Замок над Морем. Сила рода

Галина Гончарова, 2018

Все дороги ведут в Замок над Морем. Влюбившись, нарушают древние запреты Алаис Карнавон и наследник Лаисов, плетут интриги Тимары, пытаются выжить Атреи и Карсты. Пять герцогских родов, один, казалось бы, пресекшийся королевский, – но кто возложит на себя корону? Кому покорится Мировой Змей? Кто станет хозяином Замка? На все воля богов? Но даже боги порой склоняются перед человеческим упрямством. Особенно если решено сражаться до конца.

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Замок над Морем. Сила рода предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Гончарова Г., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Глава 1

Алаис глазам своим не поверила, когда впереди замаячило море.

Море!

Наконец-то!

А еще там был корабль, покачивающийся на волнах. И шлюпки на берегу.

Как они выгружались из карет — лучше не помнить. Алаис мертвой хваткой вцепилась в Луиса, прижала к себе ребенка и в таком виде была погружена в шлюпку. Моряки под командованием Эдмона действовали быстро и слаженно, багаж грузили в шлюпки, первым рейсом перевезли людей, потом перекинули все вещи, а последним — разогнали коней и скатили с обрыва кареты. Авось, следопытов здесь в ближайшее время не найдется, а лошади бесхозными тоже долго не останутся. Повезет кому-то…

Сама Алаис стояла на палубе, наотрез отказываясь уйти в каюту, пока они не отплывут. Луис покачал головой, но остался рядом с подругой. Лизетта забрала маленького Эдмона и понесла перепеленывать в каюту, ворча что-то о сумасшедших аристократах, а Алаис просто дышала морским воздухом и ни о чем не думала.

Хотя бы пару минут покоя.

Потом она опять станет герцогиней, потом придется что-то объяснять магистру, разговаривать с рыцарями, искать общий язык с маританцами… потом! Здесь и сейчас она просто слабая женщина, которая опирается на плечо сильного мужчины. И можно забыть на пару минут, что он тебе не принадлежит. Хотя бы две минуты слабости и спокойствия…

Луис ласково коснулся волос подруги, притянул Алаис покрепче к себе, демонстрируя, что это — его женщина. А то… хватит! Насмотрелся он, как все эти маританцы вокруг нее увивались!

— Мы справились, — вздохнула Алаис, утыкаясь в плечо любовника.

— Да. А дальше?

— Маритани.

Волны и ветер, словно сговорившись, плавно влекли корабль к острову древних Королей.

* * *

Долго постоять Луису не дали — к обнявшейся паре подошел Ларош Дарю.

— Тьер…

— Да?

— Я должен извиниться перед вами.

Луис поднял бровь. Насмешливо, ехидно, почти как Преотец.

— Извиняйтесь.

— Я не ожидал, что вы способны на подобный поступок. Я недооценил вас и прошу прощения.

— Вы ожидали, что я сдам вас всех своему отцу, — продолжил Луис.

— Ожидал.

— Извините, что не оправдал ваших ожиданий.

Ларош вспыхнул.

— До последнего времени вы были верным цепным псом своего отца, чему удивляться?

Теперь вспыхнул и Луис. Может, он и ответил бы что-то недоброе, но Алаис крепко сжала его ладонь.

— Прекратите, господа. Тьер Ларош, вы подошли к нам просто извиниться?

— Нет. — Рыцарь смотрел в сторону. — Я хотел сказать, что вас зовет магистр Шеллен.

Алаис переглянулась с Луисом.

— Может, ему сначала отдохнуть?

— Магистр просил, — Ларош посмотрел на Луиса почти умоляюще, — он сказал, что не сможет уснуть, пока не поговорит с вами…

Алаис взмахнула рукой.

— Что ж, пойдем, поговорим с магистром, авось поможет. Ларош, вы с нами?

— Нет.

— Зря. У рыцарей Ордена сейчас одна проблема на всех.

— Какая? — повелся Ларош. И Алаис с удовольствием припечатала его, чтобы не поднимал хвост на спасителей.

— Они выжили. Те, кто погиб или героически умер, сейчас избавлены от забот, а этим господам еще предстоит определиться, что делать со своей жизнью.

Ларош покраснел вовсе уж свекольным цветом, а Алаис подхватила Луиса под руку и проследовала с ним в каюту Шеллена.

Магистр лежал на кровати. Сил у него не оставалось даже голову поднять, но вот разговаривать.

— Тьер Даверт. Тьерина…

— Герцогиня Карнавон, — мило улыбнулась Алаис. — Для вас просто ваша светлость.

Шеллен поперхнулся заготовленными словами и мучительно закашлялся. Пришлось приподнять его и почти принудительно напоить из стоящего рядом кувшина. Вино?

Сейчас это кстати…

Шеллен сделал пару глотков, чуть успокоился и с возмущением посмотрел на Алаис.

— Вы…

— Да, я. Давайте сразу сэкономим наше время, Итан Шеллен Атрей.

Шеллен поперхнулся вторично. Алаис поглядела на Луиса.

— Слушай, мы так ему весь кувшин споим, прежде чем все расскажем.

— Не дождетесь, — проворчал магистр. — Интересно, чем вы меня еще можете удивить?

Алаис переглянулась с Луисом, и на губах мужчины заиграла ядовитая улыбка.

— Может быть, тем, что я по матери из рода Лаис и принял наследие рода?

Шеллен таки поперхнулся в третий раз.

* * *

Нормально поговорить они смогли только минут через десять. Отпоили магистра вином, поудобнее уложили, и Алаис взяла слово.

— Думаю, надо начать мне, как единственной даме. А уж потом решим, кто продолжит.

Луис и Шеллен обменялись хмурыми взглядами, но спорить не стали. Алаис кивнула своим мыслям и тихо заговорила, чтобы никто не подслушал, даже стоя под дверью каюты:

— Мое имя Алаис Карнавон. Моя семья была убита, меня насильно выдали замуж за человека, который разрушил мой дом, и я знала, что долго не проживу. Я решила отомстить. И на рассвете подарила Морю свою кровь и жизнь, по старинному обычаю. — Герцогиня подняла руку. На бледном запястье белыми полосками выделялись шрамы. — Море вернуло мне жизнь, и я решила не отдавать ее врагу. Я сбежала, родила сына… Мне помогли. Думаю, магистр, вам знакома фамилия Шедер?

Магистру она была отлично знакома.

— Уже после родов Элайна узнала о вашей… беде. Она хотела сама отправляться вам на выручку, мы не пустили. Здесь я и Далан.

— Далан?

— Вы не обратили внимания?

— Я не думал ни о чем, — вздохнул Шеллен. — Я никудышный отец…

Алаис не стала спорить с этим утверждением. Кто она такая, чтобы мешать человеку прозревать?

— Далан — тоже Атрей. Зная об этом, он не мог оставить вас в беде, а я решила помочь ему. Шедеры помогли мне, я вам, думаю, сейчас мы в расчете. Хотя вряд ли Арону это нравится.

Магистр кивнул.

— Думаю, мне стоит продолжить. — Луис зевнул, прикрывая рот ладонью. Нервное напряжение не прошло даром, тьера неудержимо клонило в сон. — Мою мать убили. Перед смертью она рассказала мне, что мы — Лаис, но мой отец уже договорился о свадьбе Лусии с герцогом Карстом.

— Это же… так нельзя! — Шеллен едва не взвился на кровати.

— Вы это знаете. Откуда было знать мне? Что-то подозревать я начал только после исследований в библиотеке того же Карста и архивах Тавальена. Мои интересы были далеки от всего этого! Своих дел хватало!

— Отцовских? — проницательно уточнил Шеллен.

Луис даже бровью не шевельнул.

— И что? Когда вы решили бежать из дома?

Шеллен скрипнул зубами, видимо, вспоминая.

— Извините, тьер… Даверт? Или все же Лаис?

— Можете обращаться ко мне по имени. Я пока и сам не знаю, кто я. Какой я…

— Вы прошли посвящение?

— В море?

— Да.

— Прошел.

— Сами? — Шеллен спрашивал так, словно ответ был для него жизненно важен.

— Алаис помогла. Я не знал о ритуале…

— Об одной из его частей. Вы приняли род, но не стали главой рода, верно ведь?

— Верно.

— На вашей руке нет кольца.

Луис кивнул еще раз.

— Для этого мне нужно получить кольцо. Полагаю, с этим вопросом вы мне можете помочь?

— Могу, — согласился Шеллен. — И помогу.

— За свою цену, — мило улыбаясь, дополнила Алаис.

Шеллен сверкнул глазами.

— Я не настолько неблагодарен!

— А насколько?

Магистр решил оставить провокацию без ответа и поглядел на Луиса.

— Как Лаис, вы решили мне помочь?

— Как Лаис, я решил бежать и спрятаться. Я спасал сестру и брата…

— Брата? Не братьев?

— Родригу мертв.

— Соболезную.

Впрочем, искреннего чувства ни в том, ни в другом голосе не ощущалось. Мертв — и точка. Мы-то живы, и у нас своих забот хватает!

— Когда на моем пороге появилась герцогиня Карнавон, я едва с ума не сошел. Но Алаис была настойчива, и мне пришлось принять участие в вашем спасении.

— А откуда…

— Маританцы. На корабле которых мы сейчас находимся, — Алаис предугадала вопрос. Да и чего там гадать, и так все ясно. Откуда она узнала? А вот оттуда. — Даверты очень заметная семья, не столько фамилией, сколько внешностью.

— Простите?

Шеллен действительно не понял.

— Сын капитана корабля по уши влюблен в Лусию Даверт, — сдала Алаис беднягу Эмиля. — Это пройдет, но пока… Он заговорил о своей богине с вашим сыном, а Далан поделился со мной.

— Понятно. А куда мы идем?

— На Маритани.

— Нет! — Магистр взмахнул рукой. — Нам туда не надо!

Алаис переглянулась с Луисом.

— Почему?

— Потому что Ордена нет… и я не знаю, кто доберется до наших хранилищ. А мне надо многое… мне надо ввести Далана в род…

— Принять главенство рода…

— Что?

— Бурей на побережье уничтожен замок Атрей. Из герцогской семьи никто не спасся.

Шеллен хрипло рассмеялся.

— Жинетта… они точно все мертвы?

— Преотец сказал. А ему на стол непроверенная информация не попадает. — Луис пожал плечами.

Магистр прикрыл лицо руками. Собеседники молчали, не желая нарушать его сосредоточенность, потом он отнял пальцы от лица, и Алаис увидела слезы на его ресницах.

— Туда ей и дорога, твари. А вот Ланса жалко. И сестру…

— Они бы вас не пожалели.

— Знаю. Я и ушел, когда понял, что мне в родном доме не жить. Либо отравят, либо что-то еще, она детей против меня настраивала. Отец видел все, но любил эту тварь!

— И позволил ей сживать со света родного сына.

— Мою мать он как раз не любил. Брак по расчету, этим все сказано. Да и рожать она после меня не могла…

Алаис пожала плечами. С ее точки зрения, в брак по расчету вступали двое — и выполнять условия сделки обязаны были обе стороны. Впрочем, кому какая разница? Здесь и сейчас это история.

— Плохо, что ваш родовой замок уничтожен.

— Это не совсем родовой замок. Когда отец женился второй раз, он переехал. Жинетте не нравилось там, где жила мама.

— Тогда вам надо домой, — сообразила Алаис.

— Надо…

— Изменим немного внешность, отрастите усы и бороду, покрасите волосы, никто и не заподозрит, что магистр Шеллен и Итан Шеллен Атрей — одно лицо!

— Неплохие планы. Но домой мне надо не за этим.

— А зачем?

— Принять в род своего сына и передать ему главенство.

Алаис сдвинула брови.

— Допустим. Вы его приняли, вы ему все передали, что дальше?

— Дальше? Дела найдутся.

— Надеюсь, это не месть?

Шеллен поднял брови.

— Даверту?

— Хотя бы. Учтите, если вы хотите самоубиться, лучше топитесь сейчас! Полезнее будет!

Магистр сдвинул брови. Так с ним давно никто не разговаривал, уж тем более женщины.

— Герцогиня…

— Магистр, давайте вы сначала поговорите с Даланом, со своими людьми, выспитесь, все обдумаете, а уж потом мы решим все остальное. И куда идти, и зачем… и даже за чем именно. Что-то мне подсказывает, что вы забыли про Элайну Шедер, а ведь она в ногах у меня валялась, за вас просила. Она вас любит… или муж вы тоже никудышный?

— Я ей не муж. Меня даже на это не хватило.

— Вот и исправляйтесь. Думаю, Далану будет приятно, если вы женитесь на его матери… намек понятен? Опять же, рядом с вами остались люди, которым надо найти себя в жизни. Или вы хотите сжечь на алтаре мести за Орден еще четыре жизни?

— Сколько их там уже сгорело.

— Давайте добьем оставшихся?

Шеллен вздохнул. Горестно и тоскливо.

— Герцогиня, а вы хоть знаете, для чего был основан Орден?

— Общепринятую версию, — честно призналась Алаис. — Про умершую девушку, ее брата… сколько там правды?

— Нисколько. Это романтическая версия для народа.

Почему Алаис в этом и не сомневалась?

— А что было на самом деле?

— На самом деле наш Орден был создан, чтобы заниматься той грязью, которой брезговал заниматься Преотец. Для деликатных поручений.

И одно поручение Алаис точно знала.

— Первые жертвы Ириону — дело рук Ордена?

Луис спрашивал наугад, но, судя по ошеломленному лицу магистра, попал в точку.

— Откуда вы…

— Знаю. И догадываюсь, что было и многое другое…

— Было. Примерно лет сто назад магистр Элот решил, что хватит копаться в грязи…

— У него был компромат на Преотца? — Алаис не смогла поверить в рыцарские чувства у магистра. Нереально.

Шеллен криво усмехнулся.

— Вы правы, герцогиня. Был и компромат, и много еще чего… по сути, Орден протолкнул в Преотцы свою марионетку, чтобы избавиться от неусыпного контроля и прекратить исполнять приказы.

Алаис медленно кивнула.

— А чем Орден занимается сейчас?

— Вы не поверите.

— И все же?

— Поисками Королей.

* * *

Сказать, что Алаис была удивлена?

Они с Луисом застыли двумя статуями, но первой опомнилась Алаис.

— Короли умерли!

— Вы ошибаетесь, герцогиня.

Алаис опустилась на кровать.

— Рассказывайте, магистр.

Почему-то этот вопрос казался ей более важным, чем все остальное. Даже погоня. Даже дальнейшие планы. И судя по лицу Луиса, мужчине тоже надо было знать.

— Род Атрея породнился с Дионом, это вы знаете.

Два согласных кивка были ответом магистру.

— Альерт взял в жены женщину из Атреев, но детей у них не было. Я не знаю почему, но рождались или уроды, или мертвые дети…

Это было загадкой и для Алаис. Вроде бы Короли могли спокойно скрещиваться с любыми герцогскими родами. Могли, но предпочитали подыскивать себе женщин из других семей. Почему?

Ответа она не знала. А магистр продолжал:

— У последнего Короля были незаконные дети.

— Еще?

— Да. Сын и дочь. И он доверил эту тайну герцогам домов Карнавон и Лаис.

То, что в следующую минуту высказал Луис, не стоило говорить при дамах. И даже при девках. Но Алаис не обратила внимания. Она с ужасом думала о другом…

— И больше ничего не известно?

— Нет.

— Я знаю, что дом Лаис был вырезан по приказу Преотца Лисандра. Это потому что они…

— Да, поэтому тоже. Примерно в то время Орден сбросил с себя ярмо, и…

— И от всех Лаисов чудом уцелел один ребенок.

Глаза Луиса сверкнули опасными огнями. Даверт был в ярости. Алаис подняла руку.

— Постойте, господа! Я чего-то не понимаю. Герцог Лаис отказался рассказывать о доверенном его роду, и его за это убили?

— Да.

— Герцог Карнавон?

— Он был слишком силен. До него еще не успели добраться…

— Почему? — искренне удивилась Алаис. — Успели. Может быть, Таламир тоже часть плана, просто мы не видим всей картины…

— Мы вообще как слепые щенята, — зло бросил Луис. — Хорошо, допустим, Орден находит королевскую кровь. Что вы собирались делать с ней дальше?

— Только королевской кровью можно подчинить Змея.

— Змей — сказки, — протянула Алаис, но вышло так неубедительно, что даже магистр не поверил. Все же они с Луисом видели…

— Не сказки. Он спит на дне моря и поднимается по приказу Короля.

— А что он жрет, пока не спит? Или пока спит?

Биолог в Алаис взял верх, и ей стало интересно.

— Рассказывают, когда он вдыхает, водовороты закручиваются в одну сторону, а когда выдыхает — в другую. И когда он втягивает в себя воду, в пасть ему попадают и рыбы…

Алаис только головой замотала. Как-то все это странно звучало, очень странно, но все ли мы знаем?

— Хорошо, вы получаете власть над доисторической гадиной. Что дальше?

— Это же власть! — удивился магистр. — Кто управляет Змеем, тот правит Рамтерейей!

— А если кто-то не согласится?

— Смерть. — Магистр даже удивился такой непонятливости. — Но при виде Змея никто не станет сопротивляться.

Алаис вспомнила гибкое стремительное тело, которое рассекало волны, вспомнила почти человеческий взгляд. Она бы точно не сопротивлялась. Без ядерной бомбы такую зверюгу не одолеть.

Катапульты?

Смешно.

Со временем люди могут придумать нечто такое, что станет сильнее Змея, но должно пройти сколько-то лет, может, даже сотен лет. Тут и пороха-то нет…

— Допустим. Вы находите Короля, или Королеву, и этот человек управляет Змеем для вас. Для кого?

Шеллен тряхнул головой.

— То есть?

— Преотец — должность выборная, Дион наследников не оставил. Магистр — должность выборная. Кто будет определять политику партии и правительства?

— Простите?

— Командовать кто будет? Или королевскую кровь и ее носителя будут держать при храме и регулярно доить?

Шеллен завис. Кажется, над таким вопросом он не задумывался, а меж тем…

— Я понял, о чем ты. Или Дион где-то жив, или кто-то другой затеял эту игру.

Алаис кивнула.

— Да. Ты правильно меня понял. Это не чья-то частная инициатива, это линия, которая проводится в жизнь вот уже сколько лет…

— Сотню?

— Может, и больше. Вот смотри, после гибели последнего Короля установилось безвластие. Это лет пятьдесят смуты и бардака, а то и чего похуже.

— Согласен, — кивнул Луис.

— Потом надо восстановить пошатнувшиеся позиции, набрать сил, укрепиться, наметить план действий… это не на одно поколение работа. Может, даже на десять поколений…

— Медленно распустить щупальца и ждать, пока в них приплывут неосторожные рыбки. Ты считаешь, что это Тимары?

Алаис покачала головой.

— Не знаю. Ничего не могу сказать по этому поводу. Может, и не Тимары, думаешь, те же Эфроны повели бы себя лучше? Женись Маркус на Алите, Димай Эфрон и отец заключили бы кучу союзов, объединили владения, и Лидии стало бы неуютно на троне. Каждый род будет продвигать свои интересы.

— Но нам нужны те, кто триста лет не меняет их.

— Или наследники. Допустим, Лаисы уничтожены, но кто-то же сидит сейчас в герцогском замке?

Луис скрипнул зубами.

— Я должен буду наведаться туда.

— Обязан. Так же, как и мне придется заглянуть в Карнавон.

— Лаис, Карнавон, Атрей… что ближе? — улыбнулся магистр.

— Лаис.

— Может, сразу надо идти туда?

— Одним кораблем маританцев? А нас там под кустиком не прикопают? У нас всех сил — вы, я, Луис, четверо калек и младенец. Да, еще Далан. Кого положим первым?

Шеллен покачал головой.

— Ваша светлость, они ничего не осмелятся сделать законному герцогу.

— Вас же это не остановило? То есть Орден, когда вырезали род Лаис.

— Это другое дело.

— А по мне — так то же самое. Я так рисковать не стану.

— Хотите, я отправлюсь к герцогу Лаису? Мне терять особенно нечего…

— Кроме жизни.

— Чего она теперь стоит…

Алаис махнула рукой.

— Магистр, мне некогда вас уговаривать. Давайте мы все отдохнем, перекусим, а уж потом поговорим всерьез. То, что вы нам рассказали, требует всестороннего обдумывания.

Шеллен кивнул, признавая ее правоту.

— Герцогиня, вы можете позвать ко мне Далана?

— Могу. А надо?

— Да.

Алаис вздохнула. Вот казалось ей, что магистр сейчас наломает таких дров…

— Давайте договоримся. Вымоетесь, перекусите, а потом поговорите с сыном. Или вам хочется предстать перед ним в таком виде?

Шеллен смутился. Да, темница никого не красит, его хоть и переодели, но попахивал магистр ощутимо.

— Я… да.

— Тогда пока прощаемся. Поговорим позднее, — согласилась Алаис и почти вытащила Луиса за дверь. Тьер удивленно поглядел на любовницу.

— Алаис?

— Зайчик, котик, акуленок мой… ты говорил, что ваш род славится своими ядами?

— Ты хочешь отравить магистра? Зачем?

— Усыпить. Временно. Пусть поговорит с Даланом чуть позднее, на свежую голову. Мы сейчас все устали, все измотаны, да и мальчишка на нервах…

Луис кивнул.

— Да, в каюте.

— Дашь?

— Рыбка моя, для тебя все что угодно.

Луис почти не умел шутить, но Алаис как-то удавалось его расшевелить.

* * *

Следующий разговор у них состоялся только через три часа с хвостиком. За это время Луис и Алаис успели на скорую руку искупаться, переодеться, Алаис накормила ребенка, Луис успел напроситься на обед к магистру Шеллену и подлить ему сонное зелье, так что союзники встретились уже в каюте. Алаис упала на узкую койку, вытянулась струной…

— Боже, как хорошо!

Луис улегся рядом, провел рукой по ее волосам.

— Ты устала…

— Да. Но главное, что все мы живы и в безопасности.

— Вот насчет второго я не стал бы утверждать. Думаю, отец сделает все, чтобы меня уничтожить.

— Значит, надо его опередить.

Луис выглядел искренне удивленным. Да, одно дело порвать цепь, и другое — кинуться на укротителя.

— Ты хочешь сказать…

— Преотцы меняются часто. На твоем месте я бы сосредоточилась на выживании в ближайшие лет пять, а там… Эттан Даверт много кому насолил.

— Это правда. Знаешь, у меня не идут из головы рассказы магистра.

— Про Змея?

— Про королевскую кровь.

У Алаис они тоже не шли, но по другой причине.

— Луис, дай мне слово, пожалуйста. Что все сказанное мной здесь и сейчас останется только между нами?

Луис пожал плечами.

— Если от этого не будет зависеть жизнь или безопасность. Моя и моих близких.

— Принято.

— Все так серьезно? — Он попытался шутить, но при взгляде в серьезные синие, уже темно-синие, глаза осекся. — Алаис?

— Мне пришло в голову нечто весьма неприятное, и я не хотела бы это озвучивать при других людях.

— Что именно?

— Представь. Ты — герцог, и у тебя на руках ребенок Короля. Что ты с ним сделаешь?

— Ну… воспитаю, выдам замуж или женю… Ирион!

— Дошло?

— Арден! Да… и..!

Луиса аж затрясло. Судя по всему, он понял и осознал перспективу свежеотловленной дойной коровы. Зато королевской крови! Это, конечно, утешает.

— Ты считаешь…

— Я бы на месте герцогов так и поступила.

— Но мы ведь совершенно не похожи на королевскую кровь.

— Во-первых, это не обязательно, это просто мои догадки. Во-вторых, кровь — понятие сложное. Ты помнишь, как я выглядела? По описаниям?

— Красные глаза, белые волосы…

— И?

Луис внимательно посмотрел на любовницу. М-да, как-то сложно с цветом. Глаза Алаис все сильнее отливали темной синевой, пока еще сизой, но проглядывало под этим всем нечто морское. Как у маританцев. Да и волосы были пепельного оттенка, но уж точно не белого.

— Ты не похожа…

— Я побывала на Маритани.

— И от этого…

Алаис развела руками. Она не знала, от этого, не от этого, ей было просто страшно от перспектив. Ведь только говорится, что Короли вернутся, легенды и прочее… а в реальности?

— Нам надо побывать в родовых поместьях. И мне, и тебе. Это первое. Выяснить, что же все-таки оставил последний Король нашим предкам. Это второе. Навестить королевский замок на Маритани. Это третье.

— Но почему он не признал кого-то из своих детей? Не короновал?

На этот вопрос Алаис ответила, даже не задумываясь, ситуация-то не нова в любом из миров.

— Полагаю, эти дети были младше Альерта Диона, и тоже незаконные. Может быть, он не один раз гулял от королевы… если бы остались дети, которых знает вся страна, их бы признали. А так Дион мог претендовать на трон, но уже более законно. Им можно, почему ему нельзя?

— Его бы поддержали.

— Да, думаю, кто-то его поддержал бы.

— И разразилась бы война. А учитывая Мирового Змея или как там его…

— Пусть будет Ирион, для ясности.

— Если бы кому-то удалось его вызвать или подчинить, думаешь, тут что-то уцелело бы? Нет, Король поступил единственно возможным и правильным способом. Безвластие — это страшно, но так уцелело хоть что-то. Альерт Дион погиб, Эртало убили Тимары, или не убили, Ирион их разберет… ты ведь ничего не нашел?

— Нет. Как ты понимаешь, такое не записывают. Личных бумаг почти не осталось, триста лет все же, известно, что Тимары приехали к Преотцу, что исчезли оба, что море стало алым и ядовитым… все.

— Версия для людей. Как с Орденом.

Луис передернулся.

— Знаешь… этот Орден — как я. Меня тоже натаскивали, и я сорвался с цепи. А отец теперь может погибнуть.

Алаис вздохнула, взъерошила Луису волосы, отвлекая от дурных мыслей.

— Детей не натаскивают. Их любят. А если этого нет, не стоит рассчитывать на родственные чувства. Король на них не рассчитывал.

— Он думал о худшем. Что его кровь где-то уцелеет и рано или поздно станет достаточно сильной, чтобы попробовать вернуть себе трон. А до той поры пусть люди играют в свои игрушки.

— Люди верят в Ардена. Знаешь, это будет непросто вытряхнуть…

Алаис пожала плечами. Вот уж о чем она не думала и не собиралась. Люди верят? Ну-ну…

Сколько уж веков как насадили христианство на Руси? И как?

Если поскрести любого человека, язычник в нем обнаружится не глядя. Колядки, масленица, день поминовения предков, Ярилин день, а аналоги им — святки, та же масленица, пасха, вознесение господне… Христиане просто насаждали свои праздники по старым языческим датам. Да и обряды похожи, если как следует покопаться.

— Вера, которую насаждают… она приживается. Но может так же легко погибнуть от первых заморозков. Меня больше волнует другое. Допустим, что ты или я… тебе этот трон нужен?

— Нет.

И все же что-то такое мелькнуло в глазах Луиса. Алаис покачала головой.

— Зря ты это. Допустим, ты вернешь себе Лаис, а дальше-то что?

— Жить. Править своими владениями…

— Если тебя признают. Если не разразится очередная война, жертвами которой падут твои близкие. Кто бы ни поставил нынешних герцогов на их места, люди привыкли… примут ли они твою династию?

Луис подумал пару минут.

— Что тогда? Оставить все как есть?

— Не знаю. Просто не рубить сплеча. Может, надо договариваться, а не требовать… не знаю. Надо посмотреть, кто там сейчас ходит в герцогах.

Луис неопределенно пожал плечами.

— А что ты будешь делать с мужем?

— Не знаю, — Алаис пожала плечами. — Убить пока нельзя, я не удержу герцогство одна. А являться к нему тоже…

— Ты можешь выйти замуж еще раз.

Но произнося эти слова, Луис ощутил, как что-то царапнуло его. Может, конечно. Только вот из его жизни Алаис уйдет. А ему этого… не хочется?

Алаис пожала плечами.

— Думаю, лучшим вариантом будет выиграть время. Пусть Таламир сидит в герцогстве, а я просто навещу свой родовой замок.

— Как?

— Приплывем, высажусь на лодке, а дальше — несложно. Знаешь, сколько там подземных ходов?

Луис не знал. Но подумал, что в Лаис их не меньше. А как он разберется?

Как же все сложно! Что же вы наделали, предки? Что наворотили? И хоть бы указания оставили потомкам! Хоть бы намек!

* * *

Ночью Алаис приснился сон.

На этот раз не Замок, нет. Ей снятся роскошные покои в синих и белых тонах.

Огромные комнаты, окна с витражами, на которых изображено… что? Изображены, как ни странно, символы всех герцогов. Дельфин, акула, осьминог, кит, косатка…

Все красиво, но Алаис подмечает своим взглядом несообразности. Словно жилец этих покоев… да, что-то такое она видела у нуворишей, которые пытаются остаться в рамках хорошего вкуса. Иногда им это удается, иногда — нет. Роскошный стол из мореного дуба, но на нем золотые письменные приборы. Кресло — сюда бы нечто в строгом стиле, но нет! Обивка из белого бархата, резные ножки и ручки в виде львиных лап, золото то там, то здесь…

У Алаис осталось полное ощущение, что это покои кого-то, выбившегося из грязи в князи. Но стоит ли обращать много внимания на обстановку, если в креслах сидят двое?

Один из них — высокий седовласый мужчина, прямой, как стрела, седые волосы красиво спускаются на плечи, а костюм как нельзя больше подходит к интерьеру.

Лиловый, с белой отделкой.

Тимар?

Да, безусловно. Но кто же второй?

Ответ приходит, стоит лишь заглянуть ему в глаза. Синие. Изменчивые, пронзительные, яркие… и все же не такие, как королевские. Алаис не понимает, в чем различие, но она готова поклясться, отличие есть! И спустя пару минут даже догадывается.

Глаза Короля были изменчивы, как само море. В глазах отдаленного потомка его величества плещется от силы — лужица. Она изменчивая, она отражает то небо, то облака, но нет, нет в ней той глубины. Нет силы, нет страсти…

Глаза Короля — бездна. Глаза его потомка… это даже не колодец. Так, воробью ноги замочить.

— Вы не выполнили своего обещания, Дион.

— Я провел ночь с вашей дочерью.

— У нее родилась девка. Не сын.

— И что? Вы хотели ребенка нашей общей крови, он у вас есть.

— Мы говорили о сыне общей крови.

Эртало, а это определенно он, кривит губы.

— Вы же не думаете, что я брошу все и поеду спать с вашей племенной кобылой?

— Поосторожнее в выражениях.

— Я Преотец и потомок Короля. А вы кто?

— А я человек, который дал тебе почти все. И легко может это «все» отнять.

Улыбка Диона напоминает оскал, пальцы крутят кольцо со звездчатым сапфиром.

— Уже не можете.

— Да неужели?

Тимар ироничен и спокоен. Марионетка решила, что она сорвется с ниточек? Ну-ну, пусть попробует. Жаль, что у марионетки другие планы.

— Если хотите, привозите свою кобылку сюда. Я никуда не поеду.

Тимар улыбается.

— Она на корабле. Ждет тебя.

И Дион улыбается в ответ.

— Я буду. Ночью. Лучше никому не знать, не так ли?

Герцог медленно кивает. Он добился своего, этого достаточно.

* * *

На этот раз Алаис не проснулась с криком, не разбудила Луиса, не подскочила на кровати. Просто открыла глаза и лежала, глядя в темноту.

Что произошло на корабле?

Или с кораблем?

Она не сомневалась, что ночью Эртало Дион отправился на корабль, но что было там? Может быть, абордаж?

Крюки, впивающиеся в доски, люди, лезущие по веревкам на палубу, кровь, окрашивающая доски в черный цвет?

И Эртало. Довольный и торжествующий. Он свободен… Он ликует, он счастлив, и в этот миг получает нож в спину? И падает на окровавленную палубу?

Или… Тимар? Который в предсмертном усилии подползает к борту и падает в воду, окрашивая ее своей кровью, уходя сразу на глубину… и вода вскипает, когда из темноты поднимаются десятки и сотни осьминогов? Охватывают корабль, тащат его от берега, тянут на дно…

Может быть и такое.

Или они уже уничтожили корабль и садились в лодки? Так даже и проще для осьминогов. Нет сомнений только в одном. Именно той ночью был уничтожен и герцог, и Преотец.

Ох…

Алаис поднесла руку к губам, впилась зубами в пальцы.

У нее родилась девка.

А если… если в этом мире где-то есть потомок Диона? Если это и есть ставка Тимаров? Они же…

Алаис прижала руки к вискам. Неизвестность, сплошная неизвестность…

Рядом повернулся на бок Луис, притянул ее в тепло своих рук. Алаис вздохнула, пригрелась и быстро уснула. И больше этой ночью ей ничего не снилось.

* * *

Магистр Шеллен смотрел на юношу, стоящего в дверях каюты.

Он сам?

Элайна?

Нельзя сказать, что Далан похож на кого-то из родителей, но лучшее он от них определенно взял. Светлые волосы и глаза матери, отцовские черты лица.

— Вы меня звали?

— Да… Далан. Я могу тебя так называть?

— Можете.

— Прошу, присядь рядом. Я встал бы, но пока мне тяжело.

Далан взмахнул рукой. Прошел в каюту, присел на стул рядом с койкой.

— Лежите. Мать мне не простит, если с вами что-то случится.

— Как она?

— Чуть с ума не сошла, узнав о вас. Рвалась на выручку, мы ее не пустили. — И, заметив недоуменный взгляд Шеллена: — Алаис сказала, что она, с ее несдержанностью и любовью, все дело завалит. Ехать должен тот, кто думает головой, а не сердцем.

— Как ты? — не удержался Шеллен.

— Хотя бы как я.

А чего он ждал? Любви? От сына, который даже ни о чем не догадывался?

— Я виноват перед тобой.

Далан пожал плечами.

— Возможно. Но не передо мной. Алаис объяснила, что иногда так получается. Мать все устраивает, отца тоже, они любят всех своих детей, но раз уж так сложилось… Жизнь не похожа на прямую линию. Главное — не соблюдение приличий. Главное — не сделать никому больно.

— Алаис… тебе она нравится?

Шеллен хотел спросить о другом, но как-то вырвалось. Все же Карнавоны и Атреи — это не то сочетание…

— Она мне спасла жизнь. Она умная, сильная, она… настоящая, если вы об этом. И я в нее не влюблен. Но моей будущей жене придется плохо, потому что я буду сравнивать.

Далан улыбнулся легкой улыбкой, и Шеллен вздохнул с облегчением. Когда любят, так не говорят. Нет, сердце мальчишки Алаис Карнавон не затронула, и это к лучшему. А вот разум…

Она не стала возлюбленной, она стала учителем. Хорошо ли это?

— Все правильно. Если бы она тебе нравилась как женщина, все было бы плохо.

— Это вы про кровь?

— Да.

— Но ведь дети — не обязательное условие?

— Для тебя — обязательное. Ты ведь последний из Атреев, не считая меня.

Далан сморщил нос.

— А вы не можете сделать кому-нибудь еще парочку? В запас?

У Шеллена форменным образом отвисла челюсть.

— Что?

— Неохота мне быть Атреем. Я Шедер, мой отец — Арон Шедер, купец из приморского городка, и меня все устраивает. А ваши герцогства, все эти проблемы… нет, не хочу.

— Иногда у нас нет выбора. Я рад, что Арон хорошо к тебе относился…

— Я никогда не думал, что я — не его сын. Он никогда не давал мне это почувствовать. И я люблю его как родного отца. Как единственного отца, который у меня есть.

Сказано было четко и прямо. Шеллен выдержал взгляд серых глаз, покачал головой.

— Я знаю, что не достоин ни твоего доверия, ни твоей любви. Знаю, что разменял все это на старые манускрипты. И все же… ты — единственное, что у меня есть. И я хотел бы передать тебе наследство Атреев.

— Разрушенный замок?

— Нет. Титул, право крови и право рода.

— Посвящение? Что-то не хочется мне плавать невесть где с сомнительными китами.

— Это всегда проходит по-разному. Не обязательно именно так, как ты сказал. Ты ведь говоришь сейчас про Карнавон?

— Луису тоже пришлось несладко.

— Он рассказывал, в чем состоит испытание?

— Да.

— Но, наверное, не упоминал, что для безродного оно тяжелее?

— Что значит — для безродного?

— Потомки рода Лаис пытаются вернуть родовую магию. Они не проходили посвящение уже несколько поколений. А мы, Атреи…

— Вы, Атреи.

— Мы, Далан. По крови ты все же Атрей.

— Я этому не рад.

— Но ты достоин этой крови.

— Забавно, что вырастил меня купец, — бросил мальчишка. — Либо купцы с тех пор поднялись в цене, либо кровь снизила запросы?

Шеллен скрипнул зубами. Далан не отвергал его впрямую, но и на контакт не шел.

— Постарайся понять меня…

— Да все я понимаю. Но не хочу.

— Ни у меня, ни у тебя нет выбора. Если ты знаешь о своей крови, ты уже обязан. Вот как Лаис и Карнавон спасали меня, даже против своего желания.

Далан вздохнул.

— Знаю. Поэтому и говорю — если в ближайшие десять лет не найдется другого пути, Ирион с ним, приму я ваше наследие. А если найдется… не хочу! У меня своя жизнь, свои планы…

Это было лучше, чем ничего, и Шеллен согласился.

Десять лет — серьезный срок, много воды утечет, может, и Далан передумает. И начинать работать над этим надо прямо сейчас.

Шеллен вздохнул, откинулся на подушки.

— Я понимаю, что не слишком приятен тебе, но… расскажи мне о матери, пожалуйста? Я волновался за Лайни и за тебя.

Давлан покосился на дверь, но сдержался.

— Можем позавтракать вместе, и я все расскажу.

— Спасибо. Это будет… весьма снисходительно с твоей стороны.

Далан только махнул рукой.

— Пойду схожу за едой.

И выскочил из каюты. Шеллен поглядел вслед сыну.

Что ж, из плюсов — Далан молодец. Он может принять наследие, он может передать его дальше, он умен и умеет себя вести.

Из минусов — наследие ему просто не нужно. Но это как раз преодолимый минус.

И Шеллен, отбросив в сторону недовольство, принялся разрабатывать планы по приручению сына.

* * *

Недовольна была и Алаис.

— Что это значит, тьер Арьен?

— Я считаю, что вам нужно побывать на Маритани. А остальное — потом.

— Что мы забыли на Маритани? — Луису тоже хотелось иного. Побывать в Лаисе, в Карнавоне, но уж точно не на острове. Стоял тот и еще постоит. Подождет…

— Я считаю, что вам нужно поговорить со старейшинами.

— Старейшинами?

— Ваша светлость, я маританец и капитан, но я не могу, не имею права объяснить всего. — Будь Эдмон девушкой, он бы нервно стиснул руки. — Поверьте, это необходимо…

Алаис вздохнула, переглянулась с Луисом, и они одновременно кивнули.

В конце концов, они на корабле, а капитан на нем Эдмон. Даже если поднять бунт и захватить судно (допустим, это удастся), никто из них не сможет ни проложить курс, ни довести корабль куда нужно. А значит — Маритани?

— Дайте слово, что увезете нас оттуда в любой момент. Как только мы попросим, — Луис постарался смягчить формулировку, но об интонацию мужчины можно было порезаться.

— Обещаю. После разговора с Советом мой корабль к вашим услугам.

— Нас не захотят оставить на острове? — Алаис обдумывала и такую вероятность.

— Мы служили Королям, ваша светлость. Мы не тюремщики.

— Рабами торговать вам это не мешает, — едко бросила Алаис.

— Уже мешает. Рабский рынок на Маритани уничтожен.

— Что?

— Как?

В этот раз Алаис и Луис заговорили хором, но Эдмон понял.

— Громадная волна. С площади слизало все — помосты, клетки для рабов, даже мостовая не уцелела. Камни выворотило… старейшины поняли, это знак. Рынок закрыт навсегда.

Алаис передернуло. Она помнила, как опускала в воду руки и просила… просила ли?

Нет, слишком самонадеянно думать, что из-за нее… так не бывает!

— Когда это было?

— С полгода назад. Уже после того, как мы отплыли с Маритани.

Комментировать Алаис не стала. Но решила, что остров все же надо посетить. Вдруг старейшины знают нечто, что и им с Даланом и Луисом пригодится?

* * *

Эттан Даверт был в ярости.

В бешенстве и гневе.

Преступники таки ушли!

Выкрали у него из-под носа магистра и удрали на корабле. Теперь лови ветра в море…

Конечно, он объявит их в розыск, и сына, и Алекс, и даже слуг, но поможет ли? Вряд ли…

Эттан понимал, что проигрывает, а этого он не терпел. И стук секретаря воспринял почти как личное оскорбление.

— Идите к Ириону!

— Пресветлый… — Секретарь весь дрожал, но не удирал. Странно даже. — Вам просили передать письмо…

В руки Преотца лег запечатанный гладким сургучом свиток.

— Кто?

— Они не сказали.

— Так какого Ириона ты принес это сюда?

Вместо ответа секретарь достал из кармана небольшой мешочек. Наклонил его, и на стол Преотца посыпался отборный жемчуг. Эттан удивился настолько, что даже швыряться ничем не стал.

— Что это?

— Они дали мне за то, что я передам письмо.

Даверт бросил взгляд на секретаря, прикинул… Наверняка большая часть мешочка осела в кармане у мерзавца. Но… Эттан заинтересовался.

— Давай сюда письмо. И пошел вон.

Сургуч легко поддался под пальцами. Сверху был чистый лист. Под ним — еще одна печать.

Несколько минут Преотец смотрел на белого осьминога, оттиснутого в лиловом сургуче, а потом резким движением сломал его пополам и развернул пергамент. Что же пишут ему Тимары?

* * *

Ант Таламир сошел на берег в Ростали.

Порт был уютным и красивым, а вот мысли у мужчины были черными и грустными. Лидия мертва. Юный король…

Конечно, он неплохо относится к Таламиру и признает его способности, но близко к трону Анту уже не быть. Может, оно и неплохо, но куда тогда ему податься? В не покорившийся до сих пор Карнавон?

А ведь ему там не рады. Таламир с каждым днем осознавал это все четче. С каждым штормом, с каждым косым взглядом, с каждым шепотком и сплетней… пожалуй, даже в Эфроне ему были рады больше. Или хотя бы ненавидели меньше. Эфроны и сами не подарок. Карнавоны тоже, но слишком сильны суеверия, слишком тяжело с ними справиться. Да и…

Иногда Таламир думал, что есть в этом нечто такое…

Бесилось и бушевало море, уходила рыба, вблизи берегов все чаще появлялись косатки, и ладно бы они плыли мимо! Тварь же бессмысленная! Куда хочет, туда и плывет!

А эти — плакали.

Рыбаки клялись и божились, что косатки плачут, собираясь в море напротив замка Карнавонов.

Каково?

Твари тупые!

Таламир выругал и рыб, и рыбаков, только душевного спокойствия ему это не вернуло. И что будет теперь? Он так долго шел к своему титулу, он столько всего принес в жертву, а теперь? Что с ним станет?

Воистину, чем выше ты взлетишь, тем больнее падать. И падать Таламиру не хотелось, нет.

Будем надеяться, Тавальен дарует ему если и не успокоение, то хотя бы новые союзы. Одно дело — герцог-выскочка, другое — герцог, поддержанный Преотцом. Что удалось несколько десятков лет назад Преотцу Лисандру по отношению к дому Лаис, удастся и Преотцу Эттану. Почему нет?

И Таламир зашагал к таверне.

* * *

Таверна была небольшая, для «чистой публики», и мужчина позволил себе расслабиться. Заказал обед, выпивку, поудобнее устроился на стуле…

Музыкант перебирал струны гаролы. Достаточно полный, седоватый, настраивал инструмент… будет развлечение к обеду. Действительно, таверна не из худших.

Но…

Слух у Таламира был. Сам бы он ничего отродясь не сыграл, но отличить знакомую мелодию брался. И то, что принялся играть менестрель… было ему знакомо?

Определенно.

Та-та — тара-та — та-та. Та-та-тара-та — та.

Таламир готов был поклясться, что никогда не видел этого человека. Так откуда же он знает музыку?

Он думал над этим вопросом, когда пил пиво, когда слушал веселые слова о том, что губит людей вода, думал, пока поедал свой обед… осенило его далеко не сразу.

Он никогда не слышал слов. Он слышал музыку.

И слышал ее — от своей жены.

Когда он купил Алаис гаролу, от нее буквально стало негде спастись. Она играла каждую свободную минуту, объясняла, что всегда мечтала, но отец не позволял, а сейчас, раз уж она герцогиня… позвольте уж исполнить хоть одну маленькую мечту…

Он не запрещал.

А что, супруга, которая играет на гароле, это аристократично. Или хотя бы оригинально. Таламир точно знал, что Алаис не сделает ничего во вред себе, то есть в ущерб своей репутации, не так она глупа. Даже слишком умна оказалась.

И вдруг…

Дураком новый герцог Карнавон не был.

Алаис никогда не училась.

Алаис наигрывала эту мелодию. То есть — это ее музыка? Так откуда музыкант ее знает?

Он знает Алаис? Или?..

Руки действовали быстрее головы. Таламир бросил певцу золотой, мух лучше ловить на мед, не на уксус.

— Посиди со мной, добрый человек…

Стоит ли говорить, что менестрель принял приглашение?

И выпил вместе с благородным тьером, и закусил, и вскорости рассказал, что не его это, конечно, песня. Не его.

Где слышал?

Так с маританского корабля донеслась. Женский голос пел, а мужики подхватывали. А он на тот момент и медяка не имел, вот сидел, слушал, слюни глотал… На корабль, конечно, напроситься не посмел, но запомнил, как есть запомнил. Та женщина долго играла.

Пела тоже она.

Как звали?

Да вроде как Алекс. Или что-то такое… не помнит он точно.

Будь Таламир собакой, у него бы шерсть дыбом встала от этих новостей. Он честь по чести расплатился с менестрелем, отпустил его и принялся размышлять.

Алекс… или Алаис? Или Алекс?

Герцогиня на маританском корабле?

Герцогиня на Маритани?

А ведь может, может… а что его люди ничего не узнали, так и ничего удивительного. Ему бы сразу, дураку, догадаться, что маританцы за своих герцогов и в огонь, и в воду, только вот никому не надо было, а Алаис пригодилось. Могла она так поступить?

Могла.

И что теперь делать?

Очень хотелось погрузиться на корабль и отправиться на Маритани, но здравомыслие взяло верх. Найдет он там чего или нет, это еще вилами по воде писано. Маританцы могут и притопить чуток, если он явится как сейчас, с одним кораблем, без солдат, без поддержки. А вот если сначала договориться с Преотцом, потом нанять наемников, а там уж и поговорить…

Или как-то выкрасть девку, или еще чего придумать…

План составлялся медленно, но верно. Таламир не проигрывал битвы потому, что умел видеть на шаг вперед. Оставалось понять, сумеет ли он выиграть войну.

* * *

Пересказывать ли свой сон Луису?

Тут у Алаис сомнений не было, надо рассказать. Что она и сделала в тот же день, ближе к вечеру. Луис внимательно слушал.

— Нет, мне ничего не снилось. Или я не помню…

— Может, я более восприимчива, потому что побывала на Маритани?

— А те сны?

— Поди забудь такой кошмар? — хихикнула Алаис. Луис вспомнил Змея и поежился, словно по спине ледяной водой плеснули. Жуть какая!

— Расскажи мне подробнее. Пожалуйста…

Что-то царапало Луиса, что-то раздражало его, Луис не понимал сначала, но потом, когда речь зашла про то, во что были одеты Преотец и Тимар, и Алаис упомянула о кольце…

Мужчину словно током пробило.

— Это?

Были вещи, которые он не смог оставить Эрико и его девке. Мамина память… ларец и книга. Не смог…

Кольцо тускло блеснуло звездчатым сапфиром, легло на ладонь Алаис, и Луис подумал, что большинство женщин сейчас взвизгнули бы от восторга. Да и юбки задрали бы за такой камень.

Алаис же повертела кольцо в пальцах, медленно кивнула.

— Кажется, это оно.

— Но как тогда оно оказалось у моей матери?

Алаис медленно прижала пальцы к вискам.

— Луис, милый, давай рассуждать логически?

— То есть?

Луис насторожился, предполагая, что ничего приятного не услышит, и не прогадал.

— Начнем с простого. Тимары потребовали от Эртало сделать им мальчика. Вместо этого они получили смерть. Это кольцо было на пальце Эртало. А потом оно пропало вместе с первым Преотцом.

— Ну… да. Даже на портрете… кстати!

Портрет Луис помнил. А вот кольцо… не так уж тщательно художник его выписал, очень средне. Да, перстень, да, с сапфиром, как ты всю оправу покажешь? Портрет-то Преотца, а не кольца. Может, и это, может, и другое…

— Мы предполагаем, что убит был Тимар. И пропал Эртало.

— Да.

— А если Эртало решил убить Тимара, но попался в ловушку сам? Допустим, герцог что-то умел…

— Ты хочешь сказать, что той ночью были убиты не все. Кто-то ушел…

— Допустим. Много доверенных людей у Эртало было? Ирион его знает… не всем же доверишь… Ты бы шел на такое дело… допустим?

Луис вспомнил тьерину Меланию. По сердцу царапнуло — ведь девчонка же была совсем, покачал головой.

— Много доверенных людей не бывает. В те времена власть герцогов была еще сильна, Тавальен только зарождался, если бы узнали, что Дион причастен к смерти одного из них, размазали бы, как масло по лепешке.

— Вот!

— Ты хочешь сказать, что людей у Эртало не хватило…

— Для всего задуманного? Да, он мог что-то не рассчитать. Допустим, его люди убили Тимара или смертельно ранили, но герцог что-то сделал. Полег Эртало, полег Тимар, а остальные… ушли?

— И забрали с собой кольцо?

— Глупо было бы спихивать за борт тело с драгоценностями.

— Допустим. Тогда оно должно было попасть к Тимарам.

— Или кто-то сунул его в карман. Но я больше согласна с тобой, в такой ситуации не до шкурничества.

— Хорошо. Как это кольцо могло оказаться у моей матери?

— А тут начинается вторая часть Марлезонского балета.

— Чего?

— Извини… Одним словом — вторая часть. Представь себе, захват замка. Мне вот и представлять не надо, никому из нас уйти не удалось. И мы еще были в осаде, то есть у нас были шансы, были возможности… а Лаис?

— Насколько я помню, там нашелся предатель…

— Ага. И кормилица, деревенская баба, хватает малявку, хватает реликвии рода… ладно, не совсем реликвии, но что-то достаточно важное, и бежит… куда?

— Эм-м-м…

— Потайные ходы — это то, что известно всем. Или, к примеру, кто-то запихивает ее туда, а сам остается прикрывать отход. И кормилица проносит ребенка через все ловушки… по воздуху?

В таком изложении романтическая история совершенно не смотрелась. Луис насупился.

— Ты хочешь сказать…

— Безусловно, ты — Лаис. И в одной части история верна, та девочка была из герцогского рода. А вот в остальных…

Луис молчал достаточно долго, смотрел на воду за бортом, размышлял. И наконец решился.

— Ты считаешь, что та самая кормилица могла быть предателем?

— Не знаю. Может, и так. А может, и иначе. Она могла предать и впустить врага в замок. Она могла за что-то мстить герцогу. А могла и получить предложение, из тех, от которых не отказываются, от нее ведь не требовалось ничего страшного или сложного. Всего лишь отнести малышку, куда ей сказали, и повторить, что выучила.

— А кольцо?

Алаис смотрела хмуро и зло.

— Второй вариант тоже возможен, хотя мне и не хочется о нем говорить. Допустим, она сказала, что ее ребенок — герцог, а этот…

— И убили ее ребенка? Извини, но это точно бред. В таком случае убили бы обоих детей.

— Логично. И к чему мы приходим?

— Как могло к ней попасть это кольцо?

— Вариантов много. Допустим, человек, на котором оно было, погиб и кольцо было снято с трупа…

— Ага, кольцо Преотца всегда надевают, идя на штурм чужих замков, — заразился ехидством Луис.

— И я даже знаю, куда его надевают, — не осталась в долгу герцогиня.

— Неубедительно.

— Знаю. А какие еще версии? Понимаешь, гадать мы можем о многом. Допустим, кормилица была любовницей того, кто это задумал. Ей пообещали награду, которую не собирались отдавать, и она сбежала, а кольцо прихватила в качестве личной мести. Или она пересидела все в тайнике, а потом выбралась, прихватила, что в карманы вошло, да и давай ноги? Или кто-то помог ей выбраться, но потом пал в бою… если уж не думать о людях плохо, такое тоже могло быть. Я могу с ходу нагадать десяток вариантов, только вот правды мы не узнаем.

— Я. А ты, может, и увидишь, раз уж видишь…

— Я не вижу того, что относится к моим предкам, Луис. И ты тоже не видишь, ты еще не понял? Мы видим память Моря. То, что было с Королями. Со Змеем. И Далан, кстати, ничего не видит.

— Он и не знал ничего.

— Я надеюсь, что это посвящение, — честно призналась Алаис. — И надеюсь, что нас нельзя никак найти по крови…

— Я никогда о таком не слышал.

— Я тоже. Но вдруг? Мне с каждым днем все страшнее. У меня ребенок, я хочу жить ради него, я хочу вырастить малыша, увидеть, как он станет мужчиной, женится, я вообще хочу хоть немного для себя! Разве это запретно? Я ведь не половину мира прошу, а только кусочек жизни… — Алаис трясло, и Луис обнял ее за плечи. — Так мало… так много…

— Не плачь, маленькая. Я никому не позволю тебя обидеть…

Алаис всхлипнула.

— А что от нас зависит? Если я права, то против нас сейчас сила, с которой мы не справимся, даже не сможем попробовать, у них-то сколько веков подготовки, а у нас что? Мы кто?

— Мы — наследники герцогской крови.

— И нашим родным это ничем не помогло. Никак.

— Они не знали. А мы хотя бы догадываемся…

Алаис рассмеялась недобрым смехом.

— Луис… ты не понимаешь главного? С этим кольцом…

— Почему же. Я понял.

Луис и правда все понял, только озвучивать не хотел. А получалось…

— Я отлично понял, что кольцо было у Тимаров. А значит…

— Кто-то из них был там. Или твоя героическая кормилица была у них в гостях. Или… не знаю! Хоть что бы знать, а так — голова кругом! Дикий недостаток данных!

— Да, на Маритани нам точно надо. Может, хоть что-то узнаем?

— А будет ли польза?

— Главное, чтобы вреда не было.

* * *

Следующая встреча с магистром Шелленом у Алаис и Луиса состоялась только через два дня. И к ней готовились обе стороны. Присутствовали сам магистр, Луис, Алаис и Далан. Рыцари хотели участвовать, но магистр отказал на основании того, что это дела герцогских родов. И поставил их сторожить дверь каюты. Луис поглядел на это и попросил Массимо приглядеть за рыцарями.

Кстати — не зря.

Эдмон Арьен хотел принять участие в разговоре, но Стэн Иртал вежливо попросил его подождать за дверью и не лезть к высокородным герцогам. Пусть они сами между собой договорятся.

Капитан остался недоволен, но ругаться не стал. Успеет еще…

Обстановка в каюте была крайне напряженной. Магистр молчал, не спеша начинать разговор, Далан сверкал злыми глазами — его бы даже не позвали, если бы не заступничество Алаис, — а Луис закономерно не доверял магистру. Так что мирных переговоров не ожидалось.

И первой начала Алаис:

— Господа, я тут одна среди вас — дама, а поэтому прошу предоставить мне первое слово.

Мужчины переглянулись, но смолчали, и Алаис продолжила:

— Начнем с того, что все мы на одном корабле. И все мы скоро окажемся на Маритани, а вот что нас там ждет — неизвестно. Если мы будем каждый сам за себя, нас просто сломают, как прутики. Если нет… Я сейчас выскажусь честно и открыто — мы друг другу не доверяем. У каждого из нас свои беды и проблемы, свои обязанности и обязательства. Но… мы все здесь — от крови древних герцогов. И можем сделать хотя бы минимальное — не предать друг друга. А вот как это сделать…

Далан подошел к Алаис и положил руку ей на плечо.

— Алаис, мое слово. Я не сделаю ничего во вред тебе.

Алаис похлопала юношу по руке.

— Не надо, Далан, не зарекайся. Понимаешь, я не знаю, с чем или с кем мы можем столкнуться. Что нас ждет, чего от нас хотят…

Магистр скривил губы.

— И весь этот спектакль задуман, чтобы разговорить меня? Я сейчас расчувствуюсь, глядя на сына, расплачусь и выдам вам великие тайны?

Далан сжал кулаки.

— Подозреваю, вы не расплачетесь, даже если меня убивать на ваших глазах будут. Пятнадцать лет не виделись, и сейчас… пф-ф, отец нашелся!

— Прекрати, — цыкнула Алаис. — Что за детские выходки?

— Он первый начал. — Далан смотрел в стену и выглядел при этом ужасно смешно. Магистр тоже смотрел в стену, и настолько они с юношей были похожи в эту минуту, что Алаис от души фыркнула.

— Сдуйся, юный отрицатель. И тебе, и магистру еще работать и работать, чтобы стать родственниками не по названию, а по духу, но возможно это будет только в том случае, если мы все выживем и вернемся. Не нравится вам, магистр? А на Маритани, думаю, с вами церемониться не станут. Или вы так уж неуязвимы для шантажа? Я-то не стану вредить Далану, и Луис не станет, но на Маритани мы все чужаки. Хоть трижды герцоги, а только клятвы давались сколько поколений назад? Думаете, их за это время не нашли, как обойти?

Намек магистр понял. Вздохнул, потер лоб.

— Ладно… что вы хотите знать?

— Я не слишком интересовалась Маритани. А вы?

— Работа у меня такая была. — Шеллен посмотрел на потолок, но гениальных ответов там написано не было, пришлось выкладывать то, что есть в голове. — Наш Орден был основан, чтобы найти потомков Королей. И… между нами — зря. Мы честно искали, мы перекапывали архивы, мы… мы много чего делали, но это не помогало. Люди королевской крови ни разу не попали в поле зрения Ордена.

— Да неужели? — прищурилась Алаис. — А как же то, что Атрей породнился с Дионом?

— Этот брак оказался бесплоден. Уроды и монстры.

— Ни одного живого ребенка?

— К сожалению. Короли не могли родниться с герцогскими семействами, может, и здесь сработало то же самое. Даже наверняка.

Алаис прикусила ноготь.

Короли не могли… а их отдаленные потомки? Ведь у Эртало были дети…

Допустим! Просто допустим, что половина крови — это еще много, а квартерон — уже нормально. И получим жизнеспособное потомство? Но бывало ли такое в истории?

— А во втором поколении?

— Простите?

— Королевская дочь вышла замуж, ее дети породнились с герцогами, было ли там потомство. Или нечто подобное?

Шеллен глубоко задумался.

— Я не настолько хорошо знаю историю, но суть одна и та же. Если потомки Королей роднились с герцогскими родами, рано или поздно они вымирали. Ну… насколько мне известно.

Угу. Остался ли жив потомок от брака с Дионом, тоже неизвестно. Может, и жив. А может…

Кракен его знает!

Магистр впился глазами в лицо Алаис.

— Рассказывайте, герцогиня. Я же вижу, что вопросы неспроста?

Алаис вздохнула.

Ах, как соблазнительно было приберечь карту в рукаве, оставить что-то в секрете… нельзя. Не сейчас, когда доверия еще нет, только делаются первые робкие шаги друг другу навстречу… да и что даст этот секрет?

— Нам с Луисом стало известно кое-что об обстоятельствах гибели первого Преотца. У него был ребенок от одной из Тимар. И — нет. Сразу скажу, я не знаю ни имени, ни что стало с этим ребенком — ничего! Только сам факт.

Луис молча кивнул, подтверждая слова Алаис.

Шеллен прищурился.

— И это все?

— Почти.

Мягко стукнул по столу перстень Луиса. Шеллен протянул руку. Взял его, повертел… Алаис даже поверила бы в его спокойствие, если бы не выступившая на висках испарина. Не едва заметная дрожь тонких пальцев.

— Кольцо Признания… как оно у вас оказалось?

— Признания?

— Вы не знали?

— Я считал, что это кольцо Преотца. — Луис пожал плечами.

— Почти.

— Почти?

— Это кольцо королевского сына. Если хотите, бастарда. Дион был не первым за историю, сами понимаете. Вот когда бастарда признавали, ему отдавали это кольцо. Он стоял хоть и выше герцогских родов, но Королем не был.

— Вот даже как, — кивнула Алаис. — У кольца были какие-то свойства?

— Конечно. Как и у герцогских, если вы не знаете. Если кольцо носит человек, в котором нет крови герцога, или Короля в нашем случае, он умирает. Быстро.

Алаис прищурилась.

— Магия?

— Свойство королевской крови, — отрезал герцог.

Алаис на миг задумалась.

Простите, в яд как-то не верится. А во что можно поверить?

Да в мутацию!

Что может убить одного и оставить в живых другого?

Лучевая болезнь. Специалистом Алаис не была, но точно знала, что сопротивляемость у всех разная. Допустим, просто допустим. Существует чуть более радиоактивный металл, и у определенных людей есть к нему устойчивость. Это, конечно, совершенно ненаучно сейчас, но кто его знает, как будет потом? Допустим, не болеют люди с четвертой группой крови резус отрицательный. И плюс еще какие-нибудь редкие факторы. А все остальные, подвергаясь воздействию радиации, пусть и в самых малых дозах, попросту умирают? Если в эти кольца пошло что-нибудь внеземного происхождения…

Так можно до любой ситуации додуматься.

Скажем, Короли — потомки инопланетян, как и герцоги. И они с этим типом радиации сталкивались, и им все равно. А местные — дохнут. Потому, кстати, и идет вырождение — когда скрещиваются внутри одной популяции, причем очень узкой, всего шесть человек, поневоле выродишься. Может такое быть?

Ага, почти…

А Мировой Змей — это зародыш инопланетного глиста, которого инопланетные биологи запустили в океан — пусть растет? Алаис тряхнула головой, приходя в себя. И вовремя, потому что Луис уже вкратце пересказал, как у него оказалось кольцо. Шеллен подумал, покачал головой.

— Не знаю… странно как-то.

— Вы проверяли им кандидатов? — прямо спросила Алаис.

Шеллен дернулся. Но видимо, она попала в точку.

— Преотец передал кольцо Ордену. Настоящее. У него был дубликат, который и пропал вместе с ним. А наше кольцо… оно тоже исчезло.

Луис смотрел недобрым взглядом.

— При нападении на Лаис?

— В те времена. Да.

— Замечательно…

Алаис поспешила вмешаться, прежде чем разговор войдет в активную фазу.

— А это которое? Ваше или Преотца?

— На этот вопрос можно ответить лишь одним способом. У вас есть кто-то ненужный на примете? Можем надеть на него перстень, другого не дано.

Алаис замотала головой.

— Не верю!

— Простите? — оскорбился магистр.

— Арден простит. Не верю я, что существовали два абсолютно одинаковых кольца. Это невозможно. Золото — мягкий металл, там царапинка, тут щербинка…

— Согласен. Но беда в том, что у меня нет описания.

— А где оно есть?

— В Ордене.

А туда еще добраться надо. Ой как надо…

— Что говорится в хрониках Ордена про осьминогов и Преотца? — прямо спросила Алаис.

— Ничего.

— Вот даже как?

— Я не стал бы скрывать, это слишком древняя история. Но про Тимаров и их связь с Преотцом мы не знали.

— Вообще? — усомнился Луис.

— Если бы я знал, не стал бы скрывать, мне это не столь важно.

— Не знаю, — вздохнула Алаис. — Может быть и так, что это станет важно для нас всех.

— Почему?

Алаис поглядела на Луиса, умоляя взять на себя объяснения, и мужчина не подвел.

— Если у Тимаров где-то подрастает новый Король, что они должны будут сделать?

— Возвести его на трон? — Шеллен пожал плечами. Подумал пару минут. — Подозреваю, что вы не об этом беспокоитесь.

— Именно, — согласилась Алаис. — Останемся ли все мы в живых после этого возвращения Короля — неизвестно. Нужны ли мы Тимарам или с нами можно поступить проще и безыскуснее, вот как с Лаисами? Луис ведь ничего не знал, а те, кто живет сейчас под этим именем, никогда не пройдут инициацию.

Шеллен вздохнул.

— Без герцогов коронация не состоится.

Алаис вспомнила пасть водоворота, поежилась…

— А вы станете участвовать в этом? По доброй воле?

Магистр задумался.

— Конечно, по доброй, — поддакнул Луис. — Например, если магистр добровольно будет участвовать в обряде, его сын останется жив. И ему даже ничего не сломают и не отрежут.

— Так ваш отец стал Преотцом? — полоснул злым взглядом магистр.

Алаис поспешила вклиниться между спорщиками.

— Учтите, господа, своего ребенка я под это подставить не дам. И мне плевать на всех Королей мира и моря. Только меня спрашивать не станут.

Шеллен кивнул.

— Да… это тоже возможно.

— Магистр, подумайте о другом. Кто мог знать, что вы — Атрей?

Магистр задумался всерьез. Потом покачал головой.

— Практически никто. Я ушел из дома до того, как меня представили свету. При жизни матери… сначала я был мал для гостей, потом она заболела, потом умерла и был траур, потом появилась Жинетта, и меня тем более никто не желал видеть…

— Отец провел вас через посвящение?

— Я сам прошел его. Пришел вечером в бухту… дальше, я думаю, вы догадаетесь?

Алаис кивнула. О таком действительно не расспрашивают, ни к чему. Но…

— Киты — пели?

Шеллен посмотрел на нее с удивлением.

— Я не назвал бы это песней — в нашем понимании, но — да. Это было… торжественно. И пронизывало до костей.

Алаис кивнула.

Так уж устроен мир. Киты поют, дельфины, косатки, акулы, осьминоги разговаривают при посвящении. Производят звуки, которые могут…

— У меня было иначе. — Луис смотрел удивленно.

— Ты начинал с начала, а магистр — потомок по мужской линии, у него были другие условия. Ты свое право вырывал из глотки, а ему просто были рады, понимаешь?

Луис кивнул.

— Вас не пытались утащить в море и сожрать, магистр?

— Я сам пустил себе кровь, и море приняло меня. И киты тоже. Отец не хотел проводить меня через посвящение, он колебался. Эта сука была беременна, повитуха сказала, что будет мальчик, и он размышлял… — Впервые из-под маски Шеллена выглянул человек. Не магистр, не мистификатор, не рыцарь, не герцог, а просто — человек. Злой и уставший. — Я понял, что, если буду тянуть, останусь и вовсе с носом… взял из тайника кольцо, кинжал, медальон, отправился в бухту, прошел посвящение и… ушел восвояси.

— Надо полагать, не с пустыми руками?

Шеллен фыркнул в ответ на вопрос Алаис.

— Это принадлежало мне. Я отказался от денег, власти, славы, но не от крови предков. И я знал, что не смогу выжить в чужом мире без денег. Пока я искал свой путь, они пригодились. Не стану лгать, я не писал отцу, никак не давал о себе знать, я просто пропал вместе с фамильными реликвиями…

— Далан, у тебя есть повод гордиться отцом, — заметила Алаис. Мальчишка посмотрел удивленно, и герцогиня рассмеялась.

— Подумай сам, смог бы ты так все просчитать, спланировать, осуществить, не струсить? Да и магистром Итана Шеллена Атрея сделали не за красивые глаза, так ведь?

Далан уважительно кивнул, а Алаис получила благодарный взгляд от магистра. И решилась.

— Магистр, я прошу вас об одном. На Маритани мы должны действовать воедино. Не соглашайтесь ни на что, предложенное вам, как бы оно ни было соблазнительно. Только нам. Всем нам.

Шеллен хмыкнул.

— Если верить слухам и сплетням, а я считаю, что им стоит верить, на Маритани нам будут рады, но своеобразно. Королевская гвардия верна лишь Королям.

— А герцогам?

— Если Короли вернутся… Нет, я не знаю, что именно нам предложат или скажут, но я готов поддержать вас. А что вы хотите получить от маританцев?

Алаис думала недолго.

— Помощь — не бесплатную. Я тоже ушла не с пустыми руками. И гарантии безопасности для наших детей.

— Это кто тут деть? — возмутился Далан.

— Простите, дедушка. — Алаис сощурилась. — Разумеется, в вашем почтенном пожилом возрасте…

Далан дернул ее за прядь волос.

— Поганка.

— Сам поганец.

Луис переглянулся с магистром Шелленом, вздохнул.

— Действительно, кто тут ребенок?

— На этот вопрос ты мне ночью ответишь, — отрезала Алаис. Шеллен шевельнулся в кресле.

— Вы… вместе?

— Детей не будет, если вы об этом, — Алаис и не подумала отрицать.

— Дело ваше, но я рад, что вы знаете о последствиях, — согласился магистр.

— Даже о том, что наши отношения обречены, — согласилась Алаис. — Но лучше иметь и потерять, чем никогда не получить.

— Интересная точка зрения.

— Это сейчас не столь важно. Я не настолько ценна для Луиса, чтобы его можно было мной шантажировать, да и наоборот — тоже. — Алаис взмахнула рукой. — Наши отношения породила не любовь, а одиночество и боль. А вот кем нас можно шантажировать…

Четверо человек переглянулись.

Ни слова не прозвучало в каюте, но…

У Алаис — ребенок. У Шеллена — Далан. У Луиса — брат и сестра. Мало?

Очень, очень много.

И именно сейчас герцоги понимали, что им надо держаться вместе. Обязательно надо. Эх, жаль, не успели поговорить с Карстами, но теперь поздно.

* * *

Мирт Карстский стоял на берегу бухты.

Ровно час назад он стал свободным человеком. Не женат, детей нет… есть только герцогство. Преотец ответил, что Лусия пропала, и Мирт решился.

Не смог бы он… просто не смог бы прикоснуться к женщине, которую… которая с его отцом…

Когда он увидит Лусию, он узнает, что произошло. Тогда и спросит за все, тогда и взыщет долги, а сейчас…

Развод.

Море плескалось у ног, вскрикивали тонкими голосами дельфины.

Мирт медленно разделся, вошел в воду и поплыл. Соленая вода поддерживала его тело, вскоре он почувствовал, что не один, и коснулся носа дельфина. Этого крупного самца со шрамом он выделял из всех остальных. Сначала они виделись редко, потом он стал приходить каждый день, они плавали вместе, и дельфин пел Мирту. Подставлял крутой бок, позволяя держаться за себя, если парень уставал, буксировал герцога к берегу, с радостью участвовал в игре, подбрасывая его носом, как мяч…

Мирту это нравилось.

Он ощущал себя как связанный человек, с которого раз за разом спадают невидимые путы. Веревки ли, цепи…

Раньше он видел все, как сквозь воду, а сейчас, с каждым разом, с каждым купанием, мир становился все четче, ярче, красивее…

Наплававшись до сведенных судорогой ног, Мирт позволил себе расслабиться в воде, держась за упругий бок дельфина. Ему было трудно, сложно, иногда больно и тоскливо, но вернуться в прежнее состояние?

Нет!

Никогда!!!

Словно почувствовав настроение друга, дельфин ловко вывернулся и ткнул его носом. А нечего тут хандрить! Дельфины — они умные, они жизнь знают лучше людей. Есть море, есть рыба, есть свобода и симпатичная самочка — так что вам, людям, еще надо?

И иногда Мирту казалось, что дельфины — намного лучше людей. Честнее уж точно.

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Замок над Морем. Сила рода предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я