Искусственный интеллект. Этика и право

Владимир Овчинский, 2019

Новая книга Елены Лариной и Владимира Обнинского посвящена проблеме, над которой еще не задумывается среднестатистический житель планеты Земля, но которая уже в близком будущем коснется каждого человека. Как известно, от тюрьмы да от сумы не стоит зарекаться никому. Но что ждет нас в ближайшие годы, когда вопрос свободы человека или заключения его в тюрьму станет решать искусственный интеллект? Как нечеловеческий разум будет сочетаться с нормами этики и права, по которым человечество живет тысячи лет? Что по этому поводу думают ученые и политики в наиболее развитых, роботизированных странах? Куда движется мир юриспруденции и чем это грозит человечеству? Авторы этой книги, возможно впервые в России, попытались осмыслить мировой опыт применения ИИ в судебной системе и сделать прогноз развития симбиоза закона и машинной логики на ближайшие годы.

Оглавление

Из серии: Коллекция Изборского клуба

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Искусственный интеллект. Этика и право предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Введение

Реализация Стратегии развития технологий искусственного интеллекта в Российской Федерации до 2030 года предполагает интеграцию всего мирового опыта на данном направлении.

В январе 2019 года на сайте ООН был представлен первый Доклад Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), посвященный развитию искусственного интеллекта (ИИ).

С середины 50-х годов прошлого века изобретатели и исследователи подали заявки на почти 340 тысяч изобретений на основе ИИ. Более половины всех изобретений, связанных с ИИ, были запатентованы после 2013 года.

Эксперты отмечают, что в последнее время увеличилось число патентных заявок на использование ИИ в робототехнике. В 2013 году их было 622, а в 2016-м — уже 2272. Ведущее место занимает транспортный сектор: в 2016 году на его долю приходилось 8764 патента. 6684 поданных заявки были связаны со сферой коммуникаций. В медицине, где ИИ активно применяется, например, в робото-хирургии, число заявок в 2016 году достигло 4112, что на 40 % больше, чем в 2013 году. В секторе персональных устройств, вычислительной техники и взаимодействия человека с компьютером число заявок в 2016 году составило 3977, что на 36 % больше, чем в 2013 году.

В числе лидирующих направлений использования ИИ — сфера безопасности. Применение ИИ в юриспруденции находится в самой нижней строке рейтинга. Тем не менее, этому направлению в США, странах Евросоюза, Японии, Южной Корее и Китае уделяется не меньшее значение, чем применению ИИ в сферах бизнеса, промышленности, транспорте, медицине и IT.

Российские и зарубежные исследователи проблем использования ИИ в правосудии и правоохранительной деятельности нередко задаются вопросами об этичности и правомерности этого процесса. Высказываются предположения о том, что использование в правосудии ИИ таит опасность сделать человека, его права и свободы уязвимыми, а само правосудие бесчеловечным и формальным. Как отмечал на одной на одном из научных обсуждений в 2018 году начальник Управления конституционных основ уголовной юстиции Конституционного Суда России Олег Вагин, «страшно представить, что решения в отношении человека, общества или человечества будут приниматься исходя из заданности информационных технологий, следуя совету «умного» искусственного интеллекта, полагаясь на который человек сам перестает думать, анализировать, прогнозировать свое будущее, а потому деградирует в качестве разумного существа, станет беспомощным и уязвимым, зависимым и от «машины», и от того лица, которое ею управляет, ее обслуживает, модернизирует, корректирует программное обеспечение, а в конечном счете, возможно и манипулирует поведением и решениями отдельных лиц, а через них интересами многих, тем самым превращая людей в марионеток, заложников IT технологий и средств их реализации».

Для того чтобы развеять эти сомнения в мировом сообществе делаются первые шаги. Так, в декабре 2018 года Европейской Комиссией одобрена Европейская Этическая Хартия использования искусственного интеллекта в судебной и правоохранительной системах.

Кроме того, в феврале 2019 года Центр Европейских Политических исследований при Евросоюзе опубликовала доклад об этических, правовых и политических принципах регулирования развития и применения искусственного интеллекта относительно любых направлений деятельности.

В США Партнерство по искусственному интеллекту (PAI), в которое входит более 80 корпоративных разработчиков и пользователей ИИ, в начале 2019 года опубликовало отчет об алгоритмических инструментах оценки рисков в системе уголовного правосудия США.

25 мая 2019 года Организация экономического развития и сотрудничества (ОЭСР) поддержала Принципы ответственного управления надежным ИИ.

В России противники применения ИИ в судебной системе часто апеллируют к тому, что у нас не прецедентное право, поэтому нельзя основываться в судебных решениях на аналоги уголовных дел. При этом закрываются глаза на то, что судьи всегда основываются на своем прошлом опыте по делам об аналогичных составах преступления, опыте региональных судей, решениях Конституционного Суда РФ и постановлениях Президиума Верховного Суда РФ, которые по сути своей — разновидность прецедентного права.

Но технологический «ветер перемен» коснулся и российских судов. Выступая 12 февраля 2018 года на совещании — семинаре судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов России председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев подчеркнул, что в стране продолжается работа по цифровизации судебной системы. В банке автоматизированной системы ГАС «Правосудие» уже более 80 млн. дел. В 2018 году суды общей юрисдикции приняли более 500 тыс. заявлений в электронном виде, и более 250 тыс. заявлений поступило в арбитражные суды. Активно ведется работа по размещению в интернете решений судов. В базе данных Верховного суда уже более 600 тыс. дел.

Это только первые шаги, которые должны вести к использованию российскими судами ИИ. Многие задачи, которые выполняют юристы и адвокаты, очень трудоемкие, утомительные и дорогостоящие. При этом существует риск ошибок и неточностей в работе специалистов.

Вопрос о делегировании таких задач ИИ очень актуален. Сервисы по автоматизации поиска юридической информации и анализа документов могут сэкономить до 80 % времени юристов и до 90 % стоимости их консультаций.

Еще один драйвер внедрения ИИ в юридическую сферу — большие данные (bigdata). Это огромный массив накопленной человечеством информации: судебные решения, иски, договоры, консультации. Благодаря росту мощностей современных компьютеров, совершенствованию алгоритмов и математических моделей, появляется возможность на базе этих больших данных создавать принципиально новые продукты.

Создание и использование ИИ и БД не является попыткой заменить человека (судью, прокурора, следователя, полицейского и адвоката) в процессе принятия решений по всем направлениям судопроизводства.

Главное цель это максимальная объективность на основании БД и сокращение сроков на принятие решений или получения достоверной информации с помощью ИИ. На уже упомянутом совещании — семинаре судей Дмитрий Медведев особый акцент сделал на нагрузке судей. Если в 2017 году 33 тыс. судей страны рассмотрели 28 млн. дел, то в 2018 году уже более 31 млн. дел. Причем прогнозируется постоянный рост числа дел для рассмотрения.

Внедрение ИИ и БД — это уже вынужденная мера для обеспечения качественной и эффективной судебной защиты прав наших граждан, обеспечения доступа граждан к правосудию и их безопасности.

Оглавление

Из серии: Коллекция Изборского клуба

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Искусственный интеллект. Этика и право предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я