Исполнить пророчество

Галина Осень, 2018

Попала в другой мир прямо с маршрута? Бывает.Прибился щенок размером с телёнка? Бывает, наверное.Нашла заброшенный город? О-о!!Спасла парня и не знаешь теперь, что делать? Да-а… Ты попала…ОБЛОЖКА от Ники Грейс.Есть: попаданка, бытовое фэнтези, опасные приключения, дружба, интриги, романтика, хеппи энд.Однотомник.Спокойное повествование.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исполнить пророчество предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

https://ru.depositphotos.com/182238872/stock-photo-beautiful-girl-traveling-with-bag.html

https://pixabay.com/ru/photos/%D1%81%D0%B0%D0%BD-%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BE-%D0%B0%D0%B1%D0%B1%D0%B0%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%80%D1%83%D0%B8%D0%BD%D1%8B-1610962/

ПРОЛОГ.

— Нинка! Нинка! Да, Нинка же!

Нина очнулась от созерцания великолепнейшего вида горного ущелья и повернулась к подруге. Та стояла на опасно выпирающем уступе скалы и, раскинув руки, изображала адреналиновый восторг. Именно изображала, потому что хитро косила на подругу глазом, проверяя её реакцию. Но та не поддалась: залезла — молодец. Посмотрим, как слезать будешь.

Они выбрались в отпуск. И впервые Ритуля согласилась с планом подруги и дала добро на пеший переход к морю через горный перевал. Раньше здесь была единственная тропа, теперь — автомобильная трасса. Но они шли пешком в группе таких же любителей пеших переходов, с которыми списались по интернету и даже ещё толком не познакомились, так как маршрут только-только начался. Всё необходимое было в рюкзаках, а сами рюкзаки — за спиной.

Нина с Риткой подруги детства. Жили в одном доме, правда, в разных подъездах. Ещё в садике на горшках рядом сидели. В школе в одном классе и за одной партой. А в универы разные пошли. Рита — в пед, а Нина — в мед. Однако связи не разрывали и сейчас, будучи на пятом курсе Ритка часто подначивала Нину тем, что она де в этом году диплом получит, а кто-то ещё два года корячится будет, так как сильно умный. Парней никогда не делили. Подлянок друг другу не кидали. В общем, были настоящими подругами.

— Нинк! Сделай кадр, а! А потом я тебя.

Она взмахнула руками, как будто собиралась взлететь или слететь с этой скалы, что скорее всего. Нина подошла ближе и нарочито растягивая слова заметила:

— А если я тебя тут и оставлю? Будешь сидеть на уступе, зато может поумнеешь и в следующий раз не полезешь куда не надо. А я так и быть пришлю за тобой какого-нить принца горского, чтобы снял и спас несчастную. (У Ритки была слабость к смуглым южным мужчинам).

— Не-е, — оскалилась Ритуля. — Ты у нас слишком ответственная. Тебя совесть загрызёт человека бросить.

Нина вздохнула, что правда, то правда. Это насчёт ответственности. Насчёт совести ещё вопрос. Люди-то они разные бывают. Некоторых не то что спасать, самой закопать хочется. Но Рита, она и есть Рита. Её Нина не бросит даже в шутку, и она это прекрасно знает. Нина сделала несколько снимков и скомандовала:

— Слезай! Сама. Как забиралась, так и обратно, — на всякий случай уточнила она своё наказание за Риткино самоуправство.

«Ладно я, — думала Нина, — я с детства в походах и слётах. Не то, чтобы шибкий специалист, но и не новичок. Но эта домашняя курица вообще впервые в походе и уже лезет куда ни попадя». Нина беззлобно ворчала про себя, наблюдая, как Ритуля, прижимаясь грудью к скале (ну, хоть это усвоила), осторожно передвигая ноги приставным шагом движется по узкому карнизу к тропинке. При этом её рюкзак почему-то мотался из стороны в сторону, хотя должен был сидеть на ней, как пришитый. И оставалось ей каких-то два-три небольших шага.

Непонятно, что заставило Нину насторожиться. Но она моментально смахнула с плеча верёвку и размотала лассо. Ритка ещё только взмахнула руками, теряя опору, а подруга уже кинула петлю, которая затянулась у неё на руке, и резким рывком рванула её на себя. Ритка по инерции сделала широкий шаг и оказалась на тропе. Нина же, наоборот, получив отдачу, отступила на шаг и, попав ногой в пустоту, полетела вниз. «Всё, конец,» — подумала она и приготовилась к удару. Но его всё не было. А она всё продолжала лететь. «Бездонное ущелье? — истерично хихикнула Нина про себя. — Буду лететь вечно?» Вдруг возникла какая-то невесомость, как бывает, когда лифт резко взлетает вверх, голова у Риты стала тяжёлой, и милосердное сознание покинуло её.

ГЛАВА 1

Приходила в себя она медленно. Вначале почувствовала тёплый луч на щеке. Затем лёгкий ветерок коснулся волос и одна прядь упала на лицо. Нина мотнула головой, и тотчас густая темнота упала на глаза и тысячи иголок охватили голову со всех сторон. Жесть! И она опять отключилась.

Второй раз было легче. Глаза открылись сразу. Но ничего не увидели. Похоже, была ночь. Воздух тёплый, но пахнет сыростью и чувствуется прохлада. Значит, дело к утру. Попыталась сесть и это ей удалось. Она прекрасно осознавала себя и помнила всё до падения в ущелье. Вот Ритка идёт по карнизу, вот она взмахнула рукой, удерживая равновесие, вот Нина накидывает лассо и выдёргивает её на тропу. А вот Нина летит в пропасть. Долго летит.

Глаза постепенно начали привыкать к темноте. И девушка поняла, что лежит на лесной поляне. И ещё поняла, что её ноги придавлены чем-то тяжёлым, тёплым и дышащим. И освободить их не получилось. Но её шебуршание не осталось без последствий и вызвало чьё-то ворчливое рычание и сопение. Что за?!

Кричать и дёргаться не стала. Если это собака спасателей, то ничего плохого она не сделает. Да и лежала же она до этого на Нининых ногах и не пыталась её сожрать. Лучше подремать до утра, прижавшись к её тёплому боку. Нина так и сделала. Тем более, что собак она никогда не боялась, а, наоборот, любила. Девушка вновь задремала, теперь уже успокоенная близкой помощью. Ласковое утреннее солнце было ей наградой. Разлепив глаза, Нина увидела ярко синее небо и рыжее солнце. Густой, тёмно-зелёный лес и никаких гор! «И где это я?» — вопросило встревоженное сознание.

Девушка встала на ноги и огляделась: она находилась на большой, просто огромной поляне. Её рюкзак валялся рядом. Вокруг не было никаких следов человека. Девственная природа окружала поляну, как бы отгораживая её от всего мира. От дальнего края к ней летело существо непонятного вида: вроде бы собака, однако размером с доброго телёнка она собак не знала. Мохнатый до предела, глаз не видно. Когти торчат из подушечек и похоже втягиваться не умеют. Морда умильная и хитрая, глаза умные. Существо село у её ног и радостно завиляло коротким хвостом. Страха перед ним, несмотря на внушительные размеры, у Нины по-прежнему не было. Да, и дружелюбное поведение пса внушало надежду на спасение. Ведь чей-то он есть? И он приведёт её к людям, решила Нина.

— Ну! И кто ты есть? — вопросила она.

Их глаза встретились. (И почему бы им не встретиться, если они находятся примерно на одном уровне). И Нине показалось, что её прекрасно поняли, но отвечать не хотят.

— Мне стоит тебя бояться или попробуем существовать мирно? — опять поинтересовалась она, не особо ожидая ответа.

Существо обиженно сдвинуло глазки и надуло губы. Вот истинно! Так и сделало. Нине стало смешно, и она засмеялась.

— Ладно, договорились. Раз уж ты за ночь меня не съел, будем надеяться, что и дальше не надумаешь этого. Давай знакомиться: меня зовут Нина, — и она подала руку этому собачьему переростку.

Руку лизнули, гавкнули и вежливо наклонили голову.

— Да ты домашний! Воспитанный и умный пёс! Отлично! Вместе с таким красавцем мы точно выберемся из этого не пойми какого места.

Пёс завилял своим коротышом и ещё раз согласительно гавкнул.

— Ну, вот и договорились. А теперь было бы неплохо умыться и перекусить.

Пёс мотнул головой и исчез. «Ого, скорость,» — подумала девушка. И не успела она повернуться, чтобы проследить направление, как пёс уже вернулся, держа в пасти Риткин рюкзак. Нина испугалась. «Неужели Ритка тоже свалилась?! Я же помню, как вытащила её на тропу!» Она невольно обратилась к псине:

— А здесь нет ещё одной девушки?

Пёс склонил голову и внимательно посмотрел на Нину. Ни суеты, ни гавканья. «Нет, скорее всего я здесь одна». Но на всякий случай она несколько раз прокричала имя подруги, поворачиваясь в разные стороны. Тщетно. Кроме звуков природы никакой человеческой речи. Наверное, Ритин рюкзак просто свалился с неё от резкого движения.

Вздохнув, Нина присела и начала разбирать свой рюкзак. «Так: мыло, полотенце, щётка, паста — сюда. Сейчас будем воду искать и умываться. Тушёнку, сгущёнку, хлебцы сейчас на костерке разогреем и поедим. А потом уж на сытый желудок и подумаем: как, когда и куда отсюда выбираться. Остальную еду пакуем и убираем. Неизвестно сколько нам ещё тут быть. Так что придётся экономить».

Она и не заметила, что говорит уже про себя не «я», а «мы». И рассматривает неизвестного ей пса, как своего нового товарища. Пёс не возражал. Он пристроился возле девушки и, сидя на попе, провожал внимательным взглядом пакеты и пакетики, которые она просматривала и перекладывала. При этом он умилительно склонял голову то вправо, то влево, приподнимал брови, подёргивал носом и ставил уши торчком, всем своим видом спрашивая: а что это она тут делает? И чем это так пахнет: то вкусно, то не очень?

Нина составила оба рюкзака рядом, воткнула между ними высокую сухую ветку и привязала к ней свой носовой платок. Теперь она увидит это место издалека, даже если вернётся к поляне с другой стороны. Взяла умывальные принадлежности и обратилась к псу:

— Пойдём, Малыш, поищем воду. Опыт подсказывает мне, что здесь должен быть ручеёк или речка. Вон, видишь, низкий густой кустарник? Там в первую очередь и посмотрим.

Обращение «Малыш» вырвалось как-то само собой и показалось ей вполне уместным. Потому что, несмотря на внушительные размеры, пёс вёл себя как щенок-подросток, и она подумала, что сама придумывать ему кличку не будет, а спросит её у хозяина пса, когда они их найдут. Спасатели никогда не бросают поиски в первые дни и тем более не бросают своих помощников. И раз молодой пёс наткнулся на неё, то есть надежда, что спасатели недалеко. Надо только не паниковать и спокойно дождаться помощи.

Но тем не менее она внимательно осматривала местность, по которой они шли и пыталась раз за разом звать Риту: вдруг та травмирована и не может передвигаться, или без сознания, тогда её может учуять пёс. Но никаких признаков человека не было видно. Нина же, приглядываясь к окружающей растительности всё больше настораживалась: ей были совершенно незнакомы ни деревья, ни кустарники, ни травы. А ведь она поколесила по стране достаточно. Бывала в разных климатических зонах. Поэтому и удивлялась всему незнакомому. Но надежда, как известно, умирает последней. И она продолжала верить, что находится на Земле, просто в незнакомом, обособленном районе.

Наконец, они с Малышом обошли поляну и обнаружили пологий, заросший кустарником спуск небольшого лога, на дне которого, поблёскивая искорками, серебрилась узкая лента воды.

— Ну вот, Малыш, и ручей! Я же тебе говорила!

Пёс снисходительно повернул к ней голову и его взгляд красноречиво ответил: «Кто ещё говорил! А я и так знал, что он здесь есть».

Нина пожала на это плечами:

— Ну, ты же местный.

При этом у неё даже сомнения не возникло, что так разговаривать, а главное понимать пса, мягко говоря, странно. Они спустились к ручью, и Нина с удовольствием попила с рук чистейшую, прозрачную, холодную воду. Пёс, отойдя от неё на несколько шагов, тоже с видимым удовольствием лакал из ручья.

Затем она умылась, набрала в пластиковую фляжку свежей воды, и парочка тронулись обратно. Теперь, поднявшись наверх, они начали обход поляны с другой стороны. И опять несколько раз девушка выкрикивала имя подруги. И ответом ей опять была тишина.

Возле рюкзаков всё было по-прежнему: никто не потревожил их временную стоянку и не покусился на их припасы. Она села на землю, привалившись спиной к рюкзакам, и стала размышлять о том, что необходимо сделать, чтобы без проблем дождаться спасателей. Что её могут и не найти, Нина даже не думала. Найдут! Собака же нашла.

Оставаться на открытом месте ей показалось неудобным, и она огляделась в поисках подходящего укрытия. На краю поляны, недалеко от найденного спуска к ручью, девушка заметила высокие хвойные деревья с низкими разлапистыми ветками, которые куполом накрывали землю вокруг ствола. «Подойдёт», — решила она и, подхватив свой рюкзак, двинулась к новому месту стоянки. Пёс, немедля, подхватил в зубы второй, и они дружно пошагали вперёд. (Ну, кто — пошагал, а кто и — потрусил).

Выбранное издалека дерево оказалось вблизи ещё привлекательнее. Толстый ствол и низкие густые ветви создавали ощущение скрытности и защиты. Они прямо диктовали необходимость соорудить из них шатёр. Сложив рюкзаки у ствола, Нина достала один моток верёвки и нарезала из него несколько отрезков метра по два. Затем начала связывать нижние ветви в два-три слоя и, притягивая их к земле, привязывала к кольям. Примерно через час-полтора временное жилище было готово. Шатёр укрывал не только от солнца, но и, за счёт густоты веток, от дождя.

Пространство внутри было достаточно широким, но низким, метра полтора или чуть выше. Нина даже не могла встать в рост. Однако, у неё получилось сделать костровое место рядом со входом. Пришлось, правда, над ним вырубить часть веток, создавая тягу для дыма, чтобы он уходил вверх, а не стелился по шалашу. У ствола она накидала в несколько слоёв гибких мягких веток и обвязала эту лежанку верёвкой, чтобы не расползалась.

Аппетит уже давно проснулся и желудок требовал питания. Поэтому она по-быстрому развела костерок и сунула на крайние ветки банку тушёнки. В котелок налила воды из фляжки и вскипятила чай, используя любимую заварку гринфилд.

Со вздохом облегчения села у костра и, прихватив горячую банку полой рубахи, вскрыла её ножом. Вывалив полбанки на лист перед Малышом, сама заскребла по стенкам банки, со вкусом уплетая горячее мясо.

Дальше весь день прошёл в ожидании помощи. Нина боялась отойти от поляны, так как казалось, что её вот-вот найдут. Выведут из этого незнакомого леса, и она встретится с Риткой.

Но прошёл день, и ещё день. И ещё несколько дней… Никого не было. Экономить еду Нина начала уже на третий день. Теперь в день она тратила только четверть банки тушёнки, разваривая её с пакетиком лапши роллтон. Чай тоже заваривала один пакетик на день. Так что с утра он был крепкий, запашистый, вкусный, а к вечеру — бледный, но сладкий, так как вечером она добавляла в него сгущёнку. Но Нина уже понимала, что десяти банок тушёнки, двадцати пакетов лапши и трёх банок сгущёнки ей надолго не хватит. Чая же было всего тридцать пакетиков. А соль и сахар умещались в небольших пластиковых контейнерах. Но они же с Риткой не собирались жить в горах долго. Поэтому лишнего не брали. Кто ж знал, что она потеряется в таком людном, исхоженном вдоль и поперёк месте.

На одной из веток дерева, которую Нина использовала как вешалку, красовалось уже восемь зарубок. Так она отмечала дни своего вынужденного сидения у поляны. И в последние дни её всё чаще одолевали мысли о самостоятельном поиске выхода из этого леса. «А вдруг меня ещё долго не найдут? А продукты у меня закончатся? А добывать их в природе я как-то не умею. Поэтому надо попробовать выходить самой. Не может быть, чтобы здесь не было какого-нибудь посёлка. Не тундра же это, и не Сибирь,» — уговаривала она себя.

Снова перетрясла оба рюкзака. Всё, что было не срочно, не первой необходимости сложила в Ритин. Всё, что им могло пригодится в пути, в ночёвках сложила в свой. Выстрогала аккуратную палку-трость. Достаточно крепкую, диаметром примерно пять сантиметров, но лёгкую. Кстати, этот факт её удивил: деревце, которое она рубила для этой цели было молодое, и Нина думала, что свежесрубленное, невысушенное оно будет тяжёлым. А оно оказалось лёгким и прочным. А палка из него получилась очень удобной.

На палке-посохе девушка нанесла зарубки, отмечая дни с момента падения. А в найденном у Риты блокнотике начала вести дневник своей вынужденной робинзонады. Уже сто раз она поблагодарила судьбу за их рюкзаки и за всё, что в них обнаружилось. Но, как бы Нина не храбрилась, отсутствие помощи заставляло её тревожиться и бояться.

Псу Нина придумала кличку — Дин, потому что обращаться к нему — «Малыш» было смешно даже ей самой. Пёс кличку сразу принял и начал откликаться с первого раза. Но с тем же желанием реагировал и на Малыша, и на Паразита, и даже Засранца, если что-то напакостил. Они с ним, вообще, за это время настолько сжились, что кажется понимали друг друга без слов.

Дин ходил за водой. Это была его обязанность. Он научился набирать её, заходя в ручей и опуская котелок в воду. Затем вынимал его и осторожно, стараясь не раскачивать и не расплёскивать, нёс к шалашу. В его же обязанность входило каждый день обегать поляну и выяснять нет ли чего-нибудь нового. Нового ни разу не обнаружилось, если не считать случайно попавшегося зайца, которого Дин благополучно задрал и принёс Нине. Но она от страха и брезгливости подарок не оценила и разрешила ему доесть зайца самостоятельно. Правда, необычный вид зайца вызвал у неё удивление, но в конце концов мало ли в природе необычного. Может и такие зайцы-переростки с длинными овальными ушами встречаются.

В её же обязанности входили готовка, мытьё посуды, разведение костра и размышления о дальнейших действиях. Но иногда, глядя на Дина, она справедливо подозревала, что если бы у него вместо лап были руки и он мог бы говорить, то и с её обязанностями, он бы легко справился.

***

И вот наступило утро прощания с поляной, их временным домом. Честно говоря, у Нины даже на душе было неуютно от расставания с ней. Ведь они уходили в неизвестность. Но и продолжать сидеть на месте было глупо.

Идти она решила по ручью. Не может быть, чтобы по его течению не встретились бы люди. Конечно, идти по берегу тоже было нелегко. В некоторых местах он был обрывист и ручей теснился в узком русле. В некоторых, наоборот, разливался. Но всё-таки, это было намного проще, чем идти по лесу, который здесь представлял собой мощный зелёный массив с двух и трёх ярусным подлеском без троп и прогалов.

В первый день Нина хотела пройти как можно дальше, подсознательно надеясь, что они быстро выйдут к людям. «Ну, нет в наше время уже таких мест, где не ступала нога человека. Особенно в приморских районах». — твердила про себя девушка. Однако, её смарт упорно твердил, что сети здесь нет. А потом и вовсе: разрядился и замолчал. Хорошо, что она носила наручные часы и теперь могла знать хотя бы время.

Пеший переход сразу показал низкий уровень её подготовки. Одно дело — обжиться на поляне, где есть кров и вода и совсем другое — топать с рюкзаком по заросшему тальником берегу. Приходилось иногда буквально «нырять» в высоченную траву, не видя дальнейшего пути, или обходить разросшийся кустарник, отдаляясь от берега и опасаясь встречи с дикими зверями.

Нина часто останавливалась, особенно если встречалось какое-либо возвышение: пень, ствол дерева, холмик и пыталась взглядом наметить ориентир для дальнейшего движения. Дин спокойно трусил рядом, неся на спине второй рюкзак (кое-как привязала). Но иногда он убегал вперёд, и она боялась, что он уйдёт совсем. Но пёс неизменно возвращался, и Нина была этому очень рада.

Ни в первый, ни во второй, ни в третий день похода они никого не встретили. Особенно радовало Нину, что они не встретили диких животных. Честно говоря, она не знала бы что делать в таком случае. Вокруг по-прежнему простирался непроходимый лес, а ручей по-прежнему бежал в только ему известную сторону. У них начался дефицит продуктов. Как бы Нина их не экономила, но они заканчивались. Всё чаще она вспоминала пойманного на поляне зайца и философски размышляла о том, что уж сейчас-то она бы его ошкурила и приготовила без всякой брезгливости. Голод — не тётка. Передо ней со всей остротой встал вопрос — что делать? Идти дальше, питаясь в пути подножным кормом или найти удобное место и устраиваться надолго. При этом подспудно Нина уже подозревала, что находится совсем не на Земле. Но доля надежды в ней ещё оставалась. И она не давала этим предательским мыслям выбраться наверх.

На последнем привале Нина выбрала время, чтобы взобраться на дерево и оглядеть окрестности (между прочим, не такое уж лёгкое и быстрое дело). Ничего и никого! Насколько хватало взгляда простирался густой, вековой лес с редкими вершинами старых гор, примерно, как в предгорьях Алтая и Саян.

Мысли о том, куда же она попала, вновь активизировались и уже не исчезали даже под волевым воздействием. Этому способствовала и незнакомая флора. Вернее, не то чтобы незнакомая, а какая-то непривычная. Например, хвойные все были голубого и даже синего цвета. Иголки были покрыты дымчатым налётом. Тронешь, а под ним брызнет яркая синева. Вначале Нина не обращала на это внимания: ну, мало чего в природе не бывает. Но, встречая это каждый день и на каждом привале, невольно начала рассматривать деревья внимательнее. Они были похожи на земные сосны, ели, кедры. Но в то же время были мощнее, выше, имели не только голубую хвою, но и голубой мох на стволах. Странное место.

В пути она стала замечать и другие несуразности: ягодные кустарники имели ягоды жёлтого или чёрного цвета. Вначале Нина думала, что это неизвестные ей ядовитые кустарники. Но Дин как-то сцапал несколько жёлтых ягод с нижних веток и спокойно побежал дальше. Поскольку с ним ни сразу, ни потом ничего не случилось, то на следующей стоянке девушка рискнула съесть одну ягоду. Она оказалась необыкновенно сладкой, сочной и нежной. Похожей на малину, но вкус отдавал кислинкой. Теперь их рацион пополнился ещё вкусным десертом. Однако, им давно надо было пополнить запасы нормальной еды. Странно, что и Дин, постоянно отбегая в сторону, ни разу не принёс никакой дичи. Даже того же зайца. Для нормального леса отсутствие животных — это неправильно.

В один из дней парочке пришлось продолжить движение по другому берегу ручья, так как на их стороне заросли на берегу стали совсем непроходимы. Ручей в этом месте поворачивал крутой дугой и до переправы они не могли видеть, что там впереди. Но, когда Нина вслед за Дином перебралась на другой берег и глянула вперёд, то не удержалась от лёгкого возгласа. Там вдали виднелись какие-то строения. Правда, явно нежилые, так как поросли вьюном и мхом.

Попутно она удивилась и своему зрению: раньше так далеко Нина не видела и уж тем более не могла рассмотреть вьюны и кусты за общей зелёной массой. Однако новость о постройках настолько её взбудоражила, что на свои новые способности она не обратила должного внимания.

Быстро обувшись (бедные кроссовки, сколько они уже здесь перенесли, но держаться!), Нина всё-таки остановилась в нерешительности: идти сразу туда и узнавать, что это или вначале перекусить и обдумать ситуацию?

Решила, что второе — более правильно. Неизвестно, что там их ждёт и надо подготовиться хотя бы морально. Немного успокаивало то, что Дин никакого беспокойства не проявлял и вёл себя, как обычно. Поэтому, выбрав место для привала, Нина начала обустраиваться на обед.

— Дин, сходи за водой!

Сунув псу в зубы котелок, начала собирать хворост для костра. Она уже вскрыла банку и выложила небольшую часть тушёнки на пластиковую тарелку, чтобы сварить жиденькую похлёбку из роллтона. Дин втягивал свою порцию за один глоток, а у неё язык не поворачивался, и рука не поднималась сократить его порцию. Собака-то огромная, ей и этого мало.

— Дин. — крикнула она, — ты, где там застрял?»

Пёс не откликался и Нина, встревоженная, поспешила к ручью, прихватив свой посох. На всякий случай. Дин обнаружился на середине ручья, который давно уже стал не узенькой лентой, а вполне себе приличным потоком. Пустой котелок валялся на берегу, а Дин увлечённо… рыбачил?! Две крупных рыбины бились уже на берегу. Сам же рыбак, расставив мощные лапы, стоял мордой к течению и пытался выхватить подвернувшуюся рыбину. Не каждый раз ему это удавалось, но он настырно продолжал попытки, раз за разом ныряя мордой в воду, и вот третья рыбина уже забилась и закрутилась на берегу. А Дин, выскочивший на берег, крутился у её ног и заглядывал в глаза, как бы спрашивая: я молодец?

— Да, моя ты, умница! Добытчик! Молодец! — нахваливала Нина пса, обнимая его и гладя по голове, несмотря на то, что он был весь мокрый.

Дин радостно мазнул её языком по щеке и горделиво поднял голову: мол, видишь, как тебе со мной повезло!

— Повезло, повезло. Но сейчас уже хватит, больше не съедим. Давай, набирай воду, а я рыбу понесу.

Поскольку тушёнку она уже отделила, то решила сварить похлёбку, как намеривалась. А вот рыбу задумала запечь в костре. Особой хитрости тут нет: была бы под рукой глина. Вычистив рыбу, слегка присолила тушки. Сходила к ручью и принесла в руках большой комок мокрой глины. Размяла её и смочила ещё водой, чтобы была пластичней. Обмазала рыбины глиной и закопала в прогорающие угли. Рыба готовится быстро, но жар всё же надо поддерживать, и Нина подбросила несколько веток в прогорающий костёр. Села у костра, ожидая результата. Дин, покрутившись, сел на попу рядом с ней и тоже уставился на костёр.

«Прямо, напарники», — усмехнулась она про себя. Спустя некоторое время, Нина осторожно выкатила глиняные футляры из углей. Они потрескались и аромат запеченной рыбы поплыл над нами. Она постучала рукоятью ножа по глине, и та начала раскалываться и отпадать от рыбины.

— Ну, вот, Дин, — твой улов готов.

Положив перед псом ещё горячую рыбину, девушка строго сказала:

— Подожди. Обожжёшься.

Пёс потянулся носом к еде, но чувствуя, что ещё горячо, отодвинулся на шаг и сев рядом начал гипнотизировать её глазами, как бы говоря: «Ну, скоро, уже?!»

Нина же с наслаждением пробовала куски рыбы, которые отламывала от тушки прямо руками и жалела только о том, что нет лука и лимона. Вкуснотень необыкновенная! Мягкая, сочная, не костлявая. М-м — м!

Это был их первый за долгое время сытный обед. Отдохнув после него немного, Нина всё же решила идти вперёд и обследовать виднеющиеся строения. Но оказалось, что они не так уж и близко, потому что они с малышом шли до вечера, а строения почти не приблизились. Так что, как бы ей не терпелось узнать, что за место они нашли, но пришлось остановиться на ночёвку. Двигаться в темноте было просто невозможно. «Кстати, — подумала Нина, — мы ещё ни разу не видели луну. Только звёзды. М-да. Ещё один аргумент в пользу другого мира. Уж у нас-то мы бы луну в любой точке Земли увидели»

Озадачившись этим вопросом, она полночи крутилась, но, наконец, уснула, прижавшись спиной к тёплому боку Дина.

***

На следующий день к обеду они стояли под стенами древнего города, который судя по виду, был давно мёртв. Что-то подобное однажды показывали по телевизору: забытый город в джунглях Индии. Вот и здесь было похожее место.

Сейчас, находясь рядом, Нина видела, что стены города довольно высоки. Несмотря на то, что они поросли плющом и мелким кустарником, кладка оставалась крепкой и сохранилась почти полностью. Смотровые башенки были довольно просторны, а ширина стен такова, что по ним могли свободно разъехаться две повозки.

Она прошла через ворота, которые были не столько воротами, сколько огромной аркой в стене. Наверное, сверху опускалась решётка или ещё что-то. Но сейчас всё было открыто. Заходи. Нина и зашла. И остановилась, не зная куда дальше двигаться и что вообще делать. Неистребимое любопытство и интуиция буквально вопили, что здесь надо задержаться. Может, что-нибудь найдётся и им пригодится?

«Вот всегда так, пожурила она себя. Всегда иду на поводу у своих маниакальных присказок: «интересно» и «вдруг пригодится». И под эту марку набираю всего побольше: знаний (особенно знаний), опыта, впечатлений, знакомств».

Так что, отбросив сомнения, Нина внимательно оглядела небольшую площадь за воротами. В одной её части раньше, видимо, был базарчик, так как частично сохранились торговые ряды. Вторая часть перед воротами была свободной. И это говорило о том, что поток людей через ворота был достаточно велик. От площади отходили три широкие улицы, но лишь одна из них — центральная — была вымощена камнем.

Кстати! Если город давно заброшен, о чём говорят порушенные стены, то почему внутри стен, в самом городе, влияние времени почти незаметно? Да, город пуст. Но он странно пуст: кажется, что жители покинули его совсем недавно и все вместе. Дома все целы. Нет дикой растительности. Нет признаков грабежа и паники. И даже пыль в пределах обычного. Странно!

Медленно и настороженно Нина двинулась по центральной улице. Дин, который куда-то отбегал, теперь вернулся к ней и бежал рядом, не проявляя беспокойства. Через некоторое время они подошли к перекрёстку, который, как нож разрезал город на весьма различные части. Если до перекрёстка вдоль улицы тянулись именно дома, то за перекрёстком высились уже особняки и маленькие замки.

Ещё через полчаса неспешного хода девушка оказалась на главной площади города. Она была большой, даже огромной, и прямо против неё на противоположенной стороне возвышался необыкновенной красоты замок: лёгкий, воздушный, стремящийся ввысь. Бело-кремовый песчаник поблёскивал вкраплениями кварца. Ажурные балкончики, балюстрады и переходы, высокие стрельчатые окна в обрамлении каменных кружев, украшали фасад здания.

Нина присела на бортик фонтана, продолжая восторженно рассматривать эту архитектурную поэзию. Вокруг было тихо. Очень тихо. И ей даже стало жаль, что здесь не слышатся уже голоса людей, скрип повозок, звуки животных. Мёртвый город.

Нина провела рукой по бортику фонтана, собирая с него накопившийся песок. И её внимание привлекли, блеснувшие золотом, знаки. Быстро расчистив остальное, она увидела, что надпись идёт по всему бортику. Вначале ей показалось, что прочесть её невозможно. Но машинально Нина продолжала очищать надпись и в какой-то момент она стала ей понятна! Как будто в голове включилась кнопка и она стала понимать. Надпись гласила: «И настанет время перемен, и придут многие беды, и перестанут люди понимать друг друга. Тогда придёт душа иного мира и своей кровью примирит всех».

«Ничего себе! — подумала Нина. — Целое пророчество. Для кого только? Ведь здесь никого не осталось. Никто не пришёл и не спас их, и не примирил своей кровью».

Вздохнув, она встала и свистнув Дина, направилась к замку. Её не волновали сейчас древние пророчества, но зато здорово волновал вопрос ночлега. И вообще, в городе она решила задержаться. Торопиться ей некуда. Никто и нигде её не ждёт. Мир этот она совсем не знает. Так лучше познакомиться с ним, хотя бы по книгам, а потом и выбирать, куда идти. А уж библиотека в замке, наверняка, немаленькая. «Вот и займусь учёбой, чем просто идти неизвестно куда и попадать к неизвестно кому. Всяко полезней». С этими мыслями Нина окончательно подписала себе план освоения нового мира. Что она ПОПАЛА в другой мир уже никаких сомнений не вызывало. Сомнения вызывал другой вопрос: примет ли её этот мир?

ГЛАВА 2.

— Чёрт! Ну, ничего себе! Откуда? Кто это?! Дин! Иди сюда!

Нина лихорадочно суетилась, не замечая, как покатились в сторону оба котелка, не чувствуя, что сама подобралась вся, как зверь, почуявший опасность. Как осторожны и сдержанны стали шаги, как изменилось дыхание. «Опасность!» — орало сознание. «Только посмотрим» — настаивало любопытство.

Причина же этого состояния находилась от неё в нескольких шагах и лежала ничком, уткнувшись лицом во влажный берег.

Ещё вчера вечером здесь, в месте, где они обычно берут воду, никого не было. От замка до речки полтора квартала. Они с Дином уже хорошо изучили этот маршрут. А сегодня утром Нина увидела ЭТО. «Здорово же я отвыкла от людей, что боюсь даже подойти и посмотреть на него. Может, ему нужна помощь?» — с тревогой думала она, не решаясь пока действовать.

Паническое волнение настолько охватило её, что она застыла, не зная, как поступить. Два месяца! Два месяца Нина не видела людей, не слышала голоса. Разговаривала сама с собой или с Дином. И вот — первый встреченный ими человек. И без сознания.

Она осторожно приблизилась к незнакомцу и наклонившись тронула его рукой. Реакции никакой. Теперь она испугалась не того, что здесь внезапно каким-то образом оказался человек, а того, что он может быть мёртв! Со страхом протянула руку к сонной артерии. Не сразу, но всё же почувствовала слабый пульс. «Слава богу!» — выдохнула Нина.

Осторожно перевернула мужчину на спину. Даже и не думала, что это простое действие потребует от неё столько усилий. Заодно попыталась оттащить его от ручья. Но эта задача оказалась для девушки непосильной. Она решила подождать Дина и вместе с ним как-нибудь дотащить мужчину до их жилья.

А пока она жадно рассматривала незнакомца, пытаясь составить о нём хоть какое-то мнение. Молод. Но не юноша. По земным меркам, примерно, тридцать-тридцать пять лет. Высокий, широкоплечий, с развитыми мышцами. И мокрая рубаха наглядно подчёркивает их рельеф.

Одежда необычная для неё: замшевые, узкие, чёрные брюки заправлены в невысокие сапоги. Тонкая, синего цвета рубаха с длинными рукавами, наполовину вылезла из брюк. Часть пуговиц расстегнулась, обнажая мощную грудь.

Нина перевела взгляд на лицо незнакомца. Не сказать, что, красив, но привлекателен точно. Волосы тёмные. Лицо вытянутое, бледное. Высокий лоб. Густые длинные брови. Нос прямой с лёгкой горбинкой. Рот крупный, но губы жёсткие, сжаты в твёрдую линию. В целом, суровый облик, несмотря на бессознательное состояние.

Она оглянулась на Дина, который уже давно крутился рядом, усиленно работая хвостом и подсовывая голову под её руки.

— Ну, что, Дин? Неси моё одеяло и верёвку, попробуем его тянуть. Тяжеловат, конечно, но не бросать же его здесь.

Одеяло было тонкое, сотканное на ручном станке. Нина нашла его в хозяйственной части дворца, выстирала в реке и теперь использовала в качестве пледа. Оно было очень крепким и прочным. «Надеюсь, выдержит этот груз» — рассудила девушка.

Дин понятливо гавкнул и умчался за требуемым. Нина только покачала головой: это в первое время она удивлялась его понятливости и разумности. А сейчас, спустя два с лишним месяца, уже привыкла и на самом деле рассматривала пса, как младшего товарища, всё понимающего, только не говорящего.

Пёс вернулся с одеялом и верёвкой в зубах, волочащимися по земле. Но кого это волновало. Девушка подошла к мужчине и задумалась, как его лучше транспортировать. Однако, кроме как тащить волоком ничего не придумала. Он был слишком тяжёлым для неё.

Расстелив рядом с незнакомцем одеяло, она с трудом перекатила на него тело. Затем ножом проделала дыры в одеяле возле ног и плеч мужчины. Продёрнув в эти отверстия верёвки, Нина привязала одеяло к мужчине. Теперь он не слезет с него во время транспортировки. Ещё один кусок верёвки она привязала к углам одеяла. Получилась ручка, за которую можно было тянуть их груз.

Взяла верёвку в руки и попыталась сдвинуть груз с места. Не тут-то было! Рядом схватился за верёвку Дин. Груз сдвинулся, но ненамного. Вот же, чёрт! Что бы ещё придумать? А если пропустить верёвку под плечи и сделать что-то вроде сбруи? Но тут же подумала, что тогда верёвка может повредить ему руки и плечи.

— Ладно, — сказала она вопросительно глядящему на неё Дину, — потащим потихоньку за одеяло.

И они продолжили волочь это немаленькое тело в сторону замка. Где-то за два часа друзья справились, хотя тут ходу было от силы десять минут, и дотащили мужчину до их комнаты на первом этаже.

Несмотря на то, что с появлением этого незнакомца добавилось проблем, Нина была очень рада. Целый день она находилась в приподнятом, возбуждённом состоянии, ожидая, когда мужчина придёт в себя. Она уже, как смогла, осмотрела его и кроме нескольких старых и новых ушибов никаких повреждений не обнаружила. Тем более было непонятно такое длительное отключение сознания. Мужчина ни на что не реагировал: ни на свет, ни на звук, ни на прикосновения.

И постепенно её ажиотаж стих. Она уже спокойно проходила мимо его кровати. И теперь задумалась об их благоустройстве: или себя, или мужчину надо было отделить от общего пространства.

Когда они с Дином в первый день обследовали этот замок-дворец, Нина выбрала для их проживания первый этаж. И, кажется, это были покои бывших хозяев дворца или их приближённых. Они состояли из нескольких комнат, но им столько было не надо. Нина ограничилась одной спальней, в которую можно было попасть только из прилегающей гостиной. Но ни в одной из этих комнат она не видела ширм или перегородок. «Но руки-то у меня есть?!» — подумала Нина и решила отгородить обе кровати от общего пространства с помощью оконных портьер, которые позаимствовала в других комнатах.

Небольшие альковы из плотного полотна будут создавать личное пространство и ограждать от посторонних взглядов. «Посторонних, — повторила она про себя и хмыкнула. — Надо же?! Уже посторонние появились».

Если с тканью у неё проблем не возникло, то с креплением — очень даже. Потолки были не менее пяти метров высотой. Пришлось отложить это дело и отправиться на поиски гвоздей, молотков и лестниц.

Не сразу, но в хозяйственном крыле за столовой и кладовками Нина нашла местную мастерскую. Понятно же, что в любом доме бывают нужны небольшие ремонтные работы. И во дворцах тоже. Так что она нашла и молоток, и гвозди, и лестницу. И почему бы им тут не быть? Ведь при таких потолках и огромном количестве комнат все эти инструменты просто необходимы.

Собрав, всё нужное, Нина двинулась обратно. Но, дойдя до главного холла решила выпустить Дина на охоту. Может, принесёт какую — нибудь дичь. Немного рыбы у них ещё было, но если мужчина скоро очнётся, то хотелось покормить его мясом. Говорят, мужчины от него добреют. Сама девушка утверждать этого не бралась, так как с мужчиной под одной крышей ещё не жила и их бытовые привычки для неё были тёмным лесом. Да, и вообще: их теперь трое и о питании надо думать серьёзней.

Выпустив Дина, дотащилась до комнаты и, сбросив в кучу инструменты, начала осматривать место будущих действий. Особо долго Нина не заморачивалась. Альков решила сделать у своей кровати. Потому что мужчина, когда и очнётся явно перейдёт в другую комнату. А если сам не догадается, то она и подсказать может. За ней не заржавеет.

Обустройство своего спального места особых усилий от неё не потребовало: вколотить несколько гвоздей, пусть и в потолок, невелика сложность. Поскольку шторы представляли собой цельное полотно, Нина не стала мудрить, а сложила их гармошкой и проделала насквозь дыру в верхней части, через которую продёрнула шнур и закрепила его на вбитых гвоздях, предварительно распределив ткань по всей длине. Ну вот люверсов, конечно, нет, но задирать голову и смотреть на дырки в портьерах, никто не будет.

Донельзя довольная собой и результатом, подошла к незнакомцу, чтобы проверить его состояние. Оно было прежним: то же бледное лицо, закрытые глаза, тихое дыхание. Потоптавшись немного возле него и поняв, что делать здесь нечего, Нина вернулась к своим занятиям. А именно: к поискам магии у себя и во дворце.

Ещё в дворцовой библиотеке обнаружилось, что Нина вполне понимает местную письменность. И если в случае с пророчеством, это можно было назвать чудом, то библиотека подтвердила: да — чудо, что она поняла надпись на фонтане, но чудо пролонгированное, так как действует на все тексты этого мира. А, значит, это чудо — магия. Ещё больше Нина утвердилась в этом, когда в одной из книг обнаружила инструкцию для детей по управлению магией. После этого она окончательно признала, что находится в магическом мире.

С одной стороны, её шокировало это понимание. Долго не могла поверить и осознать. С другой — обрадовало и внушило надежду: а вдруг эта самая магия есть и у неё?

С того дня прошло уже больше недели, и Нина теперь ежедневно практиковалась в тех упражнениях, которые были приведены в книге. Но результатов пока не было: либо она не имела магии, либо она не могла эту магию из себя доставать.

Попутно Нина начала изучать библиотеку и обнаружила, что книги стоят по вполне понятному принципу — тематическому. Но разделы не подписаны и разделительных вкладышей на полках нет. И она нашла себе занятие на ближайшее время: уборка библиотеки и ознакомление с фондом. Каждую книгу она естественно не просмотрит, но подписать на какой полке какая тема вполне возможно. Не быстро, конечно, но ей торопиться некуда. Заодно, может ещё что-нибудь полезное по магии для себя найдёт.

И вот теперь Нина постоянно находилась в библиотеке, потихоньку выполняя то, что наметила. Интересно, что Дин сюда ходить не любил. Если она ему нужна, он подходил к открытой двери и, тихонько гавкал, вопросительно подняв ухо. И Нина выходила к нему. В чём причина такого настороженного отношения к библиотеке, Нина пока не поняла.

По ходу уборки она обнаружила два тайника: один в стене за стеллажом, а другой в под видом книги. Оба легко открылись, но не содержали ничего интересного по её мнению. Это были какие-то старые документы.

Так прошла ещё неделя. Они с Дином усердно рыбачили, Дин ещё и охотился. Нина сделала некоторый запас продуктов, но без холодильника или копчения всё это дело было бессмысленно. Освоили они с Дином пока только часть первого этажа: библиотеку, кухню, кладовые и свои комнаты. Кстати, о кладовых. Там обнаружился приличный запас продуктов. И если мясо, рыбу, творог, сыры Нина трогать абсолютно не собиралась, несмотря на их привлекательный внешний вид, то мука, крупы, приправы подверглись тщательному анализу. Вплоть до того, что они с Дином брали на язык по щепотке продукта и оценивали его.

По их представлениям все они годились для готовки. Но специи, Нина всё же отложила до лучших времён, так как ни одна из них не была ей знакома по запаху. А мало ли какое у них действие. Нину не покидала надежда, что она всё узнает из книг. Разберётся, как работает магия и тогда сможет заготавливать впрок. Ну, читала же она в земных книжках и о стазисе, и о холоде. Так что, разберётся.

Эйфория от появления незнакомца за это время сошла на нет. Он по-прежнему был в коме, а Нина по-прежнему только наблюдала за ним, подкармливала бульонами и поила водой. Делать это было довольно трудно. Приходилось приподнимать его за плечи и поить из мелкой чашки, вливая содержимое ему в рот небольшими глотками.

Она уже сомневалась, что незнакомец выздоровеет без чьей-либо помощи. А откуда тут помощь? Вот, то-то и оно.

Так они и жили. Пока в один из дней не случилось это: к Нине пришла магия! Случилось это на речке. Она хотела наловить некрупной рыбёшки и завялить её. Всё хоть какой-то запас продуктов. Да, хотела попробовать закоптить рыбу. Сама-то Нина ни разу этим не занималась, но видела мельком, читала, головой подумала. Пробовать-то никто ей не мешает: раз не получится, два не получится, а на третий, глядишь, и справится.

Так вот, они рыбачили. Дин у берега на мелководье, подстерегая крупную рыбину. Этот хитрец вообще мелких не трогал. Нина так понимала, они у него меж клыков проскакивали. А она сидела на торчащем из воды камне на середине ручья.

Сидит на камне с самодельной удочкой (леску сделала из расплетённой верёвки, а крючок — из брелочного кольца, перерубив его пополам) и чувствует, что кто-то пробует наживку. Нина подождала, когда нить начала натягиваться и ходить из стороны в сторону и потихоньку стала выбирать её. На противоположенном конце нити усилилось сопротивление. Нина тоже поднажала, подтаскивая добычу ближе. Вот уже мелькнула спина крупной рыбы и раздался шумный плеск хвостом.

«Чёрт! Не вытяну, однако!» — с сожалением подумала девушка.

В подтверждение этой мысли, рыбина резко рванула в сторону. Нина взмахнула руками и оказалась с головой в воде. Благо речка ещё неглубока, и она смогла встать на ноги. Но прежде рыбине удалось протащить её несколько шагов. Нина разозлилась. Рыбина, наверное, тоже. Сорваться ей не удалось, и она металась вокруг рыбачки, поднимая волны и брызги.

И тут Нина на автомате со злости, ка-а-к шарахнула по ней молнией и у неё получилось! Шарахнула на самом деле! Рыба всплыла кверху брюхом.

Нина выбралась на берег и подтянула добычу. Ошарашенно переводила взгляд с рыбы на свои руки: неужели это она сделала?!

— Дин! Ты видел?! Я её прибила!

Дин одобрительно гавкнул, мол, молодец, хозяйка! Рыбу девушка почистила тут же на берегу. С трудом они дотащили улов до дворца. А там…

***

На террасе дворца, которая выходила на площадь и отделялась от неё широкой полосой газона и кустарников, стоял высокий мужчина и внимательно наблюдал за ними. Нина не сразу его заметила, так как тащить тяжёлую рыбину было неудобно. Она согнулась, волосы частично выпали из короткой косы и закрывали глаза. Время от времени Нина стирала рукавом пот и ей было не до разглядываний. Зато Дин наверняка заметил его сразу, но почему-то промолчал. Мужчина тоже молча дожидался их приближения. Поэтому Нина увидела его только, когда в очередной раз перехватывала рыбину, чтобы держалась удобней.

Она откинула свободную прядь назад и увидела перед собой незнакомца. Вначале девушка замерла, потом дико обрадовалась — «Очнулся!», чуть было не кинулась к нему в объятья, но холодный, сдержанный тон и вопрос разом остудили весь поток радости.

— Почему тебе не помогают взрослые, тена? Почему в замке никого нет? Ты живёшь одна?

(тен, тена — обращение к простолюдинам).

И Нина закрылась. Решила тоже держаться с ним холодно и отчуждённо. Не любила она навязываться.

— Мы здесь одни, — опустила Нина любое обращение, так как не знала, как это правильно сделать, — я и собака. Мы нашли вас две недели назад в реке. Вы были без сознания.

Мужчина недоверчиво посмотрел на неё:

— Кто же перенёс меня сюда, девочка?

— Мы с Дином, — Нина махнула рукой в сторону пса.

Тот склонил голову и тихонько гавкнул. «Ну, надо же! Он ему ещё и почтение оказывает!» — вдруг обиделась Нина на всё сразу: и на холодное знакомство, и на небрежный тон в разговоре, и на неожиданное почтение Дина к незнакомцу. Поэтому, не собираясь больше разговаривать, она обошла мужчину и направилась на кухню. Рыба, между прочим, тяжёлая и держать её неудобно. Мужчина молча последовал за ними. «Да, неразговорчивый и неприветливый тип нам попался», — подумала Нина.

На кухне она приступила к готовке, а незнакомец сел к столу, продолжая наблюдать за ней. Она же в это время подумала, что раз человек очнулся и даже ходит, то и питаться ему надо более основательно. Рыбный бульон на первое и отварная рыба на второе, лепёшка вместо хлеба и чай с листьями жёлто-ягодного кустарника — вполне подойдут, решила Нина.

Так же молча незнакомец наблюдал за тем, как она готовит, как выставляет на стол посуду (чего-чего, а посуды здесь было любой навалом). Ни слова не сказал, когда Нина выставила на стол бульон. Только встал и, подойдя к шкафу, как будто был тут сто раз, достал какую-то специю и щепоткой побрызгал в свою тарелку. И только когда он доел бульон, Нина всё-таки не выдержала и спросила:

— Как вас зовут? И как к вам обращаться?

Он удивлённо взглянул на меня и ответил:

— Тор Лэридей Грамон. Разве ты не видишь, девочка? — и он опустил взгляд на свой перстень.

(тор, тора — обращение к аристократам)

«Разве ты не видишь, девочка, — передразнила она про себя, — как будто я должна разбираться в ваших перстнях и гербах», — но вслух ничего не сказала. Только покачала головой.

А ещё передо ней сразу встал вопрос: а если он сейчас спросит, кто она и откуда? Сознаваться? Или строить потерю памяти, как это делают многие попаданки из земных книжек? Честно говоря, Нина уже думала над этим вопросом, как только поняла, что попала в другой мир. И сейчас все эти мысли молнией пронеслись в её голове. «Всё-таки буду строить потерю памяти, — решила она, — ничего не помню, ничего не знаю. А там видно будет, может и сознаюсь». И, как в воду глядела.

— А ты, дитя, как здесь оказалась?

— Не помню, тор Грамон, — ответила она. — Мне кажется, я всегда здесь была и со мной был пёс.

Мужчина, который в это время перекладывал себе на тарелку ещё один кусок рыбы, приостановился и с сомнением посмотрел на Дина. Тот аккуратно доедал рыбу из своей чашки и поглядывал на них умными глазками.

— Не знаю, — протянул задумчиво мужчина, — ларсы обычно не выходят к людям. Даже представить не могу, как вы с ним встретились и, тем более, как он позволил считать себя простым псом. У Нины глаза округлились и вопрос слетел с языка прежде, чем она успела закрыть рот:

— А он — не простой пёс?

— А ты ничего не знаешь о ларсах? — в свою очередь удивился тор. — Странно, — ещё раз удивился он и продолжил:

— Ларс — полуразумное животное. Обладающее зачатками ментальной магии. Если взят щенком, то привязывается к хозяину и может разговаривать с ним мысленно, образами. Живут парами вдали от людей. В стаи не сбиваются. Очень дорого стоят. Из них получаются отличные охранники, потому что они видят намерения людей, независимо скрыты они магией или нет, и в случае опасности и угрозы передают хозяину картинку.

Нина укоризненно воззрилась на Дина. «Ничего себе! Какой у меня товарищ! А я ни сном, ни духом. И ведь вёл себя паразит, как обычный щен. Или она не замечала?»

Дин на её посыл виновато скосил глазки как бы говоря, ну ты же всё равно меня любишь. И без этих знаний. Нина вздохнула и отвернулась от него. Конечно, любит. Простой он там или непростой. Неважно. Он её друг.

Тор Грамон, между тем, внимательно посмотрел на Нину и повторил вопрос:

— Так, откуда ты, дитя? И как тебя зовут?

— Откуда — не знаю, тор. Зовут меня Нина, и я — не маленькая девочка. Мне двадцать три года!

— О-о! Бедное дитя! В таком возрасте остаться одной…

В голосе мужчины даже прорезалось сочувствие. А у неё суматошно забился вопрос: «А сколько же лет ему? Если я для него — дитя? На вид ему — лет тридцать, не больше».

Пользуясь тем, что тор Грамон немного смягчил свой тон, Нина решилась задать вопрос о том, что её интересовало:

— Скажите, тор, а что это за город? И почему здесь никого нет?

— Почему здесь никого нет, а ты есть, я и сам бы хотел знать, — ответил мужчина. — А город… Город — это легендарная Садха, девочка. Когда-то красивейший и многолюдный город. Столица королевства Греннидор. А ты, Нинимэль, разве не изучала всё это?

— Кто? Нинимэль? (Так её имя ещё не коверкали).

— Да. А разве не так звучит твоё полное имя?

И она сдулась. Сама же не хотела сознаваться. А если сейчас начнёт настаивать на Нине, то это вызовет подозрения. Ладно! Нинимэль, так Нинимэль, какая разница. И она ответила:

— Не помню, тор Грамон. Наверное, так. И я вообще ничего не помню: может и изучала, а может и нет.

Тор ещё раз внимательно взглянул на неё.

— Странная потеря памяти. На тебе не видно магического воздействия. И нет блоков на сознании. Вначале я подумал, что ты простолюдинка. Но теперь вижу, что ошибся. Во-первых, у тебя есть магия и довольно мощная. А её не бывает у простолюдинов. Во-вторых, внешний вид и поведение выдают в тебе человека, привыкшего к свободе, а не к подчинению. В-третьих, странная одежда на тебе. Она непохожа на ту, что носят наши женщины. Ты нездешняя. Что ж, мне стало интересно из какой ты семьи и как сюда попала.

***

С этого дня начался новый этап их жизни. Как-то незаметно тор Грамон взял на себя руководство всеми делами. Первое, что он сделал — это переехал в соседнюю комнату. Она находилась напротив Нининой и дверь в неё вела тоже из гостиной. «Прямо супружеские покои,» — подумала со смешком Нина. В своей спальне тор наводил порядок сам и Нина там даже ни разу не была. Настолько чувствовалось желание тора оградить своё личное пространство. Но и к ним в спальню он больше не заходил. Встречались они, как соседи, в гостиной, на нейтральной территории. Дин же остался с Ниной, и она расценивала это, как хороший знак. После рассказа тора о ларсах, Нина боялась, что Дин может оставить её.

Затем тор помог ей разобраться с кухней. Оказывается, здесь тоже была магическая защита, но Нина её не заметила. Однако и пользоваться всем не знала, как. Кладовые были под стазисом и все продукты сохранились. Тор объяснил, что маг, который накладывал стазис на дворец, был очень сильный, и его чары могли держаться ещё долго, но Нина своим появлением начала их развеивать, там, где что-то делала. А продуктами вполне можно пользоваться. Тор настроил ей заклинание стазиса, и она теперь могла сама пользоваться нужными продуктами. При этом мужчина очень удивлялся тому, что аура Нины очень схожа с аурой прежних хозяев дворца.

Тор Грамон тоже был в Садхе впервые, слышал о ней из легенд. И ему тоже было интересно осмотреть город. Им повезло, что тор был опытным магом и это помогало в изучении города. Заодно, они постепенно узнавали друг друга. Первоначальная настороженность и предубеждение сменялись взаимным интересом и симпатией.

У Нины было много вопросов к тору и по истории этого мира, и по магии, но больше всего её интересовало, кто такой сам тор Грамон? Как он попал сюда, она примерно понимала: магией. Но хотелось бы узнать подробности. Однако сам тор на эту тему не разговаривал, а спрашивать напрямую Нина не рисковала, боясь нарушить их зарождающееся доверие.

Она продолжала отрабатывать бытовые и целительские заклинания, но теперь под руководством тора. Тор считал, что их надо освоить в первую очередь. Вот она и убирала комнаты дворца в качестве практики. И в одной из комнат второго этажа обнаружился портрет молодой женщины. Тор, как только увидел его остановился и долго внимательно рассматривал, как будто хотел обнаружить тайну. Потом вздохнул и ушёл, оставив Нину продолжать уборку и мучиться любопытством.

Она честно убрала пыль, сдерживая свой интерес, чтобы не подбежать к портрету немедленно. И только после того, как спрессованный шарик пыли улёгся у её ног, она дала волю своему желанию и подошла к портрету.

Если издалека Нине показалось, что это — молодая женщина, то вблизи оказалось, что не так уж она молода. Не столько красива, сколько привлекательна. Не миленькая простушка, но умная дама. Видно, что привыкла повелевать, но взгляд её был направлен на маленькую девочку, которую она держала на руках. И в этом взгляде были гордость и нежность. Обе были черноволосы и черноглазы, в одинаковых светло-зелёных лёгких платьях. Под портретом была и надпись: тора Иссамиэль Бартон с дочерью.

Нина, как и тор, надолго застыла перед портретом. Что-то её в нём напрягало, но что, она так и не уловила. Поэтому, мотнув головой, чтобы отогнать ненужные мысли, Нина подхватила пылевой шар и спустилась вниз. Показывать тору свою работу. Учителем он был строгим и требовательным.

Их занятия становились всё более сложными. Тор Грамон, казалось, хотел научить её всему и сразу. Прошёл всего месяц, а Нина умела уже довольно много: бытовые заклинания выходили у неё почти автоматически, целительские вызывали восторг и эйфорию. Ведь на Земле Нина училась в меде и теперь поражалась возможностям целительской магии. Но всё чаще она замечала задумчивый взгляд тора, направленный вдаль. И всё чаще ловила себя на мысли, что тор готовиться покинуть город. Возникал вопрос, как он поступит с ней. Но пока тор молчал, Нина тоже не затрагивала тему возвращения к людям.

Однажды вечером они сидели на террасе дворца и сам собой возник интересный разговор.

— Тор Грамон, расскажите об этом городе, что знаете, — попросила Нина, наблюдая, как Дин бегает вокруг фонтана, нарезая то большие, то маленькие круги.

— Что тебе рассказать, девочка? Если только легенду о Садхе? Странно, что ты не знаешь её.

Давно-давно, на заре времён жили в Греннедоре юноша Марион и девушка Садха. Они дружили с детства, а потом и полюбили друг друга. Но девушку Садху полюбил ещё один юноша — Рагнар. Он выкрал её и увёз в своё королевство, Банфедор. Оба юноши были наследниками правителей. Марион собрал войска и пошёл выручать любимую. Они встретились с войсками Рагнара на речке Звонкой, которая была границей этих королевств. Это та самая речка, из которой ты каждый день берёшь воду, Нинимэль. Битва была долгой и кровопролитной. Воды Звонкой стали красны от крови. Но победа не давалась ни одной из сторон. Тогда Садха обратилась к богам. Она не хотела войны и любила Мариона. Но просьба, наверное, была слишком жаркой: в одну ночь войска Рагнара исчезли, как будто их никогда не было, а на их месте вырос могучий лес. Садха и Марион остались жить на берегу Звонкой и основали новый город — Садху, который быстро вырос и стал красивейшим городом. Их потомки перенесли в Садху столицу Греннидора. И всё было бы хорошо, но потомки Рагнара не забыли о поражении. И постоянно нападали на соседей. Веками длилась их вражда. И вот последняя королева Греннидора, ты видела её портрет наверху, покинула Садху вместе со всеми жителями, не желая продолжения войны, и зачаровала пути к нему. С тех пор прошло много времени. Никто не знал, что случилось с королевой дальше, а жители Садхи обнаружились в южных землях, где теперь стоит новая столица Греннидора — Дарсен.

Тор Грамон замолчал. Молчала и Нина, удивлённая легендой. Но затем встрепенулась и спросила:

— А на самом деле, что произошло?

— На самом деле, девочка, два королевства не поделили рудники с антимагическим минералом — селитом. И войны идут уже несколько столетий. Так как месторождение это одно во всём мире. И расположено оно на границе этих королевств, за этим древним лесом, который окружает сейчас город.

Вечерние сумерки уже опустились на Садху, а они продолжали молча сидеть на террасе, думая каждый о своём. Нина, например, об этом суровом на вид, но порядочном и благородном мужчине, который незаметно захватил её душу и не понимал этого. Или понимал, но не хотел придавать этому значение. О чём думал сам мужчина она не представляла. «Но уж точно не обо мне, с таким-то отстранённо-далёким видом,» — вздохнула Нина.

А тор Грамон, а точнее принц Греннидора — Лэридей Грамон думал, как раз об этой странной девочке-девушке, которая непонятно как оказалась в городе, скрытым под магическим куполом. Причём, сама девчонка даже не замечает магии и походя снимает любые заклинания во дворце и городе и не знает о своём потенциале. И ещё у него с трудом получалось не видеть в ней женщину. Привлекательную, юную, живую, любознательную. Какую-то очень близкую… С чего бы?

ГЛАВА 3.

Этот молчаливый вечер на террасе не то чтобы сдружил их, но сблизил точно. Тор Грамон стал относиться к Нине мягче, разговаривал приветливей, но по-прежнему мало. Всё его время занимали исследования библиотеки и города. Делать это он предпочитал один, а её с собой брал очень редко.

Но в этот раз, она подгоняемая любопытством, решила уйти в город на целый день и спросила наставника, пойдёт ли он с ней. Как-то так получилось само собой, что с того времени, как тор начал заниматься с Ниной магией, она чаще называла его наставником, чем тором Грамоном. Пойти с ней наставник согласился и даже с удовольствием.

Сложив в корзинку куски отваренной рыбы, запечённую тушку какой-то птички, принесённой Дином и две фляжки воды, Нина водрузила этот груз на пса. Для этого она специально приделала ему седло и крепила его, как сбрую. Кстати, Дин нисколько не возражал. Всё! Можно отправляться.

Первым делом она хотела обсудить с тором пророчество. Нина не знала, видел ли он его в своих походах в город, но у неё ещё не было повода поговорить о нём. А Нина хотела знать, имеет ли оно смысл сейчас. Затем хотела осмотреть храм, шпиль которого виднелся вдали, и куда они с Дином ещё не доходили. А ещё тор говорил, что здесь когда-то была академия, и Нина очень хотела посмотреть на неё.

— Посмотрите, тор Грамон, здесь на бортике есть надпись. Я её увидела в первый же день в городе. Это пророчество? Или просто фраза из истории? И если пророчество, то оно действует или уже нет?

Тор подошёл к бортику и так же, как Нина когда-то, смахнул песчинки с золотых букв.

— Надо же?! А я и не видел этой надписи! — заметил он, совершая какие-то пассы и обходя фонтан по кругу. Затем посмотрел на неё и сказал:

— Я всё больше удивляюсь тебе, Нинимэль. Эту надпись мог увидеть и прочесть только сильный маг. Мне пришлось добавить силы в заклинание, хотя теперь это для меня не трудно сделать, так как моя сила за этот месяц практически восстановилась. Но я опытный взрослый маг. А вот, ты… Говоришь, просто подошла, расчистила и прочитала?

— Ну, да. Я тогда и про магию-то ничего не знала и уж, тем более, не думала, что она есть у меня. Ещё удивилась, что сначала буквы были совершенно непонятны, а потом сразу — понятны.

— А, ну-ка, иди сюда! — скомандовал вдруг тор и протянул к ней руку.

Нина настороженно подошла ближе. Как бы она не доверяла наставнику, и как бы ей не нравился этот мужчина, но неожиданные действия напрягали.

— Не бойся! Я только проверю одну мысль. И если я прав, то фонтан сейчас заработает.

Нина с сомнением посмотрела на тора, но руку подала и шагнула вслед за ним в чашу фонтана. Тор поднял её руку и крепко прижал к главному отверстию фонтана.

— Скажи «клавер», девочка. (код, ключ).

— Клавер, — послушно повторила она, и под её пальцами заплясали голубые огоньки.

Рука дрогнула, но мужчина крепче прижал её, одновременно поглаживая большим пальцем запястье, как бы успокаивая.

— Подожди, сейчас…

И в это время тугая струя воды оттолкнула их руки, устремляясь вверх и обдавая брызгами.

— Ничего себе! — вырвалось у Нины невольно.

Смеясь они выскочили из фонтана и тор улыбаясь сказал:

— Что и требовалось доказать! Теперь я представляю из какой ты семьи. Непонятно только, как попала сюда и почему тебя не ищут. Ну, ничего! Ты со мной и мы отсюда выберемся. Иди, я тебя высушу, — и тор направил на Нину волну тёплого сухого воздуха. — Что касается пророчества… Я ведь тоже впервые его вижу, как и ты. И до попадания сюда считал, что всё, связанное с Садхой — легенда. Но теперь думаю, что этот город нас ещё удивит. А пророчество, на то и пророчество, что должно быть исполнено. Сама понимаешь, это — предсказание. А предсказание в магическом мире всегда сбываются рано или поздно. Я увезу текст пророчества специалистам, а они разберутся, когда и кого оно коснётся. Но уже сейчас с уверенностью могу сказать, что и наше королевство Греннидор, и враждебная нам Веруна, заинтересованы в мире. Но их слишком многое разделяет. Однако, если пророчество открылось людям, значит пришло его время. В магии не бывает ничего случайного, девочка.

— А вы расскажите о моей семье, тор Грамон? Я ничего не помню.

Ещё бы она помнила здешнюю семью, когда сама совсем не отсюда. И если тор принимает её за местную, то ещё неизвестно, как примут «родственники». С одной стороны, она боялась выбираться к людям: ясно уже, что этот мир совсем другой и соответствовать ему будет трудно. С другой стороны, Нине уже было понятно, что самостоятельно вернуться на Землю она не сможет. Значит, придётся как-то временно осваиваться в этом мире. И мнимые родственники могут в этом помочь. Поэтому и спросила про них. Но тор Грамон на её вопрос ответил отрицательно.

— Смысла нет, девочка. Вернёмся, познакомишься заново, — и он улыбнулся.

«Смешно ему, — забухтела она про себя, — а мне — нет». По поводу тора она уже давно велела себе не питать никаких иллюзий, но сама же постоянно об этом забывала. И любой самый маленький знак внимания и расположения с его стороны, вызывал у Нины неконтролируемый бег мурашек. И ещё ей было совершенно ясно по его поведению, что он — далеко не простой житель этого королевства. И что у него есть кто-то близкий, о ком он постоянно думает.

Включение фонтана окончательно примирило Нину с мыслью, что местная магия считает её своей. Так было во дворце. Так происходит и в городе. Конечно, если напрячь фантазию, то причин и объяснений можно найти много, но она не хотела этого делать, понимая, что таким образом будет всё теснее привязывать себя к миру. А Нина хотела вернуться.

От фонтана они направились к храму. Видя, что она не особо впечатлилась от действия своей магии, тор замолчал и до самого храма ничего не говорил. И вот там произошло то, что перевернуло все её желания и надежды. И поставило перед новыми фактами.

— Этот алтарь, Нинимэль, предназначен для принесения клятв кровью. Здесь дают клятвы рода, дружбы, служения, брака. Те, кто приносит клятвы получают знак богини — татуировку, которая будет напоминать о принятом долге и требовать его выполнения. Клятву нельзя обойти. За обман — болезни, неудачи, смерть.

Нина положила ладонь на алтарный камень и погладила, чувствуя его шероховатость и теплоту. «Сколько судеб он связал», — подумала она.

Но в этот момент камень под её рукой повернулся вокруг своей оси и сдвинулся в сторону. Под ним открылось углубление, в котором стояла большая шкатулка. Нина застыла, не зная, что делать.

— Наставник, посмотрите!

— Что у тебя, Нинимэль? — подошёл он к ней.

— Вот, — она показала пальцем на открытое углубление.

Мужчина сделал пасс и только после этого протянул руку к шкатулке. Однако, взять её не смог. Шкатулка покрылась сизым туманом, и его рука натолкнулась на невидимое препятствие.

— Интересно, — заметил тор, — а магии не чувствуется. Ну-ка, попробуй ты, девочка.

Нина осторожно протянула руку к находке. Раз наставник не чувствует угрозы, значит, всё нормально. Удивительно! Но ей ничто не помешало взять шкатулку в руки.

— Открывай! — опять скомандовал тор.

— Как? — спросила Нина, оглядывая шкатулку и не находя места открывания.

— Попробуй понажимать и подвигать выступающие части. Бывает, что такие секретницы запирают просто на хитроумные механические замки без всякой магии.

Она согласно кивнула. Сама не раз видела в интернете такие головоломки: нажать здесь, чтобы открылось там, и отодвинуть там, чтобы опустилось здесь. Покрутила шкатулку в руках, нажимая и дёргая в разных точках. И, наконец, та поддалась и с тихим шорохом откинула крышку.

Она была забита бумагами, которые Нине ни о чём не говорили. Но тор Грамон отнёсся к ним очень серьёзно, как только увидел первое имя на одном из листов. После этого он попросил Нину выложить бумаги на алтарь и осмотреть шкатулку ещё раз на предмет тайников. Что ж. Он оказался прав. В шкатулке обнаружилось второе дно. И в этом тайнике лежали перстень и браслет.

Опять проверив их магией, наставник взял в руки оба предмета и внимательно их рассмотрел. Затем с интересом взглянул на Нину и произнёс:

— Я не знаю, кто ты Нинимэль, но тайник открылся тебе, значит, ты имеешь на него право. И можешь носить эти вещи. А они, между прочим, принадлежат семье правителей Садхи. Похоже, ты их наследница. Ведь никому другому такие тайники не открываются.

— Может, они просто не выдержали времени? И открылись бы от любого прикосновения? — испугалась Нина.

«Как я могу быть наследницей, если я вообще из другого мира? — паниковала она про себя. — Тор просто не знает про меня. А узнает, что сделает? Может, пора сознаться? А то вдруг хуже будет? Обвинят ещё в мошенничестве, выкручивайся потом. А так, честно скажу — я не ваша. И почему ваша магия меня признаёт — не знаю».

***

И, когда они вышли из храма, Нина решилась признаться наставнику, что она из другого мира. Она очень не хотела, чтобы её обвиняли в самозванстве и присвоении чужих родовых ценностей.

Тор Грамон, у меня есть к вам серьёзный разговор, — сообщила Нина, глядя мужчине в глаза.

— Срочно? И именно здесь? — спросил он с улыбкой.

— Да, — ответила она, не разделяя его веселья.

— Ну, хорошо. Присаживайся, — и он показал рукой на длинную каменную скамью у входа в храм.

— Тор Грамон, — начала Нина решительно, — я человек не вашего мира.

Тор удивлённо поднял бровь, а девушка продолжила, не реагируя на его молчаливый вопрос.

— Я не знаю, как сюда попала. Очнулась на лесной поляне. Рядом со мной уже был Дин.

И она подробно рассказала внимательно слушающему её наставнику свою историю. Как они с Ритой пошли в поход, как Нина свалилась со скалы, как они с Дином целую неделю ждали спасателей, а потом две недели шли по лесу и нашли этот город. Здесь Нина решила задержаться, чтобы ознакомиться с историей этого мира, потому что поняла уже, что находится совсем не на Земле. И последним аргументом была появившаяся у неё магия.

Она замолчала, настороженно вглядываясь в лицо тора и пытаясь понять, какое решение он сейчас примет. Но лицо тора Грамона было спокойно и задумчиво. Только в глазах застыло лёгкое удивление. Наконец, он заговорил:

— Интересная история. Значит, вы утверждаете, что пришли сюда из технического мира?

Это его «вы» вместо привычного «ты» и «девочка» Нину немного напрягло.

— Да, тор, мой мир — Земля — технический мир. У нас нет магии и прогресс зависит от уровня развития науки и техники.

— Интересно, — опять повторил тор. — Тем более интересно, почему на вас реагирует родовая кровь одной из древнейших семей. Теперь я тоже сомневаюсь, что вы — их потерянное дитя. Ну, что ж, Нинимэль, я приму к сведению вашу историю и подумаю, что можно для вас сделать. Но сразу скажу, что переход межмировыми порталами возможен только в столице. И только, если на Землю есть стационарный портал. Я этого не знаю, так как никогда на Земле не был. Так что нам всё равно придётся вместе добираться до Дарсина. Что касается Дина… Вам придётся взять его с собой. Как я вижу, пёс уже привязался к вам. Он ещё молод, но скоро вы почувствуете результаты привязки. Он разговаривает с вами? — спросил вдруг тор.

— Как? — удивилась Нина.

— Образами, картинками, — уточнил тор.

— Нет. Так ещё нет, но я его понимаю всегда. С самого начала.

— Это редкое качество. Удивительно, как он вас выбрал. Скорее всего, его родители погибли. Иначе, щен не остался бы один и не искал бы покровителя. Ну, что ж, начнём готовиться к выходу из города. Пора возвращаться к людям.

— Держите, — тор протянул ей шкатулку с бумагами. — А перстень и браслет советую надеть. Раз она вам открылась, то всё её содержимое — ваше. Магические вещи имеют свою память. И может быть вам откроется, почему наша магия подчиняется вам.

Нина не спеша взяла в руки перстень и аккуратно надела его на указательный палец, так как ей показалось, что этот перстень-печать. Таким обычно заверяют документы. А делать это удобней, если он надет на указательный палец. Браслет она тоже застегнула легко. Как будто он всегда был на ней. После этого они вышли на площадь, где их ждал Дин. Он, радостно виляя хвостом подбежал к Нине и боднул головой её руку, требуя ласку. Нина провела рукой по его голове и вдруг чётко увидела мысленно, как Дин носится по берегу Звонкой и гоняет какого-то зверька.

Она подняла руку от головы Дина. Показ прекратился. Положила снова — показ продолжился.

— Ты рассказываешь мне, как ты меня сейчас ждал?

Пёс утвердительно гавкнул и ещё сильнее замотал хвостом. «Здорово», — подумала Нина и поспешила сообщить об их успехах наставнику. Тот улыбнулся и заметил, что позднее ей уже не надо будет касаться Дина, чтобы поговорить с ним. Он сможет транслировать картинки даже на расстоянии.

— На большом расстоянии? — уточнила Нина.

— Зависит от вашей магической силы и крепости вашей с ним связи, — ответил тор.

Потом они присели на одну из лавочек площади и не спеша перекусили. Время было обеденное, а до дворца доберутся ещё не скоро. Они заканчивали обед, как тор вдруг спросил:

— Нинимэль, а вы разве не хотите остаться здесь? Мне кажется, ваши родственники с радостью примут вас.

— Да, какие же у меня здесь родственники?! — не выдержала она. — Это совпадение магии не более чем шутка богов!

— Не скажите! Магия никогда не ошибается. Она безлична и нейтральна. И если показывает кровное родство, то это так и есть. Другое дело, как вы попали в тот мир, который считаете родным? И почему вернулись именно в Садху? Об этом стоит подумать.

Нина пожала плечами: думайте. Для себя она уже твёрдо решила, что будет искать путь домой. Сколько бы это не потребовало усилий и денег. Кстати, о деньгах. Надо придумать, чем здесь заниматься, чтобы обеспечивать себе проживание. Не сидеть же на шее у новоявленных родственников. И она начала со всех сторон обдумывать эту мысль, уже не обращая внимания на окружающую действительность. А зря.

Изумлённый возглас наставника вывел её из глубокой задумчивости. Нина подняла голову:

— Чёрт возьми! Что это?!

Вокруг был всё тот же город, но он изменился! Как будто очистился и ожил! Это было видно по пляшущим фонтанам, чистым светлым улицам, блестящим окнам домов и распускающимся цветам.

— Что это? — повторила она свой вопрос.

— Не знаю, — медленно ответил тор, — предполагаю, что это сделали вы.

— Я?! — возмущённо и негодующе отреагировала Нина. — Я никогда не совершаю необдуманных поступков, которые могут повлечь за собой негативные последствия! Это безответственно!

— Во-первых, именно такой поступок мы с вами совершили, надев браслет и перстень. Что-то из них и привело к изменениям., — заметил тор. — Во-вторых, почему вы считаете, что оживление города — это негативное последствие? И я ещё раз повторю, что в мире магии ничего не происходит случайно. Значит, пришла пора.

Нина огляделась вокруг. Город ожил, и она вспомнила, что по легенде, покидая город, королева скрыла его под магическим пологом. И если сейчас из-за её действий полог снят, то как можно оставить город в таком состоянии? Как можно просто уйти из него? И как теперь выкручиваться из этой ситуации?

«Похоже, Нина — наследница Бартонов, судя по магии. Ей открываются все тайники, снимаются заклятия, магия Бартонов буквально ластится к ней. Но, кто она Иссе? И кто она нынешним Бартонам? Непонятно. Понятно только, что я уже кажется без неё не могу. Хочу, чтобы всегда была рядом, чтобы спрашивала, чтобы говорила, что-то делала… чтобы просто молчала рядом. Иногда и этого достаточно. Но пока рано об этом». — думал меж тем принц, наблюдая за девушкой.

***

— А, вот смотрите, Нинимэль! Это — документ о вашем праве на акции торговой компании «Звезда Велимора». Вам принадлежит пятьдесят процентов. Компания, кстати, богатая и мощная. Имеет отделения не только в нашем королевстве, но и в других странах. Вы богатая наследница, Нинимэль.

Второй день они с тором Грамоном разбирали документы, которые нашли в кабинете, в тайниках библиотеки, в сокровищнице замка. Теперь, благодаря тому, что дворец, как и город, ожил полностью, стали видны многие помещения, скрытые раньше магией. Вот и этот небольшой кабинет бы обнаружен на втором этаже недалеко от покоев с портретом последней королевы. Здесь и нашли все документы, которые чётко указывали на Нину, как на наследницу. Правда без имени.

«Наследником или наследницей признаётся тот, кто снимет полог с дворца и города своей магией. Наследник должен оросить своей кровью алтарь богини судьбы Станны и ему откроются все тайны дворца».

Они с тором Грамоном вновь сходили в храм, и он помог Нине правильно провести обряд. Тор вообще в последние дни ходил в приподнятом настроении и как будто забыл о том, что собирался уходить из города.

А на сегодняшний день у них был запланирован выход за город. Они хотели посмотреть, что стало с лесом и как изменилась обстановка после снятия полога.

— Держись, девочка! Держись, не бойся! — тор протянул Нине посох с привязанной на конце верёвкой. — Не торопись. Спокойно. Обвяжи руку верёвкой и возьмись за посох двумя руками. Старайся не шевелиться. Плавно. Молодец!

Шагая по лесу вокруг города, она не заметила старую ловчую яму и почти провалилась в неё, повиснув на старом перекрытии из разросшихся корнях. Испугалась, конечно, но не очень: яма же не так и глубока. Однако, когда случайно глянула вниз, испугалась по-настоящему. Дно ямы было утыкано кольями. Её явно готовили на крупного зверя. Время, может, и стёрло остроту кольев, но испытывать это на себе Нина бы не хотела. Так что, крепко ухватилась за посох, когда наставник осторожно подал его. Тор, видя, что она готова, перехватил посох удобней и легко вытянул его вверх, как рыбак удочку.

— Спасибо, наставник, — только и смогла сказать Нина, садясь на землю и пытаясь унять дрожь в теле.

Но мужчина не откликнулся. Девушка обернулась: тор Грамон стоял в нескольких шагах от неё и смотрел на город. Отсюда, с крутого берега Звонкой был хорошо виден тракт на противоположенном берегу, ведущий к воротам города.

–«Тракт? — зацепилась она за это слово, — но ведь ничего не было?»

Да, похоже мир не спрашивает её оставаться или уходить. Он диктует свои правила. До Нины окончательно дошло, что она оказалась здесь не случайно. И ей что-то предстоит сделать.

Лэридей Грамон.

Девочка на удивление хорошо держится. Я не был на Земле, но был в других технических мирах. Для них магия — это сказка. А она почти приняла её, как действительность. Конечно, помог ларс. Они могут снимать психологическое напряжение. Выравнивать эмоции. Но она и сама молодец. Надо ей помочь здесь адаптироваться: сильная магиня будет. Да, и наследница богатая. Хотя, это она ещё свою семью не знает. Вернёмся в столицу поручу её Крейдену. Самому-то некогда будет: надо вернуть долги тем, кто меня сюда отправил, выкачав всю магию. Тронги вонючие! Ещё Лорена требует внимания. Ладно, вернусь в столицу — разберусь.

{(Тронг — мелкая вредная нечисть)}.

ГЛАВА 4.

Лэридей Грамон.

«Какая же ты сладкая, девочка, — шёпот слетел с его губ, и он коснулся горошины её соска. Втянул, лаская и посасывая, обминая рукой податливые полукружья грудей. — М-м-м, так бы и проглотил! Что ты делаешь со мной, девочка?! Радость моя нечаянная. Малышка моя…». Он уже не сдерживал себя, осыпая поцелуями это прекрасное упругое тело, чувствуя руками молодую бархатистую кожу, ловя взгляд больших карих глаз, в которых сейчас полыхает такой же пожар, как и в его. «Желанная моя… Как долго я тебя ждал…». Сердце колотилось, как бешенное и горячая волна нежности и желания охватила его…

Лэридей открыл глаза и обвёл комнату ещё затуманенным взглядом. «Сон», — дошло до него. — Это был всего лишь сон». Но, какой яркий! И Нини была в нём, так дразняще трепетна и горяча.

Тряхнул головой, отгоняя наваждение. «И что это было? Тайные желания? Долгое воздержание? Или… Нет! Не может быть? А как же Лорена? Нет! Выбросить из головы! Не думать в эту сторону! Судьба не могла подкинуть мне такое испытание».

Он уже привык, что оказался исключением в королевской семье. И у него не будет пары. В принципе, они не оборотни и могут вступать в брак и иметь детей с обычной женщиной. Тем более, если есть симпатия и физическое влечение. Но дети в таком браке не получают родового дара и не имеют своего зверя-хранителя, хотя и без него остаются сильными магами. Если так случится, и его дети не будут иметь хранителя, то эта ветка родового дерева прервётся. Дети не будут иметь прав на престол ни сейчас, ни в будущем. Дей смирился с этим. Ему сто тридцать лет, и он так и не встретил свою пару. Пара должна совпадать магически по силе, по резерву, по видам магии, питая и дополняя друг друга. Это редкое явление, но в королевской семье было постоянным. До него.

Но из-за него проблем у рода не будет. Есть ещё младший брат. Он уже счастливо женат и имеет дочь. Осталось дело за сыном. Дей теперь ненаследный принц. По крайней мере, пока не встретит пару. Но встретить её в его возрасте нереально. И вот появилась эта девочка. Неопытная, наивная, смешная. И очень серьёзная. Та ли она, кто ему нужен? И отец, и брат говорили, что такие сны — предвестники пары. Но касается ли это его? Ещё — да, или уже — поздно? А вдруг всё-таки пара?! Судьба? Неужели отпустить?!

***

«Боже! Как просыпаться не хочется! Сон такой нежный, романтичный, волшебный прямо. И наставник во сне совсем не похож на себя реального. Жаль, что это всего лишь сон».

Нина тоже в эту ночь видела романтичный сон. Он был не таким чувственным, как у принца, но он тоже показывал подсознанию Нины, что они с принцем пара. Однако, Нина, выросшая в техническом мире, тем более не понимала таких намёков местного мироздания.

Нина встала и подошла к окну. Солнце уже давно осветило мир, и он переливался разными красками. Хорошо! А какие у них на сегодня планы? Так. Кажется, с утра ждёт кабинет и все документы. Их тор обещал собрать вместе и объяснить Нине значение каждого. Дальше — подготовка к возвращению в люди. Тут у неё есть вопросы и сомнения, но обсудить их надо с тором. Эх! Привязалась она к нему сильно! А нельзя. Чужой мужчина. Положа руку на сердце, разве Нина сама радовалась бы, если бы кто-то запал на её парня? Вот то-то и оно.

Подошёл Дин и подставив голову под ладонь, передал, что хочет пойти на реку и в лес. Скучно ему в городе.

— Ну, иди, — разрешила она ему, — только, смотри, возвращайся!

Дин раскрыл пасть в ухмылке, мол, куда ты теперь от меня денешься и, махнув хвостом, моментально исчез из вида. Вот же… молния.

А Нина поторопилась на кухню готовить завтрак. Интересно, что дома она готовила редко и без особого желания. Мама не настаивала, а сама Нина не рвалась. С двадцати лет она стала жить самостоятельно: родители купили ей однокомнатную квартиру. Но и тут готовить чаще не стала. Обходилась общепитом и полуфабрикатами. Но, как ни странно, готовить основные блюда умела. А здесь у неё прямо тяга к готовке проснулась. Даже, когда они с Дином ещё вдвоём были. А уж, когда тор очнулся, то вообще — караул. И рецепты сразу вспомнились, и продукты нашлись. А что не нашлось, то заменяла с помощью тора, конечно. Но тот, честно говоря, не слишком большой спец по кухням оказался.

— Нинимэль, чем это так вкусно пахнет сегодня?

— Дин опять птицу какую-то притащил. Я её вчера замариновала, сегодня запекла.

Тор тем временем не стесняясь переложил на свою тарелку немаленький такой кусок и уже с удовольствием его пробовал.

— Нинимэль, вы будете замечательной женой и дорогой находкой для своего мужа: богаты, имеете магию, умеете готовить и вести хозяйство. Это редкость. Наши женщины часто избалованы и заняты только собой.

— А, может, женщины не виноваты? И это мужчины не дают им возможности проявить себя? Поверьте, во многих профессиях женщины ни в чём не уступают мужчинам, а часто и превосходят.

— Хотелось бы мне взглянуть на ваш мир, чтобы лично убедиться в этом, — широко улыбнулся тор и, поблагодарив за завтрак, вышел из кухни.

А Нина осталась убирать со стола и мыть посуду. Вот она — сермяжная правда естественного разделения труда! Но, хватит ныть! Разве это посуда — две чашки?!

Закончив в кухне, она тоже направилась в кабинет. Дело серьёзное. Если окажется, что у неё есть права на какую-то собственность, то вопрос выживания здесь станет понятнее, но вряд ли проще. Не начнут ли родственники борьбу с Ниной? Ведь они пользовались всем много лет, как она поняла.

В кабинете наставник уже приготовил стопку документов на плотной бумаге и подвинув их Нине сказал:

— Вот всё, что мы с вами нашли. Но я не уверен, что это всё, что вам принадлежит.

— Если нетрудно, тор, то объясните мне подробнее по каждому документу.

— Хорошо. Но только в общих чертах. В столице есть опытные поверенные и они объяснят лучше. У вас, Нинимэль, есть особняк в столице, но, насколько я помню, он не пустует. Ещё у вас есть серебряные рудники. Они сейчас находятся в руках королевской семьи. Про торговую компанию вы уже знаете. Но самое главное ваше богатство — этот город. Город и земля вокруг него принадлежит вашей семье. Но то, что до сих пор никто из родственников не смог снять полог, говорит о том, что город предназначен только прямым наследникам. Что вы и подтвердили. И, наконец, у вас есть счёт в банке и тоже только на прямого наследника. Все ваши документы в полном порядке. Будете ли вы добиваться возвращения собственности у родственников — ваше дело.

— Подождите, тор Грамон. Я не совсем понимаю: если моя далёкая родственница была королевой, то сейчас должны править её наследники? А вы говорите так, как будто они — обычные аристократы без особых прав?

— Так и есть, Нинимэль. Королева исчезла со своей дочерью, единственным ребёнком. А её муж погиб за год до этого в очередной стычке с Веруной. После исчезновения королевы совет магов и высших аристократов выбрал нового короля. Началось правление новой династии. Родственники пропавшей королевы не смогли собрать достаточно сторонников, так как в отличие от самой королевы не были популярны среди аристократов и народа. И теперь они не входят даже в совет высших.

— М-да. Полезные сведения. Но меня сейчас больше беспокоит судьба города. Разве можно его оставить так: без людей, без пригляда?

— С городом, как раз, всё просто, Нинимэль. Сейчас в нём нет живых существ, поэтому его можно закрыть также, как это сделала королева. А, когда вы будете готовы вернуться сюда, то всегда сможете открыть его снова. Это ваше и только ваше право и возможность.

Нина задумалась. Кажется, это — подходящий вариант. Съездить в столицу, всё разузнать про порталы, познакомиться с родственниками. Успокоить, что не будет претендовать на наследство в столице и вернуться сюда. Садха ей понравилась. Открыть город: пусть здесь живут люди, растут дети. И даже если она вернётся на Землю, город будет жить. Может, в этом смысл её пребывания здесь? Хотя в пророчестве говорилось о какой-о вражде?

— А кто с кем воюет сейчас, тор Грамон? У королевства есть враги? — поинтересовалась она.

— Да, у нас есть враг — Веруна. Соперничество тянется настолько долго, что кажется оно было всегда. И как раз скоро должна прибыть их делегация для очередных переговоров. Меня выбросили сюда порталом именно из-за них: я выступал за заключение мира, но оказалось, что это не всех устраивает.

Тор замолчал, а Нина не стала спрашивать подробностей и выяснять, кто он такой, чтобы предлагать мир. Видно же, что эта тема ему неприятна.

***

Ну, что ж! Все сборы были закончены, и на утро они планировали открыть портал в столицу. Тор Грамон уверял, что его магические силы восстановились полностью, и он может это сделать. В крайнем случае, усмехнулся наставник на вопрос Нины, займу силы у вас.

Теперь он постоянно был с ней на «вы». Это устанавливало дистанцию между ними, нарушать которую она не решалась. А вот сны, подобные тому, что взбудоражил её недавно, больше не повторялись. Нина начала постепенно успокаиваться, относя всё на всплески гормонов. И уже не следила глазами за тором, желая поймать его взгляд.

Вечером наставник объяснил ей, как снова закрыть город и показал заклинание.

— А как же другие маги? Они смогут здесь магичить? И как же вы откроете портал?

— Магичить здесь может любой маг. Но если магия затронет безопасность города и его жителей, то она не сработает.

— Понятно.

— Давайте, Нинимэль, закроем город. Сделайте круговой пасс и скажите «кереро» (закрыть).

Нина послушно повторила действие и слово. И сразу почувствовала, как изменился город. Он действительно закрылся. А она успокоилась. Очень не хотелось бросать город на произвол судьбы. Он казался ей родным, и она хотела сюда вернуться.

Утром, собранные и готовые, они шагнули в портал за воротами города. Дин шагнул вместе с хозяйкой, тесно прижавшись к её ноге, то ли защищая, то ли сам прося защиты. Уж очень недоброжелательно поглядывал он на окно портала, однако не капризничал. Нина положила руку ему на холку и передала мысленно: «Всё хорошо. Я рядом».

Дарсен встретил их ярким солнцем и одуряющим запахом цветущих растений. Портал открылся в королевском саду. И она почему-то сразу поняла, насколько не соответствует этому месту в своих джинсах, футболке и рубахе нараспашку. Хорошо, хоть рюкзак был у тора. А то у местных был бы шок. «Он, кажется, всё же случился», — подумала Нина, наблюдая, как замерла группа девушек при виде тора Грамона. (А Нина заодно поняла отчего у неё случился комплекс по поводу своей внешности: все дамы были в длинных платьях, рафинированно ухоженные и грациозные. Ясно, что на их фоне она пугало.)

Но дамы пробыли в таком состоянии недолго. Вначале одна, затем и другие почтительно склонили головы и присели в реверансе. «Обалдеть! Здесь в ходу такие манеры? Мне не выжить!» — подумала Нина. Наиболее смелая из девиц присеменила поближе к тору и с придыханием, заглядывая ему в глаза, сообщила:

— Ваше высочество, наша подруга Лорена покинула нас и вернулась в свой замок. Вначале Нина пропустила это обращение мимо ушей. Но оно ещё звучало, а до неё уже дошло: «Высочество?! Тор Грамон — высочество?!» И не сказал об этом. Даже не намекнул. Как теперь реагировать на этот факт, и как вести себя с ним?

Дин, чувствуя её волнение, опять прижался к ноге. Так они с ним и стояли в сторонке: Нина вся в раздумьях, Дин — в напряжении. Если тор не сказал, что он принц, значит, не доверяет. Или имеет другие серьёзные резоны не говорить. А она тут вся нараспашку. Такая вся ученица-подруга. Тьфу! Наивная дура! Стало почему-то обидно. Не то чтобы она — обидчивая капризуля. Но, согласитесь, они прожили вместе втроём, считая Дина, в пустом городе больше месяца. Нина ухаживала за ним, пока он был без сознания, и он прекрасно понимает, чего ей это стоило. Он взрослый мужчина. И оказалось, что этого недостаточно, чтобы доверять, чтобы признаться, что он принц. Тогда, как она всё же доверилась ему и призналась, что пришла из другого мира.

У Нины совсем испортилось настроение. Да, ещё и девицы, обстреливающие принца взглядами, добавили раздражения. Ведь несколько пренебрежительных, вопросительных и брезгливых взглядов достались и ей. Но, собрав волю в кулак, она отстранённо подумала, что в общем всё понятно. Кто она этому миру и этому человеку? Правильно — чужая. И отношение соответствующее. Нина оглянулась на тора. Он уже почти вырвался из окружения и направлялся к ним. Дин нетерпеливо переминался передними лапами и даже укоризненно гавкнул.

— Простите, Нинимэль. Никак не ожидал такой встречи. Это подруги моей невесты. Вернее, будущей невесты.

— Ничего страшного, тор Грамон, я всё понимаю. Куда нам с Дином теперь? Желательно, чтобы мы были вместе.

— Да, я предупрежу управляющего. Пойдёмте. Сначала вы устроитесь во дворце и приведёте себя в порядок, а на завтра я договорюсь о вашей встрече с королём. Там и обсудим ваше будущее. К тому же надо известить ваших родственников. И, может быть, вы захотите переехать к ним?

Принц говорил что-то ещё, но Нина плохо слушала. В голове крутились невесёлые мысли: «Как всё-таки обстановка меняет нас. Ещё вчера перед ней был друг, старший товарищ, суровый, занудный, но ответственный и доброжелательный человек. А сейчас передо ней принц. По-прежнему ответственный и занудный, но уже заметно отстранённый, прохладно-вежливый. Пожалуй, через некоторое время он едва вспомнит, что был знаком с некой Нинимэль. Или она преувеличивает? М-да».

— Если они меня пригласят, я, наверное, соглашусь, тор Грамон, — ответила Нина на его вопрос.

При этом она не стала обращаться к нему по титулу. Раз он сам до сих пор не сказал, значит, не считает нужным. Принц мельком взглянул на неё и направился к одному из боковых входов во дворец. Пройдя один большой коридор, он без стука толкнул крайнюю дверь и громко поздоровался с высоким, крепким мужчиной, который встал ему навстречу. При этом тот вначале изумлённо, затем радостно посмотрел на тора и крепко пожал ему руку.

— Ну, наконец-то. Где тебя носило, Дей?!

Потом он обратил внимание на Нину с Дином. Брови его поползли вверх, и он хрипловато спросил:

— А это кто с тобой?

— А это, Георг, пока тайна. Будем считать, что тора — гостья короля. Обращайся к ней — тора Нинимэль и посели в лучших гостевых покоях. Обеспечь всем необходимым: бельё, одежда, любые принадлежности и украшения. Вызови портниху. После разговора с королём мы представим тору ко двору. И тогда все с ней познакомятся.

— Понял, тор Грамон. Прошу вас, тора, следовать за мной.

Нина уже направилась за этим Георгом, которого ей даже не удосужились представить, но была остановлена принцем:

— До завтра, Нинимэль. Отдыхайте и устраивайтесь. Всё, что вы посчитаете нужным вам будет предоставлено. Если захотите погулять и ознакомиться с дворцом, скажите Георгу, он выделит вам сопровождающего, — и её бывший наставник стремительно вышел.

Нина молча последовала за Георгом. Они поднялись на второй этаж и, пройдя несколько дверей, остановились перед одной из них. Такой же массивной, красиво отделанной и украшенной. Коридор здесь делал поворот и, таким образом, из этих покоев можно было выходить в двух направлениях и это ей понравилось.

Георг открыл дверь и пригласил Нину проходить. Затем познакомил с расположением комнат: гостиная, спальня, гардеробная, ванная. Гостиная и спальня в сдержанных бирюзовых тонах. Застыл посередине, наблюдая, как она осматривает помещение, как Дин тычется во все углы, что-то вынюхивая.

— Вам понравилось, тора? Или сменить покои?

— Не стоит. Меня всё устраивает. Кстати, Георг, скажите, какую должность вы здесь занимаете?

— Я управляющий тора. В моём распоряжении хозяйство и обслуживание дворца.

— Понятно. Тор Грамон говорил о сопровождении. Могу я рассчитывать сегодня на это?

— Да, тора. Я распоряжусь. После обеда у вас будет сопровождение и коляска для поездки в город. А до обеда у вас будет портниха. Завтрак вам сейчас подадут в покои.

— Тогда вы свободны, Георг. Спасибо. Со всем остальным я справлюсь, — дружески улыбнулась она, а Дин даже помахал ему хвостом.

Нине понравился этот дядька — спокойный, добродушный, без всякого гонора. Оставшись одна, она вновь обошла своё новое жилище и поставив рюкзак в гардеробной, направилась в ванную. Об этом Нина мечтала уже давно. У себя в Садхе она пользовалась только душем, так как именно он активировался в её покоях. А, когда дворец проснулся полностью и заработали все магические опции, им уже пора было уходить. Так что ванна была её мечтой уже не один месяц.

Подхватив за холку Дина, Нина показала ему картинку купания, и пёс радостно оскалился. Он страшно любил купаться и делал это в Звонкой постоянно. Но здесь они окрестностей не знали. Порядков местных не знали тоже. И Нина посчитала, что перед встречей с королём всяко полезно как следует помыться. И ей, и псу. Она хотела помыть вначале Дина, а потом уж и сама.

С этими мыслями Нина открыла дверь ванной и обомлела. Какая ванная?! Бассейн!! Два бассейна!! Один поменьше и помельче, второй побольше и поглубже. Плюс ещё был душ в отдельной нише и целая батарея разных флакончиков на полке. На вешалке висел халат, а в открытом шкафчике лежала стопка полотенец. Рядом находилась магическая сушка (ну, мало ли, поняла она, может не все гости с магией дружат).

Нина одобрительно охнула на всё это великолепие, выполненное в ярких сине-зелёных тонах с вкраплениями жёлтых и рыжих пятен, и щедро выделив Дину меньший бассейн, сама опустилась по лестнице в большой. Красота! Блаженство! И она потерялась для мира не меньше, чем на час. Что там делал Дин в своём бассейне, она видела и слышала только краем уха и краем глаза. Доволен и ладно.

Но всё имеет конец. С сожалением Нина покинула уютный бассейн и встала под душ. Пора выходить, надевать халат и открывать дверь.

Оп-па! Она и забыла про портниху! А та уже нетерпеливо бьёт ножкой. Нервничает. Нина извинилась и приготовилась терпеливо мучиться. Но не пришлось. Мастер, обошла её кругом, прищурила глаза, что-то буркнула и из небольшого портала прямо в гостиной появилось вешало с несколькими платьями. Взглянув на них, Нина поняла, что совершенно, категорически не хочет их надевать. Она перевела жалобный взгляд на мастера. Та снова хмыкнула, снова что-то буркнула и появилось второе вешало, с брючными костюмами.

«Вот. Совсем другое дело. Тоже не айс, но пойдёт», — подумала Нина. Подхватила синий с серебряной отделкой и было направилась переодеваться, но была остановлена сердитым:

— Тора! Вам необходимо выбрать и примерить платье. Визит к королю невозможен в брюках.

Нехотя Нина вернулась. Ну, надо, так надо. Сняла первое попавшееся платье и тоже взяла его на примерку. В результате двухчасовых мучений она оказалась обладательницей нескольких комплектов белья от простого до вычурного, трёх брючных костюмов и двух платьев, нескольких пар обуви, массы лент и заколок. Наконец, мастер распрощалась с ней, пообещав остальной гардероб через два-три дня.

Расставались они даже довольные друг другом: Нина, потому что её услышали и разрешили носить брюки; мастер — потому что она не лезла с указаниями как, что и из чего шить. Нина понадеялась на её мастерство и не прогадала. Все костюмы и платья были сдержанны, элегантны и просты в одевании. Но при этом смотрелись очень качественно и дорого. Она была довольна. И совершенно искренне благодарила мастера. А та, похоже, впервые слышала такую похвалу.

Оставшись одна, Нина подошла к зеркалу и методично, не спеша оглядела себя с головы до ног. Мир не изменил её. Она только сильно похудела. Но это даже хорошо. Фигура стала стройной и какой-то воздушной. Талия настолько тонкая, что никаких корсетов не надо. А грудь, наоборот, стала кажется больше. И её второй сменился на третий. Тоже хорошо.

Тёмно-каштановые волосы по-прежнему вились крупными кольцами. Карие, почти чёрные глаза, изучающе смотрели на мир из-под густых, загнутых ресниц. На Земле ей часто говорили, что глаза у неё «умные». И, что скромничать, она себя такой и считала. (вот буквально до попадания в этот мир).

Нос небольшой, аккуратный. Губы нормальные, часто растягиваются в улыбке. Нину так и обзывали — жизнерадостной оптимисткой. Она не спорила. Почему-то терпеть не могла нытиков, давящих на жалость и выпрашивающих сочувствие. Им тяжело, видите ли! А кому легко?! Сама она стараюсь о своих бедах и проблемах не распространяться. Не могла терпеть и хамов. Но связываться с ними не любила, хотя и не боялась. В общем, такая себе индивидуалистка.

Но вот сейчас, в этой девочке напротив, Нина никакой решительности и оптимизма не видела. А видела настороженность, серьёзность и тревогу. Она не знала, что её ждёт впереди, и на кого ей можно положиться в этом чужом для неё мире.

***

Лэридей Грамон.

Едва они вышли из портала, как попали в окружение подруг Лорены. Во дворце всегда много дам и девиц. Некоторые придворные живут здесь семьями, фрейлины королевы тоже живут во дворце. Многие аристократы здесь работают: их жёны и дети тоже бывают во дворце. Для всех действует только одно ограничение: запрет на посещение королевского крыла, где проживает только семья короля и их личные гости. По остальной территории дворца и парка можно передвигаться свободно.

Девицы сразу и сообщили Лэридею, что Лорены нет во дворце. Ну, может, это и к лучшему. Не готов он сейчас выяснять отношения. Лорена очень красива и когда-то покорила его свежестью, смелостью любовных ласк, но в последнее время стала много требовать: должности родственникам, повышение содержания, дорогие подарки. Мотивируя это тем, что будущие родственники принца, как и невеста принца не могут выглядеть убого. Стала нервной, капризной, злой. И если бы не давление отца ни о какой помолвке не могло быть и речи. Но отец настаивал. Боялся, что у Дея вообще не будет детей, даже без дара. Что ж, Лорена — не худший вариант. По крайней мере, он её давно знает.

«Боги всемогущие! Забыл о девочке! Стоит с собакой в стороне, ждут. И ни капли недовольства. Прости, девочка моя. Но знать тебе о моём отношении совсем не нужно. Ты ещё найдёшь своё счастье.»

Быстро довёл её до Георга и отдал необходимые распоряжения. Нинимэль напряжена и озадачена, обижена чем-то, но это пройдёт. Король должен встретить её приветливо. Не каждый день из другого мира наследницы приходят. С рудниками не очень хорошо вышло. Но в конце концов королевская семья их купила у якобы владельцев, а не отобрала. Разберутся. Поэтому Дею и неудобно было признаваться, что принц. Сразу бы во враги записала. Однако и без этого тяжело на душе. Он не мог смотреть на неё спокойно: хотелось обнять, ласкать, целовать. Как же поздно она нашлась! Как поздно…

ГЛАВА 5.

Лэридей Грамон.

— Ты узнал, кто готовил покушение на тебя, сын?

— Пока нет, отец. Проверяю некоторые подозрения.

–Ну-ну. Поторопись. С появлением иномирянки и активацией Садхи нам придётся столкнуться с новыми видами магии и заклинаний. Надо быть готовыми. Для этого ты должен быть свободен от других дел. Приставь к ней наблюдателя из числа самых опытных.

— Уже сделано.

— Кстати, как она тебе? Вы целый месяц были в изоляции, можно успеть понять человека.

— Она наивная. Совсем девчонка. Очень ответственная. С одной стороны, серьёзная, умная и рассудительная. С другой, оторва и авантюристка. Хочет сама всё попробовать и испытать.

— Понравилась?

— Не буду скрывать. Да!

— А Лорена?

— Я уже говорил тебе до похищения, Лорена — это долг. Я не могу нарушить собственное слово. А я ей обещал. Да, и готов ли ты к враждебным действиям со стороны её рода? Сам знаешь, как сильны Четтерен. Так что, помолвка состоится, если ты, конечно, не вернёшь им Западный порт, — принц горько улыбнулся. — Нет? Не хочешь терять этот лакомый кусок? Так и не спрашивай меня о Лорене! Кто же знал, что я встречу свою пару, когда уже дал слово другой?! — и принц быстро вышел из кабинета короля, громко хлопнув дверью.

Король задумчиво посмотрел ему вслед: «Вот, оно как…»

— Спарк, — вызвал он секретаря, нажав кнопку артефакта, — принеси мне все данные на Лорену Четтерен и напомни иномирянке, что у неё аудиенция у короля. А то они со своей демократией забывают о субординации и вежливости и постоянно опаздывают.

***

Аудиенция у короля была назначена на позднее утро. Нина успела позавтракать, выбрать платье и одеться с помощью Мэд — служанки, которую привёл к ней сам Георг. Девушка оказалась скромная, простая и очень умелая. Нина быстро оказалась одета, обута и причёсана, кстати, с помощью магии. И её это заинтересовало.

— Мэд, а как много людей в королевстве владеют магией?

— Аристократы почти все, госпожа. Редко кто из них теряет магию из-за проклятий или тяжёлой болезни. А простолюдины имеют магию только если они бастарды.

Девушка посмотрела на моё отражение в зеркале и закрепила последнюю шпильку.

— Всё готово, госпожа.

Но Нина уже зацепилась за тему и не хотела оставлять её, хотя видела, что Мэд это не совсем приятно.

— А разве у вас не принято всех магов обучать ремеслу?

— Да, все маги обязаны получить магическое образование. Бастарды тоже. Мы заканчиваем школы магии. Академии, увы, не для нас. Если только род не признает ребёнка и не оплатит его обучение.

— Извини, Мэд. Я не хотела тебя задеть. Просто это неправильно. Раз маги — основа государства, они должны иметь лучшее образование, независимо от своего происхождения. Извини, ещё раз.

— Ничего, тора. Я привыкла.

Мэд проводила её до дверей королевского кабинета и, поклонившись, ушла. Нина с волнением постучала в дверь и получив разрешение вошла. Молодой человек поднял голову от документов и увидев её улыбнулся:

— Доброе утро, госпожа. Его величество ждёт вас, проходите.

Нина же наоборот приостановилась, осмысливая происходящее: с самого начала появления здесь, ей всё казалось неправильным. Но в чём эта неправильность, она не могла понять. А сейчас дошло: разве так положено принимать и относиться к человеку, который попал сюда из другого мира? На Земле бы (если его, конечно, не засекретили бы) газеты, журналы, телевидение, сеть уже пестрели портретами попаданца, и шумиха была бы знатная. А тут — обыденное отношение, как к простому повседневному явлению. Подумаешь, попаданка. Никто не удивился, не впечатлился, не прибежал на неё посмотреть. Или здесь попаданцы на каждом шагу встречаются, или она чего-то не понимала. С этой мыслью Нина и вошла в кабинет короля.

Из-за стола навстречу ей поднялся высокий, атлетически сложенный мужчина средних лет. С живым блеском таких же стальных глаз, как у бывшего наставника.

«Они похожи», — подумала Нина про себя и поздоровалась с лёгким поклоном. Ну, не реверансы же ей делать, в которых она ничего не понимает.

— Здравствуй, тора Нинимэль Бартон, — приветствовал король, пожимая её руку двумя своими. — Ты очень похожа на свою прародительницу. Рад видеть тебя, воочию. Позволь представиться: король славного Греннидора — Эриден Грамон.

От такого энергичного, напористого приветствия Нина даже растерялась, но сумела быстро взять себя в руки.

— И я рада познакомиться с вами, ваше величество. Меня удивил и поразил ваш мир, ваш город и ваш дворец.

Король неожиданно рассмеялся и погрозил ей пальцем:

— Лиса! Ох, какая лиса. Но приятно всё равно. Спасибо. Миров много, девочка, и к нам приходят из разных. Особенно часто — маги. Портал в столице никогда не пустует, но из закрытых, таких как твоя Земля, бывают очень редко. Так что я на самом деле рад, что тебе у нас понравилось.

«Ах, вот в чём дело! Тут действительно попаданцев навалом. Они просто к ним привыкли» — подумала Нина и продолжила слушать короля.

— Интерес к тебе у наших магов огромный, — продолжал говорить король, — и они встретятся с тобой сегодня после обеда. А пока расскажи немного о себе. Интересно всё же почему тебе открылся древний город.

Скрывать Нине было нечего, и она рассказала: родилась, училась, попала. Всё. Ничего необычного. Никаких особенных способностей и талантов, кроме огромного желания учиться. Очень любит свою будущую профессию — врач. С детства хотела им стать.

— Врач? — переспросил король.

— По-вашему — целитель. — уточнила Нина.

— А твои родители?

— Отец — инженер, мама — учитель.

— А на кого внешне похожа ты?

— На отца. А что, эти вопросы так важны? — не вытерпела она.

— Представь себе. Нам надо попытаться определить по какой ветви родственников искать нашу кровь. Вернее, кровь нашего мира. Ведь со времени ухода Иссамиэль прошло около пятисот лет. Но никто из её потомков до тебя не попадал к нам. Согласись, этот факт стоит внимания.

— Я понимаю. Но мне удивительно, как сохранилась Садха?!

— Магия. Она бы и ещё столько простояла.

— Ваше величество, а можно вопрос? — осмелела Нина. — Пророчество, его обязательно надо исполнять?

— Если оно откликнулось именно на тебя, и ты сумела открыть город, то именно тебе и продолжать начатое. Или вернуться в свой мир. И пророчество будет ждать следующего носителя вашей крови. Но остаться здесь и не выполнить пророчество, ты не сможешь. Магия заставит тебя это сделать. Но подробнее тебе объяснят маги. А, что? Ты боишься? — лукаво улыбнулся мужчина.

— Не то, чтобы сильно боюсь, но там сказано про кровь. И я опасаюсь.

Король рассмеялся: «Да, звучит страшно. Но ведь не всегда требуется много крови или, не дай боги, жизнь. Иногда хватает нескольких капель».

— Не в моём случае, — вздохнула Нина. — У меня всегда — экстремальные варианты.

— Не волнуйся, Нинимэль, маги тебе помогут. Мы заинтересованы в открытии древней столицы. Там остались бесценные сведения и знания. Но больше всего мы заинтересованы в прекращении вражды. И в этом окажем тебе любую помощь.

— Что ж вы сами её не прекращаете?

— Не получается, — вздохнул король. — Ладно, давай о деле. Тебе нужен наставник и сопровождающий на первое время. Он будет постоянно находиться рядом с тобой и решать возникшие проблемы, в том числе с собственностью и деньгами. Заодно и охраной побудет. Лучше него всё равно никто не справится, — и король нажал кнопку вызова, — Спарк, пригласи ко мне Крейдена Лествица. — и обращаясь к Нине пояснил: тор Лествиц — архимаг, глава службы дознания, боевой маг. Правда, иногда не сдержан, но на деле это не отражается.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Исполнить пророчество предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я