Император из провинции

Евгений Валерьевич Решетов, 2020

Моя семья потеряла всё лишь потому, что отец перешёл дорогу не тому человеку. Теперь я вынужден жить в маленьком городке, затерянном на просторах нашей Родины. Но меня так просто не сломить. Я придумал, как можно снова возвыситься, но вот только не учёл того, что в городе в это время станут происходить весьма странные события, больше присущие мистическим фильмам, чем реальной жизни.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Император из провинции предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Вечер выдался тёплым и ласковым… но не здесь, а где-нибудь на Мальдивах. Я же сосредоточенно вёл машину под упругими потоками дождя, иногда щурясь от ярких вспышек молний. В уши врывался скрип дворников, облизывающих лобовое стекло, и оглушительные раскаты грома, которые, казалось, раздавались прямо над моей головой. Даже звуки динамичного рока, рвущиеся из колонок, не заглушали буйства разгулявшейся стихии.

Я скосил глаза и посмотрел на лес, содрогающийся от сильных порывов ветра. Деревья росли слева и справа от узкого полотна дороги. А позади — осталась электростанция. До города же ещё было несколько километров по этому ужасному асфальту, изобилующему заплатками. «Приора» скакала по нему, будто чёрная карета по брусчатке, грозя вот-вот рассыпаться.

В очередной раз сверкнула молния, разрезав половину неба. Я непроизвольно зажмурился и всего на мгновение потерял дорогу из виду. Но машина уже предательски подпрыгнула на очередной кочке, и её повело в сторону. Скажу честно, кое-что сжалось, а перед глазами пронеслись все двадцать лет жизни.

— Твою мать! Боже, помогай! — лихорадочно выдохнул я, не совсем отдавая себе отчёт в том, что говорю, а потом мне удалось выровнять авто, после чего облегчённо добавил: — Забудь, сам справился.

Вслед за этим инцидентом, чуть не закончившимся трагедией, я немного отпустил педаль газа и почти тут же сверкнул ещё один небесный разряд. Голову почему-то пронзила резкая боль, заставившая меня застонать, а затем она пропала так же молниеносно, как и появилась. Я удивлённо хмыкнул и продолжил путь, ещё более внимательно всматриваясь в дорогу, виднеющуюся в жёлтом свете фар.

Вскоре начал приближаться Грязьгород, который почему-то оказался погружен во мрак. Наверное, опять проблемы с электричеством. Жаль, что я прекрасно помнил, как он выглядит при свете дня. Город был довольно-таки большим… по средневековым меркам: тысяч двести-триста в нём точно проживало. Хотя всё-таки не уверен. Последняя перепись населения, наверное, проводилась ещё на старославянском языке.

Я вгляделся в мрачные очертания города, стыдливо прячущиеся за стеной дождя. По слухам, в Грязьгороде обитал призрак… призрак хорошей жизни. Но я не верил в подобные сказки. Тут совершенно точно даже подобного призрака нет. Как нет и перспектив, железнодорожного вокзала, а уж об аэропорте вообще молчу. Но зато рядом были горы, речка, лес и… интернет неплохо тянул. И ещё город мог похвастаться даже десятиэтажками, хотя в основном был застроен серыми типовыми пятиэтажками и частными домами. В общем, обычный провинциальный городок, которых тысячи на просторах нашей Родины.

Меж тем я уже въезжал в пределы Грязьгорода, видя через лобовое стекло красное пластиковое сердце, установленное между буквой «я» и названием города. У местного мэра было своеобразное чувство юмора.

Моя машина проскользнула мимо сердца и двинулась между частными домами, облепившими главную дорогу, ведущую в это «сосредоточение любви».

Когда домики кончились, появились уже упомянутые пятиэтажки, мрачно взирающие тёмными окнами на проезжающие мимо редкие автомобили.

И тут вдруг запиликал телефон. Я вытащил его из кармана джинсовых шорт и увидел на экране фотографию сестры и надпись Софи Максимова. Нажал на зелёный кружочек и ещё больше снизил скорость, внимательно глядя сквозь пелену дождя на покрытый ямами асфальт.

Ну как? Купил? — раздался её весёлый голос, слегка искажённый помехами.

— Ага, — бросил я, не став коситься на новенький ноутбук, лежащий на заднем сиденье.

— И как поездочка?

— В дождь попал. Ещё и электричество в городе вырубилось. Да и жрать охота, — стал жаловаться я старшей сестре.

— Полный набор, — хохотнула она и уже серьёзно добавила: — Когда вырвешься-то из этой клоаки? Обещал же в конце недели.

— У меня тут идея появилась на миллион долларов. Слышала об «Императоре Галактики»? — приподнято спросил я, прижимаясь к безлюдному бордюру, чтобы объехать целое озеро, из которого вот-вот мог появиться местный аналог Лох-Несского чудовища. Несколько встречных машин делали то же самое, только с другой стороны дороги.

— Да. Краем уха. Вроде бы компания AVK хочет запустить целую виртуальную вселенную, но, по-моему, они опоздали года на два, — скептически проговорила София. — Если откроют такой же шаблонный мир с полным погружением, как уже существующие, то им сложно будет наверстать: ведь аудитория поделена между теми, кто давно рулит подобными играми. Ты, кстати, всё ещё играешь в эту… как там её?

— Думаешь, у меня есть желание? — мрачно произнёс я, намекая на последние печальные события, которые произошли в нашей семье, низвергнув её с вершин на дно.

— Ну, жизнь-то продолжается, — философски изрекла она, шурша какими-то бумагами. — Ладно, забыли. К чему ты там говорил об «Императоре»?

— Короче, эти парни решили перед запуском вселенной сделать проект под названием «Император Галактики», — протараторил я, слыша голодное урчание собственного желудка. — Софи, подожди секундочку. Надо обмозговать кое-что важное.

Так, ну дома еды нет, если, конечно, кот Флинт не научился готовить, что вряд ли, поэтому стоит сделать ход конём и заглянуть к подруге. Я как раз давно обещался к ней наведаться.

Предвкушающе улыбнувшись, направил машину по другой дороге.

— Ты чего замолчал? — полюбопытствовала сестра, подпустив в голос недовольства.

— Так, слушай дальше. Они набирают десять тысяч игроков со всего мира для этого проекта. Победитель будет только один, — продолжил я рассказывать, свернув во дворы и протискиваясь среди припаркованных машин. — Там весь этот «Император» будет длиться хорошо если две-три недели. А компания AVK за это время вполне успеет продемонстрировать все прелести новой игры, а потом уже запустит полную вселенную «Десяти Планет», где будет множество различных возможностей.

— И ты собрался победить?! — удивлённо воскликнула Софи, словно я сейчас сообщил ей о том, что вернул все те миллионы, которые отобрали у раскулаченного отца. — Там же победит сильнейший, а ты как бы у нас…

— Хорош стебаться, — вынужден был процедить я, остановившись возле нужного подъезда. — Конечно, мне не приходится рассчитывать на победу. Я всего лишь хочу засветиться в соц. сетях и на телевидение. «Император Галактики» получит серьёзное продвижение на ТВ и в интернете. Будет и реклама, и трансляции на тематических сайтах. А также они хотят делать интервью с наиболее отличившимися или просто харизматичными игроками. Понимаешь, к чему я клоню?

— И как ты собрался попасть в эти десять тысяч? — задумчиво проговорила сестра, уже прикидывая доходы от рекламы, которые может принести хорошо прокаченный аккаунт.

— Ну я уже прошёл собеседование, предоставил все данные и рассказал историю нашей семьи. Возможно, их заинтересует такая личность, как я. А если нет — то всё тут продам к чертям собачьим и уеду к тебе во Францию.

— Слушай, вот если бы я набирала игроков для подобного проекта, то взяла хотя бы тысячу ярких личностей, а не просто каких-нибудь задротов с большой буквы, — принялась рассуждать Софи, — так что не спеши пока во Францию. У тебя есть хорошие шансы попасть в эту битву галактического масштаба. Ты же с детства бесишь всех вокруг, а такие во всяких шоу идут на ура.

— Спасибо за комплимент, — проворчал я, совсем не обидевшись.

— Я же твоя сестра и должна говорить правду, — весело сообщила она, а затем торопливо добавила приглушённым голосом: — Потом расскажешь, какой пришёл ответ. Всё, пока. Начальник идёт.

— Пока, — коротко сказал я и прервал звонок.

За то время, которое мы разговаривали, дождь не прекратился, но немного ослаб. Припарковаться же мне удалось довольно-таки близко от подъезда, но несколько метров пробежать всё же придётся. Я заранее нахохлился, после чего выскочил из машины. Чёрная майка мигом превратилась в мокрую. А вот кроссовки едва промочил, прежде чем ворвался в темноту подъезда. Домофона здесь не оказалось.

Старенький лифт предсказуемо не работал из-за того, что электричество до сих пор не дали, поэтому пришлось подниматься пешком. Я включил телефонный фонарик и преодолел три лестничных пролёта, пропахших сигаретным дымом, мусором и чем-то тухлым. Остановился же только у двери, обшитой деревянными рейками. Я пару секунд помялся возле неё, а затем негромко постучал. Не люблю лишний раз привлекать внимание местных жителей. Вот чуют они во мне что-то инородное.

За дверью раздались шаги, а потом она немного приоткрылась. В щель стала видна симпатичная рыжая девушка в клетчатом халате и мягких тапочках. Она держала в руке тарелочку с голубой каёмочкой. В центре плошки стояла зажжённая свеча.

Карие глаза Веры изумлённо распахнулись, а алые губки выдохнули:

— Роб? Ты как тут оказался?

— Ты знаешь, я в душе немного мотылёк. Гляжу, свет… ну, а дальше инстинкт привёл меня сюда.

— Теперь понятно как тебя Машка захомутала, — ехидно сказала девушка, поправив чёлку. — Чего пришёл-то?

— Так я же давно обещался зайти. Вот и выгадал момент, — расплылся я в своей самой обаятельной улыбке.

— Ну, проходи, — усмехнулась она, то ли поверив, то ли нет.

Я проскользнул мимо неё и снял кроссовки. Вера в это время заперла дверь, а затем провела меня через короткий коридор и мы оказались именно там, куда я и хотел попасть — на её кухне. Тут царствовал домашний уют и насыщенный аромат какой-то выпечки. У меня аж в животе квакнуло.

Девушка услышала и насмешливо бросила, поставив свечу на стол, накрытый клеёнкой:

— Не кормит тебя твоя фифочка?

— Да она же красивая, — вяло махнул я рукой, глядя на неё голодными глазами.

— Так чего же ты с ней встречаешься?

— Да она же красивая, — с другой интонацией повторил я и присел на скрипнувшую табуретку.

— Чай с пирожками будешь? Как раз напекла перед тем, как свет выключили. Да и чайник ещё горячий.

— Буду, — истово закивал я головой, внутренне поставив себе лайк: операция прошла как по нотам. Второй Суворов, не иначе.

Тем временем Вера перешла от слов к делу и засуетилась на крохотной кухоньке, где места едва хватало для двух человек. Я принялся наблюдать за ней, слыша стук дождевых капель о стекло и тихую музыку, льющуюся из телефона, лежащего на холодильнике советских времён.

Вера была невысокого роста и ладно скроенной. Все её движения и жесты казались какими-то до предела естественными и не наигранными: мимолётная улыбка на полных губах, секундный прищур и даже то, как она морщила аккуратный носик, выглядело очень мило и не фальшиво.

Пока я разглядывал её, девушка уже успела поставить на стол пластиковый тазик с пирожками, кружку с чаем и коробку рафинада.

— Налетай, — весело сказала Вера, указав на выпечку.

Дважды меня просить не надо было: я мигом стал пожирать пирожки, запивая их сладким чаем.

— Эвоно как ты оголодал, — удивилась она, сев напротив меня с маленькой чашкой в руке.

— Настоящий мужик всегда хочет есть, — вспомнил я слова одного парня из местного кафе. — Кстати, потрясающие пирожки.

— Это да, — без стеснения согласилась девушка, убрав с рукава халата какую-то соринку, после чего выстрелила целой очередью вопросов: — Какие новости? Где был? Как там твой друг?

— Ну, из новостей… Вот за ноутбуком сегодня в центр ездил. Старый совсем тормозом стал, — принялся отвечать я, проглатывая по половине пирожка зараз. — А о котором друге ты говоришь?

— О Петре, — усмехнулась она, будто у неё были какие-то мысли на его счёт. В груди шевельнулось что-то вроде ревности.

— Так мы с ним друзья? — удивился я, нарочито широко открыв глаза. — Не знал. Надо будет записать.

— Я к чему спрашиваю… Он сейчас с кем-нибудь встречается? — проговорила Вера, глядя на меня поверх чашки, которую держала обеими руками. В её глазах отражалось пламя свечи.

— Ну он живёт с женщиной, — протянул я, следя за реакцией девушки. — Мамой её называет.

— Отлично, — повеселела она, победно глотнув ароматный напиток, а потом живо добавила, играя ямочками на щеках: — У меня подруга освободилась. Ты её не знаешь. Думаю вот познакомить с ним.

— Хм… ну хоть какое-то развлечение, — озорно произнёс я, а затем наткнулся на её пронзительный взгляд и скомкано промычал: — Хорошая, вообще-то, мысль.

— А то, — широко улыбнулась Вера, брызжа тёплыми эмоциями.

— Слушай, я побегу, наверное, а то ещё столько дел.

Девушка выразительно посмотрела на пирожки, затем на опустевшую кружку, в которой был чай, а следом её взгляд переместился на часы с кукушкой. Кажется, она что-то начала подозревать, но вслух своих мыслей не высказала, а произнесла совсем другое:

— Ладно, иди. И как-нибудь аккуратненько спросили у Пети, что он думает о Лиде Егорьевой. Он её знает.

— Всё сделаю в лучшем виде, — пылко заявил я, поднявшись с табуретки.

Девушка кивнула и проводила меня до двери. Потом я спустился по лестнице и забрался в машину. Дождь к этому времени уже прекратился. Я завёл автомобиль и поехал восвояси.

Через пару минут ожили окна домов и городские фонари. Они принялись освещать переполненные мусорные баки, потрескавшиеся фасады и бродячих собак, опасливо выбиравшихся из подтопленных подвалов.

Я стал не так тщательно следить за дорогой, которая вела меня в центр города. Моё жильё находилось именно там, в престижном по местным меркам доме. Все мои соседи сплошь владели ларьками с шаурмой, пекарнями, продуктовыми магазинчиками и прочим мелким бизнесом. Квартирка у меня была своя: всё, что осталось от былого богатства.

Некоторое время назад батя дал мне денег и отправил сюда, пока решал вопросы в столице. На той неделе суд принял окончательное решение: пять лет в колонии общего режима. Дело было сфабрикованным и созданным лишь для того, чтобы отобрать весь его бизнес и заблокировать счета. Батя, кстати, ярый любитель всего французского, просто перешёл дорогу не тому человеку, поэтому оказался за решёткой. Такой фортель судьбы предсказуемо ударил по всей семье. Я из-за этого завяз в глухой провинции, сестра осталась без денег, а мать подала на развод, и сейчас строит отношения с бывшим другом отца где-то в Испании.

Пока я был погружен в невесёлые мысли, то успел въехать в свой двор, после чего умудрился припарковать машину недалеко от подъезда. Затем проник в него и стал в одиночестве подниматься на лифте, держа в руках коробку с ноутбуком.

Зеркало, установленное на одной из стен лифта, отражало высокого хмурого парня с короткой стрижкой. Всё знакомые говорили, что я похож на мать: те же голубые глаза, тонкие аристократичные черты лица и даже цвет волос был как у неё — светло-русый. Мелькнуло мимолётное желание разбить своё отражение. Я уже два месяца не разговаривал с матерью, и, видимо, её это устраивало, а ведь раньше она называла меня своим барином. У неё была крепкая уверенность в том, что она из древнего боярского рода, который чуть ли не к Рюрику восходит. Основывалась же её уверенность на том, что моя покойная бабушка говорила, что у нас через поколение передается очень похожее отклонение, связанное с глазами, которое есть у некоторых членов нашего древнего рода. Заключалось же оно в том, что у человека прямо с рождения на одной радужке имелись две черные точки, а на другой — ещё одно ровно такое же пятнышко. И надо же такому произойти, что я родился именно с таким отклонением, которое было у деда, погибшего при загадочных обстоятельствах в сибирской глуши. Тут же все сказки бабушки стали явью: ну для матери, а не для меня, немного знакомого с генетикой.

Наверное, ещё стоит упомянуть, что жить эти точки мне не мешали, а скорее наоборот — они помогли мне стать маминым любимчиком, ведь у Софи их не было.

Тут лифт остановился и выплюнул меня на шестом этаже. Я достал ключ, вставил его в замок и провернул несколько раз, после чего открыл дверь и насторожился. В коридоре пахло жареной картошкой, а в кухне горел свет. Кто бы это мог быть? Я растерянно замер. В этот миг из кухни вышел одноглазый кот серо-чёрной расцветки.

— Да быть того не может, — ошарашенно прошептал я, глядя на довольную усатую рожу и втягивая ноздрями аромат еды. — Флинт, ты меня удивляешь. Вот не зря я тебе подобрал на помойке. Ты еще и готовить умеешь?

Кот подошёл и начал тереться об ногу, оставляя на ней шерстинки. Не став отгонять его, я снял кроссовки, положил ноутбук на тумбочку, а затем вошел в кухню. На плите стояла сковорода с жареной картошкой, посыпанной сыром.

— Ну и где же ты был? — раздался позади высокий девичий голос.

Я подпрыгнул от неожиданности, хотя и предполагал нечто подобное. Мой взгляд мигом вперился в привлекательную большегрудую блондинку, которая зло смотрела на меня синими глазами, украшенными наращёнными ресницами. Её пухлые накаченные губы недовольно кривились.

Я поглазел на неё пару секунд, а затем перевёл взор на стряпню и чуть менее ошарашенно повторил, уже понимая, откуда появилась пища:

— Да быть того не может…

— Что? — фыркнула девушка, на миг показав отбелённые зубки. — Да, это я приготовила. Хотела сделать тебе сюрприз.

— Ты? — наигранно удивился я и демонстративно осмотрел кухню в стиле хай-тек на предмет следов пожара и прочих нехороших вещей. — Вроде бы ничего не спалила. Чудеса. Надо бы батюшку позвать, чтобы зафиксировал, а то ведь люди не поверят.

— Скотина неблагодарная!

— А как ты тут вообще оказалась? — задал я очень актуальный сегодня вопрос, дежурно проигнорировав оскорбление. — В квартире, в смысле.

— Тебе напомнить? — прошипела она, превратив глаза в две злые щёлочки. — Я твоя девушка и ты сам дал мне ключи!

— А-а-а, вспомнил, а о ключах и не забывал.

— Шуточка за триста, — желчно процедила Машка.

Я усмехнулся и начал накладывать еду. Если сейчас не стану есть, то девушка обидеться до глубины души. К тому же она действительно расстаралась: помимо картофеля и сыра, в сковороде было мясо, и даже грибы. Приятно удивлён. Возможно, я перегнул со своими шуточками и стоит извиниться. Конечно, не сейчас, а когда-нибудь потом… очень потом.

Маша тем временем облокотилась на дверной косяк и холодно проговорила:

— Ты даже не поцелуешь меня? Столько времени не виделись, а он будто не замечает, что я тут стою.

— Виделись мы, — буркнул я.

— Когда?! Ты целыми днями лежишь в своём гробу, — её наманикюренный пальчик ткнул в сторону вирт-капсулы, стоящей в соседней комнате, — а ночами пропадаешь незнамо где!

Ну в капсуле я уже давненько не был, да и технически сейчас ещё не ночь, но всё же не смог удержаться и наигранно серьёзно произнёс:

— Дорогая, мне нужно тебе кое-что сказать…

— Что? — подалась она ко мне, раскрыв ротик.

— Всему этому есть объяснение… Я — вампир.

— Дебил ты, а не вампир, — процедила девушка, сложив руки на груди. — На какой хер ты вообще приехал в наш город? Столицы тебе мало было?

Я молча сел за стол и начал употреблять её стряпню. Ну не говорить же Машке, что батя просто спрятал меня здесь, пока шли разборки, а вот теперь, когда он проиграл, я могу валить на всё четыре стороны. Вот только некуда.

Жаль, мне тогда, когда всё это начиналось, за границу не удалось выбраться. Сейчас бы многое было иначе. Но всё ещё впереди — как я уже заявлял выше: если меня не возьмут в игру, то всё продам и отправлюсь во Францию. Благо, что я знаю три языка, помимо русского, и один из них как раз французский. Да и имечко у меня благодаря папе подходящее — Робеспьер. А если полностью, то Робеспьер Иванович Максимов. Прошу любить и жаловать.

Меж тем Машка немного успокоилась. Она была очень взрывной, но отходчивой. Могла наорать ни за что, а через десять минут уже лезть обниматься. В общем, странноватая немного девушка, но не лишённая своего шарма и обаяния.

Вот Машка уже присела напротив меня с тарелкой картошки и принялась рассказывать, как у неё прошёл день. В основном речь шла о практике в полиции. Её туда отправили от местного юридического колледжа. Я делал вид, что внимательно слушаю её и где надо поддакивал. Машку подобное поведение устраивало.

Под такое милое щебетание мы и закончили поздний ужин, а потом случилось страшное — о себе дала знать её стряпня. Уж не ведаю, что конкретно стало тому причиной, мясо иль грибы, но мы по очереди бегали в соответствующую случаю небольшую комнатку. Ещё повезло, что наши страдания длились всего лишь час, после чего мы всё же смогли лечь в кровать. Но сразу уснуть не смогли — соседи сверху устроили очередные посиделки с громкими разговорами и смехом.

Вдруг Машка проговорила, с ненавистью глядя в потолок:

— А ты с ними уже успел познакомиться?

— Нет. Думаешь, сейчас самое время? Возьмём твою картошку по-французски и пойдём знакомиться? После этого у нас точно будет часок тишины.

— Вот больше не стану тебе готовить! — обиженно заявила она и повернулась на бок, ко мне, естественно, спиной.

— А что? Неплохой план, — пробормотал я, весело усмехаясь.

Девушка проигнорировала мои слова или просто не услышала. На этой ноте диалог резко завял, а соседи же постепенно сбавляли обороты, и вскоре я умудрился уснуть.

Снилась мне какая-то жуть: свадьба, ребёнок… От страха проснулся среди ночи, обливаясь холодным потом и прерывисто дыша. Потом понял, что нормально дышать мне мешала Машка, которая закинула на меня ногу, оказавшуюся чуть ли не на моей груди.

Я осторожно выскользнул из-под её задней конечности и отправился на кухню. Где-то возле двери ко мне присоединился Флинт, который предпочитал ночевать в другой комнате. Всего у меня их было две: в одной — шикарная мягкая кровать, шкафы и вирт-капсула, а в другой — большой угловой диван, плазма во всю стену и стеклянный столик. Ну, вот как-то так, вкратце, описал свою квартирку.

Проникнув в кухню, я налил воды из фильтра и подошёл к окну, держа в руке бокал. Кот разочарованно мяукнул.

— Ночью жрать вредно, — прошептал я, пристально глядя в окно.

К сожалению, там не происходило ничего интересного, как и в любое другое время в этом городке. Мой взор бесцельно скользил по автобусной остановке, прикорнувшей на той стороне дороги в нескольких метрах от фонарного столба. Потом я прошёлся взглядом по фигуре пьяно покачивающегося мужчины, который стоял в пятне жёлтого света. И тут вдруг я увидел, как по избитому асфальту скользит тень, словно от большой птицы с размахом крыльев метра эдак два. Я изумлённо посмотрел в небо и ничего не заметил, а когда снова опустил взор на грешную землю, то мужика уже не было.

— Ого, быстрый какой, — удивился я и даже засомневался: а был ли он там? Может, показалось? Не мог же пьяный мужик куда-то скрыться за пару секунд? До остановки добежать он точно не успел бы, так куда же пропал? Неужели мне, правда, показалось, и никакого мужика на самом деле там не было?

Я с подозрением посмотрел на кувшин, из которого налил воду. Надо бы узнать в инете, что там намешано в этом фильтре, который очищает живительную влагу. Не его ли это шутки? Вряд ли, конечно, но всяко может быть.

Я тяжело вздохнул, а потом природное любопытство заставило меня открыть окно и высунуть голову наружу. Лёгкий ветерок коснулся щеки, а с крыши на затылок упала крупная капля воды. На улице никого не было. Хм…похоже, что действительно просто воображение расшалилось, приняв какую-то тень за человека. Что ж теперь точно можно смело отправляться в спальню — что я и проделал, закрыв окно и не став допивать воду.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Император из провинции предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я