Давай станцуем в бессмертие
Дора Коуст, 2019

Танец – это жизнь. Танец – это страсть. Ступни горят, кровь бурлит, а ты отдаешься музыке полностью, врываясь вместе с ней в сердца тех, кто жаждет убить тебя. Веками люди гасили в себе магию, считая, что не нуждаются в ней. Однако за каждую глупость рано или поздно приходится расплачиваться. Я – порождение магии. Я – лакомый кусочек для иллитов. Я – Дженифер Стак, и я буду танцевать, даже если за этим последует смерть.

Оглавление

Из серии: Высшие миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Давай станцуем в бессмертие предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

Смотрела на мужчину и не могла понять: он что, издевается? И вид, главное, такой невозмутимый — моей реакции ждет, а я просто ни слова вымолвить не могу. И ведь были попытки: открывала рот, но, так и не придумав, что ответить, закрывала. Улыбается, морда, уголками губ. Вино пьет…

Залпом осушив свой бокал, грозно сложила руки на груди, вспоминая, что я вроде как взрослый человек. В свои двадцать пять все время как-то забываю об этом — моя жизнь застыла в восемнадцать, когда не стало мамы, но сейчас самый момент, чтобы вспомнить.

— Это была самая отвратная шутка, которую я когда-либо слышала. Вы тратите мое время.

В три мне нужно забрать Колла из школы, а потому сидеть здесь и участвовать в этом абсурде я не собиралась. Чувство самосохранения отключилось. Плевать, иллит он или человек. Делать из меня дуру я никому не позволю.

— Вы хотели сказать, что я трачу свое время.

Не делали заказ, но официант принес нам два блюда, накрытые крышками. Под ними пряталась паста с миниатюрными тефтелями. Настолько маленькими, что и не распробуешь.

Когда вновь остались одни, мужчина продолжил:

— Я все же надеялся, что не похож на шутника. Однако я понимаю ваше неверие. Я бы тоже не поверил, если бы не потратил последние семь лет своей жизни на то, чтобы отыскать способ избавиться от этого брака.

— Я ничего не понимаю, — призналась честно. Новость просто огорошила, и я не знала, как ее воспринимать. Да это бред! Да как есть бред!

— Все, что вам нужно знать, — нас ждет брак, которого не избежать. Вы должны понимать, что я не горю желанием создавать союз с человеком. Я иллит, и, кроме того, у меня есть невеста. Однако мой отец, долгих лет ему жизни, уже принял решение. Уверен, он найдет вас в ближайшие дни. Срок моей отсрочки заканчивается на днях, а в решении этой проблемы я, увы, не преуспел.

— Я не собираюсь выходить за вас замуж! — воскликнула, поднимаясь. Да я больше ни секунды здесь не проведу!

— Сядьте, — прозвучало жестко, а лицо мужчины тут же потеряло налет дружелюбности. — У вас нет выбора. Так же, как и у меня. Поверьте, мой отец знает, на что давить, чтобы добиться желаемого.

— Никто не заставит меня делать то, чего я не хочу! Да я просто уеду сегодня же!

— Этого я вам делать настоятельно не советую, потому что искать вас придется именно мне. А я найду, в этом не сомневайтесь. Я встретился с вами здесь, чтобы поговорить без вмешательства отца, а не для того, чтобы предупредить вас и поспособствовать вашему побегу. Знаете ли, рассчитывал на сотрудничество.

— В каком плане сотрудничество?

Решительно отказывалась воспринимать действительность. Вот такая действительность казалась натуральным проявлением шизофрении. Может, это все-таки шутка такая? Затянувшаяся.

— Мы с вами поженимся и разведемся. Я дам вам откупные — за это не переживайте. Вам хватит на безбедную жизнь…

— А вы женитесь на своей невесте?

— Нет, — ответил мужчина глухо. — Иллит может вступить в брак только раз в жизни.

— Вам проще меня убить, — вырвалось непроизвольно, и я даже рот прикрыла ладошкой, на что мужчина беззлобно усмехнулся.

— Признаться, я уже думал над этим, но этот вариант мне не слишком подходит. Вы не должны страдать из-за прихоти моего отца.

— А насильно выйти замуж — это не страдание?

— Лучше это, чем смерть. Вам так не кажется?

Я испытывала симпатию к этому иллиту. Он прекрасно владел собой и умело пользовался своим обаянием. Был открыт и честен, что немаловажно. Подкупал своим отношением, хотя и вызывал страх. Рядом с ним я чувствовала себя не в своей тарелке. На фоне меня он выглядел уверенным взрослым мужчиной, тогда как я, скорее, походила на шестнадцатилетнего подростка с шалящими гормонами. И не только внешним видом, но и реакцией.

— Так что, Чиаша? Мы договорились? — он снова разил вино, кивая на бокалы. Хотел отметить удачную сделку?

— Мне нужно подумать.

— Вам не о чем думать. Решение уже принято за нас, а мой жест — всего лишь жест доброй воли. Мои намерения теперь для вас ясны. Дело за малым. Или сейчас мы с вами приходим к согласию, или все равно будет так, как я сказал, но вы лишитесь свободы выбора на определенное время. Так же, как и моего положительного к вам отношения.

— Мне нужно все это осознать.

— Это правильный подход. И раз уж у нас с вами все складывается как нельзя удачно, давайте, наконец, пообедаем. — Вот опять эта улыбка — одними уголками. Он вообще не умеет нормально улыбаться?

— Простите, но я уже тороплюсь. — Поднялась, собираясь уйти, но мужчина неожиданно встал вслед за мной.

— Я вас отвезу.

— Нет-нет, не стоит. Дайте мне свободы. Мне нужно переварить наш разговор.

— Хорошо. Тогда до скорой встречи, Чиаша.

Уже направилась к лестнице, но вдруг поняла, что хочу знать и еще кое-что:

— Карто Тиэк, а зачем вы заставили меня танцевать перед вами? Зачем хотели, чтобы я разделась? — остановилась у лестницы.

Он смотрел на меня тем самым изучающим взглядом. Слегка склонил голову, выглядя при этом чуточку моложе.

— Должен же я был оценить девушку, которая станет моей супругой. До свидания, Дженифер. — Снисходительно улыбнулся, давая понять, что разговор завершен.

— До свидания, Николас, — прошептала в ответ, не имея возможности говорить.

* * *

На улицу выходила, скорее, автоматически. Вроде бы и несут меня ноги вперед, а куда это вперед, каравараза его знает. На входе заветной красной кнопки не обнаружилось, а потому пришлось пилить до ближайшего магазина. Конечно, в эту ресторацию на наемном скурейте не прилетают. Не подготовились, так сказать, к моему приходу.

Набрав в грудь побольше теплого весеннего воздуха, гулко выдохнула. Стояла под стойкой, ожидая, пока найдется свободный скурейт и человек, желающий подзаработать. Еще не опаздывала, но уже была близка к тому, чтобы психануть и… Да нет, пешком бы я не пошла — слишком долго, но для одного важного иллита нашла бы пару крепких словечек. Чтоб ему там икалось…

Когда наконец села в скурейт, более-менее почувствовала себя в безопасности. Конечно, этот мужчина говорил откровенный бред. Ничьей женой и даже невестой я быть не могла. Ни с кем не договаривалась, ничего такого раньше не слышала, и уж тем более ничего такого делать не собиралась, но ему об этом говорить не стала. Небезопасно это — убеждать больных в их ненормальности. Тут лучше соглашаться и кивать, а потом быстро-быстро бежать, пока не раскусили. Именно так я и поступила.

Мне срочно нужно было сделать пару звонков, а заполненные скурейтами уровни этому лишь способствовали. Ничего не поделаешь — в обеденное время всегда час пик.

— Меро, привет. Не отвлекаю? — звонила подруге по новенькому тачу[11]. Его мне в прошлом месяце подарил Марэй в честь дня рождения. Слишком дорогой подарок, но не принять не могла — он всегда обижается, если я хотя бы пытаюсь воззвать к его разуму. Манипулятор.

— Нет, я как раз собиралась тебе перезвонить, — проговорила она, запыхавшись.

— Да-да, только это было на прошлой неделе. Снова тяжелые деньки?

— Есть немного, но уже все нормально. Ты по делу или так? — не в бровь, а в глаз. Ну что поделать, если у нас все время так и получается, что разговариваем мы друг с другом исключительно по делу.

— Есть отличная возможность подзаработать. Десять тысяч перто за одно выступление в связке с Марэем, но это на всю неделю.

— Десять тысяч? А почему так много? Нагишом, что ли, выступать? — вот говорят, что люди, которые постоянно общаются, начинают и мыслить одинаково. Что же, чистая правда.

— Нет, Меро. Просто выступать придется на празднествах, посвященных дню рождения верховного иллита…

— Да чего же ты сразу не сказала? Во сколько? Что с собой?

Быстро объяснив подруге все тонкости, возликовала, что сумела так легко выкрутиться. И ведь не проблема вовсе — так, мелкая незначительная проблемка. И чего переживала? Еще и подругу обрадовала. Может, все-таки когда-нибудь ей удастся захомутать иллита. Главное, в этот момент успеть отойти подальше, потому что визгу будет…

Когда уже подъезжали к школе, сделала и второй звонок. Все экзамены у Колла прошли, и через три дня начинались каникулы. Да, сдал он их не так хорошо, как мне хотелось бы, но, вспоминая себя в его возрасте, отлично понимала, что пятая точка уже предвкушает заслуженный отдых. Тем более, скажем так, внеурочной деятельностью он покрыл все свои косяки.

Гордилась им, когда завоевал первое место на конкурсе талантов. Ни каравараза не смыслила в его изобретениях, но точно знала, что малец далеко пойдет, несмотря на то, что магической силы ему не досталось. Оно и к лучшему. Если бы в нашей семье было два феникса, жили бы мы куда веселее.

Директор школы согласилась отпустить Колла на каникулы пораньше, а мое настроение поднималось все выше. Все удавалось точно так, как задумала, разве что из плана выбивалась встреча с иллитом. Но и она обошлась мне малой кровью. Подумаешь, убил немного моих нервных клеток. Главное, что не меня саму.

— Ну и где ты была? — раздался за спиной голос Марэя, когда подходила к воротам школы.

Обернувшись, улыбнулась хмурому мужчине и подошла ближе. Всегда срабатывало.

— Пришлось ехать на станцию. Представляешь, тетушка Бесс заболела. Придется ехать к ней.

— Джен! — окликнул меня Колл, бегущий по дорожке прямо к нам. Как всегда, рубашка торчит из брюк, а на голове творческий беспорядок.

— Привет, Колл. Ну что, готов попрощаться со школой до осени? — спросила у него с хитрым прищуром.

— Так это правда? Завтра не надо сюда идти?

— Нет. Мы к тетушке Бесс сегодня уезжаем, — проговорила слишком оптимистично. Даже сама себе не верила.

— Что? Нееет… — малец развернулся, собираясь сбежать обратно в школу, но я быстро перехватила его, накрепко прижимая к себе.

— Да. Ей нужна наша помощь, — запихивала я его в скурейт Марэя.

— Джен, ты серьезно? А как же наши выступления? Ты хоть понимаешь, какие деньги мы будем должны? — разошелся мужчина, видимо, подсчитывая, сколько ему осталось жить на белом свете. А может быть, уже продумывал путь побега.

— Ты меня недооцениваешь, Мар. Я созвонилась с Меро, и она любезно согласилась выступать всю неделю вместо меня.

— Меро?

— Лучше так, чем платить неустойку, не так ли?

Всю дорогу до дома Марэй молчал, а я сидела и радовалась, будто на меня с неба свалился миллион. Да, знала, что он злится. Они с Меро не переносили друг друга от слова «вообще», но ему придется выступать с ней. Серьезно, сам себя загнал в такое положение, не посоветовавшись со мной перед подписанием контракта, так что… Ему и страдать.

— А как же твои занятия? — сделал мужчина последнюю попытку призвать меня к совести. Совести у меня не было, как бы часто окружающие ни взывали к ней. Ну не положена фениксам совесть. Все они эгоистичные натуры, единственной целью которых является выживание. Так природой заложено, и я здесь совершенно не причем.

— Закрою на месяц. Мне давно положен отпуск. Еще лет так пять назад как положен.

Колл уже убежал в подъезд. Наверняка хочет проверить пышноглота. Эх, чем бы дите ни тешилось, лишь бы не начинало читать лекцию о том, что женщине с каждым годом все труднее выйти замуж за достойного кандидата. Были бы у меня такие мозги в его возрасте, многих проблем удалось бы избежать.

— На месяц? — Марэй явно не ожидал, что мы расстанемся так надолго, но, увы и ах, пока вокруг шастают всякие ненормальные иллиты, лучше залечь на дно.

Была уверена, через месяц он уже и не вспомнит о моем существовании, найдя себе новую девочку для забав. — Тетушка Бесс настолько плоха?

Стояла, облокотившись спиной о скурейт. Прекрасно видела, как потихоньку приближается, делая вид, словно просто не может устоять на месте.

— Не знаю, но сам понимаешь, в ее годы здоровье уже совсем не то.

— А можно я буду приезжать? — еще немного, и он вдавит меня в свой скурейт.

— У тебя ведь репетиции… Да и далековато туда-сюда мотаться.

— А я уже скучаю. — Мужчина потянулся, желая поцеловать меня. Вот не знаю, куда он там метился, но я ловко прошмыгнула под его рукой и направилась к подъезду. Ну не мой он, сколько бы себя ни уговаривала.

— Я тоже буду скучать. — Помахала ему рукой на прощанье. Когда он вернется домой, нас уже не будет.

В квартиру заходила в приподнятом настроении. И приподнятым оно было до тех пор, пока я не увидела примечательную картину: мой младший брат отбирал у своей живности мой любимый плед, который эти две резвые зверушки пытались затолкать в свой домик.

— Я не поняла, это что такое?

Замерли все. И Колл, стоявший ко мне спиной, и зверушки, из чьих лапок выпал отвоеванный трофей. Вот умела я ошарашить командирским голосом. Правда, редко такое случалось. Обычно все в этом доме старались не доводить меня до стадии «очень правильная старшая сестра».

— А мы тут это, решаем, что взять с собой к тетушке Бесс.

В общем, собирались мы весело. Забронировав по тачу билеты на вечерний поезд, начала упаковывать чемоданы. Что примечательно, собирались мы с Коллом одинаково — на месяц, но мой походный чемоданчик был раза в три меньше, чем его два. Даже не спрашивала, чего он там такого насовал, все равно знала: спорить с ним бессмысленно, потому что он обязательно найдет весомые аргументы в пользу каждой вещи.

— Ты готов? — спросила самым серьезным голосом, будто мы готовились идти в разведку.

— Всегда готов! — отрапортовал малой, смешно задирая кверху нос.

— А вы готовы? — усмехнулась пушистым неразлучникам, которые заняли место на шее Колла, но даже если бы они умели говорить, то ответить не успели бы, потому что мой тач зазвонил, оповещая о прибытии наемного скурейта.

— Да. — ответила на звонок.

— Джен, я не могу отправиться на выступление. — сходу огорошила меня Меро, вынуждая сесть на чемодан, потому что… Да потому что…

— Вот каравараза!

* * *

Уже пятнадцать минут я бегала по квартире, собирая свою походную сумку: наряд, косметичка, украшения, спецэффекты. Забыла салфетки. Потом горючее. Потом еще что-то. Наемный скурейт все это время ждал меня у подъезда, наверняка насчитывая бешеные проценты за простой, но ничего не поделаешь.

Совсем не понимала, как можно было умудриться подвернуть ногу накануне такого важного мероприятия. Вот чем думала голова Меро, когда она шла кататься на роликах? Правильно, ее мысли занимал новый ухажер.

Даже боялась думать о том, куда именно собираюсь ехать. Логово иллитов. От одного упоминания о них кровь стынет в жилах, а сердце заходится в безумном такте.

— Обуйся! — крикнул Колл, когда я собиралась уже юркнуть за дверь.

Точно! Я же переобувалась в тапки! Быстро завязав кеды, чмокнула Колла и улыбнулась Миссис Корен, которая в очередной раз выручила меня, оставаясь присмотреть за братом. Нет, он вполне мог бы справиться и сам, а я сэкономила бы пятьсот перто, но даже не хотела предполагать, что случится с нашей квартирой.

Дорога заняла совсем немного времени, и даже через пропускной пункт прошла без проблем, но найти черный вход у огромного здания оказалось для меня трудновато. Пока оббегала, с завистью посматривала вниз. Там раскинулся целый город — три уровня, 200 этажей. Высота всегда завораживала, пленила, шепча: «Давай взлетим?» Но я знала, нельзя. Когда-нибудь я обязательно это сделаю.

— Чиаша, вы куда? — окликнул меня мужчина в строгом костюме, когда я собиралась войти в первую попавшуюся дверь.

— Я выступаю сегодня здесь. Дженифер Стак. Меня уже ждет Марэй Пиесо. — протараторила, наконец, выдохнув.

— Вам не сюда. Пройдемте за мной. — Мужчина развернулся, не собираясь больше ничего объяснять, и двинулся по дорожке. Как раз туда, откуда я пришла.

Ну, видимо, ему лучше знать, куда именно мне идти.

Уже собиралась следовать за секьюрити и даже шаг сделала, как меня вновь окликнули, но уже с другой стороны:

— Джен? Ты где ходишь? Нам выступать через пятнадцать минут!

Оглянувшись, наткнулась на обеспокоенный взгляд Марэя. Пока секьюрити оборачивался, я уже прошмыгнула в дверь, но вот вопрос сам собою напрашивался: куда он собирался меня отвести?

— Быстро в комнату и приводи себя в порядок, а я пока выпущу на сцену Аруса. Пусть потянет для тебя время.

Шли по коридору, который, видимо, предназначался для слуг. Да-да, некоторые важные шишки в нашем городе могли позволить себе прислугу, хотя мне кажется, чтобы содержать такую домину в чистоте, нужно как минимум ежедневно вбухивать в него магию, а как максимум — продать душу.

Отточенными движениями переодевалась и наносила макияж. Была полностью готова уже через десять минут, но нервничала, хоть и старалась не показывать этого. Выглянув в коридор, нашла взглядом Марэя. Он стоял в самом конце и подглядывал через щель.

— Мар, я готова.

— Отлично. Арус им не понравился. Вообще на него не смотрят, а сидят и разговаривают о своем.

— А ты ожидал, что они раскроют рты от удивления? Это же иллиты. Элита нашего общества. Их фокусами не возьмешь.

— Да без разницы. Главное, что деньги платят, а там пусть что хотят, то и делают.

Дверь открылась, и в нее влетел запыхавшийся паренек с раскрасневшимся лицом.

— Им по барабану. Сидят там с каменными лицами… — пожаловался он, вытирая пот со лба. — Даже фокус с отражением не сработал.

— Все нормально, Арус. Иди отдыхай, — похлопал его по плечу Марэй. — Ну что, ты готова?

— Нет, — ответила чистую правду. — Но все равно нужно идти.

— Я верю в тебя, — подбодрил мужчина.

— А я в тебя.

Когда Марэй вышел в зал, мне полагалось досчитать до шестидесяти и появиться следом. И я даже исполнила все указания, заготовив во рту горючее, но тут же его чуть не проглотила. Плавные движения перетекали, становясь резкими, четкими вместе с ударами барабанов — тело действовало без подсказок. Само. Тогда как сердце готово было вырваться из груди.

Они смотрели. Они смотрели на меня — сотни глаз. Сотни внимательных глаз. Множество столиков с белоснежными скатертями. Дорогие наряды и украшения. Невозмутимые лица.

Оступиться — значит провалиться навсегда. Такого просто не простят, но я ощущала кожей, как меня буравят два самых въедливых взгляда. Я видела их. Теперь вспомнила. Отец и сын. Верховный иллит и его наследник. Ранмонд и Николас Тиэк. Я видела их, а они… Они смотрели только на меня.

[11] Тач — компактный компьютер с раздвижным экраном и сенсорным управлением.

Оглавление

Из серии: Высшие миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Давай станцуем в бессмертие предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я