Ангел

Владимир Леонидович Шорохов, 2018

Когда Ния получила крылья, она перестала быть просто звездной странницей, что нашла свою планету, но также превратилась в ангела. А вместе с крыльями появились и обязанности. И вот первая война с тварями, что порываются уничтожить континент. Не успев передохнуть, Ния приступает к раскрытию таблицы кодов, что оставили ей хозяева планеты. Путь приводит ее к хранителям, чей ангел давно сгинул в холодном космосе. Новый разумный мир и технологии давно исчезнувших цивилизаций. Ее дочь Ева (слияние чистого разума и ИЯ, что дали спирита за спасение своего мира) трудится над созданием неживого мозга для защитников. Ния, как ангел, получает призыв, приходит на зов и узнает, что теперь будет биться за бывших врагов. К чему же это приведет?

Оглавление

Из серии: Хроника Мориса

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ангел предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1. Вызов — Твари

Ния учла ошибки предыдущих миссий. Теперь не бросается в бой, как это было у жинаги. Хотя тогда другого выхода и не было. Сейчас задача разобраться в обстановке, что происходит и почему. Ее выход был сразу в защитной сфере. Вдруг опять вакуум или мгновенная атака. Но Ангел увидел яркий свет, голубое небо, два высоких горных хребта и посередине узенькая лощина, которая тянулась по всему ущелью. Это было самое узкое место, шириной не более полукилометра, но именно тут кипел бой, и как обычно кто-то нападал, а кто-то защищался.

Поперек ущелья шли три стены, расстояние между каждой примерно метров триста или более. Все пространство между стенами было утыкано малыми и большими шипами, огромными ямами-ловушками, в которых вверх торчали заостренные колья. Первая стена была толстой, но не очень высокой, не более десяти метров. На ней в несколько рядов стояли метательные орудия, которые к моменту появления Нии были разрушены, часть из них горела. Стена имела подковообразную фигуру, выпирая вперед в сторону врага. Большое количество толстых башен, откуда вели обстрел лучники, но это похоже не помогло. Стена в нескольких местах была разрушена, сияли огромные дыры, через которые как при пробое корпуса судна хлестала не вода, а что-то черное похожее на зверей.

В первой лавине шли мелкие хищники, они быстрые, шустро оббегали врытые в землю колья, вгрызались в их основание и начинали рыть землю. Через пару минут кол падал, и те переходили к следующему. За первой волной шли более крупные животные. Они расширяли проходы в стене, давая возможность протиснутся еще более крупным тварям. Ния заметила вдали четвертую волну. Там твердо шли толстые, почти без шеи, броненосцы, в задачу которых входило пробить своем лбом как тараном стену.

Сверху эта масса была болотно-черной как сумрак, Ангел назвал их «иму». Они все шли и шли, в их действиях присутствовал порядок. Иму знали, что делают, кто за что отвечает. Одни прочищали проход и прикрывали вторую волну, другие, орудуя лапами, зарывали ямы, давая возможность пройти более крупным, а кто-то отвлекал на себя удары защитников. Они не толпились как свора бешеных собак, их странная армия выстраивались в длинные колонны, которых насчитывалось более десятка. В атаку шла первая партия и погибала, за ними четко по графику шла вторая, после третья и четвертая. Гора трупов перед стеной росла, пять, восемь метров и продолжала подниматься еще выше. Защитная стена напоминала песочницу, где в разных местах образовывались кучи, а между ними, роя землю у основания стены, готовились к атаке животные-тараны.

Пробить панцири сверху почти невозможно. Камни отлетали, не причиняя никакого вреда, поэтому по ним били из катапульт, в которые вкладывали емкости с горящим маслом. Если попадание было на спину, то животное-таран бежал дальше, но если перед самой мордой, то раскаленные брызги попадали в глаза, и животное резко останавливалось, в него врезались те, что следовали за ним, и начиналась куча мала.

Вторая стена еще держалась, в основании она была как минимум метров тридцать и высотой более двадцати метров. Но, учитывая натиск иму, это ненадолго. Однако стоит отдать должное защитникам они не смотрели на последствия, не думали о том, что их ждет, хладнокровно заряжали катапульты, стреляли и снова заряжали. Лучники размещались на башнях, у них было по четыре яруса, и все одновременно стреляли. Они понимали, что если первая волна самых шустрых тварей поднимется на стены, то заряжающие уже не смогут стрелять. Стрелы накрывали целые отряды наступающих, те не успевали даже подбежать, как тела падали, но на их месте тут же появлялись следующие. И лучники уже не успевали отбрасывать наступающих. Башни делили стены на сектора, так, что если где-то произойдет прорыв, то остальные защитники продолжат стрелять.

Ния заметила, что звери у первой стены стали разбирать завалы из тел своих погибших и утаскивать вглубь ущелья. Она подумала, что так они хотят почтить память павших. Но нет — они их съедали. Зачем пропадать биомассе. Но ели не все. Мелкие твари, что шли в атаку, не допускались до кормежки. И верно — какой смысл кормить тех, кто погибнет. Какой расчет. Питались только животные, что шли в третьей волне и четвертой, те кто должен выжить.

Ангел покинул поле боя. Стена еще продержится как минимум до вечера. Она хотела знать причину этой вражды. Твари на вид были простыми животными. Да, была разница между ними, но это всего лишь животные, ни амуниции, ни орудий для нападения, ничего, только когти и зубы. Что их заставило двигаться в этом направлении? И поскольку построены защитные стены, значит это уже не первый раз. Сперва Ния полетела по ущелью в сторону иму. Туда, откуда шли нападающие. Ущелье было нешироким, в некоторых местах перегораживалось большими обвалами. Горы поднимались и на вершинах сверкал снег. Звери не могли обойти защитников. Похоже, это был единственный проход.

Ния выпустила ботов. Одних послала в сторону защитников, других в сторону нападающих, еще несколько отправила на орбиту, чтобы определить точку в Галактике, а сама, взлетев повыше, стала рассматривать ландшафт. Два материка столкнулись в одном месте, создав горную гряду, которая тянулась на сотни километров. Между ними был единственный перешеек в виде этого узкого ущелья. Зимой он покрывался толстым слоем снега, обрушивались лавины, сползали ледники. Но сейчас лето и все растаяло, даже ледники частично отступили.

Два континента и оба плодородные, оба покрыты буйной зеленью. Есть пустоши и реки, есть озера и внутренние моря, есть степи и бескрайние леса.

— Что же вам не дает спокойно жить у себя? — думала Ния, облетая территорию иму.

Она наткнулась на развалины нескольких городов и крепостей. Это было уже давно, от них ничего не осталось, только защитные стены. Видела построенные мосты, возведенные гугу, так Ния называла защитников. Их уже давно нет, но их инженерные сооружения все еще стоят, и по ним ходят животные. Она не увидела никакой цивилизации, не было дорог или поселений. Ничего. Казалось, что кроме мирно пасущихся травоядных и небольших кучек хищников на территории иму ничего нет.

— Не понимаю, что не так?

Ния была в тупике, ведь твари пришли именно отсюда. Что их погнало и заставило пройти каменистую пустыню и холодное ущелье только ради того, чтобы погибнуть. Ведь как она смогла заметить, в этой части материка есть пища, нет засухи, все вроде нормально. Ния обследовала границу степей. Видела множество троп, по которым прошли хищники. Последовала за ними, но те растворились в лесах. Она вернулась обратно и вышла на небольшое плато, что упиралось в ущелье. Там на маленьком участке не более пары километров сгрудилась целая армия чудовищ. Защитники ее не видели, иначе бы ужаснулись, что на них идет. Тут были и большие монстры как слоны, только с мордой как у крыс, были как ящерицы, проворные твари, они крутились кругами, собирались в большие стаи, но никуда не двигались. Все ждали команды, когда стены падут, и тогда все так же дисциплинированно двинутся. Ими кто-то командовал, но Ния не могла определить кто. Она летала из стороны в стороны. Все животные делились четко по видам. Тут мелкие, тут покрупней, тут с хвостами, а тут шестилапые. У них четкая иерархия, но связи в их действиях так и не обнаружила.

Ангел взглянул на небо. Солнце уже давно перевалило за полдень. Наверное, еще часа четыре и будет смеркаться. В горах быстро темнеет, пора возвращаться и посмотреть, как держатся защитники. Ния быстро полетела обратно, могла совершить скачек, но надо было взглянуть на само ущелье, что тут происходит. Летела быстро, а внизу тянулись длинные вереницы чудовищ. Некоторые шли медленно, у них своя тропа, другие бежали, как будто опаздывали и все шли к стенам. Сколько их тут? Сотни тысяч, если не десятки миллионов. Откуда так много? Постоянно задавала себе вопрос Ния. Семьдесят километров по ущелью и везде одно и то же. Они стягивали силы. Против такой армии невозможно устоять. Ангел это понимал и думал, что надо сделать, чтобы их остановить, но похоже думать уже некогда.

Вторая стена в двух местах была прорвана, участок между первой и второй стеной горел, катапульты только и делали, что поливали огнем тварей, но те перепрыгивали через своих и мчались дальше. Тучи стрел летели на хищников, но похоже большого урона они не причиняли, разве что мелкие бестии гибли, у более крупных кожа была толще, стрелы втыкались и застревали, не причиняя большого вреда.

С небес обрушился Ангел. Плазменная вспышка и оглушительный грохот. Ния сделала разряд и в радиусе несколько десятков метров в небо взлетели тела чудищ. Некоторые были разорваны, другие скалились, визжали, обрызгивая все вокруг своей кровью. Она взлетела и повторила атаку. Опять грохот. Но на фоне рева сотни тысяч глоток он потерялся. Теперь Ния сама превратилась в хищника, теперь она охотилась. Ангел взлетел и врезался в самую гущу. Поступок самоубийцы. Но уже через секунду звучал взрыв, и опять тела взлетали в небо, разлетаясь в разные стороны как песчинки. Ангел воевал. Его клинок засверкал, лезвие окрасилось зеленым цветом. Никто не мог устоять против него. Она косила им тварей будто траву, а те рычали и бросались на нее. Ния убегала в сторону отвлекая хищников на себя, а после взлетала и атаковала, производя разряд плазмой. И снова дождь из тел животных. Она отступала к первым стенам, тянула тварей за собой, рассекала воздух клинком, перепрыгивала, вонзалась в отряды нападающих и снова уходила в сторону.

Ния стала хищником, которому нет равных. Кромсала их тела, разрывала и мчалась дальше. Ей не нужны трофеи, ей нужны их жизни. Она жнец и очищала этот мир от тех, кто посмел сюда прийти. Они всего лишь твари и их удел умереть. Через час большую часть нападающих Ния выгнала за первую защитную стену, совершила еще с десяток взрывов и вдруг заметила, что животные стали быстро отступать. Ангел прекратил атаку, смотрела, как те убегают, по пути не забывая прихватывать мертвые тела. Первая стена была чиста, тут не осталось трупов, ничего, только огромные кровавые пятна.

— Что вас заставило сбежать? — посмотрела назад, думая, что кто-то их спугнул. Но там ничего не было, только тени ложились на горы.

Третья стена, последний рубеж, они не должны его сдать. Ее построили несколько десятилетий назад, укрепили дополнительными башнями, сделали множество защитных систем, вся кладка из больших блоков, так трудней разрушить. Но рано или поздно и она могла рассыпаться. Уже прорвана вторая стена, на ней защитники продолжают вести обстрел. Отступать некуда, бессмысленно бежать. Шестая, третья и пятая башни замолчали. Заполыхали катапульты. Твари поднялись на четвертый бастион. Уже потеряны второй и седьмой участок стены, но воины еще держатся. И вот свирепая нечисть прорвалась. Они выкапывают колья, готовятся к осаде последнего рубежа. У каждого лучника более трехсот стрел и еще в три раза больше в запасе. Но хватит ли их, чтобы сдержать противника? Болотная армия движется, постепенно заполняя пространство между стенами. Уже прозвучала команда к зарядке катапульт. Это их последний бой, и большинство это понимало.

— Спаси и сохрани, — молился один.

— Да уповаю на волю твою, — говорил другой.

— Не дай мне дрогнуть в трудную минуту, — шептал юный воин.

— Помоги нам, Узочи, молю тебя, помоги, — тихо, почти про себя просил командир гарпунщиков.

— Узочи, будь со мной в последнюю минуту, не покинь меня, дай уничтожить монстров, — склонив голову, шептал монах, держа в руке копье.

Все понимали, что это последний бой. Монстры и раньше приходили, но они никогда не прорывались за вторую стену. Обычно осада длилась несколько месяцев. Но тут прошло всего три дня, и вторая стена пала. Что-то произошло ужасное, и уже не верили в свое спасение, только смотрели назад, туда, где их дома. Понимали, чем все это грозит, и злость вскипала в их жилах, и трус становился храбрецом. Тут нет выбора, свой или чужой, тут выход только один — жить или умереть.

— Что это было? — вздрогнув от грохота, спросил командующий бастионом.

— Не знаю, — вытаращив глаза, ответил помощник, всматриваясь в то, как разлетелись во все стороны твари.

Еще один взрыв и снова все вздрогнули. Они никогда не слышали такого грохота. Тела некоторых животных долетели до стены и шлепались о нее, оставляя темные пятна. Все пристально следили за невидимым воином, который взлетал как птица в небо и как ястреб обрушивался на несчастных, будто те кролики, рвал их и снова взлетал. И вдруг кто-то прошептал:

— Узочи.

И через минуту уже все кричали.

— Узочи пришел!

Все воины молились, вставали на колени, пели гимны и с надеждой в сердце смотрели, как их Узочи истребляет монстров.

Ния последовала за отступающей армией, иначе и не назовешь. То, что у них не было оружия кроме когтей и клыков, не давало повод думать о них как о скотине. Все их действия были дисциплинированны, отточены. Только со стороны казалось, что это хаос, но это армия и ей кто-то управляет. Она проследила, как те углубились в сторону ущелья и стали собираться в больше кучи, жаться друг к другу и устраиваться на ночевку.

— Мальчики, да вы, как я вижу, устали и баиньки захотели. Ну прямо котятки, — съехидничала Ния, присматриваясь, как те жались друг другу, закрывали глаза и засыпали.

Она сама устала, ужасно устала, только теперь это заметила. Спустилась на землю и спокойно пошла между спящими. Никто не рычал, не тявкал, некоторые поднимали морды и следили за ней, но не атаковали, а когда отходила подальше, те снова опускали морду, прикрывали нос лапой и засыпали.

Ангел посмотрел вверх. Почти над самым хребтом горы горел огонек, это был сигнальный костер. Днем она не заметила. Оказывается, у защитников тут стоят сторожевые башни. Ния поднялась наверх. Это и правда была укрепленная башня с узкими бойницами, почти дзот, не хватало только пулемета. Построили такие башни из расчета, что если кто-то из тварей поднимется к ним, то те смогут отсидеться внутри. Сверху у башни располагалось закрытое помещение для огня. Сейчас он горел, и солдат, прикрывая огонь плащом, посылал сигнал. Возможно он говорил, что хищники легли отдыхать и можно приступить к починке стен. Да, это было бы кстати, подумала она и отлетела в сторону. Через минуту дозорный закончил посылать сигнал и спустился вниз, закрыв за собой люк.

Стало прохладно. Огонь еще горел, а ей надо до утра отдохнуть. Кто его знает, что там завтра. Хотя Ния и так знала: ничего хорошего не жди. Села у тлеющего костра, протянула руки, стало легче, прямо как дома на Ифе. Вот бы сейчас перекусить, подумала, а у самой стали закрываться глаза. Вдруг ангел услышал, как поднялся люк, и появилась голова солдата. Он сразу склонился, как будто не удивился, увидев ее тут. Поднялся и, низко склонившись, протянул ей кувшин с водой.

— Спасибо, — взяла и начала пить.

Вода была чистой. Наверное, из снега. Посмотрела на свои руки, они все были в крови. Представляю, как она выглядела. Ния присела на корточки, налила воды в ладонь и стала умываться. Потекла красная жижа. Неужели у всех теплокровных животных красная кровь, думала, стараясь хоть немного отмыться.

— Прошу, — сказал солдат, — тут холодно, скоро будет очень холодно. Прошу, — и показал рукой в сторону люка.

— Спасибо, — ответила Ния, ей и правда надо отдохнуть.

Спустилась вниз. Больше никого, только он один. Это был уже немолодой воин, его черты лица сильно исхудали, кожа обтягивала череп, и челюсть выпирала вперед. Руки были покрыты трещинами, наверное, от перепадов температуры, а может уже смерть стояла на пороге. Но он еще не был к этому готов, вот и таскал свое тело. Воин указал рукой на лежанку из простых палок, покрытую соломой. Ния присела.

— Спасибо, — еще раз сказала ему, — тебя как зовут?

— Эну, — ответил тот и отошел к стене, — вот, возьмите, — протянул ей сухую как кирпич лепешку. — Ее можно размочить. Вам надо поесть, — уж как-то по-отцовски сказал он.

— Спасибо, Эну, — опять ответила и разломила на две части лепешку. Одну отдала ему, а другую стала грызть. — Присаживайся, не стой, — видела что-то наподобие табуретки, но солдат упорно стоял в стороне.

— Вы Чинг? — с опаской спросил у нее.

— Почему так решил? — она не знала, кто такой Чинг, может он сам расскажет.

— Я видел, как вы бились с монстрами. Они плохие, приходят как растает. Вы одна такая, — хотел сказать «такая хрупкая», — бились с ними. Бежали от вас, они боятся вас, — а потом, помолчав, добавил, — вы летаете. Это может только Чинг.

— Значит я Чинг, — как-то устало сказала девушка. Глаза стали закрываться, повалилась на сено и тут же провалилась в сон.

Что там снилось, Ния не помнила. Кажется закрыла глаза и вот уже надо открывать. Было тихо, где-то сквозь узкое окошко свистел ветер, он чуть подвывал. Девушка села, затекла шея. Сняла диадему и постаралась поправить прическу, но та даже не пошевелилась, будто все волосы были покрыты засохшей грязью. Потрясла головой и на пол посыпались кусочки сухой бурой крови.

— Не гоже быть неряхой, — и тут же совершила прыжок к себе домой на Ифе.

Ния не переживала, еще вчера могла это сделать, но решила остаться и теперь, сбросив с себя грязную одежду и броню, сразу погрузилась в бассейн. Вода окрасилась грязно-красным цветом. У нее час, а после надо вернуться. Лежала в воде и думала, как поступить. Опять воевать? Но так можно месяц или больше махать клинком и мало чего добиться. Думала, как бы найти вожака. А может у них коллективный разум, может им это на геноме заложено пройти ущелье, а те даже не понимают, зачем лезут на рожон. Искупалась, надела чистую одежду, проверила клинки, опять надела броню, застегнула застежки. Все на месте.

— Ну, понеслось, — и тетже вернулась в темную комнатку сторожевой башни.

Солдата не было. Он так и не вернулся. Ния поднялась по лестнице на крышу, там, где располагался сигнальный костер. Дрова дымились, и солдат то прикрывал их мокрым куском кожи, то убирал ее. И тогда в небо поднималось серое облако дыма. Эну подавал сигналы. Увидев Чинг, солдат сразу накрыл дрова медным горшком и с удивлением стал смотреть на рыжую девушку.

— Вы, — сухой рукой показал на свои волосы. Воин был удивлен, что Ния преобразилась. Теперь она была цветущей и улыбалась.

— Спасибо, что дал отдохнуть. На, возьми, — и протянула небольшую корзинку с фруктами. От удивления он чуть было не упал с башни.

— Смотрите, — с благодарностью взял корзину и рукой показал вниз ущелья.

Животные проснулись и колоннами шли в сторону стены. Что их так тянет, что толкает? У них целый континент, зеленый, цветущий, там все есть, но они упорно идут сюда и уже не одно десятилетие, а может и более.

— Спасибо, что приютил, — Ния встала на выступ и спрыгнула.

Солдат вскрикнул, испугавшись, что девушка разобьется о скалы, но, подбежав к краю башни, увидел, как она, расправив крылья, устремилась в сторону защитников. За ночь солдаты смогли восстановить вторую стену, укрепить периметры, отремонтировали разрушенные катапульты, каким-то чудом заделали дыры в стенах. Кругом бегали солдаты, плотники устанавливали шипы на подступах к стене. Даже дети принимали участие, они бегали по ущелью и собирали стрелы. Твари были еще далеко, примерно в километре от стены, собирались кучами, сейчас отогреются и пойдут в атаку. Но время еще есть. Ния прыгнула к основанию горного перешейка на то плато, где собралась основная масса животных. Твари вели себя спокойно, не бегали, не рыскали из стороны в сторону. Просто огромные стаи по несколько тысяч особей лежали, медленно ходили. Ния опустилась на землю. Ожидала, что ее сразу атакуют, но нет. Некоторые животные пробегали мимо, не обращая внимания, будто ее и нет. Девушка немного прошлась. Странно все это, тут спокойствие, а там злость. Может у них как у людей, психоз толпы. Один закричал «Наших бьют!», а за ним второй и третий, и вот уже все орут что наших бьют, а сами ничего не понимают, ведь никого не видели. Но орут. Массовое помешательство. Может у тварей то же самое. Ния спокойно шла между стаями, рассматривала их, знала, что это опасные бестии. Но они только смотрели на нее, поворачивали морды, зевали. И вдруг девушка ощутила, как земля задрожала, будто по ней мчится танк. Развернулась и увидела, как на нее сразу с десяток мчались огромные твари. Толстые как у слона ноги, только с когтями, один рог посередине, словно бревно застряло в черепе, маленькие глазки, морда опущена и тяжелый рык.

Ния уже обследовала этот пяточек. С одной стороны он уходил в каменистую пустошь, что тянулась на сотни километров. С другой стороны горы с узкой щелью между ними. Именно туда шли войска. Другая сторона пяточка упиралась в отвесный обрыв. Он уходил на сотни метров вниз прямо к леднику, который сползал с противоположной стороны гор. Ангел уже думала об этом, как бы заманить их к обрыву, а тут такой подвернулся случай. Девушка не взлетела, не прыгнула подальше, а наоборот побежала в центр отдыхающих животных.

Шум и рев преследователей заставил зверей очнуться. Они вскочили, сперва рычали и лаяли, а после стали кидаться. Ния взлетела, не хотела с ними воевать, она крутилась, уходила от погони, тянула их за собой, сбивала в кучи и снова тянула. Вся масса проснулась, теперь это было похоже на огромную змею, которая хотела поглотить маленького мотылька. Иногда ангел останавливалась и производила разряд плазмы. Опять летели дальше, но это только сильнее заводило тварей. Они прыгали, визжали, поднимали в небо тучи пыли. А Ния все кружилась и кружилась, заманивая их к пропасти. Наконец общий психоз заразил почти их всех. Они отупело мчались на нее, старались раздавить этого комара, что не дал им мирно спать, а она продолжала их дразнить, атаковала и опять отходила. Это был улей, огромный улей. И вся эта масса мчалась за ней.

— Пора! — крикнула Ния, но голос растворился среди шума преследователей.

Теперь девушка бежала так быстро, как могла. Твари должны видеть, что уже почти догоняют, еще немного и растерзают ее. Ния задыхалась. Один раз она споткнулась, но подсознание сразу бросало ее тело вперед за десятки метров от клыков. И опять бежала. Осталось немного, всего двести метров, еще чуток, лихорадочно думала девушка и продолжала, хрипя, мчаться дальше. Земля кончилась. Ее тело устремилось дальше и за ней также устремились и твари. Но, потеряв опору под ногами, те стали проваливаться в бездну. Животные даже не выли и не скулили, их предсмертный писк терялся на дне ущелья, а твари все бежали и бежали. Это было похоже на реку, на сель, что сошел с гор и сносит все на своем пути. Ния тяжело дышала. Она склонилась, прижала руки к разрывающейся груди. Смотрела, как поток армии таял, как те стали замедлять ход. И тогда ангел их атаковал и сразу отлетел обратно. И твари снова оживились и опять пошли на нее, и снова проваливались в бездну.

Сколько еще вас там осталось, думала она, снова атаковала и отлетала обратно, а те тупо бежали и погибали. Это длилось не одну, а десятки минут. Даже когда стало видно, что перед тобой обрыв, животные продолжали бежать и уже сами прыгали в него. Тупость, звериная тупость, как она похожа на человеческую. Все совершают ошибки, и ты, оправдывая себя тем, что не могут все поступать неверно, и делаешь то же самое, как и все. Звери прыгали, будто специально для этого сюда пришли. Кто бежал сзади, видел, что передние прыгнули в пропасть, и те поступали точно так же — показывая пример тем, кто бежал за ними. Река монстров иссекалась, она превратилась в ручеек. И даже последние отставшие звери продолжали совершать самоубийство. Ния смотрела на это массовое помешательство, не жалела их, просто смотрела и ждала, когда все завершится.

Почти тридцать минут потребовалось на то, чтобы река иссякла. Девушка вернулась на землю, встала ногами на пыльную почву. Воздух был каким-то густым, тяжелым, пахло потом и мочой. Никого, почти никого не осталось, голая земля. Она шла пешком. Раньше тут росла трава, но сейчас все было вытоптано до основания, только корни кое-где торчали из земли, и куча помета. Ния взлетела и тронулась в путь, двигалась тихо, как над полем боя. Тишина. Вся лощина была почти очищена, оставались небольшие группы тварей. Они жались в кучу и как-то странно выли.

Но это не победа. Да, она совершила обманный маневр и смогла вот так просто как ягнят повести их на бойню. Ей просто повезло. Но теперь оставалось еще главное — не дать тварям разрушить стены. А они это могут. В ущелье их намного больше, чем было тут. И там придется воевать.

Ния вернулась к стене, уже шла атака, звери рвались вперед, таранщики разбегались и били лбами стену, падали камни, и летели горящие бомбы и стрелы. Шла война. Ждать некогда. Если будет прорыв, защитникам станет тяжелее держать оборону на два фронта. Поэтому Ния выбрала скопление тварей и ударила в их середину. Разряд плазмы и оглушительный взрыв. Звери на секунду присели, посмотрели в сторону, откуда летели тела, но уже через секунду продолжили атаку. Ангел крушил все вокруг. Плазменные клинки вонзались в огромных монстров, рассекали их, те валились, давя под своей массой других. Начался хаос. Малые голодные хищники бросились поедать трупы погибших. Те, кто шел в колонне, останавливался. Образовалась настоящая пробка как на шоссе в час пик. Нельзя было двинутся вперед и нельзя было развернуться. Рев, вой, все стало смешиваться. В какой-то момент некоторые животные попятились, тесня тех, кто рядом. Стали раздаваться писки и жалобный вой. Кто-то угодил под лапы и в агонии дергался, издавая писк проклятья. Ния не ослабевала натиск, всегда шла в самую гущу. Расправив крылья и паря над стаями, махала клинками, разрубая туши бестий, летела по центральной колонне, создавая в их рядах панику. И вот началось. Как в домино. Упала одна фишка, и уже через мгновение рушится вся цепочка. Звери завыли, задергались, по колонне прошла волна, будто по ней ударили кнутом. Они резко развернули и помчались. В глазах страх, паника. Твари рвали друг друга, давили лапами и кусали. В ущелье поднялся скрипучий гул тысяч глоток. И все, уже через десять минут они убегали. Даже те, кто атаковал, не понимая, что случилось, разворачивался и мчался за убегающими, а те просто давили все, что оказывалось на их пути. Убивали друг друга. Сотни и тысячи погибали, раздавленные своими же сородичами. Внезапное отступление превратилось в бегство, где принцип один — убежать как можно дальше от того ужаса, что шло по их стопам.

Ангел кромсал, взрывал плазму, заваливая проходы. От этого обезумевшие твари теряли последний рассудок. Ния гнала их. И чем дальше, тем проще. Они сами все делали, сами уничтожали свою армию. После их ухода оставались трупы и искалеченные тела. Девушка не останавливалась, нельзя дать возможности передохнуть, нельзя дать опомниться и посмотреть, что происходит. Будет их гнать, пока не вышвырнет из ущелья.

День был тяжелым. Уже закат. Звери жалобно выли и жались кто к кому мог. Ния устала, руки болели, и ноги ныли. Она вернулась на сторожевую башню, где в прошлый раз познакомилась с солдатом Эну. Села, достала консоль и дала команду на возвращение ботов. Те вернулись быстро, убрала их в ранец и выпустила еще четыре бота для контроля. Двух послала вглубь континента зверей, одного к людям, а последний стал просматривать, что происходило на стенах и в ущелье.

Поднялся Эну и, склонив голову, протянул кувшин с водой.

— Опять за мной наблюдал? — спросила его.

— Славная битва, — восторженно прознес старик.

— Славы тут мало, они не должны умирать, — напилась и сполоснула руки и лицо.

— Это бродячие иму, их никто не любит.

— Чего же их любить?

— Их выгнали. — произнес солдат.

— Стоп! — повернулась к нему. — А теперь подробно расскажи, кто выгнал и почему не любят.

Солдат протянул лепешку и один из фруктов, что она дала ему утром.

— Там, — он показал рукой в сторону конца ущелья, откуда пришли твари. — Там живут иму. Они спокойные, с ними можно даже дружить, ласковые, и у нас они есть.

— Есть? — удивилась Ния.

— Да, есть. Они хорошо охраняют, могут охотиться. Мы их приручили и живем давно вместе. Но эти черные иму не такие. Это бродячие, все едят, грызут. Они — это болезнь. Их выгнали их же сородичи, прогнали.

— Хочешь сказать, их прогнали из лесов потому, что они бродячие? — уточнила Ния.

— Да-да. Иму строят, — он задумался, как бы это правильно сказать, — строят дома, холмы с норами. Там живут, пасут, выращивают. Но черные все портят, разоряют. Вот их и выгнали.

Интересно, подумала девушка. Выходит, на континенте зверей есть те, кто строят дома как муравьи в земле и что-то там выращивают. А эти как бродячие все разоряют. И похоже тем, кто живет спокойной жизнью, это надоело и их как-то умудрились выгнать.

— Вот это да. Расскажи еще, что знаешь.

Он рассказал многое. Что-то из легенд, а что-то из истории. Раньше люди жили вместе с иму, тому были свидетельства, что Ния видела. Это города и построенные мосты. Но после из пустоши стали приходить бродячие и нападать на людей. И поселенцы ушли. Их преследовали черные иму, и тогда возвели первую стену. Но набеги не прекратились и люди построили второю и третью. Иногда нападений не было по несколько лет, а после с большей силой к ним шли черные иму, но им всегда удавалось сдерживать натиски. А в этот раз нет. Пришло намного больше, и Эну посчитал, что те или объединились, или часть лесных иму присоединилась к ним.

Все встало на свои места, и пазл сложился, нарисовав картину. Как и везде, ресурсы для пропитания. Черные бестии размножились, стало меньше пищи, со своими сородичами воевать было не с руки, а люди слабее, у них нет когтей и клыков, бери как барашков, оставалось только преодолеть стену и все.

Девушка с солдатом спустились вниз башни. Надо отдохнуть, еще не все законченоа пока спать, спать, твердила Ния, опускаясь на твердую лежанку и натягивая на плечи теплую, как ей показалось, шкуру. Снов не было, просто рубильник выключили и тут же включили.

Утро. Солдат был наверху. Она слышала, как Эну раздувает мехами костер, чтобы подать сигнал. Ния прыгнула к себе домой. Там ничего не изменилось, ее старая и грязная одежда валялась в углу комнаты, туда же полетела и эта. Приняв ванну и немного отдохнув, готова идти дальше. Достала из ранца четыре бота, что собрали информацию по планете и точке расположения в Галактике, заменила нательную броню, опять взяла корзинку с фруктами и вернулась назад в башню.

За ночь животные пришли в себя, стали собираться в кучки в соответствии с их видами. Ния заметила несколько разведчиков из числа защитников людей, те осторожно карабкались по склонам, присматриваясь, что происходит в ущелье. Но твари, похоже, не собирались нападать. Они как-то нерешительно крутились из стороны в сторону, переходили c одного места в другое, то уходили обратно к стене защитников, то возвращались назад. Так прошел весь день. Звери собрались в стаи и уснули. В этот раз Ния не осталась в башне, вернулась домой на Ифе и спокойно смогла выспаться.

Утром, когда вернулась, заметила отряды войнов со стены. Те продвигались вперед, старясь очистить ущелье от непрошеных гостей. Зачем они это делали, Ния не понимала. Рано или поздно те либо уйдут обратно к себе в каменистые пустоши, или все же решаться напасть. А сейчас войны их просто дразнили, что не заставило себя долго ждать, и твари конечно же их атаковали. Первые ряды защитников сразу были смяты. Но воины были умелыми и храбрыми, разбили длинные линии рядов и сомкнулись в виде круга. Теперь твари не могли прорваться. Они налетали на копья, царапались о щиты. Чтобы пробить оборону людей, требовались таранщики, но их не было, все перебиты, осталась мелкая тварь, но те злобно шипели, отступали, а после бросались под ноги и на головы воинов.

Один раз Ния пришла на помощь одному из отрядов. Его зажали со всех сторон и, методично кусая копья, не давали солдатам защищаться. Уже по старой тактике твари прыгали на своих же, образовывалась горка и тогда хищники могли с легкостью перепрыгивать через щиты и попасть внутрь круга. Ангел отбросил тварей подальше от изрядно поредевшего отряда и погнал их дальше по ущелью. Опять поднялась паника, все звери поднялись и бросились бежать. Ния гнала их до самого заката, а после, выгнав на пятачок перед горами, хотела было их направить к обрыву, но те в страхе помчались в сторону каменистой пустоши, надеясь скрыться там.

Девушка гнала их всю ночь. Они не спали, выдыхались, хотели отлежаться, но Ния не давала им этого сделать, взрывала плазменные разряды и гнала дальше, в сторону их континента. Следующий день также длилась погоня, а после звери уже обреченно сами бежали. Им деваться некуда, длинной вереницей возвращались в свой мир. Через пустошь тянулись тропы, их было несколько десятков, и по ним, тяжело ступая, бежала свора тварей. Только теперь они были похожи на побитых собак, которым хотелось пить, есть и спать.

Началась степь. Еще километров сорок и будет лес. Но тут их ждали, те, кто изгнал из леса, это была большая армия иму. Их шерсть была коричневой, как корни деревьев. Завидев черных иму, те завыли, залаяли и стали кусать воздух, который нес их запах. Ния видела и понимала, как их изгнали. Это была большая защитная армия, где в основном присутствовали большие животные и с ними тягаться черные не могли. Они бежали вдоль края степи, и на всем протяжении границы каменной пустоши и леса их сопровождали лесные иму.

Война закончилась. Черные бестии были изгнаны из двух континентов, и те ушли в пустошь. Что там их ждет? Голодная смерть? Или все же смогут выжить? Ния об этом не думала, она вернулась на Ифе, сбросила пропотевшую одежду, нырнула в бассейн, отдохнула и принялась писать летопись войны.

Ее золотой пергамент запечатлел все, что произошло. Описала себя, кто такая, как пришла на зов и где живет. Как спасла мир изучи и как познакомилась с солдатом Эну. К утру летопись была готова, осталась последняя миссия.

Ангел вернулся обратно к защитным стенам. Ния почему-то приходила утром, когда всходило солнце. Люди упали на землю, они видели бога Чинг, который защитил их от черных иму. Те удостоились чести не просто остаться в живых, но и стать свидетелем того, как бог вручил военачальнику золотой пергамент. А после рыжая девушка, взлетев и взмахнув крыльями, растаяла в воздухе. Они еще долго стояли и молились, произнося слова благодарности, что живы, что их слова о надежде не пропали даром, что к ним пришел их спаситель, и теперь они могли думать о новом дне.

Ангел выполнил свою миссию. Никто этого не знал, ни Земля, ни спирита, ни кацаранцы, ни те же мичи или актинии. Миссия Ангела — удел одиночки. Ния заплакала. Она всего лишь девушка, у которой в груди бьется не холодное сердце убийцы, а живое, которое способно чувствовать боль. Девушка жалела зверей. Их время смерти не пришло, но клинок оборвал их жизненный путь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ангел предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я