а заплатила за неё 23.

Под фотографией было размещено довольно длинное объявление:

Бывает Чудо разное

И жёлтое, и синее

Бывает Чудо красное

Красивое-красивое

Бывает Чудо в крапинку

В полосочку, в линеечку

А это Чудо — лапонька!

А это Чудо — девочка

Кто хочет в жизни радости,

Любви и понимания

На Грушеньку-игрушеньку

Пусть обратит внимание

Жизнь заиграет красками

И искрами расцветится

Счастливым самым станет тот

Кто с эти чудом встретится

Далее следовало сообщение, что в настоящее время щенок находится в линьке, и поэтому возможен торг.

Стихи Милентине понравились, но, по её мнению, никто, находящийся в здравом уме, не станет платить и половину указанной суммы за лысого шпица, пусть и редкого окраса пати-колор (чёрно-белого). И всё-таки она не удержалась и позвонила заводчице. Женщина назвала своё имя — Марья Михайловна Нестерова — и высокомерно добавила: “Если вы разбираетесь в шпицах, вы, наверняка слышали обо мне”. Что касается щенка, Марья Михайловна заявила, что его братьев и сестёр она продала в среднем по 80 тысяч, так как у них уникальный отец, и от такого производителя не могут получиться плохие щенки. В тот же день заводчица прислала Милентине его фотографию. Пёсик был просто невероятно красив — меховое белое чудо с маленькими чёрными ушками. Если бы была надежда, что щенок в линьке когда-нибудь станет хотя бы наполовину так красив, как его отец, Милентина, не раздумывая, купила бы его.

В воскресенье погода немного улучшилась — вместо ледяного дождя моросил мелкий снежок, установилась комфортная температура: 5–7 градусов по Цельсию. Однако все стоявшие во дворе автомобили, включая минивэн Милентины, покрылись толстой коркой льда и, вопреки ожидаемым предновогодним пробкам, шоссе можно было легко перейти даже на красный свет.

Несмотря на все уговоры, осторожный муж Млентины наотрез отказался выходить из дома до самого понедельника, когда, хочешь — не хочешь, придётся ехать на работу. Встав, как обычно, в пять утра, Милентина накормила, выгуляла своих питомцев и, пообщавшись с ними по душам, приступила к чтению книги с интригующим названием “Золотоискатель”, автор которой Леклезио получил в 2008-ом Нобелевскую премию в области литературы. Вот уже 50-ая страница, 100-ая, но герои так и не приступили к обещанным в аннотации поискам клада знаменитого пирата. Зато какое описание природы! “Здесь (на острове Маврикий) шум моря прекрасен, как музыка. Ветер гонит волны далеко-далеко, и там вдали они разбиваются о коралловый постамент, я слышу каждое биение в скалах, каждый порыв в воздухе. Горизонт словно стена, которую силится пробить море. Временами взметается ввысь сноп брызг и снова падает на рифы”.

Да, неплохо было бы искупаться в тёплых морских водах в январские каникулы! Но так как желания Милентины не соответствовали её возможностям, ничего не оставалось, как выпустить пар на Птичьем рынке. “Только не покупайте там никого! Ни в коем случае!” — предупредила знакомая владелица четырёхмесячного ирландского сеттера. — “Дочка приобрела на Птичке лабрадора, очень красивого и внешне как будто здорового, а через три дня щенок умер — реального ветеринарного контроля на рынке нет”.

За то время, что Милентина не наведывалась в этот огромный зоомагазин, многое изменилось. Павильон со всех сторон окружали торговые ряды гигантского оптового рынка, и никто не мог объяснить, как же прорваться сквозь заваленные зимней одеждой и новогодними сувенирами лавки к тому месту, где можно увидеть зверушек. Проплутав с полчаса, Милентина, наконец, оказалась у входа в отсек “Собаки”. Дежурившая возле него перекупщица вела переговоры с дамой, решившей сдать ей щенков шпица из разных помётов. Увидев первого малыша, Милентина вздрогнула — крохотный комочек померанца не больше, чем месяц с небольшим отроду, умещался на ладошке. По всему было видно, что оторванный от матери щенок ещё совсем не приспособлен к самостоятельной жизни. У него был необычный окрас, обещавший в будущем стать насыщенно красным.

— Я куплю его! — воскликнула Милентина, понимая, что тем самым спасёт кроху от гибели.

— Ну, вы хозяйка, вам и решать, — вмешалась перекупщица, обращаясь к даме, — но одного белого, пусть он и пати-колор, я у вас не возьму. — Красного можно подрастить и выгодно продать, а кому нужен ваш лысый?

Только сейчас Милентина заметила, что из-под воротника шубы на неё смотрит тот самый щенок из рекламы — Грушенька-игрушенька.

— Куплю двоих, — удивляясь себе, — пролепетала Милентина.

— А у вас денег хватит? За померанца прошу двадцать тысяч, за чёрно-белого — девятнадцать. Вы не смотрите на то, что он лысый, — это линька. А отец его чемпион, — дама достала фотографию, на которой вытянулся в стойке роскошный белый кобель с чёрными ушами.

— У меня в кошельке 35 тысяч и сто рублей, — пробормотала Милентина. Это была вся её зарплата вместе с новогодней премией за рейтинг.

Немного подумав, дама кивнула в знак согласия.

— Я бы хотела оставить сто рублей на обратную дорогу — из-за гололёда приехала общественным транспортом, — робко попросила Милентина. В глубине души она понимала, что совершает глупость, что эти щенки ей совершенно не нужны, но Груша смотрела на неё таким тоскливым взглядом, словно хотела сказать: “Долго придётся мне мыкаться по чужим людям, а, если не оправдаю ожидания и не обрасту, как положено шпицу, так и вовсе выкинут на улицу”.

— Нет, я не могу их взять, — опомнилась Милентина — у меня дома целый зверинец.

— А я вижу, что вам хочется, чтобы они вошли в ваш дом, — улыбнулась — дама. — Я несколько раз была в Штатах и консультировалась там у известного психоаналитика. Он рассказал мне одну поучительную историю. Жил-был в штате Коннектикут очень больной миллионер. С каждым днём он терял вкус к жизни, впадая во всё более глубокую депрессию. Наконец, он решил продать свой бизнес, так как ничего, даже деньги больше не интересовали его. И вот что посоветовал ему психоаналитик. Он попросил своего клиента вспомнить, были ли когда-нибудь, может быть, в детстве, у него желания и стремления, которые он так и не реализовал. Оказалось, что были — мальчик мечтал стать флейтистом. Но родители отговорили его от карьеры музыканта — бизнесом занимались они, их отцы и их деды. Так что дело должно было перейти в руки сына. И тогда психоаналитик посоветовал ему вернуться к своей детской мечте. Миллионер открыл благотворительную музыкальную школу и начал принимать активное участие в жизни её учеников. Постепенно он забыл о своих болезнях и почувствовал себя счастливым — его дело приносило ему средства, которые он мог использовать в той сфере, которая действительно привлекала его.

Милентина достала кошелёк. Вот эту маленькую можно взять, но ту подрощенную и лысую… нет, она проявит твёрдость и купит только одного щенка. И вдруг она снова поймала взгляд Груши, взгляд, от которого заныли нервные окончания. Подобное чувство Милентина испытывала только тогда, когда смотрела в глаза волку. Тогда ей казалось, что этот взгляд прокладывает невидимую дорожку в какое-то иное измерение. И взгляд Груши не был взглядом просто маленькой собачки. Это был взгляд создания, сердце которого разрывалось от переполнявших его эмоций, опасений, страхов. Это была не собака, это было существо, обуреваемое так понятными Милентине человеческими чувствами. Открыв кошелёк, Милентина протянула заводчице 35 тысячных купюр. Та суетливо пересчитала их и быстренько ретировалась, словно догадываясь, что покупательница вот-вот выйдет из состояния гипноза и откажется от щенков.

Милентина очнулась уже в метро, когда кто-то из пассажиров, глядя на Грушу, заметил: “Какая хорошенькая дворяночка!”

— Это не дворянка, а немецкий шпиц пати-колор, — обиженно отреагировала Милентина.

— Шпиц?! Никогда не видел лысого шпица.

— Она ещё обрастёт — её отец чемпион.

Милентина встала и направилась к выходу. Только сейчас она осознала, какую глупость совершила — в кошельке 100 рублей, на банковской карточке не больше 5 тысяч, которые придётся потратить на животных, а впереди Новый год. Она отчётливо представила, как придёт домой, и Вася, выкатив глаза, зашипит: “На меня не рассчитывай, в новогоднюю ночь закусывать будешь шпицами”.

В прихожей Груша забилась в угол и замерла, втянув в плечи черноухую головку. В дверях своего кабинета показался Вася. Милентина сжалась в ожидании упрёков, криков, брани.

— Прости меня, я признаюсь, что сошла с ума.

— Если осознаёшь свою ошибку, значит, не сошла — сумасшедшие никогда не признаются. Но не понимаю, зачем ты это сделала?

— Ну, купилась на дешевизну — пушистые щенки пати-колор стоят 60 тысяч. И жалко её.

— Да, действительно, жалко. Она уже привыкла к тому дому, и не понимала, зачем её везут на рынок, отдают чужой тёте. Бедная собачонка! Но, скажу тебе, — девять собак в доме это уже перебор. Нам вполне хватило бы семи.

Милентина с трудом сдержала улыбку — ещё совсем недавно Вася грозился выставить её за дверь, если она принесёт в дом любую зверушку.

Но вот наступило время выводить Грушу в свет — она была единственным шпицом Милентины, который мог похвастаться громкими титулами всех предков. Не то, что красная малышка Лиза. Собачка выросла с напёрсток и могла бы произвести фурор, но родословной у неё не было вообще. По правде говоря, для Груши Милентина рассчитывала только на оценку “Очень хорошо” — она пошла в мать, белого немецкого шпица, заметно отличающегося от квадратненьких с короткой мордочкой и набивной шерстью померанцев — белые шпицы больше походили на маленьких самоедских лаек. И это в лучшем случае. Вообще Милентине казалось, что, несмотря на VIP-родословную и клеймо, здесь замешан папильон — окрас у Груши был такой, какого не встретишь больше нигде: два симметричных, разделённых белой проточиной черных пятна на мордочке, белый хвост, а шерсть на туловище типа как у кошек окраса шиншилла: у основания волос чёрный, а конец белый, от чего пятна выглядели как чёрные прожилки мрамора. И уши какие-то не такие — большие и широко расставленные. В интернете Милентина прочитала, что утверждённого стандарта пятен у двухцветных шпицов нет, а в Штатах, где и вывели такую разновидность окраса, вообще приветствуется любой новый вариант.

Но именно из-за него заметно растерявшаяся судья и забраковала Грушу, во избежание подозрения в недостаточной квалификации. Или же не хотела подводить клуб, выдавший документ на щенка сомнительного происхождения. Так что из плана вязок собачка выпала.

Расстроенная Милентина в сердцах помянула недобрым словом заводчицу Груши, которая обвела её вокруг пальца как последнего лоха, исходя из принципа “не обманешь — не продашь”. Однако она была скорее оптимистом. А, как известно, оптимисты отличаются от пессимистов тем, что последние считают, что все люди врут и надувают друг друга, а оптимисты считают, что не все. К тому же Груша была всё-таки собачкой необычной и, по отзывам прохожих, очень симпатичной. Так что Милентина немедленно приняла решение купить для своей питомицы производителя — белого шпица. Так в доме появился ещё один щенок — трёхмесячный кобелёк по кличке Юлиан или просто Юлик.

Первые два дня щенок провёл в клетке и, когда Милентина уже потеряла надежду на то, что муж заметит его присутствие, пришлось сознаться во всём. Но щенок был настолько мил, что устоять перед этим снежным клубочком с чёрными глазками-пуговками не было никакой возможности, и Вася, как ни старался, не смог скрыть своего восхищения. И даже поверил в то, что с помощью будущей супружеской пары Юлика и Груши Милентина поправит своё материальное положение — пусть у щенков не будет родословной, зато продавать их будет легче — за 10 тысяч беленького малыша купят и без документов.

Поняв, что её не только не отдадут, несмотря на брак по экстерьеру, но даже будут использовать в качестве производителя, Груша сначала осмелела, а затем начала проявлять свою истинную сущность. А заключалась эта сущность во всепоглощающей ненависти к двуногим мужчинам. Причина, вероятно, крылась в её детстве, и Милентина сначала думала, что с помощью дрессировки быстро отучит собаку бросаться на каждого встречного мужика с яростью разъярённой тигрицы. Но все старания опытной дрессировщицы были напрасны. Ненависть к мужскому полу захлёстывала все прочие эмоции Грушеньки-игрушеньки. Когда она сидела на тумбочке и видела лишь верхнюю часть туловища Васи, то с трудом, но всё-таки мирилась с присутствием его в доме её любимой хозяйки. Но стоило Груше спрыгнуть на пол и заметить две шаркающие по полу мужские ноги, она сатанела в одно мгновение и впивалась в ненавистные ходячие столбы своими, к счастью, не слишком длинными зубками.

Несколько покусов Вася перенёс без постановки вопроса о дальнейшей судьбе Груши. Он лишь раз пытался разжалобить Милентину и, плача, причитал:

— Неделю обрабатываю раны, а они всё не заживают. Она (Груша) словно нарочно нападает на мои набухшие вены.

А однажды вечером из туалета раздался дикий вопль. Охваченная внезапным приступом ярости Груша действительно прокусила до крови его больную ногу. Над чёрно-белым шпицом завис домоклов меч мести со стороны жертвы. Взбешённый супруг потребовал, чтобы Милентина отдала Грушеньку-игрушеньку в хорошие руки за любую цены, хотя бы даже за 1 рубль. Правда, при условии, что новым хозяином будет не перекупщик, а кто-нибудь из знакомых, в чьём ответственном отношении к домашним животным Милентина не сомневается.

Надо сказать, что к тому времени купленный по дешёвке за 17 тысяч шпиц редкого окраса очень похорошел. Цена была снижена по причине линьки, но теперь у Груши обозначился довольно пышный воротник, а на крапчатой спине лежал роскошный белый крендель — хвост. Милентина не сомневалась, что если она предложит шпица за бесплатно кому-нибудь из своей компании собачников, желающий обязательно найдётся.

Утром в пятницу Милентина увидела в парке владелицу двух чёрных пуделей, с которой до этого встречалась всего раза два, но при этом успела составить о ней самое благоприятное впечатление. Давно даже на выставках не видела Милентина таких ухоженных и красиво подстриженных пуделей. Как ни странно, обычно сторонившаяся посторонних собак Груша, подбежала к угольно-чёрным кобелькам и сама пригласила их к игре.

— Какая прелесть! — женщина подняла Грушку на руки, и собачонка лизнула её в нос.

— Жаль, что у вас мальчики, а то бы я предложила вам в подарок этого шпица.

— Вы не шутите? Мой сын давно просил меня купить ему такую собачку. Мои мальчики кастраты, так что проблемы не существует. Если вы не возражаете, мы придём к вам в воскресенье.

— Сколько лет вашему сыну?

— Да, уж под тридцать. Он необычный человек.

— А в чём его необычность?

— По образованию физик-ядерщик, а по призванию уфолог. Одержим идеей дать объяснение непознанному. Ещё со школы мечтал о путешествии в Бермудский треугольник. Но, увы, а, вернее, к счастью для матери, денег на покупку яхты пока не заработал.

— Я буду вас ждать.

Дав обещание, Милентина распереживалась — Вася покричит, покричит и отойдёт, а сама она к Грушке уже привыкла. Правда, характер у неё, действительно, говнистый, и хозяйку она не раз щипала за икры, если что не по ней. Но Груша ещё исправится. Однако с этим молодым человеком познакомиться небезынтересно — учёный-уфолог будет не лишним в её компании.

Но буквально через несколько часов кисло-сладкий вкус ожидания приятной встречи обернулся горечью реальности. Япония содрогнулась от девятибалльного землетрясения, прибрежные районы острова Хонсю, на котором расположена столица, накрыло цунами, на атомной станции Фокусима произошёл взрыв… Угроза цунами нависла над всеми островами Тихого океана. Страх перед техническим прогрессом и прежде всего перед использованием ядерной энергией овладел умами. В Германии на сорок пять километров протянулась цепочка противников строительства и эксплуатации атомных станций, на Дальнем Востоке скупали дорогие дозиметры и средства, способствующие выведению из организма радионуклидов: йодомарин, красное вино и т. д. В местах скопления людей усилили агитацию глашатаи грядущего “конца света”, прежде всего члены секты “Свидетели Иеговы”, верующие в то, что всё происходящее сейчас в мире дело рук Сатаны и что век его царствия заканчивается. Обучающиеся в университете мусульмане впервые на виду у всех “неверных” совершали намаз. За отсутствием мечетей они выбрали для молитвы площадку напротив женского туалета на четвёртом этаже, из-за чего Милентине и другим дамам приходилось подниматься по крутой лестнице на шестой.

Казалось бы, в такой ситуации мало кому придёт в голову обзавестись ещё одним домашним питомцем. Однако дама с пуделями всё-таки позвонила по поводу Груши и сообщила, что за щенком приедет её сын Костя. Время ожидания гостей для Милентины самое напряжённое — надо осмотреть все углы, ликвидировать следы проказ “детского сада”, протереть полы сначала дезинфицирующими растворами, а затем ароматизаторами, насыпать в клетку с грызунами и птицами “ликвидатор запаха”, удалить клочки шерсти с собственной одежды и обильно оросить её если не французскими духами, то хотя бы туалетной водой. А минут за пятнадцать до прихода посетителей, поместить ещё не овладевшую правилами общежития часть стаи в клетку и провести дрессировку по теме “Нельзя лаять” — хоровой визгливый лай способен отпугнуть любого клиента.

Потянулись долгие минуты ожидания. Состояние Милентины было, мягко выражаясь, не слишком комфортным. Щенки то и дело жалобно скулили, не понимая, за что их так жестоко наказали. Кошки требовали, чтобы их выпустили освежиться на балкон, но через несколько секунд громким мяуканьем сигнализировали о своём желании вернуться в тепло. Груша, не получившая корм по причине предстоящей дороги, опрокинула помойное ведро и растащила по кухне его содержимое. Милентина взглянула на часы — наверное, этот Костя не появится, иначе бы позвонил. Что за люди! Знают, что их ждут, но даже не удосужились соблюсти элементарные правила приличия. Значит, не судьба, и, как бы ни ворчал Василий, Грушка останется в стае.

Милентина с удовольствием стянула с себя приличную одежду, нарядный парик, накинула на плечи рваненький халат, за полу которого так любили хвататься шпицы, и выпустила стаю из клетки. Щенки ураганом пронеслись на кухню, тут же нашли кучу незамеченных при уборке бумажек, очисток и т. п. и, сражаясь друг с другом за найденные трофеи, устроили настоящую потасовку. Сквозь визги и тявканье неожиданно прорвался тихий звонок. Милентина открыла дверь и снова ахнула от неожиданности — перед ней стоял бывший сотрудник кафедры Костя Феоктистов.

В прошлом году 23 февраля они с Милентиной дежурили в студенческом общежитии, и Костя много говорил с ней о конце света.

— Вы, конечно, знаете, что сейчас мы переживаем период смены полюсов, известный как Апокалипсис. Нам предстоит пройти через три дня, когда полностью исчезнет электромагнитное поле планеты, которое поддерживает нашу память. И она, и программы компьютерного обеспечения буду стёрты, все наши знания потеряны. Под действием радиации у всего живого уже происходит мутация, которая сопровождается непонятными недомоганиями, синдромом хронической усталости, новым болезнями. Начнётся эпидемия амнезии, память многих — и бизнесменов, и профессоров превратится в “чистый лист бумаги”. Всемирного потопа, планетарной катастрофы не произойдёт, но потеря памяти, фобии, страхи становятся признаками конца нашей пятой расы.

— Ты опять о “конце Света”. Ну, ладно, рассказывай свою версию.

— Собственно говоря, она не моя. Общая идея принадлежит доктору физико-математических наук Е.Н. Вселенскому. Каждые 13000 лет происходит смена полюсов на нашей планете, и сейчас мы приближаемся к этому периоду, сопровождающемуся планетарной катастрофой. При изменении полярности магнитных полюсов произойдёт резкое изменение климата — тропическая жара и засуха обрушатся на среднюю полосу Восточной Европы, будут гореть леса, города окутает мгла. Где-то в других краях разгуляется водная стихия, в третьих задрожит и разверзнется земля. И сразу обнаружится, что никто не готов к встрече с апокалипсисом.

— За исключением некоторых избранных, которые уже облюбовали лучшие места на планете, построили там сейсмостойкие сооружения и, возможно, бункеры для защиты от ядерной катастрофы.

— Но и им не спастись от потери Сознания при исчезновении магнитного поля Земли при смене полюсов. Наш мозг нуждается в нём для обработки данных и их хранения. Подобно тому, как стирается оперативная память компьютера при внезапном отключении питания, так сотрётся и память человеческая.

— Так что же делать? Неужели нет выхода из этого тупика?

— Выход всегда есть. На смену человечеству 5-ой расы придут 6-ая и Высшие расы, представители которых явятся носителями новых энергоинформационных матриц.

— Каких матриц? Я не понимаю.

— Матриц Осознания, Духовности и Любви. Но это произойдёт ещё не скоро — лет через 50.

— Костя?! Как ты нашёл меня? Почему не предупредил?

— Я приехал за щенком — мама договорилась с вами.

— Если честно, я даже предположить не могла, что ты, рождённый быть учёным, философом, предсказателем, вдруг сузишь сферу своих интересов до приобретения обыкновенного щенка.

Спрятавшаяся за дверью и до той поры притихшая Груша вдруг разразилась истошным лаем и с яростью злобной сторожевой собаки вцепилась в Костину ногу. Милентина ухватила её за хвост и попыталась оттащить, но собачонка вырывалась, и глаза её горели непримиримым волчьим огнём ненависти. Пришлось запереть Грушу в клетке.

— Она, наверное, поняла, что вы хотите её отдать.

— Да. По правде говоря, я предполагала, что Груша будет сопротивляться. Она почему-то вообще не любит мужчин. Наверное, муж заводчицы ворчал по поводу того, что она, последний щенок в помёте, долго засиделась при матери. Но ты не ответил на мой вопрос.

— Вы знаете, мне всё надоело! Защита диссертации откладывается — у моего научника какой-то конфликт в Совете. На кафедре, где я сейчас подрабатываю, платят гроши. Недавно продал машину… так, представляете, в тот самый день в аудиторию, где я проводил занятие, ворвались полицейские и попросили меня пройти с ними в комнату охраны. Я не понимал, в чём дело и от растерянности даже не осведомился, есть ли у них право на обыск. Они нашли у меня 150 тысяч. Не знаю, какой гад пронюхал о том, что именно за такую сумму я отдал свой “Рено”. В этой группе много задолжников из числа тех, кто получил на Кавказе высокий балл по ЕГЭ. Они пытались купить у меня отметку о зачёте, но я категорически отказывался. И вот, подставили. Вы будьте, пожалуйста, осторожны — возможны провокации. Одного преподавателя уличили во взятке в размере 2000 рублей и он, наивный человек, дал признательные показания. Так что если во время экзамена кто-нибудь положит вам на стол конверт, советую: не прикасайтесь к нему, вызывайте охранников и пишите объяснительную на имя заведующей кафедры.

— Мои студенты кладут на стол не конверты, а туалеты для кошек, ликвидаторы запаха от птиц и грызунов и т. п. Если я вызову по этому случаю ОМОН, боюсь, что меня упекут в дурку.

— Действительно, зачем отказываться от таких ценных подарков?

Костя с удовольствием откушал предложенный Милентной тортик, но от разговора о судьбе Груши явно уклонялся. А после чаепития вдруг заторопился.

Вася вернулся с работы минут через десять после того, как Костя откланялся. Вошёл в прихожую, сияя улыбкой — наконец-то, можно спокойно снять ботинки и засунуть уставшие за день ноги в мягкие тапочки, не опасаясь нападения зверя. И как это Милентина не углядела! Выставила Грушку на балкон, а дверь не заперла. И собака незаметно протиснулась в щель и залегла за тумбочкой, готовясь к атаке.

— Ва-ася! Берегись! — заорала Милентина, но было уже поздно — гибкое тело спружинилось и целевой прыжок закончился очередной травмой несчастных ног.

— Чтобы через десять минут этого монстра в моей квартире не было, — тихим голосом произнёс Вася.

— Хорошо, я сейчас же позвоню заводчице… нет, не буду звонить — у меня есть её адрес. Я отвезу Грушу без предупреждения. В крайнем случае, если никого не будет дома, привяжу её к двери. Будет даже лучше, если мы не встретимся — у меня руки так и чешутся набить ей морду. Мало того, что продала мне метиса, то есть дворнягу, за 17 тысяч, так ещё и не предупредила о том, что это не щенок, а опасный зверь. Может быть, у него в крови не только папийон, а ещё кто-нибудь типа койота.

В переноске Грушка сидела тихо и имела до боли жалкий и несчастный вид. Милентине хотелось взять её на руки, приласкать и попытаться убедить в том, что она сама виновница своих несчастий. Но придётся сделать так, как решила — Вася, который не мог равнодушно пройти мимо ни одного бездомного животного, к этой собаке не питал никаких иных чувств, кроме страха и ненависти.

Через час Милентина набрала код квартиры заводчицы. Ждать пришлось долго. На её звонок никто не откликнулся, а в это обеденный час из подъезда никто не выходил. Потеряв терпение, Милентина позвонила в соседнюю квартиру.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Часть 1. Чудо за $500

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Жизнь и необычайные приключения преподавателя физики доктора Милентины К. в двухкомнатной берлоге предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я