Крым. Изабела (сборник) (Сергей Горцев, 2015)

Сергей Горцев – один из самых популярных авторов ведущего литературного сайта страны «Проза. ру» Главный герой представленных в этой книге лирических рассказов и миниатюр – наш современник, мужчина средних лет. Любовь, флирт, трепет, восторг, разочарование, размышления – всё это читатель найдёт в этой книге. В некоторых из представленных рассказов Сергея Горцева можно ощутить влияние творчества его любимых писателей – А.Чехова, И.Бунина, С.Цвейга… Сам за себя говорит раздел сборника под названием «Любимые имена».

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Крым. Изабела (сборник) (Сергей Горцев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© С. Горцев, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

I. Крым

Крым. Izabela

Мой рабочий стол в офисе находится на солнечной стороне. Может быть, поэтому маленький прямоугольный кусочек бумаги, который лежит под стеклом, чуть пожелтел. На нем всего лишь три слова, написанных шариковой ручкой. Эти милые буквы помогают мне в трудные минуты, делая все неприятности незначительными по сравнению со счастливыми и радостными мгновениями.

Но, наверное, стоит рассказать всё по порядку…

… То сентябрьское утро в Ялте выдалось пасмурным. Временами шёл нудный дождь. Я решил, что пора немного попутешествовать. Один из многочисленных продавцов билетов на экскурсии, что расположились на площади Ленина, предложил поехать на микроавтобусе в Балаклаву:

– Изумительное место! Двадцать лет назад там была секретная база советских подводных лодок, и этой бухты не было ни на одной географической карте. Очень рекомендую! Всего за 150 гривен. Хотя нет, автобус отправляется через полчаса, и я сделаю вам скидку в 20 гривен.

…Когда на означенное место на Садовой улице подошел экскурсионный автобус, оказалось, что все места были уже заняты, кроме одного в конце салона. На нем я и расположился, положив любимый красно-белый рюкзачок себе на колени. Ехать предстояло почти полтора часа в сторону Фороса. Это направление мне было хорошо известно. Окно было справа по ходу автобуса, а слева – красивейшие морские пейзажи. Но меня это не беспокоило: горный крымский ландшафт тоже сулил немало приятных минут, и мой фотоаппарат готов был серьезно поработать. На счастье, повезло с экскурсоводом. Сразу после отправления она засыпала пассажиров любопытными фактами и цифрами. По салону поплыли волшебные звуки названий: Ореанда, Симеиз, Ливадия, Кацивели, Ай-Петри…

Осмотревшись по сторонам, заметил, что среди пассажиров «Форда» преобладают немолодые семейные пары. По восторженным репликам было видно, что многие впервые в Крыму. Вообще, всегда любопытно наблюдать за людьми, находящимися на отдыхе. Не знаю, как вас, но меня покоряют их беззаботность, раскрепощённость и добродушие. Люди становятся как – будто другими. Думаю, и вы это замечали…

Так вот, разглядывая своих спутников, в какой-то момент я неожиданно встретился взглядом с незнакомкой, сидевшей в одном ряду со мной у противоположного окна автобуса. Между нами был только проход и некий грузный мужчина, сидевший рядом с ней. Похоже, они были вместе. Я обратил внимание на то, как она странно на меня посмотрела и тут же опустила свои огромные темные глаза. Сбитый с толку, время от времени я осторожно стал разглядывать незнакомку. Не отношу себя к ловеласам, скорее даже наоборот. Но в ее профиле было что-то необычайно привлекательное. Темные густые волосы, эффектная прическа типа «удлиненное каре», чуть курносый нос, большие глаза с густыми тенями на веках, красивые губы. Еще была какая-то затаённая грусть в её профиле и завораживающем взгляде куда-то вдаль. Казалось, что при этом она наблюдает… за мной. Это кажется маловероятным, но я всегда чувствую, когда кто-то смотрит в мою сторону.

Между тем, мы уже проехали тоннель, знаменитую и необыкновенную своей историей форосскую церковь, а затем и сам Форос. Потом как-то незаметно быстро приехали в Балаклаву.

Бухта встретила нас ярким солнцем и белизной многочисленных яхт. Автобус медленно вырулил на площадь и остановился у памятника Лесе Украинке. В соответствии с программой экскурсовод предложила всем посетить рыбный ресторан. Народ с энтузиазмом принял это приглашение. Я же, не будучи гурманом, отделился от группы и медленно пошел по набережной в сторону остатков знаменитой балаклавской крепости. Долгие пешие прогулки по историческим местам – моя давнишняя слабость. Очень любопытно было посмотреть на бухту с какого-нибудь высокого места. Так, заглядывая на прилавки киосков, я прошел метров сто. И вдруг, перед самым подъемом в гору, замечаю впереди мою незнакомку. Одну. Похоже, ее тоже интересовали руины древней крепости. Я прибавил шаг и, догнав спутницу, решился заговорить:

– Послушайте, как вы отнесетесь к тому, что я составлю вам компанию? Мало ли что случится: камнепад, к примеру, или дикие звери, заметившие красивую женщину…

Незнакомка обернулась, опять как-то странно посмотрела на меня, улыбнулась и, не ответив, медленно начала подниматься по ступенькам каменной лестницы. Её улыбку я воспринял как знак согласия на моё предложение и последовал за ней. Не скрою, ладные брючки цвета «хаки», такого же цвета легкая безрукавка, тонкий серебряный браслет на руке, черные босоножки, небольшого размера ножки с аккуратным темно-красным педикюром производили должное впечатление. Но главное, – в незнакомке было что-то необычное, какая-то неясность и тайна. Это притягивало, как магнит. Еще я почувствовал необыкновенную легкость. Между нами не было напряжения, которое нередко возникает между мужчиной и женщиной. Она с интересом осматривала окрестности, фотографировала, с готовностью протягивала руку, когда я предлагал ей помощь в преодолении трудных участков пути… Чем выше в горы мы понимались, тем замечательнее виды нам открывались. Так, через полчаса мы оказались в развалинах какой-то башни, из неё вся бухта была видна как на ладони. До сих пор помню то чувство неописуемого восторга, которое охватило меня: огромное синее-синее небо, изгиб бухты с коричневыми и красными квадратиками крыш под нами, море, уходящее за горизонт… Все это было достойно кисти художника и стихов поэта.

Я посмотрел на свою спутницу и по ее лицу понял, что она испытывает похожие чувства. Подойдя к ней совсем близко, я неожиданно для себя тихо сказал:

– Знаете, потом никогда не прощу себе… если … не поцелую вас прямо сейчас…

Незнакомка удивленно вскинула брови, посмотрела на меня своими волшебными глазами и молча опустила шикарные ресницы.

Я наклонился к ней, обнял и осторожно поцеловал в губы. Она ответила, но через несколько секунд, дотронувшись рукой до моей груди, дала понять, что продолжения не будет…

Когда мы спустились к набережной, на условленном месте уже собралась наша группа. Около часа катались на большом катере, наслаждаясь тишиной, запахом моря и возможностью видеть всю эту красоту. Она сидела напротив меня. Ее сосед по автобусу был рядом с ней. Но это не мешало нам подолгу смотреть в глаза друг другу и даже иногда касаться коленями, не убирая их…

Когда под вечер мы возвращались в Ялту, стало заметно, как незнакомка погрустнела. Она уже не смотрела в мою сторону, а, похоже, думала о чем-то своем. При въезде в город часть группы стала выходить на одной из остановок. Она вместе со своим соседом тоже встала и начала пробираться к выходу. Я решил было идти за ней. Но, взглянув на меня, незнакомка чуть заметно отрицательно покачала головой. Проходя мимо, она положила мне на рюкзак свой экскурсионный билет и быстро вышла.

Уже темнело, и ее силуэт быстро исчез в толпе прохожих. Она так и не сказала мне ни единого слова! Я засунул билет в карман и вышел через несколько минут.

…На следующее утро на оборотной стороне листочка прочитал три слова, написанных латинскими буквами:

SPASIBO! IZABELA. POLSKA.


сентябрь 2010

Крым. Мужской разговор

Щедрость нашего московского руководства не знает границ: каждый год весной нам устраивают недельный семинар глав региональных представительств. Да не где-нибудь, а в моей любимой Ялте. Обзывается это всё загадочно-неопределенно. В этот раз – «Форум – 2012». Не буду утомлять содержанием лекций и практикумов. Это неинтересно, да и не главное вовсе в подобных мероприятиях. Главное – общение с коллегами, обмен опытом, личные контакты и связи.

Вот уже три года нас расселяют в отеле «Ялта-Интурист». В последнее время там сделали ремонт, и выглядит все вполне по-европейски. Весной вокруг гостиницы изумительно цветут многочисленные кусты роз, пронизывая сухой и теплый воздух неземным ароматом. Живем в двухместных номерах с шикарным видом на море. Организаторы, дабы не смущать нас, обычно располагаются ближе к набережной в красивой гостинице «Бристоль», что на улице Рузвельта напротив морского вокзала.

Поскольку состав «семинаристов» достаточно стабилен и состоит исключительно из мужчин, у нас уже давно образовались свои мини-компании. В нашей четверке всем где-то от сорока пяти до пятидесяти. Грузный, с большой лысиной и круглым лицом Павел Геннадьевич – из Владимира; лощеный, с гусарскими усиками, спортивный Сергей Валентинович – из Краснодара; добрый и тихий в черных очках Александр Петрович – из Подмосковья.

Как правило, вечером мы собираемся вместе в одном из номеров для «светских» бесед. При этом играем в карты, смотрим телевизор или просто сидим на балконе, любуясь чудесным морским пейзажем. Никаких экскурсий и спорта. При нашей сумасшедшей работе хочется хоть немного пассивного отдыха. Иногда думаю: что же нас, таких разных, объединяет? И не нахожу ответа. Хотя нет – есть один интересный маленький штрих. В отличие от других коллег, мы, все четверо, равнодушны к алкоголю. Максимум, что можем позволить себе за вечер – выпить по сто граммов сухого крымского вина. Не более. Сейчас это редкость, не правда ли?

В тот вечер я немного задержался и вошёл в момент довольно странного монолога Павла Геннадьевича. Мои друзья при этом сидели за столом и играли в карты. Кивнув мне, Павел Геннадьевич говорил, обращаясь к Сергею Валентиновичу:

– …но бывают моменты, когда поднять руку на женщину просто необходимо! И, замечу, это действует ей же во благо.

Сергей Валентинович покачал головой и решительно возразил:

– Нет, коллега, это недопустимо в любом случае. Надо стиснуть зубы и промолчать.

Тут Павел Геннадьевич неожиданно бросил карты, покраснел, приподнялся на стуле и, эмоционально взмахнув руками, как-то таинственно обводя взглядом каждого из нас, спросил:

– А если она пьяная «в зюзьку»?! Если ты хочешь поставить её на ноги, а она… не стоит! И при этом дико орет, как будто ее режут! Да еще матом! Что прикажете делать?!

Мы притихли. Тема была щекотливая. Павел Геннадьевич понял, что погорячился, и, расстегнув верхние пуговицы белоснежной рубашки, медленно опустил свое грузное тело обратно на стул.

Пытаясь разрядить обстановку, Александр Петрович поправил очки и ласково произнес:

– Знаете, друзья мои, где-то прочитал, что причина всех недоразумений между мужчиной и женщиной находится… в постели. Когда в постели гармония, то и в жизни тишь да гладь. Логика присутствует, не так ли?

Я присел в кресло, с интересом вникая в мужской разговор. На молчаливый вопрос Павла Геннадьевича, раздавать ли и мне карты, отрицательно качнул головой.

Между тем Сергей Валентинович решил развить скользкую тему:

– Нас всех губит то, что ожидания превышают реалии.

– Это как это? – насторожился Александр Петрович.

– Просто. Начитавшись книг, насмотревшись фильмов, потея в интернете, мы напичканы ожиданиями. И женщины, и мужчины. Эти ожидания никак не совпадают с реалиями. И не могут совпасть! В том числе в постели. Мы злимся, упрекаем, скандалим. Итог – уже две трети браков распадаются. Разводы стали нормой. А дальше будет еще хуже. Помяните моё слово.

– Да… «…и пойдет сын на отца…» – Александр Петрович задумчиво изучал выпавшие ему карты.

Между тем, Сергей Валентинович, бросив карту, достал сигарету. Закурил и продолжил:

– Или, например, представьте себе такой вариант. Незнакомые ранее мужчина и женщина попадают на необитаемый остров. Рано или поздно они обязательно сблизятся, будут жить, как сейчас говорят, в «гражданском браке». И уверяю, никаких скандалов не будет. Какие бы разные они ни были. Условия заставят выживать, объединяться. Некому будет завидовать, негде будет смотреть, как «правильно» вести себя в постели! Идиллия!

– Да… Когда-то говорили – «стерпится-слюбится». Нынче терпеть не желают – комфорт подавай! Все нервные, впечатлительные, это даже стало модным. Но беда в том, что человек начинает привыкать к определенным потрясениям. Со временем ему нужны все более сильные эмоции. Так постепенно начинает «съезжать крыша». Человек уже неспособен отличать хорошее от плохого, хотя всех уверяет в противоположном. К нему прислушиваются, показывают по телевидению. А ведь он просто болен! – размышлял вслух Александр Петрович.

– … И заметьте: не находя своих ожиданий в особях противоположного пола, все чаще ищут понимания в гомосфере. Кстати, мужики, как вы к этому относитесь? – Сергей Валентинович поднял голову и картинно выпустил клубок дыма.

– Я «пас», – уклонился от ответа Александр Петрович.

Павел Геннадьевич, похоже, уже успокоился и миролюбиво ответил:

– Это дело каждого – кого и как любить. Меня одно только немного смущает. Среди наших братьев меньших больно мало примеров гомосексуальных связей. Навскидку вспоминаю только… Даже и говорить не хочу кого. Не очень-то презентабельное животное… Да и апостол Павел, говорят, сильно гневался на сей счет. А что у нас нынче козыри? Бубны? Отлично. Отбивайтесь, Сергей Батькович!

Через несколько минут, судя по реакции игроков, выяснилось, что представитель южного города Краснодара проиграл в очередной раз.

– «Не везет в картах, повезет в любви», – мечтательно произнес Сергей Валентинович классическую фразу и обратил внимание присутствующих на мою скромную персону:

– Что-то наш Семёныч притих. Между тем, злые языки утверждают, что Вы сегодня сачканули пару лекций. Где были, кого видели? Признавайтесь.

Я улыбнулся, потянулся, вытянув ноги, и торжественно сообщил:

– Сегодня был в нашем бассейне. Плавал и загорал.

– А я еще ни разу не купался. Действительно там морская вода с подогревом? – поинтересовался Александр Петрович, осторожно наливая в чашку кофе и беря клубнику из стильной голубой вазы на столе.

– Термометр показывал плюс 25 воздуха и плюс 23 воды. Народу собралось человек пятьдесят. Для мая это много. Настоятельно всем рекомендую.

– Продолжайте, Семёныч, продолжайте. Зная вашу тягу к представителям слабого пола, думаю, обнаружили там любопытный экземпляр. – Сергей Валентинович шутливо подмигнул мне.

Я рассмеялся, отдавая должное его проницательности:

– Вы правы, коллега.

Все оживились и стали просить подробности. Карты уже никого не интересовали. Я налил себе стакан минералки, выдержал театральную паузу и начал свой рассказ.

– Она пришла позже. Расположилась в шезлонге метрах в пяти от меня рядом с водой. На вид ей 25–30 лет… Невысокая. Светловолосая. Небольшой бюст. Курносый носик. Чёрный открытый купальник. Модные, с радужными переливами, зеркальные очки… Знаете, бывают женщины, на которых сразу останавливаешь взгляд. А толком объяснить почему – невозможно. Она – из таких. Скажу больше. Сначала я смотрел на нее только с иронией. Слишком много было на ней золота: цепочка с крестиком на шее, большие часы с браслетом на правой руке, кольцо на правом мизинце, серьги-кольца в ушах, какая-то витиеватая цепь на левом запястье. Я даже подумал: если она еще и «VOGUE» будет читать… Представляете, через несколько минут в ее руках увидел именно этот журнал!.. На голове соломенная шляпка с алой лентой. Такого же цвета, как сланцы на ногах и маникюр на руках. То, что, в конце концов, она с деловым видом возьмет в руки планшет, читалось с самого начала. Я уже было совсем начал терять к ней интерес, но тут она встала, сняла шляпку, очки и…как нырнет под водой на тридцать метров! А потом классическим брассом метров сто… Признаюсь, на меня такие штуки очень действуют. Уважаю.

– Спортсменка, наверное, – предположил Александр Петрович.

– Чуть не забыл, вместе с ней была дочь лет шести. Вы же знаете, поведение детей многое говорит о родителях. Поведение девочки поразило, настолько скромно и уважительно она вела себя по отношению к матери. Чувствовалось, воспитание еще то… Да и вообще… Одно дело красивая женщина, не имеющая детей, и совсем другое – красивая женщина с ребенком. Последняя – просто богиня. Я немею.

– Это точно… – вновь не удержался от комментария Александр Петрович со сладкой улыбкой на лице. – Для меня нерожавшая женщина подобна мужчине, который не служил в армии.

Это был камушек в мой огород. Я сделал вид, что его не заметил и продолжил:

– Кстати, дочка тоже отлично плавала и ныряла.

– Не тяните, Семёныч! Развивайте сюжет! – Сергей Валентинович резко встал, приоткрыл дверь балкона и закурил очередную сигарету. В комнате запахло смесью французского одеколона и хорошего табака.

– Вот-вот, приблизительно так я и сказал самому себе. Дождался, пока она выйдет из воды, окунулся, подплыл поближе к ее шезлонгу и демонстративно-нахально стал смотреть ей в глаза. Расчет был прост. Когда делаешь хоть небольшой шаг навстречу женщине, то, если ты небезразличен, обязательно увидишь два шага с ее стороны. А то и три. Проверено неоднократно. В чувственных делах нам до женщин ой как далеко! Завершив свой психологический опыт, я еще немного поплавал, прошел в душ и далее вышел в садик, что напротив бара. И там, вдохнув чудесный крымский воздух, увидел… ее. Улыбаясь, она сидела на деревянной скамейке метрах в трех от меня. А вокруг ни души!

– Ну и? – чуть ли не хором спросили все трое.

– Я немного ошалел, медленно развернулся и… двинулся обратно к бассейну. И что вы думаете? Красотка перегнала меня, покачивая бедрами, и, похоже, тихо сказала: «Трус!».

– Что?! Семёныч, что за дела? Неужели вы посмели опозорить весь мужской род? Ну, хоть поговорили бы с дамой, что ли… Извольте объясниться! – Сергей Валентинович изобразил на лице гнев и состроил смешную гримасу.

Я усмехнулся и вздохнул:

– Мужики, понимаете, несерьезно это все. Я же настолько старше… Пустое. А называется это состояние – «нереализованная любовь». Я вдруг понял, почему обратил на нее внимание. Она как две капли воды была похоже на ту, что встретилась мне двадцать лет назад. Те же походка и фигура, тот же вопросительно-настороженный взгляд, такие же льняные волосы… Только одна, но чудная ночь… Нереальное ощущение родства души и тела… И вот теперь, время от времени, эти воспоминания преследуют в виде конкретных людей… Мираж. Это как старая пуля в груди. Так со мной уже не в первый раз. Но я хорошо понимаю: как было, никогда уже не будет. Увольте. Всему свое время.

– И что же делать? – грустно спросил Александр Петрович, беря очередную красную ягоду.

– Ничего. Надо жить и любить. Ту, кто в данное время рядом. А вообще думаю, что правы те, кто считает, что жениться надо на своей первой женщине. Как бы это все ни происходило. «Первая женщина – от Бога, вторая – от дьявола». Поверьте, коллеги, в этой фразе много смысла.

– И все-таки, Семёныч, тебя не пойму. На твоем месте я с этой спортсменкой пошел бы до конца. Она ведь явно хотела приключений. Наверняка у нее тут отдельный номер, почему бы не расслабиться? Чего тут такого? – недоуменно проговорил Александр Петрович, оглядываясь на присутствующих с ожиданием поддержки.

– Э, нет… Предателей в этой жизни и без меня пруд пруди… Небольшой флирт, знаки внимания – это максимум. Хватит… – я махнул рукой, встал и вышел на балкон.

В комнате наступила тишина. Каждый думал о чем-то своем. Сергей смотрел куда-то в одну точку, Александр доедал свою клубнику, Павел сосредоточенно протирал платком очки.

– Ладно, парни, пошли спать! – чуть позже, взглянув на часы, предложил Сергей.

Все согласились.

Мне долго было не до сна. Терпкий черноморский воздух вызывал рой воспоминаний, будил фантазии, в которых переплетались мечты и реальные события, проявлялись прежние чувства и сомнения, возникали новые.

Эти волшебные крымские ночи! Чудесная пора…


май 2012

Крым. Грустное…

… Хорошо помню свой первый приезд в солнечный Крым много-много лет назад. Денег, как всегда, было в обрез – хватало лишь на одно койко-место в каком-то тесном деревянном сарайчике да на скромное питание в дешёвой городской столовой. И всё же, даже при строгой экономии, однажды, я не избежал соблазна прокатиться на теплоходе из красавицы Ялты вдоль Южного берега в сторону «Ласточкина гнезда». Особенно впечатлили тогда запах моря, загадочные волны с серебристыми переливами и экзотическая панорама Ливадии с её уникальной флорой и фауной. Помню, как по-южному смуглая и таинственная женщина-экскурсовод в тёмных очках, указывая на высокий белый корпус какого-то санатория, восторженно сообщила:

– Это одно из самых престижных мест отдыха в Ливадии! Говорят, из окон этого санатория открывается чудесный вид на Большую Ялту и на море. Посмотрите, какая прекрасная канатная дорога соединяет корпуса санатория с пляжем! Это первая подобная дорога на всём Южном побережье.

В тот момент невидимые отдыхающие в этом санатории казались мне какими-то небожителями, и я искренне, по-хорошему, им завидовал.

Помню, в порыве чувств несколько раз помахал рукой в сторону пансионата…

…И вот сейчас, через столько лет, я стою на просторном балконе пятого этажа того самого хорошо сохранившегося санатория. Вид открывается, действительно, потрясающий. Особенно эффектно смотрится огромная тёмно-синяя плоскость Чёрного моря, уходящая далеко за горизонт. Запахи сосен, можжевельника, кипариса, лаванды опьяняют и создают иллюзию полного счастья. Внизу всё так же медленно курсируют небольшие белые теплоходы, которые с высоты кажутся игрушечными.

На меня наплывает тёплая и в то же время нестерпимо-острая волна воспоминаний. Какая-то неведомая сила заставляет встать с плетёного кресла-качалки и долго махать рукой пассажирам проплывающего внизу теплохода. При этом мне совершенно неважно, замечают они меня или нет. Мне кажется, что я посылаю привет самому себе, – тому парню, который постоянно экономил и даже не мечтал об апартаментах класса люкс…

Боже, как же теперь я завидую своей молодости и романтичности…

Тогда у меня было всё впереди.

Сегодня, похоже, всё уже позади.

Finita la comedia.

И, если бы вы знали, как же тянет сигануть с балкона вниз головой…

май 2013

Рейс «Москва – Симферополь»

Наш самолёт А330 благополучно покинул похожий на муравейник аэропорт «Шереметьево» и взял курс на Симферополь…

Выслушав приветствие командира экипажа, я стал смотреть кино на мониторе, встроенном в спинку сиденья впереди. Возможности выбора, которые мне предоставил «Аэрофлот», были невелики, и я нажал кнопку «Криминальное чтиво». К сожалению, фильм почему-то был на английском, с которым у меня не самые хорошие отношения. Этот факт несколько рассеивал внимание, и, может быть, поэтому буквально через пять минут мой взгляд наткнулся на… сладкий поцелуй расположившейся впереди меня парочки. Через пространство между креслами обзор этого интимного действа, скажу честно, был великолепный и, с точки зрения техники исполнения, весьма познавательный.

Я был бы несправедлив, если бы не отметил, что девица сама по себе была шикарной. Не только я обратил на неё внимание ещё при посадке. Многие мужчины провожали её характерным, заинтересованным взглядом. Копна великолепных, длиной почти до пояса, густых, чёрных, как смоль, волос; правильные черты лица с восточным налётом…Сама статная, ухоженная, в одежде коричневых тонов; в длинной юбке и в модных ботиночках на шнуровке с высоким каблуком. Как сказал бы в таком случае несравненный Остап Бендер – «мечта поэта».

Её спутник тоже был видный и высокий, с короткой стрижкой, седовласый, с небольшим животиком, в джинсах и цветастой рубашке навыпуск.

Ему на вид было чуть больше сорока, ей – лет на десять-пятнадцать поменьше…

Инициатива в ласках, как правило, исходила от неё. Умела.

Я усмехнулся, вздохнул и попытался продолжить смотреть сюжет Тарантино.

Однако, в момент знаменитого стильного танца героев Траволты и Турман, вновь наткнулся взглядом на впередисидящих любовников. На сей раз женщина очень убедительно покусывала-полизывала мочку уха своего спутника… Я не мог не отметить, что при этом она была очень похожа на мою ласковую кошку в лучшие годы жизни и в момент хорошего расположения духа после сытного обеда. Дамочка разве что не мурлыкала, но зато что-то мило ворковала на ухо своему партнёру.

– Какова, а? – шёпотом спросил меня мужчина в очках, сидевший справа от меня, пригнув голову к моему плечу и указывая взглядом на целующихся.

– Наверное, любовь, – так же тихо предположил я.

Сосед отрицательно покачал головой:

– Вряд ли. Скорее, эскорт.

– ?

– Думаю, он купил её на время командировки или отпуска. И, судя по внешности красотки, за очень хорошие деньги. Вот она и отрабатывает. В Москве это теперь в порядке вещей… Впрочем, не удивлюсь, если это крупный чиновник и его секретарша. В любом случае, не верю я в эти показные поцелуи. Пошлость это, фуфло. Словно присутствуешь при половом акте…

Я промолчал, выключил телевизор и откинул спинку сидения. Несмотря на навязчивый гул самолёта, сделал попытку отвлечься и поспать полчасика.

И тут мне в голову неожиданно пришёл один прошлогодний случай.

…Обычно я уже лет десять не пользуюсь общественным транспортом, но в Крыму делаю исключение. В автобусе или троллейбусе как-то лучше ощущаешь людей, атмосферу места, в котором находишься. Особенно на курорте.

В прохладный сентябрьский вечер ялтинский маршрутный автобус долго петлял по горам Ливадии и остановился около местной больницы. В полупустой автобус зашли трое – две женщины и мужчина. Мужчина средних лет и в серой кепке на голове был слеп. Передвигаясь с палочкой, он осторожно присел на сиденье рядом со мной. Слегка бледное лицо его было сосредоточенно, немигающие глаза как бы смотрели куда-то вдаль. Сзади мужчины расположилась пожилая грузная женщина. По повелительному и недовольному тону её разговора со слепым, чувствовалось, что она его мать. Казалось, что-то в его поведении ей определённо не понравилось.

Рядом со слепым встала, держась обеими руками за поручни, вторая красивая женщина в тёмно-зелёном платке с простым, лишённым каких-либо косметических экспромтов, лицом. В больших городах женщина без косметики – редкость. Все трое были одеты весьма скромно, опрятно и немного старомодно.

Автобус тронулся, и через несколько минут молодая женщина наклонилась к слепому, начала ему что-то, улыбаясь, рассказывать, возможно отвлекая от упрёков матери. И вдруг при всех стала целовать мужчину: сначала в обе щеки, потом, нежно взяв его голову в руки, в лоб и нос. Наконец, она сняла со слепого кепку и осторожно поцеловала в голову. При этом до меня донеслось её ласковое: «пожалуйста, не расстраивайся».

Все, кто был в автобусе, невольно переглянулись и заулыбались, видя такое открытое и искреннее проявление чувств.

Мне тоже стало как-то светлее и радостнее на душе. Будто выглянуло яркое тёплое солнышко. Я даже поймал себя на мысли, что в эти минуты по-хорошему завидую слепому.

Его любили. По-настоящему.


май 2014

Танец

… Вчера пришла бессонница. Тихо так… Встал. Включил телевизор. И сразу наткнулся на старый любимый клип. И вновь накрыла разноцветная волна воспоминаний…

Знаешь, не удивляйся – когда-то я очень любил танцевать. До сих пор помню, как впервые танцевал всю ночь напролет, почти не прерываясь, в варшавской дискотеке «Stodola». Там впервые увидел, как триста человек, в едином порыве со сногсшибательными «подкрутками» партнерш, образуют завораживающее зрелище, танцуя рок-н-ролл. Потом была незабываемая дискотека в небольшом клубе Белграда, четыре стены которого были целиком заставлены телеэкранами. И видеофоном музыкального марафона шел фильм «Безумный Макс» с Гибсоном в главной роли… Огромные колонки, занимавшие треть зала, выдавали такие «низы», что ноги сами шли в пляс, а голова полностью освобождалась от всех проблем. Воздух был насыщен смесью незнакомых запахов заморских духов и табака. Потные части тел молодых сербок касались моей груди и спины, действуя лучше любого наркотика. «Как жаль, что ты женат», – сказала одна из них, заметив на моей руке обручальное кольцо…

…А в ту прохладную сентябрьскую ночь я оказался на открытой танцверанде крымского Судака. Диджей был парень с понятием, и народ с удовольствием плясал часа четыре. Где-то в районе двух часов утра молодежь начала рассасываться. И завершая, диджей поставил мою любимую «What is love».

На танцполе нас осталось человек двадцать самых выносливых. Среди них я давно приметил стройную брюнетку среднего роста в черных джинсах и коротком черном пиджачке. Она была в метрах десяти от меня. Ее чувство ритма, изумительная пластика не могли не привлечь внимание. Видно было, что я тоже чем-то заинтересовал ее. Пробежала «искра». Ты понимаешь, что я имею в виду.

В какой-то момент я снял свою джинсовку и бросил на скамейку к своей подруге, нерасположенной в тот вечер к танцам. Темноволосая незнакомка в ответ тут же сняла свой пиджачок, оставшись в черной футболке с короткими рукавами. Продолжая танцевать, я улыбнулся и снял свою белую футболку, обнажив грудь. Через несколько секунд незнакомка тоже стянула с себя футболку, оставшись в черном бюстгальтере. При этом она стала зеркально повторять все мои движении, даря на расстоянии такие взгляды-молнии, что я помню их до сих пор… Увлеченные этой игрой, мы не заметили, как диджей повторил «What is love» еще раз. Думаю, специально для нас. «Электрическая дуга» магически связывала нас все это время. Мы даже не приближались друг к другу. Нам было и так хорошо, на расстоянии… Мы непрерывно разговаривали на языке танца. Мы были словно в невесомости… Или на другой планете… Волшебное ощущение.

Потом музыка закончилась. Я вернулся к своей спутнице, ревниво наблюдавшей за моим флиртом. Ее тоже ждал высокий смуглый парень. Мы разошлись.

Успел заметить, как незнакомка на несколько мгновений обернулась в мою сторону. Этого хватило, чтобы увидеть, как я помахал ей рукой.

Все вокруг вновь стало таким обычным…

Теперь ты понимаешь, почему я так любил танцевать?


май 2011

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Крым. Изабела (сборник) (Сергей Горцев, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я