Чёрный айсберг
Дмитрий Титов

Иногда влюблённые совершают глупости, следуя мимолётному порыву эмоций. Из-за череды ошибок и случайных событий главный герой оказывается на корабле, находящемся за 20 световых лет от Земли, и становится невольным участником межзвёздной миссии. И всё было бы хорошо, если бы не авария, вынудившая экипаж покинуть корабль. Но вот куда высаживаться, если рядом только холодная планета, покрытая метановым океаном, на поверхности которой плавают лишь небольшие чёрные «айсберги»?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чёрный айсберг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 4

«Цель человечества — освоение космоса, изучение всех его проявлений как в пространстве, окружающем человека, так и внутри самого человека. Мы, люди, с одной стороны должны беречь то, что нам так дорого, беречь и приумножать, а с другой стороны не дать самим себе разрушить то, что мы ещё не успели понять и изучить. Берегите и уважайте космос, ибо человек беззащитен перед этой неподвластной ему стихией. Устройство космоса подобно часовому механизму, где всё отлажено с невероятной точностью, и эти настройки происходили миллиарды лет до появления человека, и человек не должен допустить вмешательства в эти процессы своим появлением!» — разносился по катеру голос Маруси.

— Что это? — спросил, потянувшись, Игорь у Марка, который к этому времени уже готовил инструменты для починки двигателей.

— Лекция одного из величайших мыслителей современности. Я тоже пытаюсь развиваться, как видишь.

Марк проснулся раньше и после завтрака начал готовиться к предстоявшему выходу в открытый космос. Он укомплектовал сумку со всеми необходимыми инструментами и изучил инструкции по обслуживанию двигателей.

Игорь быстро умылся, почистил зубы и так же быстро позавтракал. Он хотел лично проконтролировать подготовку товарища к ответственному и опасному мероприятию. Тревожный сон не давал ему покоя. Разделавшись с едой, капитан направился в рабочее помещение, где Марк просматривал на мониторах схемы питания и приводов двигателей.

— Ну что, готов? — спросил Игорь, тяжело вздыхая.

— Всегда готов! Ты чего так волнуешься? Всё нормально будет.

— Чувство у меня какое-то странное. Сегодня действуем по инструкции.

— Ну, это уж как получится.

— Ладно, если готов, тогда пойдём скафандр надевать.

Экипаж направился в дальний конец коридора, где хранились скафандры. Игорь достал основную часть скафандра, развернулся к Марку, держа её перед собой. Марк аккуратно забрался внутрь через центральную выемку, в том месте, где находится грудь, затем медленно просунул руки в рукава. Игорь снова заглянул в шкаф и достал щиток, который должен был закрыть грудную выемку, и приложил её к груди Марка, который к этому моменту успел включить питание скафандра. Как только щиток коснулся скафандра, тут же раздался звук, похожий на жужжание бор-машины. Это заработали механизмы крепления, которые прижали щиток с силой, достаточной для удержания воздуха в скафандре. Капитан снова заглянул в шкаф, достал из него шлем и закрепил его на скафандре.

Пока Марк запускал проверку систем управления, Игорь достал последнюю часть — металлический ранец, служивший резервуаром для воздуха и топлива, а также двигательной установкой при необходимости. После подключения ранца Марк отдал голосовую команду системе для накачки скафандра воздухом. Ткань тут же надулась в тех местах, где не была закрыта металлическими щитками, затем скафандр снова сдулся. Проверка прошла успешно. «Всё в порядке, капитан! — раздался глухой, едва слышимый голос Марка, сильно приглушенный толстым стеклом шлема.

— Отлично. Я зачитаю инструкцию. Знаешь ты её или нет, слушай внимательно! Слева на бедре расположена сумка с инструментами. Сумку ты сам собирал, так что знаешь что там. На правом бедре — два магнита, предназначенные для крепления к корпусу катера. К ним крепятся два троса с лебёдками. Один из магнитов всегда должен быть закреплён на корпусе. На ручке магнита есть тумблер с индикаторами. Горит зелёная лампа — магнит включен, горит красная лампа — магнит выключен, ничего не горит — магнит неисправен, вернуться на борт для замены магнита. Но лучше оставайся на месте, я тебе передам посылкой через дрона. Во время передвижения всегда один из магнитов должен быть закреплён на корпусе катера. После выхода в открытый космос проверь двигатели скафандра, опять же только после того как закрепился. Если потеряешь инструмент, не пытайся его поймать. Заметишь какую-то опасность — тут же возвращайся на борт! Ну, вроде всё… Понятно?

— Более чем!

— Маруся, обесточить схемы питания двигателей! — крикнул Игорь, обращаясь к бортовому компьютеру.

— Схемы обесточены, — ответила Маруся.

Марк открыл люк, разделявший коридор и тамбур, и не без помощи друга аккуратно и медленно протиснулся в него, стараясь не зацепиться массивным металлическим ранцем.

— Ни пуха! Выход только по моей команде! — сказал Игорь.

Ковалёв проводил товарища, закрыл за ним люк и направился в рабочее помещение, после чего отдал команду компьютеру: «Маруся, закрыть все переборки». Раздался шум механизмов, закрывающих люки между модулями. «Переборки закрыты», — ответила Маруся.

— Марк, ты готов? — спросил Капитан, переживающий за своего коллегу и друга.

— Готов, открывай.

Раздался шум механизма, откачивающего воздух из тамбура в отсеки катера. По мере снижения давления воздуха ткань скафандра начала надуваться. В это время электронные системы управления скафандра вели точные расчеты, анализируя динамику давления внутри самого скафандра. Проверка герметичности прошла успешно. В это время бортовой компьютер катера при помощи датчиков, находившиеся в тамбуре, анализировал движение оставшегося воздуха вокруг скафандра, дублируя проверку герметичности.

— Утечек не обнаружено, — отрапортовала Маруся.

— Утечек не обнаружено, капитан, — подтвердил Марк.

— Маруся, открывай основной внешний люк, — скомандовал Ковалёв.

Раздалось шипение. Через клапан, находящийся в люке, в открытый космос вышли остатки воздуха, после чего люк бесшумно открылся. Последние звуки улетели вместе со своим проводником-воздухом в чёрную бездну. Наступила звенящая тишина. Марк увидел перед собой чёрный проём, за которым ничего не было видно.

Свет от ламп в тамбуре светил, казалось, очень ярко, не давая глазам привыкнуть к мраку космоса. Эта зияющая в стене чёрная дыра Марка немного пугала, и он тут же вспомнил про магниты, отсоединив один от правого бедра и крепко сжимая его в руке, медленно приблизился к выходу. Космонавт высунулся из люка на половину и посмотрел на магнит. Индикатор, как и положено, горел красным светом. Тогда Марк переключил тумблер. Красный свет тут же сменился на зелёный. Космонавт прислонил магнит к обшивке катера, и тот с большой силой прилип к металлической оболочке судна. Рукой Марк почувствовал удар прилипшего магнита, но не услышал ни единого звука. Эти новые ощущения казались Марку непривычными и неприятными, как будто что-то его оглушило.

Одной рукой держась за ручку магнита, другой оттолкнувшись от борта, Марк развернулся спиной к катеру. Наконец никакой посторонний свет не мешал разглядеть миллиарды огоньков светивших за тысячи парсеков от одинокого катера. Несколько минут висел он в неподвижности, разглядывая завораживающее звёздное небо.

— Всё в порядке? — раздался голос Ковалёва в динамиках шлема, от которого Марк немного вздрогнул.

— Всё в норме. Люк открылся. Я снаружи. Начинаю двигаться к кормовой части, — ответил Марк.

Он еще минуту смотрел на небо, пытаясь найти знакомые созвездия, но ему это не удалось. Наконец, он понял, что смотрит на «южное» полушарие небосвода. Тогда Марк наклонил голову вниз, чтобы найти родных «Большую Медведицу» и «Кассиопею», но немного опешил от увиденного. Под ногами находился огромный шар серого цвета, слегка прикрытый редкими облачками, казавшимися с этой высоты морской пеной или льдинками. У Марка закружилась голова, и он решил больше не смотреть вниз. На орбите в открытый космос он выходил только раз в жизни. Это было ещё в школе, когда, будучи подростком, он с классом посещал орбитальный музей. Правда, его родителям за это удовольствие пришлось выложить кругленькую сумму, поэтому Марк на целый год лишился карманных денег.

Фролов отстегнул от бедра второй магнит и, попеременно включая и выключая питание, медленно перемещался вдоль борта судна при помощи рук. От былой вчерашней удали не осталось и следа. Марка охватывал не то что страх, но волнение от впечатляющего безграничного пейзажа вокруг. После длительного пребывания в замкнутом пространстве мозг космонавта отказывался осознавать увиденные картины бескрайности. Наконец Марку надоело перемещаться мелкими шажками, и он решил проверить надежность магнитов. Фролов закрепил оба магнита и обмотал полимерный трос одного из них вокруг руки. Он уперся ногами в борт катера и с силой потянул за трос обеими руками. Магнит не сдвинулся с места.

— Ты двигатели скафандра проверил? — снова неожиданно для Марка раздался голос Игоря.

— Нет ещё, магниты проверяю.

— Всё в порядке?

— Да всё в норме.

Фролов, прикреплённый к борту двумя тросами, отрегулировал их длину так, чтобы они плотно прижимали его к корпусу судна на чуть согнутых в коленях ногах. Затем он отдал команду на включение двигателей скафандра. Немного двигая кистью правой руки в стороны, он управлял векторами тяги двигателей, стараясь не потерять равновесие и оставаться в изначальном положении, упершись ногами в обшивку. Убедившись в исправности двигателей ранца, Фролов выключил их и передал на борт: «Всё отлично, двигаюсь дальше». Он поменял тактику передвижения. На этот раз Марк оставлял закрепленным один магнит, затем нажимал на кнопку лебедки, которая отключала фиксацию троса, и, отталкиваясь рукой, отправлялся в полёт вдоль борта на свободно разматывающемся тросе. Сначала Фролов перемещался на небольшие расстояния в пять-семь метров, а затем разматывал лебедку на всю длину в тридцать метров. Постепенно волнение улетучилось, и Марк обрёл уверенность. Он медленно летел вдоль борта, напевая песенку, которую слышал Игорь через канал связи:

«Разгулялась буря,

Разыгрался шторм.

Я, глаза прищуря,

В нарушении норм

Из каюты вышел

Эх, да на палубу.

Здравый смысл не слышал,

Проклинал судьбу.

Били волны в борт,

Ветер в спину дул.

Не прийти нам в порт,

Невод винт погнул.

Ох, несёт к скале,

И не ровен час,

Обстоятельства

Похоронят нас.

Не опустим рук,

Ибо дом нас ждёт.

Невод сбросит крюк,

И баркас пойдёт.

Одной лопасти

Хватит нам сполна,

Больше смелости

Дарит мать-волна».

Игорь слушал морскую песенку своего товарища и улыбался. Он верил в то, что пока у его друга хорошее настроение, ничего плохого не произойдёт. Мониторы передавали изображения с камеры, вмонтированной в шлем Марка. Казалось, волноваться не стоило, но Игорю не давал покоя нехороший сон, приснившийся ночью. С реальностью сон не имел ничего общего, и Игорь постоянно успокаивал себя этой мыслью.

В это время Марк достиг кормовой части катера. Он не стал осматривать задние маршевые двигатели, так как знал, что они в полном порядке. В новой обстановке Марк чувствовал себя неуютно, поэтому ему не хотелось зря терять времени. Он тут же нашёл отверстия, из которых должны виднеться сопла маневровых двигателей, но вместо сопел он увидел какую-то чёрную массу, похожую на прессованный песок. Фролов провёл пальцами по этой массе. Она оказалась шероховатой на ощупь. Марк достал из сумки отвёртку и постучал ей по чёрному песку. Космонавт поднёс инструмент к шлему, внимательно осмотрев его. Отвёртка почернела от песка. Мелкие песчинки облепили корпус отвертки толстым слоем. Марк снова открыл сумку, достал из неё ключ и проделал с ним тоже самое. Песок прилип и к ключу.

— Всё понятно, — тихо сказал Марк, — Что ты там про сон говорил? Движки и правда забиты. Я так думаю, что это магнитная пыль.

— А откуда она там взялась? Думаешь, какая-то деталь судна разрушилась?

— Вряд ли. Может быть это естественный материал, порода какая-нибудь вроде магнитного железняка. Возможно, мимо кометы пролетали или астероида и зацепили хвост. Странно то, что она не все сопла забила.

— Хорошо, что не все!

— Очень хорошо… Только как её оттуда доставать теперь. Допустим, я тут расковыряю немного, на сколько длинны отвертки хватит, но весь песок я не достану. Надо что-то придумать…

— Попробуй использовать магниты, которые у тебя есть.

— Они хоть и мощные, но не на столько, чтобы вытянуть всю эту пыль из сопел.

— Может, ты очистишь, сколько сможешь, и попробуем еще раз движки запустить?

— Опасно! Можно двигатели повредить, а отремонтировать в наших условиях я их не смогу. Ладно, ты подумай пока, что можно сделать, а я работой займусь, — произнёс Марк и начал ковырять отвёрткой затвердевший песок.

Игорь в это время перебирал в голове варианты решения проблемы. Он не любил заниматься обслуживанием техники, поэтому подобные задачи давались ему с трудом. Для начала он начал подбирать самые простые и очевидные для него варианты и тут же предлагал их Марку, но тот отбрасывал их один за другим. Марк периодически посмеивался и шутил над осведомленностью Игоря в технических вопросах. Наконец Игоря это начало раздражать и он сдался.

— Тут нужен мощный магнит! Подумай, где его взять или как сделать! — наконец поставил конкретную задачу Марк перед Игорем.

Ковалёв тут же начал просматривать схемы, открыл электронный каталог, содержащий информацию о комплектации катера. После двадцати минут напряжённого поиска он радостным голосом произнёс: «На катере есть мощные магниты для защиты от солнечного ветра, но нам не приходилось ими пользоваться, они должны быть где-то в среднем отсеке. Сейчас посмотрю инструкцию…».

— Какие размеры у этих магнитов?

— Так, сейчас… Где-то около полутора метров в длину и тридцати сантиметров в диаметре. Два магнита. Я так понимаю, что после их активации они выходят из корпуса катера. Их можно будет снять и установить где нужно. Правда придется удлинять кабели.

— Я тебя недооценивал! Приношу свои извинения. Посмотри еще, где они находятся и на сколько придется удлинить кабели, — сказал Марк, который даже оторвался ненадолго от монотонного ковыряния, поражённый находчивостью друга.

— Да метров двадцать — тридцать где-то. Маруся, передай схему Марку, где находятся запасные кабели и магниты защиты.

Маруся тут же начала загрузку схем расположения на компьютер скафандра Марка, который видел их проекцию на экране своего шлема.

— Похоже, я тут надолго задержусь, — тяжело вздохнул Марк, — Почему бы тебе не выйти и не помочь?

— Ну, кто-то же должен управлять катером!

— Катер сам собой управлять может! Правда, Маруся?

— Безусловно, — ответила Маруся равнодушным голосом.

— Ну, мы же не можем рисковать всем экипажем!

— Кто сказал?

— Ладно, уговорил! — наконец-то согласился Игорь, — Маруся, ты остаёшься за старшего.

— Что ты имеешь ввиду, капитан? — спросила Маруся. Еще в начале полёта ребята дали команду компьютеру обращаться к ним на «ты», причём Игоря непременно нужно было звать капитан, а Марка — мастер.

— Я имею ввиду, что ты управляешь катером, — пояснил Игорь.

— В данный момент фактически так и есть, — продолжала беседу Маруся с недоумевающей интонацией. В программном обеспечении бортового компьютера были установлены настройки, которые предписывали уточнять все команды экипажа для предотвращения неверного толкования.

— Ну, я имею ввиду, что так как мы будем заняты другими делами, то тебе придется следить за курсом, предупреждать о различных опасностях нас заранее, и главное — вернуть нас на борт, если по каким-то причинам мы не сможем этого сделать самостоятельно! — пояснил Игорь.

— Принято, капитан, — ответила Маруся.

Игорь отправился облачаться в тяжелый скафандр. Одному справиться с этой экипировкой было нелегко, но всё же после пятнадцати минут мучений Ковалёв был готов к выходу.

Игорь вылетел из люка в скафандре в открытый космос, бросив на лету крепёжный магнит, который тут же прилип к корпусу катера. Игорь с помощью ловких бросков и подтягиваний быстро добрался до Марка. К этому времени Марк Фролов уже успел осмотреть выдвинутый на штативе длинной в пять метров магнит и измерить длину кабеля.

— О, вот и подкрепление! Как ты и говорил, нужно около двадцати — тридцати метров кабеля, — сказал Марк, обрадовавшись появлению Игоря.

— Я знаю, где его взять.

— Тогда, тащи кабель. А еще нам будет нужен сварочный аппарат и какие-нибудь железки. Придётся сделать магниту какие-то ножки. Он должен находиться на небольшом расстоянии от корпуса.

— Как скажешь!

Игорь развернулся и направился в противоположную сторону. Тактика его передвижения немного отличалась от тактики Марка. Вместо того, чтобы лететь близко к борту катера, отталкиваясь от закрепленного на нём магнита, Игорь летел на удалении в пять метров и бросал магнит далеко вперёд, подтягиваясь затем на тросе. Скорость перемещения при этом была гораздо выше, чем у его товарища. Ковалёв долетел до отсека, в котором хранились запасные части. Отсек не был герметичным. Друзья называли его «сараем». В помещении было темно. Игорь включил мощные фонари скафандра, для того, чтобы осветить отсек. Он отыскал нужный ящик в «сарае» и достал из него моток толстого кабеля, а затем отыскал сварочный аппарат.

Марк, давным-давно закончивший демонтаж магнитов, начал развлекать себя следующим образом: он подтягивался к борту на тросе, а затем отталкивался он него ногами, вращаясь вокруг своей оси и как бы делая «сальто», затем снова подтягивался. Сначала он считал количество отталкиваний, но затем ему это надоело, и он раздраженно произнёс: «Ну, где ты пропал?!»

— Уже лечу!

В этот момент катер выходил на тёмную сторону орбиты. Пространство, окружающее Марка погрузилось в темноту. Вдалеке сверкнули фонари Игоря. На этот раз из-за царившего мрака он перемещался значительно медленнее, так как переживал, что в случае ошибки с броском крепёжного магнита, запустив его в пустоту и отсоединив в это время другой крепёжный магнит, сюжет сна может оказаться пророчеством, и он испытает всю полноту ночного ужаса наяву. К тому же находясь в полной темноте, очень сложно будет, управляя двигателями скафандра, вернуться на катер, так как габаритные огни на нём не работали. Конечно, аппаратура скафандра вполне могла справиться с навигацией и в темноте, но Игорь перестал доверять технике в последнее время.

Наконец мелькающие вдалеке огни скафандра стали ярче. Игорь летел с закрепленным на поясном карабине газовым сварочным аппаратом и мотком кабеля. В одной руке он держал какие-то металлические прутья, второй рукой бросал магниты, подтягиваясь на лебёдке. Друзья быстро размотали кабель и приготовили сварочный аппарат для работы.

— А ты умеешь варить этим аппаратом? — спросил Игорь.

— Нет. Я думал ты умеешь…

Повисла пауза, после которой Марк расхохотался:

— Чёрт, ну конечно умею! Ты что забыл, что перед тобой лучший механик системы.

— И единственный, надо заметить!

— Да не волнуйся ты так. Там прихватить-то чуть-чуть надо.

Действуя сообща, друзья быстро нарезали из принесенных Игорем прутьев шесть ножек для защитных магнитов и приварили их к корпусу этих магнитов, затем установили их над соплами, закрепив всё сварочными швами. Наконец на горизонте планеты показалось зарево. Катер снова выходил на светлую сторону.

— Так, всё готово, нужно спрятаться, — сказал Марк.

Экипаж направился в тамбур, через который они вышли в открытый космос, прихватив с собой аппарат. В тамбуре было довольно тесновато для двоих, но друзей это не смущало. Не став закрывать люк, Марк отдал команду Марусе на включение защитных магнитов на две минуты, по прошествии которых Маруся отчиталась об отключении магнитов. Друзья с нетерпением снова выбрались наружу, чтобы посмотреть на результаты проделанной работы. Приблизившись к хвостовой части судна, где находился установленный ими магнит цилиндрической формы на триноге, они увидели, что нижнюю его часть покрывал пучок прилипшего чёрного песка. Друзья аккуратно сгребали этот песок в металлическую баночку из-под кофе и, наполнив её, отправляли в свободный полёт в сторону планеты.

На каждое сопло для очистки требовалось три-четыре включения. На эту работу ушло по меньшей мере пять часов. За это время друзья успели встретить два рассвета и три заката. В темноте работа шла медленнее. Под конец сильно вымотанные космонавты старались доделать работу как можно быстрее. Они наспех установили защитные магниты на свои места, отсоединили лишние кабели. Игорь убрал мотки кабелей и сварочный аппарат обратно в «сарай» и полетел в направлении тамбура. Добравшись до люка, он внимательно осмотрел запоры и убедился в отсутствии посторонних предметов. Фролов в это время выбросил металлические обрезки и еще раз внимательно осмотрел сопла, освещая их фонарями скафандра. Вокруг снова был мрак. Марк решил пренебречь техникой безопасности и смотал тросы своих крепёжных магнитов. Он включил реактивные двигатели скафандра и с криком «ихааа!» направился в сторону света, видневшегося из открытого люка тамбура.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чёрный айсберг предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я