Красное Село. Страницы истории
Вячеслав Пежемский, 2016

История Красного Села – это множество важных, значимых для Санкт-Петербурга – Ленинграда событий: грандиозные гвардейские маневры, яростные сражения и занимательнейшие бытовые сюжеты. Развитие промышленности, строительство дворцов, создание парков, дачная жизнь, события Великой Отечественной войны – все это составляет триста лет жизни небольшого петербургского пригорода. Об этих трех веках и будет наш рассказ. Конечно, сейчас трудно себе представить, насколько важной и интересной была история неброского, не слишком известного ныне петербургского пригорода. Но, познакомившись с основными событиями, можно с уверенностью утверждать: Красное Село – достойный сосед великолепных Петергофа и Царского Села и одно из интереснейших для исследователя и любителя петербургских окрестностей мест неподалеку от города.

Оглавление

Из серии: Всё о Санкт-Петербурге

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Красное Село. Страницы истории предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Пежемский В. Г., 2016

© ООО «Рт-СПб», 2016

© «Центрполиграф», 2016

* * *

Введение

Красное Село — в прошлом действительно село, затем город, а теперь часть Красносельского района Петербурга с особой, удивительной историей. Совсем не такое известное место, как Петергоф или Царское Село, оно тем не менее не было лишено внимания царствующих особ. Красное Село на протяжении ста лет являлось местом важных событий — гвардейских маневров и фактически становилось летней гвардейской столицей России. Однако история Красного Села не ограничивается гвардейскими лагерями. Развитие промышленности, строительство дворцов, создание парков, дачная жизнь, события Великой Отечественной войны — все это составляет триста лет жизни небольшого петербургского пригорода. Об этих трех веках и будет наш рассказ.

Историю Красного Села следует начинать не с 1714 г. — условной даты его основания, а намного раньше. В книге мы рассмотрим предпосылки для возникновения здесь поселения, созданные самой природой, историю заселения местности с самой глубокой древности; коснемся сложных взаимоотношений России и Швеции, на почве которых сформировалась непростая история этой земли в XVII в. Охватим и короткую, но содержательную и важную историю от начала Северной войны до основания села Красного. В ней важнейшую роль играет интерес основателя Петербурга к Дудергофу, сначала как к источнику полезных ископаемых, а потом как к месту, где можно использовать энергию падающей воды в целях развития всей строящейся империи. Своим возникновением в качестве поселения рабочих бумажной фабрики Красное Село обязано именно течению воды и перепаду высот. Непростая и необычная для традиционных отношений рабочих и владельцев промышленных предприятий XVIII в. жизнь Красносельской бумажной фабрики также будет предметом нашего рассмотрения.

Но всё же самые яркие и содержательные страницы в жизни Красного Села представляют гвардейские лагеря и маневры. Они оставили след во множестве воспоминаний, исторических документов, на фотографиях и картинах. Гвардия — краса и цвет Российской армии — всегда была в самом центре внимания государственной власти, общества, горожан. Служба в ней являлась, по сути, карьерной лестницей и становилась почти обязательной для каждого, кто стремился достичь успеха в жизни. Царствующие особы, их ближайшие родственники — все должны были найти свое место в существовавшей системе гвардейской службы в качестве командиров, шефов полков. Мало того, подчиняясь «Табели о рангах», им по указу еще Петра I следовало подниматься с самого низа по всем ступеням военной службы, и большинство вступило на эту лестницу именно в гвардии. Все особенности Красного Села: планировка, церкви, парки, дворцы, больницы, железная дорога, чистые улицы, покрашенные фасады и даже театр — были обязаны жизни гвардейских лагерей. И вместе с гвардией, сгоревшей в огне Первой мировой войны, угасло и Красное Село. Революция и Гражданская война лишь усилили упадок. Поселок стал городом в составе Ленинградской области, но никогда уже больше не знал былой славы. Более того, славу эту старались предать забвению вместе со всем до основания разрушенным миром дворянских усадеб и офицерской чести. Но главную катастрофу пережил город Красное Село в годы Великой Отечественной войны. Построенный на три четверти из дерева, он горел дважды — в 1941 и 1944 гг., превратившись в результате в пепелище. Жители эвакуировались, гибли, страдали под властью оккупантов, в итоге оставшихся немцы угнали на работы в Германию и Прибалтику.

Город, возникший после Великой Отечественной войны, — новый, другой, почти не связанный с прошлым ни культурной традицией, ни преемственностью населения, ни архитектурой. Лишь общность места, красивого, «красного», высокого и удобного для строительства, роднит его с ушедшими временами. У города новая судьба. Еще в начале 1960-х гг. ему пророчили будущее спутника Ленинграда, что и произошло в 1973 г.: Красное Село стало его частью, дав название Красносельскому району. Все дальнейшие удачи, беды и трудности связаны именно с особенным, промежуточным положением города и пригорода одновременно. В наши дни Красное Село именно в качестве города-спутника получило мощный толчок в своем экономическом и социальном развитии.

Хочется отметить, что рассматривать историю Красного Села в отрыве от Дудергофа — Можайского, прилегающего с юго-востока поселка, также входящего в состав Красносельского района, невозможно. В глубокой древности именно Дудоровский погост (село Дудорово) был административным центром данной местности. В период шведского владычества он являлся центром баронства Дудергофского и еще до основания Красного Села привлек внимание Петра I. В годы, когда проводились регулярные гвардейские маневры, в Дудергофе, как и в Красном Селе, располагались лагеря. Собственно главный Большой лагерь находился на территории современного поселка Можайский. Таким образом, история Дудергофа и Красного Села связаны неразрывно и будут рассматриваться нами вместе.

Несколько слов о географических понятиях. Для раннего периода, когда нет еще ни Красного Села, ни Дудергофа, мы упоминаем край как часть (юго-восточную) Ижорского плато — возвышенности, протянувшейся вдоль берега Финского залива, ограниченной древним береговым уступом и простирающейся на юг до района Луги. Также мы можем воспринимать эти территории как часть Приневского края или земель к югу от Финского залива. В годы нахождения в составе Новгородской республики — это часть Ижорской и, возможно, Водской земли, позднее — Водской пятины с Дудоровским погостом в ней. В период шведского владычества — это часть Шведской Ингерманландии, баронство Дудергофское. В Петровское время — часть Петербургской губернии. В то время, говоря «в Дудергофе», представляли некий регион, а не только и не столько конкретное поселение. Позже мы встречаем равноправные упоминания и Дудергофа, и Красного Села. Во всех этих случаях мы имеем в виду территорию, на которой находятся сейчас Красное Село, Дудергоф (Можайский), Дудергофские высоты, территории вдоль речки Дудергофки до современного Горелова на севере, Русско-Высоцкого (включительно) на западе, Гатчины на юге и Пулкова на востоке.

Важной частью нашего исследования стала работа с историческими источниками. Ранее в краеведческих работах отсутствовал разбор источников, поэтому мы решили привести здесь небольшой историографический и источниковедческий обзор.

Для описания наиболее древних периодов истории окрестностей Красного Села основным источником выступают материалы археологических раскопок и древние летописи. Раскопки на Ижорском плато начались еще в XIX в. (К. Л. Ивановский), продолжились и в начале XX в. (В. И. Равдоникас). Однако проблемой заселения славянами этих территорий, происхождением финно-угорских племен ученые глубоко занялись лишь во второй половине XX — начале XXI вв. Особенность археологических находок как исторического источника в том, что они «молчат», требуют трактовки. Заставить их заговорить могут лишь специалисты. Такая работа проведена Ю. М. Лесманом, О. И. Коньковой, П. Е. Сорокиным, И. В. Стасюком. Их взгляды на древнейшую историю будут рассмотрены ниже в историографическом обзоре. Что же до летописных упоминаний края и его жителей, то первые западные документы (Папские буллы) относятся к XII в., а русские (Новгородские) летописи впервые говорят о нем в XIII в. Более ранние упоминания (например, народ «thuidos» у автора VI в. Иордана) настолько аморфны и неточны, что отнести их конкретно к данной местности не представляется возможным. Летописи раскрывают нам в основном участие жителей края — племен ижора и водь — во внешнеполитических событиях: войнах, походах, обороне от шведов. Появляются уже и международные договоры (Ореховецкий договор), которые позволяют понять роль данных земель во внешней политике стран, имевших претензии на данные территории. О хозяйственной жизни, об уровне экономического развития, о численности населения, помещиках, запа́шке, налогах, промыслах, этническом составе, административном делении и границах мы узнаем из документов рубежа XV–XVI вв. — из писцовых книг. Это чрезвычайно важный источник, часто используемый исследователями, однако не всегда критически рассматриваемый. Мы постарались исходить в описании края из методик, разработанных для анализа данных источников в масштабном труде «Аграрная история Северо-Запада России».

К рубежу XVI–XVII вв. относятся новые международные договоры и международная деловая корреспонденция, позволяющие представить более точно внешнеполитический аспект, одновременно замечая некоторые детали, например, формирование дорожной сети, гидросети. К этому же времени относятся первые описания края, давшие основу для составления более поздних карт. XVII в. уже по́лон документов, связанных с Ингерманландией: это переговоры о беглых, международные договоры, споры о границах, местное делопроизводство, документы православных и лютеранских общин… Особое место среди источников занимает так называемый «Новгородский архив» — документы, вывезенные шведами из Новгорода после Столбовского мира и сохранившиеся в Королевском архиве в Швеции. Они стали доступны исследователям сравнительно недавно и представляют большой интерес своей разно образностью и комплексностью.

В XVII в. положено начало картографированию края и созданы первые карты (в конце XVII или начале XVIII в., но на материалах XVII в.), значительно более точные, детальные и достоверные.

XVIII в. приносит вместе с переходом данных земель к России массу документов: карты, ход военных действий, пожалования, сенатские решения дают возможность составить полную картину событий. Делопроизводство, связанное с сооружением, пуском и работой бумажной фабрики, раскрывает хозяйственную жизнь края. К сожалению, документ об основании Красного Села пока не найден. Возможно, его не было в природе. 1714 год в качестве даты основания, конечно, условен, но тем не менее дает нам ориентир в систематизации знаний об истории Красного Села.

Камер-фурьерские журналы и другие документы Двора дают возможность оценить интерес царствующих особ к строительству Красного Села, развитию его хозяйства, а также к использованию окрестностей Дудергофа и Красного как мест для царских развлечений.

Несколько позднее документы удельной конторы помогают понять градостроительную историю Красного Села. А дела, связанные с жалобами работников Красносельской бумажной фабрики, дают возможность изучить быт, жизнь и проблемы первых жителей — рабочих бумажного производства. В государственных архивах сохранились проекты дворцов, парков, описания работ, сметы, все, что позволяет восстановить облик Красного Села.

Переходя к главной теме — гвардейским лагерям, можно уверенно говорить о нескольких группах источников, с разных сторон освещающих важнейшее для города событие. В первую очередь это официальные документы. Сохранились парадные описания первых маневров, издания, показывающие официальную часть жизни. Есть такое описание для первых маневров 1765 г.: «Описание лагеря, собранного под высочайшею ее императорского величества собственной командой при Красном Селе, с объяснением, какие при этом были намерения и что по тому каждого дня достопамятного происходило». В документе подробно описываются события, происходившие в Красном Селе на маневрах. Дополнительными источниками по теме можно считать записки воспитателя цесаревича Павла Петровича С. М. Порошина и камер-фурьерские журналы.

Сохранился и деловой документооборот ведомств, строивших и содержавших лагеря, документы об испытаниях новых видов оружия. Но все это совершенно не раскрывает той важной части жизни, которую мы называем «историей повседневности». Здесь приходят на помощь разнообразные мемуары и воспоминания. Да, иногда они приукрашивают и преувеличивают роль человека, их писавшего, что-то скрывают и замалчивают. Но за сто лет гвардейских сборов через них прошли фактически все военачальники, выдающиеся полководцы, царствующие особы и их родственники мужского пола. Многие из них оставили живые, интересные воспоминания, которые, конечно, должны быть использованы для описания той атмосферы, той жизни, что приходила в Красное Село каждое лето. К тому же они зачастую дают нам возможность увидеть события глазами скептически настроенного наблюдателя или участника, видящего трудности, проблемы, недостатки. Сложно найти такие сюжеты в официальных армейских документах. Это касается и вооружения армии, и устаревшей тактики и стратегии управления войсками, критически воспринимавшихся молодым образованным офицерством. Также именно мемуары дают возможность оценить тот вклад, который пребывание в лагерях внесло в знания, умения и будущие успехи тогдашнего юнкера или молодого офицера, впоследствии руководителя армий и фронтов.

В нашей книге читатель встретит обилие цитат. Иногда они будут достаточно обширными. И мы поместили их в книгу совершенно сознательно. Многие авторы уделили Красному Селу, и особенно Красносельским лагерям, внимание в своих мемуарах и даже художественных произведениях. Причем некоторые из мемуаров написаны точно и исключительно одаренно. Например, П. Н. Краснов, пространно цитируемый в нашей книге, оставил удивительные, поэтичные воспоминания о своем пребывании на маневрах. О литературном даровании свидетельствует и факт выдвижения его в 1930-е гг. на Нобелевскую премию по литературе. Стоит заметить, что многие книги, прежде всего авторов, оказавшихся в эмиграции, выходили за рубежом и были мало известны не то что широкому кругу читателей, но даже специалистам. Поэтому мы не слишком ограничивали цитирование, наполняя сухую историческую канву живыми и яркими деталями.

Значительный вклад в правильное восприятие прошлого Красного Села дают фотографические источники. Знакомясь с фондами Центрального государственного архива кинофотофонодокументов (ЦГА КФФД), понимаешь, что гвардейские маневры действительно были в центре внимания всей элиты России и многих иностранных высокопоставленных гостей: с эпохи Александра III и вплоть до 1914 г. сохранились фотоотчеты обо всех существенных событиях, происходивших во время лагерей. Маневры, осмотры помещений, парады, отчеты, стрельбы, визиты высоких гостей — все есть на фотопластинах. Снимали самые известные фотографы Петербурга, в том числе, конечно, К. К. и В. К. Булла.

В изучении истории Великой Отечественной войны, нанесшей огромный урон Красносельской земле, тоже произошли важные перемены. Ограниченный круг источников, характерный для советского периода, расширился: отредактированные воспоминания да скупые указы дополнились письмами с фронта, воспоминаниями, не прошедшими цензуру, ранее засекреченными документами НКВД и РККА, а главное — источниками с немецкой стороны. И сразу как на ладони выявились приписки в подбитых вражеских танках, боязнь вышестоящего начальства и многие другие детали, ранее ускользавшие от исследователя. До нас доходит масса немецких фотографий Красного Села, Дудергофа, Урицка (Лигова), Красногвардейска (Гатчины) времен оккупации. Правда, и немецкие документы, и даже фото нужно проверять на достоверность: работавшая на полную катушку в Германии геббельсовская машина дезинформации и пропаганды многое искажала и подавала факты в специфическом свете. Но тем не менее сейчас, благодаря раскрытию информации, события 1941–1944 гг. приобрели объемность в силу публикации новых документов.

Послевоенная история Красного Села, история строительства, промышленного развития открывается нам во время знакомства со служебными архивами. Автору во время работы в 2003 г. над альбомом, посвященным 35-летию Красносельского района, удалось получить доступ ко многим интересным документам той поры, на которых и строится рассказ о послевоенном периоде развития. Также в ходе работы над книгой «Почетные граждане Красносельского района» автору удалось взять несколько десятков интервью с людьми, возрождавшими Красное Село после Великой Отечественной войны и принимавшими участие в строительстве города-спутника.

Несомненно, что, представляя более чем трехсотлетнюю историю Красного Села, невозможно быть абсолютно оригинальным и не опираться на работы других авторов — историков, краеведов, археологов, географов. Стоит упомянуть авторов работ, ставших основой для нашего труда (далее они будут отмечены ссылками). В части географии, геологии и геоморфологии это труды А. Г. и Г. А. Исаченко. Огромный вклад в изучение древнейшей истории Ижорского плато провел Е. А. Рябинин. Его монография «Финно-угорские народы в эпоху средневековья» подводит итоги многолетних раскопок. Новый материал по заселению территорий к югу от Финского залива представил И. В. Стасюк. Автору довелось работать в экспедициях Евгения Александровича Рябинина и Ивана Вадимовича Стасюка. И это был бесценный опыт глубокого проникновения в проблематику переселений, колонизации плато. Особо стоит поблагодарить И. В. Стасюка не только за приглашение к сотрудничеству в экспедиции, но и за консультации в период написания книги. Свой, но также основанный на материалах полевых исследований взгляд на заселение Ижорского плато в ряде работ представляет О. И. Конькова. Ее теория автохтонности (т. е. местного происхождения) Ижоры и ее генезиса из древнейших культур позднего неолита чрезвычайно интересна, хотя, на наш взгляд, требует несколько более полного обоснования (которое, вероятно, появится в ходе дальнейших исследований на указанных территориях).

Стоит отметить, что писцовым книгам Водской пятины в уже упоминавшемся масштабном исследовании «Аграрная история Северо-Запада России» был посвящен особый том. Что до периода, когда краем владела Швеция (фактически весь XVII в.), то здесь можно упомянуть труды С. Б. Горбатенко, П. Е. Сорокина и большое источниковедческое исследование А. А. Селина «Новгородское общество эпохи Смуты». Историк рассматривает, публикует и систематизирует документы Новгородского архива, увезенного в Швецию в XVII в.

В истории Великой Отечественной войны многие авторы уделяли внимание боям под Ленинградом. Однако долгое время события сентября 1941 г. под Гатчиной, на линии Красногвардейского укрепрайона, оставались в тени боев на Пулковских высотах, сражений на восточном направлении. Исключением стал вышедший в 1992 г. сборник «Цитадель под Ленинградом», в котором были собраны исследовательские работы (А. П. Крюковских) и воспоминания, связанные со строительством и обороной Красногвардейского укрепрайона. С открытием новых источников появились и научные работы, рассматривающие события на юго-западном рубеже в одном ряду с другими, работы, где обороне Гатчины (Красногвардейска), Лигова (Урицка) и Красного Села была дана адекватная оценка. Прежде всего мы имеем в виду труд В. А. Мосунова «Битва за Ленинград: неизвестная оборона». Серьезную роль в обретении, познании и трактовке новых источников — документальных и фотографических — сыграли Д. В. Жуков и группа его соратников, опубликовавшие, в частности, фотографии танков 124-й танковой бригады и выпустившие несколько альбомов с историческими фото.

Ряд тематических сборников работ, вышедших в конце XX — начале XXI вв., свели под своей обложкой известных исследователей, уделивших внимание истории окрестностей Красного Села. В 2007 г. увидел свет сборник «Очерки по истории Красного Села и Дудергофа» под редакцией Н. В. Гужиевой. В нем представлены статьи и уже упоминавшихся авторов — П. Е. Сорокина, Г. А. Исаченко, С. Б. Горбатенко, а также О. Л. Божковой, С. Л. Плотникова и многих других. Послесловие к сборнику написал Г. А. Богуславский, краевед, историк, основатель общественной организации «Университет Петербурга». За пятнадцать лет до этого автору посчастливилось учиться в историческом классе, где классным руководителем был Густав Александрович.

К 290-летию Красного Села вышел специальный тематический выпуск журнала «История Петербурга» (2004 г. № 2). Он стал основой для сборника «Очерки по истории Красного Села и Дудергофа». В журнале представлены статьи А. Н. Лукирского, Т. И. Николаевой, С. А. Малышева и др. Все эти издания так или иначе разрабатывали отдельные сюжеты по истории Красного Села, давая возможность выявить наиболее значимые события и явления в жизни города и его окрестностей.

С начала 2000-х гг. в Красносельском районе был сформирован Совет по краеведению, в работе которого автор всегда принимал активное участие. Ежегодно стали выходить сборники с тезисами работ, представляемых на краеведческой конференции. Работа Совета и проведение конференций сформировали ту почву, тот процесс коллективного познания истории, который и подтолкнул автора к написанию данной книги. Так, например, именно в ходе работы Совета была разработана тема сбора и публикации воспоминаний жителей Красного Села и окрестностей, оказавшихся в годы блокады на оккупированной территории.

Автор сердечно благодарит А. А. Селина, Д. В. Жукова, И. В. Стасюка, А. В. Арановича, О. И. Конькову, П. Е. Сорокина за помощь и консультации по животрепещущим историческим вопросам и до написания книги, и в ходе работы. Также он благодарен судьбе за возможность общаться с такими людьми как Г. А. Богуславский, Е. А. Рябинин и многими другими…

Особо стоит сказать о трудах краеведов. Над историей этих мест трудились и трудятся такие увлеченные люди, как Е. Е. Морозов, Ю. Н. Петров, А. М. Рожков. Они собрали огромный массив информации. Е. Е. Морозов составил два учебных пособия по истории Красного Села, А. М. Рожков одним из первых обобщил и издал отдельной книгой все материалы по истории юго-западных окраин Петербурга.

Однако, уважая труд исследователей, мы стараемся всячески отстраниться от свойственного всем краеведам подхода, связанного с приданием своей земле некоей исключительной истории, особенной роли, превращения Истории в экскурсию по «глобусу Красного Села и окрестностей». Мы стараемся рассмотреть историю местности в контексте событий, исходя из принципа историзма и методологии исторических исследований.

Оглавление

Из серии: Всё о Санкт-Петербурге

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Красное Село. Страницы истории предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я