Демон моей души

Екатерина Юрьевна Васина, 2016

Подружившись, Карина и Ангелина не знали еще, что отныне их жизни окажутся переплетены невидимыми нитями. А таким разными мужчинам – строгому преподавателю по прозвищу Демон и вспыльчивому скандинаву-стоматологу Ивару – придется ой как нелегко в завоевании девушек. Ведь одна из них боится принять специфические пристрастия возлюбленного, а вторая просто избегает мужчин.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Демон моей души предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Зуб разболелся ночью. Карине снилось, что она идет по лесу, такому красивому и светлому, а вокруг летает оса. И постоянно жалит в щеку. Девушка проснулась и поняла: оса пропала, а боль осталась. Острая и резкая, отдающая в висок. Такая, что белый свет тут же сделался не мил. Постанывая, Карина встала и проковыляла в ванную. Где под резким светом попыталась разглядеть в зеркале, где именно болит.

Зубы выглядели как всегда: красивые и белые. Болело снизу, ближе к краю. Извертевшись перед зеркалом, девушка решила, что «сюрприз» подкинул зуб мудрости. Ей уже год назад один из стоматологов мягко намекал, что его лучше удалить. Но учитывая страх Карины перед любой более-менее сильной болью, девушка пропустила фразу мимо ушей

Как выяснилось — зря.

Можно было, конечно, вызвать такси и поехать в круглосуточную стоматологию. Но Карина лишь на миг вспомнила яркий свет над креслом, зловещее позвякивание инструментов и, как апофеоз, жужжание сверла. В общем, она просто проглотила обезболивающее и отправилась обратно в постель.

Зуб не унимался. Он словно изощренно издевался, то почти успокаиваясь, а то вдруг начиная пульсировать такой болью, что хотелось вертеться, как уж на сковородке. Карине чудом удалось пару раз задремать ненадолго. И, когда сработал будильник, девушка проснулась с ощущением, что отряд гномов долбит ей десну мини-отбойниками. Ничего не хотелось. Разве что взять плоскогубцы и выдернуть себе зуб.

В слегка коматозном состоянии Карина привела себя в порядок и вывалилась из дома. Вторая часть октября выдалась дождливой и ветреной. Бабье лето в этом году явно плутало в других районах. Яркие разноцветные волосы девушки весело затрепетали на ветру. Их цвет сегодня особенно сильно дисгармонировал с мрачным и страдальческим выражением лица Карины. Трясясь в переполненном маршрутке, между не менее сонными и мрачными людьми, девушка думала, как она будет сегодня работать. Положение ухудшало еще понимание, что через несколько дней фестиваль исторической реконструкции. И туда идти с зубной болью глупо: только испортишь себе все удовольствие. Тем более они с Ангелиной собирались поразить всех крутыми костюмами в стиле стимпанк.

Сегодня впервые за два года она не улыбнулась охраннику. Молча провела пискнувшим пропуском и поплелась к лестнице. Здание, в котором работала девушка, не было новым и современным. Да, его как следует отремонтировали изнутри, но снаружи оно осталось довольно потрепанным, хотя и крепким, с лепниной и широким каменным крыльцом. Вокруг ярко цвели осенние цветы, а старые деревья даже в такую погоду радовали глаз ярким золотом листьев.

Если бы не зуб…

В здании арендовали места три фирмы. Карина работала на последнем этаже, в конторе «Техпроммонтаж». За столь сухим названием скрывалась бурная и порой слегка сумасшедшая деятельность проектировщиков и монтажников. Причем оба вида страстно друг друга ненавидели, из-за чего на этаже порой разгорались целые баталии. Карина в них не вмешивалась: в ее задачу помощника офис-менеджера не входило разнимать психов.

Вот и сегодня в широком светлом коридоре уже громко спорили двое: начальник одной из монтажных групп и руководитель отдела электриков. Причем по матушке они друг друга посылали отчетливо и со вкусом. Карина привыкла. Пусть буйные и матерятся, зато с ней вежливые и веселые.

— Привет. — поздоровалась, входя в просторную приемную. Офис-менеджер Лиля была уже на месте. На приветствие коротко кивнула, улыбнулась и тут же перешла к делу. Она буквально «горела» на работе. Строгого дресс-кода в конторе не было, но Лиля всегда приходила в костюме, на невысоких каблуках и со скромной прической. От Карины того же не требовала. Ей было достаточно, что помощница лихо справляется со всеми делами. Еще бы она не справлялась. Карина отлично понимала: без звонка Ромки — ее кузена — она бы сюда не попала. Так что подводить брата не хотелось. Да и коллектив ей нравился.

Чертов зуб разболелся еще сильнее, несмотря на две таблетки обезболивающего вместо завтрака. Едва сдерживаясь от оханья, Карина включала ноутбук и выслушивала задания от Лили.

— В десять приедет курьер вот за этими документами. Я буду с шефом в зале совещаний, так что отдашь сама. Проверь, чтобы все отделы сдали отчеты, а после обеда сядешь на мое место. Я с Игорем Алексеевичем уеду до вечера. Ты чего кривишься?

— Все нормально, зуб немного болит. — соврала Карина, у которой боль уже впивалась в глазницу и ухо.

— Немного? — прищурилась Лиля. Вранье она чувствовала за километр. Карина приуныла, не решаясь признаться и быть отправленной к стоматологу. У нее оставалась робкая надежда, что боль пройдет сама собой. Ну или все же уступит таблеткам.

— Всем доброе утро! — в приемную вошел высокий темноволосый мужчина средних лет — директор Игорь Алексеевич. Не так давно женившийся в третий раз и расстроивший этим немало свободных дам — подчиненных.

— Лиля, через двадцать минут пусть все руководители групп будут у меня. Электрики и монтажники могут прийти с вазелином. Захвати папку с перечнем фирм-поставщиков. Карина, что с тобой?

— Зуб болит.

— Все еще будешь уверять, что несильно? — не удержалась Лиля от ехидства. — Бегом в ближайшую стоматологию, я на твое место на сегодня кого-нибудь из недавно пришедших девчонок заберу.

— Погоди ты с ближайшей. — поморщился Игорь Алексеевич. — Карина, секунду.

Он скрылся за тяжелой дверью кабинета. Девушка, уставшая и отупевшая от боли, только кивнула. Буквально за минуту она перешла от стадии «может все само пройдет» к стадии «нафиг, дайте любого стоматолога».

— Карина. — окликнул выглянувший Игорь Алексеевич. — Вот тебе адрес, придешь и скажешь на ресепшене, что от меня. Тебя проводят к замечательному стоматологу. Сделает все быстро и за счет страховки. У нас все сотрудники там зубы делают.

Мельком глянув на листочек, где темнели буквы адреса и фамилии врача, Карина едва ли не галопом помчалась на выход. Едва не забыв прихватить куртку

На улице ветер с мелкими каплями дождя ударил в лицо. Подняв капюшон, Карина бойко порысила вперед, благо до клиники было всего два квартала. Быстрее дойти, чем дожидаться автобуса. К тому же на свежем холодном воздухе стало чуть легче.

Стоматология расположилась на первом этаже жилого дома. Строгая и стильная вывеска «Saffira», фотография симпатичной белозубой девушки и огромный перечень услуг. Дверь с затененными стеклами скрывала посетителей и холл.

Карина замешкалась, но тут зуб засверлило такой болью, что сомнения пропали сами собой. Буквально взлетев по трем ступенькам, девушка рванула дверь на себя. Приветливо звякнул колокольчик.

В светлом холле с полукруглой стойкой ресепшена и парой мягкий скамеек, сидело несколько посетителей. Взгляды на миг устремились на вошедшую и вновь разбрелись кто куда.

— Здравствуйте. — Карина ответила на милую улыбку администратора за стойкой. — Я к врачу Холод. Мне сказали, что он в курсе.

— Фамилия.

— Соболева.

— Да, насчет вас предупредили. — администратор быстро заполнила тоненькую карту, задала несколько вопросов о здоровье и протянула бумаги новой пациентке. — Третий кабинет. Пройдите прямо, потом направо. Вас уже ждут.

Она подняла взгляд на переминавшуюся с ноги на ноги Карину и чуть вздернула аккуратные брови.

— У вас вопросы?

— Скажите, — Карина чувствовала себя идиоткой, — у вас анестезия хорошая? Я дико боюсь боли.

— Ну у вас же сейчас болит зуб. — резонно заметила администратор, чуть улыбаясь. — Не волнуйтесь, у нас отличные специалисты, а вы попали к лучшему.

Карина понадеялась, что ее улыбка не слишком сильно напоминала оскал. Все равно какой врач, лишь бы анестезию сделал и убрал боль.

Она ненавидит боль!

Дорога до третьего кабинета показалась чересчур короткой, а светлая дверь — чересчур зловещей. Но зуб не давал струсить и отступить. Чувствуя себя приговоренным к эшафоту, Карина осторожно повернула ручку.

— Входите. — средних лет медсестра что-то писала за столом. — Давайте карточку и садитесь в кресло.

Едва передвигая вмиг потяжелевшие ноги, Карина добрела до «орудия пытки». А оно еще и выглядело совсем уж невероятно. Суперсовременное, ослепительно-белое и ужасно страшное. То и дело сглатывая, Карина медленно села и еще медленнее прижалась к спинке. Зуб, словно понимая, что сейчас над ним будут издеваться, слегка притих. И, кажется, тоже прислушивался.

Медсестра укрыла ее голубой одноразовой накидкой и снова вернулась к столу.

Ждать пришлось недолго. Когда дверь скрипнула, Карина тут же повернулась, чтобы узреть своего будущего мучителя.

Зуб изумленно пискнул и окончательно перестал болеть.

Да и вообще резко захотелось домой. Прямо-таки безудержно.

Двухметровый рослый и широкоплечий мужчина лет тридцати, внешностью напоминающий сурового викинга, кажется, тоже малость обалдел. Замер на пороге, полностью заслонив собой проем и круглыми глазами уставился на Карину. Ей показалось, что едва удержался от того, чтобы помотать головой. Дескать, вдруг глюки развеются.

Меньше всего она ожидала увидеть в качестве лечащего врача того, кто доставал ее летом.

Ивар справился с удивлением быстрее. На привлекательном и чуть небритом лице возникло отстраненное выражение.

Наверное, палачи с таким вот видом сжигали ведьм на кострах.

— Добрый день. Вы от Игоря Алексеевича?

— Д-д-да. — Карина спешно вытаскивала непонятно куда убежавший голос. — Только знаете, наверное, он зря вас побеспокоил. У меня уже и зуб прошел. И вообще…

— Сидите. — от негромкого, но внушительного голоса ноги отнялись. А зуб — паршивец — решил о себе напомнить. Да так, что Карина ойкнула и невольно схватилась за щеку.

— Собрались бежать с острой болью? — ухмыльнулся Ивар, а медсестра с некоторым удивлением покосилась на него. Видимо, он обычно вел себя несколько иначе.

Карина мысленно прокляла тот день, когда у нее начали резаться зубы. Улыбка Ивара показалась крайне зловещей. Появилось стойкое ощущение, что из кабинета она не выйдет. Если припомнить сколько раз за лето она его выбешивала, то ощущение вполне могло быть не обманчивым.

«Ведьмочка» покосилась на «викинга». Тот уже сел рядом и надевал маску. Карина громко сглотнула и постаралась не потерять сознание. Она и так врачей не слишком жаловала после долгих недель в больнице. Нет, лечили ее хорошо, просто белые халаты отныне стойко ассоциировались с болью и страхом. А от стоматологов Карина и вовсе удирала.

Медсестра ушла в соседнее помещение, соединенное с кабинетом полупрозрачной дверью. И зловеще там чем-то позвякивала.

— Открой рот и покажи где болит. — попросил Ивар. Ярко-голубые глаза над маской внимательно разглядывали девушку. Длинные ресницы, такие что Карина даже позавидовала. И помотала головой, так как рот открываться отказывался.

— Начинается детский сад. — вздохнул Ивар. — У тебя зуб болит? Болит. Лечить надо? Определенно надо, раз ты за щеку держишься и скулишь. Сейчас уйдешь и зубик твой красивый сгниет, начнется заражение, придется резать всю челюсть. Как тебе перспектива?

Перспектива была так себе, если честно. Карина постаралась и все же рот открыла. Ткнула пальцем куда-то в сторону горла и жалобно хлопнула глазами.

Вооружившись холодно поблескивающими инструментами, Ивар наклонился к девушке. И прошептал так, чтобы медсестра не слышала:

— Не пытайся меня разжалобить, ведьма, я твою хитрую породу знаю. Ты в моей власти. Здесь типа должен быть зловещий смех.

Карину буквально сдуло с сиденья. Честное слово, вот еще недавно она сидела с открытым ртом, а в следующее мгновение уже мчалась по коридору. А одноразовая голубая накидка трепетала за спиной.

Она промчалась по коридору, вылетела в холл. Грациозно проскользнув по скользкому полу, поскакала на выход. Следом, переглянувшись, рванули несколько детей. До этого момента они сидели и ныли, не желая идти в «страшные» кабинеты. А тут увидели, как очередная «жертва» решила сбежать и последовали ее примеру.

Увы, охранник здесь не зря получал зарплату. К тому времени, когда Карина и свита добрались до выхода, его уже перегородил здоровенный детина. Подмигнул и пробасил:

— Куда торопимся? Команды отбой не было.

Дети мигом решили, что побег — не лучший выход и на той же скорости устремились к родителям. Попутно снеся небольшую пальмочку в красивой кадке. Администратор за стойкой схватилась за голову и что-то закричала про любимое растение хозяина клиники.

Карина тем временем попыталась просочиться мимо охранника. Тот легко пресек попытку и проговорил добродушно:

— Отсюда невылеченным никто не уходил.

— Верно, Артем. — голос позади заставил девушку развернуться.

Ивар со скрещенными на мощной груди руками оглядывал легкий хаос.

— Ироды. — сообщил он. — Варвары. Любимую пальму, подарок друзей испортили. Пациентка Соболева, марш обратно, вы чего испугались? Да у нас лучшая анестезия в городе. Мы любой страх перед стоматологами на раз убираем.

Ивар подмигнул замершим детям. Он по-прежнему оставался в маске, так что зрелище получилось то еще. Один пацан заревел, давая сто очков вперед иерихонской трубе. Зато пятилетняя девочка громко сообщила, что «дядя большой и хороший, будет ей папой или братиком». Симпатичная мама одернула дочь, но на «папу или братика» покосилась с интересом.

Карина понимала, что совершает глупость. Ну правда, куда с больным зубом? А тут вроде как крутая клиника, не зря директор договаривался. Еще и его подводить? С глубоким вздохом, больше похожим на стон, она поплелась обратно в кабинет. Где ошарашенная прытью пациентки медсестра поменяла ей накидку и на всякий случай заняла место рядом с дверью. Если вдруг опять будет попытка побега.

— С ума сошла? — ругался негромко Ивар. — Открой рот. Ты боишься что ли?

Карина посмотрела на него с видом «ты идиот, как я тебе отвечу?». Но оказывается «викинг» задал риторический вопрос. И продолжал, позвякивая зеркальцем и зондом у нее во рту.

— Нервно ты стала на шутки реагировать. Что, по осени весь юмор с гусями свалил в дальние страны? Так, сейчас постучу и скажешь: болит или нет.

Карина не сказала, она взвыла.

— Понял. — невозмутимо ответил Ивар. — Поздравляю, дорогая, у тебя хороший пульпит. Сейчас напишу направление, дуй через холл до конца, потом налево и упрешься в рентген-кабинет. Сделаешь снимок и с ним ко мне.

— А укол? — жалобно попросила девушка. — У меня аж в висок стреляет.

— В висок ты мне стреляла…все лето. Придешь и сделаю. Давай быстрее.

«Хамло скандинавское», — сделала вывод Карина. О том, что у Ивара мать с берегов Норвегии, ее просветил Ромка. Ивар явно пошел в родню матери. Вылитый викинг, разве что бороду отрастить, да надеть шлем с рогами.

Несмотря на ввинчивающуюся в десну боль, Карина хмыкнула. Представила Ивара в белом халате и в шлеме. Нормальный такой стоматолог. При виде него зубы сами выпадут.

Обратно, со снимком, Карина буквально летела. В предвкушении укола. Уж его то она вытерпит.

Ивар долго разглядывал снимок, потом чуть цокнул языком и поинтересовался:

— Тебе повезло, что от природы зубки хорошие. Когда последний раз была на приеме?

— В прошлом году. На консультации.

— И что говорили? — мужчина отложил снимок, загремел железками. Карина сидела тихо и старалась не смотреть в сторону инструментов.

— Ну-у-у, сказали, что зуб подозрительный.

— Кхм. Прямо-таки подозрительный? Ладно, поехали. Рот открывай и смотри на меня.

Карина тут же гневно запыхтела и прищурилась от ударившего в глаза яркого света круглой небольшой лампы. Она нависла над креслом как одинокое ехидное око.

— Ты о чем подумала то? — добродушно откликнулся Ивар, наклоняясь ближе. В руках холодно поблескивал стеклянными боками тонкий шприц.

Не желая отвечать, Карина просто широко открыла рот и постаралась думать о чем угодно, только не о сверлах и прочих «пыточных» инструментах.

Рука Ивара замерла буквально в сантиметре от губ девушки.

— Блин, Карина, ты реально боишься?

— А ты как думаешь? Я в принципе боли не переношу.

Ивар молча отложил шприц и достал небольшой тюбик.

— Открой рот и не закрывай.

Что-то прохладное коснулось десны, рядом с больным зубом. И сразу стало немного легче. Укола Карина даже не почувствовала и удивленно заморгала.

— Я обезболил место укола. — пояснил мужчина. — Теперь сидим, ждем.

Под влиянием анестезии боль стремительно проходила, уступая место онемению. Карина лежала и аккуратно косилась в сторону Ивара. Тот сидел рядом и что-то писал. Девушка привыкла видеть его в роли викинга во время ролевки. А тут белый халат, шапочка, под которую убраны длинные светлые волосы, маска. Карина спустилась взглядом на руки мужчины и словно впервые заметила, что пальцы то у него длинные и ловкие. В таких действительно удобно держать тонкие зубные инструменты.

«Сейчас он тебя этими пальчиками то полечит»

Девушка пошевелилась и постаралась дышать ровнее. Зуб все равно надо лечить. А Ивар, хоть и притворяется скотиной, но все же не садист.

— Ну как? Онемело? — «не садист» с легким скрипом развернулся на стуле. — Так чувствуешь?

В зуб постучали. Карина помотала головой. Нет, не болело. И это было поистине наслаждением.

— Отлично. Тогда начнем. Карина, я буду сверлить осторожно. Почувствуешь боль — подай знак. Я добавлю анестезии. И расслабься, хорошо? Зуб непростой, но ничего ужасного нет.

Ого, он может говорить таким ласковым тоном? Девушка не ожидала и действительно немного расслабилась. До того момента, как раздался въедливый тонкий звук сверла.

Вот тут она вся сжалась и сцепила пальцы в замок. Но рот продолжила держать отрытым, зато плотно зажмурилась. Так, что из-под ресниц показались слезы.

Пока больно не было. Сердце колотилось, как бешеное, а девушка сидела и боялась. До звона в ушах.

Время шло. Ивар продолжал копаться в ее зубе, то сверлил, то что-то дергал, то засовывал. Карина ждала, что вот сейчас…вот прямо сейчас тонкая острая боль пронзит десну до звездочек в глазах. Но ее все не было. Ну, когда же?

Обалдела она, когда Ивар поднес к ее рту инструмент с оранжевым стеклом. Карина прекрасно знала, что вот это прикладывали к зубу после установки пломбы. А значит…

— Что смотрим? — подмигнул «викинг». — Все, вылечили мы твой зуб. Нервы удалили, каналы запломбировали. Сейчас ставлю временную пломбу, завтра придешь за постоянной.

Карина представляла какие у нее сейчас глаза. Размером с блюдечко, не иначе.

То есть все? Все? Конец изматывающему ожиданию?

— Спасибо! — с чувством поблагодарила она, едва смогла говорить. Анестезия мешала, конечно, четко выговаривать слова, но девушка старалась.

Главное вовремя вытерла слюну с подбородка. А то бы еще подумал, что она их тут от восторга распустила.

— Пожалуйста. — Ивар не спешил отодвигаться, так что Карина оставалась в кресле. Ладно хоть лампу погасил.

— Я могу идти? — поинтересовалась девушка, гадая, куда делась медсестра. Только же тут крутилась.

— Слушай, ведьмочка, оказывается, я соскучился. — в голосе мужчины слышалось неподдельное удивление. — Знаешь, мне тебя на Мальдивах не хватало.

— Думаю, твоя спутница была расстроена. Или спутницы?

— Вот язва. Я один летал.

— А! Значит, на месте нашел.

— Поразительно! — рассмеялся вдруг громко Ивар и отодвинулся, благо как раз в кабинет вернулась медсестра. — Давно ли ты заползала в кабинет с таким видом, словно я тебя сейчас расчленять буду. А теперь сидишь и демонстрируешь раздвоенный язык. Нет, я определенно соскучился.

— Могу прислать свою фотку. — пожала плечами Карина. Она соскочила с кресла и подписала приготовленные бумаги.

— Врешь? — прищурился Ивар. Он снял маску, и Геля ощутила легкую ностальгию по лету. С этой вот небритой наглой физиономией связаны были самые веселые деньки.

— Не вру. Ты мне вон как помог.

— Пришли фотку, когда ляжешь в постель.

— Испорченный какой. — покачала Карина головой. — Ладно, пришлю. Но раздеваться не буду.

— Белье можешь оставить. — хохотнул Ивар, который явно не верил в альтруизм Карины. — Ладно, у меня твой номер вроде был. Скину свой в сообщении. Или найду тебя в соцсетях. Иди, ведьмочка. И береги зубки. Завтра после работы сразу сюда, поставлю постоянную пломбу. Игорю привет.

Карина вырвалась из клиники, словно птица из клетки. Господи, как же хорошо!! Ничего не болит, все в порядке. Даже дождик вызывает умиление. Фальшиво напевая мелодию из недавно просмотренного очередного фильма от Марвелл, Карина позвонила Ангелине.

— Привет, мы сегодня увидимся?

Голос подруги прозвучал так, словно она там кого-то душила.

— Увидимся, если я не сяду за убийство.

— Что такое?

— Эта гребаная молния! — с чувством проорала Геля. — Эта охреневшая молния на сапоге ломается пятый раз за три дня. Я относила его в три разных мастерских. Либо у всех сапожников резко стали руки из жопы, либо против меня мировой заговор молний.

— Одень другие сапоги.

— Это мои любимые!

— Какая ты нервная. — весело посетовала Карина. Она перепрыгнула через лужу и продолжила:

— Твой мужчина, видимо, еще не приехал?

— Завтра. — помолчав, ответила Геля. — Он приезжает завтра. Ладно, давай сегодня вечером подгребай после работы. Костюмы почти готовы, но мне будет нужна твоя помощь.

— Ок.

Карина кинула телефон в сумку и подняла лицо к серому небу. На душе вновь стало легко и спокойно. Она изо всех сил поддерживала это состояние. Наслаждалась им.

***

Ивар зашел в стильно обставленный кабинет в дальнем конце здания. На сегодня у него больше пациентов не было, и он собирался вплотную заняться делами клиники.

— Аня, — позвал он секретаря, — зайдите с последними бумагами на подпись и напомните мне, какие у нас дела после обеда.

Клинику Ивар получил «в наследство». Ее создание принадлежало отцу, но три года назад он вплотную занялся открытием роддома и центра планирования семьи. А Ивар, в то время работающий здесь просто стоматологом, сел в директорское кресло. Новая должность далась ему довольно легко: мужчина был в курсе всех дел клиники и часто помогал отцу.

Правда, обязанностей стало больше. И вырваться отдохнуть удавалось не всегда. Это лето было первым отпуском за два года. Зато оторвался от души. Сначала ролевка, потом неделя у моря. Больше не получилось. Дела.

Отправив секретаря с бумагами обратно, Ивар откинулся в кресле и потянулся так, что затрещал халат. Закинул руки за голову и уставился в прикрытое жалюзи окно.

Он ведь успел позабыть про ведьмочку Карину. Пару раз вспоминал, но потом отвлекали дела. А сегодня увидел и словно внутри что-то дернули. Как нерв из зуба, хотя не так больно. Даже малость испугался, увидев несчастное выражение теплых карих глаз. Оно не шло ей. Карина запомнилась ему веселой задорной девушкой, чьи разноцветные волосы ярким водопадом расплескивались по плечам и спине.

Как же он хотел ощутить их на своем теле.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дверь в квартиру Ангелина открывала с шумом и помпой. Так, что мама выглянула из спальни и с интересом уставилась на дочь. А та кинула куртку на вешалку, вытащила из пакета сапоги и с подозрением на них уставилась.

— Думаешь, подменили? — не удержалась родительница.

Геля только махнула рукой. Сбросив ботинки, поднесла к носу сапоги и погрозила им кулаком.

— Мам, ну только четвертый мастер наладил. Ну что за фигня! Я за них стоимость двух корсетов отвалила, а замок, скотина, расстегивается.

— Раньше ты так на поломанную обувь не реагировала.

— Раньше я такую дорогую обувь не покупала.

— Вот что-то подсказывает мне. — задумчиво произнесла мама, — что тут дело не в цене, а в том, кто прилетает сегодня ночью.

Геля прекратила обнюхивать сапог и постаралась сотворить на лице «покерфейс».

— Вот еще. Мам, я есть хочу. А, к нам Карина забежит, мы костюмы на выходные доделаем.

— Ребенок. — вздохнула женщина и скрылась в спальне, успев сообщить. — Обед сама разогрей. И посуду помой. Я сегодня отдыхаю.

— Угу, — буркнула Геля ей вслед, — смотрю сериал и пью глинтвейн. А родная дочь на кухне горбатиться.

— Родная дочь хотя бы изредка должна помогать по дому. Ты когда под свою кровать последний раз заглядывала? Там из пыли, небось, уже бабайка вылупился.

— Тогда я туда тем более не загляну, вдруг утащит. — парировала Геля.

Она поставила сапоги на полку и вздохнула. Продолжая глубоко вздыхать, прошла на кухню, разогрела обед и уселась за стол. Вот уж правда от переживаний становится не до еды. Девушка вяло поковырялась в рагу, вытащила оттуда кусочки курицы и грибов, после чего отодвинула тарелку.

Мама была права: все дело в чертовом Демоне. Месяц прошел с того момента, как он улетел в Австрию. Но пообещал вернуться и забрать ее с собой. Геля первые несколько дней просыпалась от звучащей в ушах фразы: «Я не сдамся, Ангелина. Я все равно добьюсь тебя». От этих слов становилось и холодно, и жарко. Никогда еще ее не добивались вот так…откровенно и по-мужски прямо.

Скорее всего, ее бы многие назвали дурой: такой шикарный мужчина, а она все нос воротит. Ну да, Геля признавала, что ее сердце, в итоге, не устояло перед Демоном. Равно как и мозг и остальные органы. Не зря же в печенке екало во время сдачи его экзаменов. Тоже, видать, реагировала.

Только вот другие о его ма-а-аленьком «хобби» не знали. Строгий, педантичный, обаятельный и, как оказалось, невероятно заботливый Кирилл уже десять лет состоял в БДСМ сообществе. Был он Топом, Доминантном. В общем, тем, кто любил подчинение.

Геля грызанула в сердцах вилку. Мило, верно? Сначала ты шарахаешься от мужчины, потом не выдерживаешь и сдаешься под гнетом его обаяния, а потом находишь у него в шкафу такие вещи, от которых волосы дыбом. Тут невольно начинаешь задаваться вопросом: а, может, не зря шарахалась то?

«Мне ведь хреново без него», — тоскливая мысль тоже не прибавила позитива. Весь месяц Ангелина хваталась за все подряд. Писала диплом, набрала заказов на корсеты и кожаные браслеты в стиле стимпанк, встречалась с подругами, помогала Руслане собирать вещи. Они с Каем собирались улетать ближе к Новому Году.

Девушке казалось, что она погрузилась в хаотичный круговорот, затягивающий ее в неизвестное. Она работала над заказами иногда до часу или двух ночи, чтобы затем свалиться без задних ног. Просто уснуть, провалиться в черную дыру. А наутро все по новой.

Демон, кстати, почти не давал о себе знать. Нет, он писал сообщения, достаточно нейтральные, пару-тройку раз звонил в скайп. Но как-то все ненавязчиво, сдержанно. Он словно отошел в сторону, давая Геле выбор.

Ангелина же с каждым днем все больше убеждалась: свобода, которую ей предоставил Кирилл, становилась клеткой. Она сама выстраивала ее, боясь встретиться лицом к лицу с неизбежным выбором.

Еще сапоги эти дурацкие. Геля купила их через неделю после отъезда Кирилла. Увидела на витрине и буквально влюбилась в мягкую коричневую кожу, тонкий выбитый на ней рисунок, высокий изящный каблук. Стоили они столько, что впору икать и креститься. Геля поикала, повздыхала и…купила. Представила, как явится в них на встречу с Демоном. Плюс облегающие штаны, ремень «под стимпанк» и темно-коричневая кожаная куртка.

Главное, чтобы идиотский замок не подвел в последний момент.

«Надо завтра в таком виде в универ явиться», — подумала Геля. Репетиция, так сказать.

Вспомнив наказ мамы про уборку, девушка со вздохом собрала посуду со стола, сполоснула и отправилась «изгонять бабайку» из-под кровати. Незаметно увлеклась разглядыванием вытащенных оттуда вещей, отыскала давно утерянную сережку, три ручки и пушистый тапочек. На последний посмотрела с удивлением: не помнила, откуда у нее такое «чудо».

В общем, к приходу Карины, Ангелина «вылизала» комнату до блеска. Даже сложила аккуратно все выкройки и куски материала.

— Привет. — подруга, сверкая разноцветным каскадом кудрей, вошла и принесла в квартиру запах дождя. Погода опять хмурилась.

— Здорово. — Геля с интересом посмотрела на Карину. — А чего у тебя сегодня с утра с голосом было? Словно ты решила за воротничок заложить.

Подруга коротко объяснила причину столь странного голоса, а потом добавила:

— Ну прикинь, нарочно не придумаешь! Господи!

— Ты правда убежать пыталась? — Геля сидела на кровати и хохотала. — Ой, как я хотела бы это видеть! Так же, как тогда в лесу?

— Хуже. Здесь он был в виде стоматолога. А я их боюсь…до усрачки. — Карина плюхнулась рядом и не удержалась от улыбки. — Но зато зуб не болит. Какой кайф! Хоть Ивар та еще морда, но зубки лечит шикарно.

— Не приставал? — прищурилась Геля.

— Сказал, что соскучился. — дернула плечом Карина. — Но я более чем уверена, что нет. В противном случае, я ему сочувствую.

— Что, совсем не нравится?

Карина покусала аккуратный, покрытый бесцветным лаком ноготь. Со вздохом призналась:

— Чисто теоретически — он ничего так. Морда симпотная, веселый, прикольный. Только этого маловато будет. Вот ты, за что полюбила своего Кирилла? Ты же полюбила?

— Он…это он. — растерялась Геля. — Не знаю даже. Я не задумывалась.

— Видишь. — чуть грустно улыбнулась Карина. — Когда влюбляешься, то не думаешь за что. Ты просто влюбляешься. В человека.

«А я влюбилась?» — мысленно проговорила Геля. А вслух произнесла:

— Ну не знаю, влюбляешься именно в сочетание мозгов, внешности и характера. Плюс еще во что-то, присущее лишь определенному человеку. И вообще, тема эта сложная и спорная. Короче, у бедного стоматолога нет ни единого шанса?

— Девочкой для Мальдив я не буду. — отрезала Карина. — Давай с костюмами разбираться.

Геля поняла намек, и тема про Ивара была забыта. Тем более подруги по уши углубились в доделывание костюмов. Получались они, по их общему мнению, такими, что у всех глаза на лоб полезут. Главное проходить в них день.

— Уф. — пропыхтела Геля. — Блин, надеюсь, в помещение будет не слишком жарко.

— Красота требует жертв.

— Ну блин, не таких же!

Пару раз заглядывала мама, качала головой, но молчала. Высказалась только, когда Карина удрала домой.

— Дети. Ну правда, чисто дети, которые готовятся к утреннику.

— Надо же выгуливать внутреннего ребенка. А то стану скучной, занудной…как Кирилл Александрович.

— Эк ты его. — прищелкнула языком мама. — Ну тут бы я поспорила. Там неизвестно у кого внутренний детеныш круче. Ладно, я спать, мне завтра в университет совсем рано. После пар забеги ко мне в кабинет.

Геля кивнула. Теперь мама и Кирилл Александрович, когда приезжал в университет, сидели в одном кабинете. И студенты туда заглядывали уже не с прежней опаской.

Ее и саму вдруг потянуло в сон. Так сильно, что девушка ополоснулась в душе и заползла под одеяло, зевая, как голодный крокодил.

«Завтра, — она почувствовала, как мягкие волны дремы начинают мягко покачивать, — он приедет завтра».

Писк мобильника выдрал ее из уже начинавшегося сна. Первым желанием было забить и не смотреть, кто там. Потом любопытство пересилило.

«Я возвращаюсь домой. К тебе»

— Божечки-кошечки. — прошептала Геля, понимая, что сон канул в небытие после короткого сообщения Кирилла.

«Приезжай». — все же ответила коротко и улеглась. Ну все, пришлось считать овец. Дошла до полутора тысяч, плюнула и пошла на кухню, пить чай и смотреть на мокрый двор под фонарями.

Кажется, время раздумий закончилось.

***

Сообщение от Ивара пришло, когда Карина заходила в квартиру. Впотьмах шаря рукой по стене, девушка одновременно доставала телефон. У нее блестяще получилось и зажечь свет, и посмотреть, что же ей там написали.

«Эх, так и знал, что прокатишь с фоткой» — гласило сообщение, на конце которого печалился смайлик.

— Тридцать лет мужику! — с чувством произнесла девушка. — А ведет себя как озабоченный подросток. Хочешь — получишь!

«Подожди немного, я только домой зашла»

«Ну хорошо. Мне прямо даже интересно стало, что ты там в итоге пришлешь»

— Тебе понравится. — проворчала Карина. Она стянула верхнюю одежду и глубоко-глубоко вдохнула теплый воздух. В ее квартире всегда едва заметно цитрусами и гвоздикой. Карина перепробовала десятки ароматизаторов, пока не остановилась на простейшем: купила несколько апельсинов с тонкой коркой, воткнула в них гвоздику и расставила по квартире. Ромка, прибегая к ней, всегда говорил, что воздух пахнет Новым Годом и волшебством.

Кстати, именно братец помог ей найти квартиру. Карине в очередной раз тогда повезло: друзья Ромы уезжали в другой город, а жилье хотели сдавать через знакомых. За символическую плату, лишь бы следили за цветами. Так что уже два года Карина жила в однокомнатной квартире в тихом районе. Здесь она создала свой личный мирок. В который сейчас собиралась забиться.

Стандартное течение вечера включало в себя сначала теплую ванну с пышной пеной, от которой пахло миндалем и кокосом. Расслабившись, Карина слушала приятную музыку, включенную в комнате, на ноутбуке. Дверь она не зарывала. Зачем? Одна же дома.

Как же хорошо! Карина пошевелилась, сбрасывая с плеч невесомое пенное облако. Лениво приоткрыла глаза и зевнула. Ночь накануне была трудной из-за больного зуба, так что сегодня девушка планировала завалиться в кровать пораньше. В обнимку с книгой и огромной кружкой травяного чая с медом. Есть не хотелось: они с Гелей неплохо перекусили, пока разбирались с костюмами.

«Главное не заснуть в ванной».

Карина заставила себя вылезти из теплой воды. Ногами встала на мягкий половик, впитывающий воду. Потянулась за полотенцем и на мгновение замерла: увидела себя в зеркале, вполоборота. Причину, по которой на пляжах предпочитала купаться в шортах и футболке.

Несколько тонких шрамов, пересекавших изящную загорелую спину и ягодицы. Над ключицей еще один шрам, словно в этом месте кожу прорвали крюком или чем-то похожим.

Карие глаза заледенели лишь на миг. В следующую секунду Карина завернулась в огромное полотенце и не спеша ушла в комнату.

Здесь она сотворила самое настоящее гнездышко. Мебель не меняла, просто купила огромный пушистый ковер, красивый торшер, несколько картин в мягких тонах, на диван кинула бежевый плед и множество небольших подушечек. Она засыпала, буквально утопая в них.

Вот и сейчас, прихватив из кухни чай, Карина быстро застелила диван и, сбросив полотенце, в одни трусиках завалилась на толстое одеяло. Книга ждала ее рядом, на журнальном столике. Вместе с чашкой и парой купленных в ближайшей кулинарии пирожных.

Но для начала поразвлечься.

Ехидно хихикая, Карина дотянулась до торшера и выключила его. Комната тут же погрузилась в бархатную темноту. И в ней девушка сделала селфи. Она собиралась отправить черное изображение, а потом написать «Это я в одних трусиках». Пусть Ивар любуется на квадрат Малевича. Она не обещала фоткаться при свете.

Едва слышно щелкнула камеру, сверкнула вспышка…

— Милое фото. — машинально отметила Карина, отправляя его…

— Млять! — следующий вопль был наполнен ужасом. Расслабленное состояние и желание поиздеваться сыграли с ней злую шутку.

«Не смотри, гад!» — лихорадочно настрочила она следом.

«Сотри немедленно!»

«Выцарапай себе глаза!»

«Убери фотку! Она нечаянно получилась!»

«Я не хотела!»

«Устрой себе амнезию!»

«Убей себя!»

Ивар ответил лишь минут через десять, когда Карина искусала одеяло и обматерила себя с ног до головы. Господи, она точно безмозглая! Как так можно было опростоволоситься!

Пискнуло сообщение. «Викинг» прислал ответ, от которого у Карины заскрежетали зубы. Россыпь ржущих смайликов.

— Бли-и-и-ин! — Карина вцепилась в волосы, словно хотела оторвать себе глупую голову. И оторвала бы, дай ей силы!

Все, теперь Ивар год будет над ней прикалываться. То, что он мечтал увидеть все лето, она своими руками отправила ему. На блюдечке, так сказать.

Отвечать девушка не стала. И так понятно, что скандинавская скотина не проявит благородство души и фотку не сотрет.

«Не пойду завтра пломбу ставить» — подумала Карина, закутываясь в одеяло по самые уши. Уши, которые до сих пор горели огнем от злости и стыда. Нафиг, нафиг, нафиг, лучше в другую клинику запишется. Наверняка, поставить постоянную пломбу может любой врач.

А к этому типу больше не сунется. А то обрадовался, вспомнил летний объект вожделения. Наверное, сейчас или подруги нет, или ему одной мало.

«Или двух, — мелькали осами злые мысли, — или трех…четырех. Гарем завести не пробовал, засранец? Боже, что ж ты меня бесишь так?»

***

Просторная спальня с большими окнами, сейчас прикрытыми жалюзи, обставленная в сдержанных кофейно-коричневых оттенках, сотрясалась от мужского хохота. Три огромных кошака неизвестной породы дружно выражали недовольство громкими звуками. Зато гигантский лохматый пес, угольно-черного цвета, скакал вокруг кровати, на которой развалился хозяин. Не выдержал и запрыгнул.

— Рик, слюни! Фу! — заорал Ивар, мигом садясь и пытаясь увернуться от восьмидесяти килограмм счастья.

— А ну на пол, быстро!

«Злой хозяин, — сообщил ему собачий взгляд, — незнакомых самок пускает, а друга — нет»

— Не коси, ты знаешь, что на постель тебе запрещено. — погрозил мужчина пальцем — Фу-у-ух!

У него даже пресс заболел от смеха. И возбуждения. Ивар был уверен, что Карина пришлет ему какую-нибудь глупость, которую назовет шуткой. И едва не подавился вином, когда открыл сообщение. Ведьмочка с мокрыми волосами и практически обнаженная подействовала как удар под дых. Мужчина даже сначала не поверил глазам. А потом, когда посыпались гневные сообщения, понял, что Карина сильно облажалась.

Вот как тут не посмеяться?

— А ведь дуреха завтра может не явиться на прием. — вслух проговорил Ивар, вновь опускаясь на кровать.

День сегодня выдался бешеный. И мужчина решил вечер провести дома, в относительной тишине и с любимыми питомцами. Хорошее вино, не менее хороший фильм, удобная постелька. А теперь еще и неожиданный сюрприз в виде фотографии.

Ивар отхлебнул вина и снова посмотрел на изображение. Нет, ну определенно ничего так. Все в меру, все так, как ему нравится. Еще бы характер посговорчивее и цены бы ей не было. Ивар поначалу решил, что девочка просто выделывается перед ним. Потом понял — ошибся. Карина и правда не видела в нем ничего особенного. Более того, прямым текстом сообщила, что предпочтет страшненького бабуина, чем красивого потаскуна. После чего, собственно он и загорелся. Почти на все время, пока видел ее. Потом как-то поутихло, забылось. А вчера вот опять екнуло.

Еще и фотография эта…

Ивар зевнул и убрал фильм с паузы. Ведьмочка завтра явится на прием, даже если ему придется позвонить ее начальству. С зубами шутки плохи. Да и увидеть ее еще разок следует.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Геля теперь не опаздывала. Но вовсе не из-за резкого прилива трудолюбия. Просто учеба практически каждый день начиналась с обеда. А спать до двенадцати было чересчур даже для Ангелины.

«Увидимся сегодня или нет?»

Геля забежала на первый этаж пятого корпуса. Отряхнула зонт и сложила его. На улице опять затянула противная морось. И кучки студентов у входа быстро поредели. Мокнуть не хотелось никому.

Стараясь не задевать людей мокрым зонтом, Геля взбежала по лестнице на второй этаж. Настроение сегодня было не учебное, но и прогулять не получалось. Важные практики плюс разбор вопросов, которые будут на государственных экзаменах.

В аудитории уже собралась почти вся группа. Махнув рукой, Геля поставила зонтик в угол — сушиться, сама уселась на свое место и достала мобильник.

Кирилл не отвечал. Абонент оставался недоступен с сегодняшнего утра. Девушка уже начинала волноваться. Она то хотела узнать: приедет Демон сегодня в университет или нет. Умом понимала, что вряд ли: все же ночь перелета, да и его пары сейчас вела Кристина Григорьевна. В смысле, мама, которая требовала от дочери на парах называть себя по имени-отчеству.

— Гелька! — окликнула ее одногруппница Ольга. — А ты в библиотеке методичку по экономике брала? Там все разобрали, прикинь? А в электронном виде ее нет.

— Брала. — кивнула девушка. — Чего, тоже решила заранее экономическую часть прикинуть? Говорят, к нашей церберше дипломники по месяцам на поклон ходят.

— Да капец страшно. — темноволосая Оля присела на край стола. — Слушай, а она тебе еще долго нужна будет? Может, потом дашь ее мне?

— Не тупи, — поморщилась Геля, — я завтра ее принесу, и ты копию сделаешь.

Проходившая мимо вдруг высокая светловолосая Лера в компании двух парней-одногруппников, вдруг остановилась и спросила:

— Гелька, а ты диплом реально что ли пишешь?

— Нет, виртуально, блин. Что за вопросы?

— Еще скажи, что ты к госникам готовиться собираешься. — усмехнулся один из сопровождавших Леры, по имени Андрей. За его плечом некоторые из одногруппников начали «греть» уши. Ангелина помрачнела: с блондинкой она не то, чтобы враждовала, но находилась в несколько напряженных отношениях. Та не стеснялась сообщать, что в субкультуры идут, когда нет личной жизни. Обожавшая стимпанк Геля, скрипела зубами и порой кратко, но емко отвечала. Другие размышления одногруппницы на темы автомобилей, крутых парней и целей в жизни она пропускала мимо ушей.

Но до этого момента Лера не пыталась влезать в ее отношения с Кириллом.

— А ты типа нет? — вздернула бровь Геля.

— Да у меня и поддержки такой нет.

— Моя мама не собирается мне помогать. И в госниках она вообще не принимает участия.

— А причем здесь она? — протянула Лера удивленно. — Ты ж можешь Кирилла попросить, он тебе все сделает.

Теперь у Гели глаза полезли на лоб. Лера, конечно, не слыла гением, но и тупой не была. Подумать такое про Демона! Ага, поможет, да. Догонит и еще раз поможет. Ангелина всерьез подозревала, что ее он перед госниками будет гонять, как сидорову козу.

— Ты точно сейчас про Демона говоришь? Он и поблажки — вещь несовместимая в принципе.

— Ой, ладно. — отмахнулась Лера, а ее спутники дружно хмыкнули. — Как будто он не сделает для тебя исключение, если будешь с ним поласковее. Может, и нам полегче сдавать будет. А то ж зверствует, гад. Может, попросишь его?

Ангелина вдруг обнаружила, что за их беседой наблюдают все. Да, все двадцать пять человек напряженно следили за пока еще мирным разговором. Только этого не хватало!

Она то дура радовалась, что ее отношения с Кириллом не произвели эффект разорвавшейся бомбы. Ну поприкалывались одногруппники и друзья несколько дней, а потом все плавно сошло на нет. Тем более, Демон почти сразу укатил на месяц в Австрию. А Геля в универе не трубила направо-налево о том, с кем встречается.

И вот нате ж, оказывается, у народа подобные мысли бродят.

Ей теперь что, лечь под Демона и согласится на его специфические пристрастия, чтобы уговорить на халяву для группы? От нее этого ожидают что ли?

— Лера, — медленно проговорила Геля, понимая, что улыбка перетекает в оскал. — Не путай айфон с экзаменом и дипломом. Кхм, железку тебе еще могут подарить…за усердие. А вот без мозгов даже при сданном дипломе ты останешься хреновым специалистом.

— Вот именно. — раздался холодный голос. Вздрогнув, Геля вместе со всеми посмотрела в сторону дверей. Когда Кирилл успел подойти? Видимо, стоял в коридоре и слушал, чтобы появиться вот так эффектно?

Несмотря на ситуацию, сердце у Ангелины облилось теплом при виде высокого широкоплечего Демона, как всегда строгого и невообразимо обольстительного в темно-сером костюме и черной рубашке с расстегнутым воротом.

— Я не понимаю. — продолжал он, осматривая онемевших студентов. Тишина стояла такая, что слышен был стук капель дождя по стеклу.

— У вас больше занятий нет, как обсуждать мою личную жизнь? Так я могу обеспечить.

— Да не стоит… — начала было Оля, наткнулась на взгляд Демона и потупилась. Остальные старались спешно научиться у хамелеонов мимикрировать под окружающую среду.

— На вашем месте, я бы теперь приложил все усилия к изучению вопросов по госэкзамену. — сообщил Кирилл все тем же замораживающим тоном. — А не тешил себя надеждами, что вдруг внезапно свалится халява. Разочарую — не свалится. У вашей специальности большое будущее. Не разочаровывайте его.

— Будущее? — уточнила Геля.

— Именно. — Демон улыбнулся уголком губ и вышел.

— Вашу ж… — выдохнула Оля. — Господи, Гелька, как ты с ним встречаешься?

— Лучше не спрашивай. — вздохнула девушка. Начинающийся конфликт затих сам собой. Разве что Лера, устроившись на задней парте, периодически начинала бубнить что-то на тему плохих финалов служебных романов. Геля ее игнорировала. Она терзалась: идти следом за Демоном или нет. Посмотрела на время и вздохнула: пара начиналась через пять минут, и Кирилл бы точно не оценил ее порыва прогулять занятие.

«Вот сидишь тут, — бубнил внутренний голос, перебивая преподавателя, — а Кирилл, небось, все дела сделает и удерет. И когда вы увидитесь? Да ладно, дура, он сам писал, что приезжает. К тебе, идиотка. Вы все равно увидитесь. И, кстати, не наше ли высочество в первую неделю прыгало и радовалось тому, что ее не преследует любитель играть пожестче? Чего фырчишь?»

Геля мотнула головой, понимая: подобные мысленные разговоры ни к чему хорошему не приведут. Оно понятно, что лучший собеседник — ты сам, но лучше этим не злоупотреблять.

Записывая формулы, девушка порой украдкой косилась по сторонам. Потом получила сообщение от Оли.

«Забей на Леру дуру. Она просто еще на третьем курсе пыталась Демона охмурить. А тот ее так отчитал, что она неделю ошарашенная ходила»

Геля едва не присвистнула. Надо же, такое и мимо нее прошло.

«Да плевала я на нее. У Леры мозги куриные и ниже пояса обитают. Просто интересно, сколько человек еще думают, что Демон мне за просто так госы подпишет и диплом впридачу. Типа соблазни препода, диплом в подарок»

«Забей. Максимум еще двое думают, так же, как наша мисс «встречаюсь за айфон». Остальные выучили характер твоего, кхе, мужчины. А после сегодняшнего выступления и вовсе языки в попу втянут».

Ангелина бесшумно выдохнула. Оля по праву занимала почетное место первой сплетницы если не универа, то их потока — точно. И раз она такое говорит, значит так оно и есть. Хорошо. Девушке не хотелось портить недопониманием отношения с одногруппниками.

От Демона вестей не поступало. После двух пар Геля уже чувствовала себя ужом на сковородке. С одной стороны — радовалась возвращению мужчины, с другой — беспокоилась.

Легкими их зарождавшиеся отношения назвать трудно, чего уж там.

«Все, я так больше не могу!», — взвыла и с третьей пары удрала. Благо, там была лекция и сидели всем потоком. Да и преподаватель не стремился выявить всех прогульщиков.

Замок на сапоге разошелся именно в тот момент, когда Геля сбегала по ступеням корпуса. Ноге сразу стало чересчур свободно и прохладно. Бросив взгляд вниз, девушка шепотом разразилась проклятиями в адрес обуви и ее создателей. Продолжая проклинать, побрела обратно: в кабинет к матери. Там вроде плоскогубцы есть. Ну или банально скотчем заклеит и домой поедет.

Стараясь вести себя непринужденно, словно расстегнутый до половину сапог — обычное дело, Геля добрела до кабинета и постучала. Потом потянула дверь на себя со словами:

— Мам, я тут… и закончила севшим голосом, — …сапог сломала.

— А мамы нет. — ласковым тоном проговорил Демон. Он присел на край стола и просматривал что-то на планшете.

— Мама ушла к ректору. И доченька решила прогулять?

Геля набрала полную грудь воздуха и…промолчала. Лишь развела руками, как бы говоря: у нее просто нет слов.

— Да вы заходите, — все тем же тоном продолжал Кирилл, — расскажите, какая злая и нехорошая причина погнала вас с лекции, госпожа будущий генный инженер.

Год назад Геля бы стушевалась. Но теперь она просто зашла в кабинет, не забыв плотно прикрыть дверь. Мало ли любопытных по коридорам бегают.

— Причина у меня реально мерзкая. У причины отключен телефон. Причина с ходу предъявляет претензии. Причина месяц где-то шлялся, а теперь думает, что имеет право на меня шипеть? И вообще, у меня тут сапог сломался пятый раз за неделю! — зачем-то сообщила Геля.

— Беда какая. — Кирилл кивнул на один из стульев. — Садись, что там с твоим сапогом?

Чувствуя себя Алисой в дурдоме, ибо не так представляла встречу с Демоном, Геля послушно села. Постаралась не дергаться, когда лодыжку сжали сильные мужские пальцы. Пусть даже поверх сапога, они мистическим образом заставляли ее чувствовать зарождавшееся желание.

— Хочешь совет? — поинтересовался Демон, который чудо как хорошо смотрелся, стоя на одном колене перед Гелей.

— Ммм?

— Выкини эту дрянь и купи новые.

С этими словами Демон схватил Гелю за руку и дернул на себя. Девушка, конечно же, от неожиданности полетела со стула…прямо в надежные мужские объятия.

Случилось то, чего она подсознательно ждала весь месяц. Поцелуй, от которого все тело мигом стало предательски-податливым и словно загорелось изнутри. Поцелуй властный, покоряющий, но с трогающей за душу каплей нежности и заботы.

Геля на время провалилась в упоительный восторг. Очнулась только, когда ладонь Кирилла очутилась на ее груди.

— С этого нельзя было начать? Обязательно надо было прочитать лекцию о прогулах?

— Ну ты же прогуляла. — усмехнулся Демон. Он устроился на полу с таким видом, будто так и планировалось. Одной рукой гладил Ангелину по спине, а второй легко сжимал грудь. Отчего девушке становилось тяжело дышать. Сердце колотилось уже в горле.

— Если сейчас зайдет мама…

— По теории вредности именно так и случится.

Геля постаралась сдержать разочарованный вздох, когда ее прекратили обнимать и легко поставили на ноги. Она спешно поправляла взлохмаченные кудри, застегивала рубашку, пыталась успокоить дикое сердцебиение.

Про желание лучше вообще не говорить. Как у него так получается? Что она готова вот так, с ходу, сдаться.

Впрочем, ее опять обняли. Только на этот раз Демон притянул Гелю к себе бережно. Девушка аж почувствовала себя драгоценной вазочкой. И хмыкнула: «Ага, тот еще сосуд греха».

— Я тебя похищаю.

— Да ладно? — не удержалась от шпильки Ангелина. — А третья пара?

— Будем немного наказывать за прогулы. — кивнул Демон задумчиво. — Как насчет пытки ужином в одном ресторане? Я бы и сам что-нибудь приготовил, но боюсь еда сгорит.

При этом так посмотрел на Гелю, что ту обдало жаром с ног до головы.

— Ага, — он уловил ее состояние, — а нам лучше сначала поговорить.

О…черт!

Кое-какие пристрастия в сексе, бездумно забытые под влиянием встречи, моментально всплыли у Гели в голове. К ее чести, девушка не отстранилась, хотя слегка напряглась. Но скорее по привычке, нежели осознанно.

— А давай. — она поняла, что оттягивать дальше нет смысла. — Поговорим. Один раз все обсудим и больше возвращаться к проблемам не будем.

— Вот это по-нашему. Я на тебя хорошо влияю.

— Что вы, Кирилл Александрович, — голосом пай-девочки пропела Геля. — Кажется, наоборот, мое дурное влияние распространяется на вас. Вон, даже сами мне прогулять посоветовали.

И, захохотав как злобная ведьма, девушка первой выскочила из кабинета. Чтобы едва не упасть. Совсем забыла про сломанный замок сапога.

— Мда, — шедший следом Демон успел подхватить подругу, — давай, сначала в обувной.

***

Зуб вел себя идеально. Проснувшись утром, Карина первым делом прислушалась к себе. Нет, все отлично, ни малейших признаков боли. И быть бы хорошему настроению, если бы не вчерашнее головотяпство.

«Господи, надеюсь, он там ничего предосудительного с моей фоткой не делал!»

Карина не удержалась и подушкой треснула себя по голове. Чем-то более тяжелым побоялась. Ей только сотрясения сейчас не хватало.

К Ивару на прием она не ногой. Хватит. У Карины начинал подергиваться глаз, стоило представить похабно-хитрую ухмылку стоматолога.

Нервный тик все еще давал о себе знать, когда девушка заходила в приемную Игоря Алексеевича.

— Привет. Как зуб? — поинтересовалась Лиля. В строгом бледно-розовом костюме и скрученными в пучок волосами она казалась воплощением целеустремленности. Ухитрялась смотреть на Карину, печатать в компьютере и принимать факс.

— Все супер. Какие у нас на сегодня дела?

— Я отправила тебе список на электронку. Игорь уже у себя, после обеда уезжает на встречу с поставщиками. Сейчас я отправлю по отделам информацию о вечернем совещании и обсудим твой план.

— Супер. — буркнула Карина. Сидела она возле окна, сбоку от Лили. Рядом раскинулся зеленый уголок, куда все сотрудники натаскали растений. А поливать их Карине!

Девушка аккуратно потрогала языком зуб. Не болит, так что ставить постоянную пломбу она отправится в пятницу. Как раз короткий день. И не надо будет отпрашиваться.

Она успела прочитать только первый пункт расписания дел, как из кабинета выглянул Игорь. При виде Карины прищелкнул пальцами и проворчал:

— Так, дорогая, ты на сегодня свободна.

Обе девушки с немым вопросом в глазах уставились на руководителя.

— Что? — развел руками мужчина. — Карина, дуй в стоматологию. Врач Холод жаждет тебя лицезреть. А у тебя телефон отключен.

— Не могу ответить взаимностью на его желание. Игорь Алексеевич, зуб он мне вылечил. Нафига тащится то?

— А ты уверена, что вылечил? — как-то зловеще поинтересовался мужчина. — Ты учти, этот человек просто так требовать к себе пациента не будет. Вот, блин! Тут стараешься, уговариваешь директора клиники взять в руки инструмент и совершить чудо. А она еще и кривляется! Дуй быстро!

«Господи, он еще и мажор!»

— Игорь Алексеевич. — заныла Карина. — Ну вы чего? Я вечером, после работы сбегаю. Тут десять минут пешком. Ну что, второй день все на Лилю спихивать? Меня совесть загрызет.

— Тебя зубная боль загрызет.

— Да не болит он! — воскликнула девушка, не понимая, что за муха альтруизма укусила ее начальника.

— Врач сказал срочно — значит срочно. Иди давай.

Карина скрипнула зубами, но дальше спорить было бесполезно. Упрямством с Игорем Алексеевичем могло поспорить разве что стадо ослов.

Ворча про себя, девушка накинула плащ, взяла зонт и удалилась громкими шагами. Не подозревая о разговоре, состоявшимся сразу после ее ухода.

— У нее ведь все в порядке с зубом. — Лиля не спрашивала, а утверждала.

— Точно.

— Тогда зачем?

— Мой друг в начале осени рассказал мне, как провел лето, отыгрывая викинга. Он ролевик.

— Что за зверь?

— В Гугле посмотри, ты же все там ищешь. — отмахнулся Игорь Алексеевич. — Ну вот, особенно часто в его рассказе мелькала некая «ведьма» с разноцветными волосами и острым языком. И тут я вспомнил, что Карина, когда подписывала заявление на отпуск, тоже говорила о ролевой игре.

— Сводником решили поработать?

— Просто друг мой никогда ни о ком так не отзывался.

— А так это как? — аж заинтересовалась Лиля, поднимая взгляд от экрана компьютера.

— Строптивая стерва — самое мягкое.

— Какие громкие комплименты женщине. О да, мы это ценим.

— Эх, — махнул рукой Игорь Алексеевич, — не понимаешь ты ничего…женщина.

И закрыл дверь в кабинет.

Ничего этого Карина не знала. Она шла, прячась под зонтом и мысленно составляла гневную отповедь. На тот случай, если Ивару вздумается поржать над ее вчерашним…поступком.

«А начнет приставать — пну. По яйцам и больно».

В клинике ей сразу велели идти в третий кабинет. Только теперь Карина боялась не боли, а лично хозяина стоматологии, а по совместительству еще и врача.

Ну вот за что ей такое?

Ивар уже был в кабинете. Он и медсестра что-то обсуждали, при этом то и дело срывались на хохот. Но при виде Карины, «викинг» мигом посерьезнел.

— Садись. Как твой зуб поживает?

— Отлично. — процедила Карина, приземляясь в кресло.

«Читай между строк: он поживает лучше меня, идиотки»

Она бы ему высказала. Но при медсестре стеснялась, к тому же Ивар велел открыть рот и принялся любоваться результатами своего труда. Карина попыталась ограничиться гневными взглядами, у нее они всегда хорошо выходили. Но столкнулась со взглядом темно-голубых глаз над маской и едва не поперхнулась. Так близко они смотрели друг на друга лишь раз. Летом. Тогда Ивар попытался ее поцеловать, получил отлуп и обиделся. Карина же популярно объяснила красавцу — «викингу» кто он такой и куда может засунуть свой язык.

Почему-то девушка заподозрила, что Ивар сейчас тоже вспомнил этот момент.

— Ну давай поставим постоянную пломбу. Не закрывай рот. — попросил он, отворачиваясь к столику с инструментами.

В этот раз не было напряженного ожидания боли. И вообще все прошло быстро. Не успела Карина оглянуться, как обзавелась новенькой пломбой.

— Это все? — спросила, увидев, что лампа над головой погасла. Теперь просторный современный кабинет заливал свет тусклого серого дня. Взяла кипу бумаг и куда-то ушла медсестра. Сразу стало гораздо тише, так как женщина болтала не переставая.

— А ты во вкус вошла? — с ее уходом Ивар мгновенно переменился. Карина аж взбодрилась, когда «викинг» снял маску и широко заулыбался. Вот гад! Точно сейчас начнется!

«Сейчас прольется чья-то кро-о-овь!» — прогремели на манер боевых песен мысли.

— Ты нахрена меня с работы дернул?

— Мне захотелось. — еще шире заулыбался «скандинавское хамло». Улыбка у Ивара получалась такой ослепительной, что наверняка поражала все женские сердца в радиусе трех километров.

«А я терминатор. Бессердечная скотина»

— Тебе открыть секрет?

— Если он будет таким же приятным, как вчера, то давай.

Карина почувствовала, что у нее опять дернулся глаз.

— Вчера это была вторая величайшая ошибка в моей жизни. Удали фотку. И не смей пользоваться знакомством с моим директором и отпрашивать меня с работы! И ради чего? Ради того, чтобы меньше чем за час зафигачить мне пломбу! Прикольно, да?

— Ну вообще-то да. — признался Ивар. Карина заскрипела зубами: собеседник не проявлял ни малейшего раскаяния.

— Я удалю фотку, ведьмочка, хотя мне будет нелегко. Прямо вот от сердца оторву, с кровью и мясом.

— По-моему, ты ее кое с чем другим оторвешь. Поклонницы не разочаруются, нет?

— Господи, мне иногда хочется тебе рот с мылом помыть. Короче, если сегодня вечером пойдешь со мной поужинать в одно место, то я при тебе удалю фотку.

Карина с недоверием воззрилась на Ивара. Шантаж? Он серьезно?

— А если не соглашусь?

«Викинг» пожал широкими плечами.

— Тогда я каждый вечер буду любоваться на фотку. И слать тебе восторженные эпитеты. Даже четверостишие придумал. Во славу твоих сисек.

«Интересно, если я его убью, то меня оправдают?»

Следовало сказать нахалу в белом халате кто он такой и куда ему следует идти. Карина подумала, поковыряла ногтем белоснежное зубное кресло и…согласилась.

— Просто ужин?

— Если захочешь продолжения, отбиваться не буду.

Девушка поняла, что тут уже все, клиника.

— Шантажирует девушку и выпрашивает свидание. Ни стыда, ни совести.

— О да, я такой. Ничего лишнего.

«Все, сам напросился, юморист».

— Хорошо. — она встала и тщательно отряхнула брюки, хотя вокруг не было ни пылинки. — В семь вечера устроит? Я заканчиваю в пять, пока до дома доберусь и приведу себя в порядок.

— Ты сегодня можешь не работать. Я забрал тебя на весь день.

— Может, ты мне и зарплату начислишь тогда? — ухмыльнулась Карина. — Скажу, что ты у нас скоростный чувак, все сделал и отпустил.

— У нее лишний выходной, а она отказывается. Ведьмочка, я в шоке.

— Продолжай шокироваться. Мне этот выходной не нужен, мне работа нужна. — вдруг серьезно проговорила девушка. — За квартиру, еду и разные скромные удовольствия платить могу только я. Так что, давай, иди руководи клиникой, а я поскачу выполнять указы нашего офис-менеджера. Не надорвись до вечера, скоростной ты наш.

На всякий случай она обошла сидевшего на стуле Ивара по широкой дуге. При этом не обращала внимание на его ехидные взгляды. С достоинством вышла за дверь и только там уже скорчила самую свирепую рожу, на которую была способна.

— Упс, извини! — она увидела, как сидевший неподалеку пятилетний ребенок сморщился и в голос заорал. Смутившись, Карина поспешила удрать обратно на работу.

Так значит, любвеобильный «викинг» собирается сводить ее поужинать? Наверняка ресторан. Наверняка крутой. Карина, торопясь на работу и огибая лужи, улыбнулась так широко и коварно, что почувствовала себя героем из «Маски».

«О, да, Ивар, ты запомнишь это свидание на всю жизнь. Ты сильно пожалеешь, что попытался меня шантажировать. Ты так меня бесишь!»

Карина и сама не могла понять, почему несчастный стоматолог вызывал в душе такую бурю. Наверное потому, что за внешней привлекательной оболочкой, которая сразу пришлась девушке по нраву, прятался идиот и бабник. Зачем ей с таким кадром связываться?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Так как Ангелина не назвала определенный обувной магазин, то Кирилл автоматически привез ее в тот, который нравился ему. Вот уж на чем, а на обуви Демон не экономил. И никому не советовал.

Кто ж знал, что его милая девочка, которая еще пять минут назад со смехом рассказывала очередную университетскую байку, вдруг выкинет такое.

Сначала она, не выходя из машины, посмотрела на название бутика.

— Ты прикалываешься? — вопрос заставил Кирилла чуть вздернуть бровь.

— В чем дело?

— Ты куда меня привез? — в голосе девушки звучала неприкрытая тревога. — Кирилл, в моей семье финансы, конечно, перестали трещать по швам. Но не настолько, чтобы покупать сапоги здесь!

У Демона глаза на лоб полезли.

— Ангелина, я предложил купить сапоги, я тебя сюда привез. В конце концов, ты — моя девушка. Так что расслабься, пожалуйста. Куплю я их.

Он вообще не видел в ситуации ничего ужасного.

— Нет. — вдруг спокойно заявила Геля. — Не купишь. Еще не хватало!

Мда, Кирилл понял, что банальная покупка обуви может перерасти в боевые действия. Ангелина опять что-то вбила в голову. Он то просто хотел ее порадовать. Тем более подарок, привезенный из Австрии, остался дома. И планировался вручиться вечером.

— В чем проблема?

— В том, что я все себе покупаю сама. Ну или на крайний случай договариваюсь с мамой.

— Хорошо. Отбрасывая самостоятельность, объясни: почему я не могу купить тебе что-то?

— Я не собираюсь становиться содержанкой. — ответ просто убил. В первый момент Кирилл едва не расхохотался, настолько абсурдным показалась логика Гели. Но затем все же сдержался, понимая, что чужое мнение стоит уважать.

— Ок, не содержанка. А в качестве подарка?

— Не вижу повода для такого подарка. — Геля оставалась непоколебимой.

«Спокойствие, только спокойствие», — приказал себе Кирилл. Даже мысленно сделал пару глубоких вдохов-выдохов. Он постарался посмотреть на ситуацию глазами Ангелины. Близкие отношения начались не так давно, не виделись месяц, между ними довольно много недосказанности. Скорее всего, она еще не научилась до конца доверять ему.

Значит, стоит немного поддаться. Но на своих условиях.

— А если это пойдет в виде оплаты за заказ?

Синие глаза на довольно хмуром лице уставились на него. Да уж, непросто у них развиваются отношения, не просто. И времени остается не так много. Демон с неожиданной горечью вдруг понял, что может ничего не выйти. Если Геля не научится доверять, а он — понимать ее.

— Какой еще заказ? Чего ты выдумал? — но в ее голосе мелькнуло слабое любопытство.

— Обычный. Ты же у нас работаешь с кожей? Вот я и хочу у тебя кое-что заказать.

— Корсет? — почти неприкрытый сарказм в голосе. Демону захотелось на все плюнуть, притянуть упрямую девчонку к себе и зацеловать до потери сопротивления. Отказывать себе он не видел смысла.

Ангелина послушно подалась к нему, обвивая руками за шею. И это тоже порадовало Демона. Значит, ее, несмотря на все сомнения, к нему тянет.

Он безумно соскучился за месяц по ее нежному запаху, по длинным волосам, которые так приятно сминались под его руками, по живой мимике, по внезапно вырывавшимся фразочкам и по мягким губам.

Она обязана принадлежать только ему.

— Так что, хочешь примерить корсетик? — шепотом поинтересовалось несносное создание, когда Кирилл заставил себя разорвать поцелуй. Иначе тот грозил зайти за рамки приличия.

— Давай обойдемся для начала парой браслетов.

— Господин Демон, не делайте из меня дуру!

Геля попыталась освободиться, но кто ж ее отпустит. Кирилл, например, не собирался. Не обращая внимания на то, что руль больно упирается в бок, еще сильнее прижал к себе запыхтевшую подругу и пояснил:

— Я заказываю тебе два широких мужских браслета. Из кожи. С металлическими стимпанковскими вставками, с тиснением или как оно там называется. Короче, полный апгрейд. И к ним такой же ремень. Срок исполнения неважен. Главное — сделай. Хоть завтра, хоть через десять лет. Но я проведу оплату вперед. Считай, ты сама купишь себе обувь. Так что?

Ангелина продолжала упираться руками ему в грудь. И явно подозревала, что где-то ее сейчас обводят вокруг пальца. Только вот не понимала, где именно. Наконец, расслабилась и буркнула:

— Ок, договорились. Точно Демон. Но выбирать буду сама!

— Упаси Господи мне советовать женщине, что ей носить!

***

Что-то неладное происходило. Затишье перед бурей, не иначе. Геля, пока выбирала обувь, все косилась на Демона. Тот вел себя чересчур мило. И это было подозрительно.

В светлом дорогом бутике они задержались ненадолго. Геля увидела цены, мысленно схватилась за сердце и едва не повернула обратно к дверям. Но остановил несчастный сапог, чей замок сейчас держался исключительно за счет булавки, умело приделанной Демоном с внутренней стороны. Так, чтобы внешне все смотрелось более-менее прилично.

Кирилл только бросил мимолетный взгляд на выбор Гели и молча повел ее к кассе.

— Переоденешься в машине?

— Да. — девушка все еще чувствовала себя обманутой. Наверное, кто-то сочтет ее дикаркой и все такое. Но Ангелине правда было неудобно. Покупка личных вещей с мужчиной казалась настолько интимной вещью, что щеки то и дело заливало краской.

«Блин, хватит! Ты ведешь себя, будто вы не сапожки, а бюстик покупаете. И труселя впридачу!»

Остаток времени до ресторана Геля постаралась расслабиться. Переоделась в обновку, забросала Демона вопросами о поездке и вдоволь на него налюбовалась. Терпеливо ждала, пока мужчина забегал зачем-то домой.

Оказалось, можно одновременно влюбиться и мучиться сомнениями. До самого ресторана Геля то и дело ловила себя на том, что беззастенчиво разглядывает Кирилла. То, как он ведет машину, как касается пальцами руля, как чуть поджимает губы или бросает взгляды в боковые зеркала.

И, черт подери, не выдержала. На очередном светофоре вдруг уткнулась носом в твердое плечо, прикрытое рубашкой и пиджаком, вдохнула чуть горьковатый запах туалетной воды. Демон всегда пользовался одной и той же маркой.

— Господи, — слова вырвались сами собой, — как же я соскучилась!

И посмотрела на него. Чтобы заметить, как стремительно теплеет прежде суровый взгляд.

«Охохо, детка, ты покорила Демоняку. И что теперь будешь с этим делать?»

— Ты бы знала как соскучился я. — сообщил Кирилл. Он успел легко коснуться губами ее губ, прежде чем светофор переключился на зеленый свет.

Ресторан «Бромблей» находился чуть в стороне от центра. Расположенный на первом этаже современного здания, с большими окнами и выделенной для посетителей стоянкой.

— Я бывал здесь пару раз. — проговорил Кирилл, помогая Геле вылезти из машины. — Милое место, довольно тихое, так что можно будет спокойно поговорить.

Место и впрямь показалось Ангелине довольно милым. Пока вежливая официантка вела их к столику, девушка незаметно разглядывала обстановку. Черные блестящие столы и белоснежные диваны, странной формы, похожие на мелко нарезанную длинную лапшу серебристые украшения под лиловым потолком, светлые стены со множеством репродукций в темном цвете.

Их столик оказался у окна. Геля посмотрела на его поверхность, на залитое дождем стекло и вдруг поняла, что, несмотря на некоторые трудности, безумно счастлива. До легкого щекотания в горле.

— Кирилл. — раздался мужской голос. Проходивший мимо приятный мужчина лет тридцати восьми вдруг остановился. Они с Демоном обменялись крепким рукопожатием.

— Алексей. Рад видеть. Марина… — Кирилл кивнул спутнице знакомого — яркой брюнетке в длинном и наглухо закрытом платье алого цвета. Распущенные волосы струились по плечам и спине, а тщательно накрашенный рот слегка кривился. Словно девушка увидела нечто неприятное, но вынуждена была молчать.

— Ангелина, это Алексей — мой хороший друг. И его милая подруга — Марина. А это — моя невеста.

Глаза у Гели округлились сами собой. Но вопить, что Демон нагло врет, она не стала. Может, из-за нахлынувшего тепла, а, может, из-за полыхнувшего темного взгляда брюнетистой Марины. Неким женским чутьем Геля уловила волны ревности и тоски, исходившие от красивой спутницы Алексея. Ого! Неужели дамочка заглядывается н ее Демона? А фигу не хочет?

— Оу! — зато Алексей, казалось, искренне обрадовался. — Дружище, искренне поздравляю. Ангелина — чудесное имя, с древнегреческого означает вестница или ангел. Вы и правда прелестны. Где вас отыскал этот оболтус?

— Не поверите, он — мой преподаватель. — отозвалась Геля, видя, как отвернулась брюнетка.

— Эх, и почему я не преподаватель. — деланно огорчился Алексей. Темно-серые глаза разглядывали Гелю с вежливым интересом.

— Зато у тебя полно медсестричек. — подала голос Марина, перестав разглядывать посетителей. Голос у нее оказался грудной, приятный.

— Они все замужем. Ладно, Кир, рад был тебя видеть. А то совсем пропал. Звони, приезжай.

— Взаимно, взаимно.

Еще раз обменявшись рукопожатиями, мужчины разошлись, уводя своих спутниц.

— Милый чувак. — сообщила Геля, присаживаясь за столик. Придвинув ее стул, Демон сел напротив и раскрыл меню.

— Да. И отличный пластический хирург Итак, что закажем. Ты голодная?

Ангелина была голодная. Очень. Поэтому она заказала лосося с паровым картофелем и салат из козьего сыра и ветчины, плюс кофе. Тогда как Демону приглянулся стейк с овощами и теплый салат с говядиной.

— И принесите сразу мне стакан воды, а девушке — яблочный сок.

— О чем ты хотел поговорить?

Геля положила руки на стол, кожа порылась мурашками от соприкосновения с прохладной поверхностью. В голове вдруг образовалась сосущая пустота. Надо же, целый месяц готовилась, сочиняла речь, подбирала слова и все — пусто.

— Я тебя люблю. — спокойно проговорил вдруг Демон. Он откинулся на спинку стула и в упор смотрел на Гелю.

А она вдруг поняла, что дар речи утерян.

Это правда все происходит наяву? Не сон, не глюк, не бред?

Даже не получалось отшутиться в привычной манере. Ангелина просто сидела и проживала снова и снова миг признания.

«Я тебя люблю».

Три простых слова, сказанных без надрыва и красочного вступления. От них стало безумно хорошо и немного страшно. Потому что — Геля понимала — за словами пряталось настоящее чувство. То, которое с годами становится лишь сильнее. Не нежный цветок, погибающий от малейшей непогоды, а крепкое надежное дерево.

«И чего будешь делать? Сидеть и молчать? Может, скажешь что-нибудь? А то Демон решит, что тебя удар от счастья хватил».

Язык все еще не хотел слушаться. Да что язык! Геля убрала руки со стола, так как они дрожали, так же, как и все внутри. А на губах сама собой то и дело вылезала абсолютно глупая улыбка.

— Кирилл, я… — она чувствовала себя счастливой идиоткой.

«Только не реви, поняла? Не становись героиней мелодрамы, которая хрюкает в платочек, стоит ее любимому ласково взглянуть или подарить букетик из тысячи роз!»

Любимый…

Это было как первый прыжок в бассейн с огромный высоты. Страх…потом грудь полная воздуха и…полет. До свиста ветра в ушах и замирания в груди.

— Я тоже тебя люблю. — голос вышел совсем тихим. К тому ж после последнего слова Ангелина не выдержала и зажмурилась.

Оказывается, признаваться в любви сложно.

Но с закрытыми глазами она просидела буквально пару-тройку секунд. Услышала тихий шорох, потом вздох, а затем ее лицо обхватили знакомые руки.

Вот как? Как Демон может так бесшумно перемещаться. Или это она временно оглохла от свалившегося на красноволосую голову счастья? Потому что и другие звуки ресторана притупились, отошли на задний план.

Кирилл же просто поцеловал. Очень мягко. Очень нежно. Стоял перед ней, преклонив колено, и продолжал целовать.

При всех.

Он всем показал, что она — его женщина. Что принадлежит ему.

Она этого хочет?

«О даа-а-а!»

Кажется, кто-то зааплодировал. А, может, это рукоплескали ее мысли? Геля вообще временно наплевала на окружающий мир. Лишь с огромным трудом удалось прервать поцелуй. И то лишь потому, что стало не хватать воздуха.

Все еще обалдевшим взглядом случайно перехватила взгляд Алексея. Они с Мариной сидели неподалеку. Мужчина отсалютовал приподнятым бокалом и показал поднятый вверх большой палец. Его спутница большими глотками допивала темное густое вино и едва ли не пылала от злости.

«Ну и фиг с ней»

— Кстати, — Демон вернулся на свое место, достал что-то из внутреннего кармана пиджака. — из головы вылетело. Заказал его, как только прилетел в Австрию. И забрал в день вылета. Полностью ручная работа.

Все еще находясь во власти слов и поцелуя, Геля приняла небольшую коробочку темного цвета. Пальцы подрагивали, едва не роняя подарок. Так что пришлось мысленно рявкнуть на себя. Чуть успокоилась и развязала тонкую тесьму бронзового цвета.

Она уже заранее знала, что окажется в коробочке. Но все равно не верила до последнего.

Кольцо было ощутимо тяжелым. Его словно выдернули из другой реальности. Геля положила его на ладонь и поднесла близко к глазам, зачарованная каждой линией. Это был шедевр. Верх искусства в украшениях в стиле стимпанк. Словно сплетенное из множества тонких нитей темно-бронзового цвета, с вкраплениями мельчайших винтиков и огромным прозрачным камнем, внутри которого таился настоящий механизм. Чем-то отдаленно напоминающий часовой.

–Там сбоку… — начал было Демон, но Ангелина уже сама заметила крохотный выступ. И, взяв зубочистку, аккуратно на него нажала.

Механизм пришел в действие, закрутились шестеренки. А Геля подумала, что у нее, наверное, сейчас глаза как тарелки, в которых принесли заказ. Причем официант ухитрился сделать все быстро и незаметно.

Да и не до него было.

— Господи… — прошептала девушка, переводя взгляд на Кирилла. Ее посетила абсолютно безумная мысль.

— Ты еще скажи, что предложение мне делаешь!

Демон развел руками, в одной блеснул нож.

— Предложений у меня много. Ты пришла в себя?

— Я знаю, — вдруг жалобно проговорила Геля, не в силах выпустить колечко, — ты специально с ходу признался мне в любви. Чтобы я уже не смогла тебе возражать.

— Ужас! Какой я оказывается коварный тип. Ну а если серьезно, то давай кое-что обсудим.

Романтический флер медленно сполз с глаз. Геля шмыгнула носом и кивнула. Да, поговорить стоило. Признания — вещь хорошая, до сих пор голова кружится от счастья, но проблемы то остались.

— Давай. А что… — тут Ангелина навострила уши: послышался знакомый голос.

— Ешкин кот, прости Господи! Ох ты, красотень какая!

Повернувшись к выходу, она увидела парочку, при виде которой глаза на лоб полезли у всех посетителей ресторана.

— Это же Ивар и девочка…Карина, кажется? — продемонстрировал отличную память Кирилл.

— Ну…вроде, да. — пробормотала Геля, думая, не сошла ли ее подруженька с ума.

Кажется, Ивар тоже задавался таким вопросом. Ангелина послала ему сочувствующий взгляд, но мужчина ее даже не заметил.

Сам он выглядел просто великолепно. Этакий образчик брутального викинга, непонятно как оказавшегося в двадцать первом веке и в современном наряде. Серые брюки и темно-голубой, под цвет глаз, пуловер с закатанными до середины рукавами смотрелись на нем сногсшибательно. А если прибавить к этому мощную фигуру, широкие плечи, заплетенные в сложную косу волосы и модную щетину на упрямом подбородке, то немудрено, что большая часть посетительниц сначала кокетливо смотрели на него, а затем с диким удивлением — на его спутницу.

— Эм-м-м, — Демон прикусил губу и, казалось, с трудом сдерживал смех, — Ангелина, это очередное выступление ролевиков?

— Вряд ли…

Карина выглядела сногсшибательно. В прямом смысле слова, потому что при виде нее один из официантов поскользнулся и лишь в последний момент удержался на ногах: его подхватили коллеги.

Геля же ошарашенно смотрела на подругу. Где она отыскала белые плотные брюки с мерзкой яркой вышивкой и лаковым поясом, на котором сверкали крупные пластиковые «бриллианты» жуткой расцветки? А розовый пиджак с «золотыми» пуговицами? Яркие волосы Карины сейчас были стянуты в старушечий пучок и прилизаны ободком с кучей мелких пластиковых розочек. Образ дополнял «шикарный» макияж с тонной пудры и туши.

— Ой, красота какая! — голос у Карины тоже изменился, стал более высоким и визгливым. — Ой, а дорого же тут, небось? Ой, а денег хватит? Я ж того…пожрать люблю!

— Я в курсе, дорогая. — сообщил «викинг». — Не волнуйся, прокормлю.

— Я не знаю, что у них происходит, но явно что-то забавное — сообщила шепотом Геля, продолжая наблюдать, как забавная парочка усаживается довольно далеко от них.

— Надо было везти тебя за город, — проворчал Демон, — этот ресторан слишком популярен. Итак, вернемся к разговору…Черт!

Последнее относилось к очередной фразе Карины, от которой Геля захихикала в салфетку.

— Хорошо, что тут мордобоя нету. И чистенько. А у нас пацаны ка-а-ак нажрутся и давай лупасить друг друга! О! Эй, как тебя там, парень, а принеси мне этот…экспрессо.

— Эспрессо, дорогая.

— Ну похоже ведь на поезд экспресс!

Ивар молча взял из рук официанта меню и уткнулся в него. Геле показалось, что плечи у «викинга» пару раз дрогнули. Он что-то тихо спросил у Карины, которая рылась в сумочке. Девушка ответила громко и с непередаваемой интонацией.

— Да закажи че хочешь. Только побольше. Мозгу надо пищи побольше давать. Я только схожу до уборной. Ой приспичило!

Размахивая сумкой, Карина удалилась в сторону туалета.

— Кирилл, ты извини, — сдавленным голосом проговорила Геля, — но это выше моих сил. Я сейчас!

Она сорвалась с места, следом за подругой.

— Точно пора валить отсюда. — сообщил ей вслед Демон. Он знаком подозвал официанта, попросил завернуть принесенный заказ с собой и принести счет. Разговора в ресторане точно не получится.

***

Ангелина, пропустив выходивших женщин, буквально влетела в туалет. И сразу наткнулась на Карину. Стоя перед большим зеркалом, рядом с тремя раковинами в виде белых чаш, утопленных в темное стекло, подруга от души накладывала на щеки тональный крем. При виде Гели подмигнула ей в отражении.

— Твою мать! — с чувством произнесла Ангелина. — Что это? Ты проиграла спор? Ты сошла с ума? Это у вас любовные игры такие? Что, млять?

— А клево получилось. — ухмыльнулась Карина, и Геля вздрогнула: настолько ужасно выглядела девушка в боевом раскрасе.

— За что ты так Ивара?

— За шантаж. — спокойно ответила Карина, убирая блеск в сумку. — Я сделала одну ошибку, а скандинавское хамло сказал, что простит мне ее, если пойду с ним на свидание. Ну что сказать, свидание он получил.

— Страшная ты женщина. — сообщила Геля. — Сейчас — в обоих смыслах. Бедный мужчина, походу, у него нет ни малейшего шанса.

— Ну если будет действовать при помощи шантажа, то точно нет. Ладно, загляну в кабинку и пойду дальше, доводить доброго молодца. А то он там небось уже расслабился.

Геля лишь покрутила вслед подруге пальцем у виска. Она сомневалась, что вот таким образом Карина сможет отвадить от себя Ивара. Что ролевику «викингу» какой-то жалкий маскарад? Он ржет в душе, небось.

Сама посмеиваясь про себя над наивностью Карины, Геля взглянула в зеркало. Мда, видок тот еще. Мартовская кошка, не иначе. Глаза блестят дурниной, щеки горят, губы припухли.

За спиной скрипнула дверь, пропуская Марину. Похожая на точеную статуэтку, облитую свежей кровью, девушка подошла к одной из раковин и уставилась в зеркало. Поправила небрежным жестом тяжелые длинные волосы, зачем-то прищурилась.

— И каково быть невестой такого мужчины? — голос у Марины как-то подергивался, «плыл». Она через зеркало посмотрела на Гелю, и та вдруг поняла, что собеседница пьяна. Просто «вхлам». Это чувствовалось в подергивании красивого носа, легком покачивании на высоких каблуках, неестественной улыбке.

«Пора валить», — сообщил инстинкт самосохранения. Ангелина решила ограничиться вежливой улыбкой и осторожно начала продвигаться к выходу. Вот только разборок в туалете ей не хватало.

И как назло никого, кроме них и застрявшей в кабинке Карины!

— Отвечай! — вдруг рявкнула Марина, резко поворачиваясь. Чуть не упала и ухватилась руками за край раковины.

— Каково это — быть его невестой? Просыпаться с ним? В его руках? — на лице красавицы проступило злое и одновременно тоскливое выражение. — Ты ему тоже покорилась, да? Тоже готова ему руки целовать, лишь бы погладил по голове? Тоже ползаешь, как собачка?

— Э-э-э, да не, мы просто друг друга по головам гладим. Приятно было пообщаться.

— Стой! — Марина теперь уже откровенно пошатывалась. — Аа-а-а, значит, ты просто невинная овечка! Ему захотелось ванильки. Так это ненадолго, дорогуша, не обольщайся. Рано или поздно природа возьмет свое. И он снова захочет того, что ты ему не можешь дать.

— Но это явно не твоя проблема, — не выдержала Геля, еще минуту назад не желавшая вступать в спор, — ты то ему тоже не угодила, раз тебя отправили в отставку. Я правильно поняла? Вы же с ним общались, но Кирилл тебя послал?

В следующие несколько секунд произошло разу несколько вещей. Марина взвизгнула и кинулась на шарахнувшуюся в сторону Ангелину, стараясь вцепиться ногтями ей в лицо. Из кабинки выскочила Карина. Мигом оценила ситуацию и, схватив баллончик с освежителем воздуха, с воплями выпустила из него струю в нападавшую.

Нащупывая за спиной дверную ручку, Геля увидела, как весь запас воинственности с Марины словно ветром сдуло. Девица заорала, закашлялась и только чудом удержалась на ногах. А потом заревела в голос.

— Ну епт! — выругалась Карина. — Пошли, надо охрану вызвать.

Но ее уже опередили. Две пожилые леди, услышавшие подозрительный шум, тут же сообщили мощному охраннику. И тот поспешил к уборной. Как раз, чтобы его едва не протаранили Геля с Кариной, за которыми пыталась гнаться Марина. Все бы ничего, но у преследовательницы разъезжались ноги, к тому же она продолжала тереть глаза и лить слезы.

— Твою ж… — услышала Геля и обернулась. Вместе с Кариной. Они как раз пытались объяснить охране, что на них напала сумасшедшая. А «сумасшедшая» размазывала тушь со слезами и клялась, что ее пытались убить слезоточивым газом, как минимум.

Кирилл подходил, что-то бормоча под нос. И вряд ли это были благодарственные речи.

За ним спешил Ивар. Демон вдруг оглянулся, заметил «викинга» и мужчины быстро поздоровались.

— Что здесь случилось? — тон Кирилла заставил охранника подобраться.

— Она на меня набросилась. — сообщила Геля, указывая пальцем на Марину.

— Иди в задницу, дрянь! — парировала та, цепляясь за стену. — Твоя подруга-шмара мне лицо испортила.

— Да ладно! — подала голос Карина. — Ничего тебе не будет, разве что мозги освежаться. И будут пахнуть «ароматом экзотических фруктов». — процитировала она надпись на баллончике.

— Какого тут… — к месту разборок подоспел Алексей, явно встревоженный шумом и долгим отсутствием спутницы. — Марина?

Начался новый виток разборок. С криками, плачем, крокодильими слезами и матом. По громкости лидировала Марина. Кажется, выпитое вино окончательно завладело ее мозгом. Девушка отказывалась слышать и слушать, зато пыталась повиснуть на шее у Кирилла. Тот, пока вежливо, уворачивался. Алексей же ухитрился поймать разошедшуюся спутницу за локоть и строго проговорил:

— Марина, успокойся!

В ответ разошедшаяся скандалистка развернулась и от души влепила мужчине пощечину.

Кирилл присвистнул. Вокруг мигом наступила тишина. И в ней мигом протрезвевшая Марина прижала задрожавшие руки к губам.

— Ой…Леша, прости! Прости!

Карина с Гелей притихли и постарались на цыпочках подобраться ближе к Кириллу.

— В машину. — произнес Алексей с непроницаемым лицом.

— Ну прости меня!

— Иди в машину.

Всхлипывая, теперь уже не наигранно, Марина побрела к дверям. И Геле вдруг на миг стало ее жалко. Слишком понурой была фигура неудачливой соперницы.

Разборки как-то сами собой затихли. Тем более никто и ничего не пострадало, кроме уязвленного самолюбия Марины. А администратор не горела желанием вызывать полицию. Правда, отошедшая к Ивару и Карине Геля краем уха услышала короткий разговор Кирилла и Алексея. После которого в душе поселились вопросы.

— Прости за ее поведение. — Алексей выглядел мрачным и обеспокоенным, разговаривал отрывисто. — Кажется, мне придется искать новую партнершу. А с Мариной будет долгий разговор. Это уже предел.

— Не первый срыв?

— Первый. Но ощущение, что копилось долго. Видимо, не смогла тебя забыть. Хотя и сама пришла ко мне.

— Кажется, для нее это вообще финал.

Алексей кивнул, еще раз извинился и ушел. Геля проводила его задумчивым взглядом.

***

— Только у меня ощущение, что эти двое могут спровоцировать Апокалипсис? — такими словами Гелю и Кирилла, вышедших из ресторана, встретил Ивар. «Викинг» стоял рядом с облетевшим деревом. Рядом переминалась с ноги на ногу закутанная в кремовое длинное пальто Карина. Выбившиеся из гладкой прически прядки весело взвивались при порывах ветра.

— Довести несчастную женщину до срыва точно смогут. — кивнул Демон, а подруги дружно и возмущенно уставились на него.

— Несчастную? — возопила Ангелина, потрясенная эпитетом. — Да она первая полезла!

— И вообще, она нормальная? Почему говорила о каких-то там ползаниях на коленях ради поцелуя?

«Упс!» — Геля увидела подозрение в глазах Карины, вспомнила, что буквально чуть больше месяца назад подруга нашла у нее на ноутбуке вкладки с БДСМ. Тогда удалось отболтаться. А теперь?

— Кирилл говорил, она его преследовала. — Ангелина ненавидела врать, но тут правда была бы лишней. — Да, Кирилл?

–Давайте не будем. — поморщился мужчина. — У всех есть бывшие. И не все бывшие понимают фразу «мы расстались». Некоторые готовы ползать на коленях, лишь бы…так все, хватит. Чисто из уважения к женскому полу.

Фух, кажется, пронесло. Геля увидела, что Карина заметно расслабилась. И сама незаметно выдохнула. Ссориться с подругой или что-то ей доказывать она не хотела.

— Сюда третьей не хватает. — сообщил вдруг Ивар. — Вот тогда точно, хана всем.

— Кого же? — полюбопытствовал Кирилл. — Надеюсь, этот человек далеко?

— Тысяча триста километров тебя устроят? — усмехнулся «викинг». — Моя дорогая сестренка делает себе карьеру дизайнера по интерьерам. Небольшая фирма на пару с матерью. Но характер…прости Господи. Сочувствую ее жениху.

— Кхм, — Демон почесал подбородок, а Геля едва не поперхнулась: он что, тоже считает, что ее жениху не повезет?

— Ладно, — заторопился вдруг «викинг», — рад был снова повидаться. Опять, правда, в экстремальных условиях, но, похоже, эти двое по-другому не умеют. Карина, дорогая, во второй раз выберемся в более тихое и уединенное место.

— Какой еще второй раз? — мигом нахохлилась девушка. Геля в полном восторге переводила взгляд с Ивара на нее. Эти двое перебрасывались фразами, как бадминтонисты — воланчиком.

— А этот не засчитывается. Ты его сорвала.

— А фигу тебе не хочется? Мы встретились? Встретились! В ресторан зашли? Зашли! А все остальное — это внезапные обстоятельства, которые не были учтены. Если бы Ктулху вылез — ты бы тоже сказал, что свидание сорвано?

— Конечно! И он бы мне посочувствовал. Так не будет второго свидания? — Ивар вздохнул. — Ну ладно, тогда буду сегодня вечером стихи сочинят, во славу…одной особы. Потом тебе пришлю.

Ангелина прижала пальцы к губам, чтобы не захихикать. Она явственно видела, что Карина в бешенстве. Но ей не сочувствовала. Ивар показался девушке вполне прикольным и адекватным мужчиной. Поведение же Карины смущало. Слишком она ершится. Ивар не заслужил такого обращения.

— В машине поговорим. — процедила Карина сквозь зубы. — Ты же довезешь меня до дому, кавалер?

— А как же, принцесса. За мной.

Махнув еще раз всем рукой, Ивар широкими шагами направился к темно-синему внедорожнику, на капоте которого красовался арт: сокол с распростертыми крыльями.

— И мы? — посмотрела на Кирилла Геля. Тот кивнул, поинтересовался:

— Ко мне? Я телефоны отрублю, нафиг. А, хотя, погоди!

Он достал мобильник, куда-то позвонил. Куда именно, Геля узнала буквально через минуту.

— Кристина Григорьевна, добрый вечер! — Демон весело подмигнул фыркнувшей Геле. — Да, это я. Отлично долетел, спасибо. И завтра появлюсь на работе, обсудим кое-какие моменты. Кристина Григорьевна, я вашу очаровательную дочь похищаю. Нет, завтра верну в целости и сохранности. Нам с ней надо очень многое обсудить.

Ангелина не верила своим ушам. И когда довольный, как слон, Кирилл закончил разговор, только и заметила:

— Вот ты нахал!

— Почему? Твоя мама — понимающая женщина, она в курсе наших отношений. А, и просила, чтобы мы в ближайшее время вместе появились у вас дома. У нее тоже есть важный разговор. Давай сюда телефон, я поставлю его в виброрежим. Будем брать только срочные звонки. Все, поехали!

Уже в машине, в теплом салоне, где едва уловимо пахло кофе и мужским парфюмом, Ангелина решилась спросить.

— А Марина…ты с ней…того?

Осторожно выруливавший на дорогу Демон ограничился фирменным вздергиванием брови. Как бы говоря: «Можно поточнее?»

— Она тоже в этой…Теме. — последнее слово девушка буквально выдавила из себя. И отвернулась к окну. Там опять полил дождь. «Дворники» лихо сбрасывали капли с ветрового стекла.

— Да. — кивнул Демон.

Он включил негромко радио, потом спокойно продолжил:

— Какое-то время мы встречались для сессий. Иногда просто общались, чтобы узнать друг друга лучше, раскрыться. Порой я ей помогал. Просто как мужчине — женщине. Потом она попыталась перевести наши отношения на другой уровень, хотя изначально я предупреждал: вне сессий мы только друзья. Она не поняла. Пришлось расстаться. Я о ней заботился? Да, конечно. Уважал? Обязательно. Любил? Нет. Еще вопросы?

— Ты злишься?

Демон бросил быстрый взгляд на Гелю. И та вдруг успокоилась: слишком тепло улыбнулся мужчина.

— Не злюсь, просто хотел кратко описать ситуацию с Мариной.

— Просто я мельком услышала твой разговор с Алексеем. — призналась Геля, выводя пальцем невидимые узоры на светлой коже сиденья. — Он тоже такой, как ты?

Кирилл помолчал пару мгновений. Казалось, он колеблется.

— Да, — признался, наконец, — он тоже в Теме. Но немного другой…практик.

— Это как?

— Я думаю тебе такое рановато знать.

— Вот прикол. — покачала головой Ангелина. — Блин, теперь буду смотреть на людей и думать: а вдруг вон та женщина любит по ночам мужиков пороть? Или тот парень увлекается чем-то похожим?

— А какая разница, что делают люди за дверями спален? Пока это не затрагивает безопасность других людей и общества в целом. Тот же самый Алексей. Он великолепный пластический хирург, работает кучу времени, обожает путешествовать. Да, он в разводе, но постоянно видится с детьми. И его предпочтения остаются только его предпочтениями. Давай поговорим об этом дома, хорошо?

— Да без проблем. — буркнула Геля. — А что теперь будет с Мариной? Он ее побьет?

Машина вдруг вильнула, но тут же выпрямилась.

— Ангелина! — Демон почти рявкнул. — В смысле побьет?

— Ну…накажет. — вздрогнула от такой реакции Геля.

— Конечно, накажет! Домой отвезет и проводит до квартиры. Это худшее для нее наказание! Так все, эту тему обсуждаем только дома. А то еще спросишь что-нибудь, и я точно влечу в столб.

— Ладно, ладно. — пожала плечами Ангелина. А внутри продолжало нежиться пушистое тепло: они едут домой. К нему!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Оказывается, она соскучилась по его квартире. Во всяком случае, попав в прихожую, Ангелина с удовольствием осмотрела знакомый интерьер, заметила пару чемоданов, поставленных в углу.

— Ты даже вещи не разобрал? — она стянула куртку, передала ее Кириллу. Знала уже, что он повесит вещи в зеркальный шкаф.

— Разобрал. Они пустые, их надо просто засунуть обратно.

В квартире было так же чисто, уютно и спокойно. Правда, Геля старалась не смотреть в сторону спальни. А напрямую прошла к барной стойке, и забралась на высокий хромированный табурет. Этот уголок ей особенно нравился: темное дерево столешницы и прозрачный белый тюль на окнах, плюс игра света на бокалах. Они висели над стойкой, вверх ножками.

Колечко на руке смотрелось…успокаивающе. Геля погладила его кончиком пальца, размышляя, почему так легко было в машине и стало немного не по себе здесь.

— Иди сюда. — раздался голос Демона. Оказывается, он устроился на темном кожаном диване, за ее спиной. Мужчина, положив одну руку на спинку, сидел вполоборота и внимательно разглядывал Гелю. А ту вдруг бросило в жар.

— Может, все же здесь?

— Ангелина, пожалуйста, подойди сюда.

А что она? Она подошла, стараясь особо сильно не дрожать. Не от холода, от раздирающих эмоций.

Миг, и сомкнувшиеся на талии руки, дернули ее вперед. Пискнув, Геля буквально упала на колени к Демону. И тут же ощутила себя в нежной, но крепкой ловушке.

— Начнем? — его шепот пощекотал мочку уха, возбуждающей волной прошелся вдоль позвоночника.

— Заведомо проигрышная для меня ситуация.

— А ты сопротивляйся. — усмехнулся мужчина. — Итак, начнем. Задавай любые вопросы, я на них отвечу.

Горло тут же пересохло. Сглотнув, Ангелина жалобно посмотрела на Кирилла.

— Пить хочу.

Проворчав что-то, мужчина ссадил ее на прохладную кожу дивана и принес бокал с минералкой.

— Сушняк на фоне волнения. — прокомментировал, глядя как Ангелина не отрываясь выпила всю воду. И выдохнула, откидываясь на спинку.

— Ты привез что-нибудь из Австрии… — она помолчала, подбирая слова, — для своей коллекции?

Атмосфера в комнате стала чуть напряженней, Геля явственно ощутила это. Демон молча поставил бокал на столик и сел рядом.

— Зачем тебе это?

— Хочу знать, что меня ожидает. — призналась девушка. — И убери руку с моей попы, я так думать начинаю плохо.

— Странно, всегда думал, что мозги находятся в голове. И нет, руку не уберу, так хоть какая-то гарантия, что ты не попытаешься удрать.

Геля убегать не собиралась. А пальцы Демона, успевшие проникнуть за пояс брюк, заставляли мысли устремляться в другое русло. Ну да ладно.

— Так привез?

— Привез. — признался Кирилл. — Насчет того, что тебя ожидает. А кто тебе сказал, моя дорогая, что я собираюсь опробовать свои игрушки на тебе?

— Эээ. — да, она дала глубокомысленный ответ.

— Ты сама назвала это коллекцией. Я довольно часто привожу из поездок подобные вещи. Почему бы и нет?

— А на ком-нибудь ты пробовал все, что у тебя есть?

— Было дело. Когда этого очень сильно хотели.

— Я не понимаю! — вырвалось у Гели. — Прости, но как можно причинять человеку боль? Унижать?

Она пошевелила бедрами, словно собираясь скинуть руку Демона с себя, но добилась лишь того, что пальцами он теперь касался ее белья.

— Боль? — удивился Кирилл. — Какую еще боль? Так, давай по порядку. Я уже понял, что ты насмотрелась и начиталась херни. Какие выводы сделала?

Свободной рукой он приподнял ей подбородок и посмотрел прямо в глаза.

Геля подвисла. Она старалась подобрать правильные фразы, чтобы описать свои ощущения от свалившейся на нее месяц назад информации.

— Я смотрела…пару роликов. Эй, не вздыхай так, ладно? И там мне не показалось, что девушке нравилось то, что с ней делали. Ей же явно было больно. Ее так унижали. Ой, мамочки! — она вспомнила и уткнулась лбом в грудь Демону.

— Я же просил тебя не смотреть фигню. Я тебе говорил, что это…не то. Ты сейчас считаешь, что боль — основная цель БДСМ? Нет. Каждый ищет в Теме что-то свое.

— Например? Что ищешь там ты?

— Я? Хороший вопрос.

Геля улыбнулась в ответ на его улыбку, не понимая, что смешного. Серьезный же вопрос! А вдруг он любит там иголки под ногти загонять?

Почему он молчит? Демон лишь улыбался, словно вспомнил нечто хорошее.

— Среди нас есть те, кому не хватает власти в реальной жизни. — произнес, наконец. При этом осторожно коснулся рукой щеки девушки.

— Но есть и такие, которые понимают свою мужскую суть. Мне нравиться управлять, контролировать и дарить удовольствие. Это отличная тренировка для самоконтроля. Склонности к жестокости у меня нет.

— Марина сказала, что ты недолго вытерпишь только «ванильные» отношения.

— Кому ты больше веришь? Какой-то девице или мне?

— Блин, Кирилл, мы ходим по кругу. — не выдержала Ангелина. — Опиши мне ситуацию в целом.

— В целом? Хорошо. Я люблю подчинять, не люблю причинять боль, только если партнерша этого хочет. Несмотря на садистские умения, не применяю их. В принципе одна из причин разрыва отношений с Мариной. Она перестала себя контролировать и требовала то, что становилось уже небезопасным. Если нижний просит тебя врезать ему дубинкой по башке, то надо еще сто раз подумать: а стоит ли? Помнишь, я тебе говорил три основных принципа БДСМ: безопасность, добровольность, разумность. Если ты их не соблюдаешь, то идиот. Такие тоже есть. Часто приходят в Тему, чтобы удовлетворить свои комплексы. Жалко тех, кто натыкается на них. Во-первых, могут сильно покалечится, во-вторых, остается неправильное мнение о Теме. Господи, Геля, это все настолько сложно, что в один разговор не влезет. Просто пойми: никто никого не мучает против воли. Никто никому не причиняет такого вреда, что под вопрос ставится здоровье или жизнь. В моем случае, важен элемент подчинения. Я могу вообще не касаться партнерши, у нас может не быть секса, но при этом я останусь Топом, а она — нижней. Если же Топ практикует садизм, коли речь зашла о боли, то он должен обладать знаниями по анатомии и техники безопасности. Но туда мы не лезем. Если берем психологическое унижение, то оно будет доставлять удовольствие, только если нижний знает: все делается в рамках его возможностей. Если же его реально начинают раскатывать по стенке, а он понимает, после сессии его не обнимут, то все, травма налицо. И самое главное: стоп-слово. Когда его произносят, то железно все действия прекращаются. В основном его использует нижний, но и Топ должен произнести в случае, если партнер ушел в сабспейс. То есть, когда нижний ушел в трансовое состояние и уже не воспринимает действительность. Но этим, в основном, грешат садисты и мазохисты.

Он замолчал. Геля тоже молчала, одновременно обдумывая услышанное. Как-то слишком радужно Кирилл все описывал. Его послушать, так любители БДСМ самые заботливые и уравновешанные. То ли брешет, то ли правда так думает.

Уже привыкнув к теплой тяжести руки в районе крестца, девушка еще раз провертела все в голове.

— Что такое сессия?

— Тематическая встреча. Начинается обычно по обговоренному сигналу: действие или слово. Заканчивается так же, либо после стоп-слова. Условия сессии обычно крайне жестко обговариваются. Нередко о встречах просит именно нижний.

— И много их у тебя было? — как ни старалась, все равно ревность прорвалась. Хорошо еще Кирилл не обратил на это внимание.

— Пятеро. Двоих я обучил полностью.

— И не скучаешь по ним?

Со вздохом человека, вынужденного общаться с дурачком, Демон притянул Гелю к себе так, что между их телами теперь не осталось ни малейшего зазора.

— Я их уважал, ценил, мне с ними было достаточно интересно. Но я их не любил. Никого.

— А если я все-таки не смогу принять твое…увлечение?

— Запомни пока одно. — проговорил Демон, глядя Геле в глаза. — Я не стану брать тебя за шкирку и волочь в Тему, приговаривая, что там круто и прикольно. У многих уходит несколько лет, кто-то понимает, что это не его. Давай пока просто встречаться. Поверь, «ванильные» отношения у нас в принципе не получатся. Ты своим поведением мне порой так мозг выносишь, что любого Топа обставишь на сто очков вперед.

— Да, я еще тот черт в юбке! — гордо сообщила Геля. Что-то Демон выглядел слишком уверенным, слишком довольным. Проказливая мысль вначале побудила девушку на действия, а уж потом окончательно оформилась. Чуть потянувшись вперед, Ангелина легонько цапнула ошарашенного мужчину за нос и подмигнула:

— Вот тебе БДСМ лично от меня.

— Убью. — коротко сообщил Кирилл. Ангелина взвизгнула, когда ее подняли, перекинули через плечо и потащили в спальню.

— Справился, да? Типа крутой? — она дрыгнула ногой. Демон лишь проворчал что-то и перехватил конечность. Ангелина попыталась освободиться, но куда там. А затем ее и вовсе аккуратно кинули на кровать, а сами нависли сверху, вздернув руки над головой и придавив их.

— Типа справился, да. — сообщили ей, после чего поцеловали с таким напором, что дыхание перехватило, а внутри все моментально запылало от желания. Геля требовательно заворочалась, желая освободить руки. Чтобы потрогать. Демон же отстранился и покачал головой:

— Чуть позже. Сначала я.

Вот как? Как он ухитрился одной рукой стянуть брюки, рубашку и белье? Ангелина пикнуть не успела, как оказалась совершенно обнаженной и распластанной под мужчиной. Тот все еще был полностью одет. И контраст ее кожи и его рубашки вдруг заставил Гелю прикусить губу.

Оказывается, желание может быть практически болезненным.

— Кирилл… — у нее из горла вырвалось нечто, похожее на рычание.

— Лежать, женщина. — невозмутимо бросил тот, но хотя бы отпустил руки. И Геля, приподнявшись на локтях, широко распахнутыми глазами смотрела на то, как мужчина медленно выпрямился над ней.

«О, мое сердце!» — она едва могла дышать. Еще бы! Демон медленно и со вкусом расстегнул ремень на брюках и отбросил в сторону. С легким шорохом расстегнулась ширинка, а там…весомое доказательство того, как сильно кое-кто соскучился.

— Че-е-ерт. — простонала Геля. — Ты издеваешься?

Она уже едва не сходила с ума от импровизированного стриптиза и от взгляда. Который словно прожигал насквозь.

Кирилл подмигнул и расстегнул первую пуговицу на рубашке…вторую.

— Доминант хренов. — прошипела Геля, у которой живот уже болел от возбуждения. После третьей пуговицы она не выдержала и, схватив мужчину за руку, дернула на себя.

О, да! Знакомая тяжесть…поцелуй, распаляющий еще сильнее, хотя, казалось, уже некуда. В полном восторге Ангелина вцепилась в плечи Демона, стараясь прижаться как можно сильнее. А тот вдруг перевернулся на спину, увлекая ее за собой. Так, что Геля вдруг очутилась в роли наездницы.

— Ну давай, черт в юбке, — хрипло проговорил Демон, — прыгай.

Он двинул бедрами вверх, задавая темп «скачки».

***

Пока Геля с Демоном показывали, как сильно они соскучились друг по другу, Карина мечтала оказаться где-нибудь на необитаемом острове.

Она так надеялась, что ее эпатажный выход отпугнет Ивара. А зараза «викинг» отнесся с юмором.

Он продолжал хохмить всю дорогу до дома Карины. А она сидела и злилась все сильнее. Казалось, еще немного и из ушей начнет со свистом вырываться пар.

— Ты пыхтишь. — заметил Ивар. Они только подъехали к дому Карины, и девушка лихорадочно отстегивала ремень безопасности. А тот, как назло, заело.

— Я в курсе. — она опять дернула ремешок, но тот не поддавался. Ивар, покачав головой, протянул руку и молча помог. А потом и вовсе вылез из машины.

— Ты чего? — удивилась Карина. Она куталась в пальто и мечтала поскорее оказаться в теплой родной квартире. Снять всю гадость, купленную сегодня впопыхах в первом попавшемся секонд-хенде, устроиться в ванной с ароматной пеной и расслабиться.

— Провожу до квартиры. — огорошил ее своим заявлением Ивар. Вот уж чего-чего, а показывать «викингу» где она живет, Карина не собиралась. Потом не отвяжется еще, в гости начнет напрашиваться. А в свой мир она не планировала никого пускать.

— У нас спокойный подъезд. — попыталась вежливо отшить нежеланного кавалера.

— Верю, они все спокойные. А вот люди буйные попадаются. О, ты опять пыхтишь!

— Не надо меня провожать. — Карина едва ли не бегом устремилась к подъезду. Куда там! К ее негодованию, «викинг» легко ее догнал и пошел рядом.

— У тебя н всех мужчин такая реакция или я избранный?

— Конкретно на твой типаж. А ты чего ждал от свидания, выпрошенного шантажом?

— Не шантаж, милая, а просто договоренность. И ты сама фотку прислала, заметь.

— Я ошиблась!

— Удачно ошиблась. — Ивар вдруг посерьезнел. — Ведьмочка, блин, я серьезно. Ты мне нравишься. Только злая и колючая. Тебя кто-нибудь обидел.

— Просто предел моих мечтаний тихий скромный ботаник, любящий компьютерные игры. — парировала Карина, открывая дверь в подъезд. Она не врала, когда говорила про его безопасность. Всегда светло, чисто и домофон не ломается.

— Не, я, конечно, уважаю чужой выбор. — задумчиво протянул Ивар. — Но все равно поборюсь за твое внимание.

Карина вздохнула и покачала головой: «викинг» намеков не понимал, прямые посылы — тоже. То ли непробиваемо-самовлюбленный, то ли просто дурачок. Неужели никогда от женщин не получал отказа?

— Странно ты за него борешься, — она первой вошла в лифт, не удержалась от ехидства, — после ролевки ни слуху, ни духу, а теперь приспичило? Или ты все это времени смелости набирался?

— Если бы я не лечил тебе зубы, то засомневался бы насчет того, не раздвоен ли твой язычок. Ты свой яд копишь что ли?

— А то! — ухмыльнулась Карина, доставая ключи. — Вот достанешь меня, и я в тебя плюну. Давай, до свидания!

Чувствовалось, что Ивару есть что сказать. И сказал бы, Карина не сомневалась. «Викинг» мог долго терпеть, но потом выходил из себя. Не зря летом она пару раз спасалась от него бегством.

Но веселая мелодия мобильника заставила Ивара ограничиться сердитым взглядом. Судя по тому, как он торопливо выхватил телефон, звонил кто-то важный. Карина, продолжая открывать дверь и ругать не вовремя заклинивший замок, невольно прислушалась. Ух ты, как поменялся тон. Такой сразу милый и словно домашний. Нечто похожее девушка слышала от Ивара, когда он лечил ей зуб.

— Данка, какими судьбами? Ты вспомнила про брата?

Карина заинтересованно скосила взгляд на парня. Ого, какое милое проявление братских чувств. Она дернула ключ и пнула дверь, не понимая, почему та не желает открываться.

— В смысле прилетаешь? — поперхнулся вдруг Ивар. — То есть…как вылетаешь через десять минут? Это прикол что ли? Конечно, встречу. А заранее…ах, сюрприз! Поверь, удался! То есть, у меня есть два часа на то, чтобы выгнать из дома любовниц и привести все в порядок? Да, я тоже тебя обожаю. Все, пока.

Чертов замок! Карина уже в третий раз с трудом вытаскивала ключ. Тот упорно не желал открывать дверь. Девушка так увлеклась, что не сразу почувствовала приближение. Только когда рядом раздался голос, поняла, что подпустила слишком близко.

— Дай сюда. — потребовал Ивар. Он оттеснил запыхавшуюся девушку и сунул ключ в замок.

Тот застрял в четвертый раз. Да так основательно, что мужчина сумел его выдернуть лишь минут через двадцать. Помогая себе шипящими ругательствами. Карина пыталась советовать, получила пожелание не попадать под горячую руку и окончательно решила, что Ивар ей не нравится.

— Забей. — она старалась разговаривать не слишком раздраженным тоном. Все же мужчина ей помогает.

— Я сейчас вызову мастера по замкам или как он там зовется?

— В девять вечера?

— Тогда МЧС!

— Не тупи. — тоже повысил голос Ивар. Карина злобно на него уставилась: мол, критикуя, предлагай.

И ведь предложил. Подумал, попинал легонько дверь и сообщил:

— Можешь переночевать у меня.

Карина аж головой помотала, неуверенная, что услышала правильно. Он шутит? Или всерьез думает, что она вот так просто поедет к нему? Не к подругам, не к брату, а к блудливому типу?

— Спасибо за приглашение, но я лучше к кому-нибудь из подруг или к Ромке.

— Ты забыла, что у него на днях жена родила?

Карина досадливо прикусила губу: ну да, забыла. Хотя еще два дня назад звонила и поздравляла пьяного вдрызг и счастливого братца, и его милую жену, которую как раз сегодня собирались выписывать вместе со здоровой и громкоголосой дочкой. Явно тут будет не до Карины. Нет, девушка была уверена, что Ромка и Крис ей обрадуются и пустят переночевать. Но Карина так же точно знала, что не станет сваливаться им на головы, сейчас явно забитые младенцем и новой ролью родителей.

Не обращая внимания на Ивара и на то, как тот кружит рядом с упрямой дверью, Карина просмотрела список подруг. И начала звонить всем подряд.

— Ты можешь ехать по своим делам. — как бы ненароком сообщила «викингу». Но тот показал фигу и принялся опять пытаться взломать дверь.

Первые трое подруг собирались проводить вечер и ночь с возлюбленными или семьями. А вот четвертая — Олеся — недавно развелась и скучала одна в отобранной у мужа двухкомнатной квартире почти в центре города. Она сообщила, чтобы Карина брала ноги в руки и мчалась к ней. А по дороге захватила что-нибудь к чаю.

— Договорилась? — оказывается, Ивар не только ломал дверь, но и слушал разговор. Карина бросила мобильник в сумку и потуже завязала ремень на пальто. Предстоял марш-бросок до остановки, а потом еще ехать минут сорок.

И зонта нет…

Ладно, доберется и примет у Олеськи горячий душ.

— Оставь в покое мою дверь, я побежала.

— Размечталась. — сообщил Ивар. — Говори адрес — довезу.

Карина хотела сказать, что не собирается быть обязанной, что великолепно доберется сама. Но…вспомнила погоду, отсутствие зонта и, вздохнув, кивнула.

Молча спустились во двор, молча сели в машину. Понимая, что продолжать маскарад глупо, Карина распустила волосы, и они разноцветными волнистыми прядями рассыпались по спине.

— Адрес. — напомнил Ивар. — Или увезу в аэропорт. Слушай, идея, а давай мы реально встретим мою сестру, ты переночуешь у меня, а утром вызовем специалиста, и он разберется с замком. Взамен, я фотку удалю.

— Оставь ее себе. — на Карину вдруг навалилась такая усталость, что даже голос прозвучал бледно. Уютный теплый мир оставался недоступен, а в чужих домах девушка не любила ночевать. Она зевнула и тут обратила внимание, что Ивар развернулся к ней всем корпусом. Причем во взгляде неприкрытое изумление.

— Ведьмочка, ты серьезно?

— Да, я серьезно. Оставляй ее себе, любуйся, пронзай иголками, что там еще можно сделать? Только я больше под твою дудку плясать не буду!

Она ожидала, что мужчина взорвется, велит убираться из машины. В душе даже хотела этого. Чтобы уже он перестал делать вид, что заботится. Все равно не поверит.

Уже знает, что за заботливостью частенько прячется такое, которое и в кошмарном сне не представится. Конечно, не у всех, далеко не у всех. Но зачем рисковать.

Но Ивар сдержался, лишь скрипнул зубами и с ходу развил такую скорость, что едва не схлопотал штраф. Ладно хоть вовремя одумался и взял себя в руки. Но всю дорогу молчал и делал вид, что внимательно следит за дорогой. Ну и ладно, Карина решила не просить заезжать в магазин, а заказала ужин по Интернету и предупредила Олесю.

К Ивару она обратилась лишь один раз.

— Тебе правда удобно меня везти? Ты сам далеко живешь?

— В Зубиловке. — сухим тоном назвал он один из пригородных районов, где стояли весьма шикарные дома. От города до туда минут десять езды. Карина как-то видела рекламу района: куча коттеджей, таунхаусов, все это утопает в зелени, а рядом огромная сосновая роща. Ну и развитая инфраструктура.

Она точно к нему не поедет. Может, она не права и зря обижает человека, но снова оказаться в частном доме, с обеспеченным и здоровым мужчиной не решится. Пусть там хоть сто сестер вокруг пляшут.

В таком напряженном молчании они доехали до Олеси. Карина ожидала, что ее высадят и уедут, но Ивар довел ее до квартиры, поздоровался с подругой и только тогда ушел.

— Ого! — оценила его Олеся, стоило мужчине уехать на лифте. — Что за шикарный экземпляр?

— Стоматолог. — буркнула Карина. — Знакомый ролевик, по дороге встретил и подвез.

— Я бы полечила у него зубки.

— Адрес дать? — поинтересовалась Карина. — Заказ не привезли? Мне есть хочется. — она вспомнила, что в ресторане они так и не поели.

— Привезли. Дорогая, — Олеся внимательно разглядывала ее с ног до головы, — а что за хрень на тебе?

— Это долгая история. — вздохнула подруга. — Доставай вино и будем друг другу все рассказывать.

Девичьи посиделки затянулись. Слопали заказанные суши и усидели бутылку белого вина, потом заказали пиццу, затем Олеся вспомнила, что в холодильнике есть мороженое. И решили выпить кофе-гляссе. Карина, переодевшись в одолженную подругой клетчатую зеленую рубашку и домашние брюки, сидела на полу и помешивала ложечкой остывший кофе. У Олеськи было мило, но как-то чересчур по девичьи. Кажется, она старалась выкинуть из квартиры малейшее упоминание о супруге. Так что свежий ремонт радовал сочными оттенками сиреневого и розового, многочисленными зеркалами и искусно спрятанными подсветками. Мебель подруга купила новую, светлую и изящную.

— В следующий раз сначала вместе поживем, только потом решу: хочу я за него замуж или нет.

Ложечка звякнула о чашку.

— Ты еще раз хочешь замуж? — удивилась Карина и встретила удивленный взгляд подруги. Олеся смотрела так, словно она только что сморозила величайшую глупость.

— Дорогая моя, конечно! Я хочу замуж! Только за нормального мужчину, а не за огрызка с завышенным самомнением.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Демон моей души предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я