Бессмертные. Путь Крови

Евгений Андреевич Плотников, 2021

Поколения людей трудились и жили во имя священной цели – получение Совершенной Крови. И когда цель достигнута, сама Кровь дает сбой. Люди, которые должны поддерживать порядок и сохранять цивилизацию на верном пути, оказываются предателями. Метастазы Великого Отступничества грозятся разделить цивилизацию на два лагеря, уничтожить «утопичный» уклад жизни и захватить Совершенную Кровь. В это время разведывательный корабль обнаруживает присутствие чрезмерно развитых обитателей в Семнадцатой галактике и спасается бегством от неминуемой смерти, пытаясь доставить ценный сведения людям.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бессмертные. Путь Крови предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1 Пролог

Серый туман, разбавленный миллионами полосок и точек различных цветов, заполнял пространство вне корабля, хотя иногда казалось, что и внутри проскальзывают полоски и точки. Две недели экипаж РФЛД-1711154 находился в прыжке, молясь всем богам вселенной об успешном выходе из него. Конечно, курс просчитали, верно, и корабль не окажется внутри звезды, планеты или планетоида, но аномалии никто не отменял. Семнадцатая галактика, исследуемая людьми, пока оставалась необитаемой, но фактор жизни, а особенно агрессивной жизни, тоже присутствовал. Пустота космоса манила своей неизвестностью, но удручала продолжительность разведывательных перелетов и их опасностью для жизни экипажа.

Рикард Антрент начинал утомляться затянувшимся перелётом. Примерное время в пути равнялось тринадцати суткам и трём часам, поэтому искорки неуверенности все чаще проскакивали между мыслями, когда закончились четырнадцатые. Для Рикарда этот полет являлся далеко не первым, но ему явно не хотелось, чтобы он стал последним. Он был одним из самых возрастных капитанов разведывательных фрегатов во всей цивилизации, а в особенности Объеденного Флота Семнадцатой галактики. Основную массу составляли молодые люди, чьи Линии Крови привели их сюда, и они заняли уготованные им места. Главный помощник Рикарда как раз и был одним из них. Молодой Паперн Парт, сын инженера-строителя с сельскохозяйственной планеты СХ — 15 — 5 — 12 — 24 — 4: Пятнадцатой галактики, пятого сектора, двенадцатого подсектора, двадцать четвёртой используемой системы, четвёртой от звезды планеты. Голова у него работала, как и руки. Ему не приходилось повторять команды, разъяснять их, отвечать на глупые вопросы, а самое главное — почти все он делал самостоятельно. Знал, когда сбросить скорость, а когда наоборот поднять. С чего начать сканирование и выбрать действительно важную информацию для доклада. Паперн умело пользовался интуицией, хотя опыт в локальной разведке имел небольшой. Последний год он просидел рядом с ним и ни разу не вызвал своими действиями недовольство у Рикарда, хотя прошлый помощник — высокий брюнет Армен Лим, чуть ли не каждый день заставлял капитана нервничать. Здесь стоит сделать оговорку по поводу недовольств Рикарда. Он был немолод и как следствие привык к определенным ритуалам, последовательностям действий и манерам работать, ожидая от человека, с которым будет проводить большую часть жизни, нечто максимально приближенного к идеалу его ожидания.

Паперн Парт вошёл в помещение центрального узла управления, и, только что открывшаяся дверь, с тихим шипением изолировала их от остального корабля, выехав обратно из стены. Первый помощник был в чистой, отпаренной форме и с гладковыбритым лицом.

— Капитан Антрент, смена, — он остановился, сделав один шаг от входа. Паперн неукоснительно соблюдал дисциплину и распорядок — ни миллиметра в сторону от стандартизированных взаимоотношений. Капитан разрешил ему немного расслабиться и не принимать так близко к сердцу постулаты Кодекса Флота (в спокойное время, естественно), но парень выразил не скрываемое удивление на своём смугловатом лице. «Разведка приравнивается к открытой войне, поэтому любой разведывательный фрегат находиться на территории противника, хоть он и лишь предполагаемый», — выдал на одном дыхании Парт, и ни одна мускула на его лице не дрогнула, не считая тех, которые отвечали за разговор. Тогда Рикард думал лишь об одном — поменяли лентяя на вояку, но время изменило его мнение на счёт парня, и он был только рад этому.

— Смена, главный помощник Парт, — сказал капитан.

Рикард покинул свое глубоко посаженное кресло, предварительно задвинув панель управления. Две рукоятки, управляющие кораблем, спрятались в отведённые для них отверстия, перед тем как панель скрылась в корпусе корабля. Капитан остановился напротив своего помощника перед тем, как покинуть центральный узел управления и сказал:

— Прыжок затянулся, значит, после выхода сработает боевая тревога, так? — По его бесстрастному лицу было невозможно прочитать смысл вопроса.

— Да, капитан Антрент. — Паперн ни секунды не думал перед ответом.

— И какими будут твои действия после выхода?

— Не тормозить, не ускоряться, поднять щит, как можно скорее оценить обстановку, действуя по обстоятельствам.

— И надеяться на чудо, — Рикард слегка улыбнулся.

Паперн знал дословно Кодекс Флота, инструкции по управлению РФЛД и ситуационные алгоритмы, но затянувшийся прыжок в его жизни был в новинку. Капитан вышел, дверь закрылась. Главный помощник опустился во второе кресло и надавил на панель. Тихий гудок и она выехала, закрыв ему ноги. Спинка приподнялась, сидение слегка изменилось, подстроившись под тело пилота. За обзорным экраном наблюдалась все та же картина. Да это и было не настоящее стекло — лишь изображение происходящего снаружи. В случае отказа обзорного оборудования, металлическая плита обшивки удалялась методом отбрасывания на как можно дальнее расстояние, и пилоты могли наблюдать за реальным миром через прозрачный материал. Но это было опасно. Часть радиационного фона, если щит отключиться, будет проходить прямиком в пилотов, а случайный осколок, даже маленький и не уничтоженный отказавшей или не успевшей противометеоритной защитой, если учесть огромные скорости, может привести к разгерметизации и потере нормального управления. Но и на этот случай имеются алгоритмы действий, и Паперн Парт уже перебрал их в голове.

Рикард спускался на нижний уровень, когда завыла сирена, а свет стал красноватым. Капитан развернулся и побежал обратно. Он слышал отдалённый топот ног своего экипажа, стремящегося занять места согласно штатному распорядку на случай тревоги. РФЛД представлял собой достаточно длинный, вытянутый эллипсоид, с двумя крыльями для осмотра и анализа планет. В задней части снизу располагались два двигателя — для ускорения и торможения, по корпусу маленькие — для маневрирования. Вооружения было очень мало: пара стартовых механизмов для ракет, десяток лазеров, два захвата и электромагнитный глушитель. Последний срабатывал, когда ни экипажу, ни кораблю было уже не помочь — он выводил из строя всю электронику, стирая все данные со всех носителей.

Дверь в центральный узел мгновенно пропала в стене, а Рикард, почти за один шаг, оказался в своём кресле. Мимолётного взгляда на происходящее за экраном было достаточно для определения опасности, грозящей ему и его экипажу. Кресло подстроилось под известное тело, панель прикрыла ноги, и он отдал команду:

— Вывести предварительный анализ. — Левая сторона обзора заполнилась различными данными. — Вот мы и нашли местных жителей, — серьёзно произнёс Рикард.

— Очень развитых, однако. Находиться так близко к двойной звезде, длительное время невозможно… нам невозможно, — высказался Паперн.

Капитан Антрент взглянул на показатели скорости инопланетного корабля, которые равнялись нулю, а затем на его размеры и на мгновение замер. Строение или корабль в сотни раз превосходило размерами самые большие сухогрузы Объединённого Флота. Что-то новенькое, подумал Рикард, сбрасывая скорость. Предписывалось вступать в контакт с достигшей космоса цивилизацией, но эта цивилизация его не просто достигла, она его покорила, ну или была недалеко от этого события.

Паперн Парт, похоже, почувствовал, что капитан колеблется и сказал:

— Вторая глава, пункт два один, «Инструкция по взаимодействию с инопланетной жизнью»: «При обнаружении предположительно более развитой цивилизации необходимо действовать на свое усмотрение. Принимать решение стоит после визуального осмотра и оценки вооружения, если оно имеется и имеется возможность его осмотра, размера кораблей, станций или иных рукотворных объектов, а также их количества. Капитан вправе покинуть систему при первых признаках опасности или иных факторов, которые он сочтет опасными, но такое действие может повлиять на Линию Крови, что в конечном итоге, вероятно, приведёт к смене рода деятельности. Если же принято решение наладить контакт, следует предварительно достичь прыжковой скорости. Сильное приближение не рекомендуется», — сложилось чувство, что Паперн просто прочитал с экрана, но его глаза смотрели только на капитана и не двигались.

— Спасибо, очень помогло, — он секунду помедлил. — Будем сближаться, тем более я уже слишком долго живу, — уголки его губ слегка дернулись, а глаза переместились на вид двойной желтой звезды и большую черную точку рядом с ней.

Паперн скорректировал траекторию. Они должны сблизиться с неизвестным объектом пройдя по дуге, и сперва отдалившись от звезды. Приближение нормально не работало, поэтому разглядеть его не удавалось из-за аномальной магнитной активности и на экране отобразился размытый чёрный крест. Рикарду происходящее нравилось все меньше. Вспоминая прошлые миссии, ему не удалось припомнить не одного столь близкого к звезде выхода.

— Выход вблизи звезды — не добрый знак, — утверждал древний капитан в училище Объединённого Флота Галактики. — Именно так человечество наткнулось на Салдонов, Гексар, Варилов и Андоров, в порядке начала конфликтов. Почему происходило именно так неизвестно. Учёные утверждают, что искривлять пространство вблизи рукотворных объектов сложнее и корабли выкидывает в зоне влияния звёзд. Когда-то давно это было проблемой — обшивка горела, разрушалась электроника, а люди облучались, но сейчас проще, ведь корабли надёжнее. К тому же непрерывно совершенствуются системы позиционирования в пространстве и оптимизируются расчёты прыжков. Поэтому корабли в уже исследованных системах выходят из прыжка почти в расчётной области. — Его почти означало небольшую погрешность, правда небольшую по меркам вселенной.

Как же его звали, пытался вспомнить Рикард, вроде Олед Диневанн. Историй из собственной жизни он накопил изрядно. На его занятиях все ребята превращались в слух и сидели не шелохнувшись. Оно и не мудрено — Олед участвовал в компании по усмирению Андоров в шестнадцатой галактике. Делясь с ними жизненным опытом, он не скрывал ужасов войны: мёртвых товарищей, разоренных планет, голод среди выживших Андорцев, болезни, страх, суициды. Тогда все они хотели попасть в ряды Объединённого Флота, но не пилотами, а в миротворцы, в гвардию главного вертайдера, хотя и пилотов там была масса. Большие, серые со вставками пластин белого цвета костюмы, огромные наплечники различных цветов и наполовину закрытый оранжевым стеклом шлем, за которым скрывалась голова, были пределом мечтаний. Миллионы гигантов зачищали остатки агрессоров, вспахивая грунт планет, своими тяжёлыми ногами. Но редкая Кровь позволяла встать в их ряды. Кровь, старательно выводимая десятки тысяч лет, ведь они соединяли мозг и костюм напрямую, фактически расширяя сознание. Но если умирал костюм, то есть блок управления, умирал и оператор внутри него. Легионы шли на смерть и находили её, оставаясь в вечной памяти людей. По крайней мере, они считали, что остаются.

Двойная звезда увеличивалась в размерах, система выдала предупреждение о возрастании нагрузки на щит, но траектория позволяла сохранить его в целостности. Чёрный крест стал видимым отчётливее, но радости это не прибавляло. Паперн включил алгоритм первого контакта, и пространство заполнил невидимый сигнал, содержащий сообщения о благих намерениях, который ни разу не сработал, так как было задумано.

— Сколько раз эта песня помогла? — обратился капитан Антрент к своему помощнику.

— Ни разу, капитан Антрент, — ответил Паперн, не отрывая глаз от обзорного экрана.

— И на что мы тогда надеемся? — вопрос повис в воздухе.

Паперн повернул к нему голову. Капитан Антрент впервые увидел в его глазах интерес и не дюжий. Парень столкнулся с трудностями, и они ему по вкусу, подумал он.

— Следуем не работающей инструкции. Если мы сегодня не умрём, нужно заняться её переработкой. — Рикарду показалось, что парень даже слегка улыбнулся.

— Только без отрыва от основного производства, — серьёзно произнёс Рикард, но глаза выдавали улыбку.

Они подходили к точке наибольшего сближения с неизвестным объектом. Лёгкая, оранжевая дымка тянулась от звезды в его сторону, сворачиваясь в тысячи маленьких трубочек, заканчивающихся на корпусе. Теперь объект был хорошо видим, и напоминал крест лишь отчасти. Огромная плита, обращенная поверхностью к звезде; на противоположной стороне огромный выступ в форме прямоугольного параллелепипеда, а со стороны звезды треугольная трапеция, тоже огромных размеров.

— Что это такое? — будто со страхом произнёс капитан Антрент.

— Я задаюсь тем же вопросом, — спокойно сказал Паперн.

Рикарда удивило отсутствие в реплике «капитан Антрент» в конце. Видно, под действием стрессовой ситуации даже в его помощнике произошли невиданные досель изменения.

Корабль пересек точку наибольшего приближения и пронёсся дальше.

— Прыгаем в систему РОФГ-17. Объект на контакт не идёт, и будет считаться враждебным, — скомандовал капитан, но через мгновение корабль так сильно толкнуло, что сжавшие его тело ремни, сбили дыхание. Обзор закрутился, и звезда то мелькала, то пропадала, как и объект. Паперну досталось почему-то меньше, и он предпринимал попытки выровнять фрегат. Вращение явно замедлилось, Рикард всеми силами пытался совладать с телом и все-таки победил. Рот перестал бесцельно заглатывать воздух, а слова его помощника стали доходить до головного мозга.

–… двигатели не отвечают, заблокированы отсеки пять и семь.

Значит, половина корабля отвалилась, а с ней и десять человек.

— Людей в резервный зонд, — приказал Рикард Паперну, и свет стал ярко-красным.

Ещё один сильный удар, но, на этот раз, ремни сработали правильно, а на обзорном экране появилось уведомление об отделении резервного зонда. Бешеное вращение, начавшееся опять, быстро прекратилось, остановив их обзорным экраном в сторону инопланетного объекта. Рикард схватился за рукоятки управления и резко потянул вверх, уходя от двух серых точек, которые быстро увеличивались.

— Ближайшая система, по направлению движения, — рявкнул капитан Антрент.

Паперн соображал явно быстрее обычного. Желание жить заиграло новыми красками перед лицом смерти. Руки быстро открыли звездную карту, выбрали нужную звезду, и построили маршрут. В голове он отметил, что она предположительно очень большая, что позволит достаточно ускориться для прыжка. На обзорном экране показались линии и стрелки. Рикард, хоть и управлял в ручном режиме, но за несколько движений направил корабль по нужному маршруту, зажал кнопку форсированного ускорения и отправил корабль в прыжок. Серое ничто быстро сменяющегося пространства ещё никогда так не радовало его глаза, перед которыми все ещё стоял инопланетный корабль, чёрный, с огромными крыльями. Он мотнул головой, выгоняя бредовые мысли.

— Что с Вами, капитан Антрент? — слишком уж спокойно спросил Паперн.

— Хотел прогнать странную мысль, — нехотя ответил он.

— Не получиться, — сказал Паперн, переведя взгляд на обзорный экран.

— Бессмертные это лишь сказки старых матерей, оставим случившееся для более умных голов. Наша задача вернуться в Расположение Объединённого Флота Галактики и как можно быстрее, не потеряв оставшийся экипаж и полученную информацию, — жёстко произнёс Рикард.

— Вероятно правдивые сказки, капитан Антрент.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Бессмертные. Путь Крови предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я