Облачная страна. Возвращение
Екатерина Вязева, 2020

С древних времен высоко в небе живёт народ облачной страны – веллины. Они обладают уникальными дарами и способностями, а их жизнь полна волшебства и творчества. Однажды утром веллины обнаруживают на облаке девочку. Ею оказалась тринадцатилетняя жительница земли Маша. Здесь она узнаёт много интересного и находит настоящих друзей, которые решают помочь ей вернуться домой. Главный герой повести – мальчик Тилад, отправляется с Машей на землю. Путь ребят проходит через разные миры, где их ждут множество испытаний и приключений. Маше приоткрываются тайны мироздания и смысла жизни. Но зачем ей нужно поторопиться, и что знают хранители других миров о Маше, чего ей самой неизвестно? Читайте в сказочной повести "Облачная страна. Возвращение".

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Облачная страна. Возвращение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава первая. Облачная страна и её жители.

С самых древних времён плывут над землёй облака. Они видели зарождение жизни на Земле, динозавров и появление первых людей. Именно облака приносили живительную влагу в безжизненные пустыни, и их водами смывало всё живое с поверхности Земли во времена всемирных потопов. Вершители судьбы мира, можно сказать. И хотя на первый взгляд они кажутся безжизненной белой ватой, это совершенно не так. Там тоже кипит жизнь. И, возможно, куда более интересная, чем можно было бы себе представить! Обитатели Облачной страны — жизнерадостный и весёлый народ. Ещё бы! Им не приходится тяжело трудиться, чтобы раздобыть себе пищу — они питаются энергией солнца, а днём над облаками её всегда в предостаточном количестве. Общаться они могут мысленно. Но это не значит, что они могут без разрешения читать мысли друг друга."Услышать"другого можно только когда он мысленно обращается к собеседнику. Но веллины, как они сами себя называют, так давно и подолгу живут рядом, что им вовсе и не нужно читать мысли друг друга. Чаще всего им и так понятно, что у другого на уме. Разумеется, врать и обманывать и в голову никому не приходит.

Но мысли — это не только инструмент речи веллинов. Усилием мысли, а вернее сказать, хорошо продуманным намерением облачные жители создают всё что пожелают — жильё, растения, животных и многое-многое другое. Но продумать нужно всё очень досконально, а особенно если речь идёт о живом организме. Каким образом будет происходить питание, отдых и прочие жизненные функции будущего существа. Ведь что если что-то упустить, то результат может опечалить создателя и принести мучения его творению. На обучение науке творения зачастую веллины тратят сотни лет, но результаты стоят того. Какие красивые растения и удивительные животные обитают в облаках! Это и прекрасные розовые пумы с белыми воротничками и большими крыльями за спиной, и голубые орлы с похожим на павлиний, хвостом, который переливается на солнце всеми цветами радуги. Особенно красиво он выглядит в полёте. Растения в Облачной стране не менее удивительны. Среди них есть и гигантские, уходящие далеко в небесную высь, и мелкие парящие в воздухе, и покрывающие стены домов пёстрым ковром цветов. Перечислять всех обитателей Облачной страны не хватит и целой книги, так велико их многообразие. А какие красивые у веллинов жилища! Каждый дом имеет свою уникальную форму и не похож на остальные. Больше всего облачные жители предпочитают дома с прозрачными стенами, что обеспечивает изобилие света внутри помещений. В любой момент хозяева могут изменить дом, как и его убранство, по собственному желанию. Но для этого опять придётся включить всю силу своей творческой мысли, и новое творение воплотится в жизнь.

Живут веллины в среднем около пятисот лет. Но и после этого они не умирают, а просто отправляются на другие планеты или звёзды, туда, где им покажется интересно. Рождение нового жителя Облачной страны — это большой праздник для всего многочисленного народа веллинов. Их радость и добрые пожелания самых разнообразных даров воплощаются в талантах и характере новорождённого. Да и рождаются дети из чистого облачка света, который образуется, когда два любящих друг друга родителя пожелают этого. Будущие мама и папа вкладывают свои ладошки в ладошки друг другу и представляют, как их намерение создания новой жизни воплощается в виде облачка кристального света. И вот когда облачко света появляется в их ладошках, начинается самый интересный творческий процесс создания малыша-новорождённого веллина. Родители придумывают мальчик или девочка это будет, какого цвета будут у него глаза, волосы и даже кожа. А они могут быть любого цвета, какого только пожелают родители. Единственное условие — оба родителя должны согласиться на тот или иной вариант. И так они согласовывают всё до мельчайшей подробности — форма носа, губ, глаз, длина и форма ножек и ручек, способности и таланты ребёнка и всё-всё, что можно считать внешними и внутренними качествами нового жителя Облачной страны. Конечно, на это иногда уходит немало времени, но чего-чего, а времени у облачных жителей всегда предостаточно. В основном они тратят его как раз на творчество и созидание.

Веллинам не нужно учиться в школе, а потом в институте. Любую информацию, которая их заинтересует, они могут просто пожелать узнать, и она сохранится в их память, подобно тому как мы сохраняем в компьютер из интернета любые файлы. Но применять эту информацию в жизни им приходится учиться самим. Конечно, им могут помогать родители или"мастера" — это веллины, владеющие мастерством передачи опыта творения младшим поколениям или всем, кто этого пожелает. Обычно это жители страны старше трёхсот лет, и им очень нравится общаться с молодёжью. А молодёжью у веллинов считаются все, кто младше ста лет. Но мастера — это не единственное призвание взрослого населения Облачной страны. Среди веллинов так же есть лекари. Но лечат они не тело. Так как любой веллин сам в состоянии излечить своё тело в случае надобности одним своим чётким намерением устранить причину заболевания. А лекари исцеляют душу. Самые распространённые хвори на облаках — это скука и уныние. Так бывает, что, пресытившись изобилием возможностей, веллин теряет вкус к жизни. Очень важно заметить этот недуг в самом начале его появления, тогда лечение пройдёт быстро и легко — ярко-синяя таблетка лекаря сразу возвращает пациенту бодрость духа и неиссякаемую любознательность. Но бывают и более серьёзные недуги — обида и раздражительность. В таких случаях пациенту прописывают полный покой и свежесобранные капли дождя, по двадцать капель три раза в день. Как правило эти средства быстро помогают, и радость от любви к окружающим возвращается в сердце захворавшего. Так же среди веллинов есть отличные специалисты в области архитектуры, инженерии, климата, природных явлений и масса других знатоков различных отраслей наук.

Но это далеко не все возможности веллинов. У облачных жителей есть, пожалуй, самый желанный и прекрасный для людей дар. Это умение летать! При чём полёт — это такое же творение силой мысли, как и остальные плоды творчества веллинов. Для того что бы взлететь им нужно просто представить, как они отрываются от облака и взмывают в безграничную небесную высь. Наверняка вам знакомо это чувство. Так иногда случается во сне — представляешь, что ты взлетаешь и, действительно — ноги отрываются от земли, и вот ты уже стремительно мчишься в желаемом направлении, огибая все препятствия, управляя одними лишь мыслями. О! Это прекрасное чувство полёта! Всю свою жизнь человечество стремилось летать, создавая для этого всевозможные приспособления и механизмы. И как же повезло веллинам, что эта способность присуща им от природы! Правда, есть одно ограничение — они не должны спускаться на землю. Но веллинам этого и не нужно. Им вполне достаточно простора в облаках.

Как известно, облака бывают различных видов. Некоторые, такие как слоистые, располагаются низко над землёй — менее двух километров от поверхности. Они самые тяжёлые, и в основном их разновидности являются источниками осадков, таких как дождь и снег. Выше, от двух до шести километров от земли, плывут кучевые облака. Это самые большие и красивые облака. Проникая через их толщу, солнечные лучи создают на небе чудесные картины, особенно красочные при восходе и закате солнца. А свыше шести километров, почти недвижимые из-за слабого потока ветра в разряженных верхних слоях атмосферы, располагаются перистые облака. Они так называются, потому что они и впрямь похожи на пёрышки, ровно уложенные на небесной глади. Помимо перечисленных ещё существует множество разновидностей облаков причудливой, а иногда очень впечатляющей формы.

Над горными пиками, на высоте более пятнадцати километров обитают линзовидные облака. Они как вьетнамские панамки нависают над горой и неподвижны даже при самом сильном ветре. А выше тридцати километров от планеты образуются красивейшие перламутровые облака. Они имеют радужную переливчатую окраску. Самые высокие, около восьмидесяти километров от земли, это серебристые облака. Они представляют собой тонкий полупрозрачный слой, сияющий на фоне ночного неба после заката либо перед рассветом. И все эти облака населены веллинами.

Конечно, образ жизни обитателей облаков разных высот, отличается. Как и отличаются способности и предпочтения в различных областях их знаний и умений. Так на нижних уровнях облаков предпочитают обитать молодые жители Облачной страны. Их возраст в основном до ста лет. Им интересно работать с силами стихий — управлять погодой в союзе с ветром и солнцем, формировать осадки, создавая причудливые снежинки или крупные капли летнего дождя. Громовержцы оттачивают своё мастерство в метании молний и создании музыки раскатов грома. А туманные ткачи плетут тончайшее полотно из облаков и укрывают им землю на рассвете. Облака, что повыше — самые густонаселённые. Там живёт основная часть населения Облачной страны. Это веллины в возрасте от ста и до пятисот лет. Они занимаются творениями в самых различных областях их жизни — от обучения детей до создания новых форм жизни. На высоких перистых облаках предпочитают жить старожилы — веллины старше пятисот лет. Им не нравится суета и оживление, которые царят на более низких облаках. Уединение и глубокое раздумье о смыслах бытия — это больше всего занимает их существование. Конечно, они тоже творцы, но их творения-это не проявленные мыслеформы, а в основном это идеи по преобразованию мировоззрения и уклада жизни веллинов. Так, например, в древние времена летать веллинам можно было везде и перемещаться по земной поверхности, но после появления человека разумного старцы ограничили полёты веллинов зоной облаков. Они сочли что так будет лучше для всех, да и кромка над поверхностью земли, где не было бы облаков, незначительна и без неё вполне достаточно раздолья для полёта. С того времени веллин, ступивший на землю, лишается своих чудесных способностей творения и полёта до тех пор, пока не вернётся на облака.

Также старцы выступают хранителями древних знаний и тайных учений веллинов. К ним приходят за советами или особой информацией, которую невозможно почерпнуть из базы житейских знаний, откуда"подгружаются"основные познания веллинов.

Ещё более высокие серебристые облака редко появляются над планетой. Это обитель духов предков веллинов. Они приходят на Землю только изредка, только когда их народу нужна помощь или наставление. Их знания включают в себя опыты других планет и звёздных систем, и в случае необходимости они заимствуют этот опыт для веллинов. Так, например, в одну из давних-давних эпох, примерно, когда жизнь выходила из океана на сушу, случилось так, что некоторые из веллинов поддались искушению тёмной стороны свой сущности и попытались установить власть в Облачной стране. Хитростью и лестью они подговаривали некоторых жителей, что бы те объявили себя главными в том или ином облачном поселении на основании того, что эти отдельные веллины умнее остальных и знают, как нужно выстраивать взаимоотношения в обществе. Заговорщики обещали поддержку со своей стороны, но взамен требовали признания и своей власти. Таким образом они расставляли на"управляющие"места, поддавшихся искушению эгоизма, веллинов, а сами становились во главе их, тем самым подчиняя себе остальное население. Провозгласив себя самыми главными, они стали издавать законы, ограничивающие веллинов в свободе творчества и предписывающие творить в рамках, выбранной самим веллином, специализации. Кто-то должен был создавать дома, кто-то мебель, а другой — растения и так далее. А для того, чтобы приобрести нужное, на создание чего не было права, веллинам необходимо было обменять своё творение на келлины, а затем на вырученные келлины приобрести желаемое. Келлинами называли небольшие плоские пятнышки света, получавшиеся после прохождения луча солнца через каплю соленой воды, которые заговорщики собирали с растений в прибрежных зонах морей Земли. Но способ изготовления этих келлинов жители Облачной страны не знали, ведь в небе только пресная вода, так как соль не испаряется и не попадает в облака. Сначала наивные веллины не усмотрели в этом ничего плохого. Но когда келлинов у творцов"популярных"товаров стало больше, чем у остальных, а некоторым перестало хватать на желаемое, в душах веллинов стала зарождаться обида, а чувство несправедливости лишало их счастья бытия. И даже мудрости старцев не было достаточно, чтобы вовремя повлиять на ситуацию. Ведь всё что происходило, было с молчаливого согласия самих веллинов. Для того чтобы разобраться в случившемся, веллины воззвали к своим предкам и обратились к ним за помощью. Предки, зная опыт других, более древних цивилизаций, смогли разгадать первопричину всего произошедшего. Это была алчность и эгоизм отдельных жителей, которые вовлекли в свою опасную затею остальных, ни о чём не подозревающих, веллинов. Тогда советом старцев был наложен запрет на любые попытки установления главенства одних над другими и ограничения свободы творчества. С тех пор равное положение всех стало основным правилом жизни веллинов. Оно священно и до настоящего времени.

Глава вторая. Тилад и его друзья.

А теперь пришло время познакомиться с главным героем нашей книги. Его имя Тилад. В Облачной стране нет фамилий. Дело в том, что веллины не ограничены в выборе имени своему ребёнку, и имён на облаках столько же сколько и их жителей. Потому и нужды в фамилиях никакой нет. Ведь достаточно назвать имя веллина, и становится совершенно понятно о ком идёт речь. Как уже было сказано, внешность веллинов могла быть самой разнообразной. В целом они похожи на людей — у них так же две руки, две ноги, туловище, голова. Одним словом, строение тела у них человеческое. Но в отличии от людей кожа, волосы и глаза у них могут быть самыми разными. У нашего героя Тилада была светло-зелёная кожа, с голубым румянцем на щеках. А ладошки и ступни были жёлтыми. Такой цвет кожи предложил папа Тилада при его рождении. И мама поддержала это решение. У Тилада были оранжевые кудрявые волосы. Это уже было маминой идеей. И Тиладу очень нравились его волосы. Они кучерявой шапкой украшали его голову, хоть и торчали в разные стороны. Цвет глаз у малыша при рождении был сиреневым, но с возрастом, как это бывает и у людей, потемнели и стали ярко-фиолетовыми. Сочетание оранжевых волос и фиолетовых глаз очень шло Тиладу, и он вырос очень симпатичным мальчиком. Основным даром при рождении родители выбрали редкий дар-умение делать правильный выбор из всего множества вариантов решений, и помогать его делать другим. Ведь согласитесь, сделать выбор легко. Но правильным ли он окажется, покажет только время. Так вот Тиладу его интуиция слепо подсказывает в пользу какого варианта действия или события лучше склониться. И даже если вскоре это решение может показаться приводящим к затруднениям, позже всё равно выясняется, что это был самый правильный, хоть и не самый лёгкий вариант. А жители Облачной страны при рождении наградили его дарами мастерского творения птиц, ловкости и стремительности полёта и добрым сердцем, стремящимся всем и во всём помогать. Конечно, он мог освоить любой другой дар, который пожелает. Но дары, полученные при рождении осваивать уже было не нужно. Они, как говорится, были у него уже в крови.

У Тилада было множество друзей и среди жителей нижнего яруса облаков, где он любил проводить в основном своё время, и среди старшего поколения, обитающего на облаках повыше. Особенно он был дружен с Маретом, большим любителем обувного дела. Он создавал изумительные туфли удивительной красоты — и со сверкающей изумрудными камнями подошвой, и с украшенными перьями серебристыми застежками, и с пуховой стелькой, вышитой золотистыми нитями. Но главное в чём преуспел Марет — это создание особых форм обуви, которая помогала управлять полётом. Тилад как мастер быстрого полёта очень ценил этот талант своего приятеля. Марет часто привлекал Тилада для испытаний своих изобретений, советовался с ним и был очень внимателен ко всем наблюдениям Тилада.

— Когда летишь против ветра удобно, чтобы пятка была сужена, подобно тому, как делают узким носок ботинка. А нос обуви — немного опущен. При наборе высоты это позволяет быстрее менять угол подъёма.

Марет внимательно выслушивал все пожелания и замечания Тилада и придумывал как усовершенствовать свои обувные творения. Тиладу нравилось это совместное и полезное творчество, и когда он бывал на среднем ярусе облаков, то обязательно наведывался в гости к Марету.

Другим любимым соратником Тилада в деле творения был Гисам — специалист по созданию птиц. Около его дома всегда кружилась стаи чудесных и замысловатых пернатых. Среди них были мелкие красные пташки, похожие на летающие бубоны — покрытые густым пухом они были словно шарики, и их маленькие крылья были почти не видны из-за густого и пышного оперения. Лишь по синему клюву, торчавшему из пушистого комочка можно было понять, где находится голова этих прелестных созданий. У другого, внешне мало примечательного, пернатого друга с жёлтым оперением и голубыми ножками был потрясающий талант петь. Он исполнял самые разные мелодии голосами, похожими на человеческие голоса оперных певцов, чем очень радовал окружающих. Ещё одна удивительная птица, если её так было можно назвать, поражала своими размерами и сообразительностью. Это был огромный розовый грач с лапками, похожими на человеческую кисть. В отличии от остальных созданий Гисама, Комк (так звали грача) большую часть времени проводил в доме своего создателя и всегда старался быть полезным ему. Комк любил, усевшись рядом со своим творцом, часами наблюдать за его работой. По просьбе Гисама, Комк спешил подавать необходимые для экспериментов приборы и материалы. А в свободное время грач располагался в кресле-качалке, листал книгу с картинками и громко смеялся, если ему что-то казалось забавным. Когда Тилад приходил навестить Гисама, Комк издалека узнавал гостя и спешил ему навстречу, расставляя крылья для объятий. После дружеского приветствия он бежал чуть впереди гостя и учтиво открывал ему дверь, пропуская вперёд. Комк гостеприимно угощал Тилада водой или нектаром, который он сам поутру собирал на лугах Облачной страны. Цветы любили Комка и охотно делились этим, любимым всеми веллинами, напитком. Приходя на луг, грач всякий раз обнимал и приветствовал цветы, а иногда катал их на спине и возвращал обратно на луг. Поскольку цветы не были закреплены корнями в воздушных облаках, перемещение с места на место не приносило им никакого вреда. И даже наоборот — доставляло удовольствие. Поэтому цветы ждали визита Комка и с радостью угощали его.

Ещё Тилад был дружен с мастерицей запахов Тисиной и умельцем творения уникальной посуды Гаретом. Его посуда умела сама наполняться желаемым содержимым и была самой разнообразной формы, но неизменно эстетичной и удобной. Подруга Тисины, с которой с удовольствием общался Тилад — Спифа, была потомственной ткачихой и швеёй. Она снабжала всех жителей облака одеждой из небесных нитей, секрет изготовления которых передавался их семьёй от поколения к поколению. Поэтому все жители Облачной страны были одеты в одинаковые одежды небесно-голубого цвета. У женщин это были просторные платья по щиколотку, а у мужчин — широкие штаны и рубахи на выпуск.

Также Тилад любил проводить время в компании братьев Битло и Гунто — изобретателей различных воздухоплавательных средств. Веллинам не всегда нравится летать самим, ведь для управления полётом нужны немалое усилие мысли и постоянное внимание, подобно тому, как это необходимо при управлении автомобилем у людей. Поэтому иногда веллины предпочитают преодолевать расстояния между облаками на солнечных лодках. Солнечные они потому, что вместо воздуха они наполняются энергией фотонов — частичек солнечного света, которая и удерживает лодку на плаву. И поскольку пасмурных дней на облаках не бывает, в дневное время суток эти лодки пользуются большим спросом. Материал стенок лодок имеет множество мельчайших отверстий, подобных воронкам, которые впускают энергию света внутрь, но не выпускают её обратно, что позволяет удерживать эту энергию внутри продолжительное время.

Битло и Гунто стремятся изготавливать лодки на любой вкус и по любому случаю — в их коллекции есть и одноместные небольшие лодочки, украшенные вереницами цветов, и лодки побольше — для пары или нескольких путешественников, с удобными креслами-качалками и зонтиками от палящего солнца. А есть многопалубные яхты, на которых удобно отправляться в дальнее воздушное плавание большой компанией. Солнечная энергия за день накапливается в ящиках с специальными пластинами, и её достаточно для поддержания судна на плаву в течении ночи. На таких яхтах есть и оранжереи цветов для сбора нектара, и так называемые"ловушки влаги"для пополнения запасов воды. Ловушки влаги — это воздушные шары, наполненные лёгким газом, закреплённые на верхних палубах яхты. Атмосферная влага оседает на стенках и стекает по ним, наполняя, стоящие под шарами, сосуды. По желанию странствующих на яхте играет музыка, которая доносится прямо из бортов и стен кают. Таким образом, всё необходимое для комфортного путешествия, братья-изобретатели заботливо предусмотрели. Все лодки, как и на земле, плавают по одной плоскости, и подняться на ярус выше на них невозможно. Для перемещения между ярусами веллины, по обыкновению, используют силы собственного полёта.

И, конечно, нельзя не упомянуть о прекрасных родителях нашего героя. Они молодые веллины, и на момент сотворения Тилада им было по девяносто восемь лет. Отец Бенди — широкоплечий коренастый мужчина, с длинным носом и сильными руками. Цвет его кожи был неоднородным — лицо было жёлтым, а к ногам цвет мягко переходил в красный. Таким образом, руки и туловище Бенди имели оранжевый цвет. Глаза были жгуче-чёрными, с живым блеском, что придавало Бенди яркости в облике, и он был весьма симпатичным веллином. Его тёмно-синие волнистые волосы по плечи добавляли в его образ романтики, которую так в нём ценила мама Тилада Мирана. Основным даром отца был дар создания хитроумных устройств для сохранения солнечной энергии. Эта энергия является пищей для веллинов и, хотя жители Облачной страны редко бывают в условия отсутствия света, иногда эти приспособления им всё же пригождаются. В основном веллины ночью спят, как и обычные люди, но некоторые творцы ночью работают. Так, например, составители карт звёздного неба. Благодаря их работам можно определить календарный день на планете и местонахождение облака относительно поверхности Земли. Эти данные нужны творцам нижних ярусов для создания атмосферных явлений, поддерживающих климат на планете, а также остальным жителям для ориентации во времени и пространстве. Именно Бенди помогал братьями Гунто и Бинто в создании материала для лодок и хранилищ энергии для яхт. Тогда-то и сдружился наш Тилад с братьями-изобретателями.

Мама Тилада, синеволосая и розовокожая Мирана, была любимицей всех веллинов и славилась своим даром исцеления печалей, связанных с недовольством внешностью. Дело в том, что веллины, как и люди в период подросткового возраста, бывает проходят через этот недуг. Им кажется, что цвет их волос, кожи или ногтей, не такой красивый как мог бы быть, или форма носа не та — слишком узкий или слишком короткий, или им не нравятся слишком маленькие ушки. В таком случае к ним на помощь приходит Мирана. Она просто кладёт свои ладони на голову"пациенту"и проникает мысленно в его восприятие себя. Там она исправляет все искажения, и подросток вновь обретает радость от своего существования и больше никогда не беспокоится по поводу внешности. Ведь любая внешность прекрасна только одним тем, что кто-то в неё вложил всю свою любовь и желание создать прекрасное.

Помимо этого, нужного и чудесного дара, Мирана обладала умением создавать прекрасные растения для дома. Любимым её творением стали мелкие разноцветные цветочки, которые ковром укрывали любую поверхность по желанию хозяев дома. Они могли служить прекрасным мягким ковром с замысловатым рисунком или орнаментом, а могли служить покрывалом. Цветочки не сминались, не теряли форму и по желанию хозяина могли менять цвета и создавать новые рисунки. Мирану часто приглашали в разные дома для создания живых растительных предметов и украшений интерьера, и сотни её знакомых в знак признательности старались одарить семью Тилада своими творениями. Поэтому дом родителей был похож на музей искусств. Бенди даже пришлось досоздавать два дополнительных этажа в их имении для того чтобы разместить все подарки.

Среди них были чудесные живые картины, изображение на которых жило своей интересной жизнью, и время от времени можно было наблюдать за происходящим на них. Там были и мощные телескопы, через которые можно было наблюдать за жизнью на других планетах и звездах. Скульптуры веллинов и животных, которые меняли своё положение по собственному желанию, украшали интерьер дома семьи Тилада, и многое другое с любовью созданное благодарными жителями Облачной страны.

Помимо родительского дома, у Тилада был свой на нижнем ярусе слоистых облаков. Он создал его сам, когда ему исполнилось пятьдесят лет. А это было не так уж давно. На момент описанных в книге событий ему недавно исполнилось шестьдесят восемь лет. А это примерно тринадцать лет по человеческим меркам. Конечно, он не один создавал свой дом. Ему помогали и старшие веллины, специализировавшиеся на этом мастерстве, и друзья-ровесники, обитавшие по соседству. Тилад решил, что его дом будет иметь форму капли, с окнами по всей окружности дома, а на втором этаже, под конусом крыши должна была разместиться мастерская по сотворению летающих растений — это был собственный проект Тилада, имеющего дар по созданию крылатых. По задумке, самый пик крыши должен был стать прозрачным конусом с дверцами, и служить чем-то, напоминающим"голубятню", какие бывают у людей. По совету ребят Тилад сделал на втором этаже балкончик, опоясывающий весь второй этаж, и два выхода на него, которые были прозрачными и служили одновременно и окнами второго этажа. Старшие мастера — друг отца Солис и его кузен Луффи учили как правильно мысленно воссоздать все узлы креплений стен и дверных проёмов, а мастер Дорген, будучи лучшим крышником, помогал сооружать крышу. Создание крыши — ответственное мероприятие. Она должна надёжно защищать от дождя и снега, которые иногда, особенно в весенний и осенний период, обильно выпадают с кучевых облаков среднего яруса. Дорген учил тщательно и аккуратно укладывать в мыслях каждую черепицу и закреплять её на каркасе крыши, и помог создать надёжную изоляцию на пике дома — будущего жилища для творений Тилада.

И вот когда дом был готов, к созданию интерьера с большим интересом подключилась мама Тилада Мирана. Весь дом был покрыт убранством из чудесных цветов, и часть коллекции подарков, в которой было всё необходимое, включая мебель и посуду, из дома родителей перекочевала в дом сына. Помимо того, Тилад сам обустроил свою мастерскую, воссоздав в ней всё, что могло быть необходимым для его работ, а также оранжерею под куполом крыши. К ней вела небольшая лесенка с гусиным маршем, у которой каждая ступенька располагалась под правую или левую ногу, с поручнями с обоих сторон, созданными из живых лиан, которые в случае потери равновесия, когда Тилад поднимался по лестнице со своими творениями в руках, могли бы поддержать его и уберечь от падения. Нижняя часть оранжереи опускалась примерно на метр от черепичной части крыши, и в ней были маленькие дверцы, через которые Тилад просовывал руку, чтобы взять, или, наоборот, поместить в оранжерею летающий цветок, а также налить воду. У цветов не было способности к творению полёта мыслями, поэтому им нужны были крылья. Их функцию чаще всего выполняли листья цветов. Но некоторым цветам Тилад смастерил настоящие крылышки, как у птиц. Он хорошо знал законы аэродинамики, помогающие птицам в полёте. Но придумать механизм крепления крыльев к стеблям оказалось не так-то просто. Вопрос питания этих частей растения оказался самым сложным. Дело в том, что по стеблю и листьям движется клеточный сок, одинаковый по составу во всех частях растения. Но перья, являющиеся неотъемлемым атрибутом любых крыльев, не воспринимали клеточный сок растения и не приживались на цветке. После долгих экспериментов Тилад изменил структуру клеток перьев, и таким образом вопрос с питанием крыльев был решён. С тех пор создание крылатых растений больше не вызывало затруднений.

У Тилада, кроме друзей с верхнего облака, было множество друзей-ровесников, живущих по соседству с Тиладом на нижнем ярусе облаков. Самым близким товарищем Тиладу был сероволосый мальчуган с чёрными глазами и белой кожей с коричневым румянцем, по имени Камуш. Камуш очень добрый и весёлый парень, обладающий исключительным чувством юмора. Все знакомые любили его за это. Основным даром Камуша было умение создавать облачные средства связи, по смыслу схожие с телефонами людей. Поскольку пользование проводами или вышками для связи в подвижных облаках невозможно, Камуш придумал как использовать для связи частоту колебания электромагнитных волн, возникающих между поверхностью Земли и её ионосферой, сочетая её с колебаниями энергетического поля каждого веллина. Изучая тему частотности тел облачных жителей, Камуш много раз отправлялся за знаниями на верхние ярусы перистых облаков к мудрым старцам. Лишь у них были эти древние знания о энергетических закономерностях, существовавших на Земле и над ней со времен сотворения планеты. Изучив подробно свойства энергетических и электромагнитных полей, Камуш изобрёл устройство, которое запоминало частоту отдельно взятого жителя облаков, подобно как мы записываем номер телефона в свой список контактов. И в случае надобности связи достаточно было произнести имя"абонента"на расстоянии не дальше вытянутой руки от устройства и, благодаря магнитным полям, звук речи доносился до собеседника. Это изобретение, которое сам Камуш назвал магнофон, стало настоящим прорывом в технологиях Облачной страны. Ведь до этого общение, как речью, так и мысленно, было доступно только на расстоянии распространения звуковой волны голоса собеседника. Но если удалиться, сила мысленного обращения терялась так же, как и сила звука голоса.

Познания в области звука позволяли Камушу создавать неповторимую музыку раскатов грома. Изначальную энергию для первого, самого мощного, звука грома он брал от молний — вспышек, образующихся в местах переизбытка статический энергии. Эта энергия возникает от трения витающих в атмосфере частичек пыли и песка, под действием ветровых вихрей. В деле создания грома Камушу помогал их общий с Тиладом друг по имени Мускан. Он был потомственным молниеметателем и знал все законы природы, относительно статической энергии в небе. Дело в том, что, если не создавать молнии путём скапливания статической энергии в одной точке пространства, это электричество могло наносить вред жителям Облачной страны. Оно проникало в молекулярные связи творений веллинов и делало их нестабильными. Поэтому издревле была необходимость собирать эту энергию под поверхностью облаков, там, где она бы не могла причинить вред облачным жителям, и, при накоплении своей критической массы, сама взрывалась. Часть энергии шла на создание грома. Для безопасности этого взрыва его проводили во время достаточно сильных осадков, которые поглощали избытки энергии и нейтрализовали их. Тилада, Камуша и Мускана объединяло их всеобщее стремление быть полезными и оберегать жизнь и творения веллинов. Старшие в шутку называли их бойцами грозового фронта, так как они выступали защитникам Облачной страны от всяких неприятностей, вызванных физическими явлениями в атмосфере.

Глава третья. Маша.

Какими бы не были разнообразными дни в Облачной стране, четвертый день пятого месяца того года, о котором идёт речь, точно оказался самым необычным для жителей облаков. Ранним утром, когда жители под пение диковинных птиц просыпались с первыми лучами яркого весеннего солнца, на кромке облака происходило что-то странное. Лиловая лошадь дядюшки Копика, безрогий сиреневый олень мастерицы творения животных Тулуны, синий бульдог соседки родителей Тилада Фотлы и золоторунная овечка ценителя воздушной шерсти Гарпла столпились у края облака и голосили во всю силу. Жители облака поспешили посмотреть, что же случилось. К тому времени на необычно громкие звуки животных, которых они никогда не издавали без необходимости, примчались, наведавшиеся на среднее облако, ребята с нижнего яруса. Среди них был и Тилад, в компании Камуша, Ронты, Флиса и ещё нескольких ребят. Даже грач Комк прилетел, заметив такое странное оживление и сразу смекнув, что случилось что-то, чего раньше никогда не случалось.

Животные обступили то, что их беспокоило, и веллины долго не могли рассмотреть причину их волнений. Это было что-то очень светлое и слабо заметное на белом фоне облачной поверхности. Более того животные, толпясь на месте, взбивали облака и объект их интереса вовсе скрывался от глаз собравшихся.

Тут вперёд выступил Тилад. Он пробрался в круг животных, отстранил их, разведя руками, и стал сгонять клубы облачной ваты над существом, лежавшем у самого края облака.

По проступившим очертаниям всем стало понятно, что это была девочка. Самая настоящая человеческая девочка! Веллины были меньше людей, и человеческий ребёнок был одного роста со взрослыми представителями Облачной страны. Только по этому признаку веллины поняли, кто оказался перед ними. Казалось, что девочка напугана громким ревом животных и незнакомой обстановкой, в которой она оказалась. У неё были светлые, длинные волнистые волосы, светло-персиковая кожа и большие голубые глаза, которыми она испуганно смотрела на Тилада. Тилад улыбнулся и протянул ей руку. Девочка не сразу ответила взаимностью, но внимательно разглядев стоящего перед ней мальчика всё же подала ему свою руку. Тилад помог девочке подняться. На вид незнакомка казалась ровесницей Тилада, но ростом была на голову выше его. На ней была одета лишь длинная белая сорочка, похожая на ночную рубашку. Ноги были босыми, а волосы, длиной по пояс, распущенны. Веллины обомлели от увиденного. Они стояли молча, совершенно обездвиженные и внимательно разглядывали девочку. Веллины точно знали, что люди никогда не бывали в их стране. Об этом гласили их придания, да и они сами не припоминали на своём веку ни одного подобного случая. Беспокойство от незнания, что делать дальше, явно читалось на лицах ошеломленных жителей облаков. Девочка с большим удивлением рассматривала их, а они — девочку.

— Тилад! — смело и весело сказал Тилад. — Меня зовут Тилад, а это мои друзья. Мы народ веллинов. Не бойся. Мы добрые и никогда не причиняем обиды или боли. Добро пожаловать в Облачную страну!

— Спасибо, — тихим голосом произнесла девочка. — Меня зовут Маша. Очень приятно познакомиться.

Слова Тилада утешили её. В этот момент она почувствовала атмосферу доверия и доброты, которая буквально парила в воздухе Облачной страны. Она поняла, что даже крик животных был исключительно с одной целью — призвать добрых веллинов на помощь незнакомой гостье. Ведь лежать на краю облака небезопасно — в любой момент ветер может отщипнуть кусочек облачной кромки и не умея летать человеческий ребёнок был бы обречён на падение с большой высоты.

Почувствовав себя в безопасности, девочка улыбнулась застывшим в изумлении веллинам. На её щеках поступил розовый румянец, от чего лицо стало ещё симпатичнее и жизнерадостнее.

Услышав доброе приветствие гостьи, веллины стали понемногу отходить от пережитого удивления, и на их лицах стали появляться, столь свойственные им, улыбки.

— Здравствуй, милое дитя, — спокойным и нежным голосом сказала мастерица ароматов Тисина. — Не беспокойся ни о чём. Мы позаботимся о тебе, дорогая.

Она подошла и обняла Машу в знак приветствия, как это было принято у веллинов.

— Меня зовут Тисина, а это Марет, Битло, Гунто..

Тисина продолжала перечислять имена всех собравшихся, но Маша запуталась уже на третьем имени. Они были настолько непривычные для людей, что Маша от растерянности не могла запомнить даже несколько из них.

После произнесения имени каждый представленный веллин, подходил и обнимал Машу. Маша в ответ обнимала их. И так к концу знакомства у неё возникло чувство, что она давно знала этих замечательных жителей, и словно вернулась домой из долгого путешествия, в котором успела подзабыть их. Но сейчас, когда ей уже всё не казалось таким чужим, она была рада, что оказалась именно здесь.

После приветствия взрослых к Маше подбежала орава детей, и они так же по очереди обнимали её, называя свои имена. Несколько имён детей она всё же запомнила. Так улыбчивая Ронта и озорник Вилат были одними из первых, назвавших свои имена, и они успели отложиться в голове Маши. Ещё она запомнила тихую Демику. Наверное, потому что её имя было созвучно с именем младшего брата Маши — Димы. И имя Камуш показалось ей лёгким для запоминания.

"Надеюсь, со временем я запомню имена всех жителей", — мысленно успокоила себя Маша.

— Наверное, ты проголодалась, — захлопотала Бинума, знаток уклада жизни людей.

— Нет. Совсем нет, — с удивлением для самой себя проговорила Маша. — Как ни странно, я совсем не хочу есть.

Маша даже обрадовалась этому, потому что она очень не любила есть.

— Тогда полетели на нижний ярус! — воскликнул Тилад. — Мы покажем тебе как мы живём.

— Люди не умеют летать, Тилад. — тихо сказала Демика.

— Ах! Точно… Как я мог забыть… — растерянно произнёс Тилад.

— Вы умеете летать?! — изумилась Маша.

— Да. Это дар всех веллинов, — вполне спокойно, как будто он говорит это одному из веллинов, ответил Тилад. — Но как же нам спустить Машу на нижний ярус облаков? — задумчиво продолжил он.

— Идёмте к нам, — предложил Бинто.

— Да, да — поддержал его Гунто. — У нас есть прекрасное решение для такого случая!

Жители нижних ярусов — молодёжь, предпочитающие летать исключительно свободным полётом, были уверены, что никаких средств для спуска и подъёма между ярусами облаков братья не изготавливают за их ненадобностью. Поэтому они удивились предложению Бинто и Гунто, и очень обрадовались их заявлению.

Ребята с радостью приняли приглашение Гунто и Бинто. После чего компания, состоявшая из Камуша, Демики, Флиса, Ронты и братьев-изобретателей, возглавляемая Тиладом, окружила Машу и отделилась от большой толпы сбежавшихся на крики животных веллинов, и отправилась в путь по облаку. Напоследок Маша обернулась и учтиво наклонила голову в знак признательности за проявленное добродушие, оставшимся у кромки облака, жителям. Они в ответ замахали ей руками. Кто-то пожелал удовольствия от предстоящего ознакомления с Облачной страной, кто-то приглашал заглянуть в гости по окончании экскурсии, а некоторые советовали быть аккуратной и держаться за руку с кем-нибудь из ребят, чтобы не сорваться вниз.

Всем очень понравилась Маша. Оживленно обсуждая её появление на облаке, жители постепенно стали расходиться по домам.

А ребята с братьями-изобретателями тем временем энергично шагали в направлении дома Гунто и Бинто. Флис и Ронта в нетерпении обгоняли компанию и шли спиной назад, чтобы иметь возможность лучше разглядеть Машу. Ребята наперебой расспрашивали необычную гостью о том, как ей удалось взобраться на облако, где её родители и чем она любит заниматься.

И тут Маша поняла, что на половину вопросов ответов у неё не было. То, что она любит рисовать и танцевать, она отлично помнила. Но как она сюда попала и где сейчас её родители, она решительно не понимала.

Маша рассказала ребятам, что её родители — мама Оля и папа Серёжа, очень любят её и брата Диму. И скорее всего они сейчас очень переживают, обнаружив пропажу Маши.

Да, да! Они очень переживают! Маша всем сердцем почувствовала тревогу родителей. Ведь сердца детей и родителей неразрывно связаны незримой нитью, и когда одни из них волнуются, это волнение неизбежно ощущают другие.

Эта мысль опечалила Машу, и печаль немедленно отобразилась на её лице.

Ребята сразу же заметили это изменение на лице Маши.

— Не переживай, Маша. Мы обязательно выясним, что случилось и найдём твоих родителей, — решительно сказал Тилад. — А пока тебе предстоит увлекательная экскурсия. Предлагаю временно отложить все волнения и насладиться происходящим. Мама всегда говорила мне:"Жить здесь и сейчас — главное счастье. Иначе как понять, что ты счастлив, если ты всё время живёшь в воспоминаниях". Ты замечала, Маша, что большинство мыслей, постоянно занимающих голову — это воспоминания? В основном это незначительные и зачастую беспокоящие воспоминания из прошлого. Я знаю, что это свойство людей постоянно придаваться мыслям из прошлого, занимает у них большую часть жизни. А интересные и увлекательные события, происходящие в тот момент в реальной жизни человека, остаются незамеченными и в лучшем случае они всплывут в памяти позже, в виде тех самых воспоминаний. Но они навсегда останутся только ими, так как никогда это мгновение больше не повторится и не принесёт ту радость, которая могла бы наполнить каждый миг осознанного существования в моменте"здесь и сейчас".

Такое длинное размышление удивило Машу, но она не могла с ним не согласиться. И девочка решила отбросить все волнения за родителей, так как всё равно прямо сейчас она никак не сможет им помочь, а вместо этого насладиться всем происходящим.

Компания проходила мимо громоздких облачных холмов, походящих на груды взбитой пены, и расположенных между ними ярких, красивых домов причудливой формы. И если бы ребята не пояснили Маше, что это дома, то Маша сочла бы что это экспонаты на большой ярмарке-выставке или атрибуты для карнавала, которые проносят по главным улицам в Бразилии во время праздника, который она видела по телевизору.

Среди них был большой шарообразный стеклянный флакон от духов — дом Тисины. Через его стены были видны цветочные галереи на обоих этажах дома.

Дом мастера цветочных горшков и клумб дядюшки Берита по форме напоминал древнегреческую вазу, которую Маша видела в музее. Но стены этой вазы были полностью из разноцветных стеклянных, как показалось Маше, цветов. На самом деле, как пояснили ребята, цветы не были стеклянными. Это были специально созданные для дома Берита мамой Тилада, Мериной, живые растения. По желанию Берита они могли становиться прозрачными, и свет солнца заливал весь дом.

Так же встречались и круглые, и пирамидальные дома, впечатляющие Машу яркими красками и удивительными формами. Здесь было такое изобилие цветов, какого на Земле нигде не встретишь. Хотя раньше Маше представлялось, что на облаках всё только белое.

Маша расспрашивала ребят о способах постройки таких удивительных сооружений, и каково же было её удивление узнать, что всё, что она видит создано лишь мыслями, а вернее сказать, чётко продуманным намерением творения.

И вот компания приблизилась к дому братьев Бинто и Гунто. Дом был в форме большой двухпалубной яхты, и казалось, что он плыл по облачной глади. Это был парусник с расправленными ярко-красными парусами, и ветер медленно разворачивал дом братьев в разные стороны. От этого он ещё больше походил на плывущее судно.

Первым в дом вошёл Гунто и пригласил ребят проследовать за ним. После того как все вошли, Бинто убедился, что"за бортом"никто не остался, после чего он прикрыл дверь с полукруглыми краями, похожую на те, что бывают на кораблях, и пошёл за компанией. Гунто повлек ребят вниз по лестнице и громко провозгласил:

— Добро пожаловать в трюм!

Трюм оказался вполне просторным, куда больше, чем выглядел со стороны весь дом. В нем было светло. Стены трюма были прозрачными, и за ними стоял густой туман. Это было облако, расположенное под домом, в котором все оказались, спустившись в трюм.

Посередине помещения стоял большой стол. Над ним висел ряд светильников, которые представляли собой зеркала, меняя направление которых, можно было пускать"солнечного зайчика"на нужный участок и тем самым освещать рассматриваемый объект.

По краям стола были закреплены лоточки с неизвестными Маше инструментами и приспособлениями. А по периметру комнаты стояли стеллажи с множеством разноцветных коробок. На каждой коробке были нарисованы разные значки.

«Как здорово придумано, подписывать коробки!» — подумала Маша и мысленно решила, что обязательно так же сделает в своей комнате, когда вернётся домой. В эту секунду она с тоской вспомнила о доме, но весёлый окрик Флиса прервал тяжёлые мысли Маши.

— Ребята, смотрите сюда!

Флис указывал пальцем на содержимое коробки, стоящей на полу в углу комнаты. Ребята подбежали к Флису и заглянули внутрь коробки. В ней стояла модель трехпалубной белоснежной яхты, а по её палубе прогуливались маленькие разноцветные человечки. Ребята склонились над коробкой, и принялись рассматривать человечков.

— Смотрите, смотрите — синенький человечек разносит всем напитки, а тот, с красными волосами, развешивает флажки над палубой. У них готовится праздник? — оглядываясь на Гунто, спросила Демика.

— Да, они отмечают праздник каждый день. В представлении этих путешественников они плывут по бескрайней небесной глади и в их сознании воссоздан один день их жизни — день празднования начала весны. Каждый день они проживают его снова и снова, но не помнят об этом и вольны провести его так, как им пожелается. Они вновь знакомятся со своими попутчиками, приглашают друг друга на прогулки по палубам и радуются жизни. Мы с братом придумали эту яхту для испытания новой модели, а позже, когда испытания прошли успешно, решили заселить её путешественниками. С тех пор они живут на этом судне и празднуют свою жизнь, — радостно пояснил Бинто.

— Чудесно! Это всё так волшебно! — восторгалась Маша. — Создавать кого-то и делать их счастливыми — это, должно быть, такое счастье!

— А вот и то, зачем мы сюда пришли! — раздался голос Гунто из другого угла мастерской.

Он вытягивал из приоткрытой дверцы, по-видимому, кладовой завернутый в яркую материю, большой продолговатый свёрток.

— Ребята, помогите мне поднять его наверх.

Мальчики взялись за передний и задний края свертка и потащили его вверх по лестнице. Преодолев подъем и расстояние до входной двери, компания вытащила свёрток из дома на облачную гладь.

— Надо снять с него кожух, — сказал Бинто.

Ребята принялись спешно разворачивать изобретение братьев. Из-под упаковки виднелось что-то малиновое. Всем было интересно, что же такое придумали и воплотили Бинто и Гунто.

После того, как изобретение освободили от кожуха, оно стало быстро и бесшумно приобретать форму большого цветка, а в частности тюльпана.

Края малиновых лепестков были жёлтыми, а их основание — ярко-зелёным, таким же как кожух, в котором воздухоплавательное средство хранились. Внутрь цветка могло поместиться порядка четырёх веллинов, или два-три человека.

— Но как он сможет летать? — с нескрываемым любопытством спросила Маша. — Ведь у него крыльев или пропеллера, что могло бы удерживать его в воздухе.

— Всё дело в материале, из которого он сделан — пояснил Бинто.

И он рассказал Маше принципы работы воздухоплавательных аппаратов, применяемых веллинами.

— Особенность этого судна, в том, что оно способно подниматься вверх и опускаться вниз, в отличии от лодок.

— Это всё очень интересно, — задумчиво произнесла Маша.

Все ребята с интересом принялись разглядывать новое, ранее невиданное ими воздушное, средство передвижения. Они выразили изобретателям благодарность за их полезное творение и уверенность, что остальные обитатели Облачной страны так же сочтут его очень удобным и полезным.

— Ну что, пора в путь! — объявил Тилад.

Решили, что Маша с Тиладом и Демикой отправятся на летающем цветке, а остальные ребята полетят сами.

Гунто и Бинто объяснили ребятам правила управления полётом, которые заключались в перемещении ручки, расположенной на одном из лепестков с внутренней стороны цветка, в желаемом направлении полёта, у основания которой был переключатель движения вверх и вниз. Управление показалось Маше очень простым и удобным, как и всё в Облачной стране. Для того, чтобы попасть внутрь цветка достаточно было потянуть за любой лепесток, после чего тот отгибался до самого основания, как бы приглашая на борт своих пассажиров.

Ребята поблагодарили братьев-изобретателей за предоставленное транспортное средство, попрощались с ними всё так же объятьями, как и происходило приветствие, и погрузились в цветок. Тилад занялся управлением полёта, а Маша завороженно наблюдала за тем как Флис, Ронта и Камуш легко оторвались от поверхности облака и помчались к его краю, весело вращаясь вокруг своей оси и выделывая кульбиты, как бы желая продемонстрировать Маше свои навыки управления полётом.

После того, как Маша проводила изумленным взглядом улетающих вдаль ребят, она посмотрела вниз. Цветок всё дальше удалялся от дома Гунто и Бинто. Братья всё ещё провожали взглядом летательный аппарат с ребятами. Маша помахала им на прощание рукой, и братья ответили ей взаимностью.

"Какие они все замечательные!" — подумала Маша, и огромная радость наполнила её всю, так что Маша почувствовала, как будто что-то поступает к её горлу. Глаза земной гостьи светились от счастья, и она не могла поверить, что с ней всё это происходит. Она старалась запомнить каждый момент, как ей и советовал Тилад, в надежде, что при желании она сможет возвращаться в него снова и снова в своих воспоминаниях, когда этого пожелает.

Цветок поднялся уже достаточно высоко, и нёс своих пассажиров над крышами домов. Перед Машей открылся чудесный вид на город. Он был ярким и пестрым, словно разноцветный чудесный рисунок с множеством мелких элементов, создающих вместе потрясающий живой орнамент. Среди домов она угадывала уже знакомые ей имения Тисины, Берита и другие строения, которые встречались по пути от края облака в дом братьев-изобретателей. С высоты были видны почти все улицы облачного поселения. Путники пролетали над высоченным домом, похожим на полосатую ракету. Чуть дальше виднелся дом, похожий на большой пёстрый шатёр, а неподалёку от него — жилище в виде золотой полусферы. Дома пестрили яркими красками и причудливыми формами, один удивительнее другого. Между домами Маша успела разглядеть, невиданных ею никогда ранее, животных, большинство из которых имели крылья, а мимо проносились стаи, самой разнообразной формы и расцветки, птиц.

Всё это вызывало у гостьи с земли бурю впечатлений. Она постоянно восклицала"Ого!","Вот это да!","Ребята, вы видели это!"

Конечно ребята всё это уже видели. В ответ они лишь по-доброму улыбались и радовались за Машу, что посещение Облачной страны так впечатляет и приносит счастье земной девочке.

Но вот край облака был достигнут, и Тилад переключил кнопку управления цветком вниз для начала снижения судна. Сначала цветок медленно поравнялся с поверхностью облака, а затем стал опускаться ещё ниже. С одного бока воздушного судна находилась, немыслимая по размерам, толща облачной ваты, а внизу виделась земля с лоскутами полей и лесов.

При первом взгляде вниз, неприятный холодок пробежал по спине Маши. Холод спустился в ноги и сковал движения девочки. Перед путешественниками открылся чудесный вид — яркое полуденное солнце заливало долину, раскинувшуюся под, только что покинутым путниками, облаком. Его тень с тенью других облаков скользили по поверхности земли. Внизу протекала широкая река, по берегам которой теснились домики сельских жителей."Наверное, это Волга," — подумала про себя Маша, но не стала озвучивать своего предположения, не будучи уверенна в его правильности.

Понемногу страх высоты стал покидать Машу, и его место постепенно заполнял восторг от красоты, представшей перед глазами, картины. Ребята-веллины молчали, будто боялись спугнуть это чувство восторга Маши.

Снижение происходило примерно минут двадцать. По истечении этого времени, Тилад направил рычаг управления полётом влево, и после плавного торможения судно путешественников начало двигаться параллельно земле. Маша повернула голову по направлению движения цветка и увидела цель их полёта — поверхность другого облака, располагавшегося ещё метров на двадцать ниже уровня их движения. Поверхность облака не была такой бугристой, как на верхнем облаке. Оно напоминало уложенную слоями вату."Слоистые облака!" — вдруг вспомнилась Маше информация из параграфа учебника по географии."Кто мог подумать, что я побываю на них! Рассказать одноклассникам — ни за что не поверят!"И в этом момент Маше стало на душе ещё радостнее. Она понимала, какая она счастливица и, возможно, даже одна из всех людей, кому удалось попасть сюда!

В этот момент земля скрылась из виду, и судно поплыло над поверхностью слоистого облака. Домики здесь стояли реже, чем на верхнем облаке, и были чуть меньше в размерах. Но их формы были тоже на редкость разнообразны, и сверху казались похожими на разбросанные по пёстрому ковру лугов нижнего облака, разноцветные игрушки младшего братика Маши, Димы. Местами можно было заметить движение, отдельных или прогуливающихся небольшими группами, животных окрас которых так же был самым разнообразным.

— Вон мой дом, — показывая пальцем на домик, похожий на большой клубок разноцветных ниток, с двумя воткнутыми на крест спицами на макушке, сказала Демика.

— Какой он интересный! — с восторгом сказала Маша, сложив ладони у груди. — А что это за флажки закреплены на"спицах"?

— Я закрепляю по одному флажку каждый год в день своего рождения, и их количество равняется моему возрасту, — ответила Демика

— А сколько тебе лет, Демика? — спросила гостья, заметив, что флажков гораздо больше чем десять. А именно столько было Демике по мнению Маши.

— Мне пятьдесят три года — ответила хозяйка удивительного дома-клубка.

— Что?! Как такое возможно?! — с удивлением воскликнула Маша, смотря широко открытыми глазами на Демику.

На что та в ответ рассмеялась.

— Мы живём более пятисот лет. Поэтому пятьдесят три года — это совсем не много для веллинов. По-вашему, мне примерно одиннадцать лет, — пояснила Демика.

— А сколько лет тебе, Тилад? — повернувшись к спутнику, задала вопрос озадаченная гостья.

— В этом году исполнилось шестьдесят восемь, — с улыбкой сказал Тилад, предвкушая изумление Маши.

— Как необычно! — удивлённо произнесла девочка с земли. — Хотя для меня всё здесь необычно и удивительно. Как же всё-таки здорово, что я к вам попала! Никогда раньше я даже представить себе такого не могла, а сейчас всё вижу это своими глазами!

— Ну вот мы и прибыли, — через несколько минут констатировал Тилад, переключив кнопку управления полётом вниз.

Тюльпан медленно опустился на поверхность облака, и ребята оказались перед каплеобразным домом Тилада.

— Это мой дом, — опуская лепесток летающего цветка, сказал Тилад.

Он вышел из тюльпана первым и подал руку Маше и Демике, помогая им спуститься на областную поверхность.

Поверхность на этом облаке была более рыхлая, и ноги ребят почти по щиколотку утопали в воздушной вате. Но, сделав несколько шагов, Маша поняла, что это нисколько не мешает при ходьбе, что явно обрадовало гостью.

Подняв глаза на дом, Маша внимательно рассмотрела его и выразила свой восторг, который вызвала удивительная, как и всё остальное, конструкция жилища.

— Это поразительно! По всей окружности дома расположены окна. Как же крышу и второй этаж выдерживают стекла? Ведь никакой опоры, кроме прозрачного тонкого стекла, нет, — с изумлением задала вопрос девочка.

— Ты очень смышлёная в вопросах строительства! — похвалил Машу Тилад. — Будь ты веллином, ты бы непременно стала замечательным мастером по созданию домов! Дело в том, что этот прозрачный материал, не совсем стекло, — продолжал Тилад, — и он намного крепче, чем ваша сталь, хотя и прозраен. Его молекулярное строение, а именно оно придаёт материалам те или иные свойства, давно придумано нашим жителем Торусом, который много лет назад перешёл на другую звездную систему и оставил нам секрет воссоздания этого материала в дар. Поэтому он носит название, созвучное его создателю — торусан. Теперь, создавая жилище, нам не нужно продумывать молекулярной состав материала для окон — мы используем торусан.

— Ты сам создал этот дом?! — воскликнула Маша

— Да. Мы всё создаём сами своими мыслями. Атомы существуют в свободном доступе и безграничном количестве в окружающем нас пространстве. Мы просто мысленно собираем из них молекулы с нужными свойствами, и собираем из них будущий материал, придаём ему форму и цвет, и готово! С того момента как мы решим, что наше творение совершенно соответствует всем пожеланиям к нему, и всё продумано верно, оно проявляется в тот же момент. Конечно, создание дома, это небыстрый процесс. У меня на постройку ушло около пары месяцев. Но я отвлекался на другие свои творения. А если создавать дом непрерывно, то как правило за месяц можно справиться с этой задачей.

— Как познавательно и интересно! — оживленно проговорила Маша. — Спасибо за столь тонкие подробности. Теперь я знаю свою будущую профессию — я буду атомным инженером!

Глаза девочки загорелись. Ей было радостно, что всё сказанное ей было понятно и казалось, что теперь она сама сможет такое сделать.

— А теперь пройдём в дом, я угощу вас свежим нектаром и покажу другие свои творения.

— С превеликим удовольствием! — радостно ответила гостья.

Тилад распахнул дверь, и компания вошла в дом. Маша обратила внимание, что дома веллинов не запирались на ключ. Это, очевидно, было признаком большого доверия в обществе облачных жителей.

И каково же было изумление Маши от всего увиденного внутри дома! Она никогда раньше не видела живых картин! А какие прекрасные ковры укрывали пол в доме! Восторгу гостьи не было предела.

— Это моя мама мастерит такие ковры, — скромно заметил хозяин дома, — я обязательно вас познакомлю.

Тилад предложил девочкам расположиться на диване, а сам отправился за кружками для нектара. Вскоре он вернулся с круглыми в основании и продолговатыми сосудами в руках, и протянул их гостям. В момент, когда Маша взяла в руки странный сосуд, он был пуст. Но буквально через секунду, он быстро наполнился светлой, полупрозрачной и густоватой жидкостью оранжевого цвета.

— Угощайтесь, девочки, — гостеприимно сказал Тилад. — Это нектар от моих цветов. Сейчас я познакомлю вас с ними.

Последняя фраза показалась Маше похожей на шуточное выражение, и она не стала воспринимать её буквально. Но после, того как посуда сама на её глазах наполнилась напитком, ей уже ничего не казалось невозможным.

Поднеся стакан к губам, Маша ощутила чудесный аромат содержимого, а попробовав очень удивилась приятному, но ни с чем не сравнимому, вкусу напитка. Запах больше напоминал аромат дорогих маминых духов. А вот вкус отличался от всех знакомых Маше ранее вкусов, но был чрезвычайно приятен. После пары глотков, девочка почувствовала необычайно мощный прилив сил. Как будто она поела после длительного голодания, хотя голод, как таковой, она до этого не ощущала."Какой славный напиток!" — подумала Маша.

— Твоё угощение очень вкусное и оно придало мне сил! Большое спасибо! А в чём секрет его столь сильной энергетики? — "или энергии, или энергичности", перебирала в голове более подходящие слова гостья.

— Всё дело в любви, — непонятно прокомментировал Тилад.

Но потом сразу пояснил:

— Любовь — самая высокоэнергетическая субстанция в мироздании. Она источник силы, движущей все процессы во всех мирах. На нашу планету она поступает посредством лучей Солнца. Но это не просто лучи — это энергии, посылаемые нашими творцами. Нектар — дар, созданных мною, цветов. В процессе сотворения я вкладывал в мои создания свою душу, заботу, творчество, одним словом делал их с любовью. Эта любовь продолжает жить в моих творениях всё время их существования, и я продолжаю питать их своей заботой и теплом на протяжении жизни, подобно тому, как наши создатели питают нас и наши творения лучами солнца. Так вот, далее творения при любой возможности стараются воздать своему создателю и всем окружающим, кому это потребуется ту, полученную ими, высокоэнергетическую любовь, любым возможным для них способом. Цветы с радостью отдают нектар, животные воздают заботой — они стараются во всём быть полезными. И так во всем. Круговорот любви в природе. Именно он создаёт поток энергии для каждого существа. Поэтому веллины и их создания непрерывно делятся любовью со всем окружающим, и она возвращается к ним в ещё большем количестве, набирая свою силу по пути, двигаясь от сердца к сердцу, подобно снежному кому, давая энергию жизни и наполняя радостью существования. Благодарность — это способ передачи энергий. Каждый вечер перед сном веллины благодарят солнце и своих создателей за дары жизни, и тем самым возвращают уже набравший силу поток любви обратно творцам, замыкая цикл и давая творцам энергии создавать новые потоки любви для всех уголков мироздания, в том числе и для нашего уголка, — с улыбкой завершил свой увлекательный монолог Тилад.

— Теперь мне всё понятно! Любовь — это и есть энергия, и она преумножается её же потребителями! Вот почему все жители облаков живут в радости, а цветы дают столько энергии в своём нектаре… Как всё гениально и просто… — начиная с восторга и переходя к концу размышления в задумчивость, заключила Маша.

Её мысли прервал стук в дверь.

— Я открою, — учтиво сказала Демика, видимо не желая отвлекать хозяина от важной беседы с гостей, и торопливо направилась к двери.

Это были ребята. Они гурьбой ввалились в жилище Тилада. Но их уже было больше, чем улетело с верхнего облака. Ребята рассказали о чудесном событии остальным друзьям, и теперь почти всё население нижнего облака явилось к Тиладу.

Когда стало понятно, что всем места в доме навряд ли хватит, Вилат махнул рукой и скомандовал:

— Выходим! Все идём на облако! Мы не поместится тут все, — и обратившись к хозяину и гостье, сказал, — выходим, ребят. Будем знакомиться с остальными.

Тилад повернулся к Маше и сказал:

— Я позже познакомлю тебя с моими цветами. Пойдём к ребятам.

Он подал ей руку, чтобы помочь встать с низкого для Машиного роста дивана, и все вышли на облако.

Глава четвёртая. Знакомство

На облаке ребята плотным кольцом окружили необычную гостью. По ощущениям Маши их было лишь не на много меньше, чем ребят в её классе. Тилад стоял рядом и держал Машу за руку, не отпуская её с того момента, как помог ей подняться с дивана.

Стоял неимоверный гул, среди которого можно было различить вопросы от ребят, оказавшихся ближе к центру круга:

— Сколько тебе лет?

— Где ты живёшь?

— Где твои родители?

— Каким образом и когда ты сюда попала?

Маша растерянно смотрела на окружившую её толпу ребят и не знала с чего начать. Тилад решил взять ситуацию в свои руки. Он еле заметно подмигнул Маше и громко заговорил:

— С позволения нашей гостьи, я отвечу на ваши вопросы, ответы на которые мне уже известны. Её зовут Маша. Она — человек. Где сейчас её родители и как она сюда попала, Маше не известно. Напоминаю, что люди не умеют летать, поэтому прошу это учесть при совместных прогулках. Далее предоставляю слово Маше. Маша, — обращаясь к уже собравшейся с мыслями девочке, сказал Тилад, — расскажи нам, пожалуйста, всё то, чем бы ты хотела с нами поделиться.

Маша с благодарностью кивнула Тиладу головой, и обратилась к ребятам:

— Приветствую вас, ребята. Моё полное имя Светлова Мария Сергеевна. У нас на земле помимо имени от рождения, есть ещё фамилия — она одна у всех членов семьи, полное имя — оно как правило длиннее того имени которым называют человека в детстве, и отчество — от имени папы.

Гул в толпе стих и все внимательно слушали Машу. От этого ей стало немного не по себе, но она сконцентрировалась на своей задаче побольше рассказать о себе и продолжила:

— Мне тринадцать лет. Я живу в столице страны Россия, в городе Москва. Я школьница и учусь в седьмом классе. В нашем классе вместе со мной учатся ещё двадцать восемь человек. Мы все дружим. Помимо учёбы я занимаюсь рисованием, плаванием и хожу учиться танцам в танцевальный кружок.

Вдруг кто-то из ребят задал вопрос:

— А в этом кружке не тесно танцевать?

Маша улыбнулась и ответила:

— Кружок — это название самого общества детей, увлекающихся танцами. А танцуем мы все в просторном зале прямоугольный формы, с зеркалами по периметру.

Опять наступила тишина и Маша продолжила:

— У меня есть младший братик Дима. Ему пять лет, и он пока ходит в детский сад. В школу начинают ходить ребята с семи лет, поэтому он ещё мал для учёбы. Моя мама — учительница младших классов. А мой папа — строитель. Он со своими коллегами строит дома.

Маша немного помолчала и сказала:

— Ну, пожалуй, это и всё, что я могу про себя рассказать.

— А какие растения живут в детском саду? Это какие-то специальные детские растения? — спросила желтоволосая девочка с голубым лицом.

Маша поняла, что слово"сад", как и слово"кружок", было понято ребятами буквально, и с улыбкой пояснила:

— Детский сад — это здание, в котором ребята играют, гуляют, кушают и спят в течении дня, пока родители на работе. В здании нет специальных детских растений. Просто он так называется.

— Как интересно! — воскликнул мальчик с кожей мятного оттенка и ярко — зелёными волосами. — У вас многое называется тем, чем на самом деле не является.

Маша как-то раньше об этом не задумывалась, но сейчас она вспомнила всё, что знает по этому вопросу и постаралась объяснить:

— У нас такое явление называется"слова — омонимы". Они звучат одинаково, но обозначают разное. Так, например, лисичками называют и грибы на тонких ножках, и животных с рыжей шубкой. Их так называют потому что и те, и другие рыжего цвета. И таких слов много.

— Это очень интересно! — отозвался мятный зеленоволосый мальчик. Он пробрался через плотный круг ребят, выступил вперёд и протянул руку Маше. — Меня зовут Фапин.

— Очень приятно, — учтиво произнесла Маша.

— Мы, наверное, утомили тебя своими расспросами. Предлагаю проследовать на экскурсию по облаку, где мы сможем все познакомиться и побольше рассказать о себе, — предложил Фапин.

Всем понравилось это предложение, и компания отправилась в путь по облаку.

Домик Тилада стоял почти на окраине облака, поэтому ознакомление с местными жителями проходило, можно сказать, с самого начала.

Проследовав мимо раскидистых парящих деревьев, напоминающих каштаны с яркими синими треугольными плодами, учтиво склоняющих крону приветствуя путников, ребята приблизились к дому, похожему на вытянутую ввысь цилиндрическую серебристую трубку с прозрачным шаром наверху.

— Это мой дом, — сказала девочка с бежевой кожей, голубыми глазами, как у Маши, и малиновым волосами.

Компания остановилась напротив дома, и малинововолосая девочка продолжила:

— Меня зовут Коста, — протянув руку Маше, сказала девочка. — Мы соседи с Тиладом, и часто навещаем друг друга, а иногда и вместе создаём творения.

— Очень приятно, — пожав руку сказала Маша. — У тебя очень удобный дом. Он напоминает, любимые земными детьми, домики на деревьях. Они удобны тем, что сверху всё отлично видно.

— Согласна! — с восторгом сказала Коста. — Я тоже люблю высоту! Мой основной дар — это левитация. Я умею зависать на нужной высоте и могу передавать эту способность своим творениям. Если ты обратила внимание, на то левитирующее дерево, с синими плодами — это моё создание.

И ребята двинулись дальше. Мария по пути выразила свой восторг Косте, относительно её дара и сказала, что очень бы хотела бы иметь такой дар, но сожалеет, о том, что на земле это невозможно.

Компания продвигалась по тенистой аллее, по бокам от которой росли, уходящие корнями в облака, кустарники по цвету и форме, напоминающие розовые кораллы. На небольшой глубине облаков было видно, как их корни, на которых местами были расположены ярко-голубые цветы, похожие на розочки, пульсируют, становясь то толще, то тоньше.

Кто-то из ребят летел на небольшой высоте, кто-то обгонял и шёл вперёд спиной. Все хотели видеть Машу и слышать, что она говорит.

Так неспешно они дошли до следующего здания, которое напоминало юлу. Низ юлы был золотого блестящего цвета, и вся компания отражалась в этом покрытии, только изображение было немного вытянуто в бока. Верх юлы был прозрачным и просматривалась винтовая лестница, ведущая на самую макушку сооружения, где располагалась небольшая, тоже прозрачная, площадка, по краям украшенная множеством ярких цветов.

Ребята остановились напротив дома, и летевший над компанией мальчик, на вид лет пятнадцати, спустился на облако и, подойдя к Маше, протянул ей руку и приветливо сказал:

— Я Ботли. Это мой дом с садом на втором этаже. Мой основной дар — это создание зеркал с разными свойствами и назначениями. Некоторые из них умеют собирать на свою поверхность свет, даже в условиях почти полного его отсутствия, например, от звёзд, и отражать его ярким лучом. Другие — отражают то, что находится за предметами или облаками. Это позволяет творцам осадков видеть через толщу облака место выпадения осадков на земле. И масса других специальных зеркал, — бодро выговорил Ботли.

— Никогда бы не подумала, что зеркала способны на такое! — смотря на Ботли удивленными глазами, сказала Маша. — Как всё интересно, ребята! — чуть помолчав, она продолжила, — я не перестаю удивляться вашему миру и очень рада, что здесь очутилась!

Ребят очень порадовало сказанное Марией, и они воодушевленно двинулись дальше. Путь от дома к дому не лежал по прямой улице. Дома стояли в неопределённом порядке, какие-то дальше, какие-то ближе друг к другу. Между домами важно прогуливались птицы с человеческий рост, которые заметив компанию, приблизились к ребятам и последовали непродолжительное время рядом, торжественно сопровождая гостью. У птиц было оперение всех оттенков синего цвета: самый тёмный — на хвосте, плавно переходя в светлые тона голубого к голове пернатых, а голову венчал белоснежный хохолок. Позже помимо птиц к процессии присоединились алая лошадь на тонких длинных ногах с вытянутой, словно клюв цапли, мордой, и прямоходящий сиреневый медвежонок с большими розовыми крыльями за спиной. Ребята пояснили Маше, что вытянутая мордочка лошадей позволяет им пить нектар прямо из цветка, так как копытами неудобно брать цветок, чтобы вылить из него нектар. Маша оценила такую задумку творца этого удивительного создания. Сопроводив компанию порядка двух сотен метров, тем самым выразив своё гостеприимство новому члену облачного сообщества, каковой они сочли Машу, животные отстали от компании и разбрелись по облаку.

Вскоре компания приблизилась к жилищу, состоящему из семи разноцветных кубов, стоящих друг на друге. Но не ровно, а несколько хаотично — четыре куба стояли в основании, под небольшими и разными углами друг к другу, три касались друг друга, а четвёртый чуть дальше. Другие три стояли на нижних. Конструкция напоминала небрежно построенную стенку из детских кубиков. Но в целом дом смотрелся ярко и красиво.

Хозяином дома оказался Флис — кареглазый мальчуган с серебристой кожей и чёрными волосами, с которым Маша уже познакомилась, когда её нашли на верхнем облаке.

— Какая интересная конструкция, Флис, — заметила земная девочка. — Почему кубики составлены таким образом?

— На самом деле, это очень удобная конструкция, — попытался объяснить Флис. — Каждый куб имеет определённое расположение относительно магнитного поля Земли. И когда облако меняет свое положение, я перебираюсь работать в ту комнату, в которой углы направлены на четыре стороны света. В углах комнат находятся магниты, которые нужны мне при работе. Дело в том, что я занимаюсь составлением и усовершенствованием геомагнитных карт. По ним мы ориентируемся в пространстве, сопоставляя их с картами звёздного неба. У вас тоже есть такие приборы навигации, основанные на воздействии магнитного поля. Самый распространённый из них — компас.

— Да, да! — обрадовалась Маша такому знакомому, из того же учебника географии, слову. — А откуда вы столько знаете про жизнь на земле?

— Мы многое знаем про землян, если не сказать, что всё. Эта информация находится в свободном доступе в информационном поле Земли, окружающем планету, и мы свободно получаем её оттуда, когда нам это интересно или нужно для работы. Наша жизнь и деятельность непосредственно влияет на жизнь землян — мы создаём осадки, управляем погодой. Нам важно не навредить, а по возможности и помочь землянам. Если где-то разразятся пожары, мы проводим мероприятия по сбору влаги в доступных местах и спешим вылить её на горящие леса. То же касается засухи. Ведь если внизу страдают живые существа, а мы к ним относим и растения, и животных, информационное поле Земли напитывается негативными энергиями, а это вредно и для нас, мы ведь мы с ним непосредственно связаны, как и люди.

— А потоп? Всемирный потоп, о которых написано в книгах. Это вы его устроили? Там написано, вода лилась с небес несколько дней, — с большим интересом, вглядываясь в глаза Флиса, спросила Маша.

— Нет. Вода лилась, лишь потому что в момент, когда Земля перевернулась, и северный полюс поменялся с южным, много воды попало на горячие поверхности экваториальных земель и испарилось. Потом в виде осадков вода несколько дней возвращалась на землю. А основная толща воды, затопившая сушу — это была вода океанов. Ведь во время переворота планеты, она осталась на своём месте, подобно как при вращении стакана вода остаётся неподвижной. Материки при перевороте сами наталкивались на водные толщи океанов, тем самым стирая всё живое с поверхности суши.

— Вы видели это? — с трепетом спросила Маша.

— Нет. Всё это случилось ещё до нашего рождения. Мы знаем об этом всё из того же информационного поля планеты, где это событие записано, равно как и всё остальное.

— А такое ещё может повториться? — с нескрываемым беспокойством задала вопрос Мария, не будучи совсем уверенной, в том, что хочет знать ответ.

— Возможно. Но если и будет, то через сотни лет. К тому времени, возможно, люди придумают как без потерь пережить это явление. А пока можно точно не волноваться, — успокоил Машу Флис.

От всего услышанного мысли роились в голове Маши и ей казалось, этот гул могут услышать и другие. Этот гул прервал голос Тилада.

— Маша, ты не устала? — задал вопрос Тилад. — Мы можем идти дальше, или предпочтёшь вернуться в дом и отдыхать до завтра?

— Нет, Тилад. Спасибо. Я не устала. Мне всё очень интересно. За несколько часов общения с вами я узнала, кажется, больше, чем за всю свою жизнь. Маша обвела всех ребят благодарным взглядом и увидела с какой заботой и вниманием, они смотрели на неё. Она почувствовала их поддержку и понимание её состояния, и Маше не захотелось сейчас расставаться со своими новыми друзьями.

— Пойдёмте дальше, — сама предложила Маша, и повернувшись к Флису сказала, — Флис, твои дары куда больше, чем создание приборов навигации. Тебе можно в институте лекции по естествознанию читать, так понятно и увлекательно ты всё рассказываешь.

— Благодарю за добрые слова, Мария Сергеевна, — озорно ответил Флис. — Рад быть полезным!

Он вновь взмыл над головами друзей и неспешно полетел рядом.

— И всё-таки интересно, — продолжала размышлять земная гостья, — почему вы можете и летать, и пользоваться информационным полем Земли, а люди — нет.

— Можно я расскажу? — раздался позади, уже знакомый Маше, голос.

Это сказала кучерявая беловолосая Ронта с коричневой кожей и зелёными глазами, познакомившаяся с Машей одна из первых, после обнаружения земной девочки на облаке. Она догнала Машу и, поравнявшись с ней, пошла рядом.

— Я увлекаюсь изучением генов. Эта наука нужна нам при создании всего живого. Гены — это части длинных цепочек, так называемых ДНК. В гены мы записываем всю информацию, каким должно быть наше творение — его форму, цвет, способности и все-все его характеристики. У людей всё точно так же. Но наше отличие в том, что в нашей ДНК семь пар нитей, а у вас эта пара одна. Соответственно, в семь двойных цепочек можно вложить куда больше способностей, чем в две. Поэтому способность к полёту и чтению информации из поля планеты, в ваших ДНК отсутствует. Но творение мыслью всё-таки доступно землянам. Ты, наверное, слышала такие выражения «Именно этого я и боялся» или «Будьте аккуратнее со своими желаниями, они имеют свойство сбываться». Эти выражения и отражают суть сотворения мыслью будущих событий. Но в своей формулировке они в основном содержат страх — то есть люди обращают внимание на сбывшиеся прогнозы, построенные из соображений опасения того или иного события. Но некоторые люди обратили внимание, что и хорошие события сбываются точно так же, и в последнее время часто можно услышать:"Не бойтесь мечтать, мечты сбываются". Люди развиваются, как и всё в мироздании, и в последнее время они значительно преуспели в этом. Будем надеяться, что вскоре люди научатся мыслями создавать не только хорошие события, но и материальные блага. Это бы избавило от нужды добывать их тяжёлым и малопродуктивным трудом и освободило время для развития и совершенствования. Но пока это всё впереди.

— Всё, что ты рассказала, очень удивительно для меня, — глядя на свои ноги, утопающие по щиколотку в облаках, задумчиво произнесла Маша. — Но то, что о чём думаешь, то и сбывается, я тоже замечала на своём опыте. Получается, что правильно думать не о том, чего боишься, а, наоборот, о том, чего желаешь. Как всё просто! — обрадовавшись своей догадке, воскликнула Маша, восторженно взглянув на Ронту.

— Да, ты всё верно поняла, Маша. Но просто думать — этого не совсем достаточно. Нужно желать, как говориться, от чистого сердца. А сделать своё сердце чистым, то есть добрым и честным — главная работа каждого человека. Для этого он и рождается на этой планете.

— Оказывается, ничего не случайно! И рождение, и мысли, и будущее — всё связано! Как всё сложно! И в то же время просто, — сменяя эмоции, быстро говорила Маша.

Её размышления никто не прерывал, и дальше ребята шли молча, пока не вышли к абсолютно круглому дому, а точнее металлическому шару, вокруг которого, каждый по своей орбите, удалённой на разное расстояние, кружились три небольших шара такого же металлического цвета. И если бы приветливая девочка не сказала в Маше, что они подошли к следующему жилищу, Маша бы его просто на просто не увидела. Из-за того, что в шарах отражались облака и небо, а сам шар был на высоте порядка двух метров, Маша не сразу его заметила, хотя шар был достаточно большой — около четырёх метров в диаметре.

У хозяйки необычного, как, собственно, и всё вокруг, дома, были длинные чёрные волосы, сиреневая кожа и бардовые глаза с большими, коричневыми зрачками. Эта девочка была самой высокой из ребят, почти одного роста с Машей.

— Моё имя Гетла. И я здесь старше всех. Мне восемьдесят один год.

— Можно я угадаю? Ты занимаешься атомами? — с интересом озвучила свою догадку земная гостья.

— Верно, — улыбнулась Гетла. Она понимала, что это форма дома выдавала её увлечение.

— В голове не укладывается, как могут дети работать с атомами! — с восторгом, разглядывая необычный дом, сказала Маша.

— Знания об атомах, как и любые другие, нам знакомы от рождения, поэтому мы не считаем их сложнее, чем другие знания, — пояснила Гетла добрым голосом.

— А что непосредственно ты с ними делаешь? — спросила Мария.

— Я моделирую атомы из воздуха в зависимости от тех свойств, которыми они должны обладать, а затем укладываю в молекулы нужных свойств. Если мне нужен более прочный материал, атомы в молекуле будет находиться близко, и наоборот. Мои"рецепты"изготовления материалов затем пригождаются остальным веллинам при сотворении. Так, если они взялись строить дом и решили, что стены должны быть мягкими и прочным, они просто используют уже готовый рецепт создания молекул материала требуемого свойства и далее, простым копированием, создают нужную массу вещества, мысленно связывая молекулы определёнными связями. Так получается строительный материал для всего, что нас окружает.

— Ты очень ценный мастер, Гетла! — похвалила Маша, восторженно смотря на собеседницу.

— Спасибо, Маша! — всё так же по-доброму ответила атомная мастерица. — На самом деле, у нас все мастера ценные. Не будь у нас хотя бы одного дара, которыми они обладают, жизнь в Облачной стране в том виде, в котором она сейчас есть, была бы невозможна.

— Действительно… — задумчиво согласилась Маша, продолжая рассматривать удивительный дом Гетлы. — А тебе достаточно света внутри этого металлического шара?

— Он не металлический, — улыбнулась хозяйка необычного дома. — Хотя, действительно, очень похож на такой. Этот материал — моё собственное изобретение — лузинит. Он отлично пропускает солнечный свет, и поэтому внутри светло. А ещё он хорош тем, что можно изменить положение части молекул в нём и он станет прозрачным, и изнутри будет видно облако. И такими поворотами молекулярных пластов можно делать его прозрачным только снаружи, только изнутри, или же в обоих направлениях.

— Вот это да! — продолжала удивляться Маша — Для вас практически нет ничего невозможного!

— Совершенно верно. Нет ничего невозможного. Всё, что можно придумать, можно и воплотить, — резюмировала Гетла. — Не желаешь войти внутрь? Может подкрепимся нектаром? — предложила хозяйка.

— Нет. Пожалуй, нет, — смущаясь и боясь обидеть отказом, сказала Маша. — Большое спасибо, Гетла!

И компания двинулась дальше. Они шли бодро, и ни малейшей усталости Маша не ощущала."Как странно, — подумала она, — я никогда так долго не путешествовала, но почему-то совсем не устала, как это бывало дома, на земле". И от этой мысли её ноги ещё энергичнее зашагали по облаку. Ребята шли и летели рядом, не разбредаясь. Вдали послышался тихий звон, доносимый порывами ветра. Но источника звука не было видно.

— Откуда такой приятный звук? — спросила Мария.

— Это звон колокольчиков, — пояснил Флис.

Звон усиливался и вскоре перед путниками появилась поляна, усеянная яркими разноцветными растениями, которые Маше даже не с чем было сравнить. Над поляной кружились птицы, столь же невиданные для земных жителей. Они были причудливой формы — с круглыми крыльями и большими головами, с шерстью вместо перьев и глазами впереди, и все очень пестрые, такие, что на фоне цветов их не сразу можно было разглядеть. У некоторых из них были в лапках кувшинчики, у некоторых ведерки круглой формы, такие же пестрые, как и всё вокруг.

— Какое чудесное зрелище! — завороженно протянула Маша. — Они прекрасны. А что за посудка в лапках птичек? — спросила она.

— Это посудка для сбора нектара, — пояснил Тилад.

— Того самого живительного напитка? — вспомнила Маша.

— Да, верно. Птицы собирают его для своих создателей и для себя. Нектар — очень питательный и его любят все на облаках.

Маша остановилась, рассматривая всё происходящее с большим любопытством и вслушиваясь в звон, исходящий от поляны. Ребята тоже остановились, и Флис, словно предугадывая вопрос Маши про источник звона, подозвал гостью поближе и, склонившись над одним из цветов, сказал:

— Вот. Смотри. Видишь эти цветы? У них под листочками есть колокольчики. — Это ветер их раскачивает так, что колокольчики звенят? — уточнила Маша.

— Сейчас — да. Но, если ветра нет, растения сами подергивают листиками и звенят — так они сообщают о готовности нектара и желании им поделиться. На этот звон и слетаются местные пернатые. Это что-то вроде времени обеда. К нему птицы уже готовят посуду и ждут сигнала от цветов, — завершил свой рассказ Флис.

— Как мило, — восхитилась гостья.

Постояв ещё немного, компания отправилась дальше. Пройдя вдоль луга, они увидели впереди ещё одно жилище. Оно не имело определённой формы и как будто лежало на облаке, а его содержимое медленно перетекало из одной его части в другую.

"Как амеба", — подумала Маша, недавно изучавшая одноклеточных в школе.

— Постойте! — вдруг неожиданно для самой себя воскликнула Маша. — Можно я угадаю, чей это дом? Это дом Ронты! Он похож на клетку и, наверняка, удобен для экспериментов с ядрами и хромосомами.

— Совершенно верно! — обрадовалась догадке гостьи Ронта. — Это моя лаборатория, и она же — жилище. В центре дома, то самое ядро, в котором находятся хромосомы из того ДНК, который я и изучаю.

— Как удобно — большая модель клетки!

— Да! — оценила мысль Маши Ронта. — Это очень удобно. Мне не приходится пользоваться микроскопом, чтобы собирать цепочки ДНК.

— А как ты узнаёшь, какой результат получится от сочетания тех или иных молекул в гене? — уже со знанием дела, спросила Маша

— А это уже моделирует моя клетка — лаборатория. Она реагирует на изменения в составе ДНК, и изменяет свои структуру и свойства. С помощью специальных таблиц я могу вычислить, какой итоговый результат для организма принесёт изменение набора молекул в его ДНК, — подробно пояснила Ронта.

— Это очень увлекательно! Вот бы у нас так в школе можно было бы! Я бы с удовольствием поэкспериментировала! — увлечённо рассуждала Маша. — Наверняка, скоро люди додумаются до такого! Очень в это верю!

— Мы тоже на это надеемся, — сказала Ронта. — Генная инженерия способна избавлять от наследственных заболеваний, что очень помогло бы многим людям.

В своих рассуждениях о важности науки для жизни, ребята двинулись дальше, мимо сада из деревьев, имеющих разноцветные плоды на одном дереве, и кустарников с такими же разноцветными листьями.

— Это результаты различных сочетаний генов, — между беседой, указав на растения, прокомментировала Ронта. — Молекулы мне смастерила Гетла, — уточнила она.

— Да, я как раз это и имела в виду, когда говорила, что наши дары нужны все без исключений. Одно без другого невозможно, — поддержала беседу Гетла.

— Действительно.. Как всё взаимосвязано… — задумчиво, подбрасывая клочки облачных масс под ногами, размышляла Маша. — Одно вытекает из другого. А начинается с мысли… Получается, у нас на земле, так же. Сначала инженер придумывает машину, потом придумывает из чего её сделать, а затем делает.

— Всё верно, — подтвердил, шагающий рядом Фапин, — и так во всём мироздании. Лишь с некоторыми местными особенностями. Но суть везде одинаковая. Кстати, следующий дом — мой, — кивая головой на большой мяч, с замысловатым рисунком, сказал Фапин

— Похоже на мяч, — подметила Мария, — ты мастерски играешь в футбол, Фапин?

— Я любитель и создатель всех игр на облаках! — заявил Фапин, не без нотки гордости. — Самая распространённая игра — оксибол. Это что-то вроде вашего мини-футбола, когда мяч забрасывают в ворота руками, только ворота находятся внутри облаков, что усложняет задачу.

— А бывает, что мяч улетает? — с улыбкой спросила Маша.

— Как правило, он застревает в облаке, и ниже него не падает. Но искать мяч вне ворот тоже забавная задача. Нашедшему добавляется очко в пользу его команды.

— Должно быть это очень веселая игра! — представив себе это действо, захохотала Маша

— О, да! — с удовольствием подтвердил Фапин.

Компания двинулись дальше, а Фапин продолжал рассказывать про другие командные игры в воздухе и в облаках. Особенно Маше запомнилась игра, в которой мяч нужно было передавать ногой с разворота в воздухе. Она знала, как непросто точно подать мяч в футболе, а подать его с переворота через голову — эта задача, по мнению Маши, была невыполнима.

— Нам тоже непросто играть в эту игру результативно, но зато это весело! — убеждали Машу ребята.

Они все вспоминали забавные случаи, когда мяч улетал в верхнее облако, или к соперникам, или далеко за игровое поле, а случалось, что и совсем падал на землю. От этих воспоминаний они задорно смеялись, заражая Машу своим смехом.

Так, за весёлой беседой, ребята брели под сводом развесистых цветущих вьюнов, образующих коридор вдоль широкой тропы. Цветы вьюнов были огромными, похожими на подсолнухи с золотой блестящей поверхностью, в которую можно было легко увидеть всех ребят, как в зеркале.

Выйдя из цветущего лабиринта, компания сразу оказалась перед двумя рядом стоящими домами, соединенными переходом на уровне второго этажа. Но у одного из домов был ещё третий, хоть и небольшой, этаж.

Дома имели форму цилиндров плавно переходящих в конусообразную крышу с высоким шпилем наверху. Стены и крыша домов были гладкими и разноцветными, напоминающими цветную карамель, закрученную от основания. Цветные полосы спиралями поднимались от фундамента и смыкались на пике крыши.

— Какие аппетитные дома — напоминают карамельные палочки, — поделилась своими ассоциациями Мария.

— Очень интересно было бы увидеть такие палочки, — отозвался один из хозяев домиков.

Это был достаточно высокий, сероволосый, с белой кожей и чёрными глазами мальчик Камуш, с которым Маша так же познакомилась на верхнем облаке.

— Трёхэтажных дом — мой. А второй дом — это жилище моего друга — Мускана. Мы занимаемся громом и молниями, а это неразрывно связанные явления. Поэтому и все работы мы проводим вместе. А чтобы сотрудничать было удобно, мы решили построить жилища рядом. Но так было не всегда. Раньше у нас дома стояли практически на противоположных краях облака. Но потом мы решили это исправить — скопировали стоявший здесь ранее дом Мускана и соединили дома переходом. Позже я достроил себе ещё один этаж. Он необходим был мне для работ по созданию средства связи веллинов — магнофона.

И Камуш рассказал Маше, как возможно беседовать на расстоянии, если мысленно или речью невозможно общаться из-за удалённости.

Удивлению Маши не было предела. Она первый раз узнала, что веллины умеют общаться мысленно!

— Эта способность так же записана в нашей ДНК, — пояснила на этот счёт Ронта, специалист по генетике, — как раз в одной из тех пар цепочек, которые у людей отсутствуют.

— Но всё равно, в голове не укладывается, как много способностей у вас есть! — продолжала восторгаться земная девочка.

— А оба нижних этажа наших жилищ мы с Мусканом используем для проектирования взрывов статического электричества, — продолжил свой рассказ Камуш.

— Это важная работа для жизни на облаках, — подключился к беседе специалист по метанию молний, Мускан. — Скопление электроэнергии в облачном пространстве чревато разрушением наших творений на молекулярном уровне. Те связи, которые удерживают молекулы внутри веществ в нужном положении, может изменить электрический заряд в атмосфере, и тогда свойства созданных нами материалов и существ будут совсем не теми, какими мы задумали, а со временем молекулы могут совсем распасться до атомов.

Далее Мускан поведал о методах их совместной с Камушем работы по сотворению молний и грома, о которых мы с вами уже знаем.

— Кто бы мог подумать, что я познакомлюсь с теми, кто создаёт гром и молнии! — радовалась Маша. — Я столько раз их видела, но и подумать не могла что такие мощные явления создают ребята, почти моего возраста по земным меркам! Вот это да! Вот я счастливая! — продолжала ликовать гостья.

Ребятам была приятна радость Маши по поводу их знакомства, и они тоже выразили удовольствие познакомиться с земной девочкой.

И в таком добром расположении духа ребята отправились дальше по облаку.

Вдоль тропинки теснились диковинные растения самых различных форм и цветов, некоторые из которых даже росли сверху вниз. А немного в отдалении от тропинки ребятам встретилось стадо необычных животных, напоминающих крупных лисиц, но шерсть у них была короткая, голубого цвета, с жёлтыми полосками в районе холки. А на головах у них было что-то вроде рожек, в форме короны. Лисы заметили путников, встали на задние лапки и обоими передними лапами помахали ребятам, словно перебирали ими при беге. Ребята ответили им взаимностью, отчего в стае послышалось одобрительное клокотание.

Следующий дом, к которому ребят привела тропинка, был дом похожий на гриб. Выяснилось, что это дом тоже на двоих хозяев-напарников по погодным экспериментам. Это были мастер дождя Брон и создатель града — озорник Вилат.

Брон — худощавый мальчик с болотно-зелёными волосами и жёлтой кожей — работал на верхнем этаже жилища — в"шляпке"гриба. Он конденсировал воду под куполом шляпки путём охлаждения, имитируя превращение пара облаков в воду дождя, а затем проливал получившуюся влагу на первый этаж, в"ножку"гриба для дальнейшей работы с ней Вилата. Между этажами у ребят находилась охладительная установка, имитирующая потоки холодного атмосферного воздуха, с помощью которой Вилат отрабатывал навык создания градин нужной величины и тяжести. Мастерство состояло в том, чтобы не допустить намерзания большого слоя льда на замороженную каплю, и тем самым делать градинки как можно меньше, чтобы они не навредили землянам, их посевам и жилищам.

Излишки воды моросили из-под шляпки"гриба", и в жаркую погоду ребята любили, пролетая мимо домика Вилата и Брона, принимать на лету душ.

Совсем недалеко, буквально в двадцати метрах, стоял ещё один чудесный дом, тоже похожий на детскую игрушку. Но Маша его заметила не сразу, потому что он был такого же белого цвета, что и облака. Это был гигантский снеговик с большим красным носом, но не с длинным, как его делают земные дети из морковки, а круглым, похожим на нос клоуна. Маша заметила снеговика, только когда он открыл свои большие овальные глаза, с синими зрачками в форме звёздочек и стал наблюдать за пришедшими, периодически моргая.

Когда ребята приблизились к нему, глаза снеговика заулыбались, по-доброму прищуриваясь.

— Это мой дом, — сказал белокурый мальчик с светло-сереневой кожей, — меня зовут Сокар, и я — создатель снега.

— Наверняка, форма снеговика тоже неслучайна для твоего дома, Сокар, и она имеет какое-то важное значение для твоих экспериментов, — предположила Маша, внимательно осматривая дом-снеговик.

— Конечно! — обрадовался догадке Маши Сокар. — Каждый ком снеговика — это отдельный морозильник. В верхнем коме самая высокая, но тем не менее, отрицательная температура — в ней получаются самые крупные снежинки. Их разнообразные формы видны хорошо даже когда они долетают до земли. Дети любят их рассматривать, и меня это вдохновляет. Можно сказать, я стараюсь так разнообразить рисунки снежинок именно для них. В средней камере снеговика температура пониже, и добавлены холодные потоки воздуха. В этой камере снежинки помельче, но разглядеть их рисунок вполне возможно. А в нижней камере, с ещё более низкой температурой, получается так называемая, изморозь — мелкие снежинки, похожие на градинки. Но изначально из облаков они высыпаются снежинками, и лишь в атмосфере на них налипает влага, которая намерзает на снежинки, отчего рисунок снежинок совсем стирается.

— Спасибо тебе за твоё творчество, Сокар! — с благодарностью смотря на снежного мастера, сказала Маша. — Твои снежинки и впрямь чудесны, и они приносят много радости детям. Все очень любят их рассматривать, а потом, с удовольствием, их рисуют. А первый снег! Это всегда праздник для детей! Как здорово, что мы познакомились! Всем вам спасибо, ребята! За всё, что вы делаете для землян! Мы и подумать не могли, что о нас так заботятся!

— Нам нравится заботиться обо всех, — тихо поддержала беседу Демика, домик которой уже был знаком Маше и стоял неподалёку.

— Я вот люблю заботиться ещё и о растениях и животных земли. Утром я расстилаю туман, который с первыми лучами солнца оседает каплями росы на растениях, напаивая их живительной влагой. В результате получается сочный корм и для животных, поедающих эту траву.

— Ты очень добрая, Демика, — мягко проговорила Маша, — как и все вы, — чуть подумав, продолжила она. — Наверное, легко так жить, когда всех любишь, и нет причин не делать этого.

— Наверное, — улыбнулась Демика. — Мы никогда не жили по-другому, и нам не с чем сравнить. Но люди тоже добились больших успехов на пути к развитию человеколюбивого общества. Забота о слабых и честность стали законно требуемыми правилами общества, хотя лет двести назад это было скорее в порядке исключения. Поэтому мы очень надеемся, что и вас скоро ждёт золотой век доброты и любви друг к другу.

— Я тоже на это очень надеюсь. Как и все на земле, наверное, — задумчиво рассуждала Маша.

Ребята шли по широкой аллее, по одной стороне которой росли гигантские кусты цветов величиной с деревья, которые снизу до верха были усыпаны яркими оранжевыми и жёлтыми цветами, похожими на земные лилии. От цветов доносилось благоухание из смеси приятных, но, незнакомых Маше, ароматов. А по другую сторону аллеи простирался розовый луг. Это сама трава была розовая, и лишь кое-где возвышались одинокие деревья, внешне напоминающие пальмы. Стволы у них были будто обтянуты ярко — фиолетовым мягким плюшем, а раскидистые листы кроны свисали почти до самой земли, и были красного цвета с бардовыми кончиками. Луговые травы не касались поверхности облака, и ветер пускал волны по полю. Оно колыхалось под его порывами, словно тонкое покрывало, и слегка шелестело.

Пройдя мимо луга, ребята оказались перед двумя другими, близко стоящими друг к другу, домами.

Один дом был похож на ветряную мельницу, которые Маша видела в книжках. Но, в отличии от книжной мельницы, у этой были лопасти во всех четырёх направлениях центральной башни, и ещё одна «вертушка» располагалась сверху. Второй дом походил на бочку с прозрачными, отливающими розовым оттенком, стенками.

— Я видела что-то подобное у нас на земле, но никак не могу вспомнить назначение этих сооружений, — потупив взгляд в облако, Маша перебирала в памяти различные версии.

— Это наши дома. Мы сестры, — сказала девочка с волосами ярко — салатового цвета взяв за руку, идущую рядом, девочку пониже ростом, ту самую, которая задавала вопрос про детские растения в садике. — Меня зовут Фенита, а мою сестру-Пилака. Мы обе работаем с воздухом. Только я работаю с его потоками, которые вы называете ветром. Мой дом похож на вашу ветряную мельницу.

— А второй дом мой, — продолжила рассказ сестры Пилака, — он напоминает тебе бочку, в которой раньше люди хранили запасы на зиму.

— Да, точно! Вы всё правильно сказали, девочки! — обрадовалась Маша, тому что вспомнила назначение этих сооружений. — А как вы называете ветер? — поинтересовалась гостья.

— Мы его называем потоком. У нас нет рек и единственное, что движется потоком-это воздух. Бывают восходящие тёплые потоки, и нисходящие — холодные потоки воздуха. Из-за разницы давления тёплого и холодного воздуха образуется перемещение воздушных масс, это и считается ветром. Моя работа заключается в прогнозировании, то есть определению, куда воздушными потоками будут направлены облачные массы и сколько воды поднимут восходящие потоки. Это делается во избежание выпадения слишком большого количества осадков на густо населённые людьми территории. Когда людей не было на земле, это было не важно. Животные чувствуют приближение сильных природных изменений, так как они тоже связаны с информационным полем земли, и их мысли не заглушают чувствования такой информации, как это происходит у человека. Эта способность позволяет животным заранее покинуть территорию, где вскоре начнутся аномальные явления, и сохраняет им жизнь. С появлением людей, необходимость корректировок осадков значительно возросла.

-То есть, вы жили здесь до появления людей на земле? — округлив глаза от удивления спросила Маша.

— Да, мы здесь с самого начала формирования планеты. Ведь облака появились с первых дней существования атмосферы, а это было даже раньше появления жизни в океане.

Ребята вкратце поведали гостье об основных этапах развития и их сменах на земле, о периоде динозавров, и появлении первого человека, и о том, как менялась при этом планета.

Маша слушала, в буквальном смысле, открыв рот, и не задавала практически никаких вопросов, потому как рассказ ребят был полным и исчерпывающим.

— И вот сейчас люди значительно влияют на жизнь и состояние планеты и других живых существ, которые её населяют, — в продолжение повествования говорила Пилака. — Эти изменения и вызвали необходимость начала моей работы, которой до меня никто не производил. Моя работа заключается в очищении воздуха и, соответственно, формирующихся в нём осадков. Заводы и машины людей выбрасывают в атмосферу продукты сгорания топлива, сжигая которое, они получают энергию для работы механизмов. Этот дым смешивается с восходящими потоками воздуха и влагой, которая в них находится, создавая опасные и ядовитые химические соединения, которые собираются в облаках, а потом при выпадении осадков попадают на землю, растения и в наземные воды, отравляя их. В моем доме, похожем на бочку, внутри находится труба, в которой стоит множество решёток, что-то вроде сит для просеивания муки. Но они не простые решётки, а молекулярные. В пространства между ячейками этих сит проходят молекулы воздуха, но не помещаются крупные молекулы вредных соединений. В зависимости от состава отравляющих веществ, я изобретаю новые решётки, и после удачного тестирования их работы, строю такие решётки под всей поверхностью облачных систем. Собирающиеся на решётках вредные вещества, потоки воздуха, при содействии моей сестры Пилаки, отправляются в горные регионы, и выбрасываются в глубокие расщелины, где они, благодаря процессам распада, превращаются в залежи полезных ископаемых.

— Как много я не знала! — осознала Маша.

— Нам радостно, что мы смогли поделиться интересной для тебя информацией. И надеемся, продолжим это делать, — с радостью сказал Тилад.

Ребята, рассуждая, как здорово и полезно много знать, двигались на закат. Солнце уже медленно закатывалось за облако, и его лучи скользили по кажущейся полупрозрачной поверхности. Всё облако наполнял алый свет, заливший и напитавший толщу под ногами. По виднеющемуся вдали парящему над облаком дереву с синими плодами Маша поняла, что они уже завершают сегодняшнюю экскурсию со знакомством и приближаются к началу пути по нижнему облаку — дому Тилада. Но на их пути стоило ещё одно интересное строение. Дом был похож на птичью клетку с зелёными стёклами между прутьями, сходящимися куполом наверху. Подойдя к нему, через просвечивающую толщу облаков стало видно, что основание клетки уходит глубоко в облако.

–Это последний незнакомый тебе дом на нашем облаке, Маша, — сказала девочка с бронзовой кожей и фиолетовыми кудрявыми волосами, до этого летевшая рядом, но спустившая перед самым домом. — Моё имя Стора. А мой дар — это расщепление обратно, до атомов, всех отслуживших или неудачных творений.

— У тебя тоже очень полезный дар, Стора, — понимающие сказала Маша. — Я вот шла и думала, а что, если творение не удалось или получилось с ошибками, куда оно денется, или оно обречено на существование до бесконечности. Теперь я понимаю, что это решеный вопрос для облачного мира.

— Ты смышлёная девочка, раз предвидела эту проблему. Она, действительно, существовала какое-то время, пока веллины не научились запускать обратные созданию процессы — процессы расщепления. Иначе у нас бы уже всё пространство было занято творениями прошлых поколений. Расщепление — это процесс ослабления молекулярных и атомных связей. Для него мы применяем то самое статическое, получающееся при трении разных веществ, электричество, избытки которого взрывают Камуш и Мускан. Внутри моего дома расположена шахта, то есть что-то вроде колодца, в котором поддерживается электрическое напряжение. Помещая туда то, что подлежит расщеплению, на выходе из шахты мы получаем свободные частицы атомов, которые вновь можно использовать для новых творений.

— Как просто и здорово придумано! — оценила идею Маша.

— Такие шахты есть на каждом облаке, — продолжила Стора, — как и мастера, с ними работающие.

— Жизнь на облаках очень высокотехнологичная, — отметила Маша, — хотя все приспособления очень просты.

— Потому что у нас главный инструмент — мысли, — поддержал беседу Тилад, — они заменяют нам большие механизмы и машины, которые необходимы на земле для выполнения работ по созданию того или иного блага. Но придёт время, когда жизнь на земле будет подобна жизни на облаках.

— Откуда вам это известно? — поинтересовалась земная жительница.

— Это тоже записано в информационном поле Земли. Но информация о будущем — лишь планы создателей, которые могут меняться самими живущими на Земле.

— А каким образом люди меняют эти планы? — последняя фраза Тилада обеспокоила Машу.

— Своими действиями и поступками. А вернее сказать, мыслями им предшествующими. Мысль — самая главная действующая сила. Тяжёлые и тёмные энергии, порождающиеся такими же мыслями, уплотняют пространство и делают любые изменения к лучшему невозможными. Поэтому очень важно содержать свои мысли в чистоте и свете.

— Но это же просто — не думать плохого, — с долей возмущения сказала Маша, не до конца понимая про какое такое уплотнение говорит Тилад, но решив пока пропустить этот вопрос.

— Возможно, все дети думают так, — ответил Тилад, — но становясь взрослыми им всё труднее и труднее это делать. Надеюсь, с тобой такого не случится. И более того, ты сможешь объяснить это своим сверстникам, ведь от вас, как будущего поколения Земли, зависит сбудется ли пророчество об изменении жизни землян. Мы все желаем тебе успехов в этом! — торжественно закончил свою речь, Тилад, с осознанием важности сказанного. — А на сегодня наше знакомство с облаком и его жителями закончилось. Ты, верно, утомилась, Маша? Приглашаю всех присесть около моего дома на облаке, и я угощу всех отменным нектаром.

— Спасибо, Тидад! Спасибо, ребята, за такое внимание, радушный приём и все знания, которыми вы поделились! Это был чудесный день! С удовольствием принимаю твоё предложение, Тилад! — сказала Мария, уже повернувшись к Тиладу. — Это будет прекрасным продолжением нашего удивительного знакомства.

Все ребята поддержали предложение хозяина дома, к которому компания приближалась в лучах солнца, светившего уже откуда-то снизу багряными лучами, всё тускневшими с каждой минутой.

Подойдя к каплеобразному домику, компания расположилась, присев прямо на облаке, а Тилад с Машей и Демикой отправились в дом за чудесными кружками, самонаполняющимися вкуснейшим нектаром.

Войдя в дом, Маша обратила внимание, что несмотря на столь густые сумерки в доме было светло. Мягкий свет, казалось, изучали сами стены и предметы.

— А почему в доме так светло? — задала Маша вопрос хозяину дома.

— Этот свет отражают сами предметы. Что-то подобное есть и у вас на земле. Вы называете это флуоресценцией, то есть свечение в темноте веществ, на которые ранее попадал свет. Вещества, поглощая свет, потом выдают его в течении какого-то периода времени. Мы научились создавать вещества, которые светятся после захода солнца и придаём их свойства всем другим материалам, освещённость которых нам нужна ночью.

-Да, да, — обрадовалась Маша знакомому ей слову, — флуоресцентной краской разукрашены некоторые ёлочные игрушки у нас дома. Эти рисунки светятся в темноте. Как здорово придумано!

К концу этой познавательный беседы ребята с кружками в руках уже выходили к остальным друзьям на облако. Надо сказать, компания на облаке не скучала. Они запускали солнечных зайчиков от звёздного сияния вглубь облака и соревновались, чей лучик светит дальше. Пока они играли, отыскали давно потерянный в облаке мяч для игры в оксибол. Фапин ловко юркнул в облако и достал найденный мяч. Разобрав кружки, ребята уселись в кружок и стали потягивать, тут же наполнивший кружки, нектар.

Звезды высыпали на небо мелкими и крупными сверкающими песчинками и заполнили всё небо. Отсюда они казались намного ближе и ярче, чем были видны с земли. Маша сидела, сложив ноги лотосом, с огромным восторгом рассматривала такое близкое звёздное небо, с опоясывающим его светящимся миллиардами искр Млечным путём, и наслаждалась вкуснейшим нектаром. Ребята негромко беседовали, вспоминая своё удивление от утренней новости о появлении человеческого ребёнка на облаке, а Маша в ответ делилась восторгом и изумлением от всего происходящего и услышанного. Неподалёку пела чудесными трелями и переливами, незнакомая Маше, птица и казалось, что мгновения прекраснее и быть не может!

Но эта мысль вдруг смутила Машу."А как же дом? А родители? Они, наверное, сильно волнуются."

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Облачная страна. Возвращение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я