Блокпост
Владимир Колычев, 2010

Конец света наступил в точно предсказанный срок. Но оказался совсем не таким, каким его представляли. Врезавшийся в нашу планету метеорит не вызвал катастрофического землетрясения или глобального наводнения – он принес с собой чудовищные формы жизни и создал Аномалье, зону расширения которого безуспешно пытаются сдержать гарнизоны блокпостов. Солдаты капитана Нагарова были посланы начальством на верную смерть, но именно их противостояние с порождениями абсолютного зла стало залогом спасения земной цивилизации.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Блокпост предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 10

Коси, коса, пока роса, но время уже за полдень. Работу пора заканчивать, но косари только-только вышли в поле… И не люди это, а зомби.

Они шли по полю широкой цепью, как это делают косцы, срезая хлеба. Но кос у них не было, и трава не кланялась им. Они просто шли на север, в сторону чистых земель, но их еще хорошо видно со смотровой площадки блокпоста. И было их много, десятка два, не меньше.

Неясно, как смогли они скопом собраться в одном месте. Да и само по себе зрелище, надо сказать, завораживающее. Неудивительно, что почти все бойцы высыпали на крышу, к пулеметам, стволы которых были повернуты в сторону зомби.

— В атаку они, что ли, пошли? — пожал плечами Шпак.

— Ага, на сорок второй-дробь-пятый… — хмыкнул Якут. — Не дойдут, на запчасти развалятся…

— Жаль, минометов нет, вот бы шарахнуть! — затрепыхался, как вымпел на ветру, Титаник.

— Будут минометы, — махнув на него рукой, в раздумье произнес я. — Должны быть…

Вчера утром мы вновь попытались прорваться к чистым землям, но гравитационные аномалии снова преградили нам путь. Тогда я опять связался с командиром бригады, и он, явно удивленный тем, что мы до сих пор живы, пообещал выслать нам вертолет с грузом.

Вот его мы и ждали, когда вдруг появились зомби. Плетутся через поле неизвестно куда. Или тоже собираются встречать вертолет?

— Может, они из Мокрянки валят? — спросил неугомонный Титаник. — Ну, чтобы Марице спокойней жилось… Когда мы туда поедем, командир? Страсть как хочется с этой Марицей покуролесить!

— Чего ты несешь, куролес? — пренебрежительно скривился Баян. — Кто тебе сказал, что с ней можно куролесить?

Я и не пытался застолбить право на Марицу. Может, красотка и произвела на меня сильное впечатление, но, как ни крути, а она — женщина общего пользования, сама себя так поставила. Меня она смогла продинамить, а с кем-то этот номер не прошел. И не счесть, сколько мужиков протопталось по ее тропке. И сколько еще будет… Так что, если кто-то из моих подчиненных вдруг захочет, препятствовать я не стану. Конечно, если еще раз выпадет случай…

Но я не стремился в Мокрянку. И у самого нехорошее предчувствие было, и слова Марицы запали в душу. Нельзя грабить и убивать, чревато это пагубными для нас последствиями…

В прошлый раз нам было позволено беспрепятственно покинуть поселок, и трофей мы увезли богатый. К двум прожекторам с автокомбината добавили полудюжину тех, что почти за бесценок продал нам Крис. Дизель-генератор тарахтит себе тихонечко в дальнем боксе гаража — с электричеством все в порядке; насос уже в скважине — с водой также вопрос решен. Колючая проволока вокруг заставы натянута, осталось только огневую мощь нарастить, тогда можно расширять зону контроля. Но именно для этого и нужен вертолет с грузом, он же решит проблему с питанием. Сами борщи варить будем да жаркое стряпать…

Но грузоподъемность вертолета ограничена, и топлива ждать не приходится. Значит, рано или поздно придется ехать в Мокрянку, на заправку автокомбината. Может, и в этот раз пронесет. И в «Пещеру» по пути заглянем. На этот раз Марица не сможет меня продинамить… Ну вот, снова думаю о ней как эгоист. Вон Титаник на нее уже зуб точит.

— А что! Сами же сказали, что она за деньги дает! А у меня деньги есть! — на визгливой ноте заявил он.

— Фальшивые у тебя деньги, — косо глянул на него Баян.

— Да нет, настоящие!

— Тебе же сказали, что фальшивые, значит, фальшивые! — надвинулся на Титаника Якут.

Парень попятился, но его тут же своей телесной громадой закрыл Малыш.

— Нормальные у него деньги, — оттолкнув Якута, прогудел он. — И я у меня тоже нормальные. И я тоже хочу!

— Хватит!.

Мне пришлось вмешаться, чтобы разрядить обстановку. Еще бы чуть-чуть, и Якут набросился бы на Малыша. Он был немного ниже ростом, но в рукопашном бою равных ему нет.

— Все хотят. Но не все получат. Марица сама скажет, с кем и когда…

Я и не надеялся, что маркитантка выберет именно меня, но слово сказано.

— Так, постойте, это нечестно! — взвился Титаник. — Я первый сказал, что хочу!

— Шпак, боец хочет убраться в сортире, — насмешливо произнес я, обращаясь к сержанту. — Надо пойти парню навстречу.

— Это запросто.

Шпак не мог сравниться с удавом, потому что не умел долго смотреть на жертву немигающим взглядом. Но ему хватило и нескольких секунд, чтобы загипнотизировать изворотистого, но трусоватого Титаника. Парень покорно склонил голову и, как тот кролик, отправился в пасть отхожего места.

Я же снова переключил внимание на зомби.

Они едва волочили ноги, но все же к тому времени, как в небе появилась летящая точка, они успели уйти так далеко, что без бинокля их уже трудно было разглядеть.

Но, похоже, их заметили с военно-транспортного «Ми-8МТ». Старенький, но надежный «мишка» снизился, прошел над зомби и, вновь набирая высоту, лег на боевой разворот. Я поймал вертолет в бинокль и разглядел на пилонах два контейнера с неуправляемыми ракетами. А это сорок мощнейших выстрелов.

— С ума они там, что ли, сошли! — возмутился Шпак.

Прямой связи с вертолетом у меня не было, поэтому я стал вызывать штаб, чтобы через него приструнить зарвавшихся пилотов. Сначала пусть груз по назначению доставят, а потом уже самодеятельностью занимаются.

Но эфир был плотно забит помехами, и сколько я ни старался, со штабом связаться не смог. А вертолет тем временем вышел на цель, и мне ничего не оставалось, как созерцать громовой фейерверк; точки ракет в одну сторону, струи реактивного дыма в другую.

Вертолет дал всего один залп, выпустив по десять ракет с каждого блока. Над полем, в зоне поражения, взметнулись фонтаны из земли, огня и дыма. Я не мог знать, сколько зомби уцелело, сколько их разнесло в клочья, да это меня и не волновало. Главное, что вертолет не стал разворачиваться для второго залпа, а довернул в нашу сторону.

Вертолетная площадка находилась с внешней стороны земляного вала, между первой и второй линиями ограждения, с выходом на дорогу к автопарку. Сами же мы вышли на обваловку, чтобы оттуда наблюдать за посадкой.

«Мишка» пошел на снижение, завис над площадкой, воздушными завихрениями прижимая к земле сухой ковыль. Я видел, как Чиж помахал пилотам рукой. И заметил, как те переглянулись. Я не знаю, кто из них и что кому сказал, но вертолет вдруг стал набирать высоту. Похоже, летчикам что-то не понравилось. И когда машина пошла на разворот, до меня дошло, что именно их встревожило.

— В укрытие! — заорал я, глядя, как вертолет готовится к атаке.

К счастью, вдоль земляного рва по кругу тянулись водосточные бетонные каналы около метра глубиной. Насколько я понимал, сделано это было не только для сбора дождевой воды. Эти траншеи связывали между собой дзоты, размещенные по всему периметру обваловки, и в них можно было укрыться от артиллерийского огня. Как же они сейчас нам пригодились.

Бойцы вовремя осознали, какая опасность им грозит, сноровисто рассредоточились вдоль земляного рва. Кто-то заскочил в дзот, кто-то нырнул в траншею, как это сделал я. А огневая атака не заставила себя долго ждать.

Восьмидесятимиллиметровая ракета с гулом пролетела над моей головой и с оглушающим грохотом угодила в торец западного гаража. Одновременно с ней в нескольких метрах от меня над обваловкой поднялся черный фонтан. Комья земли, обломки цементных блоков в чудовищной карусели смешались с дымом, гарью и огнем. Ударные волны всей своей тяжестью обрушились на меня, вминая мое тело в дно траншеи, а сверху мне на голову шлепнулся ком сырой глины… Но все-таки, примятый и оглушенный, я остался жив. Хотелось надеяться, что повезло и всем остальным.

Вертолет мог выпустить десять ракет — по пять из каждого блока, но, похоже, он выстрелил разом весь остаток боезапаса. Я слышал, как винтокрылая машина на развороте прошла над заставой.

Похоже, все…

Нам еще повезло, что вертолет не был оборудован подвижной установкой для четырехствольного авиационного пулемета. А то расстрел-шоу мог бы продолжиться… Но нет, вертолет заложил вираж и, медленно набирая высоту, поплыл на север. И сам уходит, и груз наш уносит…

Я поднялся на затянутую дымом обваловку, осмотрелся. В крыше и стене гаражного бокса зияли огромные дыры, досталось и столовой, и гостинице, из выбитых окон которой клубилась гарь. Но все же большая часть ракет угодила в земляной вал с внешней стороны, вспахав грунт и скрытые под ним мины. Из воронок поднимался едкий дым, отчего слезились глаза и щекотало в носу.

С восточной стороны, вдоль полуразрушенной обваловки ко мне шли бойцы. Гуцул идет бодро, Скорняк — вообще чуть ли не вприпрыжку, этим он выражает свое возмущение. Оба закоптелые, в пыли, на плечах комочки земли. Зато Чиж и Шарп совершенно не измазались. Эти выбрались из дзота слева от въездных ворот. Идут, бравируют, дескать, и не такое видали. Пух их догоняет. Похоже, он угодил в сток, куда в прежние времена сливалось отработанное масло — чумазый, армейский комбинезон похож на танкистскую робу: настолько же темный. Но это не мешало ему жевать галету. Видно, на фоне опасности у парня разыгрался аппетит. Шпак стоял у ворот, он не мог идти, потому что вынужден был смазывать глаза, пострадавшие от земли и дыма. Ничего, это пройдет, и он еще повоюет.

Малыша и Титаника не было, но эти оставались в туалете, когда мы шли встречать вертолет. Один убирал, другой присутствовал рядом из солидарности. Надо будет посмотреть, как там они.

— Командир, что это было? — брюзгливо спросил Скорняк.

— А ты угадай.

— Похоже, нас приняли за зосов.

— Не знаю, за кого нас приняли, но ужин улетел, — тяжко вздохнул Пух. — Опять будет лапша.

— Радуйся, что вообще будет, — недовольно буркнул Чиж. — Хорошо, что «вертушка» по зомби отстрелялась, а то бы на второй круг пошла. Накрыло был нас, как тот кобель сучку…

— Ничего, еще накроют. Сейчас боевые «вертушки» пожалуют, с полным боекомплектом…

— Пока они пожалуют, с этим разобраться надо, — кивнул я в сторону столовой, где, похоже, занимался пожар.

Я уже собрался послать туда людей, когда Скорняк протянул руку в сторону вертолета:

— Эй, что это с ним?

«Мишка» уже сделал разворот и взял курс на север. Но что-то мешало нормальному полету. То вниз провалится, то резко поднимется вверх, и фюзеляж противоестественно крутится под винтом, как будто за хвост кто-то тянет. Казалось, что машина угодила в гигантскую воздушную воронку, которая всасывала ее в себя… И казалось, и на самом деле все было именно так.

Пилоты пытались вытянуть вертолет, но стихия оказалась более сильной, и в конце концов все закончилось катастрофой. «Ми-восьмой» рухнул на хвост и распластался по земле. Над местом падения взвился черный дым.

— Гуцул, к машине! — заорал я. — Скорняк, Чиж, — со мной. Шарп, Пух — остаетесь здесь, тушить пожар… Якут, где, Баян, Малыш, Титаник? Шпак, займешься этим! Всех найти, обо всех доложить!

О пропавших бойцах я узнал уже после того, как мы на бронетранспортере выехали к месту катастрофы. Мы тряслись по бездорожью заросшего поля, когда со мной связался Шпак.

— В дзоте их нашли, — доложил он. — Вход землей завалило, ничего, откопали. Живые, только дыму надышались… Малыш тоже нашелся. С ним все в порядке… А Титаник…

Шпак потянул паузу, и у меня в тревожном ожидании сперло дыхание. Да, Титаник далеко не самый ценный боец в моем подразделении, но все-таки это потеря.

Я ждал, что сержант скорбно известит меня о гибели солдата. Но тот издал ехидный смешок:

— Титаника отмываем.

— Уже?

— Да не обмываем, а отмываем. Живой он. Только воняет очень…

Оказалось, одна из ракет разорвалась рядом с туалетом, где в тот момент находился Титаник. Укрытий поблизости не было, а обстрел мог повториться в любой момент, поэтому парень не нашел ничего лучшего, как нырнуть в дырку под бетонную плиту.

— Со страху втиснулся, — смеялся сержант. — А обратно никак, ломать пришлось… Ничего, воды нынче много. Отмоется…

— Ну что же, жизнь продолжается, — насмешливо произнес я. И, нахмурив брови, добавил: — В оба там смотрите!

— Вы там сами осторожней!

Шпак опасался за нас не зря. Мы спешили к вертолету, поэтому Гуцул развил скорость, непозволительно высокую для местности, напичканной аномальными зонами. Но там, прямо по курсу, были еще и уцелевшие зомби, они тоже направлялись к упавшему «мишке».

Падение вертолета значительно смягчили работающие винты, поэтому летчики могли уцелеть и даже самостоятельно покинуть загоревшуюся машину. Но смогут ли они уйти от зомби? Если нет, то им помочь могли только мы. Сначала спасти, а затем от всей души начистить им физиономии: есть за что.

Аномалии нас миловали, и вертолет, как оказалось, пострадал не очень сильно. Сгорел только оторвавшийся хвост, фюзеляж всего лишь промялся снизу, и обшивка лопнула в нескольких местах. И одному только военному богу известно, как не сдетонировали находящиеся в нем боеприпасы…

Увидели мы и летчиков, они оба уходили в поле, в сторону чистых земель, а их преследовали несколько зосов. Пилоты могли оторваться от них за счет скорости, но они почему-то отстреливались, вместо того чтобы смотреть под ноги.

Мы обогнули вертолет, чтобы нагнать летчиков, взять их на борт. Но их снова смутили наши изуродованные лица, и они, повернувшись к нам спиной, перешли на бег. Но не успели сделать и нескольких шагов, как оба вдруг взвились в воздух, закружились, вздымая кверху руки. Я видел, как гравитационная сила сжимает их тела. Так происходит с горшком, вращающимся на гончарном круге, когда руки мастера сужают верх заготовки в тонкое горлышко. Потом горшки ставят в горн на обжиг, и некоторые там лопаются, не выдерживая накала. А пилоты попросту взорвались, оказавшись в центре аномалии… Я слышал их крики, потом раздались хлопки, похожие на те, с которым лопаются комары перед мощным фумигатором. Это разлетелись на части несчастные летчики… Уж лучше бы я им хорошенько врезал, чем такое.

Зомби, казалось, не видели, куда делись пилоты. Даже головы не подняли, взглядами сопровождая их полет. Но запах свежей человечины они учуяли сразу. Я видел, как один из них поднял с земли оторванную руку с остатками синей материи на ней, жадно впился зубами в теплую еще плоть. Другой устремился за ногой…

Башня с жужжанием повернулась в сторону зомби, стволы пулеметной установки угрожающе опустились. Я понимал, что смотреть на эту сцену равнодушно невозможно, и не осуждал Скорняка, вставшего за пулеметную установку.

— Отставить!

Но все же я удержал его. Запрыгнул в отделение управления, оторвал парня от пулемета:

— Не надо… Ты им уже ничем не поможешь…

— А если с нами так же? — рыдал Скорняк.

— И с нами так будет. Если начнем стрелять… Они огонь открыли, за это и получили… Не трогай Аномалье, и Аномалье не тронет тебя, — сказал я, сам от себя того не ожидая.

— Это трусость, — мотнул головой боец.

— Это осторожность… — не согласился с ним Гуцул. — А что до зосов, так ты сам сказал, что они ничем не хуже, чем мы… Говорил?

— Говорил… Но ведь они хуже.

— А в чем они перед нами провинились? Тем, что хочется жрать?.. Командир правильно говорит: не надо рыпаться… Уходим, командир?

— Не уходим, а идем. Тихонечко, к вертолету…

Неплохо было бы собрать останки летчиков, запаковать их в мешок, чтобы затем оформить их в груз «двести». Но не хотелось связываться с зомби…

Увы, но мы тоже такие же отверженные, как и они. Люди с чистых земель также видят в нас врагов. Сначала отправили нас в изгнание, а сегодня едва не погребли под ракетным залпом.

Зосы действительно живут в настоящем. У них нет ни прошлого, ни будущего. Может, и нам пора забыть о своем прошлом и сосредоточиться на одном только настоящем. Тем более что на Большой земле для нас жизни нет. Никому мы там не нужны. А здесь у нас команда, здесь блокпост, который мы обустроим, чтобы жить если не полноценной, то близкой к тому жизнью. Мы должны принять Аномалье таким, какое оно есть, тогда и оно будет милостиво к нам…

И оно уже помогает нам. И хотя мы не просили у него уничтожить вертолет, это случилось — одна гравитационная аномалия швырнула машину на землю, другая расправилась с экипажем. И за нас, можно сказать, Аномалье отомстило, и груз нам вернуло… Но только радоваться совершенно нечему. Ведь летчики не виноваты, что приняли нас за зосов. И смерти они не заслуживали. А груз мы бы все-таки получили, правда, после того, как начальство произвело бы разбор полета.

И еще не нравилось мне, что Аномалье вывело зомби навстречу вертолетам, как будто для того, чтобы спровоцировать пилотов; они попались на эту уловку, бой разгорячил их, и они решили, что блокпост захвачен зосами. Поэтому и открыли огонь… А я не мог с ними связаться, поскольку связь со штабом не работала. И спрашивается, почему? Уж не аномалия ли в эфире помешала?..

Может, Аномалье и помогало нам. Но помощь эта необязательная. Прежде всего таинственные силы спровоцировали экипаж вертолета, а потом отомстили парням за ракетный залп… И за зомби отомстили. И за нас… Может, мы так же, как зосы, стали составной частью Аномалья?..

Как бы то ни было, но груз действительно мало пострадал. В три этапа, не торопясь, мы перевезли его на базу. И Аномалье не пыталось препятствовать нам… Кажется, мы действительно стали для него своими… Возможно, поэтому нам и заказан путь на север, обратно к людям…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Блокпост предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я