Эмоции на грани

Виталина Дэн, 2021

Что делать, если у тебя все есть, но нет самого главного? Как поступить, если та, с которой ты хочешь быть, не замечает тебя? Добиться ее? Но стоит ли это делать, когда видишь, что счастлива она совсем с другим?! И где найти лекарство, чтобы избавиться от этого проклятого наваждения?! Ведь с каждым годом я все глубже погружаюсь на дно! Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эмоции на грани предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Я могу тебя очень ждать,

Долго-долго и верно-верно,

И ночами могу не спать

Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря

Облетят, как листва у сада,

Только знать бы, что все не зря,

Что тебе это вправду надо!

с.Эдуард Асадов.

Наши дни. Руслан.

В квартире мирная тишина, которую нарушают доносящиеся из ванной комнаты звуки воды.

Чёрт, Ольга…

Медленно открываю глаза и отгоняю остатки сна. Поворачиваю голову и смотрю в окно. Дождь… Не моя погода.

Дверь в ванной открылась, Ольга пошла на кухню, заваривать свой травяной зеленый чай. Постоянно одно и то же. Скучно и однообразно.

Закрываю глаза и уношусь мыслями к той, с которой хотел бы проснуться.

Интересно, что она делает сейчас? О чем думает? Так, стоп. Пора прекращать. Сдерживал себя два года, и надо дальше придерживаться этого плана.

Дверь на балконе хлопнула, и я усмехнулся про себя. Опять курила, хотя вроде обещала бросить. Посмотрел в сторону кухни — Оля кошачьей поступью приближалась ко мне. Увидев, что не сплю, хищно улыбнулась и присела на краешек постели, посмотрев в глаза.

Красивая. Большие голубые глаза. Светлые волосы сзади аккуратно свисают до талии и завиваются на кончиках, спереди лежат на груди, подчеркивая тонкую шею, ключицы и аккуратную грудь. Из моей, надетой на голое тело расстегнутой рубашки, выглядывает розоватый сосок. Миниатюрная, но фигура, что надо. Мы с ней два года. Но, с моей стороны, кроме партнерских отношений, ничего так и не проснулось, а это значит, что пора сворачивать и эту лавочку.

— Доброе утро, — томно произнесла и, улыбаясь, склонила голову к плечу. — Не выспался? Такой хмурый. О чем думаешь?

— Сделай кофе, опаздываю. Хотел в сервис заехать, проверить, как там дела, — голос хриплый после сна.

Посмотрел на неё, и улыбка пропала с девичьего лица. Хмыкнул про себя. Ну, извини…

— Хорошо, тебе как обычно? Черный, без сахара?

Молча кивнул.

Хотела что-то ещё сказать, но вовремя взяла себя в руки. Развернулась и ушла.

Выдохнул. Резко встал с кровати, направляясь в ванную. Уперся руками в раковину, склонив вниз голову.

Что такое? Почему именно сегодня я опять разрешил запустить её к себе в голову?

Выпрямился. Кинул взгляд в зеркало.

Почему так тошно? Отпустит ли когда-нибудь? Может, сорваться и увидеть её издалека? Нет, блядь, потом начнется всё по новой.

Помотал головой, тем самым стараясь выкинуть все мысли из головы. Оттолкнулся от раковины. Снял спортивные штаны на завязках и зашел в душ. Настроил температуру воды, подставляя лицо под струи. Сзади разъехались двери душевой, и спустя пару секунд мою талию обвили тонкие руки. Миниатюрное личико уткнулось в спину между лопаток.

Напрягся. Она это почувствовала, но оба сохраняли тишину.

— Я вроде закрывал дверь, — спустя пару минут намекнул, что хотел бы остаться один.

— Нет. Что с тобой сегодня? Я что-то сделала не так?

Одна ее рука соскользнула вниз, осторожно гладя низ живота, и продолжила путешествие ещё ниже. Взяла в руку член и лёгкими движениями начала поглаживать. После водить рукой вперед назад. Высвободился из её оков, разворачиваясь к ней лицом. Подняла на меня взгляд, улыбается. В глазах блеск вожделения.

Усмехнулся уголком губ.

— Давай не сейчас, я вроде сказал, что опаздываю.

Улыбка медленно сползла с лица, глаза смотрят потерянно. В них немой вопрос: что происходит?

— Рус…

— Оля! — появились суровые ноты в голосе, не дал ей продолжить. — Выйди!

Ее голубые глаза блеснули гневом. Резко развернулась, подхватывая полотенце. Закрыл глаза, приказывая себе не заводиться.

После душа подошел к шкафу, взял первые попавшиеся тёмно-потертые джинсы, свободного кроя чёрную футболку. Быстро натянул одежду. В коридоре на тумбочке подхватил телефон и ключи от тачки.

— Ты даже не позавтракаешь? Твой кофе готов! — раздалось позади.

Чертыхнулся про себя и раздраженно развернулся к ней.

— Давай его сюда, — выпил в два глотка. — Спасибо. Всё, я ушел.

— Да ты издеваешься! Вот так просто уйдешь? Что случилось? Куда ты опаздываешь?! Ты директор. Можешь позволить себе. Давай проведем вместе день? Я устала, Рус! Просто приезжать к тебе на ночь и очень редко выбираться в люди с тобой. Я скучаю!

— Вечером об этом поговорим. Пока.

Как ошпаренный выбежал из квартиры, захлопывая дверь и в ту же секунду с той стороны об нее что-то разбилось.

Усмехнулся про себя.

Сбежал вниз по лестнице, не дожидаясь лифта. Выйдя из подъезда, нажал на брелок. Фары чёрного 221 «мерса» помигали, извещая, что двери открылись. Не стал садиться в машину. Достал из бардачка пачку сигарет, вытащил одну штуку и зажигалку, прикурил, кинул на панель, захлопывая дверь. Сел на капот, сильно затягиваясь сигаретой и шумно выпуская клубы дыма.

Запрокинул голову, посмотрев на предгрозовое затянутое серое небо. Провёл пятерней по короткому ёжику волос. Сделал ещё пару затяжек и щелчком пальцев отбросил сигарету. Забрался в тёплый салон автомобиля, задумчиво барабаня пальцами по рулю.

Сука-погода… В душе — раздрай. Перед глазами — она… Потряс головой, пытаясь привести башку в порядок.

Через пару минут всё-таки нашел силы завести машину. Ударил по газам и направился в сторону СТО.

Глава 2

Я вернуть тебя хочу,

Как заклинание шепчу:

Не оставляй меня одну,

Я ненавижу тишину,

Ревнуй, а хочешь, изменяй,

И лишь одну не оставляй.

с. Лариса Рубальская.

Ольга

Я смотрела на дверь, которая только что захлопнулась. За ним… Как всегда, ушел, не заботясь о моих чувствах. Как обычно, меня не услышал.

С психу схватила чашку из-под кофе и кинула в дверь. Черный фарфор разлетелся на мелкие части, а казалось, что разбилась моя жизнь. Снова…

Спустилась по стенке на пол, и смотрела на эту чертову дверь, из которой он вышел минуту назад и оставил после себя только шлейф своего запаха. Мой любимый запах"Yves Saint Laurent Ultime".

В душе пустота, на глаза наворачиваются слезы.

Два года назад наш общий друг Роман отмечал день рождения в лаундж-баре «Крепость», и по стечению обстоятельств там оказалась я с подругой. Рома меня заметил и пригласил к себе за столик, ну а нашим планам это никак не помешало. Я даже была рада. С Ромкой мы хорошо общались, он всегда был душой компании. Мы присоединились к его компании за столик в VIP-зоне на втором этаже. Их было шесть человек, четверо парней и две эффектные девушки. В комнате фоном играла спокойная музыка, ребята шутили, стол ломился от разнообразия закусок и спиртного. Мы с Лерой познакомились с ребятами, и тут мой взгляд упал на него… Руслан… Дух захватило и бросило в жар. Я слышала о нем. Очень много слышала. Была с ним незнакома, но видела издалека пару раз, и уже тогда он произвел неизгладимое впечатление.

Он был откинут на спинку диванчика, сидел полубоком, его левая рука покоилась на спинке. Улыбался краешком рта и слушал свою собеседницу, которая призывно шептала ему что-то на ухо. Не спеша поглаживала его ногу, подбираясь наманикюренными пальчиками к паху, и, судя по его довольному лицу, его все устраивало.

Я скривилась. Отвернулась от них, но спустя пару секунд не выдержала, вернула свой взгляд обратно и вздрогнула, встретившись с черными глазами.

Боже-е-е… Его взгляд как будто пробирается сквозь все тело. Побежали мурашки по рукам. Только не понять, из-за жуткого взгляда или от сексуальной энергетики, которая притягивает, как магнит.

Какой-то тёмный и запретный. Энергетика пугающая. Присутствующие парни были в рубашках и брюках, но только не он. Свободная белая футболка фирмы"boss"обтягивала рельефное спортивное тело и красиво подчеркивала смуглый цвет его кожи. Потертые темно-серые джинсы по щиколотки — "Levis"и белые кеды"Tommy Hilfiger".

Создавалось впечатление, что он неряшлив, но все присутствующие прекрасно понимали, что одет он стильно и со вкусом. Всем своим видом излучал непокорность, бунтарство.

Слышала про него, что он хозяин автосервиса. Довольно известного и востребованного в нашем городе, а еще, что он владеет магазином автозапчастей.

Удобненько.

Он заметил мой пристальный взгляд, направленный на него, а я не успела взять себя в руки и быстро отвести глаза.

— Руслан, — произнес он, медленно растягивая свое имя, и протянул мне руку. На запястье надет браслет из белого золота в форме змейки, а голос низкий и с хрипотцой.

Ответила на рукопожатие.

— Ольга.

Он улыбнулся, смотрел прямо в глаза. Погладил большим пальцем тыльную сторону ладони и тут же отпустил, а у меня ощущение, что вся рука горит, и сердце вот-вот выпрыгнет из груди.

Весь вечер я была, как на иголках, задыхалась рядом с ним. Для меня не ново внимание со стороны парней. Скажу больше, я не ощущала себя обделенной вниманием со стороны противоположного пола. Внешность у меня была броская, но вот в данный момент я была неуверенной маленькой девочкой.

Вечер подошел к концу, все начали собираться, и я, наконец, выдохнула с облегчением. Чувствовала я себя, мягко говоря, паршиво. Пожалела вообще, что присоединилась к ним. Руслан весь вечер флиртовал с той девицей. После знакомства не обращал больше на меня никакого внимания, и от этого я внутри заводилась еще больше, но эмоции старалась держать под контролем. Мы все вышли на улицу, начали прощаться. Леру пригласил продолжить вечер дальше уже вдвоем парень из компании. Она извинилась передо мной и приняла приглашение.

Хоть у кого-то удался вечер.

Я попрощалась с компанией и только хотела уехать на такси домой, как меня аккуратно придержали за локоть.

Повернулась, запрокидывая голову. Такой высокий… Руслан… Я только сейчас заметила шрам на кончике правой брови, похоже, было рассечение. Под правым глазом на скуле тоже маленький шрам, скорее всего, зашивали, уж сильно глубокий, и от этого взгляд пробирал до костей, смотрел в глаза без тени улыбки.

— Поехали?

И вовсе не вопрос, как могло бы показаться со стороны…

Смотрела в его тёмные, как смоль, глаза, и не смогла произнести ни слова, только кивнула. Даже не спросила, где же его спутница, которая весь вечер уделяла ему внимание. А зачем? Уезжаю с ним я, а не она!

Победно улыбнулась и направилась к его машине.

В ту ночь мы долго катались, слушая музыку, и изредка разговаривали. Что странно, он не пытался меня узнать, но рядом с ним я чувствовала себя спокойно, и в тот момент в мире меня ничего не могло напугать, потому что, казалось, именно со мной находился опасный человек. Вот, что приходит на ум, когда смотрю на него.

Машину он вел уверенно, местами агрессивно. Жилистая правая рука управляла рулем, и от резких движений под футболкой бугрились мышцы.

Да-а-а, Ольга, а такой может разбить сердце вдребезги, не моргнув и глазом.

Поёжилась от сравнения.

После той ночи мы начали встречаться, но что-то всегда стояло между нами. Он всегда старался соблюдать какую-то дистанцию, которая, казалось, с каждым днем становилась все больше. У него всегда не хватало времени. Постоянно отмахивался тем, что много сил отнимают магазин с автосервисом, и я не приставала к нему. Рада была и тому, что он рядом, возвращается ко мне. Секс с ним был превосходный, он всегда был щедр на подарки, но на этом все и заканчивалось, а я хотела от него больше. Я хотела его сердце…

Смахнула слезы, поднимаясь с пола, и принялась убирать осколки.

Сколько раз я заставляла себя не принимать вызов от него? Отказаться от новой встречи или просто больше не звонить! Заблокировать его! Но ничего не получалось. Я была бессильна. Он звонит — я бегу к телефону. Зовет к себе — я мчусь со всех ног с улыбкой до ушей. Я не могу уйти. Он как наваждение, как болезнь.

Зажмурила глаза и сильно сжала кулаки, от осознания того, кем являюсь и какую нишу занимаю в его жизни. Боль в ладонях от впившихся ногтей немного привела в чувства.

Спустя год наших отношений я поняла, что есть кто-то, о ком он думает. Такие дни я ненавидела больше всего. Он меняется. С ним опасно находиться рядом, ведь он, как оголенный нерв. Она заполняла его мысли и сердце. Я узнавала у наших общих знакомых о нём, но все твердили одно и то же — никого не было. Я не верила. Я чувствовала, ощущала с нами присутствие чужой женщины, и эта вонь просачивалась в меня и отравляла с каждым днем всё сильнее. Как же я ее ненавидела и завидовала ей…

Надела свое короткое тёмно-синее атласное платье на бретельках. Разрез декольте чуть ниже груди, на талии аккуратная, такого же оттенка повязанная лента, плиссированная юбка выше колен. Нанесла красную помаду на губы. Надев туфли на каблуке, взглянула на свое отражение в зеркале, и неспешно прошлась по фигуре. Остановилась на глазах и еле слышно прошептала в тишину:

— Будь сильной! Пора что-то решать! Просто нужно немного приложить усилий, и у нас все будет хорошо!

Захлопнула дверь квартиры и уверенно направилась к нему на работу.

Глава 3

Руслан

Припарковал машину около автосервиса ATF. Заблокировал тачку и направился в свой второй дом. С детства обожал всё, что связано с машинами, часами мог пропадать у соседа в гараже и копаться в тачках, не замечая времени. После — приходить домой и получать пиздюлей от брата. Нет, не за то, что занимался машинами. Была черта у меня — мог пропасть на весь день и не давать о себе знать. Так сильно я обожал машины, что всем моим вниманием владели они. Поэтому то, что на сегодняшний день я имею — моя заслуга. Но и без брата не обошлось — со стартовым капиталом помог. В девятнадцать лет я открыл магазин автозапчастей. Начали возить запчасти на"японцев"и"немцев". Через пару лет раскрутился, открыл автосервис. Вот тут уже сам.

Зашел в сервис, из колонок долбит музыка — «Каспийский Груз — Сарума». Пацаны поднимают подъемником машину, обсуждая проблему.

Направился сразу к ним.

— Здарова!

— Здаров, Рус, — Кир пожал руку.

Рядом пробежал Саня, хлопнув меня по плечу тыльной стороной ладони. Руки все в мазуте.

Проводил его взглядом, улыбаясь.

— Чё, не с той ноги встал? — спросил друг.

Я повернулся обратно к Кириллу.

С ним мы работаем с самого начала. Знакомы с первого класса. Вместе пошли на борьбу и вместе зависали у того самого соседа в гараже. Он один из тех, кому я мог доверять, а таких у меня из большого окружения пара человек, да брат.

— Заебись всё, как Таня?

Таня — его жена. Во втором классе перевелась к нам из другой школы. Друга моего она сразу заприметила, и после этого Кира она больше не оставляла. Везде лазила с нами. Постоянно нас доставала и нервировала. Вставляла нам палки в колеса. Доносила на нас нашим братьям. Не раз нам из-за нее влетало. Та еще заноза была. Потом эта рыжая бестия выросла, и тогда уже Кирюха всюду следовал за ней по пятам. Поженились после двадцати. Никто не сомневался в их чувствах, но словесная война у них по сей день.

Кир скривился, а я заржал.

— В чем проблема? — кивнул в сторону подъемника, где висела тачка Мороза.

Постоянный клиент, немалые бабки отлистывает. В свое время подогнал немало клиентов, да и семья его обслуживается у нас.

— Потёк амортизатор, сейчас заменим его.

— Ещё замени пыльник и отбойник. Сделай по уму, не экономь. Ради таких клиентов можем немного и себе в убыток поработать.

— Понял. Ты проездом или с нами сегодня?

— На пару часов заехал, надо документы просмотретью

Кир посмотрел мне за спину. Проследил за его взглядом и вздохнув, постарался подавить внутренний всплеск раздражения.

— Иди, я разберусь.

Посмотрели друг другу в глаза, и кажется, он понял меня больше, чем я сам себя.

Кивнул и развернувшись, широким шагом пошел в свой кабинет. Пускай догоняет, раз припёрлась.

Зайдя в кабинет, сел в кресло и откатился от стола, смотря в панорамное стекло, которое отделяет рабочую зону сервиса и моего кабинета. Оля заходит, цокая каблуками, изящно садясь на диван и закидывая ногу на ногу, тем самым открывая больше доступа для созерцания её ног. Сумочку ставит рядом с собой, и устремляет на меня свои бездонные голубые глаза.

Склоняю немного голову вбок и жду, когда закончится этот цирк.

— Рус, я хотела поговорить.

— А я вроде ясно выразился, что поговорим вечером.

— Я знаю, как это будет! Каждый раз заканчивается одним и тем же! Мы перейдем в горизонтальную плоскость.

— Хм… я думал, тебе это нравится, или ты за этим сюда и пришла? Решила закончить начатое? Хочешь, прямо тут нагну?

Она вспыхнула и мигом глаза опустила.

— Зачем ты так?

— Как? Оля, мне похуй, что ты сейчас хочешь. Я на работе.

— Я отниму у тебя каких-то десять минут, — психанула, яростно блеснув глазами.

Я утомленно откинул голову на спинку кресла.

— Начинай, — направил взгляд на неё.

А у этой в глазах стопроцентная решимость и пальцы сложены в замок.

— Я скучаю. Я не прошу двадцать четыре на семь быть рядом со мной, но ты бы мог пару раз в неделю выделять дни для нас? Руслан, когда мы последний раз куда-то выбирались? Возможно, твое сегодняшнее настроение — это скопившаяся из-за работы усталость. Тебе тоже нужно отдыхать. Я просто хочу полноценно проводить с тобой время, — голубые глаза смотрят с мольбой.

И я вроде понимаю, что говорит она о нормальных вещах и всё правильно, но я ничего не чувствую. Мне всё равно. Это не тот человек, для которого я хотел бы поступиться своими принципами, временем. Я опять постарался, но ничего не вышло. Не вышло её выкинуть из своей головы. Не получилось построить нормальные отношения.

Посмотрел на Ольгу, и в голове всё выстроилось. Решение принято окончательно.

— Мы расстаемся! Больше я тебя не потревожу. Если нужно забрать какие-то вещи у меня дома, езжай. Ключи оставишь в ящике.

Её взгляд медленно туманился по мере осознания моих слов. На глаза начали наворачиваться слёзы, одна красиво скатилась по щеке и затекла в уголок красных губ.

— Руслан, нет… подожди, если ты не можешь найти время, то тогда давай оставим всё, как есть. Забудь про разговор! — старается улыбнуться, быстро вытирая слезы.

— Оля, в том-то и дело. Время я могу найти, если захочу. Дело не в тебе. Просто я не готов, как оказалось к тем отношениям, которые ты хочешь… и заслуживаешь. Решения не поменяю, тебе лучше уйти, у меня правда работы невпроворот, — посмотрел испытывающе.

— Это всё, что ты скажешь за два года?

— Да!

— Скажи, ты всё время наших отношений думал об этой суке, которая стояла между нами? Может, ты ещё и трахался с ней?

Напрягся. Подался вперед и сузил глаза. Внутри мгновенно всё начало закипать. Она поняла моё состояние, вцепилась в сумочку, сжимая до побелевших пальцев.

— Повторюсь, тебе пора, не выводи, — сказал с нажимом и со сталью в голосе.

Встала. Посмотрела в глаза, слезы потекли ручьем. Подошла ко мне и нежно провела по щеке.

— Я люблю тебя, Рус.

— Но, я тебя нет, поэтому лучше всё прекратить. Это будет лучше для тебя же.

Выпрямилась. Всхлипнула. Резко развернулась так, что взметнулись волосы.

— Да пойми же ты, наконец, лучше мне — с тобой! — закричала во весь голос.

Поморщился. Я всегда ненавидел бабские истерики.

— Не устраивай концерт, — тон вибрировал от еле-сдерживаемого гнева. Еще чуть-чуть, и придется гнать её взашей.

Разрыдалась в голос, схватила сумочку с дивана и выбежала из кабинета.

Прекрасно, весь сервис будет осведомлен о моей личной жизни.

Проболтаться о ней никто не мог. Да и я, будучи в отношениях, старался отгонять мысли о ней.

Как узнала? Может, просто решила удочку закинуть, проверить, не появился ли кто?

Бред.

Так, надо разобраться с накладными.

Крутанулся на кресле в сторону стеллажа, отыскивая нужные документы. Только кинул их на стол, как ко мне заглянул Кир.

— Зайду?

Я кивнул на диван.

— Садись.

— Что произошло? Первый раз вижу ее в таком состоянии!

— Разбежались.

Кир удивленно приподнял брови, а я отложил документы.

— Ну?

— Ничего, не ожидал. У вас вроде всегда всё ровно было.

— Ага, именно…

Кир гипнотизировал меня взглядом, и я уже знал, какой последует вопрос.

— Ты видел её?

— Нет!

Взялся обратно за документы, стараясь вникнуть.

— Завтра Кравцов должен завезти тачку, у него тормозные колодки полетели.

Я кивнул головой и подумал, что надо будет подъехать переговорить с ним, а друг тем временем, немного помолчав, всё-таки спросил:

— Брат твой когда приедет?

Я приподнял бровь, поднимая на него взгляд.

— Хули ему тут ловить?

Кир пожал плечами и опять исподлобья посмотрел на меня.

— Кир, иди, работай, и мне заодно не мешай!

Друг усмехнулся и не спеша поднялся, подходя к холодильнику, который находился возле тонированного панорамного окна. Взял бутылку колы и пошел на выход из кабинета.

— Ага, пожалуйста, — сказал ему вдогонку.

Кир поднял руку, не оборачиваясь. Я усмехнулся и обратно уткнулся в документы.

Знал, почему он спросил про Тима. Думает, пора меня снова спасать. С братом у нас разница в пять лет, он мне был и мамой, и папой. Наши родители погибли в автокатастрофе.

Так уж вышло, что мужчины в нашей семье с ума сходят по тачкам. Отец гонял, участвуя в гонках. Я их чиню. А Тим держит автосалон в России — «Астерион» “Mercedes-Benz”.

Мне было десять, когда не стало родителей, а Тиму пятнадцать. Родственники оформили опекунство, но к себе не забрали. Оставили в нашей хате, периодически приходили нас навещать. К счастью я их так ни разу и не видел.

Брат учился и подрабатывал автоэлектриком. Я в то время после школы копейки сшибал в СТО, помогая мужикам. Уже тогда неплохо разбирался, что и где подкрутить, или в чем, возможно, заключалась проблема. А по выходным на мойке мыл тачки. Справились. А после восемнадцати брат вступил в права наследства на квартиру и финансовые счета отца. Тим вложился в дело и не прогадал. Обучился. Меня отправил на обучение (бизнес и управление). Открыл мне дело. Переписал на меня хату родаков и уехал в Россию расширяться.

До сих пор не понимаю — как брат со всем этим справился… Но перепадало мне не хило. Он же, помимо тачек, и привил мне любовь к спорту. Так я с двенадцати лет начал заниматься вольной борьбой. В восемнадцать перешел в бокс. Пошел за компанию с Ромкой — моим корешем, и понял, что меня неслабо затянуло. А там соревнования, кубки, медали. Брату я всегда буду благодарен. Смог вовремя направить в нужную сторону, дать ориентир, а потом пнуть под зад и сказать: плыви. Сейчас мне двадцать пять, брату тридцать. Шесть лет живет в России, и за это время, помимо автосалона, открыл еще и ночной клуб. Бывает, приезжает в Казахстан, но чаще я к нему.

Глянул на часы. Прошло три часа, с документами покончено. Отъехал от стола, разминая шею. Посмотрел в окно, на улице выглянуло солнце. Откинулся на спинку кресла, покрутил в руках телефон, гипнотизируя его.

— Просто гляну, — тихо произнес с сомнением.

Зашел в сеть. Вбил в поисковике ее никнейм. Открыв профиль, выпрямился. Пульс участился, в кончиках пальцев начало покалывать.

Приехала… Она в городе.

Глава 4

Застыл, глядя перед собой, но мысли в голове проносились с молниеносной скоростью. И снова меня постепенно накрывает чем-то запредельно-тёмным. Она снова совсем рядом, и я уже давно отказался понимать, почему это происходит со мной. Никогда не был слаб духом, а если и возникали ситуации — старался найти выход, решение, и обрубал на корню, ещё в зародыше. Но в этой ситуации я давно признался себе, что склонил голову и осознал, что слаб. Хоть бей, режь, но изменить сознание и вырвать сердце не смогу. Периодами я её так сильно ненавидел, что думал — убью. Сяду, будет ломать, всего вывернет наизнанку, но убью. Потом опять сдался. Привык к тому, что во всем, что касается её — слаб. Сам сдохну, сгнию, если с ней что-то случится.

Резко подорвался из кресла и начал метаться из угла в угол. Замер и устремил взгляд в пространство, не обращая внимания на появившиеся в кабинете голоса. Очнулся, когда Кир встал напротив, с сомнением глядя мне в глаза.

Моргнул раз, два, прогоняя наваждение.

— Что? — произнес сквозь зубы, хотя друг не виноват, что зашел не вовремя. Сейчас контроль явно не на моей стороне.

— Говорю, тачку пригнали, вроде перегорел выпускной клапан двигателя — смотрит с прищуром, и да, блядь, отлично понимает, что со мной творится в данный момент.

— И? Что ты хочешь от меня?

— Ну, обсудить! Всё-таки если это так, то придется разбирать!

Я резко повернулся, даже не заметив, что друг зашел не один.

Руками опёрся о край стола и по привычке прищурил глаза. Сохранял тишину. Если Саня не мог понять, что происходит, то Кир прекрасно всё понимал.

— Считаю, если дело в клапане, то хуёво! Разобрать придется. Снять крышки клапанов, поменять, подогнать и обратно собрать, — произнес спустя пару секунд.

Обернулся к Киру, задавая вопрос:

— Ты что считаешь?

— Согласен, — приподнял брови друг и развел руками.

— Ну, если согласовали, то на выход, — произнес спокойно.

— С собой сигареты? Свои дома забыл.

Я взял со стола ключи и кинул Сане.

— Пачка в бардачке, забирай.

Курю редко, когда хуёво, или, если хочу расслабиться. Кирилл не курит и в такие моменты всегда смотрит с неодобрением, но мамку не включает.

Саня поймал на лету ключи и умчал из кабинета.

— Тебе особое приглашение нужно? — повернулся к другу.

Стоит прямо. Рост у нас одинаковый, руки сложил на груди, глаза стального цвета прищурены.

Бля-я-я… Только не сейчас. Вздохнул и закрыл глаза.

Ну что за ёбаный день?

— Почему врёшь? Где ты её встретил? У тебя вид опять смахивает на психбольного! И с Ольгой ты расстался. Хотя, Рус, давай будем честны, характер у тебя говно, но она тебя любит. Искренне. Терпит твои закидоны два года! И то, что она решила высказать свои претензии, уверяю тебя — это нормально! — и уже тише добавил. — Я не хочу снова тех последствий, ты еле вышел из того состояния!

Я понимаю, что они переживают. Последний раз я и вправду переборщил. Но дело было больше не в ней, а в моем бессилии справиться с ситуацией. Я понимаю его, но все события сегодняшнего дня, которые свалились на мою голову, не дали справиться с рвущейся наружу агрессией.

— И что, блядь, ты мне прикажешь делать? Быть с той, с которой не хочу? Быть с ней только потому, что терпит мой ебанутый характер?! Я её не видел! Не видел! — с каждым словом тональность моего голоса повышалась, а в конце я откровенно орал во всю глотку.

Крутанулся на месте и со всего маху впечатал ногой в стол. Тот проехался по полу на метр от нас.

Тяжело дыша, стоял на месте, уставившись бешеными глазами на Кирилла. В ответ он сканировал меня спокойным взглядом. Приняв какое-то решение, произнес:

— Поехали, прокатимся! — он развернулся и, как ни в чем ни бывало, вышел из кабинета.

Осмотрелся вокруг, вращая глазами по комнате, хотел хоть на чём-то остановить взгляд, но уже не мог. Внутри завелся механизм, и вряд ли я выдохну, пока она снова не отдалится на безопасное расстояние.

Схватил телефон и вышел вслед за другом. В помещении качала музыка «Каспийский груз — Черная Волга».

Сквозь гул, крикнул Сане:

— Ключи!

Он обернулся на меня и затянулся сигаретой, прищуривая левый глаз. Достал из кармана связку, кидая мне. Я не прощаясь, покинул сервис.

Выйдя на улицу, потянул носом свежий воздух. Поднял голову к небу, повторяя те же движения, что и с утра.

— Идёшь? Или ты медитируешь?

Повернул голову в сторону друга.

— Ты идиот?

— Я? Да не, точно нет!

— Жаль, — прошептал еле слышно и направился к своей машине.

— Поехали на моей, ты мой вид видел?

Только сейчас обратил внимание на его грязный рабочий комбез.

На работу он ездит на простой машине ВАЗ-2114, являясь счастливым обладателем BMW-M5 матово-вишневого цвета. Что при этом им движет, я так до сих пор и не понял.

Цокнул, но залез в тачку вслед за другом.

— Надеюсь, мы хоть доедем до места на этой таратайке? — выразительно посмотрел на него.

— Само собой! — сказал серьёзно.

В этом весь он. В таких моментах я уверен в нем на сто процентов — даже если машина заглохнет, мы всё равно поедем.

Усмехнулся своим мыслям. Меня поймет тот, кто знает его всю жизнь.

— Что?

Помотал головой, призывая тем самым замолчать. Ехали в тишине под громкий звук мотора. Отвратительно поморщился.

— Я не устану задавать вопрос: как ты ездишь в этом говне? Совет тысячный, можешь, кстати, им воспользоваться! Выкинь на свалку!

— Не начинай, а?

Припарковались возле его подъездной площадки, а около подъезда толпятся подростки лет четырнадцати-пятнадцати.

— Привет Кирилл, Руслан, — протягивает руку довольно высокий для своего возраста, худощавый подросток.

— Здарова, что, курите опять? — спросил Кир, пожимая руку мальчишке.

— Да не, мы просто.

Я усмехнулся, наблюдая эту картину. Откинулся назад лет на двенадцать. Также стоим с Кириллом, только оправдываемся мы перед нашими братьями.

Улыбнулся и озорно произнес:

— Пацаны, нужна тачка? — указал пальцем на груду металлолома.

Послышались сдавленные смешки. Друг зло зыркнул на меня, а я не выдержал и заржал вместе с Лёшкой.

— Заходи, — произнес друг сквозь зубы.

Стукнулись кулаками с Лешкой. Кир одновременно с нами отвесил ему легкий подзатыльник. Мы опять не удержались и разразились новым приступом смеха.

В тишине поднялись к нему на этаж. Пока ехали в лифте, смотрел на него и посмеивался. Лифт характерным звуком оповестил, что прибыли на нужный этаж. Друг своим ключом открыл дверь, но не успели переступить порог квартиры, как перед моим взором явилась растрепанная рыжая бестия. Фурия закричала и кинулась через весь коридор ко мне в объятия.

Подхватил на лету и усмехнулся, глядя на Кирилла, который в этот момент закатывал глаза.

— Что случилось, что ты заявился среди рабочего дня?

— Ты что, не рада мне? Ладно, я пошел! — шутя, развернулся, собираясь уходить, но меня тут же цепко схватили за руку.

— Куда?! — эта ненормальная запрыгнула мне на спину.

Беззаботно засмеялся.

— Кхм-кхм, я вам не мешаю? — друг стоял уже насупленный.

Таньку он ревновал сильно. Даже ко мне! Хотя мы друг другу как брат с сестрой. Лимит терпения друга подходил к концу, на скулах начали играть желваки.

— Мешаешь, отстань! Иди, поставь чайник, у нас гость, не видишь, что ли?! — говоря ему все это, она даже не взглянула ни разу в его сторону.

Как я недавно и говорил, не дают друг другу спуска. Всю жизнь наблюдаю за их пикировками.

Кир резко подхватил её, подбрасывая и перехватывая поперек живота, закидывая себе на плечо вниз головой. Танька так громко заверещала, что я заржал, закрывая уши, иначе была вероятность того, что лопнут перепонки.

— Пусти, идиот! — и новый крик на всю квартиру.

Да… их соседей я никогда не устану жалеть.

— Сейчас отпущу. Только сначала выясню, кто тебе так сильно мешает, что даже на мужа не обращаешь внимания! — ответил грозным рыком, а бестия громко засмеялась.

— Я же просто… — захлопнулась дверь их спальни.

Понятно всё. Какого чёрта привёз меня?!

Зайдя на кухню, принялся изучать содержимое их холодильника. Достал салат и, немного поразмыслив, включил кофемашину. В кухню зашли голубки.

Покосился на них.

— Что-то вы быстро! Кир, сдаешь?

Танюха пряталась за его спиной и тихо посмеивалась.

— Ха-ха, обхохочешься! Юморист… — сел он рядом, пока Таня принялась накрывать на стол.

— Так ты не сказал, ты встретил её?

Ложка застыла в салате, когда я серьезно посмотрел на него в упор. Таня крутанулась и с возмущением воскликнула:

— Руслан?!

— Давайте так! — начал я. — Закроем тему, чтобы мы сейчас не разругались!

— Господи, да сколько можно?! — произнесла девчонка, яростно повышая голос, и сдула с лица рыжую прядь.

Закатил глаза. Эта ненормальная сейчас весь мозг съест. Посмотрел на друга, рассказывая то, что знал:

— Она в городе. Не видел! Зашел в её соцсеть сегодня.

Таня присела рядом с Кириллом на край стула. Пару минут никто не пытался нарушить тишину, каждый по своему переваривал услышанное.

— Ты до брата не хочешь слетать? Вы давно не виделись, — неуверенно произнесла подруга.

После её робких слов запрокинул голову и заржал. Успокоившись спустя какое-то время, протянул:

— Не-а, — и как ни в чем не бывало продолжил есть салат.

— Я думаю, пора что-то решать, ты не думаешь? Это ненормально — столько лет изводить себя! — серьезно сказал Кирилл.

Без намека на улыбку отложил ложку, смотря на друзей и произнес самые ненавистные мне слова:

— Ничего не поменялось, она до сих пор с ним! Вы знаете, лезть я не буду! Она счастлива!

— Рус, она не замужем, у них нет детей. Ты не можешь знать точно, счастлива ли она! — я приподнял брови и уставился на Таню. Она продолжила, но уже без прежней бравады. — Всё равно не можешь, — упрямо повторила. — Ты изводишь себя, мы же видим. Если не получается выкинуть её из головы, может, тогда пора уже рискнуть?

А в голове крутился рой мыслей.

Смешное слово — рискнуть, в особенности, обращенное ко мне. Везде я лез напролом. Добивался всего, чего хочу. Была ли это работа, учеба, отдых или женщины. Я не знал слов «нет» или «не могу». Не было в моем лексиконе слова риск, просто делал. Может, потому в этой ситуации и бездействовал.

Смотрел на близких людей и не знал, что сказать.

Как объяснить им, что тебе сносит крышу от любимого человека? Ломает всего! Внутренности пожирают языки пламени! Но при этом ты видишь, что она счастлива. Улыбается и даже не подозревает, что есть человек, который готов продать за неё душу. И внутренний голос шепчет тебе: «Ты не можешь влезать в ее жизнь!», «Запрет!», «Не тронь!». И каждый день надеешься, что хотя бы она из нас двоих по-настоящему счастлива…

— Не могу…

Глава 5

— Но почему? Нет, я серьезно не понимаю! — сказала гневно подруга. В ее глазах читалось недоумение.

Протяжно выдохнул. Зажмурился и медленно потер переносицу. Никто не нарушал тишину, и я был благодарен за это. Мне была необходима передышка. Друзья смотрели и ждали от меня хоть какого-то ответа.

Взглянул исподлобья на Кира и усталым голосом спросил:

— Сигареты в твоем доме имеются?

Но ответ получил от рыжей:

— Да, отец недавно заезжал. Забыл пачку, подожди, — встрепенулась и быстро скрылась в коридоре.

Посмотрел в окно и словил себя на мысли, что снова приближаюсь к полной потере себя. Медленно, но уверенно погружаюсь под толщу воды, из которой не выплыть.

Зашла Таня и протянула пачку"RICHMOND". Вытащил одну сигарету, прикурил и отправился на балкон. Оперся спиной о перила, скрещивая ноги. Курил не спеша и, увы, возвращаться на кухню совсем не хотелось. Лишний раз натирать старую мозоль желания не было. От этого или любого другого разговора ситуация не изменится.

Долго тушил сигарету в пепельнице, прежде чем открыть дверь балкона и запустить в квартиру прохладный воздух с горьким ароматом осени. Не успел зайти на кухню, как вопросы посыпались, как из рога изобилия.

Значит, решили, что достаточно дали времени на раздумья.

— Ну? Теперь ты можешь мне объяснить нормально? Каждый раз мы возвращаемся к этому вопросу! И каждый раз ты уходишь от ответа! Мне это осточертело! Честное слово, я тебя не выпущу из квартиры, пока ты откровенно с нами не поговоришь! — Таня уперла руки в бока, нахмурила лоб, глаза метали искры.

— Нисколько не сомневаюсь, — передразнил её и широко улыбнулся.

После моих слов еще больше нахмурилась.

— Ты что, сейчас издеваешься надо мной? — зло сузила глаза.

— Так, хватит. Может, ты уже объяснишь? — наконец-то вмешался Кир, глядя на меня в ожидании ответа.

Улыбка медленно сползла с моего лица. Смотрел на него, решая, с чего начать.

— Ну, давай попробую, — потянул немного уголок рта в улыбке.

Перевел взгляд на Таню и спросил:

— Ответь мне, как ты отнесешься к мужчине, который влезет в твою семью? Который будет настойчиво тебя добиваться? Того, которого ты не знаешь и знать не хочешь! Который нарушит твой привычный и спокойный мир! — перевёл взгляд на друга и продолжил. — Женщина, которая пошатнёт твои отношения. Разрушит твою семью, не оставив камня на камне, — наступила гробовая тишина. Друзья во все глаза смотрели на меня, постепенно осознавая сказанное. — Я понимаю вас! Хочется, чтобы у близкого человека всё было хорошо! Не сильно задумываешься в этот момент, что можешь разрушить чужую жизнь. Не правда ли?

Гнев и непонимание в глазах рыжей исчезли. Взгляд застыл. Глаза расширены и смотрят отчаянно. Перевел глаза на друга. Хранит молчание. Глаза опущены в пол.

Что я хотел увидеть? Почему на душе так противно заскребло? Неужели всё-таки надеялся, что скажут что-то такое, что сможет меня переубедить?! Может, поэтому и избегал разговора…

— Руслан, — совсем тихо произнесла Таня, — но ведь они не женаты и детей нет, — смотрит безнадежно, пытается ухватиться хоть за что-то.

— Тань, ты сейчас серьёзно? Мне кажется, я тебя прекрасно знаю. И из нас троих мог такое сказать только я!

Стыдливо опустила глаза, пока я буравил её взглядом.

— Так-то они вместе дольше, чем вы!

Мгновенно подняли на меня глаза, а в них ничего кроме возмущения. Пожал плечами и продолжил:

— О чём ты говоришь? Они с четырнадцати лет начали дружить! Шесть лет живут вместе! У них семья, — развел руками. — Ладно, допустим! Всё у меня получится! Что потом? А я вам скажу, что — ненависть! — потёр лицо ладонями, устало произнося. — Я хочу любимую женщину, а не её ненависть за то, что разрушил её жизнь.

— Раньше ты не задумывался о таких вещах. Просто шёл и брал своё, — неслышно подал голос Кир.

Поднял на него стеклянный взгляд.

— Выходит, что с ней задумался.

Друг кивнул, что-то решив для себя.

***

Припарковался около своего подъезда, глуша мотор. После того, как поговорил с друзьями, стало только хуёвее и даже работа сегодня не помогла. Они больше не рискнули поднимать разговор, да и говорить было не о чем. Таня сразу перевела тему. Выпив чашку кофе, тут же с ними распрощался и отправился обратно в сервис.

Открыв бардачок, увидел, что Саня так и не забрал сигареты. Достал одну и кинул пачку обратно, захлопывая дверцу. Огонёк сигареты засветился в тёмном салоне автомобиля. Опустил спинку сидения и сделал глубокую затяжку, медленно выдыхая клубы дыма и уносясь на восемь лет назад.

8 лет назад.

Смотря в зеркало на свое отражение, скривился.

— Ну и рожа… — пробормотал себе под нос.

— Чё ты там шепчешь? Не слышу! — крикнул Тимур из своей комнаты.

Покачнулся на пятках и направился к нему.

— Ничего, — буркнул, заходя к нему в комнату.

Брат стоял спиной ко мне. Обернувшись, скептически приподнял бровь, спрашивая:

— Где?

Я закатил глаза.

— На тренировке, — развел руками, всем видом говоря ему, что он идиот.

Тимур ухмыльнулся, но не выдержав, заржал.

— Придурок, — процедил сквозь зубы. Развернулся и пошел на кухню замутить себе пожрать.

Приближались шаркающие шаги брата, сопровождающиеся смешками. Сделав себе бутер, налил бокал сока. Открыв холодильник, постоял так пару секунд и, не найдя ничего интересного, хлопнул дверцей.

Кинул взгляд через плечо на Тимура. Брат стоял, упираясь плечом в стену, при этом широко улыбаясь.

Досадно поморщился от его вида.

— Смею предположить: сегодня был спарринг с Покровским?

Посмотрел на него исподлобья.

— У меня проскальзывают старые привычки! Хотел под него нырнуть и с захватом руки опрокинуть!

Брат заржал сильнее, а я от злости думал, взорвусь.

— Знаешь, почему ты теряешься? — сквозь смех вымолвил брат. — Ты злишься! — произнес, успокаиваясь. — Он тебя выводит и у него это получается! Руслан, у вас у обоих очень хорошая школа, — со смешками в глазах смотрел на меня Тимур. — Но ты не забывай главного! У тебя — по вольной борьбе, у него по — боксу! — я волком посмотрел на Тима и произнес ему по слогам:

— Я всё равно его за–ва–лю!

Брат широко улыбнулся.

— Ты хотел сказать — нокаутируешь?

— Плевать, ты понял смысл! — произнес уверенно.

— Понял, — серьезно парировал он.

И внутри стало спокойно. Я никогда не скрывал, что для меня важно его мнение.

— Рожу помажь! — крикнул он мне уже из коридора.

— Я и так охуенный!

В ответ услышал новый приступ его смеха.

В моей комнате зазвонил телефон. Приблизившись к нему, увидел на экране довольную рожу Кира.

— Чё хотел? — растягивая слова, ответил на звонок другу.

— Ты дома ещё что ли? На площадку не придешь? — вот чёрт! Баскетбол! — Пацаны уже все подтянулись.

— Бля, я забыл! Десять минут, и буду на месте! — сбросил вызов.

Бегло схватил футболку и шорты, сбрасывая с себя одежду и на ходу переодеваясь.

Зацепил в коридоре кроссачи, попутно их натягивая, и забежал на кухню, сцапав со стола несъеденный бутер.

— Куда лыжи навострил?

— Я не пятилетний пацан, чтоб отчитываться! Я ушел! — хлопнул дверью и кинулся на площадку соседней школы.

Поиграли весело. В общем нас было десять человек. Проходили мимо школы, которая находилась в нашем районе. Мы с Кириллом учились в другой. Наши братья хотели нас перевести в эту — как-никак, почти рядом с домом — но мы отказались. На тот момент уже привыкли в своей.

Шли толпой, громко смеясь и обсуждали игру. Мой взгляд зацепил парочку тёлок. Однозначно аппетитных. Ткнул локтем в ребро Кира. Друг поморщился от резкого толчка в дыхалку, замахнулся. Кинул взгляд на меня, и я мигом стрельнул глазами в сторону девчонок.

Одна уже открыто пялилась на нашу толпу, глаза перебегали от одного к другому. Взгляд откровенный, лихорадочный блеск. Облизнула губы и призывно начала улыбаться, заправляя за ухо прядь волос.

Кирилл, видя эту картину, равнодушно усмехнулся, но не прокомментировал. Я перевел глаза на другую девицу и от удивления приподнял бровь. Посмотрел на Кира — он тоже сканирует взглядом, но не заинтересованным, а скорее, изучающим. Редкость, когда на нас не обращают внимания. Тем более, когда нас толпа. Я вообще разбалован женским вниманием. Даже с гематомой на пол рожи сомневаюсь, что у меня будут проблемы.

Почти поравнялись. Подружка строит нам глазки, а эта девица идет и что-то эмоционально ей рассказывает. И хоть бы раз посмотрела в нашу сторону! Мы с Киром из всей компании самые высокие, не заметить нас невозможно.

— Ты сейчас шею свернешь, Рус, — я не понял юмор друга.

Повернулся к нему, когда девчонки проходили мимо нас.

— Я как-то засомневался, что с такой рожей у меня не появятся проблемы с бабами!

Кир в ответ заржал.

Снова обернулся на тех девиц. Странная девчонка всё щебечет, а подруга в надежде на знакомство через плечо кидает взгляды в нашу толпу. Та, которая ни на минуту не закрывала рта, прикоснулась к плечу подруги, призывая этим жестом не отвлекаться, а слушать её. Хотел бы я узнать, о чём она так увлеченно рассказывает.

Сбоку уловил взгляд, направленный на меня. Резко повернул голову и столкнулся с похабным оскалом друга.

— Чё?

— Понравилась?

— Нет. Интересно стало.

Кирилл помотал головой и произнес, весело растягивая слова:

— Рус, ты в курсе, что тебя бабы разбаловали? А тебе только семнадцать!

Посмотрели друг на друга и заржали на всю улицу.

***

Месяц выдался тяжелым. Много времени отнимала учеба. Одиннадцатый класс, подготовка к экзаменам. Тренировки по боксу, подготовка к первым соревнованиям. И будь проклят этот Покровский. Ещё он под ногами путается!

Выбежал из дома, уже опаздывая на подготовительную лекцию к экзаменам по профилю и в этот момент в кармане джинсов зазвонила мобила.

Кир…

— Да! Иду я! Опоздаю на пять минут, прикрой, — не дав другу вставить и слова, скинул звонок. Оторвался от трубы, кидая взгляд вперёд и обратно в телефон. Снова резко поднял глаза, хотя мозг еще не до конца переварил преподнесенную информацию.

О! Да эта же вроде та девица. Шла одна, не спеша в наушниках. Ннаверное, музыку слушает. Смотрит на меня, на лице играет лёгкая улыбка.

А–а–а… Значит, в этот раз заметила?! Покрасивее любишь, киса? Гематома-то рассосалась. Хотя, в нашей компании были достаточно нормальные пацаны. Отмел этот вариант сразу, просто не заметила. Неудивительно, так трепаться о чём-то.

Начал улыбаться той улыбкой, на которую все тёлки ведутся. Не отводила взгляд и продолжала улыбаться. Ну, вот ты и приплыла, цыпа.

И тут произошло то, чего я вообще не ожидал.

Бывает, думаешь о чём-то и уплываешь в свои мысли. Не замечаешь того, что смотришь в одну точку. И вот этой точкой оказался Я!

В замедленном действии мог наблюдать, как пелена спала с ее глаз. Моргнула, поняла, что смотрит на меня, улыбнулась мягко и отвернулась.

Я не понял, это что такое было сейчас? Что за улыбка?

Так улыбаются старикам. В магазине в очереди. Родственникам. Да никому, чёрт возьми! Точно не парню, который понравился!

Растерянно остановился и повернулся в её сторону. Стою, как баран, в надежде, что сейчас обернётся. А она зашла на территорию школы, той самой, которая стоит рядом с моим домом.

— Интересно. Ладно, я с тобой позже разберусь, — прищурился и уже через секунду лихо стартанул на лекцию.

Забежав в кабинет, упал на свое место.

— Тебе повезло, её ещё не было, — не поворачиваясь, доложил Кир.

Тяжело дыша после забега, кинул органайзер с ручкой на стол. Кирилл под партой судорожно дёргал ногой. Глянул на него, пытаясь понять, что случилось.

— Всё нормально? — спросил у него.

— Да! — напряженным тоном ответил.

— Ты ногой дёргаешь! Что не так?

Друг повернул голову в мою сторону.

— Отвали! — процедил медленно.

Приподняв бровь, начал осматривать наш класс. Понятно! Таня рядом с Гордеем, о чём-то уж близко переговариваются.

Покосился на друга. Кипит.

— Кир, успокойся, — спокойно произнес и продолжил. — Всё делается для тебя.

Друг сначала начал посмеиваться тихо, но с каждой секундой тональность смеха повышалась.

Посмотрел на него и понял — эмоции взяли верх.

Плохо!

Смеялся уже истерически, держась за живот и утыкаясь лбом в парту. Класс начал в недоумении на нас пялиться.

— Угомонись, заебал. Возьми себя в руки, — наклонился к его уху и прошептал так, чтобы никто не услышал.

Перестал ржать, уже хорошо. Зашла преподаватель, сходу начала диктовать пример уравнения. Час пролетел незаметно. Выйдя из школы, я тут же вспомнил про девчонку.

Шли с Киром молча. Посмотрел на него. Серьезный, голова опущена. Зайдя за школу, увидели наших одноклассников, которые стояли и курили.

Ничего не успел понять и даже как-то среагировать. В один момент Кир идет рядом со мной, а через секунду уже рядом с Гордеем — с захватом шеи, через спину кидает его на землю. Тот валится мешком, перекатываясь на бок и прикладывает руку к шее, задыхаясь, а друг переводит спокойный взгляд на меня.

Приподнял бровь. Нихрена ему крышу сорвало.

Со стороны раздался громкий низкий голос:

— Панкратов, ты с ума сошел? — Таня подбежала к Гордею, приседая на корточки.

— Гор, ты как? Прости, пожалуйста!

Девчонка повернулась к нам, сверля нас злыми глазами.

Я-то тут при чем?!

— Какой ты идиот, Панкратов!

Друг снова напрягся. Словил его взгляд, молча призывая успокоиться. Её-то он не тронет, а вот насчет одноклассника не уверен.

Кир сплюнул на асфальт и развернулся, направляясь в сторону дома.

Я посмотрел на рыжую — смотрит вслед другу, на глаза наворачиваются слезы. Быстро взяла себя в руки, поворачиваясь к Гордею. Спустя пару минут, после попыток привести одноклассника в чувство, подошла ко мне.

— Ну? И для чего ты это сделала? — спросил у неё спокойно.

— Это я теперь виновата? — возмущенно сузила глаза.

— Тань, дурой не прикидывайся! Не смахиваешь! — подруга психанула и убежала, не прощаясь.

Достал телефон, набирая психованного.

— Отпустило, брат?

— Да!

— Диктуй адрес тогда.

— На поле, — и сбросил вызов.

Посмотрел на Гордея и язвительно заметил:

— Кир погорячился. Совет на будущее! Не стоит чужую девушку зажимать!

— Она свободна! — услышал визгливый крик вслед.

— Ненадолго, — тихо проговорил, не оборачиваясь.

Подойдя к другу, посмотрел на него в упор и серьезно заметил:

— Ты не прав!

Он не спеша кивнул.

— Знаю. Я не хочу об этом говорить, — немного помолчав, спросил. — Где она? — смотрит такими глазами. Потерянными.

— Домой убежала, психанула на меня.

— Хорошо, — произнес задумчиво.

— Сколько можно ходить и мучить друг друга?

Но он на это решил промолчать. Не стал лезть к нему в душу, пускай сами разбираются.

— Ты знаешь кого-нибудь из пятой школы?

Кир ещё прибывал в прострации. Молча помотал головой, не глядя на меня.

Подумал минуту, и решительно сказал:

— Пошли, хочу кое-что узнать!

Подошли к зданию школы. Вовремя пришли. Народу на крыльце много, значит, перемена.

— Что ты тут забыл? — непонимающе оглядывался Кирилл.

— Пока не понял.

Поднялись на крыльцо школы. Глазами искал кого-нибудь, кто мог помочь мне. Но, чёрт, как назло, никого тут не знаю!

Рядом прошел высокий парень. Похоже, тоже выпускник. Не теряя времени, схватил его за руку.

— Привет! Поможешь? Человека ищу из вашей школы!

Он открыто посмотрел на нас с Киром.

— С какой целью? — расслабленно проговорил.

— Девушку ищу.

— Как зовут?

Хм, так и думал, что вопросы сразу отпадут.

— Не знаю, — ещё шире улыбнулся.

Парень посмотрел, как на идиота. Да, ощущал я себя примерно также.

— Тёмно-каштановые волосы, ближе к чёрному. Невысокого роста. Одета сегодня была в чёрную джинсовку, тёмно-синие джинсы, белые кроссы. Глаза не знаю, какого цвета. Думаю, одиннадцатый класс.

Парень напротив меня задумался.

— Думаю, по описанию подходит Алина, — спустя пару минут раздумий ответил блондин и продолжил. — Она с параллельного класса, но у них уроки закончились уже. Ярослав может подсказать, где её найти. Он все знает о её передвижениях. Мы сейчас в футбол будем играть. Он, наверное, уже на поле, мы с ним в одном классе учимся.

— А он кто ей? Брат? — аккуратно поинтересовался в желании узнать, кто такой Ярослав.

Парень засмеялся и со смехом в голосе ответил:

— Нет, парень её. Они с восьмого класса вместе, — и от этих слов внутри царапнуло.

Стоял, и не мог понять своих чувств. Какая разница, что она занята, раньше меня это никогда не волновало. Я всегда подходил к теме отношений холодно. Для меня алгоритм был прост. Понравилась тёлочка — соблазнил, потрахались, получили друг от друга, что хотели, и разбежались в разные стороны. Даже если была несвободна. Все они любят поломаться, но рано или поздно сдаются.

— Как он выглядит? — спросил у блондина.

— Шатен, в полосатой футболке «Барсы».

Я поблагодарил парня за информацию, и мы, пожав друг другу руки, направились на поле.

— Ты что, про неё будешь узнавать у её же парня? — с недоумением спросил Кирилл.

— Нет, хочу посмотреть на него.

— Зачем?

— Да, хуй его знает!

Значит, Алина?

Проговорил еще пару раз про себя, перекатывая имя на языке.

— Так тут двое пацанов в футболке «Барсы», и оба темноволосые, — произнес друг, когда мы подошли к полю.

Но я сразу понял, кто мне нужен. Она стояла рядом с ним и заливисто смеялась, запрокидывая голову. Он по-собственнически прижимал её к своему телу одной рукой и что-то нашептывал на ухо. А потом начал прокладывать дорожку поцелуев от уха к уголку губ.

Вдруг внутри меня все застыло. На ноги как будто накинули по гире, язык прирос к нёбу, кончики пальцев покалывало, сердце готово было выскочить из груди. Моё тело не слушалось, и мне это совсем не понравилось.

В душе ураган, но на лице непроницаемая маска, по которой невозможно ничего понять. Я её совсем не знаю, но то, что она сейчас в объятиях другого, который её целует, мне категорически не понравилось.

Правая рука медленно сжалась в кулак.

— Уходим, — проговорил другу, отводя взгляд от её радостного лица.

Порадовался тому, что сегодня тренировка.

Глава 6

8 лет назад.

— Привет, я думал, тебя не застану. На тренировку не идешь, что ли? — спросил Тимур, закрывая входную дверь. Бросил ключи от машины на тумбочку и направил свой взгляд на меня.

— Иду, — я стоял в коридоре, подпирая стену.

Брат задумчиво посмотрел на часы и снова неоднозначно покосился в мою сторону.

— Руслан, ты опоздал уже на тридцать минут. У тебя нормально все? — спросил безразлично, но мы оба знаем, что это напускное.

— Конечно. Я сумку собрал, собирался уже выходить, — сказал, подходя к гардеробу, чтоб вытащить толстовку.

— Ты последние две недели какой-то рассеянный.

Застопорился после слов брата, будто в прострации.

Всего две недели? А казалось, прошел уже месяц.

Натянул кофту и подхватил со стола мобилу. Взяв спортивную сумку, попутно перекидывая её через плечо, проговорил:

— Тебе показалось. Буду поздно.

Вышел из подъезда и медленным шагом направился на тренировку.

**

— О! А я уже подумал, что наш красавчик покинул нас! Думаю, как так, даже не попрощался! — не успел зайти в спортзал, как за спиной послышался голос Матвея Покровского, но я прошел в раздевалку, не обращая на него никакого внимания.

Разминка уже закончилась. Пацаны стояли в парах и оттачивали удары на лапах. Кинул сумку на пол раздевалки и начал неспешно переодеваться.

Насрать, всё равно опоздал, останусь на вторую смену.

Зашел Рома, в общем-то, из-за него я сюда и попал. Не помню уже суть спора, но было связано с темой"Какой вид спорта лучше?". Забились сходить пару раз друг к другу на тренировку и решить. После двух посещений я понял, что мне мало, хочу добиться тех же высот, что и в борьбе. На вольную борьбу отдал меня брат. Я вообще, кроме как в тачках копаться, больше ничего не хотел. Да и привыкал я долго, ненавидел, когда мной руководят или стараются помыкать — характер взрывной. С боксом вышло всё иначе, понял сразу, что это мое.

— Ты чё опоздал? На тебя это не похоже! Ты работал сегодня, что ли? Ефимыч рвёт и мечет!

Приподнял бровь от услышанного.

Ефимыч, а точнее Иван Ефимович — наш тренер, и бесноваться он может только по Покровскому. Тот выдающийся спортсмен, которого он обучает десять лет. Тренер — хороший мужик, ко всем здраво относится, но ни для кого не секрет, что Покровский у него фаворит. И то, что он рвал и метал по поводу меня, уже казалось абсурдом.

— Нет, у меня выходной сегодня. Замотался и забыл про время.

— Ну, давай резче переодевайся, жду тебя в зале, — проговорив, друг вышел из раздевалки.

Я облокотился на стену и застывшим взглядом смотрел на дверь, откуда недавно вышел Рома.

Прошло две недели, и я совсем не понимаю, что происходит с моим сознанием. Я эту девчонку не знаю. Так почему я всё это время ощущаю разрастающуюся дыру внутри себя? Просто потому, что получал всегда то, что хотел? Ну, так ведь я и не попробовал. Но что-то меня останавливало, не могу понять, что? Счастье, которое она излучала или то, с какой нежностью смотрела ему в глаза?

Зажмурился. Уперся локтями в колени, потирая руками шею и голову.

Вот какая мне разница? Таких как она — тысячи, плевать я хотел на неё! Ни с того, ни с сего засела в голове. Логика в этом совершенно отсутствовала. Просто пора набрать кого-нибудь и выкинуть этот бред из головы.

Резко поднялся, пнул носком ноги сумку, загоняя её под лавочку, и тяжелой поступью пошел в зал.

— Так, Никита и Георг, на ринг, остальные вставайте на груши, — проорал на весь зал тренер и оглянулся в мою сторону. — Астемиров! Ко мне подошел! — рявкнул он.

Встал рядом с ним, смотря на ринг, где пацаны кружили вокруг друг друга. Первым начал наносить удары Ник.

— Ты видел, сколько время? Какого черта ты позволяешь себе опаздывать! — гневно процедил тренер. А из зала тут же послышался уже знакомый голос:

— Так он же наш звездный мальчик, что захочет, то и творит, — насмешливо крикнул на весь зал Матвей.

Ефимыч на это высказывание не отреагировал.

— Я останусь на вторую тренировку, — проговорил, не отрывая взгляда от пацанов.

— Так надо было и приходить во вторую смену, сейчас ты на середине первой. На ринг ты сегодня не выйдешь, — жестко отчеканил мужик.

Повернул в его сторону голову.

— Я неясно выразился? Повторюсь. Останусь ещё на одну тренировку.

— Астемиров, не выводи меня лучше, я тебе всё сказал. Скажи лучше спасибо, что я вообще запустил тебя в зал.

Покровский заржал на весь клуб, выводя еще больше меня из себя.

Вот же сука!

По прошествии времени отрабатывал бой с тенью, когда услышал свисток и крик тренера.

— На сегодня закончили, увидимся завтра.

Ко мне подошел Ромка, но я, не останавливаясь, продолжал отрабатывать. Друг вклинился, и мы начали кружить вокруг друг друга. Хищно улыбнулся — тут нужно было задеть ладонью по рукам, голове или корпусу. Проще сказать игра в пятнашки. Начали наносить удары и ржать. Передвигались в небольшом шаге по залу.

— Пошли на ринг? — сказал другу.

— Отвали. Я устал, — остановился он и снял футболку. — Я в душ и домой. Думал, вечером к Киру заглянуть, ты как?

— Видно будет.

— Позвони, если что, — устало пробубнил на выдохе друг, направляясь в душевую.

Я подошел к груше и начал медленно, но уверенно наносить комбинацию «правая, левая, правый боковой», «правая, левая, правый нижний».

— Что, хочешь немного дотянуть до уровня, Астемиров? — услышал ироничный голос.

Вздохнул. Внутри приказывал себе не вестись.

— А ты, наверное, считаешь, что ты у нас охуевший боксер?

— Да нет, я считаю, что пора тебе к мамке под юбку бежать и помощи просить, она, наверное, и то лучше бьет.

А вот это зря…

Резко развернулся к нему. Ехидная улыбка на раздражающем лице, глаза смотрят с превосходством.

Ну, сука, у тебя получилось меня вывести. Напрасно ты это произнес.

В один шаг оказался около него, хватая его за руку и заводя к себе за спину, чтоб через спину опрокинуть на пол. Опустился на колено, наматывая ворот его футболки на кулак, и методично начал наносить удар за ударом. В корпус, в лицо. Он попытался закрыть харю, но я потянул руку в захвате и схватил его за предплечье, поднимая и пару раз прикладывая спиной об дощатый пол.

Извини, парень, тут ты слаб.

Всё происходило молча, только звуки ударов глухо расползались в каждый уголок зала.

Со стороны раздался раскатистый бас:

— Твою мать, вы что тут творите?! А ну-ка быстро разошлись!

Тренер начал в удушающем оттягивать от Матвея, но меня уже не так легко было остановить. Сопротивлялся, как мог. Начинал уже хрипеть, но цеплялся за него и бил со всей дури снова.

— Я сказал, перестань, живо! — заорал мне в ухо Ефимыч.

На шум прибежали пацаны из душа, мокрые и в полотенцах на бедрах, а увидев обстановку, принялись помогать тренеру. Растащили в разные стороны быстро. Покровский начал откашливаться, принимая сидячее положение на полу, сплевывать кровь и иронично смеяться.

— А без своих приемов слабо, в стойке? — вытер кровь с губы и глянул волком на меня. Но толку не было, из носа струйка крови текла на губы и подбородок, затекая на шею.

— Я сказал, перестали! Заткнись, Матвей! Что ты к нему пристал? — бесновался Ефимыч, размахивая руками.

Вывернулся из захвата пацанов, которые ещё удерживали меня.

— Отпустите! Всё. Успокоился!

— Пошли вон отсюда! И чтобы я вас двоих тут неделю не видел! Вы меня поняли? — крикнул тренер.

Взбешенный зашел в раздевалку, схватил сумку и, не переодеваясь, выбежал из зала. Вытащил телефон и набрал свою одноклассницу, с которой иногда мог весело проводить время. Если никого не было на примете, звонил Карине, она до сих пор никогда не отказывала. А мне сейчас просто необходимо выпустить пар.

***

— Ты ослеп, что ли?

Поднял голову и встретился с родными глазами, такого же цвета, как у меня.

Задумался и не заметил, как дошел до своего дома, где у подъезда столкнулся с братом.

— Ты уезжаешь? — задал ему вопрос.

— Мы уезжаем. Поехали, нужно съездить в одно место!

— Я не могу сейчас, мне надо в душ и переодеться.

Тимур только после сказанного обратил внимание на мой внешний вид. Поднял на меня взгляд, опять что-то решая в уме.

— Ты короче тут стой, думай, а я пока помоюсь и переоденусь.

— В машине буду ждать, — в догонку кинул.

После душа надел чёрные джоггеры и белую футболку, поверх неё тёмно-синюю ветровку.

Открыл дверь машины — черной Audi-A7 и, забравшись в кожаный салон, откинулся на спинку сидения.

— Так ты не сказал, куда мы поедем.

Брат нажал на газ, выезжая со двора, глядя прямо перед собой.

Я посмотрел в свое окно, где мелькал пейзаж. Только сейчас обратил внимание, что листья на деревьях пожелтели и скоро начнут укрывать своим пологом землю. Дожди войдут в свое равноправие и погода и без того будет наводить тоску.

Удивился своим мыслям. С каких пор меня заботит такая херня?

Вполуха услышал реплику брата:

— Ты тоже сильно не распространяешься!

— Что ты имеешь ввиду? — прищурился, глядя на него.

Брат не спешил отвечать, но я и так уже догадался. Откинул голову на сидение, закрывая глаза.

— Тимур, сколько раз тебя просить, чтобы ты не лез в мои дела?

Брат удивленно проговорил:

— Это ты сейчас мне говоришь?

— Да! Я в твои дела не сую нос. Какого черта ты Роме звонил? Мне что, пять лет? — я откровенно кипел.

Тимур стиснул челюсти.

— Угомонись, я просто хотел узнать, что случилось. Ты всё равно не сказал бы!

— Да! Я бы не сказал, потому что тебя это не касается!

— Я просто хотел знать, что с тобой происходит, ты две недели сам не свой ходишь. Ты ничего не говоришь, думаешь, я вообще ничего не вижу? И сегодняшняя драка — исход твоего нормального, как ты выражаешься, настроения? — уже орал брат на весь салон.

Ехали молча, обдумывая ситуацию и успокаиваясь. Тимур сразу поменялся в стиле вождения. Вел нервно, отрывисто, быстро. Внезапно резко остановились около автомобильного салона, пронзительно завизжав покрышками.

— Выходи, — произнес Тим, хлопая дверью машины.

Вздохнул. В этом мы с ним очень похожи — заводимся с пол-оборота.

Вышел из машины, оборачиваясь в сторону автосалона.

— Зачем мы тут?

Тимур прищурившись от дыма, посмотрел на меня и вытащив сигарету изо рта, произнес:

— Ты не думаешь, что пора уже машину купить?

— Конечно, думаю, но мне немного ещё не хватает.

Брат уже давно собирался купить мне тачку, но я был категорически против. Я давно зарабатываю, поэтому сам могу накопить на нее. Не такую, конечно, как у него, но тоже довольно неплохую. Всё рассчитал, и в планах было купить через месяц. Он и так сделал для меня достаточно, поэтому тянуть с него деньги еще и на машину я совсем не желал.

— Слушай, я тебе не полностью же покупаю за свой счет. Просто немного добавлю. Я в курсе, что ты накопил неплохую сумму для первой тачки. Рус, мы семья, я тебе не посторонний человек. И эти деньги не только мной заработаны, они также от отца.

Немного подумав, пришел к выводу, что он прав. На машину почти накопил, и брат вложит копейки. Как заработаю остаток, верну долг.

Немного пожевав губу, всё-таки произнес:

— Хорошо.

Тимур широко улыбнулся, радуясь, что убедил. Да, эта тема поднималась не раз.

— Через пару недель тебе восемнадцать, заберешь ключи и можешь ездить. Права, думаю, ты быстро получишь, — брат на меня лукаво посмотрел.

Да, езжу я с пятнадцати лет. Незаконно, но я ни разу не попадался, да и не так часто брал у него машину.

— Ты решил, какую именно? — поинтересовался Тим.

— Да. Audi 100-C4, — на что брат одобрительно кивнул.

— Хороший выбор. Через время возьмешь получше.

После того, как купили, приехали домой мы на разных машинах. Я сидел в салоне и до сих пор не верил, что это моя тачка. Я давно шёл к этой цели. Постучали в боковое окно, и, повернув голову, я увидел чёрные, смеющиеся глаза. Опустил стекло и брат лукаво произнес:

— Ты кончил, что ли? Рожа такая блаженная, — и заржал на весь двор.

Усмехнулся ему.

— А то! Все штаны мокрые, не видишь?

— Может ты перепутал и обоссался от счастья? — сгибаясь пополам, со слезами на глазах произнес Тим.

— Бля, иди нахер, — заржал в ответ. — Я покатаюсь ещё, приеду позже.

Тимуру не особо это понравилось. Резко успокоился и воззрился настороженно.

— Давай аккуратней. Прав нет, как и восемнадцати, — проговорил с опасением.

— Всё будет, как обычно.

Выехал со двора, решив просто покататься по городу. Через пару часов заехал в Маркет, купить попить и пожрать. Пока ходил по магазину, зазвонил телефон.

Вытащил его из заднего кармана, сталкиваясь с рожей Кира.

— Мы с Ромой у меня, придешь?

На глаза в этот момент попалась вода. Схватил одну бутылку, не задумываясь и вернулся к разговору, отвечая другу на вопрос.

— Кир, думаю, не сегодня.

— Ну, давай, подкатывай, если сможешь.

Сбросил вызов, засовывая трубу обратно в карман свободных джоггеров.

Вдруг услышал сзади мелодичный смех и еще не сообразив резко зажмурился.

Помню этот смех… Слышал, как будто вчера. Он въелся мне в кожу. В поры. Я даже могу сказать его запах.

Сердце забилось быстрее. Снова… Снова это со мной происходит. Я даже ещё не повернул голову, но чувствую — это она. Я как тот зверь, что учуял свою самку. Она определенно выбивает из меня дух. Сегодня, пока трахал Карину, я и доли тех чувств не испытал, что пробуждает эта девчонка.

Медленно поставил бутылку воды на стеллаж, заторможено поворачиваясь к ней лицом. Да, это она, со своей подругой, которая была с ней в первый раз. Я опять как олень встал посреди магазина и пялюсь на неё во все глаза, пока она стоит и не может успокоиться. Смеётся так заразительно, что и я не выдерживаю, улыбка сама собой расползается по лицу.

Интересно, какая она на ощупь? Лицо, губы, глаза, шея.

Тёмно-каштановые волосы шелковистые на вид водопадом струятся по спине. Сквозь заливистый приятный смех пытается что-то донести до подруги, хватаясь за свой бок, и вытирая слезящиеся глаза. Не могу разобрать их цвет, так как стоит ко мне полубоком.

Двинулись в мою сторону. Её подружка сразу заметила меня, и я постарался заставить себя отвести глаза от Алины.

Поравнялись со мной, и так удачно из её рук выпадает бутылка сока.

Резко наклоняюсь, чтобы помочь.

— Ой, спасибо и извиняюсь! Я, как всегда, неуклюжая, — произносит низким, тонким голосом, а я готов слушать его сколько угодно, только бы она не переставала говорить.

Протягиваю ей бутылку и смотрю на неё в упор. И мне бы хоть слово сказать, но я завис на её глазах. Она определенно обладает магией — гипнотизирует взглядом.

Зелёные… Ярко-зелёные глаза, цвета летней мокрой листвы. И взгляд какой-то влажный, с искорками в глазах.

Говорят, глаза могут многое рассказать, и её глаза мне говорят, что в ней живет счастье. Она стоит и уже начинает немного краснеть.

Переборщил, Рус.

— Ничего страшного. Я сам такой же, — собственный голос хриплый, низкий, будто заболел.

Выразительно покосилась на бутылку, которую я так до сих пор и не отпустил. Пришлось резко убрать руку. Еще раз кивнула головой мне в знак благодарности и продолжила путь с подругой дальше по магазину. А я всё отчетливее понимал, что меня к ней тянет.

Они собирались уже поворачивать за угол, и тут она ни с того, ни с сего обернулась на меня. Но взгляд этот, увы, был не заинтересованный, а скорее хмурый и… чуточку изучающий.

Они уже скрылись из виду, но я так и стоял на месте. Мне хотелось сорваться, насильно схватить её и увезти. Невидимыми нитями меня тянуло к ней. Сопротивлялся этому чувству, как только мог.

Размял шею, сжал кулаки, закрыл глаза, запрокинул голову, покачнулся на пятках, заиграл желваками. Нет… Этот номер со мной не пройдет. Больше я её не встречу, она определенно не тот человек, который ищет на свою голову проблемы. Она видела меня пару раз и не попыталась завлечь. Определенно, ей хорошо с её долбоебом.

— Су-y-ука… — протяжно протянул. Что же это за напасть такая?!

Глава 7

8 лет назад.

Снова посмотрел на тот поворот, где пару минут назад скрылась зеленоглазая, приказывая себе оставаться на месте.

Так, сейчас я выйду из магазина и больше её не встречу. Больше о ней не подумаю.

— Молодой человек, может, вы отойдете с дороги?

Обернулся. Грузная женщина зло смотрит исподлобья.

— Конечно, — посторонился.

— Встанут посреди дороги, и как хочешь, обходи их! Что за люди? — пыхтела, вытирая платком со лба бусинки пота.

Улыбнулся.

Снова взял воды и направился к стеллажу с фруктами, подхватил связку бананов. Аппетит пропал напрочь, и я направился на кассу. Чего мне сейчас и хочется, так это оказаться от этого магазина как можно дальше. Положил продукты на транспортерную ленту. Кассирша, пока рассчитывала, не забывала стрелять глазками. Улыбнулся ей коротко, и девушка покраснела, но это не помешало ей аккуратно положить руку на шею и легонько провести по коже к кромке декольте.

А ей не впервой, похоже, на рабочем месте соблазнять клиентов.

— Спасибо, — произнес с улыбкой, расплатившись за свою покупку. Карие глаза посмотрели на меня разочарованно.

Открыл водительскую дверь, закинул на пассажирское сиденье пакет. Через лобовое стекло снова увидел ту, от которой нужно держаться на расстоянии. О чём-то переговариваются с подругой, и она снова заливается смехом.

Да ты издеваешься! Ты бываешь хоть когда-нибудь серьезной?

Сел в тачку, ударив по газам и выехал на дорогу. Подъехал к первому светофору.

Красный!

Врубил музыку на всю громкость, пытаясь заглушить поток мыслей в своей голове.

— Ну, давай! — несильно тарабанил по рулю и кивал башкой в такт музыке.

Полный бред.

Внезапно повернул руль, разворачивая машину. И от происходящего в душе стало чуть спокойнее. Внутренний голос нашёптывал: «Ты не можешь её потерять!»

Подъехал к магазину, глаза перебегали от одного человека к другому. Ну не могла же она уйти далеко? Медленно объехал территорию магазина, но её нигде не было. Судорожно начал сжимать руль. Если уехали на машине, хватит и пары секунд.

— Вот чёрт! — ударил со всей силы по рулю. — Ну же малыш, покажись.

Я уже потерял надежду её найти. Медленно ехал, по привычке осматривая окрестности, и тут взгляд зацепил знакомую фигурку. Прищурился, стараясь подъехать поближе. И чутье не подвело. Дышать стало легче, в душе покой и умиротворение. Расслабился, откинув голову на кресло и удовлетворенно улыбнулся. Вел её до самого дома и любовался ей издали, подмечая все мелочи. Впитывал в себя каждое её движение. Не мог отвести глаз, даже пожалел, что за рулем. Дом её находился на приличном от школы расстоянии.

На мгновение нахмурился. Или это не её дом? Но попытался отмахнуть все непрошенные мысли.

Через два месяца я знал про неё достаточно. Бывало, я провожал её из школы домой — тот дом и вправду оказался её. Бывало, мог заночевать у её подъезда. Видеть с утра, какая хмурая и невеселая выходила из подъезда. Когда увидел её такой в первый раз, подумал, что-то случилось. Напрягся и поехал за ней. Но спустя пару часов понял, что у неё всё хорошо. Она также, не забывая, одаривала людей сияющей улыбкой.

Я знал, что она действует на меня ненормально, но то, что каждая её эмоция влияет на моё настроение, мне не понравилось. Я пытался побороть себя, пытался выкорчевать её с корнем, но примерно через неделю я снова припарковался около её дома. И снова увидел идентичную ситуацию — хмурая, отрешённая. И уже во второй раз, я откровенно и громко засмеялся на весь салон, когда понял, что она неактивна с утра. Не её время суток.

— Малыш, вот я и увидел, когда ты невесёлая.

Грыз костяшки на руках, когда видел её с тем парнем. Матерился и сбивал руки в кровь, когда она оставалась у него ночевать. Не рассчитывая силы, мог нанести серьезные повреждения на ринге, когда видел, как она каждый раз бежит в его объятия, как ловит каждое его слово и льнет к нему, а в ответ слышал:

— Астемиров! Что ты творишь! Ты не на соревнованиях! А ну-ка пошел вон с ринга, приведи свою башку в порядок и только потом возвращайся обратно!

Метался из угла в угол, как бес. Даже Покровский, видя ситуацию, не лез под горячую руку. Друзья начали всё понимать, но тоже старались не лезть, чтоб не оказаться в немилости.

Каждый раз говорил, что пора завязывать. Провожал её взглядом, наблюдая издали, и говорил себе — в последний раз. Хватало от силы на неделю. И снова всё по кругу. Я как тот наркоман, что из раза в раз ползет за своей дозой. Я не мог справиться сам с собой. Я приползал к ней, а внутри зияла дыра. Гниль начала расползаться, как раковая опухоль, и я ощущал этот запах, но был бессилен по отношению к ней. Ненавидел себя за слабость и начал ненавидеть её за то, что с другим. За то, что делает со мной. Я, как помешанный садист, поджидал её в разных местах снова и снова, чтоб просто глянуть на неё издалека и не сдохнуть сегодня.

Закурил, стоя на балконе у себя дома. Начал примерно месяц назад. Посмотрел на руку с сигаретой, как будто до сих пор не веря, что она именно между моих пальцев. Мотнул башкой, затянулся и прищурил правый глаз. Смотрел на белое покрывало, которое накрыло землю, и медленно вдыхал морозный воздух. Боялся сделать резкое движение, чтобы не разнести квартиру и подрагивающая сигарета в руке тому доказательство. Вытянул руку и чуть не заржал.

Бля, и вправду наркоман. Начал молча содрогаться от смеха.

Двери балкона открылись, запустив ещё одного человека в небольшое пространство. Тимур покосился на сигарету в моих руках. Глаза откровенные, он не скрывает, что думает об этом, хотя сам курит.

Брат облокотился на перила так, чтобы смотреть прямо мне в глаза.

— Руслан, расскажи, что с тобой происходит?

Я затянулся последний раз и отшвырнул бычок. Повернулся к нему, складывая руки на груди, и приподнял брови в удивлении.

— А что со мной? Всё как обычно, — недоуменно пожал плечами.

Тимур тяжело вздохнул и наклонив голову, утомленно потер переносицу.

— Рус, я не вижу больше того веселого парня, который вновь появился не давно, — он поднял на меня глаза и посмотрел испытывающе, давая нормально осознать сказанное. А я и так давно понял, что того парня больше нет.

Появится ли он ещё когда-нибудь? Сомневаюсь. И это не только из-за нее, но и из-за наших родителей.

Брат тем временем продолжил:

— Руки твои не заживают, — кивнул на мои костяшки.

Я сжал кулак, осматривая его, как будто только сейчас увидел, что, в самом деле, разбиты. Не долго думая, спрятал руки в карманы свободных штанов и отвернул рожу от него.

— Тим, всё нормально, правда, — не успел до конца произнести ложь, как услышал в ответ:

— Ты во что-то влип?

Улыбнулся ему, а вскоре и вовсе расхохотался.

— Нет, — произнес, смеясь, хотя он попал в точку. Я влип по самые уши, но не в то, о чём он подумал.

— Тогда что? Что с тобой произошло? Почему ты так изменился?!

Я молча пожал плечами.

Брат хотел понять мои мысли, а я старался не запустить его к себе в голову, в глазах скрыть причину моей болезни. Возвел между нами незримую стену отчуждения.

— Поделись, или я всё равно всё узнаю.

Я безразлично закивал головой.

— Узнавай.

Тим стремительно подошел ко мне вплотную и схватив пятерней за затылок, прислонив наши лбы друг к другу.

— Брат, поделись! Станет легче. Я вижу по твоим глазам, что у тебя крах в душе, — сдавленным голосом проговорил.

Отклонился от него, освобождаясь. Покачал головой, смотря до черных точек в глазах на белый снег, тем самым закрывая тему. А в ответ оглушительно хлопнула дверь балкона.

Закрыл глаза, стараясь немного унять полыхающий в душе пожар, но в комнате раздался звонок мобильного.

Сплюнул горечь и зашел обратно в квартиру.

— Алло, — ответил на звонок, не смотря на экран.

— Привет, не хочешь отвлечься? — задал вопрос Кирилл.

— Давай. Куда подъехать?

Больше всех о происходящем со мной догадывался друг, так как тогда он ходил со мной к Алине. Понял по поведению, но расспрашивать и лезть не стал.

— Меня забери для начала, а там решим.

Понятно, плана ещё нет.

— Роме позвони, его тоже с собой возьмём, — произнес я, задумчиво смотря в одну точку.

— Договорились.

Быстро натянул одежду. Прихватил только самое необходимое — деньги, ключи и телефон. Пока надевал обувь, позади появился брат.

— Когда будешь?

— Поздно, — проговорил, не оборачиваясь.

Стремительно выехал до друга. Проезжая мимо её школы, по привычке глянул на часы. Через сорок минут у неё дополнительный.

Потёр сбитыми костяшками руки щёку, стараясь мысли о ней на сегодняшний день спрятать глубоко внутри себя. Выкидывать её из своей головы всё равно бесполезно.

Припарковался около дома друга, набирая наизусть выученные цифры.

— Выходи, я тут.

Спустя время, Кир залез в машину с набитым ртом, подавая пакет пирожков. Усмехнулся, забирая.

— Тёть Маша позаботилась? — глянул лукаво на друга.

— Ну не я же! — резонно заметил Кир. — Просила передать тебе, что уши надерёт, если не появишься на днях.

Я покивал головой, соглашаясь. Она может.

— Куда поедем? — дожёвывая, спросил Кир.

— За Ромой, и в клуб.

— Мне не нравится эта идея, — медленно протянул друг, натянув серьезную мину на рожу.

— Так я тебя и не спрашиваю, — сквозь смех заметил я. — А Ромыч за любое движение.

— Тогда заедем и за Таней, — пробубнил он с набитым ртом.

Я с удивлением глянул на друга.

— Зачем?

Хотя и так понял, что к чему. Прежде, чем Кир отвернулся к окну, заметил скользящую улыбку.

— Да неужели, друг! Поздравляю! Давно пора, — широко заулыбался.

Всех забрали и отправились в вышеупомянутое место. Но лучше бы не шли. Нажрался так, что ни хрена не помню. Ни как добрался до дома, ни как оказался в квартире. Ничего. Белый лист.

Принял на кровати сидячее положение, с болезненным стоном спустив ноги на пол. Схватился за чугунную голову, подумав: ну, и зачем так нажираться?

Взял с тумбочки телефон — во входящих обнаружил сообщение от Кира: «Алкаш, твоя машина у подъезда».

И на том спасибо.

Дверь моей комнаты открылась, громко ударяясь о стену.

— Как время провел? — тон брата вибрировал от гнева, заставив меня поморщиться.

— Круто, разве не видишь? — передразнил Тима.

Думаю, и так понятно, как. Не дурак.

— Вижу. На спине произведение искусства.

Не понял, о чём говорит брат. Оглянулся через плечо на зеркальный шкаф.

Твою мать, когда успел?! Брезгливо скривился. Отвращение мгновенно начало распространяться по телу.

— Это Алина постаралась?

Я молниеносно перевёл на него бешеный взгляд. Представил, что она могла вот так, как та неизвестная, и понял, что готов удавить любого, кто скажет о ней плохо. Даже брата.

— Закрой рот, — поднялся и повернулся к нему.

Брат прищурился, сопоставляя факты, как обычно анализирую у себя в башке. И, думаю, многое понял. Я дал ему реакцию. Он даже как-то расслабился, опустив плечи.

— Выйди из комнаты, — процедил ему.

До сих пор его слова об Алине звенят в ушах.

— Рус, это всё из-за неё? Ты говорил ночью это имя.

— Я сказал: вый-ди! — произнес по слогам, цедя слово, но он стоял на месте.

— Ну, хорошо!

Я схватил одежду и ключи, пулей вылетая из квартиры. В подъезде натянул на себя кофту. Заебись, в кроссах, шортах и толстовке — зимой! Как только оказался в машине, врубил на всю печку. Внутри всё кипело, и мне нужно было найти этому выход. Поехал в то место, где мог хотя бы немного собрать мысли в кучу.

Припарковался около небольшого здания. Вывеска гласила — бокс-клуб «Ударник». Поставил машину на сигналку и поплелся в зал. Сегодня клуб закрытый, у всех выходной, но Покровский с тренером должны быть там. У Матвея через две недели соревнования.

Потянул входную дверь на себя и она, как я и думал поддалась. Медленно спускался по крутой лестнице в зал, слыша доносящиеся удары и наставления тренера. Они оба повернулись на шум и оторопело посмотрели на меня, с недоумением разглядывая мой внешний вид.

— Иван Ефимович, добрый день! Можно по-боксировать?

Тренер посмотрел мне в глаза.

— Заходи, вещи нужны?

Я помотал головой, а тренер кивнул и потерял ко мне всякий интерес, как и Покровский. После той драки мы больше не заговаривали и старались друг друга избегать.

Стянул кофту, оставаясь в майке и пошёл сразу на груши, но тут же услышал приказной тон тренера:

— Нет, сначала на скакалку. Десять минут!

Я повернулся в противоположную сторону от груш. Без разницы, что, лишь бы отвлечься. Начал прыгать, думая, как мог так нажраться, что не запомнил ни вечер, ни как трахался. От последнего мигом замутило.

Спустя неопределенное время в мою сторону крикнули:

— Астемиров, ты уснул там, что ли? Прыгаешь уже больше десяти минут, иди на груши!

Через тридцать минут я почувствовал, что меня начало отпускать. Начал дышать в пол силы. Голова прояснилась, но спустя пару минут понял, что рано обрадовался.

— Руслан, в ринг!

Я напрягся, да и Матвей от слов тренера не пришел в восторг. Нас вообще старались вместе не ставить после той драки.

Что изменилось-то с того раза?

— Иван Ефимович, думаю, это плохая идея, — осторожно заметил, стараясь не разозлить тренера.

Я выплеснул ещё не все свое раздражение. Тем более, спарринг с Покровским в одном ринге не принесет вообще ничего хорошего.

— Ты не думай! Я сам за вас подумаю. Я кому сказал, живо на ринг!

Твою мать, не отвертеться.

— Иван Ефимович, — попытался сказать Покровский.

— Матвей, замолчи, — закрыл ему рот тренер.

— Так, все, как обычно, пока что три раунда по три минуты. Посмотрю на ваше состояние, и если будете живы, добавим ещё два раунда.

Мы посмотрели на мужика с недоумением. Он что, потешается над нами?!

— Чего вы вылупились на меня? Время пошло! — нажал на таймер Ефимыч.

Повернулся к Матвею, и мы посмотрели друг другу в глаза. Встали в стойку, поднимая руки, закрывая челюсть и защищая голову. Матвей наносит удар первым, но промахивается. Бьет боковой правый, но я ныряю под руку, тем самым уходя от удара, и бью в корпус.

— Отлично, знаю, можете лучше, показывайте! — громко ведет нас тренер.

Начинаю шажками передвигать его к углу, он вычисляет. Шагом уходит в сторону и начинает в ближнем бою наносить удары. А вот и ошибка. Да и Ефимыч уже начинает ему об этом кричать.

— Матвей, твою ж мать! Ближний! Он тебя сейчас поймает!

Я наносил удары в корпус, в голову, отклонялся от его попыток. Но в конце не хило словил в голову и в ту же секунду просвистел свисток.

— Стоп! Минута перерыва!

Поднял голову вверх, протирая перчаткой нос. Кровь.

— Руслан, если бы вчера не шастал по злачным местам, всё было бы хорошо с твоим носом. Думаю, давление.

Кивнул, соглашаясь с тренером.

— Начали!

Снова приблизились друг к другу. Выкинул руку в классическом ударе — апперкот. Удар приходился снизу вверх, в челюсть. Стопроцентное попадание. Матвей запрокинул голову и непроизвольно отошел на пару шагов назад. Подлетел к нему, загоняя в угол и чередуя удары. Прямой, боковой, нижний.

— Матвей, включай уже голову! На соревнованиях также будешь?! — вполуха услышал Ефимыча.

Дыхалка начала давать сбой. Минус — начал курить, и к этому ещё добавил вчерашний вечер. Покровский резко выкинул руку в правом боковом ударе.

Блять, опять хлестанула кровь, а голова отлетела вправо.

— Стоп! Три минуты закончились, отдыхаем минуту. Матвей, почему позволяешь себя загонять в угол? Ну, ты же понимаешь, что он тебя ведёт. Срезай углы! Покажи мне это в третьем раунде.

— И-и-и… Третий раунд, начали!

В третьем мы не торопились наносить удары. Кружили друг с другом, передвигаясь по рингу.

— Чего ждем? Я вам сейчас ещё два раунда влеплю! — бесновался тренер.

Приблизились, и начали друг другу наносить удары. Старались не забывать опускать руки, иначе прилетит! В ближнем бою чередовали удары. Я снова пропустил боковой, отлетел и сел на задницу.

Хорош.

— Вот это я хочу видеть на соревнованиях, Матвей! Руслан, вставай! Хватит уже гладить друг друга! А то в зале вы такие бойцы, а на ринге что это за нежности?!

Я подскочил и приблизился к Матвею, который тяжело дышит и тоже порядком устал.

Ну, самое время поднажать. Начал обрушивать удары со всей мощи. Услышал громоподобный крик Ефимыча.

— Руслан, нет! Подсечка!

Разобрал эти слова и понял, что опять увлекся. Уже подставил ногу, желая повалить его через бедро и добить. Мать его, старые привычки с борьбы. Тренер правильно рассчитал мои движения. Я вовремя остановился и нанёс на последних минутах оглушающий прямой в челюсть. Покровский, также, как и я пару минут назад, падает на пятую точку.

— Стоп! Третий раунд закончен

Тяжело дыша, оба повернули мокрые бошки на голос тренера.

— Молодцы. Мне понравилось, — улыбнулся он открыто, и глаза озорные. — Вот тут вы должны выплёскивать свою злость и агрессию. На ринге! Не вот тут, в зале, а только в пределах ринга! Показывайте свои навыки! А у вас обоих они хорошие! Вам делить нечего. Вы хорошие парни, со своим багажом знаний. Но ведёте себя отвратительно! — посмотрел на меня. — Молодец, что сегодня пришел. Полегчало?

— Да, — кивнул, отвечая Ефимычу.

— Хорошо. Что бы у тебя ни случилось, ты можешь в любое время приходить и заниматься.

— Спасибо, — благодарно кивнул ему.

— Я в тренерской, если что. Пожалуйста, не поубивайте друг друга! — сказал умоляюще тренер, направляясь к выходу из зала.

Матвей подошел ко мне, снимая перчатку и протягивая руку.

— Извини за прошлый раз, я не знал за родителей. Рома сказал на днях.

Молча пожали друг другу руки.

— Ну и вообще, я был неправ, — проговорил он тише.

Оглянулся на него. Почти год мы друг друга доставали. Означает ли, что после этого спарринга мы найдем общий язык?

— Забыли, — без эмоций произнес, выходя с ринга.

— Поехали, вместе пожрём, — позвал Матвей, обходя меня.

С удивлением поднял брови, но с заминкой, согласился.

— Поехали, я на тачке.

— Вы куда собрались? — последовал вопрос, когда зашли в тренерскую, чтобы известить, что уходим.

— Поехали, — ответил Матвей.

— Матвей, я"НЕ"напоминаю тебе, чтобы ты соблюдал режим перед соревнованиями.

— Всё помню, — устало вздохнул Покровский.

— Хорошо, тогда завтра увидимся на тренировке. Надеюсь, живые придёте, — под нос пробормотал Ефимыч последнюю фразу, когда мы выходили из кабинета.

Толкая друг друга в коридоре, заржали от откровения тренера.

Ну, после того дня мы нашли с Покровским общий язык, и, как оказалось, у нас много общего. На тренировках мы продолжали получать по шапке от тренера. Постоянно причитал: «то ржём, то не занимаемся, то зря нас помирил».

Через три месяца меня снова не хило накрыло, и я целенаправленно нарвался на троих пацанов. Завязалась драка, в которой я получил рассечение брови. Порез осколком стекла ниже глаза, пришлось ехать в травму и зашивать. Порез оказался глубоким — чуть выше, и мог бы глаза лишиться. Куча ушибов по телу, трещина в ребре, но я получил кайф. Немного отпустило, смог снова сделать вдох, почувствовать, что жив. В загул знатный ушёл. Работу с тренировками не бросал, но ночами искал приключений.

В определенный момент я понял, что всё сломалось, когда узнал, что она со своим хахалем переехала в другую страну. Я морально сдох. Я ненавидел себя за то, что не вовремя решил снова о ней забыть.

Когда еще были силы, но уже держался на волоске — собрался и поехал к ней. День, два, неделя. Она просто исчезла. Социальные сети молчали. Рвал волосы на голове. Срывался на всех. Сбивал руки в кровь. Но вскоре узнал через её подругу, что она переехала. Нашел её у неё в друзьях и та, под фото с Алиной, написала, что «лучшая подруга переехала, и она будет очень скучать».

В насмешку мне… Я хотел, чтобы она оказалась от меня далеко, и она оказалась. Не просто в другом городе, а в другой, мать его за ногу, стране! Меня услышали, когда мне это совсем не было нужно. Когда я вообще не был к такому готов… И в наказание за это я себя изводил работой, тренировками, а по ночам безжалостно истязал. Никто не понимал, что происходит со мной и как с этим бороться. С братом уже не раз дрались и разговаривали. Но и он понял, что всё бессмысленно, и ему больше ничего не оставалось, как опустить руки и наблюдать за разложением собственного брата.

Вышел из травмы, прихрамывая. Неподалеку стояла машина Тимура. Забрался в теплый салон.

На улице стояла промозглая весна, сопровождающая слякотью и дождём. Потом ещё долго такая погода будет ассоциироваться с ней. С тем, что оставила меня тут одного, с тем, что безвозвратно потерял себя.

Захлопнул дверь. Тим, подруливая, молча выехал с больничной стоянки, открывая окно и прикуривая.

Посмотрел на него — молчит и злится. Злится на то, что он бессилен. Не может понять, что происходит. Так, как и я в свое время, злился на внутреннюю слабость. Вот и он сейчас с этим столкнулся, но по моей вине. В моей ситуации это от меня не зависит. А в его ситуации зависело напрямую от меня.

— Извини, знаю, ты испугался.

— Нет. Совсем нет, Рус. С чего? Подумаешь, глаз чуть не потерял! Про остальное промолчу. Я привык, правда. От тебя каждый месяц уже чего-то ожидаешь! Брось, не извиняйся, — едва сохраняя спокойный тон, отрывисто произнес брат.

Я помолчал, не зная, с чего начать.

— Я просто встретил её на улице. Мы были с пацанами. Шли после игры. Но я почему-то обратил на неё внимание.

Тим подъехал к обочине, боясь спугнуть момент. Ведь я молчал чуть больше года.

— Потом она снова попалась мне на глаза, но я до такой степени привык к женскому вниманию, что уже не прикладывал никаких усилий. И вот эта девчонка просто не обращала никакого внимания. Подруга ее — ДА! А она — нет, — я посмотрел в глаза брату. И, наконец, за всё время снял маску, показывая безнадежность и обречённость. — Увидел, что в ту школу ходила, которая стоит около нас. Ну, я и решил сходить и познакомиться, или хотя бы узнать о ней. Но тут меня поджидал сюрприз. У девушки оказалось есть парень. Но не просто парень, а любимый. Понимаешь, о чём говорю? — глянул на него.

Брат со стеклянными глазами слушал, никак не реагируя на мой вопрос.

— Встретил в магазине в тот день, когда купили машину. Не смог, понимаешь, уехать оттуда?! Уехал! Но снова вернулся, думал уже, потерял, но нет, блядь, нашел. А после началась утопия, — тяжело вздохнул и откинул голову, закрывая глаза. — Я приезжал к ней. Ночевал в машине под окнами. С утра провожал в школу. Мог вести в течение дня. Мог видеть, как она вместе с ним. Знал, когда ночует у него. Знал, чем они там занимаются. Я всё знал! Но, понимаешь, если не увижу её, я не только морально сдохну, но и физически! — замолчал на время, собираясь с мыслями. Сидели и не двигаясь пару минут, пока пазл складывался по кусочкам в башке.

— Другие бабы, спросишь ты? Снять напряжение на пару часов! Спустить в пространство. То, что я испытываю, когда вижу её, это не передать словами. Со мной творится что-то. Я такого никогда не испытывал, — повернулся к Тиму, а он также, не отрываясь, смотрит в лобовое. — Я боюсь представить, что бы я чувствовал, если я смог бы до неё дотронуться, — потёр переносицу. — Я её всю хочу… От кончиков волос до кончиков пальцев. С её взбалмошным смехом. С её угрюмостью с утра. Хочу её зеленые глаза, чтобы только на меня смотрели. Хочу её душу и тело. Всю! Может быть такое? Скажи! — посмотрел на него, но Тим отвернулся, прислоняя пальцы к уголкам глаз и сохраняя тишину.

— Периодами я с собой боролся. Говорил себе: «оставь ее в покое». Всё, что происходит, это, как минимум, ненормально, — фыркнул громко. — В такие периоды мог не приезжать неделю, а если повезёт — две. И вот у меня уже вилы. Терпеть уже не могу, чувствую, что сорвусь скоро. Поехал к ней, ждал первый день, второй, но её нет, — непонимающе пожал плечами. — Начал ездить везде, где может быть, но и там её нет. В социальных сетях — штиль. А меня уже вовсю бомбит. И тут, наконец, узнаю через её подругу, что она переехала в другую страну, — начал тихо смеяться и сквозь смех пытался произнести. — Знаешь, сколько времени хотел, чтобы она исчезла? Сколько просил, мечтал, ненавидел нас обоих? А на деле я к этому оказался совсем не готов. Разумеется, уехала она с любимым, — выдохнул. — Одна случайная встреча… — неверяще проговорил себе под нос, больше даже для себя. — Одна сраная встреча расчертила границу на до и после…

Вот и всё.

— Что, брат? Есть варианты? — изматывающе глянул на брата.

— Есть. Я думал открыть магазин автозапчастей тебе. Даю стартовый капитал. А дальше сам. Ты в этом неплохо шаришь!

Откинул голову на подголовник сидения. Смотрел в лобовое, где шел ливень, а огоньки от аварийки отсвечивали на дорогу.

— Согласен, — твердо произнес.

Настало время, чтобы попробовать оставить её в прошлом, Рус.

Закрыл глаза, стараясь выкинуть все мысли и уснуть. Тим вырулил на трассу и произнес:

— Руслан все наладится, возможно, не сразу. Но обязательно наладится! Я рядом, слышишь?!

— Ага.

Глава 8

Наши дни.

Лениво приоткрыл глаза. Не заметил, как отключился от реальности. Мысли вихрем сменяли картинку за картинкой. Воспоминания прежней жизни плавно всплывали из отдаленных уголков души, хотя два года пытался душить все чувства. Пропустил, как ночь уступила свои позиции холодному и серому рассвету.

С трудом принял сидячее положение — ноги затекли от длительного количества времени, проведённого неподвижно в машине. Открыл дверь автомобиля, запуская в салон прохладный воздух. Домой заходить совсем не хотелось.

На соседнем сидении зазвонил мобильный. Удивился. Кому-то явно не спится. Увидел имя на дисплее и фыркнул. Недолго думая, протянул руку к трубке, принимая вызов.

— У тебя всё нормально?

Даже не удивился этому вопросу. Давно понял, что брат чувствует меня на расстоянии. Была пара моментов, когда меня снова начинало шторить, и тогда он всегда оказывался рядом.

— Да, всё хорошо, — голос охрип от долгого молчания.

Заблокировал машину и побрёл домой.

— Не дома еще?

Подставил ключ к домофону, открывая дверь.

— Через минуту буду. А ты после работы?

Тим в автосалоне находится до полуночи, а в клубе до утра.

— Да. Только все разошлись, — устало проговорил в трубу.

Я глянул на часы — семь утра. Помотал головой, удивляясь его трудоголизму.

— Я хотел поинтересоваться. Ты ко мне не хочешь приехать? Мне с работой нужно помочь, — в этот момент я кинул ключи на тумбочку и замер.

Значит, уже знает, что она тут. Молодец, Кир!

В трубке повисла угнетающая тишина. Мы с ним больше не затрагивали тему моей болезненной привязанности — тогда был первый и последний раз. И то, что он меня зовет к себе, подтверждает, что он начинает нервничать.

— Тимур, я не приеду. У меня тоже работы много. Я с поставками в магазине ещё не разобрался.

Брат молчал, но я прекрасно понимал, что он не желает поднимать эту тему первым. Ему я там нужен совсем не для помощи.

— Руслан, — осторожно произнес Тим, но я уже ничего не слышал.

Смотрел на хаос, который творился в моём доме. Все вещи выкинуты из гардероба, кубки и медали, присужденные за победу в спорте, были разбросаны по всей хате. Разбита посуда в кухне, а на зеркале, которое висело во всю стену, красовалась надпись: «Ненавижу тебя, урод!».

Потёр шею, разминая. Интуиция подсказывала, что я правильно поступил по отношению к Ольге, отпустив её.

— Рус, ты слышишь меня? — спросил обеспокоенно брат на том конце провода.

Завалился на кровать в одежде. Похер. Закрыл глаза, возвращаясь к разговору.

— Я тут. В следующий раз, когда я снова захочу завести отношения с идиоткой, сделай одолжение! Дай мне по морде. И не говори, что ты ничего не знаешь. Я уже понял — тебе всё доложили.

— Давай ты только не будешь заводиться. Да, я в курсе.

— У меня в хате погром, — хохотнул устало и потёр пятернёй лицо.

За все время разговора Тим впервые весело засмеялся и со смешинками произнес:

— С почином, брат! Вот и ты в первый раз на своей шкуре испытал ярость бывшей!

А я подумал о той, с которой готов был разделять и такие моменты тоже. Тим понял, поскольку дыхание его стало тяжёлым.

В такой момент в его глазах появлялся оттенок безысходности. Он тоже из тех типов людей, которые всегда борются со слабостью внутри себя. Но сейчас она сидит в нас обоих. У меня из-за нее, а у него из-за меня.

— Не беспокойся. Я в норме. У меня, правда, завал. Завтра Кравцов заедет в сервис. Ты же знаешь его! Придется самому вставать к машине.

— Да, этот тип с тебя не слезет, пока ты сам ему всё не сделаешь. Попробуй у него пробить по транзиту. Ты сэкономишь нехилые бабки.

— Тим, я отключаюсь. Давай завтра перетрем.

— Пока. Не чуди, братишка.

Скинул звонок и откинул телефон от себя. Уткнулся в подушку и мгновенно унесся в темноту.

Сквозь сон в сознание пробивался звонок. Вот чёрт! Пошарил рукой по кровати, нащупывая телефон.

— Да! — рявкнул в трубку, но раздался очередной звонок.

Ничего не понял. Прищурил один глаз, смотря на сотовый. И следом снова оглушающий звон. Резко подорвался с кровати.

Что за херня? Кого с утра пораньше принесло? Включил домофон, и обнаружил на экране рыжую копну волос.

В этот момент проклял друзей десять раз. С этой сумасшедшей мне уже не уснуть. Открыл ей дверь, а сам отправился в душ.

Когда вышел из ванной, в нос ударил ароматный запах кофе. Накинул одежду и направился к той, которая не дала нормально поспать. Не успел зайти на кухню, как мне в руки сунули чашку.

— Руслан, что с квартирой? — Таня взмахнула рукой, указывая на побитую посуду, хотя, думаю, не только это имеет в виду.

— У подружки своей спроси.

Рыжая нахмурилась.

— Не говори чушь! Какая подружка? Я с ней поддерживала приятельские отношения из-за тебя, — отстранено посмотрела снова на кавардак вокруг.

— Я приберу всё. Никого не вызывай, — нахмурившись, проговорила не глядя на меня.

Кивнул. Хоть один плюс от этих ненормальных.

— Мне пора. Думаю, сегодня я вспомню старые времена и поработаю автомехаником, — усмехнулся.

Магазин и автосервис отнимают много времени.

— Я знаю. Слышала, как Кирилл с Кравцовым по времени договаривался. Зато ты наконец-то отвлечёшься. Займёшься любимым делом!

Я перевел серьезный взгляд на подругу.

— Таня, сколько раз можно говорить… — со сталью в голосе произнёс, но меня нагло перебили.

— Говори, что хочешь! Я знаю, что машины — это твоё! Ты и они — это как одно целое. Ты просто не видел себя со стороны, когда их чинишь! А я, между прочим, за вами наблюдаю с восьми лет!

Поморщился, вспоминая наше детство.

— Не напоминай, иначе я точно сегодня тебя прибью.

Подруга фыркнула, но, не выдержав, рассмеялась от вида моей рожи.

— Ага, весело. Очень! — пробубнил, выходя из кухни.

— Давай быстрее! А то, знаешь ли, у вас начальник очень строгий! За пятиминутное опоздание готов линчевать! — последнее слово прокричала на всю квартиру, и я скривился.

— Таня, не ори! И так башка болит. Я тебе ещё раз повторяю, это были не пять минут, а полтора часа! Клиент его ждал!

Подруга уперла руки в бока, готовясь к словесной бойне.

Закатил глаза. Надо быстрее валить отсюда.

— А я тебе говорю — пять! И ты наорал на нас ни за что! А Кир потом, знаешь ли, переживал!

Я удивленно приподнял бровь.

— Что-то я в этом очень сомневаюсь, — буркнул.

Девчонка подошла ко мне, когда я уже натягивал обувь. Приподнялась на носочки и чмокнула в щёку.

— Ты как? После нас домой поехал?

Покивал головой, закидывая в рот жвачку.

— Ну, пока. Приходи к нам завтра, родители Кирилла приедут. Ты же знаешь, нужно, чтобы кто-то внимание тёти Маши нет-нет, да от меня отгонял. Она меня замучает своей любовью.

Широко улыбнулся и потрепал её по рыжей копне волос.

— Приду, рыжик, — наклонился и поцеловал её в лоб.

Спустя двадцать минут припарковался около ATF. Ещё не вышел из машины, как услышал, что музыка, доносящаяся из сервиса, сотрясает всё в округе. Нажал на брелок, блокируя машину и оглядываясь на стоянку около сервиса. Кравцова ещё нет. Значит, успел. Зашёл в помещение, показывая знак Нику, нашему автоэлектрику, убавить громкость в колонках. Сразу направился в кабинет за рабочей одеждой.

По пути к кабинету меня-то и нагнал Кир.

— Кирилл, тебе сейчас в рожу дать или после, когда с работы выйдем? — спросил его на полном серьёзе.

Кир развалился на диване, пока я доставал одежду из шкафа. И его жена мне полчаса назад доказывала, что он переживал, когда я наорал на них?! Очень смешно.

— А в чём дело? — прикидываясь, что ничего не понимает, спросил он.

— Ты, блядь, под дурачка не коси! Я с тобой сейчас на полном серьёзе говорю! Хули ты звонишь моему брату и докладываешь о каждом моём шаге? Я, по-твоему, пятилетний мальчик, за которым нужен присмотр? — снова орал в этих стенах, как потерпевший.

Минус моего характера — минуту назад был в настроении, а через пару минут могу разнести всё к чертям собачьим.

— Не о каждом. А только о котором посчитал нужным!

Я подошёл к нему вплотную и наклонился так, чтобы наши глаза были на одном уровне. Его серые и мои чёрные.

— Не зли меня! Ещё одна такая выходка, и я не сдержусь. Не посмотрю, что ты мой друг. Я предупреждал тебя ещё много лет назад — не пизди ему лишнего. Я не нуждаюсь в мамочках и папочках! А у брата и так хватает дел, чтобы думать ещё и о той хуете, что со мной творится!

— Это как бомба замедленного действия. Ты не поймешь, как снова начнешь тонуть! Он тебя всегда вытаскивал! И если мне нужно ему будет доложить, я так и сделаю! — смотрит прямо в глаза. Взгляд решительный. Хуй переубедишь.

Проскрежетал зубами.

— Кирилл, я всё сказал! В следующий раз разговор будет коротким.

— Значит, так тому и быть, — пожал плечами и широко улыбнулся.

Ебанутый.

Отошел от него, спрашивая:

— Что у Кравцова? В чём проблема?

— Тормозные колодки. Тебе на пару часов работы. Есть чё пожрать? — друг прошел к холодильнику.

Повернулся к нему с комбинезоном в руках.

— Кир, скройся с моих глаз. Ты со своей женой меня уже с утра достал.

Кир при упоминание Тани расплылся в улыбке. Да и в дверях появился Слава Кравцов с улыбкой во весь рот, расставив руки в разные стороны.

— Руслан, дорогой! Здравствуй! Я смотрю, ты уже переодеваешься?!

У Кира в глазах заплясали бесенята, когда я тяжело выдохнул.

Они все сегодня определенно меня раздражают.

— Слава, здарова! Как иначе? Ты же всё равно не подпустишь другого моего мастера к своей машине!

— Конечно! А зачем? Когда есть ты, с такими руками! Кирилл, без обид! — подошёл он, пожимая мне руку и оборачиваясь к Кириллу.

— Ладно, пойдем посмотрим, в чём дело.

Капот пацаны уже открыли. Я облокотился руками о лонжерон* и начал проверять деталь за деталью.

— Слав, тут все в порядке. Значит, точно колодки. Заменим, и можешь ещё пару лет ездить, — время погодя заметил.

— Поэтому я тебя и люблю.

Кирилл с Кравцовым начали переговариваться о машине и посмеиваться. Покачал головой — с этими двумя всегда так. Каждый начинает убеждать другого, в чём может таиться причина поломки. Но сегодня дела обстояли иначе — проблему сразу поняли все. Поэтому сейчас они обсуждают то, что Слава хочет поменять свой руль на спортивное рулевое колесо. И хер поймёшь этого Кравцова. Сколько раз видел, что доверяет моим пацанам, но если разговор заходил о том, чтобы его тачку отдать на ремонт им, то я незамедлительно получал категоричное нет.

Усмехнулся и услышав звук заезжающей машины, перевел смеющийся взгляд на выход. Повернул голову посмотреть, кто приехал и… застыл. Постепенно тело начало леденеть, ритм дыхания стал сбиваться. Сердце застучало в глотке. Судорожно сжал лонжерон, так и стоя, облокотившись вперед на машину. Спустя пару секунд лёд сменился жаром, поднимаясь по ногам и туловищу, ударяя в голову и пульсацией отдаваясь в висках.

В сервис заехала черная Mazda-6 2002 года.

Серьёзно? Ты серьёзно выбрала из стольких мест именно это?!

Кир тоже оглянулся на въезжающую тачку. Время как будто застыло. В замедленном действии наблюдал, как друг, улыбаясь, повернулся в сторону заезда. Увидев, кто за рулем, сразу перестал улыбаться и мгновенно обернулся в мою сторону. Вперил в меня ошеломленный взгляд. Краска спала с его лица, и я совсем не хотел знать, как со стороны выгляжу я.

— Руслан, — еле слышно прошептал друг. Больше прочел по губам, чем услышал его.

Что Руслан?

Сердце продолжало бешено колотиться по рёбрам. Прирос к месту и даже не смог пошевелить пальцами. Снова взглянул в сторону заехавшей машины, в которой заглушили двигатель.

Да нет, это всё моя разыгравшаяся фантазия. Мерещится! Сейчас закрою глаза и мираж исчезнет.

Зажмурился, стараясь сделать глубокий вдох. Выдохнул. Медленно открыл глаза и снова повернул голову в нужном направлении.

Нет… Это не игры моего разума. Не иллюзия. Девушка, которая не покидает мои мысли восемь лет — здесь!

Резко вернул взгляд под капот машины Кравцова. Ему нужно менять тормозные колодки, а я до сих пор стою, как идиот, и заглядываю под капот. Старался скинуть с себя невидимые цепи, которые сковывали всё тело. Услышал сквозь заложенные уши хлопок закрываемой двери.

— Здравствуйте, — мелодичный голос растёкся в ближайшем радиусе. Голос плавный и низкий.

Я сильнее впился пальцами в лонжерон, причиняя им боль. Наклонился под капот, тем самым скрывая себя от посторонних взглядов. Зажмурился, стараясь выровнять дыхание, но грудная клетка бешено вздымалась. Сделал глубокий вдох, как будто старался впитать голос в себя, хотел изучить его цвет, вкус и запах.

Потряс головой. Какая-то сила вновь овладевала моим телом, и противиться этому было невозможно.

— С кем можно переговорить? Думаю, у меня проблема.

Замолчи!

Кирилл приблизился ко мне сзади и наклонившись к уху, произнес:

— Я прошу, возьми себя в руки. Руслан, успокойся. Я сейчас с ней поговорю, и она уедет.

Уедет? А разве я этого хочу?

Внезапно услышал, как ей отвечают. Глаза тотчас налились кровью. Я готов был подлететь и убить Ника.

— Здравствуйте. Рассказывайте. Что произошло у такой привлекательной девушки?

Гул в ушах нарастал. Дернулся, но меня удержал Кир.

— Ру-у-у-с, прошу, не надо! — успокаивающе протянул, еле слышно друг.

Постарался взять все эмоции под контроль, фиксируя маску равнодушия. Мне не привыкать, я долго ходил с непроницаемой миной, по которой невозможно ничего понять.

Посмотрел на неё — засмущалась от слов, сказанных ей. Направился в их сторону. Кир хотел схватить за руку, но я вовремя отклонился.

— Вы знаете… — не успела закончить она, как я появился возле них.

Перевела на меня свои зелёные глаза. Мои зелёные глаза, цвета мокрой летней листвы… С трудом отвел взгляд от неё, переводя его на Никиту. Его взгляд тоже был обращен на меня, и он явно был недоволен тем, что я им помешал. Точнее, помешал ему закадрить девчонку — Никитос у нас спец по раскручиванию баб.

Схватил его за руку выше локтя и сильно сжал, не меняя при этом выражения своего лица. Нужно отдать ему должное, он тоже себя никак не выдал, но в глазах появилась растерянность.

Спокойно обратился к нему:

— Иди, ты ещё с карбюратором не закончил. Я сам помогу девушке.

Ник непонимающе посмотрел на меня и на Алину.

— Конечно, — кивнул и отправился заканчивать свою работу, а я смотрел в ту сторону, где только что стоял он.

Перевел взгляд на неё, и быстро начал осматривать Алину. Бегал глазами от одной черточки лица к другой, снова сохраняя их в памяти.

Сколько я тебя уже не видел? Вечность — вот правильный ответ. Улыбнулся ей умиротворенной улыбкой, произнося:

— Расскажите, что случилось с машиной? — кивнул в сторону её «Мазды».

Смотрит на меня как-то потерянно, не отрываясь от моих глаз. Взгляд неподвижный, растерянный.

Нет, нет! Только не это! Не гипнотизируй. Я в курсе, какие у тебя таланты.

Постарался отвести от неё глаза, переводя его на парковку около автосервиса.

— Д-д-да, конечно, — произнесла, запинаясь.

Поспешно обернулась в сторону машины, как будто кто-то за ней гонится.

Быстро окинул её жадным взглядом, задерживая взгляд на изгибах талии и на ножках, которые хорошо подчеркивали свободные классические брюки в сочетании с белыми кроссами Nike.

К нам подошел Кирилл. Оглянулся на него, приказывая взглядом убраться от нас как можно дальше, но он не придал мне значения.

Скрипнул зубами. Я точно его придушу.

— Знаете, я на ней проезжаю очень большие дистанции. Вот на днях снова гоняла её. Вчера и сегодня она завелась не с первого раза. Вчера я не сильно придала этому значения, мало ли, после дороги двигатель перегрелся. Но сегодня всё то же самое, — высказалась и направила взгляд на Кирилла.

Вообще-то, с тобой говорю я! Какого чёрта она смотрит на него, а не на меня?!

Повернулся к нему, прищуриваясь. Друг всё понял. Он знал, что если сейчас не свалит, то точно получит пизды. И я могу уверенно сказать, что получил бы прямо сейчас.

Он снова отошёл к Славе, который о чём-то бурно беседовал с Ником.

— Как думаете, что это может быть? — привлекая моё внимание, произнесла Алина.

— Давайте посмотрим, и тогда я пойму, в чём дело.

Она кивнула и хотела кинуться открывать капот. Не знаю почему, но меня перемкнуло. Я резко схватил её за руку, пытаясь удержать. Она замерла и с опаской оглянулась на меня, опустив глаза на наши руки. Это было моей ошибкой. Я впервые её коснулся. Кожа нежная и тёплая, маленькая ручка утопала в моей ладони.

Девчонка смутилась, и румянец выступил на её щеках и шее.

Бля-я-я…

Почувствовал, как член в штанах дернулся от этого охуительного вида. Нехотя отпустил ее.

— Я сам открою, не переживайте, — постарался скрыть от ее глаз область своей ширинки.

Навряд ли ей понравится автомеханик со стояком.

Дернул за рычаг, открывая капот, как к нам снова подошел Кир. Тяжело выдохнул.

Выискивал проблему глазами и вроде зацепился. И откуда взялись эти слова, я так и не понял. Я даже не понял, что это говорил я! Не мог остановить собственный поток слов.

— Вас как зовут? — посмотрел ей в глаза.

— Алина, — тихо произнесла. Глаза бегали от меня к другу.

Кирилл явно напрягся, потому как полностью повернулся ко мне и начал сверлить недобрым взглядом.

— Алина, а я Руслан, — улыбнулся ей. — Серьёзные проблемы с машиной. Тормозная система. Думаю, у вас поломка усилителя исполнительных механизмов, и, к сожалению, это требует оперативного вмешательства.

Да, я пошёл ва-банк! Раз ты к нам залетела, птичка, то я теперь тебя не скоро выпущу из этой клетки.

Алина поджала губы — её эта информация явно не порадовала. Я готов был заржать от того, как мило она сейчас выглядела, но старался не забывать держать лицо.

Взгляд её начал блуждать по сервису. Думай малышка, уж я-то знаю этот твой взгляд.

— Вы это поняли за пару секунд? — с сомнением протянула она, ещё надеясь, что я ошибаюсь.

И она совершенно права. Я не смог бы так быстро понять, что у неё проблемы с тормозной системой. А стартер — это хуйня, в которой быстро можно поменять щетки, и машина как новая.

— Да, — уверенно произнес. — Если сомневаетесь, можете заехать ещё в пару сервисов, и вам там скажут то же самое, — улыбнулся.

Да-а-а, кто бы тебя ещё отсюда отпустил. Хмыкнул про себя.

— И сколько по времени это займет? — растерянно спрашивает.

— Пока точно не могу сказать, неделю, а может, ещё больше! Когда вам позвонят, нужно будет ваше присутствие, чтобы проверить машину, — после сказанного мной, поникла ещё больше.

Значит, ты уже собиралась обратно уезжать… Прости, но я нарушу твои планы.

— Хорошо, как скажете. Куда пройти, чтобы оформить бланк?

— Прямо и направо. Там вас оформят.

— Спасибо, — развернулась и пошла в указанное место.

— Что ты творишь, придурок? — цедя каждое слово, произнес друг.

Повернул к нему голову. Идиотская улыбка сама собой расплылась на лице. Друг как-то поменялся в лице, видя выражение моей рожи.

— Руслан, у неё просто стартер полетел! Щётки стёрлись, наверное. Поменяем, и отпусти!

Поднял бровь в удивлении.

— Ты думал, я этого не понял? — пожал плечами, разворачиваясь в сторону Сани. — Саня! — свистнул ему.

Он повернулся, сосредотачивая своё внимание на мне.

— Вот эту машину повесь на подъемник, — крикнул на весь сервис, указывая на машину.

Если бы она хоть немного разбиралась в тачках, то наш сервис и все мы, вместе взятые, были бы занесены в её черный список.

Ухмыльнулся и начал тихо посмеиваться. А настроение поднималось.

— Ты — идиот! — друг всё не мог успокоиться.

— Я всё оформила, по оплате сказали, только когда заберу.

Резко повернулся на её голос и вперился в грустные глаза.

— Всё правильно, оплата производится после починки.

— А кто из вас будет ремонтировать? — перебегала взглядом от меня к другу.

А кого ты хочешь, м?

Прищурился, не сдержался. Мне не понравился этот вопрос. Кир прислонился ко мне плечом. Я понял его жест. Она уловила мой взгляд и снова замерла, не отрываясь от глаз.

— Я буду! Мне номер сотового нужен, — я близко подошел к ней, доставая из заднего кармана свою трубу.

Её запах шоколада окутал меня, как тёплое одеяло. Хотел в него окунуться и согреться.

Как же удержаться рядом с тобой, милая?

— Мой? — растерянно спросила она.

— Ну, на-а-аверное. Машина же ваша, я правильно понял?

Покраснела. Растерялась от моего развязного тона.

Хм, а мне начинает это нравиться!

Кивнула, подтверждая мой вопрос. Встрепенулась и указала ручкой на машину.

— А телефон в машине.

Я с ироничным выражением лица, приподнял бровь.

— Ну, так берите, — протянул с насмешкой.

Она кивнула и прошла к машине, оглядываясь на меня и хмурясь. Как в тот день в супермаркете!

Что этот взгляд означает, малыш? О чём ты думаешь? Хотел залезть к ней в голову и разобрать каждую шестеренку.

— Когда буду звонить, берите! Мне нужно постоянно быть с вами на связи. Узнать какие-то вопросы или проверить машину! Ключи оставляете мне, вещи из машины забираете.

Через пару минут наши номера были забиты друг у друга в телефонах. Отпускать её не хотелось, а как удержать уже не знал, да и это показалось бы странным.

— Я позвоню. До скорого! — проговорил, широко улыбаясь.

Смотрел на неё и понимал, что она совсем не изменилась. Только невеселая, но оно и понятно, без машины тяжело.

— До свидания и спасибо!

Ага, знала бы ты, за что благодаришь, по голове бы не погладила.

Проводил её взглядом и неспешно пошел за ней на улицу. Дошла до обочины дороги, где стояло припаркованное такси. Прежде чем сесть, обернулась в мою сторону. Внутренности начали скручиваться, желая, чтобы сейчас она снова оказалась рядом. Но желанию было не дано сбыться, впрочем, как обычно. Дверь такси захлопнулась, и машина унесла её в неизвестном направлении.

Сзади возмущенно сопел Кирилл. Я повернулся на пятках, устремляя на него взгляд.

— Что-то хочешь сказать?

— Хочу! Сейчас — ладно, привязал её на время, а что потом?

— Кирилл, я за все эти годы буду рад и такому подарку, — серьёзно заметил.

Друг изменился в лице, плечи поникли.

— Я хочу, чтобы ты был счастлив, но, Рус, вчерашний разговор у меня дома имеет место быть. Ты прав во всем, что сказал! Я тебе не советую лезть к ней.

Я неумолимо начал закипать внутри.

— Серьёзно? Ты сейчас мне это говоришь? А я что, по-твоему, не знал об этом? Или я все эти годы ей проходу не давал? — холодно рыкнул и прошел мимо него, задевая плечом.

Да еще и Кравцов вышел навстречу.

— Руслан, я поехал, позвонишь и скажешь, когда забирать машину.

Пожали руки и разошлись, а по пути в кабинет попался Ник.

— Рус, какого чёрта ты мне всю малину обосрал? Я только хотел к ней подкатить!

Я резко кинулся к нему. Одной рукой схватил за шкирку, а другой сжал шею, ударяя головой об стену и вышибая дух.

— Ещё раз я тебя увижу в одном радиусе с ней, то сломаю руку, а если тебе этого покажется мало, то к ней добавится и нога. Ты всё уяснил?

Ник расширенными глазами смотрел на меня, словно не узнавал. Меня неожиданно от него оторвало.

— Да успокойся ты! Хватит! Приди в себя! Пацан же ничего не знает!

Кирилл удерживал меня на расстоянии от Ника.

— Ты меня услышал? — посмотрел на пацана и спустя пару секунд услышал ответ:

— Да, я тебя понял. Я не знал, что ты её знаешь.

Вырвался из рук Кирилла и прошёл в свой кабинет.

— Ты снова перестаешь себя контролировать! При чем тут он?

Кир прошел за мной и протянул руку в сторону пацанов.

— Я просто предупредил!

— Нет! Это называется не предупредил! Это называется запугал, Руслан! — он начал повышать голос.

— Выйди. Мне нужно одному побыть.

Со всей дури хлопнула дверь кабинета, так что стекла задрожали.

Потёр лицо руками и сел в кресло, отворачиваясь от чужих глаз.

Не стоило ему произносить вслух, чтобы я не влезал. Не стоило этого делать! Я и так всегда держался на расстоянии! Разве я не имею права на кусок своего счастья?

Откинулся на спинку кресла.

Я просто немного хочу понять, каково это — быть рядом с ней. А потом отпущу, как делал это всегда…

Вытащил из кармана ключи от её машины. Посмотрел на какой-то жуткий брелок — грустный зелёный инопланетянин.

Странный выбор.

Глава 9

Алина. Наши дни.

Ехала на скорости сто сорок километров в час по кромешной темноте. И спрашивается, куда я несусь? Дорога ни к чёрту! Блин, придётся сбросить. Но так сильно хочется оказаться дома, в тёплых объятиях родителей. До дикости, до ломоты в ребрах мне их не хватает там. А где там? Как назвать то место, где я живу? Домом? Моим городом? Как назвать то место, в котором живу уже почти шесть лет, но в котором так и не смогла привыкнуть и почувствовать себя дома?

От грустных мыслей отвлёк зазвонивший телефон.

Вот чёрт! Яр, просила же! Сбросила скорость до минимума и начала выруливать на обочину. Включила аварийку и обернулась на заднее сиденье.

На кой чёрт я его так далеко закинула?

В ворохе вещей и еды не могла отыскать нужную вещь. Есть!

Скривилась. Смотрела на имя звонившего и лихорадочно перебирала мысли. А если сказать потом, что стоял на беззвучном? Нет, не прокатит.

Показала язык телефону и приняла вызов.

— Здравствуйте, Ольга Николаевна! — пропела елейно, хотя на самом деле, хотела рыкнуть — какого чёрта вы звоните, зная, что я в дороге?!

— Алина! — услышала возмущённый голос по ту сторону телефона.

— Слушаю вас, Ольга Николаевна, — закатила глаза.

Ненавижу весь этот официоз, чтоб тебе пусто было от твоего аристократизма!

— Алина, ты с ума сошла? Зачем ты одна поехала домой? Да ещё и дорога такая тяжёлая!

Зачем ты мне звонишь, зная, что она тяжёлая?

Но это и так понятно. Вопрос смешон. Сейчас начнет читать лекцию, можно уже начинать засекать время.

— Ольга Николаевна, я давно не была дома. Я хочу к родителям. Я хочу повидать друзей. В конце концов, прогуляться по городу, — устало выдохнула, понимая, что всё сказанное правда.

Мне нужно развеяться.

— Друзей? Алина, какой город? Какие друзья? Ярослав один остался! А как же он? — повизгивала, задавая мне вопросы.

Что и требовалось доказать! Услышала только то, что ей хочется! Думает только о своем сыне! А я что — железная? Мои родители никогда не относились к Яру по-хамски, как позволяет себе по отношению ко мне его мать.

— Ольга Николаевна, ему почти двадцать шесть лет. Думаю, он сможет о себе позаботиться. Мы поговорили с ним, он не был против. Да и вы к тому же живете от нас в паре кварталов, если что, придете помочь.

— На сколько ты уехала? Почему я такие вещи узнаю случайно? Если бы я ему сейчас не позвонила, даже и не узнала бы, что ты уехала домой! Извини меня, это даже не двести километров, а целых две тысячи.

— Замоталась. Пока с работой договорилась, пока с вещами разобралась. Думаю, на недельку.

— Нельзя мужика одного оставлять!

Поморщилась от абсурдности ее слов. Если мужик захочет, ему и со мной рядом будет не помеха.

Ненавижу эти разговоры.

— Мне пора. Я на обочине встала.

Она сбросила вызов, даже не удосужившись попрощаться. Посмотрела на телефон, проверяя, не показалось ли мне это, но экран уже погас.

Со всей силы сдавила телефон. Внутри все кипело.

Ну почему ты не мог сгладить углы? Почему не можешь сам разобраться со своими родителями? Почему из раза в раз, из года в год я должна всё это выслушивать?!

Нашла нужный контакт в недавних вызовах. На экране высветилось родное лицо. Пошли гудки, и я откинулась головой на спинку сиденья, закрывая глаза.

— Алин, я сплю. Случилось что-то?

Да, многое может случиться! Я в дороге, ночью!

— Ярослав, ответь мне на вопрос, пожалуйста. Зачем ты своей матери сказал, что я уехала?! Ладно, если ты сказал, мог хотя бы успокоить её? Ты же знаешь, я в дороге. Знаешь, что она после тебя наберет мне!

— Ты для этого меня набрала? Алин, мне рано завтра вставать.

Я сбросила вызов, как пару минут назад его мать. Закрыла руками лицо и расплакалась.

Ну почему мне так плохо? Почему всё стало таким обыденным? Куда делась та любовь, которой мы оба горели? Почему последние два года меня не покидает ощущение, что я проживаю чужую жизнь? Люблю ли я его? Очень! Но вопрос, не путаю ли я чувства к родному человеку с чувствами к любимому мужчине? Что изменилось в нас? Куда делся тот трепет и понимание?

Опустила зеркало и вытерла мокрое лицо. С остервенением пригладила назад волосы. Оглянулась на мобильный и усмехнулась — раньше он мог бы уже оборвать телефон.

Чувство обреченности облепило тело своими противными щупальцами.

Размеренно выдохнула. Нужно взять себя в руки и двигаться дальше. Надеюсь, дома, в кругу близких мне людей, мои мозги встанут на место.

Посмотрела в зеркало заднего вида, заводя машину и тронулась с места.

Остановилась в одном из спальных, однотипных районов такого родного города. Заглушила двигатель, но не спешила выбираться из салона. Посмотрела на свою девятиэтажку, и сердце защемило. Окинула взглядом родной двор, в котором выросла.

Я дома. Господи, наконец-то!

Выбралась из машины, решив забрать для начала только одну сумку с необходимыми вещами. Судорожно сделала глоток ледяного воздуха. На часах шесть утра, на улице ещё сумерки и ни души.

Улыбнулась широко, запрокидывая голову и вытянула руки в стороны. Закрутилась на месте, тихо посмеиваясь.

— Я дома. Я, наконец, дома. Я так скучала по тебе, мой город! — тихо нашептывала и даже не заметила, что в этот момент уже была не одна.

Резко остановилась и наткнулась на такие же глаза, как у меня. Смеющиеся глаза!

— Дочь, я смотрю, ты домой не торопишься!

По щекам против воли покатились слезы.

— Папочка, — прошептала.

Отец расставил руки, приглашая в объятия. Сбросила сумку с плеча и кинулась к нему. Запрыгнула на него, как в детстве, обнимая руками и ногами. Отец расхохотался и уткнулся мне в макушку.

— Как добралась? Я всё-таки думал, что Ярослав тебя не отпустит.

— Хорошо, папочка. Я так сильно домой хотела! — с горечью в голосе произнесла.

— Ты дома. Я скучал, — отец на комплименты или на признания был скуп. Значит, очень соскучился, если признался.

Улыбнулась и крепче его обняла.

— Пап, я устала, и раз уж ты держишь меня, может, донесешь до квартиры?

Нет, а что? Я соскучилась! Для этого я и ехала, как сумасшедшая, чтобы поскорее оказаться рядом с ними.

Папа рассмеялся, запрокидывая голову.

— И в кого ты только такая наглая?

Фыркнула, удобно пристраивая голову на отцовском плече.

— А то ты не знаешь!

— Сочту за комплимент, — произнес, смеясь.

Подхватил сумку и направился домой.

— Машину заблокируй! Или ты уже там заснула?

Вытянула руку, ставя машину на сигналку.

— На сколько приехала, Алин?

Зажмурилась. Боже, только не об этом.

— Пап…

И я просто не знала, что ответить. Чуть не расплакалась снова, когда отец всё понял и сжал сильнее в объятиях.

— Моя малышка приехала! Ну, слава тебе, Господи! Я вся извелась! — мама налетела на меня со спины. Папа ещё даже не успел отпустить меня на пол.

Хохотнула, а мама тем временем уже принялась за осмотр. Провела руками по лицу, волосам. Осмотрела с ног до головы и прижала к своему мягкому и теплому телу. Вдохнула её запах, такой до боли родной. Сладкий, цветочный аромат с примесью корицы.

— Привет, мам…

— Ты её сейчас задушишь. Пусть зайдет хоть, — проворчал папа.

Мама отклонилась и взволновано посмотрела в глаза.

— Устала?

Кивнула ей, закрывая глаза.

— Твоя комната готова. Иди, отдыхай. Всё потом.

— Я в душ, мам, потом спать.

Услышала, как родители тихо принялись переговариваться, когда зашла в душевую.

Настроила температуру воды, подставляя лицо. Надо Ярославу позвонить, сказать, что доехала. Хотя, он уже, наверное, проснулся, но не поинтересовался, всё ли со мной хорошо.

Хотелось завыть в голос, с диким надрывом. Так, чтоб охрипла.

Как я устала… Как же я хочу обрести душевное равновесие. А может, это просто со мной что-то не так? Может, я накручиваю себя?

— Алин? Телефон твой звонит!

Быстро накинула на себя халат и выбежав к маме, приняла протянутый сотовый.

— Яр, я доехала, — сходу ответила.

— Почему не написала хотя бы? Думал, ты ещё на трассе!

— Я приехала недавно. После душа хотела позвонить.

— Как дорога?

— Отвыкла!

— Нужно было подождать пару месяцев и ехать вдвоём.

Упала на свою кровать, закутавшись в одеяло.

— Я не могла уже там находиться.

В телефоне воцарилась тишина. Спустя минуту Ярослав все же тихо произнес:

— Алин, я не хочу обратно возвращаться. Да и родители тоже сюда перебрались из-за меня.

— Яр, не объясняй, я всё знаю. Давай потом созвонимся?

— Ты так мне и не сказала, когда обратно?!

А сама не знаю, когда. Меня всю лихорадит, как подумаю, что придётся возвращаться. Кроме него, меня там больше ничего не держит. Я там чужая. Мой дом здесь.

— Думаю, неделю…

— Люблю тебя. Позвоню тебе вечером.

— Пока, — прошептала, отключаясь.

Откинула телефон и постаралась выкинуть все мысли из головы. Уткнулась лицом в подушку, вдыхая запахи детства.

****

Сквозь сон почувствовала, как моя кровать прогнулась. Ощутила нежные поглаживания по волосам и чуть не заурчала. Потянулась и повернулась к маме. Разомкнула глаза, прищуриваясь от дневного света. Запрокинула голову, вглядываясь в нее.

— Надо просыпаться, иначе ночью не уснешь, — мягко улыбнулась мне и наклонилась, целуя в лоб. — Я пирожки испекла. Твои любимые.

Это были волшебные слова. Сон, как рукой сняло.

Спустя десять минут зашла на кухню. Папа протянул чашку кофе и пирожок с капустой.

— Хотел машину отогнать, но она не завелась.

Нахмурилась. Дожевала пирожок и осторожно произнесла:

— Пап, в дороге с ней всё было в порядке. Честно.

Отец посмотрел серьёзно на меня. Он не любил, когда к машинам относятся халатно. Никогда не позволил бы мне сесть за руль, если бы с ней было что-то неладное. Тем более, ехать на большое расстояние. И думаю, сейчас он думает, как добраться до Яра и оторвать ему пару конечностей.

— Будем надеяться, что так оно и есть, — на его лице заиграли желваки, глаза яростно блеснули. Развернулся и вышел с кухни.

Провела за ним взглядом и обернулась к маме. Уловила в родных глазах мимолетную искру горечи.

Папа в автокатастрофе потерял своих родителей пятнадцать лет назад, но так и не смог с этим смириться. И вот такие вопросы для него, как красная тряпка для быка.

Поставила кружку на стол и пошла за ним.

— Алин, может, не стоит пока его трогать? — услышала в спину мамин вопрос, но я чувствовала, что я сейчас нужна ему.

Он стоял на балконе, курил. Весь натянут, ноги широко расставлены, тяжело дышит. Подошла к нему со спины и крепко обняла за талию.

— Пап, — прошептала, — с ней всё было хорошо. Я доехала без проблем. Может, двигатель перегрелся?

Затушил сигарету, выкидывая через балкон. Выпустил дым и только после этого развернулся ко мне.

— Поезжай в ATF на Октябрьской, там толковые парни работают. А там посмотрим, что скажут.

— Па, можно завтра?

— Но если куда пойдешь, то без машины! — кивнул.

Отсалютовала ему, кривляясь и добившись улыбки, крепко обняла.

— Ну, вы идете? Или будете тут стоять и обниматься?! — делано возмущенно произнесла мама.

Как же хорошо дома!

Этим же вечером вышла из подъезда, подходя к машине.

Так, ну что, красавица, попробуем завести тебя? Повернула ключ в замке зажигания, и она завелась! Странно… Ладно, рисковать не будем. Захлопнула дверь и нажала на сигнализацию.

Вытащила из кармана телефон, набирая номер подруги.

— Ты в городе? — пискнули на том конце связи.

— Ага, — вкрадчиво произнесла и рассмеялась.

— На нашем месте, через двадцать минут! — прокричала в трубку и скинула.

Сумасшедшая! Покачав головой, убрала телефон и направилась к Полинке.

****

— Это что за явление народа?

Мы с Полиной, шатаясь, стояли в три часа ночи на пороге моей квартиры.

Вот чёрт! Не рассчитали и маленько переборщили! Стыдно, блин, перед родителями.

— Па-а-а-ап.

Но отец поморщился и молча указал рукой на мою комнату, а меня хватило только на то, чтобы согласно кивнуть. Взяла Полю за руку и повела в нужную сторону.

Слава богу, хоть мама этого не видит.

— Дядя Вадя-я-я! — пропела пьяная подруга.

Я шикнула на нее, заводя в комнату и быстро закрывая дверь. Зажала рот рукой и истерически начала ржать. Полина в это время уткнулась в подушку, стараясь заглушить в ней свой смех.

— Теперь ты понимаешь, почему я не пошла к себе? — спросила со слезами на глазах Поля.

Я закивала, как болванчик, и вновь заржала. У Полины есть старший брат, и там всё печально. Если бы увидел нас в таком состоянии, то беды не избежать. Я бы тут не отдыхала, а отбывала повинность.

Плюхнулась на кровать рядом с подругой.

— Ярослав звонил?

— Я не проверяла телефон. И вроде в баре я поставила его на беззвучный режим.

Подруга на меня покосилась.

— Что у вас произошло?

— У нас ничего. Может, правильней сказать, у меня?

— А у тебя что? — спросила Поля.

Я раздумывала пару минут, думая, как охарактеризовать свою проблему. Повернулась к ней, фокусируя нечеткий взгляд.

— Я не понимаю. Мне кажется, я разлюбила его, как мужчину, — слова сорвались с языка. Я поняла, что за два года я в первый раз позволила себе произнести это вслух.

****

— Ты хоть помнишь, в чём призналась вчера?

Я обернулась к Полинке.

Голова жутко раскалывалась. Не стоило мне с непривычки напиваться. И да, я помню, что сказала. Подруга тоже не отрывала от меня взгляд. Я затягивала с ответом, а её это явно начало забавлять.

— Помню, Полин. Я всё прекрасно помню, — отвернувшись от подруги обратно к зеркалу, уже тише добавила. — Но лучше бы забыла.

Поля резко села на кровати. Начала пристально вглядываться в меня через зеркало. Я повернулась к ней лицом, чтобы ей наверняка было удобно меня оглядывать. Даже расставила руки в стороны.

— Я просто не верю своим ушам. Ты можешь объяснить?

Я присела на кровать около подруги и потерла ладони друг о друга, собираясь с мыслями.

— Полин, я сама ничего не понимаю…

— Алин! Вы давно вместе, так бывает, что чувства притупляются. Не всегда фейерверк в отношениях. Но это не означает, что вы разлюбили друг друга.

Я кивнула в знак согласия, но отнюдь, чувствовала я себя совсем по-другому. Мозг понимает, а сердце громко отрицает. Как будто иглой насквозь пронзили. Оно кровоточит с каждым днем всё сильнее. Собственные ощущения подсказывали, что мы приближаемся к концу. Я, как ненормальная, поджидала и одновременно страшилась того дня, когда уничтожу нас обоих.

Мои мысли прервал стук в дверь. Повернула голову на источник звука и рвано выдохнула.

— Заходите, мы не спим.

Мама просунула голову, заглядывая к нам и улыбаясь. Прошла в комнату, помахивая перед носом рукой и показательно морщась.

— Девочки, я как будто в вытрезвитель попала, — и мы громко засмеялись, разряжая обстановку.

После того, как мы позавтракали, я отправилась провожать подругу до двери. Слушала её нытье уже целый час!

— Я не хочу-у-у домой! Этот тиран вытянет из меня все подробности, а потом будет надо мной издеваться! Ну, за какие грехи мне послали такого братца? — взвыла подруга, устремляя голову к потолку.

Я тоже последовала её примеру, смотря на наш подвесной потолок с красивой люстрой.

— Девочки, у вас всё хорошо? — из угла вывернул папа и увидел, как мы стоим и пялимся в потолок.

Так подруга ещё и руки подняла к верху, будто молится! Да-а-а, я бы тоже засомневалась в нашей адекватности.

Поля, выпустив воздух, сдулась, как надувной шарик.

— Дядя Вадим, а можете Егору надрать зад?

Отец сложил руки на груди, опираясь плечом о косяк. Никак не комментировал слова подруги, но глаза светились озорством.

Я усмехнулась про себя.

— Ну ла-а-адно. Ну, может, тогда хоть усыновите его и заберете к себе? Алинка-то толком с вами не живет, — жалобно протянула и сделала огромные печальные глаза.

Смотрелась она, конечно, комично. Я же не сдержалась и прыснула, но отец так и стоял, молчаливо не одобряя бред подруги.

— Ну, тогда, надеюсь, ещё увидимся! — на выдохе понуро произнесла Поля. Приблизилась ко мне, крепко заключая в свои объятия, и тихо прошелестела на ухо так, чтобы не услышал отец:

— Всё будет хорошо.

Я кивнула и отправилась закрывать за ней дверь.

— Алин, дай ключи от машины. Я отгоню её проверить.

— Нет, пап, я сама поеду. Я вчера вечером её, кстати, завела без проблем.

— Давай осторожнее. Звони, если что.

— Конечно.

Быстро побежала в комнату переодеваться, но внезапно остановилась посреди комнаты.

Телефон!

Руки похолодели. Я с ним в последний раз говорила вчера утром, как приехала. Но, в крайнем случае, он же мог позвонить родителям и всё узнать? Утешала себя.

Вытащила телефон из сумки — десять пропущенных. Не так уж он и переживал!

Набрала Ярослава.

— Слушаю.

— Прости, я поставила телефон на беззвучный и, в общем, с Полиной загулялись. Только её проводила.

— Да, я так и понял, что вы вместе. Не стал вам мешать и звонить твоим родителям. Видел фото из бара.

Я потерла ладонью лоб.

— У меня что-то с машиной. Папа дал адрес СТО, я сейчас поеду.

— Хорошо, позвони потом, скажешь, в чем дело.

— Как ты там? У тебя всё хорошо?

— Да. Я уже соскучился. Давай вечером по видеосвязи созвонимся?

Зажмурилась. Я не хотела. Я вообще хотела ограничить общение с ним. Только так я могла что-то понять и разобраться в себе.

— Хорошо, Ярослав. Мне нужно ехать, иначе отец начнет нервничать.

— Целую.

Не говоря в ответ ни слова, я сбросила вызов. Немного поразмыслив, решила отложить поездку на завтра.

Прошла к родителям в комнату.

Папа работал за компьютером. Он у меня инженер-строитель. Прошли те времена, когда он пропадал сутками на работе. Сейчас он привязан только к электронным носителям — с их помощью может связываться с кем угодно. Подошла к нему, опираясь на спинку кожаного дивана, и заглянула в экран ноутбука.

— Я думал, ты уже уехала, — оглянулся на меня.

— Пап, поехали куда-нибудь втроём. Отдохнем все вместе, — снова взглянул, но уже внимательнее, прищуривая глаза.

Не люблю этот взгляд.

— Поругались?

— Нет. Я с вами хочу провести вечер. Желательно, ещё и вкусно поесть, — закатила глаза в предвкушении.

Отец расслабленно улыбнулся и начал сворачивать все документы.

— Ларис, собирайся! — крикнул папа.

Подпрыгнула на месте и тоже поскакала переодеваться.

Возвращаясь домой на заднем сиденье автомобиля, думала о том, как хорошо провела вечер. Отец отвез нас в ресторан, и весь вечер мы наслаждались друг другом. Смеялись, общались, рассказывали последние новости. В данный момент я ощущала себя такой умиротворенной и расслабленной. Смотрела на своих родителей, которые живут вместе тридцать лет, но до сих пор несут в своих сердцах любовь и трепет по отношению друг к другу. Как смотрит на маму папа. Как мама постоянно старается прикоснуться к нему. Как светятся их глаза, когда ведут немой диалог между собой.

Ноющая боль отдается в теле покалыванием в тысячи иголок. И мне отчего-то хочется также…

— Алин?… Алина?

Встрепенулась, отводя взгляд от пролетающих за окном пейзажей. Посмотрела на отца, который сидел за рулем и смотрел на меня в зеркало заднего вида.

— А? Что?

— Я спрашиваю, у тебя все хорошо?

— Да, пап, — откинула голову на спинку сидения. — Я давно так прекрасно не проводила время.

Отец посмотрел с настороженностью. Мама после этих слов повернулась ко мне с переднего сидения, но все сохраняли молчание. Они были против Ярослава, когда мы рано начали дружить. Против, когда начали жить. И не в восторге, когда мы вдвоем отсюда переехали.

— Наверное, я сейчас испорчу наш замечательный вечер, — произнесла задумчиво и снова отвернулась к окну.

Смотрела на мелькающие старые дома, на людей, которые спешили домой после работы, на дождь, который мелко накрапывал, думая, что это лучший момент открыться родителям.

— Я не хочу уезжать отсюда, — оглянулась на них.

Мама так и не отвернулась, а отец кидал тревожные взгляды то на дорогу, то на меня.

— От вас не хочу уезжать. Мне плохо там.

— Он обижает тебя?

Я закатила глаза. Ну что ещё мог спросить отец?!

— Пап, нет, конечно!

— Ярослав думает возвращаться? — последовал его незамедлительный вопрос.

Помешкала с ответом, не зная, как преподнести.

— Нет, он сюда не вернется.

— Я не поняла, а как вы тогда будете? — мама в недоумении сверлила меня взглядом.

— Ларис, а что непонятного? Ну, дочь, договаривай, раз начала! — отец начал заводиться.

Почему-то с Ярославом он так и не нашел общий язык. Вот и думает сейчас на него невесть что.

Может, это знак? Родители всегда были против… Но они никогда не переходили черту. Совет могли дать, но влезть или поучать, как мама Яра — никогда!

— Я хочу вернуться домой. И…я решила расстаться с Ярославом.

Подпрыгнула на месте от испуга, потому что отец со всей силы саданул по рулю и выматерился. Мама перевела круглые глаза на него, возмущенно произнося:

— Вадим!

— Что Вадим? — посмотрел снова в зеркало, перехватывая мой взгляд. — Я тебя разве не предупреждал? Что он сделал? — начал грозно басить.

Вжала голову в плечи. Я его в таком состояние всегда побаивалась.

— Пап, я думаю, что больше его не люблю. Он ни в чем не виноват. Мне там плохо. И с ним мне тоже плохо. Я с каждым днём отчетливее понимаю, что проживаю чужую жизнь. За два года я истерзала свою душу в клочья.

Мама прижала ладошку ко рту, смотря на меня со слезами на глазах. Отец вырулил с дороги и припарковавшись около магазина. Достал сигарету из пачки, ища, чем прикурить.

— Ты говорила с ним? — спросил спустя пару секунд, как закурил.

— Нет. Я пока не представляю, как мне это всё преподнести, — помотала головой.

— А как это можно преподнести? Ты надеешься, что можно какие-то красивые слова подобрать? Или сделать это как-то правильно? Или, может, надеешься, что вы останетесь друзьями?! Раз нашла силы признаться себе, то имей смелость и ему сказать всё, как есть. И советую не тянуть время! — отец завел машину и выехал на дорогу, нервно отшвыривая бычок.

Закрыла глаза, прислоняясь лбом к холодному стеклу, и начала обдумывать свои дальнейшие действия.

Глава 10

В кармане черного кашемирового пальто зазвонил мобильный телефон. Мелодия звонка разорвала тишину в салоне автомобиля.

Мне не нужно было доставать телефон, чтобы узнать, кто звонит. Я не отвечала на его звонки с самого утра. Не знала, как объяснить ему, почему вчера пропала и не созвонилась с ним, как договаривались.

Мелодия вновь заиграла, не давая передышки после первого звонка. Свернула с дороги в карман, заезжая в какой-то незнакомый двор. Приметила место, где можно остановиться, не загораживая водителям дорогу при выезде. Припарковалась, попутно извлекая телефон наружу.

Сердце кольнуло, когда увидела на дисплее лицо человека, с которым была связана одиннадцать лет.

Правильно ли я поступаю? Может, проблема во мне? Обратного пути, чтобы вернуть все, как было, уже не будет.

Пока гипнотизировала дисплей, телефон в руках погас. Перевела отсутствующий взгляд на лобовое стекло. Вчера после разговора с родителями весь вечер обдумывала слова отца: «Затягивать нельзя, и в любом случае нормально разойтись не получится». Всю ночь обдумывала, как поступить, и решение пришло под утро. Да никак! Просто нужно ехать, поговорить с ним и собрать свои вещи.

Почему я всего этого не сделала, пока была там? Неужели понимание должно было прийти дома, после разговора с родителями?

Была маленькая надежда на то, что они вразумят меня и будут настаивать, чтобы одумалась. И то, что мама с отцом вчера промолчали, натолкнуло меня на еще больший диссонанс в моей душе.

Снова раздался оглушающий звон. Большим пальцем погладила фото на дисплее телефона и, не мешкая ни секунды, приняла вызов.

— Привет, Ярослав — промямлила в трубку.

— Может, ты мне объяснишь, что происходит? — рявкнул сквозь зубы он.

И я понимаю его состояние — это не нормально. Не нормально — так пропадать и не отвечать на звонки. Мне нечего ему сказать. Врать нет никакого желания, да и не заслуживает он этого. Я его и так подвела…

— Ничего не происходит. Я на днях возвращаюсь.

— Почему? Ты уезжала ради пары дней? — иронично спросил, но я сохраняла тишину. Мне было нечего ему ответить.

— Где ты была вчера вечером? — его тоном можно было заморозить все в округе.

Меня начала бить мелкая дрожь. Мы очень редко конфликтовали, и я всегда удивлялась неоднозначной реакции своего тела в такие моменты.

— С родителями. Мы втроем ездили в ресторан, потом домой. Я устала, поэтому не удивилась, когда по приезду домой сразу отключилась. Яр, телефон на беззвучном.

— Ты не задумывалась о том, что как только ты уехала, он у тебя часто стал стоять на беззвучном?

Сглотнула ком и почувствовала, как тошнота подступает к горлу.

Успокойся, Алина, он еще ничего не понял. Рано бить тревогу!

— Сейчас же ответишь на видеозвонок.

Отвела от уха руку с телефоном. Я не могла вымолвить и слова, не видя его, а когда увижу, что тогда? Он же все поймет…

На экране высветилось фото смеющегося парня с запрокинутой назад головой. Надрывно вдохнула, но кислород, как назло, отказывался поступать в легкие. Грудную клетку сжало в тисках. Провела пальцем по экрану, тем самым являя перед собой красивого парня с насыщенно-синими глазами. К сожалению, в данный момент с очень злыми. Холодными и злыми. То, чего я заслуживаю.

Улыбнулась ему натянуто. Тугой комок рыданий сдавил горло, и я силилась сдержать эмоции.

— Куда ты едешь? — кинул отрывисто. Тоже сдерживается, чтобы не сорваться и не наговорить гадостей.

— На СТО, узнать, что с машиной.

— Я не понял, ты же вчера собиралась?!

— Да, но в последний момент планы изменились, и я решила поехать с родителями отдыхать.

— Алин, что происходит? М? — подался ближе к экрану телефона, взгляд отнюдь не добрый. Окажись я сейчас рядом с ним, последовал бы грандиознейший скандал. За все время наших отношений на моей памяти, я так себя никогда не вела.

— Яр, я скоро приеду, и мы поговорим обо всем.

— О чем? Говори сейчас! Я вообще не втыкаю, в чем дело! Ты уехала, ведешь себя странно. Есть, что сказать — говори, я слушаю! — он начинал срываться на крик.

Помотала головой.

— Сейчас мне нечего тебе ответить.

Стиснув челюсти, не отводил от моего лица прищуренного взгляда. Спустя пару секунд процедил:

— Завтра… Завтра чтобы ты была дома! Ты меня услышала?

— Я не могу завтра. Приеду через пару дней.

— Я сказал, завтра! — взревел во все горло, а я дернулась от испуга. Скинул вызов, не произнеся больше ни слова.

Господи, что же будет? Закрыла ладошками лицо, тяжело дыша. Нужно собраться и ехать. Я еще успею в полной мере осознать чувство вины. Главное, сейчас стараться об этом не думать, иначе я провалюсь в пучину из которой нет выхода.

Скинула с себя пальто, кидая его на заднее сидение. Сжав и разогнув дрожащие пальцы, завела двигатель.

— Вот черт! Че-ерт! — закричала в салоне автомобиля. — Заводись! — попробовала снова, и появился визжащий звук.

Резко одернула от замка зажигания руку с ключом.

— Да чтоб тебя! Давай, милая! — шептала.

Снова попытала счастья, вставив ключ. Выдохнула с облегчением. Завелась…

— Спасибо…

Выехала со двора, направляясь в указанное отцом место. В течение всего пути до сервиса меня не покидало странное ощущение. Тревога вперемешку с трусостью и дрожью. И это точно не из-за Ярослава. Бывает такое предчувствие, четкое осознание, что что-то произойдет. Поджилки трясутся. Внутренности скручиваются в узел. Ритм дыхания сбивается. Это страх! Липкий страх, который спускается холодком от головы, медленно сползая по спине вдоль позвоночника.

Нет, наверняка просто перенервничала. Постаралась отбросить все ненужные мысли.

Съехала с кольца дороги, выруливая на дорогу, ведущую к автосервису. Еще раз глянула на адрес, который дал папа — Октябрьская, 85, ATF. Глянула на огромное двухэтажное здание.

— Ничего себе! — чуть не присвистнула. Вовремя вспомнила, что не могу.

Остановила машину около здания, оглядываясь на парковку. Мда-а… Довольно дорогие автомобили у них обслуживаются. Я даже немного неуютно себя почувствовала со своей «Маздой». Но что-то меня останавливало, интуиция подсказывала — разворачивайся и скорее уезжай.

Полный бред. От этой бредовой мысли усмехнулась, приподнимая бровь.

— Да, Алина, совсем с катушек съехала! Молодец! — тихо буркнула и нажала легонько на газ, заезжая в здание.

Ого-о-о! А тут очень круто! А если папа еще и прав, что тут мастера толковые, то неудивительно, почему у них такие клиенты!

В таких местах я всегда чувствую себя неуютно. Во-первых, к девушкам в таких местах относятся не очень серьезно. А во-вторых, такими делами всегда занимался Ярослав. Последнего постаралась быстро выкинуть из головы — не время.

Заглушила двигатель, выстраивая в голове разговор. Нужно как-то объяснить, что случилось с машиной, но как это сделать, когда сама ни хера не понимаешь?! Поморщилась — точно опозорюсь! Вытащила ключ из замка зажигания и с замиранием сердца вышла из машины.

Ко мне уже направлялся высокий молодой парень лет двадцати.

— Здравствуйте, — вежливо ему улыбнулась.

Остановился рядом, окидывая меня зорким взглядом с ног до головы. Увиденное ему явно понравилось. Посмотрел мне в глаза и сладко заулыбался. Вот только бабников мне сейчас не хватало! Надеюсь, не он будет ремонтировать.

— Здравствуйте! Рассказывайте, что произошло у такой привлекательной девушки? — произнес блондин приторным голосом.

Не люблю бестолковые комплименты. Не люблю постороннее внимание. Да и не знала я его. Я с Ярославом с четырнадцати лет. А если кто-то появлялся, то либо я не замечала, либо Ярослав быстро давал понять, что к чему. Поэтому неудивительно, что после слов кареглазого я не знала, куда себя деть.

— Вы знаете… — не успела договорить.

Рядом с нами внезапно появился парень. Очутился, как черт из табакерки. Заполнил собой все свободное пространство. Но не это меня смутило, а то, что мое тело начало постепенно коченеть. Напал необъяснимый мне ступор. Его взгляд… Черная бездна, которая затягивала на дно. Внутренне даю себе установку сдвинуться с места, но тело отказывается меня слушать.

Неспешно перевел взгляд на того, кто пару минут назад пытался мне помочь. А я, несмотря на это, до сих пор вытянута, как струна, и не могу расслабиться. Мне рядом с ним жутковато. У него энергетика подавляющая. Сбивает с ног. Как будто кутает в свои холодные объятия и заключает каждый уголок моей души в плен. Пробрал мороз до костей, по телу побежал рой мурашек. Сердце бешено колотилось, отдаваясь гулом в ушах.

Он плавно взял блондина за руку выше локтя.

Поежилась. Не хотела бы оказаться на его месте. Да и еще этим невыносимым взглядом сверлит.

Бррр.

— Иди, ты еще с карбюратором не закончил. Я сам помогу девушке, — услышала хриплый и вкрадчивый голос.

Внутри что-то перевернулось. Да что не так с этим парнем?

Растерянно моргнула. Что? Он что сейчас сказал? Я не ослышалась? Поможет?!

О, не-ет… Нет, нет, только не он! Пускай уж лучше этот двадцатилетний парень. Да хоть кто, но не он! Во мне проснулся маленький ребенок, я хотела кричать и топать ножкой.

Блондин растерянно перевел взгляд на меня. Ага! Не на одну меня он здесь так действует! Сделала умоляющие глаза, посылая сигнал парню, чтобы не оставлял. Но меня без особого труда проигнорировали. Он уже уходил от нас.

А этот ненормальный перевел свои дьявольские глаза на меня и смотрит с диким надрывом, голодно. Сжигает дотла всю мою броню.

Господи, на меня так никогда не смотрели…

Улыбнулся беззаботной улыбкой. Расслаблен. Но я была уверена, что это только показательная видимость. Через секунду этот черт может накинуться и разодрать тебя на части.

— Расскажите, что случилось с машиной? — кивнул куда-то в сторону.

А-а-а! Я вспомнила, почему в данный момент стою рядом с этим зверем. Отвел глаза мне за спину, пока я прошлась по нему взглядом. Странно, но почему-то казалось, что эта форма сидит на нем неуместно. Своей властностью он больше походил на хозяина этого места, но никак не на автомеханика.

Судорожно вдохнула и попыталась завести с ним разговор:

— Д-д-да, конечно, — резко развернулась к машине, скрываясь от сумасшедших глаз. — Знаете, я на ней проезжаю очень большие дистанции. Вот на днях снова гоняла ее. Вчера и сегодня не с первого раза заводилась. Вчера не особо придала этому значение, мало ли, после дороги двигатель перегрелся. Но сегодня все то же самое.

Боже, что я несу?! Какой-то набор слов, сумятица, ей-богу. Поморщилась. Хорошо, что он не видит меня…

Почувствовала, что мы уже не одни, и вздохнула с облегчением. Перевела взгляд в сторону спасителя, надеясь на последний шанс, что заниматься моей машиной будет не этот бес. Но я рано радовалась! Стоило посмотреть зверю на этого парня, как последний тут же отступил.

Да вы издеваетесь! Меня уже начинало колотить от злости из-за того, что я чувствую себя перед ним, как трусливый заяц!

— Как думаете, что это может быть? — спросила у него.

Скорее нужно разобраться, в чем дело, и убираться отсюда как можно дальше. Не зря мне интуиция подсказывала сделать это еще десять минут назад.

— Давайте посмотрим, и тогда я пойму, в чем дело, — его голос проникал в меня и растекался теплом в груди.

Это что еще за ерунда?

Подалась к машине, чтобы открыть капот, но меня наглым образом остановили, взяв за руку.

Сглотнула. Медленно оглянулась на наши сплетённые руки. Его смуглая кожа резко контрастировала с моей молочно-розоватой. Большая грубая ладонь сжимала мою. Ток пронзил все тело. Дыхание перехватило, внизу живота начала закручиваться спираль. Реакция тела обескураживала! Я не маленькая, чтобы не понять, что происходит.

Начала неумолимо заливаться краской. Алина, ты его даже не знаешь! Медленно его рука разомкнулась, давая шанс от него сбежать. Но я, похоже, сбрендила, раз захотела снова оказаться в его тисках. Ощутить, каково это — быть в его власти.

Застонала про себя…

Что я несу? Я даже еще не разобралась в своих отношениях, а уже хочу чужого мужика?! Идиотка! Ощутила отвращение к себе.

— Я сам открою, не переживайте, — этот голос с хрипотцой затуманивает мозг.

Алина, а он вообще у тебя есть?!

Снова подошел к нам тот приятный парень. Может, все-таки, спаситель? Чувствовалась какая-то связь между этими двумя. Может, они братья? Высокий парень с ясным серым взглядом смотрел на меня как-то изучающе. И… с грустью?

— Вас как зовут?

Знаете, бывает такое чувство, когда видишь, что человеку совершенно не нужен ответ на заданный вопрос. Он так смотрел на меня, как будто знал меня всю жизнь. И этот его вопрос показался несуразным. Перебегала глазами от него к его коллеге.

— Алина, — прошептала. Язык еле ворочался.

— Алина, а я Руслан, — располагающе улыбнулся.

Мое имя из его уст звучало трепетно.

Кто он? Почему так относится к посторонним людям?

А потом я уже не видела и не слышала ничего, кроме того, что говорил Руслан про мою тормозную систему в машине. Первая мысль, пришедшая в голову — меня прибьет отец. Вторая мысль — как ехать обратно в Россию? У меня же там все вещи! Что мне теперь со всем этим делать? Хаотично рылась в своей голове, взглядом блуждая по сервису и ни на чем не задерживаясь.

Недоверчиво протянула:

— Вы это поняли за пару минут?

Может, конечно, его оскорбит этот вопрос, или наоборот насмешит. Но, во-первых, я ни черта не понимаю, а во-вторых, у меня от этого ответа тоже многое зависит.

— Да… Если сомневаетесь, можете заехать еще в пару сервисов, и вам там скажут то же самое.

Меня раздражает его самоуверенный вид! Сцепила зубы, чтобы не огрызнуться.

— И сколько по времени это займет? — и услышала в ответ злосчастное «неделя».

Опустила глаза в пол. Значит, придется ехать без машины. А проверять сможет и отец. Может, одолжить у него автомобиль?

Пришлось со всем соглашаться. Спросила, где заполнить бланки на ремонт машины, и отправилась в указанное место.

На кассе сидел парнишка, и я приподняла бровь. Тут женщин совсем нет? Оформилась, спросила про оплату и пошла обратно. Приметила, что парень, который стоял с нами, о чем-то бурно спорил с Русланом. Кинула на последнего взгляд. Широкий разворот плеч — наверняка занимался спортом. Высокий, я с ним рядом кажусь совсем мелкой. Смутилась.

Какая разница, как ты выглядишь рядом с ним, Алина? Мотнула головой, выкидывая из головы назойливые мысли.

— Я все оформила, по оплате сказали, только когда заберу.

Руслан рывком развернулся ко мне. Движения молниеносные.

— Все правильно, оплата производится после починки.

— А кто из вас будет ремонтировать? — вопрос вырвался случайно, но мне, правда, было интересно.

Перебегала глазами от одного к другому. И словила обжигающий взгляд с прищуром. Этот взгляд метал искры — как будто и без того черные глаза потемнели еще сильнее.

Нет, это не человек…

— Я буду! Мне номер сотового нужен, — отрывисто кинул и довольно резко приблизился ко мне тяжелой поступью.

Меня накрыло. В нос ударил терпкий аромат мужского тела. Собственный ритм дыхания начал увеличиваться.

— Мой? — спросила, чуть не заикаясь, пока пыталась унять внутреннюю дрожь.

— Ну, на-а-аверное. Машина же ваша, я правильно понял? — произнес насмешливо, растягивая слова.

Чувствую, как дрожь сменилась жаром. Я точно покраснела с головы до ног. Этот парень ненормально на меня действует. Вспомнила его вопрос и указала рукой в сторону машины.

— А телефон в машине.

— Ну, так берите, — в черных глазах заплясали чертики.

Он что, смеется надо мной?

Поплелась за телефоном. Оглянулась в его сторону, убеждаясь, что он не пошел за мной. Очень странный. То излучает опасность, то светится изнутри. Залезла в салон автомобиля, радуясь передышке. Громко задышала, зажмурила пару раз глаза.

Что он там говорит? Вещи? Какие вещи? Черт, мои вещи! Да приди же ты в себя!

Ущипнула легонько себя за запястье. Схватила пальто и сумку, вылезая наружу.

Не поднимай на него взгляд! Просто запиши номер и уходи.

Обменялись номерами, и… Не удержалась, и все-таки посмотрела. Пробежалась по его лицу, только сейчас замечая два глубоких шрама с правой стороны лица.

— Я позвоню. До скорого! — широко улыбнулся, показывая белоснежные ровные зубы.

Красив…

— До свидания и спасибо! — стремительно развернулась и пошла прочь.

Шла к припаркованному такси на обочине дороги. Чувствовала на себе прожигающий спину взгляд. Подошла к машине, но не смогла просто сесть и уехать. Развернулась к нему, зная, что это он.

Вышел из сервиса. Руки в карманах комбинезона, смотрит открыто, не таясь и не стесняясь своего безумного взгляда. Неправильного! Так не должны смотреть. Точно не он, и точно не на меня!

Открыла дверь такси и забралась внутрь, скрывая себя за тонированным стеклом. Откинулась на спинку сиденья.

— Вам куда? — спросил водитель такси.

Я даже не поинтересовалась, свободна ли машина.

— На Академическую.

Такси тронулось, и я начала дышать свободнее. Невидимые нити начали разрываться, а влияние взгляда и тяжелой энергетике терять свою силу.

Что это было? Испытывала ли я такие эмоции когда-нибудь по отношению к Яру?

Интересно, Руслан тоже почувствовал это безумное притяжение друг к другу?

А вот и мой уверенный ответ на самый главный вопрос — я больше не люблю Ярослава.

Перенеслась снова мыслями к Руслану. Зачем я взяла его номер, если не собираюсь приезжать в сервис?

Глава 11

Захлопнула дверь квартиры и, привалившись в коридоре к стеночке, сбросила сумку и пальто, а следом стянула с ног кроссы. В квартире тишину нарушало тиканье часов и звук нажатия клавиш ноутбука. Неслышно прошла в гостиную комнату, где работал отец. Плюхнулась рядом с ним на диван и уставилась перед собой в одну точку.

— Где мама? — сиплым голосом задала вопрос.

— Тетя Лена ей позвонила. Сбежала.

О-о-о… К тете Лене отец ревновал маму всю жизнь. Эти закадычные подружки с самого садика не разлей вода. И все мамины приключения в жизни происходили в компании именно тети Лены. Они как две батарейки «энерджайзер». Мне всегда казалось, что отца потряхивает, когда они вдвоем.

Откинулась на спинку дивана. Стоило мне прикрыть веки, как передо мной всплыл образ беса. Быстро открыла глаза. Мало мне проблем, так еще и он появился.

От мыслей отвлек родной голос, доносившийся издалека:

— Что с тобой?

Повернула голову. Не говорить же ему о том, что первый раз в жизни я захотела незнакомого мужчину!

— Тебе не понравится то, что я скажу.

Отец свернул документы на компьютере и удобно сел, разворачиваясь ко мне полубоком.

— Внимательно тебя слушаю.

— Пап, только не кипятись.

Кивнул, смотря мне в глаза.

— Машина серьезно сломалась, — и вроде ничего не произошло, но слезы потекли ручьем.

Что это? Я даже не поверила. Двумя пальцами провела по щеке, убеждаясь, что это слезы. Смотрела и думала — что за гормональный всплеск? Или просто накопившаяся за сегодняшний день усталость? Вновь взглянула на папу. Мне захотелось засмеяться, громко и от души. Сидит передо мной застывший, огромный сорокапятилетний мужчина. Словно ни разу не видел слез. Он всегда терялся, если мы с мамой ревели. Маму этот факт всегда бесил. Толкнула его в плечо.

— Ну, папа, блин! Очнись!

Сморгнул клубящуюся дымку тумана. Посмотрел осознанно и потянул меня к себе в объятия.

— Алин, ты чего расстроилась? Только сейчас заметила, что она у тебя сломалась?

Фыркнула. Отодвинулась снова, неизвестно какая реакция сейчас последует.

— Там серьезно все. Оставила машину в сервисе. Что-то с тормозной системой.

Свел брови к переносице. Ага, вот и начало. Погрузился в раздумья, смотря сквозь меня.

— Ты точно поехала в то место, в которое сказал?

Теперь уже я свела брови на переносице.

— Ну конечно, почему ты спрашиваешь? — но он не спешил отвечать на вопрос, чем порядком меня подбешивал. — Пап?

В его глазах начало разгораться пламя.

— Что именно с тормозной? Колодки, деформация дисков, суппорт, цилиндр. Что из этого? — по мере того, что он перечислял, мои глаза становились шире.

Это очень плохо не знать?

Застонала про себя. Вот блин, а я даже и не поинтересовалась ничем. Сказали пару слов, а я уши и развесила.

Конечно, Алина, тебе же не до этого было — ехидно прошептал внутренний голос.

— Па… Кхм… Ну там это… Сказали надо срочно загонять. Сломался усилитель исполнительных механизмов.

Ого, вспомнила! Только почему-то мне совсем не нравится взгляд, направленный на меня.

— Алина! Что именно? Ты сказала общую проблему!

Господи, как сложно!

— Я же тебе сказал, дай я сам поеду! — прогромыхал отец.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Эмоции на грани предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я