Война за возрождение
Вячеслав Шалыгин, 2001

По мнению Вячеслава Шалыгина, старик Дарвин был не прав, идеально выстроив свою цепочку эволюции от обезьяны к современному Homo Sapiens. Эволюция эволюцией, а упрямые факты, с риском для жизни, добытые Красавчиком и Эриком, компаньонами необычного сыскного агентства, доподлинно свидетельствуют: среди предков многих из нас побывали и оборотни, и атланты... И те, и другие бережно хранят тайны своих древних цивилизаций и вмешиваются в дела людей лишь при крайней необходимости. И вот такой момент настал: опасность угрожает потомкам всех трех населяющих Землю рас. А значит, у Красавчика и Эрика, и так не страдающих от безделья, появилось много новой работы...

Оглавление

Из серии: Абсолютный воин

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Война за возрождение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

***

Глава 1

— Привет, Пинкертон! Узнал? — раздался в трубке знакомый голос.

— Паша! Какими судьбами? — Эрик не стал скрывать, что рад слышать старого знакомого. — Откуда ты звонишь?

— Из северной столицы, — ответил Павел. — Коротаю скучные командировочные вечера, обзванивая несправедливо забытых друзей. Вот только что надоедал семейству Брагиных, теперь решил переключиться на вас. Как дела у Красавчика?

— Отдыхает, как подобает частному детективу, — уклончиво ответил Эрик и рассмеялся.

— С девицами в сауне? — предположил Павел и тоже засмеялся.

— Совсем наоборот! — вступился сыщик за напарника. — Плавит мозг над изучением новых веяний в криминалистике.

— Так я тебе и поверил! — Паша на секунду замолчал. Эрик отлично понял, что пауза возникла вовсе не оттого, что приятелю нечего сказать. Наоборот, Павел собирался сообщить нечто важное. — У меня через час самолет в ваш заснеженный край… Встретишь?

— Без проблем, — пообещал Эрик. — Что-то случилось?

— Пока нет… — Павел снова замялся. — Но ты на всякий случай прихвати с собой все, что положено.

— Что, прямо в аэропорт? — удивленно спросил сыщик, поскольку прекрасно понял, что€ имеет в виду приятель.

— Я не могу объяснить суть проблемы по телефону… Ну, ты понимаешь?

— Отчасти, — признался Эрик. — Прилетаешь один?

— С товарищем… — В голосе Павла промелькнула нотка смущения. Почти незаметная, но Эрик ее уловил.

— Какого пола твой товарищ? — понизив голос, поинтересовался он.

— Это не так уж важно, — попытался отмахнуться приятель. — Твой напарник — болтун, каких свет не видывал, мой — женщина; у всех свои недостатки!

— Хорошо, — сыщик усмехнулся, — но учти, нежные чувства серьезно вредят работе.

— С чего это ты взял? — возмутился Павел. — Какие еще нежные чувства?!

— Те, что заставили тебя сказать о ней не просто: «Да, баба, но что делать?», а выдать целую речь, — спокойно ответил Эрик. — Мы будем в порту вовремя, можешь не сомневаться.

— Спасибо, но я хочу, чтобы ты встретил меня один, — неожиданно сказал Паша, и Эрик от удивления чуть не выронил трубку.

— Стоп! А как же Красавчик?

— Понимаешь, Эрик, есть один весьма серьезный момент… В общем, я все объясню при встрече. Ты сделаешь, как я прошу?

— Ладно, — растерянно ответил сыщик. — До скорого…

…Всю дорогу до аэропорта Эрик провел в раздумьях. За последние два года он настолько привык к неразрывности их связки с Красавчиком, что без его болтовни чувствовал себя даже как-то неуютно. Словно его заставили предать напарника и он согласился, хотя поводом к совершению такого подлого поступка было всего лишь чистое любопытство. Получалось, что Красавчик попал в некие разработки силовых структур. Ведь Паша трудился как раз в одной из них, если конкретно — в ФСБ, теперь уже не секретным агентом «под прикрытием», как во времена истории с «Глазом Павлина», а на кабинетной работе. То есть дело было достаточно серьезное. Но напарник не исчезал из поля зрения Эрика в последнее время больше чем на сутки и ничего, ни о каких сепаратных приключениях напарнику не докладывал. Это означало, что дело либо связано с его прошлым, либо пока еще не имеет определенных очертаний, а висит в воздухе клочком тумана, как одна из возможных версий каких-то событий. В принципе, у Красавчика была масса достоинств, по поводу которых у контрразведки могли возникнуть самые неожиданные вопросы. Например, однажды его пытались допросить насчет лихого ограбления, при котором не осталось абсолютно никаких следов, кроме трех пистолетных пуль. Бандиты даже подобрали гильзы. Но главное заключалось в том, что три застреленных охранника ограбленного банка были убиты из одного и того же пистолета, с разного расстояния и в разных положениях, но неизменно точным попаданием в левый глаз. Когда Эрику прислали фотографию трех лежащих в ряд тел, он даже поаплодировал. В действиях налетчика просматривался стиль и высокая профессиональная подготовка. Поставив себя на место чекистов, Эрик тогда признал, что в подобной ситуации следует искать профессионала именно класса Красавчика.

Вполне возможно, что сейчас произошло нечто подобное, а Паша летит, чтобы прощупать их общего приятеля, как одного из первой десятки таких специалистов, и закрыть этот вопрос для своего начальства раз и навсегда. Эрика смущало только его пожелание насчет оружия и оборудования, которое сыщик послушно сложил в грузовой отсек своего планера. Эрик никак не мог понять, зачем оно может понадобиться прилетающим федералам и при чем здесь Красавчик?..

…Пашина напарница Эрика не впечатлила. Старшине (как его до сих пор называли в узком кругу) было виднее, но внешность девушка имела самую обычную: русые волосы, серые глаза, слегка вздернутый носик и маленький подбородок. Фигура в значительной степени компенсировала невыразительность лица, но была скорее во вкусе Красавчика. Эрику нравились женщины повыше. Да и помоложе. Про себя он называл ее «девушкой», хотя, при более пристальном рассмотрении, становилось очевидным, что в ее возрасте так называют только продавщиц винных отделов. Напарница держалась уверенно, хотя и немного настороженно. Почему, Эрик узнал позже, когда Паша разъяснил причину своего визита.

Они остановились напротив небольшого придорожного ресторанчика и решили перекусить перед началом праведных трудов. Эрик вдруг поймал себя на мысли, что постоянно думает, как бы отнесся к тому или иному решению напарник. Обед он бы наверняка одобрил.

— Твой отчет засекретили, — сообщил Паша, увлеченно расправляясь с бифштексом. — Но я успел изучить его довольно внимательно. Ольга тоже…

Девушка в подтверждение его слов кивнула.

— Как вам стиль? — поинтересовался Эрик, попивая кофе.

— Не Сименон, конечно, но читается без слез, — одобрил Паша. — Правда, возникает куча вопросов, но это уже проблема сути повествования. Например, резонное замечание твоего нынешнего стажера Кузьменко о том, что в существовании Реальных Храмов должен быть какой-то подвох, или утверждение Властителя насчет опасности, исходящей от Храмов и их создателей…

— Властитель пытался перетянуть одеяло на себя. Верить в его утверждения нерационально, — возразил Эрик.

— А ему никто и не верит, — согласился Паша. — Просто мы немного потрудились и составили пару программ на тему твоего отчета. Материала получилось достаточно, чтобы завести дело.

— Вот как?! — Сыщик был искренне удивлен. — Я, конечно, понимаю — тайная война — это по вашей части, но неужели в основе лежит всего лишь мой отчет?

— Ты пользуешься огромным авторитетом в нашей конторе. Уж не знаю почему, — доверительно сообщил Паша и улыбнулся. — О последнем штрихе в битве за «Глаз Павлина» я никому не рассказывал, предупреждаю сразу. Так что, чем ты приглянулся нашему начальству, мне неизвестно, но тебе доверяют, как родному…

— Спасибо, — перебил его Эрик. — Мне, безусловно, приятно, но хотелось бы вернуться к основной теме. Так что за программы вы сочинили?

— Поскольку с Бездной мы более-менее определились — она наш враг, нам захотелось понять и мотивы того, кто нам помогает. Бескорыстна ли эта помощь и насколько масштабны устремления тех, кто ее предложил? Вполне возможно, что слова Властителя не лишены смысла и, отвергая их как провокацию, мы совершаем ошибку. Ведь что, если строители Реальных Храмов на самом деле пытаются действовать по принципу «разделяй и властвуй»? Черные Монахи — практики, они не имеют ни времени, ни сил для глубокого анализа и пользуются услугами Храмов как данным. Я их за это не виню, но мы некоторые аналитические мощности имеем, а потому решили добавить к народному сопротивлению Братства немного научного занудства… Вот, посмотри…

Паша разложил перед сыщиком несколько листов с колонками цифр и короткими комментариями на полях.

— Мы взяли данные из различных статистических баз, в том числе военных, и проанализировали общемировой уровень аварийности. Уровень в целом и по разным причинам.

— За год, — подсказала Ольга.

Эрик услышал ее голос впервые, хотя прилетели гости уже час назад. Голос был приятным, возможно, немного низковатым… Впрочем, это уже придирки.

— Да, за год, — подтвердил Паша. — И вот, изволь, по причинам, абсолютно не зависящим от человека, случилось только пять процентов всех катастроф и аварий. Еще в пяти процентах случаев вина человека является косвенной. Все остальное — человеческие ошибки. Отбросив десять процентов, мы получили сухой остаток девяносто из ста. Выведя такую огромную цифру, мы заинтересовались и пошли дальше. Из всех автомобильных аварий мы выделили и отбросили доказанные случаи пьянства за рулем, неправильного обгона и отказа тормозных систем. Из ряда авиакатастроф нами были вычеркнуты случаи отказа двигателей, террористические акты и потери в боевых ситуациях. Ошибки диспетчеров, несчастные случаи на заводах, переход пешеходами улиц в неположенных местах и прочее тому подобное мы даже не брали. Хватило авто — и авиапроисшествий в чистом виде. И вот ведь какая получилась штуковина: практически все оставшиеся в нашем распоряжении случаи не имеют толковых объяснений. Ни исповеди редких выживших виновников, ни показания свидетелей, ни записи «черных ящиков» не проясняют ситуации. Понимаешь, что я хочу сказать?

Эрик молча кивнул. Паша намекал, что все упавшие самолеты и съехавшие в кювет машины управлялись одержимыми, а причиной такой потери управления были встретившиеся на их пути Реальные Храмы. Версия, кстати сказать, была достаточно жизнеспособная…

— Вот тебе и разгадка Бермудского треугольника! — искренне радуясь понятливости приятеля, заключил Павел. — А что же ты не спросишь, каков процент подобных случаев в мировом числе катастроф?!

— Какой? — спокойно спросил сыщик.

— Двадцать шесть! — торжественно заявил Павел и взял паузу.

— Многовато, — недовольно качая головой, сказал Эрик и посмотрел в окно.

Двадцать шесть процентов?! И на кой черт нужна защита, которая требует таких невероятных жертв?! Даже если каждый третий из погибших был одержим, как оправдать гибель остальных людей? Обычных, хороших или не очень, но людей… Если Паша прав, то все это выглядело очень даже скверно.

— Но это еще что?! — Павел положил перед сыщиком распечатку из Сети. — Прочти…

— «Зачем осиновый кол одержимому бесом?» — прочел Эрик заголовок. — Ты же сказал, что мой доклад засекречен?

— А в статье нет ничего конкретного, и всем непосвященным заголовок может показаться притянутым за уши, — возразил Паша. — Автор теоретизирует на тему развития глобальной компьютерной сети. В качестве «гипотезы» он выдвигает пример с единой базой данных, которая пополняется за счет личного опыта ее пользователей, но не имеет никакого технического базиса. То есть люди просто подключены к ней на уровне подсознания и могут обращаться к ее памяти напрямую, без компьютера, только пожелав этого и произнеся кодовое слово…

— Заклинание, — снова добавила Ольга.

— Да, — поддержал ее Паша. — Тебе этот пример ничего не напоминает?

— Напоминает, — согласился Эрик. — Что дальше?

— А дальше автор спрашивает, какую цену готово заплатить человечество за подобное новшество, — Павел снова остановился и внимательно посмотрел на приятеля. — Сам прочтешь?

— Давай на пальцах, — попросил сыщик.

— Пожалуйста. Он, как истинный скептик, не дает прямого ответа, но предупреждает, что цена может равняться стоимости ночи с Клеопатрой… То есть всеобъемлющее знание в обмен на жизнь.

— Весьма осведомленный автор, — заключил Эрик. — Выяснили, кто это написал?

— В целом — да, — неопределенно ответил Паша.

— А в частности?

— И в частности тоже. А еще через этого грамотея мы вышли на очень интересный клуб. В Сети он известен, как Клуб Истинных Рыцарей. Внешне он по большей части настолько же пустой, как и множество прочих сетевых кружков по интересам, но если влезть поглубже… Двое наших специалистов взломали его тайники и обнаружили, что это не просто бутафорские «Рыцари Ордена Дешевого Романтизма», а самые настоящие современные храмовники. Только их Храмы — Реальные, извини за каламбур, а Крестовые походы гораздо более кровавые, нежели в раннем Средневековье. В отличие от Черных Монахов, храмовники не партизанят, вводя вражеским офицерам изгоняющее бесов зелье, а действуют радикально. Они меняют маршруты и время вылета авиарейсов, подгадывая образование Храмов на пути управляемых одержимыми самолетов, регулируют потоки наземного транспорта под видом полиции или милиции, устраивают дорожные происшествия, заставляя одержимых въезжать в зоны, где они становятся невменяемыми, и так далее. Сколько гибнет при этом невиновных, их особо не волнует. Цель, по их мнению, оправдывает средства. Но ты ведь сам понимаешь, что они глубоко заблуждаются, думая, что Храмы растут, откликаясь на количество проникающих в наш мир бесов. Ты был прав в своих предположениях. Наши аналитики тоже уверены, что недоступные Бездне территории создаются произвольно и целенаправленно. Кто-то поставил перед собой задачу — полностью покрыть планету пленкой Храмов. Возможно, чтобы исключить доступ на ее поверхность Бездны, а может быть, и зачем-то еще. Этот момент пока неясен.

— Раз Рыцари не слишком осторожны, то прикрыть их деятельность мы, в конце концов, сможем, — сделал вывод Эрик. — Надо поймать для начала с десяток этих деятелей и допросить…

— Все не так просто, — признался Паша. — Позывные в Сети — два долгих гудка в тумане… А больше о них никаких сведений нет. И потом, нужная информация может оказаться всего лишь у одного из множества этих доморощенных энтузиастов. Схватив не того, мы спугнем и заставим затаиться прочих. Убедить их отказаться от собственной борьбы и перейти к методам монахов мы тоже не в силах…

— Тупик, — снова добавила Ольга, и Эрик вдруг понял, почему Паша к ней неравнодушен. Столь немногословных женщин сыщик не встречал еще ни разу в жизни.

— Не совсем, конечно, тупик, — возразил Паша. — В рядах храмовников есть отдельные личности, которые считают, что Храмы только временная мера, некий переходный вариант, как паровая тяга в период между гужевым транспортом и двигателями внутреннего сгорания. Их основной интерес — феномен полной невосприимчивости людей к проискам Бездны. Рыцари убеждены, что, изучив предпосылки такой невосприимчивости, смогут создать доступный способ уберечь людей от одержимости раз и навсегда.

— Монахи уже давно создали такое зелье. — Эрик пожал плечами. — Разве Храмовники об этом не знают?

— Вот в этом и заключается главный вопрос, — ответил Павел. — Они не ищут союзников или другие методы борьбы. Это наводит на мысль, что деятельность Ордена спровоцирована Бездной. Она не может отдать Храмовникам прямого приказа, поскольку они не одержимые, но проникнуть в Храмы без вредных для здоровья последствий могут только нормальные люди, а не те, в ком засел бес. Следовательно, чтобы контролировать ситуацию на территории Храмов, Бездне приходится изворачиваться и выдумывать максимально правдоподобные истории о борьбе против самой себя… Но теперь о более конкретном деле.

Эрик насторожился и подвинул стул поближе к заляпанному кетчупом краю круглого столика.

— Они обратились к одному из врожденно невосприимчивых к «вселению» людей и предложили сотрудничать. Он согласился. Это произошло два дня назад, и беседа велась с твоего компьютера…

— С моего рабочего компьютера? — уточнил Эрик.

— Да, — подтвердил Паша. — Узнав об этом разговоре, я сразу же вспомнил фразу из твоего отчета о том, что у Бездны на Красавчика что-то вроде аллергии…

— Понятно. Все сходится. Только зачем нам оружие и оборудование? Мы можем просто приехать в агентство и вызвать Красавчика «на ковер». Я не думаю, что он будет что-то от нас скрывать.

— Видишь ли, Эрик, у меня есть основания полагать, что именно Красавчик ведет эту опасную игру с Бездной… Даже больше — я почти уверен, что Реальные Храмы — это его изобретение. Полгода назад они служили только сдерживающим фактором, но потом трансформировались в оружие. Теперь он хочет в одиночку справиться с новым трюком Бездны, чтобы избежать скандала и Храмы сохранить, но в связи с тем, что его изобретение опасно, мы больше не можем оставаться в стороне. Только не подумай, что мы сочувствуем Бездне! — скорбно потупившись, выдал Паша и замолчал.

Эрик ошарашенно посмотрел сначала на приятеля, потом на поджавшую губки Ольгу и от души расхохотался.

— Чего ты ржешь? — обиженно спросил Павел. — Наш любимый Красавчик настолько выбивается за рамки понятия «норма», что его можно принять за эталон паранормальности одного отдельно взятого человека!

— Бездна, в той или иной степени, действует на всех людей, — поддержала Павла его напарница. — Она даже изредка вселяется в атлантов или оборотней… правда, безуспешно. Странное исключение почему-то составил только ваш друг. Но он не атлант и не волк. Значит, он либо ходячий Храм, либо пришелец из космоса, либо совершенно новый вариант человека. В последнем случае его следует воспринимать с максимальной осторожностью, поскольку неизвестно, на что он способен еще.

Видимо, это была самая длинная речь в ее жизни. Закончив, Ольга снова замерла, словно решила подзарядить батарейки. От восковой статуи в тот момент ее отличали только живые глаза. Пришелец из космоса! На себя бы лучше посмотрела, девушка из «органов»! Эрик, конечно, не стал высказывать свое мнение о собеседнице вслух, но взглянул в ее рыбьи глаза довольно выразительно.

— Я примерно знаю, на что он способен. Он лучший из всех известных мне бойцов и практиков оперативной работы, но в то же время абсолютно никудышный интриган и теоретик. Прекрасно зная свои слабые стороны, Красавчик никогда не пойдет на участие в заговоре, а тем более — на его организацию.

— Но Красавчик невосприимчив к вселению Существ из Бездны, — упрямо возразил Паша. — Как ты объяснишь этот факт? И потом…

— Ты сказал, что имеешь основания подозревать его в создании Храмов, — перебил его Эрик. — Что это за основания?

— В сетевых беседах Рыцарей постоянно упоминается некий Абсолютный Воин. Человек, невидимый для Бездны, лучший боец своего поколения, в руках у которого находится оружие возмездия. Такой акцент может делаться храмовниками, только если Воин действительно существует и представляет для Бездны реальную опасность. Она, таким образом, побуждает своих невольных подручных искать этого субъекта. Наверняка, когда они его найдут, в игру, на удивление обманутым Храмовникам, вступят одержимые и постараются Воина устранить…

— Воином может быть кто угодно, — покачал головой Эрик. — Почему ты решил, что это Красавчик?

— Потому, что в последних сообщениях их местный координатор доложил о поимке и изгнании Воином Властителя Северных территорий. Северные территории — это здесь. И потом, Храмовники обратились именно к нему, а значит, имели для этого основания…

— Очень интересно. — Сыщик задумался. — Но, кроме Красавчика, в операции участвовал я, мой стажер, брат Евгений, наконец. Ты рассматривал наши кандидатуры?

— Кроме монаха, никто не подходит, — покачал головой Паша. — Вы с Кузьменко были в контакте с Бездной, значит, она вас видит. Что касается брата Евгения, то, став после смерти Томаса фактическим главой своего Ордена, он не мог возглавить принципиально отличное по духу движение. Черные Монахи набирают в свое Братство только фанатиков, для которых предательство немыслимо.

— Я бы не стал утверждать это так категорично, — возразил Эрик. — Их архивариус был двойным агентом и благополучно работал как на Братство, так и на Бездну.

— Историк не принадлежал Братству. Он был лишь посвящен в некоторые дела ровно настолько, чтобы дать их борьбе хотя бы видимость объективной оценки. От него требовалось что-то вроде мнения независимого эксперта или журналиста. Видимо, с Бездной он договорился о том же. Его нельзя за это осуждать. Такого подхода требовала его научная методика.

— Ладно, о теологе мы поговорим позже, — согласился Эрик. — Однако сбрасывать со счетов Евгения нам не следует.

— У него есть доступ к твоему компьютеру? — спросил Павел, и сыщик не нашел что ответить.

Все складывалось именно так, как говорил Старшина, и найти аргументы в защиту Красавчика с каждой минутой становилось все труднее. Не сказать, что Паша убедил Эрика окончательно, однако спорить с ним сыщику расхотелось. По крайней мере, до тех пор, пока не появятся новые улики.

— У тебя есть план? — спросил он у Павла.

— Да, — ответил федерал. — Мы возьмем Красавчика под наблюдение, а ты проследишь, чтобы он не ускользнул, если вдруг заподозрит неладное. Вот поэтому мне потребовалась твоя аппаратура и оружие… Так что, если тебя спросят, зачем ты ездил в аэропорт, отвечай — развеяться.

— Что ответить, я соображу, — угрюмо сказал Эрик.

— Я понимаю, дело пренеприятное, но другого выхода у нас нет. — Старшина развел руками и посмотрел на друга с сочувствием.

— Ладно. — Эрик вздохнул и, чтобы скрыть эмоции, поднялся. — Идем, выдам тебе снаряжение.

Они покинули ресторанчик и, вернувшись на стоянку, принялись освобождать багажное отделение гравимашины.

***

Оглавление

Из серии: Абсолютный воин

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Война за возрождение предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я