Дао за горизонт
Галина Сапфиро, 2015

В романе освещены реальные события, выходящие за грань нашей реальности. Мистические события моей жизни в книге рассматриваются с двух сторон. Одна сторона – это путешествие Души, в котором переплетаются вымысел и фантастическая интерпретация моих трансцендентных «приключений». Вторая сторона – линия автора. Она написана на основании воспоминаний, снов и трансцендентных видений, взятых из моего дневника.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дао за горизонт предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

3. Обретение способности рисовать

1. Странствия Души. Райские сады

Ворота во времени открыты от сорока двух до сорока девяти лет. В течение этого седьмого периода, один период составляет семь лет, душа может обзавестись парой дополнительных крылышек, если ее собственные крылья подросли и обрели способность подниматься в верхние миры. А кто же откажется от такой возможности. Моя душа к этому времени уже достаточно налеталась по мирам и пространствам. Ее тянуло выше, туда, откуда исходило такое притягательное сияние. Несколько раз ей удавалось, напрягая крылья и силы подняться к границе сияния и заглянуть в окно еще неизведанного мира. Это был мир Огня. Но не обжигающего, а светящегося мягким серебристо-белым светом, излучающим любовь и сочувствие. Там жили удивительные существа! Угольно-черные Единороги, с гривой из ослепительно-белого пламени и с грозовыми огненными крыльями. На лбу у них рос витой рог, матовый костяной блеск которого наливался изнутри голубым свечением. Гэлари была очарована этими созданиями.

— Укротив такого, можно свободно путешествовать в огненном мире. — Думала она.

Несколько раз Душа пыталась приблизиться к ним, но Единороги легко взмывали вверх и растворялись в глубине неба. Наконец ей удалось подружиться с одним из Единорогов по имени Трифид. И вот однажды, он разрешил Гэлари сесть себе на спину и взметнулся вверх. Они промчались сквозь сверкающий туман и оказались в саду, который невозможно описать словами, так он был прекрасен. Золотистые, розовые, серебристо-голубые кусты и деревья, чудные цветы и птицы с длинными хвостами — все поражало взор. В саду гуляли, сидели и летали существа, похожие на людей, но гораздо прекраснее, в длинных разноцветных одеяниях. От их лиц исходило сияние. К ним приблизилось одно из них. Казалось, его одежда была соткана из оранжево-золотистого пламени, а глаза вобрали в себя всю синеву небес. Это был божественный Кришна.

Гэлари замерла от восхищения и благоговения — Кришна был главной духовной личностью самого Бога. Когда же ему приходилось заниматься какой-либо деятельностью в мире полубогов или людей, то он делал это в одном из трех своих аспектов Вишну, Шива или Будха. Наиболее силен он в аспекте Вишну, в котором являет способность проникать всюду. У Гэлари до сих пор не было возможности видеть лик Бога, поэтому она вся трепетала и вибрировала от радости. От Кришны исходили волны трансцендентной любви, которые окутывали ее нежным теплым облаком, в котором хотелось раствориться. Она забыла обо всем на свете, отдавшись восхитительному чувству слияния с божественной энергией и наслаждаясь прекрасным ликом Кришны. Очнулась она только тогда, когда Кришна отошел от них. Пора было возвращаться, и Гэлари с сожалением вспорхнула на черного Единорога. Он взмахнул огненными крыльями, и сад остался далеко внизу. Думая о Кришне, Гэлари и не заметила, как Трифид домчал ее до голубого глобуса Земли. Распрощавшись с Единорогом, она не спеша полетела домой.

2. Мистика моей жизни. Первый рисунок

День выдался тяжелым. Как обычно в последнее время срочная работа не позволила отойти от компьютера в течение всего рабочего времени. В конце дня я физически чувствовала потоки радиации, исходящие от экрана. Они вызывали тошноту и головокружение. Дома ждала «вторая смена» — надо было приготовить ужин. После ужина муж пошел смотреть телевизор, бабушка отдыхать, а младшая дочка — бегать. Она занималась спортом, и каждый день пробегала по пятнадцать километров. Старшая дочь уже училась в университете и жила в другом городе. Наконец дела закончены, можно отдохнуть и расслабиться. Я пошла в спальню, открыла крышку секретера, достала лист бумаги, чтобы написать ответ на письмо своей знакомой. Но вместо этого взяла простой карандаш и стала задумчиво водить им по бумаге. На листе прорисовывалось лицо мужчины с крупными глазами и с головным убором в виде короны необычного вида. Закончив, я удивленно посмотрела на рисунок. У меня никогда раньше не возникало желание рисовать, к тому же я и не умела этого делать.

— Что это на меня сегодня нашло? — Подумалось мне.

Однако я отправилась в спальню к дочке, взяла у нее цветные карандаши, которыми никогда в жизни не пользовалась, и раскрасила рисунок. С листа на меня смотрело лицо божества в золотом головном уборе, с глазами как небесная синева.

— Это Кришна! — Непонятно откуда ко мне пришла данная мысль, но я была почему-то уверена, что нарисовала именно Кришну. В этот миг я еще не знала, что чудесным образом обрела способность рисовать, что я стала — художницей. Это произошло мгновенно и… обыденно. Взяв шариковую ручку, я написала под рисунком «Кришна» и поставила дату — шестое ноября 1997 года.

Исчезает время и пространство,

Когда я кисть держу в руке.

Все нити мирозданья, извиваясь в танце,

Сошлись на загрунтованном холсте.

Во все миры открылись двери…

Лечу сквозь них на взгляде острия.

Диковинные небеса, растенья, звери

Во всех слоях и точках бытия

Я вижу, проницая бесконечность

Чужих пространств, в которых, как и мы,

Идут по жизни и уходят в вечность

Под светом солнц других

Создания немыслимой Земли.

3. Странствия Души. Королевство Кристалла Света

Наступило полнолуние. И Гэлари решила отправиться в путешествие к центру Галактики3.. Ее давно привлекали разбросанные там гроздья созвездий, похожие издали на клубящиеся золотой пылью облака. На окраине Галактики, где располагалась Солнечная система, звезд намного меньше, чем в центре. Они располагаются далеко друг от друга и совсем не освещают эту часть пространства, поэтому летать Душе пришлось в кромешной темноте. И вот Гэлари уже влетает в сияющую гигантскую сферу, в которой кружатся миллиарды солнц. Вместо привычной черноты космоса — на небо наброшена сверкающая звездная вуаль. Очарованная этим великолепием, Душа скользит от солнца к солнцу. Каждое из них обладает индивидуальностью и собственным Солнечным Ангелом. Сквозь нестерпимо яркий свет, излучаемый гигантскими шарами энергии, Гэлари едва удается рассмотреть странных существ, медитирующих внутри каждой огненной сферы. Неподвижные и важные, они тихо покачиваются в плазменных потоках и завихрениях. В центре голубого солнца средних размеров в позе лотоса «плавал» молодой Ангел с задумчивым выражением на лике. Его кожа тоже казалась голубой, а голову венчал сложный колышущийся убор то ли из струй газа, то ли из перьев каких-то небесных птиц. На теле переливалась жидким золотом кольчуга, облегающая его тело словно вторая кожа.

— Как он прекрасен! — подумала Гэлари.

Следующий солнечный шар был тускло-красным и раздутым до гигантских размеров. Внутри него Гэлари рассмотрела Ангела с яростным выражением на лице. Казалось, что одеяние его соткали из языков багрово-алого пламени. Душа поежилась и быстро прошмыгнула мимо, решив, что, наверное, ему надоело сидеть в своей сфере, и он в любой момент может «взорваться». Вскоре Гэлари подлетела к золотистому шару, внутри которого восседал на янтарном троне смуглый Ангел с высокой сверкающей короной на голове. Его одеяние переливалось и текло переплетающимися струями расплавленного червонного золота. Как будто почувствовав, что на него смотрят, Ангел приподнял веки, и на Гэлари взглянули глаза, сияющие, будто две сапфировые звезды. Смутившись, что отвлекает его от медитации, Душа отпрянула и отправилась дальше.

— Да, трудная у них работа! — размышляла Гэлари.

— Вот так сиди всю жизнь в медитативном состоянии, поддерживая психической энергией равновесие в своей солнечной системе! А ведь жизнь у них не сравнима с человеческой. Пока Ангел моргает, на Земле проходят тысячелетия.

Гэлари приближалась к самому центру Галактики, где окутанная синими всполохами, висела абсолютно черная сфера. Так Душе показалось вначале, но когда она поняла, что это вовсе не сфера, а огромная «черная дыра», было уже поздно. Ее настиг магнитный вихрь и повлек в огромный непроницаемый «глаз» тьмы. Душа обхватила себя крыльями и понеслась в неизвестность. Время и пространство исчезли, да и сама Гэлари, казалось, перестала существовать, растворившись в Пустоте, которой даже нет названия. Но все когда-то заканчивается. Наконец, Душа вылетела в оранжево-желтое сияние, и судорожно взмахнув крыльями, чтобы не потерять равновесия от резкой остановки, выпала из света и оказалась на крыше какого-то здания. Позади нее в метре от поверхности крыши плавала, постепенно тускнея, огненная сфера. Вскоре она превратилась в большой шар из стекла янтарного цвета. В этом мире стояла ночь, небо было усеяно крупными звездами, складывающимися в незнакомые созвездия.

— К нам гости? — Услышала Гэлари позади себя удивленный возглас.

Оглянувшись, она увидела молодого человека при шпаге, задумчиво глядевшего на нее.

— Не ждали! Ну, раз уж ты здесь, то добро пожаловать! — Сказал незнакомец. Сквозь его загорелую кожу словно просвечивало внутреннее пламя.

— А впрочем, может быть, это всего лишь отблеск на коже от стеклянной сферы. — Подумала Душа, не отрывая зачарованного взгляда от глаз незнакомца, чьи ярко-желтые глаза горели, словно два факела на смуглом лице. В удлиненном разрезе крупных, слегка раскосых янтарных глаз, просматривалось что-то кошачье, хотя зрачки были обычные — круглые. Гэлари заглянула в эти бездонные черные зрачки, и у нее закружилась голова. Два зрачка слились в один и превратились в колодец черной дыры, висевший в центре золотистой сферы. Она поняла, что еще мгновение и ее затянет в его глубину. Почувствовав ее состояние, незнакомец резко отвернулся. Гэлари судорожно вздохнула, приходя в себя.

— Гэлари, ты в порядке? Услышала она обеспокоенный голос и осторожно взглянула на незнакомца. Его глаза больше не светились желтым пламенем и выглядели вполне обыденно. Хотя цвет у них был все-таки необычный, цвета темного янтаря.

— Меня зовут Корвин. Я — король. Мое королевство называется Королевством Светоносного Кристалла, а люди Земли, откуда ты, как я понимаю, явилась, именуют его Янтарным Королевством. А город, куда ты попала, называется Кристлан.

— Один из землян даже книгу обо мне написал! — Хмыкнул Корвин.

— Читал, читал. Ничего, мне даже понравилось, хотя не все там правда…. Да и откуда вам знать, правду-то.

— Иди, посмотри на мое королевство сверху. — Сказал Корвин и подошел к балюстраде, идущей вдоль периметра крыши.

4. Мистика. моей жизни. Явление духа Янтаря

Обретя новые способности, я теперь иногда по вечерам брала в руки карандаш или гелиевую ручку и рисовала. Появился творческий азарт и интерес:

— А что сегодня выйдет из-под моей руки? — Я заранее не продумывала ни тему, ни сюжет рисунка, просто садилась перед чистым листом бумаги и начинала «творить». Рисунок появлялся как бы сам собой.

Вот и сегодня меня опять потянуло взять карандаш и сесть рисовать. Я не противилась этому чувству, зная, что вновь напряглась невидимая нить, соединяющая мою земную часть души с Высшей Ипостасью, обитающей далеко в пространстве и времени. В такие моменты власть материального мира ослабевает, и возникает возможность проникать в иные измерения и улавливать информацию из других сфер бытия: видеть — невидимое, слышать — неслышимое, получать знания ниоткуда и понимать знаки, на которые не обращаешь внимания в суете дня. Это как пробуждение ото сна, когда мир становится ярче, многограннее и звонче.

Я водила карандашом по чистому листу бумаги. Вот прорисовались брови, глаза. Но глаза странные, не человеческие. Перестав рисовать, я в недоумении стала их рассматривать. И вдруг… на бумаге проявилось лицо и совместилось с нарисованными мной глазами. Оно было как тень, упавшая на белый лист. Пораженная и озадаченная, я разглядывала необычный портрет, выполненный в серых тонах разной интенсивности, не в силах понять, что же произошло. Через несколько секунд лицо исчезло. Схватив карандаш, я по памяти быстро его нарисовала, точнее дорисовала. Теперь нужно было раскрасить портрет, но, не понимая, кого, же изобразила, я понятия не имела, какой цвет выбрать.

Но этот контакт, этот прорыв готовился давно. Просто мы на Земле живем, как глухие и слепые, не обращая внимания на знаки. И поэтому невидимым силам до нас трудно достучаться. А ведь еще две недели назад я зачем-то достала из ящика трюмо, давно купленные мной, янтарные бусы. Они были сделаны из крупного необработанного янтаря темно-золотистого цвета. Бусы я не ношу, но эти приобрела из-за какого-то солнечно-медового свечения, которое, казалось, от них исходило. Положив бусы в секретер, я брала их в руки каждый раз, откидывая крышку, крутила, рассматривала, порывалась убрать подальше, но почему-то не убирала. Сейчас меня как будто что-то толкнуло изнутри. Я взяла в руки бусы и… совершенно отчетливо увидела свой рисунок в красках. Теперь я знала, кто изображен на рисунке: это Дух Янтаря. Я пошла в спальню к дочке, нашла краски с кисточками и стала раскрашивать изображение. Хотя это был мой первый акварельный рисунок, на удивление он получился, и получился именно таким, каким я его увидела внутренним зрением.

Дух Янтаря — солнечный дух. Он зарождается в недрах деревьев, которые питаются энергией солнца. Разогреваясь на солнце, деревья потеют смоляными каплями. А время превращает их в прозрачные твердые камни, с заключенной в них капсулированной, солнечной энергией. В каждой разновидности минерала обитает свой дух. Дух янтаря решил проявить в материальном мире свой лик. Зачем? Кто знает! Мало найдется людей равнодушных к этому солнечному минералу! Может быть, искреннее восхищение людей янтарем и спровоцировало его материализацию в виде рисунка. Когда я начала писать маслом, то перенесла свой странный рисунок на холст.

Амбер — начало мира, янтарное яйцо.

И в нём всплывает снова знакомое лицо.

Знакомое до боли, с морщинкою у глаз.

И сердце замирает, как в самый первый раз.

И вновь я вижу всадника в янтарной пелене,

Летящем чёрной птицею на вороном коне.

Знакомая эмблема сияет на плече —

Серебряная Роза — застёжкой на плаще.

Сквозь Отраженья всадник в безмолвии скользит.

К Земле через Реальности далёкий путь лежит.

И отблеск Лабиринта горит в его глазах…

Кто прошёл сквозь пламя — тому не ведом страх.

Это стихотворение написано мною к роману Роджера Желязны «Хроники Амбера». «Амбер» в переводе с английского означает янтарь. И в то же время его содержание совпадает с сюжетом рисунка. Позже я заметила, что некоторые мои стихи идут как дополнение к картинам, выполненным маслом, хотя стихотворение могло быть написано раньше, чем картина, или, наоборот, значительно позднее. Как будто одна и та же информация проявлялась одновременно в двух аспектах — в поэзии и в живописи. Стихи — это звуки, а картины — цвет. То есть одна и та же информация «звучит» на разных вибрациях. Все в мире вибрирует и излучает энергию. Человек имеет пять органов чувств, и каждый орган считывает информацию на определенной длине волны. Поэтому и мир воспринимает по-разному: глаза видят всю его многокрасочность, уши слышат его многоголосие, язык пробует мир на вкус, нос ощущает его запахи, а нервы помогают определить на ощупь его температуру и форму. Человеческий мозг, улавливая в тонких мирах информацию, преобразует ее в музыку, живопись, поэзию, инженерные решения, то есть материализует. Наверное, в этом и есть предназначения человека — воплощать в материи божественные идеи, которые «витают в воздухе».

5. Странствия души. Лабиринт Единорога

Гэлари подошла вслед за Корвином к балюстраде и посмотрела вниз. Замок стоял на высокой скале, вокруг которой были рассыпаны дома. Их кровли, освещенные лунным светом, казались голубыми жемчужинами. Среди домов мерцали желтые звезды фонарей, а за ними серебрилась безбрежная гладь моря. С одной стороны море подступало прямо к скале, и от ее подножия к набережной тянулась лента беломраморных ступеней. В ночном небе висел огромный лунный диск, на котором проступало дымчато-сизое изображение Шивы. Оно было слегка расплывчатым, как будто его закрывала тонкая пелена тумана.

— Тебе нужно отдохнуть, так как завтра ночью я должен присутствовать на ритуальной битве Богини Созидательного Пламени с Хаосом, которая происходит один раз в Цикл. Цикл равен 1460 земных лет. Приглашаю тебя посмотреть на это незабываемое зрелище, которое состоится в Лабиринте Единорога. — Сказал Корвин.

— А в следующую ночь мы будем праздновать победу сил Порядка над Энтропией на Бале Полнолуния.

— Бал начнется ровно в полночь в Жемчужном Зале моего дворца. — Промолвил Корвин.

— Будет много приглашенных. Возможно, встретишь кого-нибудь из своих знакомых.

— А как же моя подопечная Гел? Я не могу здесь долго оставаться. — Сказала расстроено Душа. Корвин бросил быстрый взгляд на тонкий серебристый шнур, выходящий из спины в районе сердца Гэлари и исчезающий в стеклянной сфере.

— Не беспокойся. Здесь нет времени, оно равно нулю. Мой мир находится в статичном поле, где все стабильно и вечно, а жители моего королевства не стареют, они бессмертны. Сколько бы ты не пробыла тут, а вернешься в свой мир в тот же момент, в который его покинула.

Успокоившаяся Гэлари спускалась вслед за королем по узкой мраморной лестнице, ведущей с крыши дворца в помещение, расположенное рядом с покоями Корвина. У него были прямые черные волосы до плеч. Время от времени по ним пробегали красные сполохи. Так остывающий лавовый поток покрывается черной коркой, сквозь которую, то там, то тут прорывается раскаленный багрово-красный расплав.

— Это проявляет себя его огненная сущность! — Подумала Гэлари.

— Интересно, как он выглядит на самом деле? Ведь «лава» пластична и может заполнить любой образ, вылепленный воображением Корвина.

В том, что его сущность — огонь, она не сомневалась. Корвин проводил ее в покои и ушел, пообещав прислать ужин. Гэлари осмотрела спальню и примыкающую к ней небольшую уютную комнату с камином, большим креслом перед ним и множеством старинных остекленных шкафов с книгами. Перед креслом лежала шкура неизвестного зверя с длинным золотистым мехом. Вскоре слуга принес на серебряном подносе легкий ужин. Он, молча, поставил его на небольшой столик рядом с креслом и, поклонившись, удалился.

— Да, странные здесь жители. — Размышляла Душа, устроившись в кресле и потягивая через соломинку сок из хрустального бокала. Из каких фруктов он был сделан, она так и не определила. Вспоминая облик слуги, она никак не могла придти к однозначному выводу — к какому виду существ данный экземпляр принадлежал. Его сморщенное лицо с черными круглыми глазами напоминало обезьянье, а костлявые руки с длинными когтистыми пальцами походили на птичьи лапы. Птичий облик придавали ему и длинные раздвоенные фалды черного смокинга, почти волочащиеся по полу. Мысли текли все медленнее, и наблюдая за изменчивым танцем языков пламени в камине, Гэлари вскоре заснула.

Утром ее никто не тревожил, и она встала поздно. Уже знакомый молчаливый слуга проводил ее в обеденный зал, где Гэлари позавтракала вдвоем с Корвином. Так как до полночи было еще много времени, молодой король предложил своей нежданной гостье прогуляться по набережной. Дворец был огромный, с множеством пересекающихся коридоров, комнат, холлов с фонтанами и настоящими деревьями, лестниц и бесконечных поворотов. Настоящий лабиринт. Стены и пол были отделаны белым, отливающим легкой голубизной, мрамором. По стенам стекали вертикальными столбцами то ли письмена из золотых иероглифов, то ли просто орнаменты из непонятных знаков. Корвин, заметив, что Гэлари их разглядывает, пояснил:

— Это изречения Звездных Странников, написанные на их языке, который помнят только в нашем вечном мире. В остальных мирах он давно позабыт. Его помнят еще, пожалуй, Черные Единороги из странной и древней расы Открывающих Пути. Они когда-то давно пришли в нашу Галактику и стали спутниками Звездных Странников, перенося их между мирами и измерениями. Когда Странники покинули наш мир, они ушли вместе с ними. Хотя ходят слухи, что некоторые из них остались, чтобы помогать представителям молодых цивилизаций при переходе в высшее измерение, который происходит в праздник Последнего Луча. Душа промолчала, решив, что раз Единороги не хотят, чтобы о них знали, то ей не стоит говорить о своем знакомстве с одним из них.

Они миновали несколько коридоров с рядами деревянных дверей по сторонам, украшенных резьбой, спустились по двум лестницам с необычными полукруглыми ступенями и оказались в просторном холле с высокими арочными окнами, сквозь которые было видно светло-янтарное небо. Маленький черноволосый слуга услужливо открыл им дверь на улицу.

— Интересно, это один и тот же слуга, или все они клоны? — Задумалась Гэлари, выходя с Корвином на площадь перед замком, выложенную все теми же белоснежными мраморными плитами.

— Похоже со строительными материалами здесь проблема! — Хмыкнула про себя Гэлари.

Замок стоял на высоком основании, представляющем из себя ступенчатую пирамиду со срезанной вершиной. Спустившись по ступеням и пройдя по дорожке из беломраморных плит до лестницы, спускавшейся зигзагами к основанию скалы, утопающей в оливково-серебристой растительности, Гэлари оглянулась и замерла, очарованная увиденной картиной. Белый замок с хрустальными шпилями, казалось, парил над скалой в сиянии золотых небес.

— Странно! — Подумала Гэлари.

— А где же солнце?

Солнца не было, впрочем, как и облаков! Янтарно-золотистое сияние излучалось всей поверхностью небосвода. Гэлари, в который уже раз подивилась чудесам необычного мира. Когда они спустились к набережной, Гэлари еще раз отметила про себя, что в Королевстве Светоносного Кристалла превалируют два цвета: белый и золотой, как бы подчеркивая, что это мир света, чистоты и истины. Этот вывод подтвердил и Корвин, рассказав Гэлари о своем уникальном королевстве, находящемся в центре мироздания. Все остальные миры есть лишь саморазвивающиеся копии, которые являются отражениями, подобиями истинного мира. Первая копия имеет мало отличий от оригинала, следующая копия, произошедшая от первоначальной копии, имеет уже больше отличий от истинного мира. И так далее. День прошел быстро. В одиннадцать часов вечера Корвин, Гэлари и несколько сопровождающих сели на набережной в большую лодку с высоким загнутым носом, которой управлял худощавый старик в бархатном зеленом камзоле. Бесшумно скользя по поверхности, она через полчаса доставила пассажиров на большой остров, а затем растворилась в сумерках. Гэлари вместе с остальными поднялась по ступеням, вырубленным прямо в скале наверх, и осмотрелась. Дорожка из каменных плит вела к непонятному сооружению вдалеке, окутанному мерцающим голубым туманом, который придавал окружающей траве и листьям деревьев серебристый оттенок. Когда они подошли ближе, Гэлари увидела, то, что она приняла за туман, на самом деле был неяркий свет, исходящий от высоких квадратных колонн, вырубленных целиком из незнакомого минерала, испускающего бледно голубое свечение. Колонны образовывали большой круг, сверху на них лежали блоки из такого же камня, соединяя ажурную конструкцию в единое целое. Все сооружение было таким огромным, словно его построили великаны. В центре круга, образованного колоннами, находилась белая усеченная пирамида высотой чуть больше метра. В центре пирамиды был установлен золотой жезл со свисающей с него конструкцией, похожей на сплющенный колокол. Все расселись на каменные сиденья, окружающие пирамиду. Их было двенадцать. Тринадцатым был жрец в длинном белом одеянии, на котором при ходьбе извивались расшитые золотом драконы и единороги. Жрец поднялся по ступеням на пирамиду и ударил своим металлическим витым жезлом по странному предмету. Раздался вибрирующий низкий звук. Гэлари почувствовала, как в ответ принялась пульсировать энергетическая нить, соединяющая ее с миром Гел, а саму ее охватывает оцепенение. Окружающее стало видеться резче и объемнее, воздух, казалось, заполнился мелкими мерцающими искорками света. Желтый диск луны, висящий над вершинами деревьев, окружающих поляну, пополз к центру неба, увеличиваясь в размерах. На нем барельефом выделялась замершая фигура Шивы. Столбы и перемычки исполинской «ограды» разгорались, наливаясь синим свечением, а пирамида в этом освещении, превратилась в синий кристалл необыкновенной красоты. Между столбами заискрились разряды молний, в воздухе запахло озоном. Наконец, распухший круг луны замер на месте. Жрец снова ударил по висящему предмету, но теперь два раза. Вибрирующий гул заполнил пространство, воздух загустел. Шива на лунном диске вдруг зашевелился и принялся танцевать. Его одеяние развивалось, словно полупрозрачные струи светящегося газа, золотые украшения нестерпимо сверкали. Гэлари отвела от него взгляд и с удивлением обнаружила, что на темное небо накинута дымчатая ячеистая сеть. Затем перевела взгляд на пирамиду, та значительно увеличилась в размерах, да и находилась теперь дальше от нее. Ее грани потеряли четкость, очертания расплывались и искажались.

— Что-то на этом острове не в порядке с перспективой! — Подумала Душа.

Камень, из которого была сделана пирамида, расползся и превратился в густой туман, пронизанный синим светом. И в этом тумане что-то происходило — внутри него разливалось белое сияние, и двигалась тень, принимающая все более четкие контуры непонятного существа. Вокруг стало неестественно тихо, будто все, затаив дыхание ждали, что сейчас произойдет что-то необычное. Гэлари с любопытством наблюдала за колеблющимся в тумане светом. Наконец из синевы показалась изящная удлиненная голова, изо лба которой торчал прямой, закрученный в винт, рог. Вслед за головой из туманной пирамиды появился и весь Единорог. Это было грозное и, в то же время, очаровательное создание. Несмотря на изящество и видимую хрупкость, в нем чувствовалась сосредоточение невообразимой мощи. Казалось, что тело Единорога состояло из концентрированного сгустка света, который истекал наружу мягким белым свечением. Даже падающий от гигантской «ограды» густой синий свет не способен был замутить это кристально чистое сияние. Мир Корвина стал первым истинным миром, который проявился в царстве Хаоса, но сердцем этого мир являлся белый светоносный Единорог. Он был тем импульсом, который инициировал создание Кристалла Света. Пританцовывая, Единорог с гривой, развевающейся, словно белые протуберанцы, не спеша принялся кружить вокруг туманной пирамиды, с каждым кругом все, более удаляясь от нее. Там, где его копыта касались земли, появлялась широкая огненная тропа, полыхающая синим пламенем. Постепенно стал проявляться спиральный лабиринт, в центре которого находилась пирамида.

— Он открывает портал! — Ахнула Гэлари.

— Портал для двух мощных сил мироздания. Сил, которые все создают и все разрушают по окончании Космического Цикла. Сил, которые постоянно борются друг с другом, но которые могут существовать, только сохраняя равновесие. Сил, которые являются полюсами одного целого, Единого и неделимого, потому что разделение есть только иллюзия, Майя, ткущая изменчивое полотно Жизни. А Свет Единорога, та энергия, которая соединяет эти два вечных животворящих источника. Сейчас, она призывала две силы Мироздания на бой, который должен восстановить равновесие, нарушенное во время прохождения Цикла.

6. Мистика моей жизни. Магия синего цвета

Есть слова и понятия, на которые мой разум реагирует неадекватно. К ним относятся: звезда Сириус, страна Египет, минерал сапфир, личность Мерлина и некоторые другие. По знаку Зодиака я Лев, поэтому мой камень — рубин. Мне доставляет удовольствие смотреть на минералы, будь то амазонит или астраферрит, аметистовая щетка или эвдиалит — «лопарская кровь», янтарь или хризопраз. Смотря на красивые «камни» я испытываю спокойное восхищение. Да, это красиво! Так сказать, констатация факта. Но когда я встречаю где-нибудь в тексте слово «сапфир» или смотрю на кольцо с сапфиром, мое эмоциональное состояние скачком меняется. Я ощущаю перемену, но не могу объяснить ее причину. Дело здесь не в красоте камня, это что-то другое, внутреннее, лежащее в темных пучинах подсознания.

Недавно я прочла книгу Дугласа Монро «Утерянные книги Мерлина», затрагивающую данную тему. В ней автор рассказывает о друидах во времена короля Артура и его учителе Мерлине. Вот что он пишет:

— «Все мы рождаемся с духовными предпочтениями — привязанностями к конкретному пути, камню, цвету, пище, типу личности, растению, животному и т. д., которые мы должны осознать и проработать, если хотим полностью реализовать свой потенциал. На современном языке это называется «нахождение своего истинного Я».

Подобное высказывание есть и у Кеннета Медоуза в книге «Магия рун»:

— «Наши прошлые жизни тоже не ушли безвозвратно. Каждая из них является гранью нашего целостного существа и обитает в другом отрезке Времени». Значит, не только я столкнулась с проблемой, берущей начало в далеком прошлом. Рождаясь в новую жизнь, мы теряем память обо всех прошедших жизнях. Но они никуда не исчезли. Они всегда с нами, спрятанные в наших генах, в нашей крови. Если когда-то давно произошло событие, оставившее в душе неизгладимый след, то даже одно слово может послужить кодом, открывающим канал во времена, когда оно имело место. Или, по крайней мере, всколыхнет душу, ведь она-то ничего не забывает, и рябь информационного поля достигает недоумевающий физический ум. Инстинктивно он реагирует на информацию из подсознания, меняя пульс, пытаясь расшифровать непонятные сигналы. Когда я произношу слово «сапфир», в памяти возникают неясные тени из прошлого. Высвечивается то сумеречная просторная пещера с большой черной пирамидой у стены. В полированных гранях пирамиды отражается свет синего кристалла в виде карандаша, светящегося на ее срезанной верхушке. То шествие людей в высоких головных уборах, сверкающих золотом, одетых в голубые и белые одежды. Конечно, при первой возможности я купила себе кольцо с сапфиром.

Мэнли П. Холл в книге «Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии» пишет о сапфире следующее: «На вершине горы Синай Моисей получил от Иеговы два камня, на которых были пальцем самого бога Израилева начертаны „Десять Заповедей“. Эти камни были сделаны из божественного сапфира Шетия, который Высочайший, отломав от собственного трона, бросил в Бездну, чтобы они стали основанием, порождающим миры. Этот священный камень, образованный из небесной росы, разделился дыханием бога, и на двух его частях черным огнем были начертаны буквы Закона. Моисей мог читать горящие буквы с обратной стороны, поскольку огромный драгоценный камень был прозрачным. Десять заповедей — это десять сияющих драгоценностей, брошенных Святым в сапфирное море Бытия, и в глубинах материи отражения этих сокровищ видны как законы. Как представлявшие силу, сформировавшую низшую сферу, сферу Демиурга, скрижали из камня были посвящены Иегове». Интересное высказывание о кристаллах нашлось у Кеннета Медоуза, знатока рун: «Кристаллы и самоцветы считались вместилищами энергии, поскольку их энергетические вибрации замедленны, и находятся в инертном состоянии. Они жестко и неизменно удерживают энергетические вибрации каждой руны».

Читая книгу Дугласа Монро о друидах, я как будто окунулась в знакомый мир. Вот тут-то и выяснилась причина магии синего цвета. Оказывается, синий свет открывает порталы перехода в иные миры и способствует более легкому перемещению между ними. «Синий свет — пороговое устройство. Он делает тоньше барьеры между мирами» — пишет Дуглас Монро.

Друиды во время своих обрядов использовали шары из синего стекла, внутри которых находился источник света. Шары помещались в сетки и подвешивались к ветвям дуба, если действие проходило в лесу, или развешивались в пещере. Также они использовали музыкальный инструмент, похожий на колокол, но состоящий из трех треугольных металлических пластин, который подвешивался на цепи. Три ноты, извлекаемые из него, пробуждали Дракона — духовную сущность Земли. Христианская традиция использовать колокола, чьи вибрирующие голоса достигают высших миров, есть отголосок древних языческих обрядов. Также они указывают на связь славян с друидами, связь, исчезнувшая в бездне времен, но сохранившаяся в звоне колоколов. Друиды представляли собой патриархальное жречество, а их пантеон богов основывался на поклонении Солнцу, как источнику жизни. Их философия выкристаллизовалась из знаний жрецов Атлантиды. Первым магом и учителем друидов был Мерлин, чье имя донесли до нас легенды и народные предания. Таинственная «Книга Фериллт», была написана в глубокой древности и сохранена жрецами до настоящего времени. В ней говорится, что Мерлин или Класс Мирддин был последним из Старших Фериллтов — Жрецов из Атлантиды. Он приплыл в древнюю Британию на «корабле без парусов». По дошедшим сведениям Мерлин родился в 463 году.

Есть книги, которые мы читаем с интересом, но они не оставляют глубокого следа в памяти. Иногда же попадаются те редкие фолианты, слова которых падают в душу, словно расплавленный янтарь, прожигая сквозь время каналы, соединяющие прошлое с настоящим. Как будто информация, полученная из книги, проникает глубоко в подсознание, где запечатана память о наших прошлых жизнях и знаниях, полученных в те времена. Ее вибрации проходят сквозь физический ум, генерируя ответную реакцию и синдром узнавания. — «Де жа вю», тогда события, описанные в книге, становятся удивительно знакомыми, как будто ты сам когда-то участвовал в них. Читая книги Дугласа Монро, я испытывала нечто подобное, хотя никогда не интересовалась друидами и их учением. Но скрытые от нас причины соединяют в одно целое, казалось бы, совсем не связанные события. Так оказались в одной мистической цепочке сапфир, вызывающий странные видения, словно в памяти на мгновение приоткрывалась дверца в иные времена, мой сон о друидах в подземном храме и похожая информация из книг Д. Монро, казавшаяся необъяснимо знакомой. К тому же выплыло имя Мерлина, вызывающее во мне непонятный интерес к его носителю, и обозначилась похожая реакция на Мерлина у автора книги. Но если учесть, что Мерлин принадлежал к касте жрецов Атлантиды, то мой отклик на вибрации его имени становился понятен, так как я когда-то жила среди краснокожих атлантов. Вот и еще одно звено в упомянутой выше цепочке, тянущейся из колодца времени вслед за летящей душой.

— «Мерлин — я интуитивно чувствовал, что он — ключ, мой путь каким-то образом связан с ним» — пишет Дуглас Монро, начиная свой духовный поиск, приведший его к знаниям друидов и к своему прошлому.

— «Я в настоящем больше суммы всех своих частей, я — могущественное, сложное существо, способное черпать познание и мастерство из бесчисленных предшествующих перерождений» — восклицает он.

Кто же этот таинственный Мерлин, на могиле которого на горе Нью Эйс написана следующая эпитафия: «Властелин Битвы, Ллео Эмбраис, Главный Волшебник, Мирддин Эмрис». В то же время Мирддин считается у друидов богом Солнца, а Класс Мирддин — хранителем Стоунхенджа. Когда на берег Британии высадились Фериллты — Атланты с затонувшего островного государства, на острове Тир-нан-Ог, уже семь лет правил Бран из рода титанов. Предания говорят, что атланты были очень высокими. Вполне возможно, что Бран принадлежал к их роду, и Мерлин был не единственным атлантом в Британии. В 1190 году в Гластонбери, аббатстве на западе Англии, на трехметровой глубине было обнаружено захоронение короля Артура и королевы Гвиневеры. Длина мужского скелета равнялась 2,25 м, а в пространстве между глазницами могла поместиться ладонь взрослого мужчины. На черепе королевы сохранились длинные золотые волосы. «Здесь, на острове Авалон, покоится прославленный король Артур» — гласила надпись на свинцовом кресте. Артур при жизни был гигантом. Возможно, его предками также были великаны-атланты.

Комплекс Стоунхенджа сооружен из огромных голубых камней — «Блюстоунов», вырубленных в горах Приспи. «Блюстоуны» считаются древними «аккумуляторами» богов, накопителями солнечного света, отзывающимися на некоторые звуковые вибрации. С помощью звуков определенного тона гигантские булыжники транспортировали по воздуху, словно они были невесомыми перышками. Голубой камень считается священным, обладающим уникальными психическими свойствами, гармонизирующими энергию ауры. В старинной легенде о короле Артуре также упоминается, что Стоунхендж, Место Висячих Камней, построен жрецами бога Тота, являющихся потомками Атлантов.

В начале двадцатого столетия Дж. Фостер Форбс, автор книг по истории Британии выдвинул гипотезу, в которой предполагает следующее:

— «Эти камни воздвигались с восьмого тысячелетия до н. э., и устанавливали их люди с Запада, а именно жрецы, пережившие катастрофу Атлантиды. Они возводили свои грандиозные сооружения, дабы установить и поддерживать порядок в обществе. Мегалиты служили одновременно лунными обсерваториями и храмами, в которых велись священные календари; вдобавок они обеспечивали плодородие земли и процветание обществ, управляя магнетическими витальными потоками в земной коре». Внутри колец из стоячих камней с помощью приборов исследователи обнаружили необычные пульсации энергии. Мегалиты, стоящие в зонах аномального выброса энергии, одновременно служили местом исцеления и барьером между мирами. Их использовали как портал, через который душа устремлялась в иные измерения. Переход состоялся, конечно, не в физической форме, а в тонком теле. Здесь жрецы общались с духами и богами и прозревали будущее. «Кельты символически представляли духовный барьер между двумя мирами в виде туманного священного лабиринта, идущего по спирали», который отделяет мир феноменов от мира астрального. В центре спирали находятся Звездные Врата — Портал перехода, откуда бьет синий огонь духовного мира. Ведь синий цвет — цвет Духа. Освещенные им колеблющиеся струи тумана кажутся языками холодного синего пламени. Поэтому сапфир представляется мне символом необыкновенно прекрасной синей звезды, сияющей в центре этого струящегося, меняющего свои очертания лабиринта.

Современные археологи считают Стоунхендж и другие строения — «хеджи», гробницами, однако предполагают, что они могли использоваться также как храмы или астрономические лаборатории. Возможно, эти сооружения совмещали функции храма, календаря и астрономической обсерватории, а также могли быть гробницами для знати и жрецов. Не вызывает сомнения, что строители были не только квалифицированными инженерами, но и разбирались в астрономии.

Кандидат физико-математических наук В. Комиссаров уверен, что Стоунхендж связан с Египтом, так как в нем зашифрован образ Сфинкса. Он предположил, что одни элементы Стоунхенджа, имеющие разную высоты, представляют собой некую функцию, другие — ее первую производную по времени, а третьи — вторую производную. Все вместе же они моделируют основные уравнения математической физики, а именно — уравнение Лапласа, уравнение диффузии и уравнение, описывающее колебательные и волновые процессы.

— Когда мы с коллегами взяли для начала самое простое из уравнений и ввели его в ЭВМ, дополнили программу граничными условиями, найденными в Стоунхендже, то машина стала рисовать кривые. — Говорит ученый.

В результате компьютер выдал графическое изображение Сфинкса. Все тайны Стоунхенджа еще не разгаданы. Мне кажется, что все мегалитические сооружения Земли нужно рассматривать в комплексе, так как они объединены в одну систему, тесно связанной с энергетикой планеты.

7. Странствия Души. Бой в небесах

Раздались удары в гонг, Гэлари насчитала три удара. Низкий вибрирующий звук пронизал окружающее пространство, с которым творилось что-то невообразимое. Горизонт искривился, окружающий лес выглядел как искаженное и обесцвеченное отражение на сферической поверхности небес. Еле видимая до этого ячеистая сеть на небосклоне засверкала, словно раскаленная добела стальная проволока. Диск Луны наливался сиянием, на фоне которого перестала просматриваться танцующая фигура Шивы-Натараджи. Гэлари испуганно съежилась на своем каменном сидении. Лунный диск дрожал и колебался, будто собирался сорваться вниз. От него отделилась черная круглая тень. И вот уже на небе висят две Луны, одна пылающая неестественным почти белым пламенем, другая черная, похожая на огромную кляксу. Гэлари с изумлением смотрела на красочное светопреставление. Вскоре светлый диск Луны стал меркнуть и превратился во вход в бледно-желтый тоннель, уходящий вдаль, в центре которого сверкала белая звездочка. Переведя взгляд на черное пятно неподалеку, Гэлари обнаружила, что он тоже трансформировался в непроницаемо-черный тоннель, а в его центре горел красный огонь.

— Мир вывернулся наизнанку! — Догадалась Гэлари.

— Ось, пронизывающая Мироздание, на которую нанизаны все существующие миры, искривилась и превратилась в «бублик». Поэтому стало возможным одновременно увидеть оба ее конца: полюс Хаоса и полюс Света. А от аннигиляции их предохраняет разделяющая и соединяющая энергия Единорога. — Рассуждала Гэлари.

Из темного тоннеля выползала Тьма, принимающая изменчивую форму Дракона Хаоса. Его единственный глаз в центре лба мерцал кроваво-красным светом. Из второго тоннеля появилась прекрасная женщина в золотых сверкающих доспехах с мечом в руке. Вместо клинка у меча был искрящийся хрустальный луч, от которого исходило радужное сияние. Над ее лбом сиял полумесяц, закругленные концы которого были похожи на два кривых рога. Между двумя тоннелями, являющимися полюсами мира, маячила призрачная фигура Единорога. Битва началась. Дракон сражался мечом с рубиновым лезвием. Две гигантские фигуры метались по небу, размахивая клинками. Хаос растекался лужей, пытаясь захватить богиню в свои объятья.

— Точно, как какой-нибудь кальмар, — подумала Гэлари, — который заключает жертву в свой вывернутый желудок, облепляя ее словно пластилином, и затем переваривает.

Но богиня ловко орудовала радужным мечом, под ударами которого тьма распадалась на тающие, словно туман, клочья. Вскоре, Гэлари надоело наблюдать за грандиозным шоу, с его блеском, вспышками, громовыми звуками, и она с нетерпением стала ожидать окончания. Месяц на голове богини оказался мощным оружием. Он раскалился и сиял неоновым светом, словно сварочная дуга, извергая из себя целые потоки молний, выжигающие в клубящемся Хаосе большие прорехи. Гэлари вспомнила, что это ритуальная битва, во время которой происходит обмен энергией, и устраняются накопившиеся искажения в мироздании, восстанавливая равновесие. Ни свет, ни тьма не в состоянии уничтожить друг друга, так как в физическом пространстве не могут существовать один без другого. По мере продолжения битвы пространство постепенно принимало свой первоначальный вид, горизонт вытянулся в прямую линию, лес распрямился, ячеистая сеть на небесах поблекла и сквозь нее стали видны звезды. Наконец, раздался завершающий удар гонга, и мир принял свой обычный вид. Бойцы исчезли. На черном небе висела обыкновенная бледная Луна, а горизонт на востоке посветлел в преддверии утра. Синие свечи колонн потухли. Материал, из которого они были сделаны, стал обычным камнем, похожим на темно-голубую бирюзу. Все, молча, спустились к ожидающей их лодке. Добравшись до своих покоев, Гэлари быстро уснула и проспала до обеда.

8. Мистика моей жизни. Рисунок «Иштар»

Однажды я нарисовала лицо женщины, надо лбом которой сиял огненный полумесяц. Под рисунком подписала: «Иштар». Это имя проявилось в голове так же, как и в первый раз — когда я с полной уверенностью осознала, что нарисовала Кришну. Имя Иштар ничего мне не говорило, хотя было смутно знакомым. Было ясно, что оно принадлежит какой-то богини. Прошло несколько месяцев. В феврале на зимних каникулах я поехала с младшей дочкой в Сан-Петербург. Дочке предстояло делать операцию по коррекции зрения в центре Федорова. Мы остановились у родственников. И вот вечером в свободное время я решила что-нибудь почитать. Просматривая корешки книг в книжном шкафу, вдруг увидела название, которое меня заинтересовало. Книга «Корабль Иштар» была написана по древневавилонским мифам. В ней говорилось о корабле, выточенном из драгоценного камня, вечно плывущем по зеленому морю. Одна его половина принадлежало богу Тьмы, а вторая богини Света. Ее звали Иштар. В тот момент я подумала:

— «Надо же, какое совпадение! Значит, в самом деле, была богиня с таким именем, которой поклонялись в Вавилоне тысячи лет назад!». — Но, читая дальше, я удивилась еще больше. В тексте говорилось о том, что у Иштар надо лбом сиял огненный полумесяц! Когда богиня была спокойна, он горел ровным светом. Но когда она сражалась с богом Тьмы, полумесяц наливался огнем и из него начинали бить молнии! На меня словно пахнуло чем-то таинственным и потусторонним. Невозможно оставаться равнодушным, когда тайна задевает тебя своим невидимым крылом. Еще один образ, выхваченный мною из потока времени, времени которое ничего не забывает и хранит в своих струях все, что туда когда-либо попало. Как сказал Дуглас Монро:

— «В звездных царствах потустороннего мира не умирает и не забывается ни одна культура. Расы не умирают, а переходят на другой уровень существования, где сохраняются навечно и всегда остаются доступными для тех, кто владеет ключом к древней мудрости».

В процессе творчества происходит считывание информации в тонком мире, где прошлое, настоящее и будущее существуют одновременно, и интерпретация ее в узнаваемый образ, который проявляется на холсте или бумаге, в поэзии или зодчестве. Так происходит материализация трансфизических идей, образов и символов в рисунки и картины, стихи и музыку, во все многообразие человеческого творчества.

Образ богини Света сражающейся с силами Тьмы был актуален во все времена. Актуален он и в нынешнее время, когда эти силы развязали террор по всей земле. И так будет до тех пор, пока человек не победит свое темное начало, доставшееся ему в наследство от животного царства. В душе человека тоже идет непрекращающийся бой с самим собой, со своей Тенью, алчущей материальных благ, власти, сытого существования. Но совесть — Белый Ангел, сражается с ней и когда она победит окончательно и бесповоротно, тогда только человек и станет Человеком с большой буквы.

Я из тумана крылья сотворю

И белым лебедем над миром воспарю.

Из серебра Луны — сверкающий клинок,

В ладонь мне ляжет — ясен и жесток.

Из струй дождя сотку кольчуги бронь.

Пускай хранит меня её живой огонь.

И солнечных лучей пучок

Я положу в резной колчан.

Помчатся в цель, когда придёт их срок,

Роняя искры, стрелы словно Рок.

Теперь готов я к битве с чёрным злом.

Дан знак начала — молнии излом.

И вновь начну свой бесконечный бой!

Но Ангел Света за моей спиной.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дао за горизонт предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я