Арена 13. Воин
Джозеф Дилейни, 2017

В мире, который раньше принадлежал людям, теперь господствуют техноджинны. А человечество заперто в Мидгарде за Великим Барьером. Никто из людей не отваживается пересечь границу, и ходят слухи, что безумие – это малая цена, которую мятежник заплатит за неподчинение. Но у народа гентхаев есть артефакт, опровергающий все теории. Способ проникнуть к джиннам есть. Отец Лейфа, легендарный боец Арены 13, однажды побывал в тех землях и начертил подробную карту. И когда вождь гентхаев приходит к Лейфу с той самой картой, он не может не воспользоваться единственным шансом узнать, что скрывается за Великим Барьером…

Оглавление

Из серии: Арена 13

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Арена 13. Воин предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

5. Серый город

Воин может стать королем; король должен быть рожден воином.

«Амабрамдата», Книга пророчеств гентхаев

Лейф

Мне было страшно. Я боялся не за себя и не за Гаррета. Теперь я боялся, что мы не сможем выполнить свою миссию.

Пока мы путешествовали по здешним землям, я ожидал, что враг может появиться откуда угодно, но все было таким нормальным, что это внушило мне ложное ощущение безопасности. И вот появилась новая угроза, еще невиданная.

«Мог ли наших товарищей убить некий крылатый джинн?» — размышлял я. Ада никогда о таких не упоминала, но ведь джинны могли измениться как угодно. Враг в любое время мог снова нанести удар, и я мало верил, что мы намного лучше тех шести воинов.

Но я не желал сдаваться и поворачивать назад — мы еще так мало узнали! Я боялся, что Гаррет объявит о конце экспедиции, мне же хотелось добраться до самой Высокой Стены — дальней отметки на карте моего отца.

Я беспокоился зря.

— Мы должны продолжить путь, — сказал Гаррет. — Но сперва позаботимся о наших погибших.

Наверное, неразумно было устраивать погребальный костер, но именно так поступали гентхаи, и дерева здесь имелось предостаточно. Гаррет хотел убраться подальше от лагеря до наступления ночи, и, вместо того чтобы по обычаю подождать заката, мы зажгли костер немедленно и наблюдали, как пламя поглощает тела.

— Мне невыносима мысль, что они никогда больше не увидят свои семьи. Никогда больше не будут сидеть в зале совета. Никогда не вернутся домой. У них отняли жизнь, и я чувствую, что часть меня ушла вместе с ними. У меня было видение собственной смерти, но я никогда не видел такого… — прошептал Гаррет.

Я отошел от него и начал сердито расхаживать по поляне, наблюдая, как искры летят в небо, словно души, поднимающиеся на небеса.

Потом, перед самым закатом, мы поехали на север, дальше по пути, обозначенному на карте моего отца. Нигде не видно было ни следа лошадей, ускакавших с поляны.

Лес казался бесконечным, и мы продвигались медленно и с трудом. На десятый день после пересечения Барьера, сразу после рассвета, мы с облегчением увидели к северу Серый Город. На юго-восточном конце большой горной цепи высился конусовидный холм, и город стоял на узком плато на середине этого холма. Похоже, здания в городе были сложены из серого камня, и даже издалека было заметно, что они обветшали.

— Мне бы хотелось взглянуть на город поближе, — сказал я в надежде, что нечто новое, придя на смену монотонному путешествию через лес, сумеет отвлечь меня от болезненных мыслей.

Я больше сошелся с Гарретом, чем с остальными шестью воинами, но теперь скучал по ним и все время видел их тени между деревьями — воображение играло со мной странные шутки.

— Я тоже этого хочу, Лейф, поэтому давай так и поступим. Если окажется, что город населен, подберемся как можно ближе, но так, чтобы нас не заметили. Если он заброшен, осмотрим его весь. В любом случае узнаем что-нибудь новое о здешней земле. А если мы туда поднимемся, с высоты будет удобно осмотреть места впереди. Может, мы увидим, где кончается лес и даже Высокую Стену и ворота.

Но мы подошли к подножию первого из холмов только к середине дня. По моим расчетам, на подъем до Серого Города уйдет минимум час — и еще не меньше часа, чтобы оттуда спуститься: значит, на исследование останется всего пара часов.

«К закату мы должны вернуться под прикрытие деревьев», — подумал я, нервно глядя в небо.

Может, сосновый лес и стал казаться монотонным, но даже сознавая, что он не может по-настоящему защитить от врагов, я чувствовал себя лучше с балдахином крон над головой. Под открытым ночным небом на склоне холма мы будем легкими мишенями.

Итак, мы привязали лошадей и начали подъем, на который ушло больше времени, чем я предполагал. Мы не хотели рисковать, оставляя внизу плетеные кольчуги и кожаные доспехи, к тому же у нас были короткие мечи, поэтому вскоре вспотели и запыхались на полуденной жаре. Гаррету пришлось нелегко в его кольчуге.

Оставив далеко внизу последний низкий куст, теперь мы шагали по камням и неплодородной земле, на которой едва могла пробиться трава. Город как будто не приближался, но уже стало ясно, что он лежит в руинах. Он не был таким большим, как нам сперва показалось, но теснившиеся друг к другу дома громоздились ярусами, похожими на гигантские ступени.

Прошло почти три часа, прежде чем мы добрались до первых зданий, образовавших каменную террасу — непреодолимую стену. Однако мы медленно продвигались на юго-запад, пока не вышли к узкому проходу, где крутые ступеньки вели почти в полную темноту.

Сперва казалось, что они уходят в один из домов, но потом я увидел высоко вверху голубое небо и понял, что это узкий проход между зданиями, который легко защищать от незваных гостей. Здесь не было никакой стражи, и тягостную тишину нарушало только жужжание насекомых и стук наших подошв по древним камням.

Постепенно проход начал расширяться, подъем стал не таким крутым…И вот мы вступили на просторный внутренний двор, со всех сторон окруженный зданиями из серого камня, которые уступами высились друг над другом.

Теперь стало слышно, как где-то наверху свистит и стонет ветер, но в нашем убежище воздух был тихим и неподвижным. Половину двора уже накрыла тень, и пальцы тьмы тянулись к нам — солнце опускалось к западу.

Земля здесь поросла ярко-зеленым мхом, но мы не видели никакой другой растительности, наверное потому, что почва лежала слишком тонким слоем.

Мы с Гарретом молча двинулись прочь от теней, направляясь к ближайшей стене. Там гентхай вытащил из-за пояса кинжал и выдолбил в камне дыру. Серые куски отвалились, обнажив красный песчаник; казалось, каждый камень здесь покрыт коркой такого серого налета.

— Будь мы ближе к морю, я бы подумал, что серый налет — это гуано, — сказал Гаррет.

Далеко на севере Мидгарда, рядом с Морскими Воротами, каменистые береговые районы поставляли экскременты морских птиц, богатые фосфатами и превосходно удобрявшие пахотные земли тамошних ферм. У Дейнона был дядя, оставивший свою маленькую ферму к югу от Джиндина, чтобы поискать удачи на севере; он преуспел, собирая и продавая гуано.

— Может, мы ближе к морю, чем думаем? — предположил я.

— Если верить карте — нет, — ответил Гаррет. — И я бы наверняка его почуял. У меня чутье на океан.

— Ну и какие же птицы могли это наметать? — спросил я, показав вверх.

— Если уж на то пошло, где в домах окна? — задал свой вопрос Гаррет.

Я кивнул:

— Да, я тоже об этом подумал. Вообще-то тут даже дверей маловато.

Все двери, которые мы видели, были закрыты каменными блоками, вырезанными в точности по размерам проемов.

— Зачем понадобилось замуровывать входы? — удивился Гаррет.

Я пожал плечами:

— Может, тут была чума и жители превратили дома в могилы. А может, это их ответ на какие-нибудь пошлины. Тайрон рассказывал, как много лет назад Протектору понадобилось собрать деньги, и он ввел в Джиндине пошлины на окна. Многие люди просто заколотили почти все свои окна — ничего, им хватит и оставшегося дневного света.

Это не вызвало на губах Гаррета даже намека на улыбку. Я вспомнил, что в деревянных домах Джиндина легко было заколотить окна; совсем другое дело здесь — если прикинуть цену камня и вложенный в его обработку труд.

Но, пройдя шагов шестьдесят к северу, мы набрели на первый открытый дверной проем. Мы шагнули в него и поняли: то, что снаружи казалось отдельными жилищами, на самом деле представляло собой длинные общие дома. Внутри пахло пылью и разложением, помещение тянулось в кромешную темноту.

— Чуешь? — спросил Гаррет, потянув носом. — Тут лежат мертвецы.

Я кивнул. Впереди были только кости и разложение. В городе остались лишь мертвые; никто не выжил, и почтить останки остальных было некому. Без сомнения, все погибли от какой-то болезни или мора.

Я шагнул наружу, заморгал на ярком свету и глубоко вдохнул свежий воздух.

Прямо на глазах свет потускнел, на северной стене двора появились новые тени. Теперь я впервые увидел вырезанные в камне ступеньки — они вели вверх по склону горы — и показал на них Гаррету.

— Подъем не займет много времени, — сказал он, смерив их взглядом. — И с вершины должен открыться хороший вид. Надо посмотреть, что там впереди.

Подъем оказался трудным и небезопасным — ступени были узкими и истертыми, но открывшийся перед нами вид стоил того. Мы очутились на вершине верхнего яруса зданий, откуда смогли отлично разглядеть все, что лежало к югу, востоку и северу отсюда.

На юге и востоке зеленел океан деревьев, вдалеке на севере мы увидели огромную реку, извивающуюся по равнине, а за ней — бледно-пурпурные холмы. Задолго до реки лес уступал место лугу. Это была первая из двух рек, обозначенных на карте, обе они текли с запада на восток.

— Еще два-три дня — и мы окажемся на речном берегу, — сказал я. — Отец отметил на карте брод.

— Тогда будем надеяться, что там не слишком глубоко, — отозвался Гаррет. — Иногда даже брод бывает непреодолимым.

Нахмурившись, я показал на восток: там на горизонте виднелась гряда туч.

— Похоже, на нас идет гроза.

Богатырь некоторое время всматривался туда, потом тоже нахмурился. У Гаррета было исключительно острое зрение, но он покачал головой:

— Тучи выглядят странно, Лейф, и я не уверен, движутся они на нас или на юго-запад. Мне бы не хотелось, чтобы буря застигла нас на горном склоне.

В этот миг солнце скользнуло за гору, внезапно резко похолодало. Двор внизу выглядел так, будто там уже наступила ночь, хотя оставалось еще несколько светлых дневных часов.

Мы почти сразу начали спускаться. Хотя я не говорил об этом Гаррету, я чувствовал: надо торопиться и как можно скорей убраться из этого опустошенного места. В воздухе веяло чем-то таким, что пробирало меня ознобом до самых костей. Мои инстинкты тревожно вопили, что должно произойти нечто ужасное.

Внизу, в укрытом от ветра дворе, было намного теплее и не чувствовалось ни единого дуновения ветерка. Все стихло, словно затаив дыхание.

Именно тишина и спасла нас, потому что мы услышали нарушивший ее звук — тихий, еле уловимый. Это было предупреждение, похожее на слабое шуршание сухих листьев. Потом, когда звук стал громче, я понял, что это такое. Плеск крыльев, яростные взмахи тысяч и тысяч крыльев. Не это ли услышали наши погибшие товарищи, прежде чем смерть явилась к ним с небес?

Мы бросились бежать, держась возле левой стены и направляясь к ближайшему открытому дверному проему. Когда Гаррет нырнул внутрь, я оглянулся и увидел темную бурлящую тучу крылатых созданий: они вылетали из открытых дверей высоко в стене и опускались по спирали во двор. Существа больше смахивали на летучих мышей, чем на птиц, но я никогда не видел таких больших летучих мышей, и головы у них были какие-то диковинные, похожие на головы насекомых.

Потом случилось нечто очень странное: туча уменьшилась в размерах и приняла отчетливые очертания длинного изогнутого листа, похожего на лист серебристого папоротника.

Секунда — и лист исчез.

«Мне почудилось?» — недоумевал я.

Я бросился за Гарретом в сумрак дома, а после — в чернильную темноту коридора. Чувствуя смерть за своей спиной, я не отставал от него ни на шаг, вытянув в сторону правую руку, чтобы ощупью находить путь вдоль стены.

Вдруг я увидел впереди силуэт Гаррета. Свет исходил из другой двери, ведущей во двор. Но почти напротив первого дверного проема мы увидели второй, наполовину загороженный большим камнем.

Шагнув в него, мы очутились в маленьком, не больше тюремной камеры, квадратном помещении с единственным входом, и в неярком свете разглядели, что камень имеет форму диска.

Не обменявшись ни единым словом, мы навалились плечом на его край. Камень не поддавался, и я ощутил мгновенный приступ паники. Я отчаянно напрягся, пытаясь сдвинуть его и слыша, как Гаррет стонет от натуги. Я же всхлипывал от страха, ожидая, что в любой миг меня разорвут на клочки.

Вдруг камень поддался, и мы покатили его вдоль дверного проема, чтобы запереться внутри. Едва сдвинувшись с места, диск пошел легче: его направляли канавки в полу и на потолке. Спустя несколько секунд камень перекрыл вход, и мы затаились в темноте, слыша только собственное дыхание.

Но вскоре раздались и другие звуки: шуршание, а после царапанье по другую сторону камня, который покачивался, словно на него навалился некий чудовищный вес. Постепенно движение прекратилось, все затихло, и мы в конце концов устроились на холодном каменном полу отдохнуть.

Ночь оказалась долгой. Мы спали по очереди. В чернильной темноте было трудно уследить за ходом времени, поэтому мы ждали…И снова ждали, чтобы точно знать — давно наступило утро, — прежде чем рискнуть выйти.

И все равно откатывать камень было опасно. Мы надеялись, что те хищники — существа ночные, но не могли знать наверняка. Но нельзя же вечно оставаться в камере без воды и еды!

И мы осторожно откатили камень, мало-помалу, делая остановки, чтобы прислушаться — нет ли снаружи чего-нибудь угрожающего.

И вот наконец мы стоим посреди двора, с благодарностью чувствуя тепло солнца на головах и спинах.

Не теряя времени зря, мы покинули Серый Город и стали быстро спускаться с горы.

Наши лошади были все еще привязаны к деревьям, но от обеих остались только скелеты с несколькими лоскутами плоти и кожи; мало что уцелело от голодного неистовства тварей. Даже наши седельные сумки оказались разорваны, а их содержимое сожрано. Однако фляги с водой уцелели, как и наше оружие.

Я был ошеломлен. В отличие от большинства воинов-гентхаев, которые обращались с лошадьми хорошо, но обращали на них мало внимания, я успел привязаться к своей кобыле. Ужасная смерть Ларас стала для меня тяжелым ударом и, как ни странно, потрясла меня даже сильнее, чем смерть товарищей.

— Туча, которую мы видели вдалеке, наверное, была стаей этих созданий, — сказал Гаррет. — Но где они теперь?

— Они могли рассесться где-нибудь в городе. Возможно, они кормятся только ночью? — предположил я.

Мы собрали бо́льшую часть нашего оружия, в первую очередь луки и стрелы, которые давали нам возможность прокормиться. Но два своих длинных меча я оставил: их тяжело было нести и я лучше управлялся с коротким мечом и щитом.

И вот мы продолжили путь на север, идя днем и отдыхая ночью. Ночи были хуже всего, потому что я боялся нападения с неба и едва мог спать, хоть Гаррет и стоял на страже.

Стояла глубокая ночь, когда я в тревоге открыл глаза. Все было спокойно. В кромешной темноте я едва мог разглядеть свою руку, поднеся ее к лицу.

Я внимательно прислушался, ожидая услышать дыхание Гаррета. Ничего. Сейчас он стоял на часах, и я мог всецело на него положиться: он наверняка никуда бы не ушел…Я подумал, не окликнуть ли его тихонько, но даже это было опасно. Малейший шум мог привлечь джиннов или тех летающих тварей.

Я выкатился из-под одеяла и медленно встал на колени, все еще прислушиваясь. Сердце мое упало, когда где-то в небе, над верхушками деревьев, раздались далекие звуки. Они становились громче, и теперь не осталось сомнений: это хлопали мириады крыльев.

— Гаррет! Гаррет! — закричал я. Необходимость сохранять тишину больше не сдерживала меня.

Гаррет не ответил. А может, ответил, но его ответ утонул в неистовом хлопанье крыльев, врезающихся в листья, сучки и ветки, чтобы после снова и снова ударять по моему телу.

Меня словно парализовало. Слишком поздно я попытался обнажить меч — но уже не смог шевельнуть рукой.

Потом ударила резкая боль: словно мне в глаза, живот, руки и ноги глубоко вгоняли иглы. Острые клювы впивались в мое тело и отрывали куски моей плоти. Я сделал бы что угодно, лишь бы спастись от этой боли, и воззвал к смерти, чтобы она меня забрала.

И вдруг воцарилась тишина, я почувствовал, что меня осторожно трясут и голос Гаррета тихо окликает меня по имени.

Открыв глаза, я с бесконечным облегчением понял, что это был просто один из ночных кошмаров, которые часто беспокоили меня с тех пор, как мы пересекли Барьер.

Я сел. С меня катился пот, и Гаррет сочувственно похлопал меня по спине, потому что я рассказывал ему о своих кошмарах:

— Еще один плохой сон, Лейф? Тот же самый?

— Да, он всегда повторяется.

Я знал, что Гаррету тоже снятся кошмары. Он так и не рассказал мне о своем сне, который заканчивался его смертью, но я знал, что он сделает это, когда будет готов.

— Если они явятся за нами в темноте, остается надеяться, что мы сумеем убить друг друга. Если я окажусь слишком медлительным, — сказал с улыбкой Гаррет, — тебе придется убить двоих. Не подведи меня.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Арена 13. Воин предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я