Узоры из бисера кошмаров
Елена Артамонова, 2013

Этот бисер обладает чудовищной магической силой. Если собрать из мелких невзрачных камешков узор, разверзнется Пасть Ужаса и поглотит навеки… Жалко, пятеро друзей-одноклассников не знали этого раньше – тогда не стали бы они носить фенечки, сделанные из старинного бисера. А теперь ребятам нет пути назад – восставший мертвец по имени Жан постарается сделать все, чтобы ребята оказались в его власти…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Узоры из бисера кошмаров предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава II

Электрический бунт

Настроение было восхитительным. Таня, как на крыльях, слетела вниз по лестнице, выпорхнула из дома, обернулась, помахала на прощание рукой, хотя прекрасно видела, что в окошко Регининой комнаты никто не смотрит, и бодро двинулась в сторону просматривавшейся за старыми тополями улицы. Хотелось петь, смеяться от неожиданно возникшего ощущения счастья, хотелось делать что-то доброе и приятное. Дело было не только в подаренной Региной безделушке, просто у Тани Андреевой необъяснимым образом улучшилось настроение, а мир засиял радужными красками, словно прекрасный бисер, обладательницей которого она стала.

Решив сократить путь, девочка пошла не по улице, а свернула во дворы, где вовсю кипели строительные работы. Прокладывали коммуникации к новому дому, и уютные зеленые дворики превратились в холмистую долину, где среди песчаных холмов извивались глубокие и не очень траншеи. Пройдя под красно-белой лентой, огораживавшей опасное место, Таня уверенно проследовала в глубь стройки. Первопроходцем назвать ее было трудно — на рыхлом песке отчетливо виднелись дорожки, протоптанные торопливыми обитателями близлежащих домов, принципиально игнорировавшими технику безопасности. Пробираясь между здоровенных песчаных куч и дремлющих экскаваторов, Татьяна то и дело посматривала на мобильный телефон, заменявший часы, — она торопилась, желая успеть к началу очередной серии любимого телесериала.

«Интересно, почему некоторые трубы укладывают почти на поверхности, а другие закапывают глубоко под землю? — раздумывала девочка, переходя по деревянному мостку неглубокую траншею. — Впрочем, самое неприятное место еще впереди». Татьяна даже поежилась, вспомнив здоровенный котлован, примыкавший к бойлерной. Его глубина была метров пять, не меньше, он имел отвесные края, не оставлявшие шансов выбраться из западни без посторонней помощи. Мальчишки иногда спускались на дно громадной ямы, но таких смельчаков находилось не слишком много. Проблема состояла в том, что обойти котлован было невозможно — он занимал все пространство между школьным забором и детским садом, и единственный способ преодолеть препятствие заключался в том, чтобы перейти яму по узкому мостику.

Таня не боялась высоты, но все равно эта часть маршрута ей не слишком нравилась. Остановившись на краю пропасти, девочка посмотрела вниз, туда, где лежали на бетонных плитах толстые сероватые трубы, а потом осторожно ступила на необструганные доски мостка. Ко всем прочим неудобствам рабочие сделали перила лишь с одной стороны настила, что придавало маршруту дополнительный экстрим. Сделав несколько шагов, Таня внезапно почувствовала сильное головокружение, судорожно уцепилась за грубые перила, пытаясь перевести дыхание и немного успокоиться. Впрочем, со временем легче ей не становилось, голова кружилась все сильнее, ноги слабели с каждой секундой, а яма напоминала ей настоящую бездну, где лежали огромные змеи-людоеды, терпеливо поджидавшие беспечных жертв. Испуганная, растерянная, Таня понимала, что избавиться от головокружения можно, лишь сойдя с моста и почувствовав под ногами твердую почву, — отчаянным усилием воли она заставила себя идти вперед, но, сделав шаг, не обнаружила под своей ногой опоры. Похоже, из-за охватившей ее паники девочка шагнула вбок, не заметив, что там нет доски…

Она отчаянно взмахнула руками, пытаясь сохранить равновесие, взвизгнула и сорвалась вниз, все же ухитрившись уцепиться за край доски. Штука скверная сама по себе, но по-настоящему опасным положение Татьяны делало то, что, падая, она каким-то образом зацепилась своим новым украшением за торчавший из мостков гвоздь и теперь, разожми она руки, могла задохнуться, повиснув на бисерной цепочке.

— Помогите!

Руки были заняты, и потому девочка не могла отцепить нарядную удавку от гвоздя, сил подтянуться и залезть на мосток не было, а пальцы слабели и могли разжаться в любое мгновение. Оставалось только кричать…

— Скорее! Сюда! На помощь!

Таня еще надеялась, что фенечка может порваться, но, увы, Регина постаралась на славу — нанизанное на капроновую нитку украшение оказалось очень и очень прочным. А пальцы уже соскальзывали с доски, цепочка все сильнее впивалась в шею, затрудняя дыхание.

— Помогите! — в последний раз крикнула Таня, против воли разжимая пальцы.

— Что за черт! — сильная рука схватила девочку за плечо, приподнимая над мостком. — Куда тебя только понесло! Посторонним на стройке находиться запрещено!

Рабочий в оранжевой спецовке, не стесняясь в выражениях, отчитывал Таню, стараясь бранью заглушить собственный испуг. Оказавшись на твердой почве, спасенная от неминуемой гибели девчонка выслушивала справедливую критику, низко наклонив голову, а потом, наскоро поблагодарив своего сурового спасителя, побежала прочь со стройки.

Первым желанием Тани Андреевой было как можно скорее избавиться от злополучного украшения, едва не погубившего ее, — она стянула с шеи Регинин подарок, намереваясь бросить фенечку в находившийся поблизости мусорный ящик, но потом все же передумала, залюбовавшись радужными переливами сверкавшего на солнце бисера. В конце концов, побрякушка из бисера была ни при чем, а эта неприятная история произошла исключительно из-за Татьяниной неосторожности, ведь если бы девчонка не сунулась на стройку и лучше смотрела себе под ноги, то спокойненько и без приключений дошла бы до дома. Положив злополучную фенечку в карман джинсов, Таня вновь посмотрела на дисплей мобильника и прибавила шаг…

К началу сериала девочка все же опоздала — когда она, расстроенная и злая, плюхнулась в кресло перед экраном, серия уже началась. Впрочем, расслабиться телезрительнице так и не удалось — по «ящику» начали показывать какую-то галиматью, ничуть не похожую на любимый телесериал. Татьяна приготовилась увидеть размахивавшую мечом бесстрашную воительницу Зену и ее белокурую подругу Габриель, но вместо этого вынуждена была созерцать толпу каких-то подозрительных субъектов в черных плащах, бродивших по громадному залу. Интерьерчик помещения впечатлял своей роскошью и безобразием одновременно. От золота рябило в глазах, но выполненные из драгоценного металла статуи, украшавшие зал, годились разве что для паноптикума — золотые уроды, монстры и скелеты вполне могли повергнуть в шоковое состояние какую-нибудь слабонервную особу. Ко всему прочему, экран телевизора то и дело озаряли яркие алые всполохи, раздражавшие глаза, а по барабанным перепонкам била однообразная, внушающая тоску и тревогу музыка.

«А где же Зена? — недоумевала Татьяна, вертя в руках дистанционный пульт. — Серия явно неудачная и скучная, — наверное, у тех, кто сочиняет истории о королеве воинов, в тот раз случился творческий кризис, и они не смогли придумать ничего лучше страшил в черных капюшонах, затевающих грандиозную резню. Скукотища!» Таня хотела переключить телевизор на другой канал, но, кажется, нажала не ту кнопку — экран мигнул, и на нем вновь возник золотой зал монстров.

— Светлая сила разрушит наш мир, — произнес мерзкого вида субъект в бриллиантовой диадеме, надетой прямо поверх черного капюшона. — Это сражение нами проиграно, и на какое-то время добро восторжествует над злом. Ненадолго! Тот, кто будет ликовать, повергнув нас во прах, горько пожалеет о своей победе! А пока мы сами сделаем то, к чему стремятся несущие добро безумцы: мы будем убивать, убивать, убивать и превратим нашу планету в обиталище мертвецов! Нас ждет великая жатва!

Злодей разразился мерзким смехом и махнул рукой, открывая церемонию жертвоприношения. Возмущенная таким поворотом сюжета, Таня Андреева подумала, что сейчас самое время появиться бесстрашной Зене, чья отвага, если верить создателям сериала, должна изменить мир. Однако королева воинов запаздывала, а на экране творилось такое, что явно не следовало показывать по телику в дневные часы.

— Эй, Зена, где ты? — пробормотала шокированная экранным кровопролитием Таня, а потом сообразила, что, скорее всего, смотрит какой-то другой сериал, а не «Зену — королеву воинов». То, что показывали по телевизору, больше всего смахивало на «LEXX» — бесчинства правителя выдуманной планетки имели глобальные, космические масштабы.

— Зерна зла нельзя уничтожить! — вещал убийца в бриллиантовой диадеме. — Пусть не сегодня, пусть через миллионы лет они сольются воедино, и мы вернемся, чтобы вновь править мирами!

Картинка на экране поменялась — теперь зрители могли видеть не золотой зал, где приносили в жертву ни в чем не повинных людей, а улицы зловещего города — черные силуэты домов, отчетливо вырисовывающиеся на фоне багрового неба, устремленные ввысь шпили бесчисленных башен. Кровавую мглу рассеял ослепительный свет, возникший высоко в небесах. Сверкающая, похожая на лезвие гигантского меча полоса стремительно приближалась к злополучной планетке, чтобы испепелить всех ее обитателей. На миг экран полыхнул белым огнем, а потом телевизор вырубился, не перенеся чудовищного зрелища, которое вынужден был демонстрировать.

«Точно — «LEXX», — мрачно подумала Татьяна. — Там всякие чудаки летают куда попало на космическом корабле, похожем на огромную стрекозу, и уничтожают подвернувшиеся под руку планеты и астероиды. Веселенькое зрелище, ничего не скажешь! Похоже, теперь его будут показывать вместо Зены. Вопрос только в том, буду ли я его смотреть?!»

Участники маленькой дружной компании, в которую входили Таня, Регина, Мила Китайгородцева и еще двое мальчишек из их класса, частенько наведывались друг к другу в гости, даже не обмениваясь предварительными телефонными звонками. Потому Таня Андреева ничуть не удивилась, когда увидела в «глазок» стоявшую на лестничной площадке Милу.

— Приветик, — улыбнулась Китайгородцева и тряхнула золотистыми кудряшками, кокетливо обрамлявшими ее кукольное личико.

— Приветик. Как жизнь?

— Течет широким потоком, но, по правде говоря, у меня возникла кое-какая проблемочка.

— А я думала — ты по мне соскучилась.

— Это само собой.

Девчонки проследовали в Танину комнату. Гостья старалась говорить о погоде и прочих пустяках, но сама то и дело посматривала в сторону стоявшего на столе компьютера — Миле хотелось поскорее перейти к делу, но она боялась выглядеть невежливой.

— Кстати, ты с Региной еще не виделась? — поинтересовалась Татьяна, нащупав в кармане бисерную фенечку.

— Нет. А что?

— Ей здорово повезло — во время «археологических раскопок» она обнаружила в собственной кладовке кучу старинного бисера.

— Класс!

Таня Андреева и сама не знала, почему начала обсуждать с подружкой эту тему. После того как она едва не задохнулась, болтаясь на бисерной удавке, ей вроде бы негоже хвастаться своим подарком, но почему-то все получилось наоборот: едва увидев Милу, Татьяна немедленно пожелала продемонстрировать новое украшение.

— Впечатляет? — Она извлекла на свет божий отделанный бахромой бисерный цветок на изящной цепочке.

— Впечатляет… — В голосе Милы особого энтузиазма не угадывалось.

«Наверное, завидует», — предположила Таня, разочарованная реакцией подруги, а вслух произнесла:

— Знаешь, когда впервые видишь этот бисер, он кажется невзрачным, но как только на него упадет свет, он начинает сверкать, словно настоящие самоцветы.

— Да, я заметила…

Девочка надела на шею изящную безделушку, кокетливо откинула назад черные шелковистые волосы:

— Нравится?

— Тебе идет.

Китайгородцева натянуто улыбнулась. Она не хотела обижать Татьяну, но, по правде говоря, бисер ей крайне не понравился. Почему? Вразумительного ответа на этот вопрос не было. Неприязнь появилась на подсознательном уровне, закралась в душу черной тенью и становилась тем сильнее, чем дольше девочка разглядывала переливающиеся радужными всполохами крошечные шарики.

— Регина наверняка и для тебя что-то смастерит, — великодушно заметила нарушившая затянувшуюся паузу Таня. — Она сегодня добрая, всех одаривает своим роскошным бисером.

— Спасибо, но мне не хочется.

— Почему?

— Да так… Тань, ты не можешь поискать кое-что в Интернете? Я решила записаться на курсы кройки и шитья и теперь ищу подходящие. А дома, как назло, проблемы с компьютером, вирусы одолевают.

— Сейчас посмотрим.

Таня без лишних разговоров уселась за стол, включила компьютер, еще не зная, что следующие полчаса превратятся для нее в настоящую пытку. Компьютер упорно не желал работать — он зависал в самые неподходящие моменты, жаловался на возникшие у него проблемы, потихоньку доводя Таню до состояния тихого бешенства.

— Не разбираюсь я в этих железках! — Девочка с досадой хлопнула ладонью по столу, и в этот же самый момент из расположенной рядом розетки посыпался целый каскад искр.

— Ой! — в один голос взвизгнули напуганные девчонки и дружно шарахнулись в сторону.

Неприятное происшествие окончательно отбило охоту возиться с компьютером и здорово подпортило настроение. Посетовав на своенравность современной техники, Мила собралась прощаться.

— Пожалуй, я тебя немного провожу, — предложила Таня, — куплю мороженое. Лично мне его поедание помогает избавиться от неприятных мыслей.

— Надо же! И мне…

Вскоре на лестнице послышался бодрый перестук каблучков. Проигнорировав лифт, Мила с Таней быстренько сбежали на первый этаж. Андреева притормозила у почтовых ящиков, засунула палец в одно из отверстий ящика, проверяя таким способом, есть ли в нем корреспонденция.

— Не боишься застрять? — пухленькая Мила с тревогой наблюдала за действиями подружки. — У меня бы палец точно заклинило.

Таня беспечно пожала плечами, хотела вытащить мизинец из отверстия почтового ящика, но почему-то не сумела сделать этого. Может быть, она успела существенно подрасти за этот день, а может, палец просто немного отек, однако в любом случае ее усилия не дали никакого результата. Продолжая улыбаться, она с силой дернула руку, и в это самое время над ее головой взорвалась лампочка, осыпав напуганных девчонок крошечными осколками раскаленного стекла.

— Чертовщина какая-то… — прошептала Мила, с беспокойством осматривая погрузившийся в полутьму подъезд. — Здесь что-то не так, чувствуешь?

Однако Татьяне было не до того — она продолжала дергать руку, пытаясь освободить палец, и, наверное, не заметила бы даже конца света, если бы он случился в эту минуту. Наконец распухший, покрасневший мизинец обрел свободу.

— Наконец-то! А то я начала чувствовать себя лисицей в капкане.

Мила не разделяла радости освобождения — она думала о своем, и с каждой минутой ей становилось все страшнее и страшнее. За последнее время Китайгородцевой пришлось пережить столько кошмарных и сверхъестественных событий, что теперь ей повсюду чудилось присутствие потусторонних сил, а обычные явления в ее глазах приобретали некую двусмысленность и загадочность. Возможно, Татьянин палец вовсе не случайно попал в ловушку, а лампочка взорвалась не от перепада напряжения в сети — наверняка за этими случайностями таилось нечто большее и все вокруг было подчинено чьей-то недоброй воле…

— Пойдем отсюда, Таня…

— А я про что твержу? Какая-то ты сегодня невнимательная, ничего вокруг не замечаешь.

— Я правда не слышала, что ты говорила.

Лишь выйдя из полутемного подъезда в залитый теплым солнечным светом двор, Мила почувствовала облегчение, а недавние страхи показались ей совершенно беспочвенными. Болтая о том, какое мороженое лучше купить, девочки с беззаботным видом направились к маячившему вдалеке киоску.

К телевизору лучше было не подходить. Таня с опаской посмотрела на взбунтовавшийся «ящик» и решила, что лучше ей заняться поливкой комнатных растений. Похоже, вся находившаяся в квартире бытовая техника устроила против Тани настоящий заговор, отказавшись подчиняться ей. Экран телевизора начинал покрываться рябью помех, стоило только девочке приблизиться к нему, компьютер постоянно зависал, пылесос прикинулся мертвым, а в довершение всех неприятностей в прихожей и туалете перегорели и взорвались лампочки, причем обе в тот момент, когда Татьяна потянулась к кнопке выключателя.

— Может, сегодня сильная магнитная буря, — предположила девочка, наблюдая за тем, как мама безуспешно пытается включить соковыжималку.

— Вполне вероятно, но по радио об этом не сообщили. В любом случае сегодня нам придется обойтись без яблочного сока.

— Ну и ладненько, я, честно говоря, и не хочу пить.

Уже выйдя из кухни, Таня услышала за спиной мерное гудение мотора — соковыжималка мгновенно включилась, стоило только виновнице электрического бунта отойти подальше.

Делать было совершенно нечего. Лишенная возможности смотреть телевизор, Татьяна немного поскучала, а потом отправилась в свою комнату, решив немного почитать на сон грядущий. Оставалось надеяться, что такой древний и надежный носитель информации, как книга, не подведет и буквы не осыплются черной трухой с белых листов, едва она перевернет первую страницу.

Детективчик оказался так себе, но все же чтение отвлекало от необъяснимого тревожного чувства, потихоньку проникавшего в сознание девочки. Вроде бы никакого повода для страхов не существовало, и все же даже само освещение в комнате казалось настороженной Тане каким-то необычным и злым. Повсюду ощущались неуловимые перемены, повсюду витала тревога. Отложив книжку, Татьяна долго сидела неподвижно, вслушиваясь в привычные домашние звуки — тиканье будильника, доносившийся из соседней комнаты голос телевизионного диктора, шум ленивого дождичка, шуршавшего за окном…

Возможно, в дурном настроении была виновата неприятная история с бисерной фенечкой, едва не превратившейся в удавку, а может быть, на впечатлительную Татьяну произвел тягостное впечатление дневной сериал, в котором рассказывалось о безжалостном уничтожении злодейской планетки.

Бисер… Вопреки ожиданиям мысли о завораживающей красоты зернышках немного улучшили Танино настроение, она дотронулась до висевшего на шее украшения, поднесла бисерный цветок к глазам, пытаясь рассмотреть под черной матовой оболочкой шариков сверкание разноцветных искр. Увы, при электрическом освещении необычные зерна выглядели довольно убого, что вновь расстроило Татьяну. Она с досадой потянулась к детективу, но углубиться в чтение ей не удалось — страницы раскрытой примерно на середине книги неожиданно поднялись вверх, раскрывшись веером.

— Это еще что?..

Девочка буквально похолодела от страха, наблюдая за тем, как бумажные листки тянутся к ее пальцам. Она ощущала в ладонях легкое покалывание, и, хотя само по себе это ощущение было почти приятным, Таню пугало сознание того, что с ней происходит нечто аномальное. А «иголочки» тем временем разбегались по всему телу, придавая ему необычную легкость и силу. Преодолев оцепенение, девочка резко захлопнула книгу и поднялась с тахты. Она не могла оставаться на одном месте, хотела пойти к матери, просто поговорить с ней, надеясь, что задушевный разговор поможет ей избавиться от наваждения.

После зловещей истории, связанной с духами Зазеркалья, Таня Андреева избегала лишний раз смотреться в зеркало, но сейчас, направляясь к двери, невольно бросила взгляд на таинственное стекло, являвшееся границей двух миров…

— Нет!

Она отпрянула назад, испуганная видом собственного отражения. Вообще-то у Тани были послушные гладкие волосы, отличавшиеся шелковистым блеском и красивым темно-каштановым оттенком, но сейчас они больше смахивали на копну небрежно собранной соломы. Волоски отходили друг от друга, стали жесткими, словно проволочки, образуя над головой некое подобие нимба.

— Нет… не надо…

Чем старательнее девочка приглаживала свою шевелюру, тем больше она выходила из-под контроля, превращаясь в жуткий, колышущийся от малейшего движения шар, немного напоминавший огромный одуванчик. Таню охватило отчаяние, она не понимала, что с ней происходит, и едва сдерживала подступившие к горлу слезы. Внезапно взгляд засек лежавшие на тумбочке маникюрные ножницы — решение пришло моментально, и, хотя в обычной ситуации Таня никогда бы не захотела расставаться со своими прекрасными волосами, сейчас она была настроена очень и очень решительно. Рука потянулась к изящному инструменту, но так и не коснулась его…

— Ой!

Искра, возникшая на конце среднего пальца, маленькой молнией метнулась к ножницам, и в тот же миг исчезло пронизывающее тело легкое покалывание, а волосы послушно легли на плечи.

— Ничего не понимаю.

Таня опустилась на тахту, обхватила голову руками. С ней явно творилось неладное, но было ли это внезапным проявлением скрытых способностей ее организма или вмешательством потусторонних сил, она не знала. Время медленно шло вперед, и чем ближе стрелки подползали к цифре двенадцать, тем мрачнее становились ее мысли.

— Танюша, тебе не пора ложиться спать? — поинтересовалась заглянувшая в комнату мама.

— Да. Я просто немножечко задумалась.

— Ты поздно ложишься, а первое сентября уже не за горами, надо менять режим.

— Спасибо, что напомнила, — уныло промямлила Таня, у которой от упоминания о школе окончательно испортилось настроение. — Утро вечера мудренее, так ведь говорят?

— У тебя лицо расстроенное и бледное. Что-то не так, дочурка?

— Нет, мама, просто мне действительно пора спать.

Покончив с подготовкой ко сну, девочка вернулась в свою комнату, взяла в руки лежавший на столе карандашик, уперлась его концом в клавишу выключателя. Щелчок — и спальня погрузилась в темноту. Довольная тем, что на этот раз обошлось хотя бы без перегоревших лампочек, Таня впотьмах добралась до тахты, нырнула под одеяло. У девочки все еще оставалась слабая надежда на то, что новый день может избавить ее от тревог и волнений.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Узоры из бисера кошмаров предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я