История одного общения

Викки Свет, 2020

Он – великовозрастный вампир, она – молодая девушка. Одна их случайная встреча привела к череде удивительных событий. Но так ли случайна была эта встреча? Книга о том, как вымышленный мир может оказаться реальным, но сокрытым от людских глаз. О том, как недозволенная любовь может начать свою историю. И о том, как эти два мира схожи. Погрузитесь в мир неподдельных эмоции, соотнеся себя с героями. Пройдите весь путь вместе с ними и ощутите на себе всю волну переживаний.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История одного общения предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

День первой встречи. Первый диалог.

Поздняя ночь. По обочине, смоченной первыми каплями дождя, бодро чеканила шаг девушка, стараясь попасть в ритм музыки, звучащей из наушников. Она съежилась, почувствовав макушкой удары мокрых капель, и накинула глубокий капюшон куртки. Теперь взгляд улавливал только изрезанные дорожным ограждением полосы света от проезжающих мимо машин, и стремительно темнеющий от влаги асфальт. Девушка ускорила шаг. Пройдя почти квартал, она обернулась и приподняла край капюшона.

— Паранойя в моём возрасте — прискорбный факт, — вслух пробормотала девушка, подсознательно стараясь себя успокоить. Пара неглубоких вдохов и длинный выдох. А затем проезжающая машина, вильнувшая в переулок, высветила приближающийся мужской силуэт.

«Дело — дрянь! Надо было держать язык за зубами» — испуганно подумала девушка и побежала прочь от преследователя. Под красный сигнал светофора она ловко перемахнула через ограждения, промчалась у самого носа резко затормозившего автомобиля и пересекла проезжую часть. Машина продолжала гудеть. Откинув с лица пряди рыжих крашенных волос, девушка накинула на голову слетевший от бега капюшон и побежала дальше, придерживая его рукой.

Сердце заполошно билось в груди, легкие горели от недостатка кислорода, а до дома было далеко. Темные пустые дворы казались одинаково незнакомыми, пока девушка не заметила перила подвальной лестницы — в соседском доме был похожий закуток — и в два прыжка соскочила вниз, поскользнувшись на мокрых ступенях и больно влетев плечом в стену. Зажав рот ладонью, чтобы не вскрикнуть, она замерла. Выпавший из уха наушник захрипел басовым проигрышем, и девушка дрожащим пальцем надавила на кнопку выключения плеера. С металлического козырька над головой срывались последние капли затихающего дождя. Темнота и укромность данного места помогут скрыться, решила девушка. Возможно. Она не осталась бы здесь, если бы она знала, что преследователей уже двое.

— Эй! — водитель сигналившего ранее автомобиля нагнал молодого человека, почти попавшего под колеса, и окликнул. За мгновение до этого тот оглядывался вокруг, пока не приметил спуск в подвал, удачно расположенные на пути слишком много о себе возомнившей малолетки. До дома оставалось чуть больше ста метров. — Не думаю, что ты сможешь навредить ей.

— Ты что ли помешаешь, телохранитель хренов? — огрызнулся парень, разворачиваясь на ходу. Он презрительно ухмыльнулся и прищурил маленькие темные глаза, разглядывая оппонента.

Мужчина приблизился на расстояние вытянутой руки. На лице его читалось откровенное отвращение, адресованное парню. Серебряные волосы, смоченные дождем, сквозь прорехи в облаках осветила бледная луна. Но не странный цвет волос, не пугающие глаза ртутного цвета и не странная одежда — чего только не увидишь нынче в ночных клубах — повергли молодого парня в бегство, а древний инстинкт самосохранения, проснувшийся при виде удлинившихся острых клыков, мелькнувших в безэмоциональной усмешке.

Когда узкая спина неудавшегося насильника стремительно скрылась за поворотом улицы, мужчина оглянулся вокруг в поисках свидетелей произошедшего, а после неторопливо направился к затаившейся в темноте спасенной девушке. Он не торопился раскрывать свое присутствие, здраво полагая, что это только больше напугает незнакомку.

Мужчина отошел на крыльцо, в тень дома, созданную лунным светом, и вдохнул свежий ночной воздух. Помимо запахов улицы и озона ощущалась примесь чего-то неуловимо знакомого, того, что он ощутил через приоткрытое окно, что заставило выскочить из машины и устремиться следом за источником этого аромата. Мужчина нетерпеливо одернул кружево на рукавах, едва не выдрав на одном из них запонку с крупным рубином.

Спустя почти четверть часа девушка решила проявить себя и, поднявшись на несколько ступеней, выглянула из-за бетонного ограждения лестницы. Окинув цепким взором пустующий двор, она довольно выдохнула и поднялась выше. На верхней ступени замерла, едва заметно нахмурилась, вглядываясь в густую тень у крыльца соседнего дома.

«Там никого нет» — проговорила девушка про себя, накинула капюшон и устремилась через дворовую арку на соседнюю улицу. Она осторожничала: выбирала освещенные улицы, периодически оглядывалась, не снимая капюшона. Мужчина же следовал за ней, держась теней. Его истинная суть, это позволяла. Сбежавший молодой человек более не появился. Чувствуя, что теряет время и, вообще, ведет себя не лучше предыдущего преследователя, мужчина решился на знакомство. Улучив момент, когда девушка в очередной раз обернулась, чтобы удостовериться в отсутствии преследователя, он возник перед ней. Именно возник, так как юное создание на полном ходу уткнулась ему носом в грудь. Капли невысохшего дождя слетели с ее капюшона на его черное пальто.

— Ой! Как Вы?!. Прошу прощения! Я Вас не заметила, — испуганно затараторила девушка. Она подняла голову, чтобы рассмотреть незнакомца. Капюшон соскользнул с головы, и мужчина увидел кругленькое, детское личико в обрамлении ручейков растрепанных рыжих волос с тонким маленьким носом, мягкие пухлые губы и изумительные зеленые глаза, немного влажные от подступивших слез. Незнакомка была намного ниже; он склонил голову, сделав легкий вдох. И почувствовал на себе любопытный взгляд чужих глаз. Мужчина знал, что увидит девушка: его лицо не было эталоном мужественности, хотя в свое время он был и рыцарем, и солдатом. Миловидное, с тонкими чертами, но при этом не утратившее мужественности. Мягкие скулы в сочетании с небольшим подбородком и прямым носом. Красивые глаза, обрамленные длинными ресницами, аккуратными бровями.

— Я позволил себе вмешаться и избавить от ненужного внимания, — произнес, спокойно и добродушно незнакомец. Он многозначительно посмотрел на юную девушку и, поняв, что она не может оторвать от него взгляд, рискнул, протянул руку и надел на ее голову капюшон. Девушка как будто очнулась ото сна.

— А? Спасибо. А потом Вы решили продолжить его неблагородное дело? — незнакомка моментально пришла в себя, показав, что не так проста. — Я слышала два голоса…

— Мне очень совестно, — тем же тоном отозвался мужчина, подавив улыбку.

— Вы собственно кто? — спросило юное создание, не теряя напора. Из-под капюшона были видны ее нос, губы и подбородок. Девушка шмыгнула носом, поджала подрагивающие губы, и вся съежилась. Руки запустила в карманы куртки и прижала к телу, всем своим видом она показывала свою настороженность. Оно и понятно: поздно возвращалась домой с рок-концерта, подверглась преследованию, да еще и воткнулась лицом в незнакомого взрослого мужчину — серьезный стресс для подростка.

— Моё имя — Демиант. Не будете против, если я провожу Вас? Во избежание, так сказать, — уточнил мужчина, получив утвердительный кивок. — А Ваше имя? Хотя, позвольте угадать — Виктория?

Девушка отступила назад, вжав голову в плечи: — Как Вы узнали?

Настороженность в мгновение обернулась паникой, и воображение девушки тут же спроецировало красочную картину подвала, связанных рук, мешка на голове и звонка родителям с целью выкупа.

— Я просто угадал, не пугайтесь. Вы напомнили мне одну мою давнюю знакомую, — с тоской и затаённой нежностью произнёс Демиант. Он плавно взмахнул рукой, предлагая продолжить путь: — Прошу, пойдемте.

Виктория окинула нерешительным взглядом чужую руку, слабо освещенную дорог и решила, что даже если этот мужчина всё же окажется сталкером, она непременно сдаст его полиции. Но, после пережитого этой ночью, компания взрослого мужчины, способного за неё заступиться, будет очень кстати. Девушка засунула руки еще глубже в карманы куртки, натянув ткань, и решительно зашагала в указанном направлении. Мужчина шел по правую руку от неё.

«Тот же запах, те же глаза и то же имя, но намного младше, почти ребенок, — размышлял Демиант, искоса бросая взгляды на девушку. Тревога наполняла его разум, давно замершее сердце всколыхнулось вновь. — Больше четырех веков прошло с того момента, как я в последний раз ощущал её аромат, любовался хризалитами её глаз. Но они были так похожи с госпожой Сильхой! Возможно, я ошибся, душа госпожи имела куда больше шансов на реинкарнацию. Сейчас слишком рано, чтобы это выяснять — она слишком мала»

Виктория, пользуясь прикрытием капюшона, тоже поглядывала на своего спутника, контролируя дистанцию между ними. Адреналин выветрился из крови, и почти час пути до дома казался бесконечно долгим. Внимание девушки сосредоточилось на странной обуви Демианта: необычный оттенок кожи, цельной формы — почти без швов, узкие, выполненные по ноге. Дорогая пара — ручная работа. Отец Виктории изредка позволял себе подобные обновки, поддаваясь на уговоры жены. Будучи весомой фигурой в крупной компании ему и семье следовало выглядеть соответствующе. Матери это нравилось, отцу порой доставляло неудобство, Виктории же даровало кучу не особо важных в обычной жизни знаний. Выше на незнакомце были брюки черного цвета, со стрелкой, без единой лишней складки. А вот пальто идентификации не поддавалось, как и рубашка с кружевными манжетами. Всё, что приходило в голову, это «старомодное».

— Простите, мы не могли видеться с Вами раньше? Может, Вы знакомы с моими родителями? — робко поинтересовалась Виктория, разбавляя молчаливый марш.

— Нет, не думаю, что знаком с Вашими родителями. Как я говорил, Ваше лицо показалось мне знакомым. Возможно, мы виделись раньше, довольно давно.

— Как давно? В прошлом году? — Виктория заметила, как её спутник отстал на полшага.

— О, вероятно, намного, намного раньше. Сейчас это не имеет значения.

— А что же имеет? — удивилась девушка и взглянула в лицо Демианта, приподняв капюшон.

— Ваша безопасность, конечно. Теперь это моя первостепенная задача, — мужчина улыбнулся, совсем чуть-чуть приподняв уголки рта, и отвел взгляд. Виктория раздраженно вздохнула: родительские разговоры о её безопасности уже набили оскомину. Напряжение от присутствия незнакомца было вытеснено любопытством: — Путь неблизкий, почему бы Вам не рассказать…

— Мы уже пришли, разве нет? — Демиант остановился, а подросток сделала еще несколько неуверенных шагов, прежде чем оглядеться вокруг. Через улицу призывно горел фонарь над крыльцом её дома. Присутствие знакомого желтого светильник принесло невиданное облегчение.

— А! Но как? Я не понимаю…

— Что ж, рад знакомству, юная леди. Надеюсь, что это не последняя наша встреча.

— В каком смысле? Демиант?.. — растерянная девушка обернулась, чтобы проводить взглядом стремительно удаляющуюся спину.

Демиант устремился к автомобилю, проскальзывая через тени. Его губы приоткрылись в оскале и обнажили белые, как мел зубы с длинными клыками. Машина так и стояла на перекрестке. Мужчина распахнул дверь машины и сел внутрь. Заведя двигатель, он вдавил педаль газа до упора. Коробка передач автомобиля бизнес-класса немедленно среагировала, и автомобиль с ревом сорвался с места, оставив на месте следы жженой резины. Пролетая по ночным дорогам, то и дело заходя в опасные заносы, он мчался в свою обитель: гостиницу, «вскормленную» за века его существования с приюта для несчастных и обездоленных необычных существ в курорт высочайшего класса. А в голове крутились, повторяясь вновь и вновь одни и те же мысли:

«Почему! Почему именно сейчас, когда я стал наконец забывать те горькие времена?! Почему именно тогда, когда я нашел себе дело по душе, своё призвание, появилась она? Я снова ощутил биение сердца при встрече с ней. Почему я хочу верить, что это именно ОНА, а не госпожа Сильха, и не испытываю по этому поводу ни грамма вины? Как я могу повстречать её в столь юном возрасте?..»

Демиант был вампиром. Не самым древним среди своих собратьев, но обладавшим могуществом и крепким авторитетом; он был способен на многое. Хотя если вы спросите, превращался ли он в летучих мышей, исчезал ли туманной дымкой по щелчку пальцев или не отражался в зеркале, то получите, то получите категоричный отрицательный ответ. Вампиры способны на многое, но они отнюдь не волшебники, и достаточно материальны, чтобы отражаться в зеркалах. Чтобы иметь возможность жить и работать среди людей, Демиант научился мастерски сливаться с ними: менять цвет глаз, температуру тела, притуплять охотничьи инстинкты.

Рожденный в 15 веке в семье аристократов, Демиант прошел через многое за свою долгую жизнь: дружба и преданность, предательства и смерти, ад чумных поветрий и райская роскошь дворцовой жизни. Времена, когда он был кошмаром для людей: ненасытным монстром, не остановившимся ни перед чем в желании утолить жажду теплой густой крови, сменились временами, когда кошмаром для него и других существ стали люди. В нынешние времена Демиант не нуждался в чужой крови и являлся хозяином одной из известных курортных гостиниц. Он усвоил человеческие понятия бизнеса, получил разнообразное образование в данной отрасли и занял лидирующее место среди прочих мест отдыха существ. Освоив эту нишу, вампир обеспечил себе безбедное существование, а также работу, кров и небольшой, но достойный заработок нуждающимся существам. Гостиница при таком раскладе была обеспечена преданными и старательными работниками. Манеры, полученные благодаря высокому происхождению, и природная харизма во многом помогали ему — и помогают по сию пору — производить неизгладимое впечатление на бизнес-партнеров. Что, в свою очередь, позволяло иметь самые свежие поставки продуктов, эксклюзивные сервизы, предметы обстановки и многое другое.

Вернувшись в гостиницу, вампир устремился на второй этаж. Он быстрым шагом пересек просторный холл, минуя стойку регистратуры и игнорируя приветливое «Добро пожаловать, господин!», произнесенное эльфийкой-администратором. На бордовом ковролине, застеленном в прошлом месяце взамен предыдущего, прожжённого упавшей переносной жаровней, отчетливо отпечатались грязные следы его туфель. Едва заметив это, эльфийка хлопнула в ладоши, с потолка спикировала стайка взъерошенных пикси и занялась уборкой, недовольно пища.

Лестницу Демиант преодолел в несколько шагов, переступая через ступень и игнорируя деревянные поручни, по которым в обычное время проводил от начала до конца. Стремительно промчавшись по длинному широкому коридору, мужчина очутился у тяжелой деревянной двери, красного цвета, с искусной резьбой. Похлопав по карманам, он достал из правого кармана брюк изящный ключ и вставил в замочную скважину. Повернув его на полтора оборота по часовой стрелке, Демиант надавил на бронзовую ручку в виде головы дракона, и дверь с глухим звуком отворилась. Демиант положил ключ обратно в карман, шагнул внутрь, негромко произнес: — Ингрид, зайди ко мне через десять минут, — и резким движением захлопнул дверь.

В этом грохоте, прокатившемся буквально через всю гостиницу, отразилась вся степень его негодования, и сумбурный комок прочих эмоций. Мужчина рванул к столу, и замахнулся, чтобы снести его со всем содержимым, но внезапно замер и сжал в кулаки опущенные руки. Демиант обошел массивный, не лишенный изящества стол, заваленный многочисленными документами и письменными принадлежностями, и сел в обитое парчой кресло. Закинув ногу на ногу и положив на колено сцепленные в замок руки, он терпеливо ожидал свою помощницу. Ингрид — доверенное лицо, способная выполнить любое поручение: от встречи с клиентами до бухгалтерских сводок.

Спустя десять минут дверь плавно отворилась, и в комнату вошла высокая, худощавая эльфийка. Переступив порог, она склонилась в почтительном поклоне, приподняв подол длинного черного платья, прикрытого передником. Ни одной пряди золотых волос не выбивалось из гладкого пучка на макушке эльфийки, ни одной мятой складки на рабочем переднике, ни одной пылинки на темных туфельках — сама собранность.

— Снова отсутствует кто-то из горничных? — едва заметное недовольство проскользнуло в голосе Демианта. — Тебе идет эта униформа, однако стоит нанять больше человек, чтобы ты могла заниматься своими прямыми обязанностями, Ингрид.

— Я Вас поняла, милорд. Этот вопрос будет улажен в ближайшее время, — произнесла эльфийка, гордо выпрямившись и продемонстрировав идеальную осанку и изящество. Большие, мягко прикрытые веками глаза на узком строгом лице выражали абсолютное безразличие, и тонкие сомкнутые губы лишь подчеркивали это. — У Вас есть поручение для меня?

— Да, есть. Я хочу, чтобы ты собрала для меня информацию об одном человеке, — произнес Демиант, переместив руки на стол. Вампир тщательно контролировал сказанное, зная о глубине некоторых предрассудков существ относительно людей.

— Это один из наших посетителей? — с толикой любопытства, оживившей лицо, спросила Ингрид.

— Нет, это человеческая девушка. Мне надо знать, когда и где она родилась, чем занимается, кто её родители, и прочую доступную информацию.

— Не думаю, что подобного рода занятия входят в сферу моих обязанностей. Вам стоит обратиться с этим к кому-то другому, более сведущему, — произнесла эльфийка с тщательно скрываемым пренебрежением и отступила назад, подчеркивая своё нежелание касаться этой темы. Люди были ей неприятны, омерзительны в каком-то роде. Она сама и многие её близкие пострадали и были вынуждены покинуть родные места из-за человеческой экспансии. Не только эльфы — другие существа также были вынуждены спасаться бегством, чтобы выжить. Страх, ненависть и презрение были единственными чувствами, которые вызывали люди у подавляющего большинства существ.

— Я услышал тебя, Ингрид. Можешь быть свободна, — произнес мужчина, не скрывая недовольства. Он отвел взгляд от эльфийки и подался к столу, подперев подбородок ладонью.

— Прошу прощения, милорд. Я ухожу.

Как только дверь зарылась за Ингрид, вампир издал протяжный вздох и вновь откинулся на спинку кресла. Его волновала та девушка, и ему требовались ответы. Немного поразмыслив, Демиант принял решение заняться этим самому. Поднявшись на ноги, он подошел к софе, на которую он бросил пальто по возвращении. Вампир уже поднял его, но тут же бросил обратно и вернулся в кресло.

— Сейчас я должен остыть, — проворчал он мрачно, возвращаясь в исходное положение. Мысли о девушке не покидали его голову до самого рассвета.

А стоило ли..? Диалог второй.

Стук в дверь прервал нестройное течение мыслей в голове Демианта.

— Войдите, — ответил мужчина, скидывая ноги со стола, которые так удобно лежали.

— Утренняя почта, милорд, — сказала Ингрид, входя в комнату с небольшим металлическим подносом в руках. На подносе лежало несколько конвертов разного размера, толщины и расцветки.

— Что там? — по своему обыкновению уточнил вампир и выудил из под бумаг нож для писем.

— Пригласительное письмо от господина Вивальда — уже третье в этом месяце; деловое письмо от руководителя коммерческого отдела корпорации «Е», полагаю, они согласились снизить стоимость поставок в следующем месяце. Далее, письмо от госпожи Аливии, вероятно, романтического содержания — розовой воды в него впиталось изрядно. И последний конверт от господина Акселя.

— Так, корпорацию «Е» оставь, остальные — в камин, — произнёс Демиант, принимая протянутое письмо.

— Вас поняла, милорд.

Эльфийка бесшумно вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Вампир ловким движением ножа вскрыл конверт и достал письмо. Содержимое подтверждало догадку Ингрид.

— Отлично, теперь есть возможность направить свободные средства на дополнительное финансирование строительства нового крыла.

Так как дела гостиницы шли просто прекрасно, и бронь из желающих отдохнуть была расписана на полгода вперед, было решено расширить гостиницу за счет пристройки. Строительные работы шли полным ходом. Демиант участвовал в разработке архитектурных чертежей, а теперь контролировал этапы строительства, когда это позволяла основная деятельность — забота о делах гостиницы.

Мужчина в очередной раз шел посмотреть, как продвигается работа. Визжащие звуки цепных пил и электрорубанков были слышны ещё с улицы, а у главного входа к этой какофонии присоединялись и громкие голоса строителей. Кроме внешнего каркаса, возведённого из цельных бревен, и опорных колонн мансарды, в большом помещении уже можно было увидеть каркасы будущих лестниц и прорубленные провалы окон. Густая смесь запахов свежеспиленной древесины, смолы, пота и ядрёной древесной пропитки выбивала из лёгких любое воспоминание о свежести улицы.

— Альдини, постой! Как обстоят дела? — крикнул вампир, хватая за ворот и тормозя бегущего мимо полурослика. Тот был весь в древесной пыли и крепко сжимал в руках большие свертки с чертежами. Лопоухий человечек округлил большие карие глаза и съежился.

— ЧТО? Я НЕ СЛЫШУ! — сморщив нос, прокричал Альдини. Он по инерции еще перебирал ногами в воздухе.

— Давай-ка тогда выйдем, — произнес Демиант и потащил полурослика к выходу. Демиант нес его держа за воротник, с невозмутимым видом, как нашкодившего кота. Альдини, свыкшийся с подобным отношением, расслабился и повис как мешок с картошкой. Они отошли подальше от шумного сооружения и Демиант поставил полурослика на землю.

— Премного благодарен, но я мог бы и сам, на своих двоих… Чем обязан Вашему визиту, господин? — побурчал Альдини, поправляя рубашку и жилет. Хоть он и привык, что его внезапно могут схватить за шкирку, но великой радости ему это не доставляло, да и от самого вампира он был не в восторге. Но Альдини был лучшим строительным подрядчиком, в его команде были лучшие мастера, поэтому Демиант нанял и именно его. Плата была хорошая, а заказ большой, так что Альдини терпел.

— Как продвигается строительство?

— Думаю, в следующем месяце возведение самого здания будет завершено. Завтра начнём кровельные работы, отделочные работы — через несколько недель, так что за шесть — семь недель закончим.

— Отлично. Предоставьте смету по отделочным материалам в бухгалтерию, деньги будут выделены в течение трех дней. Это всё, можешь возвращаться.

— Сюда приволок, мог бы и обратно отнести, — едва слышно пробурчал полурослик и, неохотно поклонившись, пошел в обратном направлении.

С чувством выполненного долга Демиант вернулся к себе в кабинет. В отсутствии окон всю комнату освещала одна люстра на пять ламп. Она не таила в себе изысков, но выглядела дорого. Светлые шелковые обои отражали свет, и комната не выглядела мрачной. Несколько книжных стеллажей, стояли вдоль стены у двери и один, напротив, с правой стороны от стола. В них стояли книги. Корешки выглядели новыми, хотя возраст многих фолиантов насчитывал несколько веков. Они хранили в себе то, за что некоторые личности готовы были убивать. Тем не менее, исходя из наличия тонкого сплошного слоя пыли, книгами этими пользовались довольно редко.

Между стеллажами стоял шкаф со стеклянными полками, занимавший всю стену. Внутри красовались графины различной формы и размера. Они были наполнены дорогим алкоголем. На нижнем ярусе за закрытыми стеклянными дверками хранились стаканы и бокалы. Помимо многовековых книг, полки также покрывал тонкий слой пыли, как собственно и все вокруг, а вот некоторые графины продолжали сверкать своими узорчатыми стеклянными боками. Вампир любил потянуть стаканчик другой тихим вечером, просматривая очередные бухгалтерские сводки или договоры купли-продажи. У него были любимые напитки, и по блестящим графинам это было не трудно определить. Вобравший в себя наибольшее количество пыли, ковер потускнел за долгие года, что его чистили и ходили по нему. Чтобы стена, у которой стояла софа не казалась пустой, ее украсили небольшими картинами в тонких рамах. Там же стоял невысокий журнальный столик на тонких ножках. На нем стоял забытый Демиантом пустой бокал, и лежали в беспорядке бумаги. Горничная, проводившая уборку в его кабинете, отсутствовала уже некоторое время, и слой пыли значительно увеличился.

Но сейчас Демианта это мало волновало. Его заботили мысли о встреченной им девушке. И как бы он не пытался отвлечься от них, ему этого не удавалось.

— Нужно проветриться. Я хочу её увидеть, — решил он и, надев пальто, отправился к дому Виктории. Весь путь в автомобиле его терзали мысли и сомнения: стоит ли снова видеться с ней, либо ограничиться наблюдением со стороны. Мужчина оставил автомобиль в квартале от нужного дома и дальнейший путь прошел пешком. За занавеской в окне второго этажа роскошного дома он увидел девичий силуэт. Демиант сразу узнал её: рост и телосложение указывали на то, что это Виктория. Вскоре силуэт исчез, а на первом этаже у входной двери послышался спор:

— Куда ты собралась в таком виде и в такое время? — раздался встревоженный женский голос.

— Какая разница?! Вас с отцом это давно перестало волновать, так к чему эти вопросы? — прокричал знакомый вампиру голосок.

Отношения с родителями у Виктории не ладились. Те были слишком заняты работой и светскими приемами, в какой-то момент оставив дочь на самовоспитании. Отсутствие внимания со стороны родителей вызывало поначалу конфликтное поведение у отпрыска, постепенно вылившееся в глухую неприязнь и взаимное непонимание. Так что сцены, подобные нынешней, не были редкостью в жизни пятнадцатилетней особы.

Входная дверь наконец распахнулась, и в освещенном проеме появилась хрупкая фигурка в черной одежде. Она выпорхнула наружу и быстро зашагала в сторону, где укрылся в темноте Демиант. Он не собирался прятаться, но расположение дома и живой изгороди, возле которой он стоял, скрыли его из виду, сохраняя прекрасный обзор на сам дом. Девушка завернула за изгороди и едва вновь не уткнулась носом Демианту в грудь.

— А! Это снова Вы? — произнесла девушка, отшатнувшись назад, и приоткрыла рот. Её густо подведенные черным глаза широко распахнулись.

— О, я оказался здесь совершенно случайно, — проговорил мужчина, сам понимая, как неправдоподобно это прозвучало. Он взглянул на девушку сверху вниз. Та была одета в черную кожанку поверх кофты в мелкую сетку, сквозь которую просвечивало нижнее белье, и обтягивающие, вызывающе лоснящиеся кожаные брюки с низкой посадкой. Обута девушка была в высокие ботинки с тяжелой подошвой, которые больше подходили военным. В былые времена даму, одетую подобным образом, он назвал бы очень неприличным словом.

Виктория всё также пристально, не мигая, смотрела на мужчину, и, спустя какое-то время, её взгляд помутнел. Девушка покачнулась и начала падать. Вампир, со свойственной ему быстротой реакции, подхватил ее за спину, удерживая в объятиях. Виктория была без сознания — Демианту было не впервой наблюдать подобную реакцию. Феромоны, выделяемые его телом и призванные привлекать жертв его вампирской сущности, кружили головы дамам. В сочетании с прекрасными манерами и хорошо поставленной речью, они полностью подчиняли женский пол и позволяли беспрепятственно осушать их бьющиеся в истоме тела. Совсем юной Виктории достаточно оказалось одних феромонов, подействовавших сродни хлороформу. Не будучи существом, она ничего не могла противопоставить вампирскому шарму.

— Что ж, проблема на лицо. И что же мне делать с Вами, спящая красавица? — чуть насмешливо произнёс мужчина, словно принцессу поднимая девушку на руки. Оглянувшись вокруг, он поспешил к автомобилю, опасаясь ненужных свидетелей.

Открыв заднюю дверь, он аккуратно уложил её на заднее сидение. Ничего более удачного, чем отвезти Викторию в гостиницу, он не придумал. Словно вор, вампир прокрался с девушкой на руках на второй этаж, воспользовавшись одним из черных ходов. Оглядываясь по сторонам в надежде, что его никто не увидит, Демиант быстро преодолел небольшой участок коридора на втором этаже и зашел в свою спальню. Уложив Викторию на постель, Демиант окинул взглядом молодую особу и недвусмысленные мысли, закрутившиеся в голове, заставили его отступить на несколько шагов. Он был джентльменом, но и мужчиной оставался тоже. Гнусные мысли посетили его голову, подкрепленные надеждой на то, чтобы девушка оказалась именно той, кого он почти отчаялся увидеть вновь. Вампир отошел в дальний угол комнаты и сел в кресло, в котором порой читал книги. Мужчина закинул ногу на ногу, а пальцами левой руки обхватил подбородок, сместившись корпусом к подлокотнику кресла. Словно хищник, выслеживающий добычу, притаился вампир в полумраке комнаты, создаваемом только одиноким светильником у кровати.

Подпитываемая похотью жажда крови разрывала голову, разгоняла по венам древнюю кровь, что пульсировала в висках, заглушая барабанным боем крови здравого смысла. Дыхание участилось. В нижнюю губу уперлись кончики клыков, готовясь прорвать тонкую кожу. Вампир резко вскочил, подлетел к кровати и рывком накинул край тонкого покрывала на девушку, после чего так же стремительно покинул спальню. Вид у Демианта, прижавшегося спиной к двери, внушал опасения: покрасневшие радужки глаз, застывший в хищном оскале рот и побледневшая, синюшная кожа. Пробегавшая мимо горничная с пустым подносом в руках шарахнулась к стене и выронила его из рук, ощутив на себе чужой взгляд.

— Простите, господин, — пропищала она высоким дрожащим голосом, вцепившись побелевшими от напряжения тоненькими пальцами в белый фартук.

— Убирайся прочь, — прорычал вампир, отворачиваясь к двери, почти утыкаясь в неё носом.

Девушка быстро подхватила поднос и побежала прочь по коридору, громко стуча каблучками. Этот стук раздавался в голове Демианта подобно удару молота о наковальню. Он закрыл глаза и постарался успокоить дыхание, пальцы всё крепче и крепче сжимались в кулаки. Постепенно дыхание выровнялось, пульсация в голове стихла до приемлемого уровня, и здравый смысл стал возвращаться.

«Какого черта со мной происходит?! Такое происходило со мной лишь при встрече с моей первой и единственной возлюбленной — много сотен лет назад, — неторопливо отчитывал себя Демиант. — Стоило ли девушку вообще приносить сюда?»

Он провел пальцев волнистую линию по поверхности двери, и та на мгновение вспыхнула синим цветом. Это означало, что дверь запечатана для любого, кроме него самого, и исключало возможность обнаружения человеческой девушки кем бы то ни было. Вампир воспользовался магией, которой неплохо овладел за многовековую жизнь, хоть и пользовался своими познаниями всё реже. Сейчас эти умения были как нельзя кстати — учитывая неприязнь существ по отношению к людям, шум поднялся бы страшный, что повредило бы репутации гостиницы. Быстрым шагом мужчина прошел по коридору в свой кабинет. Тот располагался в отдалении от спальни, ближе к главной лестнице. Открыв дверь с помощью ключа и войдя внутрь, Демиант первым делом направился к шкафу со стеклянными полками. Взяв графин с виски и стакан из нижнего шкафчика, он раскинулся на софе. Наполнив стакан до самых краев, мужчина осушил его в три глотка. Вампиры по природе своей были в малой степени восприимчивы к алкоголю, но в больших объемах он способен был принести недолгое опьянение. Опустошив графин наполовину, Демиант запрокинул голову и закинул руки на спинку софы.

— Н-да, такого я не ожидал, — проговорил вслух Демиант, расслабленно растекаясь по софе, подобно коту, нанюхавшемуся валерьянки. Алкоголь помог заглушить жажду и поток гнусных мыслей, отрезая работу некоторых нервных центров головного мозга. Легкое головокружение и непривычная тяжесть в теле приковали его к месту, но мысленный поток было не так-то просто заткнуть: — «Нужно как-то вернуть её домой. Не могу же я оставить её у себя! Но и оставить её без сознания на пороге родного дома тоже не вариант. Дождусь, когда она очнется, и надеюсь, что и сам приду в норму к тому моменту»

Тем временем в спальне девушка приходила в себя. Еле открыв глаза, она попыталась оглядеться, но царивший вокруг сумрак и мутное ото сна зрение не позволили этого сделать. Когда четкость зрения восстановилась, Виктория определила чужеродность потолка: отсутствовала огромная хрустальная люстра, которая при наличии всего половины лампочек, светила как солнце в ясную погоду. Быстрым взглядом оценив обстановку, девушка медленно приподнялась, села на кровати и вновь огляделась на предмет наличия в комнате посторонних. Но, за исключением ее самой, комната была пуста. Светильник на высокой ножке скудно освещал комнату, и интерьер тонул в тенях, поблескивая позолоченной фурнитурой. Помещение было большим — кровать занимала большую часть пространства, хотя и уместила бы на себе не меньше шестерых человек. Девушка спустила ноги с кровати, удивляясь наличию обуви — остальная одежда, к счастью, тоже была на месте. Она вытащила из кармана кожанки телефон и нетерпеливо ткнула на кнопку блокировки, но телефон не отозвался на её действия. Батарея была разряжена в ноль.

«Где я? И что произошло? — размышляла Виктория. От шаткого спокойствия до бездны паники оставалось всего ничего. — Я помню, как наткнулась на того мужчину… Демианта. Странное имя… Нужно отыскать дверь и выбраться отсюда»

Юная девушка на ощупь определила местоположение входной двери, передвигаясь маленькими шажками вдоль стены. За дверью периодически слышались приглушенные голоса и шаги, словно кто-то проходил мимо, но на стук и крики Виктории почему-то никто не реагировал. Дернув пару раз дверную ручку, но не добившись желаемого результата, осела на пол.

— Что же мне делать? — заканючила она.

Коротко оплакав своё положение, девушка немного успокоилась и попыталась придумать выход из сложившейся ситуации. В темноте она занялась поиском того, что могло бы быть орудием самозащиты. Кроме тяжелого светильника у кровати, большого кресла у двери, обнаружилась тумба и пустая хрупкая ваза. Пока Виктория размышляла, взвешивая в руках вазу, подойдет ли та для самозащиты, дверная рука повернулась, а в ярко освещенном проеме распахнувшейся двери появился мужской силуэт. От неожиданности девушка выронила вазу, и та укатилась по темному полу в сторону кровати. Виктория сделала шаг назад, но зацепилась подошвой ботинка за ковер, споткнулась и упала на пол, пребольно ушибив ладони и бедро. В панике он отползала назад всё дальше и дальше, пока не прижалась спиной к углу кровати.

— Ты ушиблась? Прошу, не пугайся. Ты потеряла сознание на улице, и я привез тебя к себе, не придумав ничего лучше. Это моя спальня, я подумал, что здесь тебе будет удобнее. Я ничего не делал, — мягко и спокойно произнёс мужчина, присаживаясь на корточки. Демиант постарался перехватить её взгляд, и, когда их глаза встретились, легкая дрожь, охватившая девушку минутой ранее, прекратилась. — Вставай, я отвезу тебя домой.

Девушка, не проронив ни слова, одновременно с Демиантом поднялась на ноги и прошла к открытой двери. Снаружи Виктория увидела длинный коридор со множеством одинаковых дверей по обе стороны.

— Следуй за мной и не отставай — нас не должны увидеть, — поторопил её вышедший следом мужчина, оглядываясь по сторонам.

Вдвоём они быстро преодолели небольшой участок коридора до лестницы, ведущей к черному ходу. Быстрыми перебежками они добрались до автомобиля. Демиант распахнул для юной леди дверцу заднего сидения, чтобы сохранить как можно больше физического пространства между ними во время поездки и избежать повторения недавней сцены. Даже имея огромное желание, расширить пространство автомобиля возможным не представлялось, поэтому во время движения мужчина периодически поглядывал в зеркало заднего вида. Ситуация была крайне неловкой, девушка сжалась на сидении у самой двери, сжимая в руке севший мобильник. Демиант не знал, как разрядить обстановку: ни музыки по ее вкусу, ни идей для беседы. Не смотря на высокую скорость автомобиля, дорога казалась бесконечно долгой.

— Не замерзла? Включить обогрев? — поинтересовался вампир, в очередной раз глянув в зеркало заднего вида.

Девушка промолчала, бросив на него встревоженный взгляд. Не дождавшись ответа, мужчина включил печь. Воздух постепенно нагревался, циркулируя по салону. Аромат кожи и волос Виктории заполнил нос вампира, и он вдавил педаль газа до упора, чувствуя, как к горлу подступают знакомые ощущения. Демиант тут же резким щелчком вырубил обдув и приоткрыл своё окно, борясь с подступающим безумием. Как только они остановились у тротуара в месте назначения, вампир вышел из машины, обошел её и распахнул дверь для Виктории. Легкие его заполнил свежий воздух. Девушка выпорхнула из машины, словно птица из клетки и устремилась к порогу своего дома, но, через пару шагов, замерла и обернулась:

— Спасибо! И простите за причиненные неудобства, — проговорила она негромко. Демиант отчасти удивился, что Виктория всё же попрощалась с ним. Он склонился в легком поклоне, заложив левую руку за спину. Длинные серебристые волосы, собранные в хвост, плавно стекли через плечо. Это зрелище заметно смутило девушку: приложив пальцы к зардевшимся щекам, она развернулась и устремилась к дому.

— Надеюсь на следующую встречу, — произнёс мужчина напоследок.

От этих слов Виктория замедлила шаг, но не обернулась, а спустя пару мгновений скрылась в доме. Демиант же с печалью осознал, что личных встреч и любых случайных столкновений следует избегать. По крайней мере в ближайшие пять лет, если хватит терпения. А также оставались нерешенные проблемы с вернувшейся жаждой и неограниченным «вампирским шармом».

В течение нескольких лет изо дня в день Демиант наблюдал за Викторией, соблюдая максимально возможную для себя дистанцию. За это время жизнь девушки, да и сама она, значительно переменились. Виктория несколько раз меняла свой стиль и цвет волос, подстраиваясь под новые увлечения. Спустя пару лет после первой встречи с Демиантом, они вместе с семьей сменили роскошный особняк на более скромное жилье. Теперь в её комнате вместо огромного панорамного окна с балконом, было небольшое окно с узким подоконником, на котором девушка, не меняя привычки, часто сидела за чтением. В день её школьного выпускного, Демиант по обычаю своему наблюдал с соседнего здания. Возле Виктории крутился выхоленный парнишка, что очень раздражало мужчину. Девушка не проявляла к этому щеглу интереса, как, впрочем, и ко всем присутствующим.

— На кого ты так внимательно смотришь, Дем? — раздался знакомый голос позади вампира.

— М? Это не важно, Ден, — отозвался мужчина, обернувшись и оттолкнувшись плечом от стены, которую подпирал до того. Неожиданным спутником оказался его близкий друг, Дениал Росман. Будучи смертным двадцати четырех лет отроду, он был далеко не обычным человеком: душа и память о прожитых годах его насчитывала более пяти веков. Маг и алхимик — он пережил не одну волну охоты на ведьм.

— Оно и видно, что «не важно», — ухмыльнулся Дениал. — Уже не впервые вижу тебя на этом наблюдательном посту. Я ведь учился здесь шесть лет назад, даже знаю кое-кого из этого выпуска. За кем ты присматриваешь? Кто этот человек?

— Та девушка в платье винного цвета. Знаешь её?

— Если мне не изменяет память — это Виктория Умбрант. Мы не часто пересекались, она была довольно мрачной личностью и мало с кем общалась. Чем она тебя заинтересовала?

— Ничем… Просто уточнил.

— Демиант, кого ты пытаешься обмануть? Да ты глаз с неё не сводишь и скрипишь зубами, когда к ней приближается кто-то из парней. В чём дело? Мне-то ты можешь рассказать! — Ден хлопнул вампира по плечу, позволив себе добродушную ухмылку.

— Всему своё время, Ден. У меня есть некоторые предположения касательно этой девушки, но нет уверенности в них.

— Хм, ты темнишь, друг. И мне это совсем не нравится.

— Не обижайся, Ден. Но еще слишком рано, чтобы говорить об этом.

— Как знаешь! Но помни, я всегда рядом и готов помочь, — произнёс молодой человек, растворяясь в тени.

— Знаю, друг, знаю… Только в этом мне никто не поможет.

Прошло немного времени с тех пор, но терпение Демианта, казалось, было на пределе. Он готов был сорваться и забрать Викторию к себе, не взирая на последствия, но здравый смысл брал верх. Каждый раз стиснув зубы, он провожал её взглядом с очередным ухажером. Мужчина знал, что это ненадолго, но продолжал раздражаться всё сильнее и сильнее. Одного особо настырного кавалера вампиру даже пришлось припугнуть, чтобы и близко не приближался к Виктории со своими отвратительными мыслишками. Увязнув в слежке и пустом раздражении, Демиант незаметно для себя запустил прочие дела: неутвержденная и непроверенная документация, постоянные жалобы постояльцев, недостроенное крыло. Когда взбешенная Ингрид позволила себе огрызнуться на него прямо в коридоре гостиницы — тут же спешно извинившись — вампир понял, что пора сменить вектор своей деятельности на некоторое время.

Почта и требующие подписи документы в отсутствие хозяина гостиницы привычно складировались эльфийкой на столе в кабинете Демианта. Постепенно количество бумаг переросло всевозможные пределы, и Ингрид принялась выстраивать бумажные замки вдоль стен, оставляя узкую тропу к рабочему месту. Целая кипа утренней почты, распложённая на журнальном столике, покрылась слоем пыли. Вампир удрученно вздохнул и неохотно перешагнул порог, прикрыв за собой дверь. За что браться в первую очередь — неясно. Сбросив пальто на софу, подняв тем самым сизое облачко пыли, Демиант прошёл к столу и взял первую попавшуюся папку. Доставка морепродуктов месячной давности.

«Просто волшебно» — скривился мужчина. Расчистив кресло и небольшой участок стола, он принялся за работу. Спустя несколько часов кропотливой работы, стопки бумаг приняли упорядоченный вид, а бумажный бастион вдоль стены выглядел не так угрожающе, как утром. Наиболее важный вопросы с поставщиками были улажены, а требования постояльцев находились в стадии выполнения.

— Господин, у нас новый постоялец, который требует личной с Вами встречи, — послышался нежный голосок горничной из-за двери.

— Элиза, скажи, то меня нет на месте, — произнес Демиант, стоя спиной к двери и разбирая финансовые отчеты по папкам.

— Но, господин, он настаивает, — жалобно отозвалась та.

— Не утруждай себя, милая, это бесполезное занятие. Позволь мне самому, — послышался посторонний голос, и дверь распахнулась, запустив волну свежего воздуха по кабинету.

— Но, сэр, Вам сюда нельзя! — горничная отчаянно повисла на двери, стараясь остановить незваного гостя, но вдруг взвизгнула. А спустя мгновение дверь захлопнулась с такой силой, что стены содрогнулись.

— Я думаю, Вас предупредили, что проникновение в мой кабинет повлечет за собой серьёзные последствия, — произнёс Демиант, сосредоточенно игнорируя происходящее за спиной.

— Думаю, я могу себе это позволить, — произнёс посетитель и, ничуть не смутившись, направился к софе.

— Это очень неосмотрительно с Вашей стороны.

— Демиант, может, ты всё же повернёшься ко мне лицом и поприветствуешь старого друга, как полагается? — со смешком отозвался посетитель.

— Аксель?! — с удивлением воскликнул вампир, разворачиваясь.

— Собственной персоной, — ответил темноволосый мужчина, с бледной кожей и алыми, хитро прищуренными глазами. Он состроил самую высокомерную из возможных гримас, после чего коротко рассмеялся, поднимаясь на ноги. Выхоленный статный мужчина улыбался, блистая клыками; идеально сидящий серый костюм на нём, будто искрился своей изысканностью и дороговизной. Весь вид гостя словно говорил: «Ну, восхваляй же меня!»

— О, друг, как давно я тебя не видел! Какими судьбами? — Демиант похлопал его по плечам, широко улыбаясь, привычный к сияющей идеальности чужого облика.

— Я по делам в городе. Решил совместить приятное с полезным — и остановиться у тебя. О чем, между прочим, неоднократно предупреждал тебя в письмах, — Аксель скептически вскинул бровь, а затем сделал шаг назад, взглядом окидывая кабинет. — Странное дело, обычно в это время ты сам принимаешь постояльцев у стойки регистрации. В чем дело, Дем, гостиница словно пришла в упадок?

— Твои письма в основном годятся для растопки каминов, учитывая сколько праздной чуши ты там пишешь… Я немного запустил дела, — качнул головой вампир, словно пытался таким образом уйти от расспросов друга. — Нашлись занятия поважнее.

— Но ведь гостиница — твоё детище. Ты отдал ей столько сил и заботы! Что могло стать важнее этого?

— Поверь, это важнее не только гостиницы, — Демиант вернулся к столу и прислонился к нему, скрестив руки на груди.

— И что же это?

— Я не могу ответить на твой вопрос. У меня нет полной уверенности, что это она…

— Она? О ком ты говоришь, Дем? Откуда столько печали в глазах? — взволновано спросил друг, приблизившись и заглянув в лицо.

— Аксель, я не могу сказать! Не наседай, — скривился в ответ Демиант и отвел глаза, не уверенный, что это остановит расспросы доморощенного истца.

— Ох и скучный же ты, — фыркнул вампир, обратив внимание на стол, заваленный бумагами.

— Надолго ты хочешь остановиться?

— Не меньше пары месяцев, может, дольше, — Аксель перевел взгляд на друга, вертя в руках механическую точилку для карандашей, стоявшую до этого на столе.

— Хорошо, я подготовлю для тебя твои излюбленные комнаты — они сейчас как раз свободны, — мужчина оттолкнулся от стола и направился к двери.

— О, я забыл сказать, что прибыл не один. Со спутницей. Она не любит шум, прислугу и прочих посетителей — недавно переродилась, сам понимаешь. Это тоже было в письме, которое ты отправил на растопку, — уголки рта друга дрогнули, обозначая тревожную улыбку.

— Хорошо, подготовлю вам подходящую комнату, — произнёс хозяин гостиницы, и кивнул Акселю на дверь: — Пожалуйста, спустись вниз и зарегистрируйся, как положено. Элиза проводит.

— Спасибо, друг. Я знал, что могу на тебя положиться.

Мужчины вышли из кабинета. Снаружи уже ждала Элиза. Она поклонилась гостю и попросила следовать за ней. Демиант же отправился дальше по коридору. Подходящей под требования друга была только одна комната. Когда-то Демиант жил в ней сам. Тяжелые тисовые двери и знак печати на ней, которая в прошлом сдерживала его самого, раздираемого жгучей жаждой. Вампир провел рукой по глубокой царапине на печати и, тяжело вздохнув, открыл дверь. Внутри было темно — ни одного окна. Нащупав выключатель на стене, он включил свет, и под потолком загорелась одинокая тусклая лампа. Несколько лет назад за ненадобностью из этой комнаты сделали кладовую, очень большую кладовую. Теперь пришла пора вернуть её к первоначальному состоянию.

— Дри! Увельта!

— Да, господин! — произнесли эльфийки в унисон, появившись у вампира за спиной.

— У вас полчаса на то, чтобы убрать отсюда весь хлам и подготовить номер-люкс на двоих.

— Но почему мы должны это делать? — фыркнула Дри.

— Не забывайте, на каких условиях вы здесь находитесь, получая кров над головой, пропитание и защиту. У каждого здесь есть обязанности — я не занимаюсь благотворительностью.

— Простите, господин, мы забылись.

— Приступайте, — Демиант махнул рукой в сторону комнаты, уверенный, что его указания будут выполнены. Сам же он отправился вниз к регистратуре.

Впервые за долгое время спустившись в холл, хозяин гостиницы окунулся в первозданный хаос: повсюду стоял шум и гам, постояльцы что-то требовали, пытались обратить на себя внимание, несколько гномов суетились за стойкой регистрации, не успевая отдавать и принимать ключи, отвечая на все вопросы разом и невпопад. Вампир прикрыл глаза ладонью, и горестно вздохнул, осознавая, насколько сильно запустил дела за время своего отсутствия. Нацепив маску «вежливой любезности», он направился к стойке. Каждый, кто замечал его, отступал с пути и замолкал, провожая взглядом. Демиант встал за стойку и открыл книгу регистрации, подняв облачко пыли. Записи обрывались на следующий же день, как он перестал спускаться сюда.

— Как это понимать? — спросил мужчина у замерших гномов, которые увидели его перед собой не сразу и поначалу даже попытались выпихнуть из-за стойки. В холле постепенно воцарялась тишина, расходившаяся волнами от хозяина гостиницы.

— Господин, мы не знали, что в ней писать, — произнёс едва слышно один из гномов. Тут же холл вновь заполнился гулом голосов. Существа толклись у стойки, и каждый спешил что-то сказать на собственном наречии.

— ТИХО! — рявкнул Демиант, и вновь воцарилась тишина. — Пожалуйста, подходите в порядке очереди.

Толпа очень быстро преобразовалась в длинную очередь. Демианту пришлось приносить извинения каждому, кто подходил к стойке, выслушивать оскорбления в свой адрес и при этом молча улыбаться. Через полчаса подобной пытки, подошла очередь Акселя и его спутницы. Высокий, статный вампир приблизился вместе со своей дамой хрупкого на вид телосложения, закутанной в длинные одежды.

— Наша комната готова?

— Да, мне только нужно внести ваши данные в реестр. Так как Вы у нас впервые, необходимо заполнить небольшую анкету, — обратился Демиант к новообращенной, однако за неё ответил Аксель.

— Я сам заполню её, Демиант, если Вы не против. Моя леди сейчас не в том состоянии, — произнёс вампир, кивком указывая на девушку, стоящую рядом. Её лицо скрывала длинная черная вуаль, сквозь которую можно было разглядеть лишь алые огоньки глаз. Из-под вуали опускалась тонкая серебряная цепь, скрепляющая также запястья девушки, затянутые в перчатки. Эти заговоренные оковы не давали выйти из-под контроля приобретенным способностям, которые перерожденная не была в состоянии контролировать, а также сдерживали жажду. Когда-то и на Демианта таки оковы надевала госпожа Сильха, причем не единожды.

— Благодарю. Вам со спутницей подготовили номер 69. Позвольте сопроводить вас, как особо дорогих моему сердцу клиентов, — произнёс он, одарив посетителей лучезарной вампирской улыбкой, и, закончив заполнение регистрационной книги, вышел из-за стойки. Среди выстроившихся в очередь клиентов прошел гул.

— Господа, не стоит беспокоиться. Всех вас примут, как полагается. Прошу меня простить; я вернусь через четверть часа, — произнёс хозяин гостиницы, склонив голову.

Аксель подмигнул Демианту, когда они скрылись с глаз недовольных постояльцев, которым не стоило знать, что причина столь особого внимания хозяина гостиницы заключается исключительно в дружбе.

— Твой профессионализм достоин уважения, друг мой. Полчаса — и «поломавшийся механизм» регистрационного аппарата вновь заработал.

— Я даже подумать не мог, что гномы устроят такой хаос. Никаких записей о прибывших и выехавших постояльцах за последние недели! Не понимаю, куда делась та милая эльфийка-администратор, она прекрасно справлялась со своей работой. И чем всё это время занималась Ингрид?

— О, гномы и документы — две несовместимые вещи. Тебе следовало нанять гоблинов на это место. Постой, администратор-эльфийка? Симпатичная?

— Аксель, ты груб по отношению к своей спутнице, — упрекнул друга Демиант, едва заметно улыбнувшись — века шли, а друг совсем не менялся. — Нет, гоблины страшные грубияны и выглядят непрезентабельно. От них было бы больше проблем, чем пользы. Да и соваться в бухгалтерию к ним рискованное занятие — там сам черт ногу сломит. Ингрид нашла с ними общий язык, и я вовсю пользуюсь её посредничеством.

— Оу, тогда кого-нибудь из эльфов. Красивые, благородные, умные. Была же одна!

— Умные, безусловно. Ничем другим не могу объяснить их совместный отказ от должности администратора. Решили сберечь нервы и стать прислугой, лишь бы поменьше общаться с постояльцами. Но они хорошо справляются со своими обязанностями, особенно владеющие магией. Прежний администратор — единственная, кто согласился, и то, как видишь, ненадолго.

— Понятно. Что ж, тогда вариантов действительно только один — гномы…

— Мы пришли, — произнес Демиант, указав на двери и открыв их ключом. — Это ваши апартаменты. Надеюсь, твои потребности будут удовлетворены, Ал.

Вампир прошел в комнаты, девушка же отшатнулась к противоположной стене коридора.

— Латиша, в чем дело? Войди в комнату, — произнёс Аксель. Девушка только отрицательно помотала головой, вжавшись в стену, от чего вуаль немного встопорщилась на голове. — Тебе не нравится комната? Или что-то еще?

Латиша вновь мотнула головой. И тогда вампир подошел к ней, взял в руки цепочку и силком втащил девушку в комнату.

— Нет! Не надо, Аксель, молю тебя! Мне больно! — воскликнула новообращенная, упираясь изо всех сил и пытаясь вырваться.

— Сейчас ты причиняешь мне боль. Успокойся и входи. Это для твоего же блага, властно произнёс мужчина, еще сильнее дернув за цепочку. — Здесь тебя никто не тронет, и я буду рядом.

— Я покину вас. Возьми ключ, Ал. Печать хоть и нарушена, но всё еще сохранила часть силы. Этого будет достаточно, чтобы твоя подопечная освоилась в ближайшее время.

— Да, спасибо друг, комната великолепна. Латиша, прекрати брыкаться, — вампир подмигнул, всё же затащив кричащую и рыдающую девушку в комнату. Дверь с грохотом захлопнулась.

Демиант с неохотой поплелся вниз, чтобы выполнить обязанности хозяина гостиницы в полной мере. В данную минуту он даже завидовал умникам-эльфам.

С наступление вечера поток посетителей иссяк. В завершении очереди оказались еще несколько его хороших знакомых, прибывших, как и Аксель, по делам. Вампир, перемолвившись с ними о последних новостях прямо за стойкой, попросил одного из служащих проводить посетителей в номер. Он еще раз проверил все записи за этот день, подсчитал сумму, пришедшую в кассу, и передал оставшиеся дела гномам. Те с готовностью отложили маленькие блокнотики, в которых весь день что-то строчили и с благоговением глядели на Демианта. Уставший от суматохи вампир, побрел в свой кабинет, мысленно представляя, как рухнет на свою софу с бутылкой шотландского виски, припрятанного в столе ради такого случая. Однако, переступив порог кабинета, он понял, что спокойного отдыха ему не видать. На диване восседал Аксель, сильно початая бутылка того самого виски и ополовиненный бокал стояли перед ним на столике, расчищенном от бумаг ради такого дела. Еще утром чертова бутылка была надёжно заперта в ящике стола.

— Твои вкусы неизменны, Дем.

— Так же, как и твоё чутьё, как я вижу, — произнёс Демиант, подходя к столику и наполняя свой бокал. — За встречу, друг.

— За встречу, — отозвался вампир, салютуя бокалом и делая глоток. — Я так ведь и не выяснил причину воцарившегося в гостинице хаоса. Никогда не видел такой безответственности с твоей стороны. Что произошло?

— Ал, это не твоё дело, — Демиант сел в кресло за столом и расслабленно выдохнул, поведя плечами.

— Дем, твои дела — это мои дела, а мои дела — твои. Или ты забыл, через что мы с тобой прошли?.. Как же те страстные письма, что я писал тебе все это время? — саркастично выделив последнюю фразу, Аксель наигранно прикусил нижнюю губу.

— Тогда, пользуясь случаем, напоминаю, что именно я вытащил твою задницу из темницы и помог выбраться из города, охваченного огнём инквизиции. Благодаря мне ты сейчас сам по себе, а не церковная шавка. И да, я не читаю твои письма именно поэтому, — указывая пальцем на вызывающую гримасу друга, усмехнулся Демиант.

— Ты стал так груб, друг мой… Значит, дело действительно серьезное. Пользуясь случаем, — передразнил его вампир, — Напоминаю, что слишком хорошо знаю тебя: за маской серьезности и негодования, которую ты нацепил, скрываются неуверенность и сомнения.

Аксель поднялся с дивана и присел на угол стола. Он покрутил в пальцах бокал, оценивая игру света в благородном напитке, сделал еще один глоток и проговорил, мечтательно прикрыв глаза: — А знаешь, еще в прошлом веке, когда мы встречались после долгой разлуки, то шли в кабак и здорово напивались. Что в нас изменилось, раз мы припоминаем друг другу прежние ошибки вместо того, чтобы смеяться над новыми?

— Что изменилось во мне, я знаю, а вот про тебя, извини, не в курсе: давно не виделись, — ответил Демиант, вольготно откидываясь на спинку кресла и спокойно глядя на собеседника.

— Не строй из себя невесть что! Ты стал ворчливым — это точно. Неужели день на любимом рабочем месте так подкосил твои душевные силы? — вампир залпом допил остатки виски, поставил бокал на стол и вскочил на ноги. — Дьявол, весь настрой на душевную беседу испортил! Что ж, если ты сегодня в скверном расположении духа, я вернусь в объятья Латиши. Бывай!

Вампир ушел, хлопнув дверью, а Демиант задержался в кабинете, уставившись пустыми глазами в пространство. Всё думал, а когда же он сам попадет в объятия своей любимой? И ведь друг был прав, Демиант изменился: плюнул на всё и всех, упиваясь собственными сожалениями и сомнениями. Почти разорил гостиницу — только обеспеченная за века репутация спасла дело всей жизни. Созерцание отошло на второй план. Нужно было действовать.

В мгновение ока вампир очутился возле её дома. На его удачу родители Виктории выбрали этот момент, чтобы выйти из дома, сесть в ожидающее их такси и уехать в неизвестном направлении. Демиант решил, что время пришло. Возможно в нём говорил крепкий алкоголь, но эта мысль не смогла бы сейчас остановить его. В знакомом окне горел свет, и за занавеской угадывался силуэт девушки, сидящей на подоконнике с книгой. Попасть в дом не составило труда, Демиант неспешно поднялся по лестнице, замерев перед дверью в её комнату. Ничтожная преграда, учитывая вампирскую силу. Волнительная дрожь прошла по спине вампира, и он протянул руку, чтобы повернуть ручку и открыть дверь.

— Хм, так причина всего — смертная девчонка? — произнёс знакомый голос.

Демиант отдернул руку, словно металл был раскален, и развернулся. Прислонившись плечом к стене, на него смотрел Аксель, не скрывая победоносной улыбки. Закрыв глаза Демиант раздражено вздохнул.

— Уходи прочь. Тебе нечего здесь делать.

— Как некультурно! Я, твой верный друг, пришел протянуть руку помощи, а меня гонят! — патетично воскликнул Аксель, продолжая корчить из себя шута. — Кстати, твой магический след было трудно отследить. Вижу было много практики в перемещениях.

— Здесь мне твоя помощь не нужна, — сквозь зубы процедил Демиант, по неведомой причине ощущая неловкость. — Уходи, или она заметит тебя.

— Нас обоих заметит.

— Послушай, Аксель, я тебе всё объясню, когда вернусь, а сейчас — проваливай, — Демиант едва сдержался, чтобы не рыкнуть на старого друга, которому в данный момент готов был оторвать голову.

— Не уйду, пока не скажешь в чем дело; знаю я тебя! Или может, мне у неё все выяснить, глядишь, больше тебя понравлюсь, — произнёс алоглазый вампир, направившись к двери.

— Нет, Ал, стой, — Демиант преградил собой путь. — Хорошо, я скажу, только пообещай, что уйдешь после этого.

— Уговорил, обещаю, — быстро согласился тот.

— Вкратце: она — перерождение Сильхи.

— Быть не может! — воскликнул вампир, и Демианту пришлось срочно затыкать его ладонью. Глаза друга округлились от шока.

— Я всё сказал, теперь проваливай. Я слишком долго откладывал эту встречу.

— Хорошо. Но в гостинице ты не отвертишься на этот раз — буду ждать подробностей.

Демиант слукавил. У него не было уверенности в том, что Виктория — реинкарнация Сильхи. Собравшись с духом, вампир откинул на мгновение все сомнения. Он должен был удостовериться, что не ошибся, что она сможет его выслушать и всё поймет. И только вампирское обаяние могло им помешать.

Мужчина состроил серьезное выражение лица, повернул ручку двери и вошел в комнату. Его взору предстала Виктория: ярко-рыжий цвет волос подчеркивал болотную зелень глаз, утонченные черты лица, лишенные детской округлости, изящная фигура, которую не скрывал даже длинный мешковатый свитер. Девушка сильно изменилась с их последней встречи — наблюдая издали Демиант не мог оценить этого по достоинству. Заметив мужчину, Виктория вспорхнула с подоконника подобно бабочке. В её глазах читался испуг и паника. Но буквально спустя мгновение на её лице отразился гнев. Девушка подняла над головой увесистую на вид книгу и приняла оборонительную позу. Она готова была атаковать постороннего, вероломно проникшего в её дом и её комнату. Взгляд зеленых глаз скользнул по комнате в поисках мобильного телефона. Тот заряжался в противоположном конце комнаты. Девушка сердито сжала губы, переведя взгляд на вампира.

Демиант растерялся от такой бурной — но совершенно адекватной — реакции, и манерно поклонился в знак приветствия, памятуя, что в прошлый раз этот жест произвел впечатление. И нарвался на грубость.

— Кто ты такой и как попал сюда? Не подходи, иначе закричу, — произнесла девушка на грани срыва.

— Прошу, успокойтесь, Виктория. Мы встречались с Вами несколько лет назад. Я — Демиант.

На лице девушки отразилась работа мысли. Она прищурила глаза, внимательнее всматриваясь в чужое лицо.

— Да, кажется, припоминаю. Вы помогли мне. Дважды, — произнесла Виктория, опуская руки и прижимая книгу к себе.

— Рад, что Вы меня вспомнили.

— Это не объясняет того, как Вы проникли в дом, — пальцы на книге сжались, выдавая волнение. Качественный переплет букинистического издания мог бы доставить проблем любому вредителю, а корешок книги — лишить глаза при должном усилии при броске.

Демиант никогда не был особо силен в искусстве лжи, о чем жалел далеко не впервые.

— Я случайным образом проезжал мимо и заметил, что входная дверь Вашего дома открыта. Я хотел проверить, всё ли в порядке у хозяев, но на мой голос никто не откликнулся. Я поднялся на второй этаж, увидел свет в комнате и вошел, но никак не ожидал встретить тут Вас. Какое неожиданное стечение обстоятельств.

— На будущее: у нас есть дверной звонок, — девушка скептически приподняла бровь, а затем присела на подоконник, немного расслабившись. Она еще не отошла от шока, но готова была выслушать ещё несколько оправданий от нежданного посетителя. Демиант попросил у Виктории прощения в той же изысканной форме, в которой привык общаться с постояльцами гостиницы. В ответ у девушки зарделись щеки, поведение мужчины смутило её. Демиант счел это очень очаровательным и не смог удержать себя, чтобы не подойти ближе. Он протянул руку и забрал книгу из рук Виктории. Взглянув в глаза напротив, вампир испробовал гипноз, чтобы избежать предубеждений с её стороны. И в тот момент была совершена очередная ошибка — Демиант оказался непозволительно близко. И без того взвинченная девушка поддалась действию вампирского обаяния и, избежав влияния гипноза, потеряла сознание. Мужчина подхватил её за плечи, едва та качнулась в сторону, поднял на руки и перенес на кровать.

«Гипноз не сработал? С этим пора что-то делать, иначе я даже поговорить с ней не смогу. Госпожа Сильха с успехом избегала воздействия моего шарма, но, возможно, это было приобретенное умение» — рассуждал вампир, глядя на мирно спящую девушку. Она и раньше была привлекательной особой, а сейчас линии её фигуры смягчились, приобретя мягкие изгибы. Кожа цвета слоновой кости сияла своей ухоженностью и молодостью. Длинные ноги, прикрытые свитером до середины бедра, были одеты в серые теплые гольфы. Виктория выглядела более чем сексуально, и Демиант стиснул зубы до неприятного скрипа. Тронуть беззащитную девушку он не мог — уж точно не её.

Демиант вернулся в гостиницу и направился в кабинет, чтобы поискать в книгах информацию о способах борьбы с собственным шармом, совсем позабыв об ожидающем его Акселе. Войдя в кабинет, Демиант был повторно удивлен наличию всё того же вампира.

— С возвращением, друг! Ты вернулся раньше, чем я рассчитывал, — произнёс Аксель, развалившийся на софе и покачивающий в руке — Я весь во внимании.

— Я тоже хотел бы услышать эту захватывающую историю, — недовольно произнёс еще один посетитель, выходя из тени.

— О, черт, Ден! И ты туда же, — простонал Демиант, закрывая лицо ладонью и качая головой.

— А что? Он тоже наш друг и имеет право знать все из первых уст.

— Что происходит, Демиант? Аксель выдернул меня из объятий жены посреди ночи и сказал, что новость очень важная.

— О, боги, за что мне всё это! Аксель, ты болван! Зачем ты впутываешь Дениала, у него и так дел невпроворот — он мозговой центр нашей основной организации.

— Демиант, я сам решу, стоит мне забивать этим голову или нет, так что выкладывай, — Дениал упрямо вскинул подбородок и скрестил руки на груди.

— Хорошо. Но после этого вам придется мне помочь, — смирился Демиант с очередной отсрочкой.

— Без промблем, — ответил молодой человек, проходя к двери и запирая на ключ. Затем он достал кусочек мела и нарисовал на её поверхности несколько символов. — А это — от лишних ушей.

— Пять лет назад, — начал рассказ Демиант, опустившись в рабочее кресло. — Я почувствовал в городе знакомый аромат, аромат госпожи Сильхи. Его обладательницей оказалась девушка, которую я встретил ночью на перекрестке улиц. В тот момент ей было только пятнадцать, и я не смог пообщаться с ней и удостовериться, что это перерождение мое госпожи. Все эти годы я каждый день наблюдал за ней, оберегая от опасностей и дожидаясь, когда она будет готова меня выслушать.

— Да ты сталкер, друг, — хмыкнул Аксель, осушив бокал и саркастично улыбнулся.

— Есть еще одна причина для сомнений. Схожим ароматом обладала та, кого я искал все этим века, та, что мне дороже жизни.

— Быть того не может! — воскликнул Ден, не пытаясь справиться с волнением в голосе.

— Я сам ни в чем не уверен. Это было так давно, что я и сам не могу различить их в своих воспоминаниях. Я не знаю наверняка, кем является эта девушка, но вероятность того, что она — перерождение госпожи Сильхи, выше. И в то же время я не могу не думать о леди Виктории, ведь девушка подвластна вампирскому шарму.

— «Леди Виктория»? Раньше ты не упоминал имени той, что стала любовью всей твоей жизни. И почему я узнаю последним, что у тебя вообще была таковая? — возмутился Дениал. Он подошел к полке с книгами и в задумчивости провел пальцами по корешкам.

— А я помню это имя, и даже видел однажды. Они были похожи с Сильхой, и, кажется, были родственницам, да, Дем? — оживленно проговорил Акслель, оглянувшись на Демианта.

— Верно. Ден, не обижайся, после её исчезновения мне было тяжело даже произносить её имя, не то что говорить о ней.

— Я понимаю и не в обиде, — Дениал обернулся. — Кстати, это ведь та девушка, за которой ты следил у школы, Виктория Умбрант?

— У школы? Когда? — Аксель подскочил на диване.

— Года два назад у неё был выпускной, верно, Дем? — уточнил Дениал, ехидно улыбаясь и глядя на Ала. Месть была свершена. — Похоже, не я один был не в курсе происходящего?

— Я наблюдал за ней, где бы она ни была, — ответил Демиант, проигнорировав молчаливую пикировку друзей.

— Ты реально сталкер, — Аксель хохотнул, тут же прикрыв рот ладонью. — Она не заметила твоей слежки?

— Не думаю. При виде меня сегодня она была шокирована и далеко не сразу узнала. Но проблема не в том — она не может справиться с моим обаянием. Каждый раз Виктория теряет сознание, и я не знаю, что с этим делать.

— Так воспользуйся магией. Внуши ей, что всё в порядке, — легкомысленно предложил алоглазый вампир, возвращаясь в комфортное положение на софе.

— Это не подействовало.

— Странно. Вампирский шарм действует, а гипноз — нет. С этой девушкой действительно что-то не так, — произнёс Дениал. Задумчиво потирая рукой подбородок.

— Именно в этом мне и понадобится ваша помощь, — Демиант позволил себе свободно выдохнуть.

— Надеюсь, твоя личная библиотека содержит нужные ответы, — пробормотал вампир, потягиваясь.

— Я хотел её заняться по возвращении, пока вы, друзья, не устроили мне допрос, — проворчал Демиант.

— Ну, втроем всяко проще искать, — с энтузиазмом произнес Аксель, сползая с дивана.

В течение нескольких часов, до самого рассвета друзья прочесывали книжные шкафы в поисках нужной информации. Книги лежали везде: на столах, на софе и даже на полу. Дениал сидел в углу комнаты, в окружении сразу пяти раскрытых книг, одну из которых дочитывал.

— Чёрт, — произнёс он, пролистывая последние страницы книги. — Никаких конкретных фактов — сплошные догадки. Ни заклинаний, ни магических печатей способных заблокировать вампирский шарм. Зато есть десятки вариаций на тему, как запечатать вампира в неодушевленном предмете. Бессмыслица! Самое вразумительное, что я нашел: девушка должна провести время под воздействием, привыкнув, и сама найти в себе силы бороться с твоим обаянием.

— Слово в слово. Кто-то из этих авторов любил списывать домашнюю работу, — проворчал Аксель из-за кучи книг, лежащих на столе. — Это же важный вопрос, почему никто из этих древних индюков не озадачился им всерьез?

— А мне что теперь прикажете делать? Виктория же состарится к тому моменту, как привыкнет.

— Почему сразу «состарится»? Просто будь с ней рядом почаще. Вы виделись-то всего ничего, а ты уже жаждешь, чтобы она привыкла к тебе. Она с твоим существованием едва ли смирилась, что уж говорить о пагубном вампирском влиянии, — проговорил Дениал, поднимаясь с пола. Короткий болезненный стол прервал монолог, когда молодой человек смог распрямиться. — Она напоминает мне хомяка, которого мне подарили в детстве. Поначалу он тоже меня пугался, даже когда я просто проходил мимо клетки, но постепенно привык: ел из моих рук и передвигался по дому, сидя на моем плече. Возможно, ей действительно нужно время?

— Но я хочу видеть её, — вздохнул Демиант, пропустив чудное сравнение милой девушки с домашним хомяком.

— Погоди. Успокойся. Ты живешь не первый век на этом свете, Демиант. Сейчас не стоит бежать к ней и торопить события, дай девушке время всё обдумать. До вечера, — предложил Аксель, поднявшись из-за стола, приблизившись к другу и положив руку тому на плечо. — К тому же у тебя есть дела в гостинице, не правда ли?

— Да, ты прав. Я немного разволновался. Уже утро, постояльцы скоро проснутся. Нужно проконтролировать меню и сервировку к завтраку; а еще проверить, убрано ли в коридорах, холлах и гостиных, — затараторил Демиант, собирая растрепавшиеся серебряные волосы в хвост, и сорвался с места к выходу из кабинета, совершенно позабыв о друзьях.

— Однако! Он возвращается в своё привычное состояние, — отметил вслух Аксель.

— Ну, да. Раньше он так и делал, чтобы не думать о проблемах — забивал себе голову работой, как мой хомяк забивал себе щеки зерном.

— Хорош уже!

Неприятности в гостинице. Диалог третий.

До самого вечера Демиант занимался делами гостиницы, старательно отвлекая себя от мыслей о Виктории. Это была сложная задача — вампир то и дело ловил себя на том, что смотрит на часы. Когда наступил конец рабочей смены, организационные вопросы будущего дня были решены, а постояльцы в большинстве своём разбрелись по номерам, Демиант с радостью покинул гостиницу через главный вход. А спустя мгновение он оказался у вожделенной двери, тихо отворил её и вошел внутрь. Девушка упоенно читала книгу, не замечая его присутствия. Вампир сделал несколько шагов в её направлении, тщетно надеясь, что Виктория обратит на него внимание, а после присел на край кровати и коснулся чужих пальцев, удерживающих книгу. Девушка взвизгнула от неожиданности, выронив книгу, и, наконец, заметив Демианта, попыталась отползти в сторону.

— Как ты здесь оказался?!

Вампир с упоением отмечал панику и замешательство на лице Виктории. Сейчас они оказались куда ближе друг к другу, чем прошлым вечером, но влияние вампирского шарма не отразилось на поведении девушки.

— Добрый вечер, Виктория, — запоздало проявил галантность Демиант, слегка склонив голову в знак уважения.

— Да кто ты такой, черт тебя возьми, — прошипела Виктория, разозлившись. — Как ты прошел мимо родителей? И что ты сделал со мной вчера?!

— Прости меня. Я понимаю твоё замешательство. Позволь мне объяснить: я не человек, и твои родители не в курсе, что я здесь — у меня свои способы пересекать пространство. Нет, не кричи! — поднимаясь с кровати и отступая на несколько шагов, вампир вскинул ладони. Девушка медленно выдохнула, чуть прищурившись.

— Почему я должна верить тебе? — спросила она, не отрывая взгляда от мужчины.

— Я — вампир, смотри, — Демиант приподнял пальцем уголок верхней губы, демонстрируя один из своих клыков. Это признание вышло слишком быстрым и слишком спонтанным. Но в присутствии Виктории для мужчины всё было «слишком». — Но уже несколько веков я не пью кровь, поэтому, прошу, не пугайся меня.

— Вампир? Это не сон? Я считала, что они… вы существуете только в книгах и фильмах, — недоверчиво проговорила девушка, подтянув к себе колени и обняв их. Она знала, о чем говорила — мало кто так глубоко увлекался этой темой среди её друзей. Признание Демианта пробудило неподдельный интерес, и Виктория напрочь позабыла обо всех опасениях, запоздало припомнив и о правилах хорошего тона. — И почему же Вы так настойчиво ищите встречи со мной, что такого особенного в моей персоне?

— Есть кое-что, что тебе стоит знать, — вампир замялся, понимая, что не готов выложить правду. — Твой предок! Я был знаком с твоей прародительницей, жившей в семнадцатом веке. Я многим обязан ей, и поклялся, что буду защищать её род. Долгое время я делал это в тайне, но так сложилось, что мы с тобой столкнулись лично. По этой причине я решил более не скрывать своего присутствия в твоей жизни.

Демиант вновь солгал девушке. И эта ложь могла бы быть правдой, если бы у госпожи Сильхи были потомки. Озвученная правда — ничуть не лучше, но оказала бы куда более сильное давление на девушку.

— Ты не против, если я останусь рядом с тобой? Ты мне очень… симпатична.

Девушка, памятуя о развитии книжных романов с вампирами, немного замешкалась, прежде чем дать утвердительный ответ. Демиант ощутил, как в сердце его вспыхивает огонёк надежды, при взгляде на заалевшие щеки Виктории. Сейчас она смотрела на него совершенно иначе, нежели, когда он вошел.

— Вы можете присесть, — девушка взяла в руки упавшую ранее книгу и слегка подалась вперед, рассматривая гостя, выискивая в нём другие признаки нечеловеческой природы. Впрочем, теперь то, что она списывала на странный имидж — серебряный цвет волос и ртутный цвет глаз — укладывалось в образ вампира. Виктория хотела бы расспросить Демианта о реакциях на чеснок и распятья, а также, почему ему не требуется приглашение, чтобы попасть в дом, но стеснительно молчала. Сам же вампир, оказавшись в непосредственной близости от своей ожившей мечты, вдыхая почти родной аромат её кожи, не мог удержать себя от опрометчивых действий. Он поднял руку, чтобы провести пальцами по чужому лицу, ощутить ток крови под тонкой кожей — прикоснуться к той, что была так дорога ему.

Пара мгновений — и едва созданное доверие разрушено.

Виктория отшатнулась от мужчины, словно от огня, напуганная внезапным действием собеседника, перескочила на другой край кровати и бросилась прочь из комнаты и из дома. Родители, проводившие время за просмотром фильма в гостиной, не обратили внимания на то, что их дочь выскочила из дома. Промчавшегося следом Демианта они не смогли бы заметить вовсе.

Девушка босиком выскочила на крыльцо, добежала до ворот и на мгновение замешкавшись, побежала по улице в сторону оживленного перекрестка. Вампир одним рывком нагнал её, преграждая путь. Виктория закричала от испуга — в тот момент она поняла, что мужчина не обманул. Чтобы заглушить отчаянный крик, Демиант пошёл на решительный шаг и, склонив голову, поцеловал девушку. Шаг оказался чересчур действенным. Виктория тут же умолкла, а спустя еще пару мгновений, с тихим вздохом она вновь лишилась чувств, обмякнув в руках вампира. Ругнувшись уже вслух, Демиант вновь перенес её в гостиницу — прямиком в свою спальню, и уже привычно уложил на широкую кровать.

— Я идиот, — произнес Демиант, присаживаясь на корточки возле кровати, и любуясь лицом Виктории.

— Не то слово, — подтвердил знакомый голос со стороны двери.

— Ал, что ты тут забыл? — закрывая глаза рукой и недовольно морщась, поинтересовался вампир.

— Я искал тебя в кабинете, а на обратном пути услышал шум из твоей спальни и решил заглянуть. Тебя здесь нечасто можно обнаружить. Так это и есть Виктория?

— Да, это она.

— Красивая девушка, и вправду точь-в-точь Викки. А что произошло перед тем, как ты варварски приволок её сюда? — насмешливо поинтересовался Аксель.

— Она закричала, и я поцеловал её.

— Да Вы кретин, сударь, — раздался голос из тени. — И почему же она кричала? Хотя постой, она узнала, что ты «сталкерил» за ней?

— И тебе спасибо за поддержку, Дениал, — раздраженно отозвался Демиант, выпрямляясь. — Не комната, а проходной двор.

— Ладно, может быть это сработает в твою пользу. Мысли о том, не следишь ли ты за ней исподтишка — тоже мысли о тебе. Это поможет ей свыкнуться, — сказал вампир, подходя к раздосадованному другу.

— Вариант не хуже прочих. И, Дем, ты должен вернуть ее домой, — поддержал маг.

— Да, вы правы. Я снова поторопился и снова всё испортил. Каждая наша встреча — большой стресс для Вкитории. Хотя кое-какая положительная динамика всё же наметилась, — задумчиво произнес Демиант, но заметив вопросительные физиономии друзей, фыркнул. — Я верну её домой, а вы двое свалите восвояси.

— Какой ты всё же стал грубый. Любовь тебя не красит, — в притворной обиде проговорил Аксель, выходя из комнаты.

— Хоть бы «спасибо» сказал, — добавил молодой человек исчезая в тени.

Демиант аккуратно поднял девушку на руки, словно принцессу, и перенёс в её комнату. Ему в очередной раз пришлось воспользоваться магией: везти на автомобиле, как в прошлый раз, не имело смысла из-за возможных объяснений с мистером и миссис Умбрант. Уложив девушку на постель, вампир еще некоторое время сидел рядом, любуясь её милым лицом. После он вновь вернулся в гостиницу, чтобы заняться своими непосредственными обязанностями: остатки накопленных документов всё еще требовали внимания. Дел было много, а возможностей и дальше откладывать их — нет.

Демиант в очередной раз ушел с головой в работу, позабыв о течении времени. Раз от раза он появлялся в комнате Виктории глубокими ночами, улучив минуту свободного времени. Не желая тревожить покой девушки, он просто наблюдал за её мирным сном.

С того случая прошло более месяца, но девушку до сих пор пробирал озноб при воспоминаниях. Пусть страх перед сверхъестественным опасным существом понемногу отступал, но смущение от поцелуя со взрослым, тридцатилетним на вид — и кто знает, сколько ему в действительности лет! — мужчиной, пробирало до дрожи. Когда этот момент всплывал в голове, Виктория каждый раз закрывала лицо руками и беззвучно кричала. Со стороны это выглядело странно и забавно одновременно. Желание вновь увидеть вампира возрастало день ото дня, и девушка не заметила, как эти мысли полностью поглотили её, отодвигая на задний план учебу и друзей. В мечтах о встрече Виктория часто просиживала вечера на подоконнике, глядя в окно.

В то же время в гостинице Демианта кипела работа.

— Господин, вот еще договора на поставку новых чайных сервизов из лавки Олдера, — монотонно произнесла эльфийка, стоя на пороге кабинета.

— Хорошо. Положи их где-нибудь… там, — мужчина, расположившийся с бумагами на софе, взмахнул рукой в направлении рабочего стола, не отрывая взгляда от бумаг.

— Это требует первостепенного рассмотрения.

— Да, как и все те документы, что ты приносила ранее, и которыми завален весь мой стол, — ворчливо отозвался Демиант, подняв голову и взглянув на помощницу. — Пощади меня, Ингрид, я не могу разорваться.

— Я понимаю, милорд. Вас еще ожидают посетители: Господин Бридж из Хененстера по поводу нового сукна для вашего костюма, и госпожа Венгер из лаборатории Прованса, она хотела бы обсудить заселение ее исследовательской группы.

— Я уже говорил ей, что это неприемлемо. У нас гостиница, а не перевалочная база. От ее землероек сплошная грязь и вонь, и другие постояльцы не довольны этим. Ингрид, пожалуйста, займись ей сама: я не хотел бы вновь встречаться этой персоной.

— Как пожелаете, милорд.

Едва дверь за эльфийкой закрылась, мужчина поднялся на ноги и перебрался за стол, чтобы всё же взглянуть на «срочные» бумаги.

«Ох, и когда это закончится!? Я безвылазно, сижу в этом кабинете и уже потерял счет времени. Каким образом всё оказалось настолько запущено? В гостинице уже даже не осталось целых сервизов для постояльцев, думаю, стоило сразу ввести штрафы за порчу имущества. Прострочены счета, разорваны контракты, почти со всеми поставщиками провизии, гостиница заполнена постояльцами лишь наполовину — и это в самый сезон» — думал вампир, держась руками за голову и устало опрокидываясь на спинку стула.

Он понимал, что в этом была только его вина: Ингрид, даже имея исключительные полномочия не справилась бы с этим. Во многих случаях требовалось личное присутствие хозяина гостиницы либо печать и подпись. Гостиница осталось на плаву только благодаря стараниям Ингрид. Хотя она и не могла проследить за всем. Окинув взглядом ровные стопки бумаг на столе, мужчина вздохнул и, взяв в руку свое металлическое перо, продолжил проверку договоров и актов поставок. Пробегая глазами по тексту очередной ведомости на поставку провизии, он заметил странное наименование.

«Не припомню, чтобы в заявках была подобная позиция. Что это такое вообще?» — подумал вампир, нахмурившись.

— Привет, Дем! Чем занимаешься? — произнёс молодой человек, внезапно появившись у окна. — Хотя, дай угадаю, снова закопался в документацию.

— О, Дениал! Ты на удивление вовремя. Я не могу определить предназначение одной из позиций поставки. Глянешь?

— Конечно, друг. Какой именно? — ответил Ден, приблизившись и приняв листок из протянутой руки.

— Третья строка с конца.

— Хм, действительно странное название, учитывая прочие продукты. С таким шрифтом почти не читаемое. Pulverisosgrythem. Похоже на латинский, но слово слишком длинное.

— Возможно, стоит воспользоваться словарем? Хотя, ты ведь алхимик и хорошо знаешь этот язык.

— Такого слова в латинском нет. Но я видел что-то подобное в книгах, когда мы искали способ борьбы с твоим шрамом.

— Я только недавно разложил их обратно, — расстроенно произнёс Демиант, предугадывая очередной разгром в кабинете. — Я поищу.

Дениал занял освободившееся кресло, разглядывая слово, а затем переписал его на чистый пергамент и замер, постукивая пером по бумаге и оставляя черные кляксы. Демиант перебирал книги на полках, выискивая подходящие.

— Возможно, это не одно слова, — проговорил молодой человек. Вампир обернулся к нему с книгой в руках и приподнял бровь. — Это очень странно, Демиант. Я могу определить здесь как минимум два корня: «pulvis» — в значении «пыль», и «grythem» — «грифон». В таком случае «os» — это «кость»… Это костная пыль грифона, она используется для…

— Для создания наркотика, — закончил за друга вампир.

— Именно. Тебе тоже это известно?

— Это сырье контрабандистов находится в «списке запрещенных». Я сам участвовал в составлении этого списка на заседании по делу разросшейся сети контрабандистов. Это сырье добывается из костей маленьких грифонов. Только в детском возрасте их кости содержат вещество, необходимое для создания сильного психотропа. Его используют работорговцы для подавления воли пленных.

— Но зачем ты заказывал его?

— Я не делал этого. Видимо, какая-то ошибка, — Демиант вернул книгу на место и вернулся ко столу, забирая у друга ведомость. — Нужно проверить эту поставку. Я думаю, из-за неразберихи в гостинице, она всё еще на складе. Дени, можешь посмотреть адрес отправителя в документах — еще четыре листа у тебя под рукой? Я схожу на склад: у меня плохое предчувствие.

— Конечно, Дем. Я сообщу, как только что-нибудь узнаю.

Демиант вышел из кабинета и направился на склад. Ситуация складывалась неприятная. Если среди провизии и прочих продуктов окажется контрабандная костная пыль, последствия для репутации гостиницы будут ужасны. Сам факт того, что кто-то промышлял добычей костной пыли, ужасал: детенышей крали из гнёзд и расчленяли, вырывали перья, чтобы добраться до плоти и бесценных костей. Вся процедура должна была производиться, пока маленькие создания были живы, для получения наибольшего эффекта при производстве психотропа. После себя браконьеры оставляли кровавую бойню.

Путь к складу лежал мимо кухни, где работали тролли — выглядели они не очень, но готовили отменно. Жаркая и душная обстановка, звон тарелок и стук ножей, ворчание поваров — всё это создавало в помещении особую атмосферу. Проскочив распахнутые двери кухни, вампир устремился к цели и, открыв замок, распахнул двери склада. Демиант повернул большой рубильник на стене у входа и включил свет, который вспыхивал волной от входа к дальней стене. Взору вампира предстало огромное количество стеллажей с коробками и контейнерами. Большинство продукции прибыло недавно: из-за нарушения в поставках в срочном порядке пришлось заказывать массу вещей и провизии. Об инвентаризации на данный момент не шло и речи, и отыскать что-то конкретное в этом завале было почти невозможно. Демиант замер, раздумывая с чего начать поиски.

— Дем, я сделал то, что ты просил, — произнёс Демиант, вновь неожиданно появившись из темного угла. — Это поставка западной провинции. Компания не на слуху, думаю, что подставная. Кто совершал заказ?

— В последние недели заявки от кухни на поставку продуктов не проверялись ни мной, ни Ингрид.

— Кто именно составляет заявки?

— Это должно было быть указано в ведомости, в графе «получатель», — Демиант взглянул на лист в своих руках. — Пусто. Просто замечательно!

— Нужно сначала найти посылку, заказчика найти успеем.

— Только вот как это сделать? Здесь тысячи коробок и контейнеров, и я понятия не имею, в чем был доставлен именно этот груз, — произнёс Демиант, указывая широким жестом на заставленный до отказа склад, — И почти всё здесь из западной провинции — они наши основные поставщики.

— Насколько я помню, готовый психотроп при облавах находили по скоплению пауков. Это должно помочь в поисках самого вещества, — Дениал понизил голос, оглянувшись на коридор. — Как на счет того, чтобы позвать Акселя — помощь нам не помещает?

— У него полно своих забот, впутывать его еще и в это…

— Демиант, не начинай. Для чего еще нужны друзья, как не для помощи в затруднительных, требующих конфиденциальности ситуациях. Начинай поиски, а я схожу за Акселем — так будет быстрее, — ответил Дениал, после чего в очередной раз исчез в тенях.

Вампир обреченно вздохнул и, еще раз окинув взглядом складское помещение, поплелся в самый конец, чтобы в поисках продвигаться к выходу. Он посчитал, что так будет правильнее: первые посылки складировали у самой двери, а последующие оттаскивали всё дальше и дальше, и посылка с порошком могла бы оказаться в самом конце. Осматривая коробки и перекладывая их с места на место, Демиант невольно думал о том, кому и зачем понадобилось это вещество. Помимо этого, тревожил факт, что он допустил к работе в гостинице преступника.

«Всё это — плоды моей беспечности. Я забросил дела, упиваясь жалостью к себе» — размышлял мужчина, роясь в коробках и сверяя номера партии.

— Дем, где ты? — звонкий голос Дениала прокатился по всему помещению.

— Здесь! — отозвался Демиант и махнул рукой, выглянув в проход из-за пирамиды коробок, полностью скрывавшей его.

— Я привел Акселя. Он уже в курсе дел.

— Замечательно. Удачи в поисках.

Друзья разошлись в противоположные стороны, чтобы охватить как можно большую площадь, но при этом ничего не упустить.

— Пауков видел вообще? — со вздохом уточнил Демиант у Дениала, взмокшего от постоянного перемещения коробок. Они как раз оказались лицом к лицу, разделенные рядами контейнеров с морепродуктами, находящимися под стазисом.

— Нет, — молодой алхимик пожал плечами, разминая рукой шею.

— Эй! Я, кажется, нашел, — послышался голос Акселя из дальнего угла склада. Демиант и Дениал, переглянувшись, устремились на звук.

— Что там? — вампир оказался быстрее, благодаря своей природе, и заглянул через плечо друга.

— Видишь! Пауки облепили эту коробку, — произнёс Аксель, указывая на небольшой деревянный ящик на нижней полке. — Она была плотно заставлена. Пришлось приложить немало сил, чтобы добраться до этого стеллажа — и не зря, как оказалось.

Демиант, как хозяин гостиницы, отодвинул друзей назад и присел рядом с искомым грузом. Одним движением руки он скинул с крышки пауков, активно прядущих паутину, и вскрыл ящик. Тот был полностью заполнен небольшими прозрачными пакетиками с голубоватым порошком. Цвет был характерен для костей молодых грифонов, что не оставляло сомнений в составе содержимого. Мужчина коротко выдохнул и провел ладонью по лбу снизу-вверх.

— «Pulveris os grythem», как это ни прискорбно. Количество ужасающее. Заполнение этого ящика потребовало бы не менее десятка смертей грифонов.

— Меня сейчас стошнит, — произнёс алхимик, закрывая рукой рот и отводя взгляд.

— Да, как представлю, так желудок выворачивает. Кровь грифонов отвратительна на вкус, — проговорил Аксель, скривившись. Дениал только поморщился, с укором глядя на друга. Демиант вернул крышку на место и выпрямился.

— Нужно унести это в недоступное место. И продумать, как поймать заказчика этого груза.

— Демиант, друг мой, ты же знаешь, что по части ловли я большой специалист. Предоставь это мне, — проговорил алхимик. — Но, чтобы это сработало, нужно заставить преступника прийти сюда.

— Это кто-то с кухни, либо там есть посредник. Он мог видеть, как мы шли сюда, и ни за что не выдаст себя, пока не будет обнаружено прямых улик, — произнёс Аксель, потирая пыльными пальцами подбородок, от чего на нём остались серые следы.

— Ал прав. И у меня появилась идея. Давайте вернём все на свои места, — Демиант с помощью простенького заклинания очистил руки от грязи и расправил закатанные рукава рубашки. — Дениал, унеси коробку через тени в мой кабинет. Затем возвращайся, чтобы поставить ловушку. Аксель, мы с тобой возьмем вина и сделаем вид, что долго его искали и хотим хорошенько напиться сегодня.

— Неплохо. Это поможет несколько усыпить бдительность преступника, и он захочет проверить, в порядке ли его «товар», — ухмыльнулся парень, поднимая коробку и отступая в тень стеллажей.

Демиант с Акселем вернули большую часть контейнеров на свои места, оставив разруху вокруг стеллажей с вином, расположенные поблизости от места обнаружения порошка. Взяв несколько бутылок с алкоголем, друзья вышли со склада и неспешно направились к выходу. Рядом с распахнутыми кухонными дверьми они показательно громко обсудили свои планы на вечер, а Демиант посетовал, что с завтрашнего дня устроит инвентаризацию в «том бардаке, что именуется складом». Продолжая отыгрывать свои роли, вампиры прошли по коридору до кабинета, и только оказавшись внутри позволили себе расслабиться.

— Долго же вы, друзья, — усмехнулся Дениал, вольготно расположившийся в кресле. Аксель вместе с бутылками прошел до шкафа с графинами, где и принялся расставлять алкоголь. Демиант же, предварительно окинув коридор взглядом на наличие подозрительных личностей, плотно притворил за собой дверь.

— Ты установил ловушку? — спросил хозяин кабинета, переходя сразу к делу.

— Конечно. Легче легкого. Осталось подождать, — произнёс парень и вскинул кисть правой руки, демонстрируя перстень на указательном пальце. Едва он закончил фразу, как рубин в украшении ярко вспыхнул и погас. Молодой человек удивленно приподнял брови: — А долго ждать и не пришлось.

Трое друзей переглянулись и, ухмыльнувшись, направились обратно на склад, чтобы увидеть застрявшего в магических силках. Они прошли по коридору, спустились в холл и прошли к двери склада, в очередной раз миновав кухню. Войдя внутрь, мужчины осмотрелись вокруг на случай, если злоумышленнику всё же удалось вырваться из ловушки, и прошли к месту установки ловушки. Тот пытался освободиться: было слышно пыхтение, ругань и скрежет ящиков. Что ожидаемо, это был тролль. Большой, угрожающий, страшный даже по меркам существ, в белом фартуке и колпаке помощника повара. Его звали Сем, и Демиант помнил его, как подающего надежды кулинара.

— Ох, Сем, как же так! Почему это именно ты? Мне так нравились твои булочки с кунжутом, — раздосадовано произнёс Демиант.

— Господин, я не понимаю, что происходит. Я пришел за маслом, но, когда хотел пройти обратно, то не смог оторвать ноги от пола. Они словно прилипли! Как хорошо, что Вы пришли, — губы тролля растянулись в благоговейной и очень натянутой улыбке.

— Сем, ты пришел не за маслом, а за коробкой с контрабандой. Это я поставил эту ловушку, — произнёс Дениал

— Зачем тебе это понадобилось? Кто твой поставщик и как давно ты этим промышляешь? — сухо спросил Демиант, принимая на себя роль стража закона.

— Я не понимаю, о чем вы, господин, — произнёс тролль, сгорбившись, словно побитая собака, и потирая трясущиеся, прижатые к груди руки.

— Всё ты прекрасно понимаешь, урод, — рявкнул Аксель.

— Не кипятись, Аксель. Эта ложь ему уже не поможет: я установил ловушку в виде копии той коробки, и она сработала бы при условии смещения коробки на расстояние не менее метра от изначально положения, после чего ноги злоумышленника намертво увязают в полу.

— Так что это точно он, — добавил Демиант, и продолжил, уже обращаясь к троллю: — Если ты без сомнений выбрал эту коробку среди других, разобрав завал из прочих контейнеров, то несомненно зал о содержимом. Верно, Сем?

— Я ничего не знаю! Я ничего не брал! — истерично завопил помощник повара.

— Этого упрямца стоит отправить на суд семьи, — произнёс Аксель.

— Я займусь этим, а судьба контрабанды — на вас, — произнёс Дениал, рисуя в воздухе вязь из магических знаков. Затем он резко взмахнул рукой вверх и вниз, и они вместе с Семом растворились в воздухе, оставив после себя легкую фиолетовую дымку.

— Что ж, тогда этим и займемся.

Демиант с Акселем неспешно вернулись в кабинет. На неплотно закрытую дверь хозяин кабинета не обратил внимания, пока не обнаружил пропажу ящика с контрабандой.

— Ал, мы не справились со своей задачей, — произнёс он, не обернувшись к другу.

— Что такое?

— Чертова коробка пропала.

— Что?! — воскликнул вампир, выглядывая из-за плеча Демианта. Место, где стояла коробка, пустовало. О её существовании напоминали лишь несколько раздавленных пауков и пыль.

— Ты уверен? — из-за второго плеча выглянул Ден, уже вернувшийся из «семейных» казематов.

— Никогда не жаловался на зрение, — сердито рявкнул серебряноволосый вампир, физически ощущая, как в голове завертелись шестеренки. — Кто выходил последним?

— Может, лучше сосредоточимся на том, что коробку свистнул из-под носа неведомый сообщник? — Аксель попятился назад, столкнувшись плечом с Дениалом, ойкнул и взглянул на Демианта. Мысль об окончании вечного посмертия из-за неплотно закрытой двери была абсурдна. Но была.

— Аксель!

— Что! Мы торопились!

— Эта дверь всегда запирается сама, если её плотно закрыть. Её нельзя оставлять открытой: здесь столько ценных — опасных — книг, не говоря уже о прочей документации. Нужно проверить, не пропало ли что-то еще, — заволновался Демиант и направился к полкам с книгами.

Было уже не так важно, что стало с коробкой. По спине вампира пробежала дрожь. В кабинете хранились очень редкие экземпляры магических гримуаров, и попади они не в те руки, катастрофы было бы не избежать. Многие из книг имели индивидуальную защиту, так как способны были сами по себе оказывать влияние на окружающий мир, но это могло только привлечь злоумышленников. Дениал тщательно осмотрел все полки, проверяя наличие книг, и вернул на место те, что остались на столе после последнего просмотра. По счастью, ничего не пропало.

— Всё на месте, — облегченно выдохнул вампир и направился к своему креслу.

Сев в него, Демиант расслабленно облокотился на спинку и запрокинул голову назад. Дениал прошел к софе и тоже сел, в отличие от Акселя, оставшегося на ногах. Он до сих пор не знал, стоит ли ему спасаться бегством.

— Может, вернемся к нашей проблеме, Дем? Ящик пропал, — с ударением на последнее слово, произнёс молодой человек.

— Это плохо. Сем в это время находился в ловушке, очевидно, что у него есть как минимум один сообщник. И это кто-то из персонала, так как это крыло закрыто для постояльцев, и только персонал в курсе, что мой кабинет всегда запирается. Сообщник очень быстро сориентировался в ситуации, определив, что коробка здесь, значит, у Сема была возможность связаться с ним. И тролль намеренно тянул время, не зная, что дверь не заперта, — все также, с запрокинутой головой, монотонно ответил Демиант.

— Среди твоего безупречного гостиничного персонала затесалась «паршивая овца».

— Среди моих друзей, как оказалось, тоже, — огрызнулся Демиант. То, что такая партия пыли была упущена ими, не было поводом для шуток.

— Виноват. Каюсь, — мрачно отозвался Аксель.

— Как нам теперь обнаружить сообщника? Теперь они будут вести себя осмотрительнее. Если Сем был лишь посредником, то с этой коробкой мы упустили единственный след.

— Дениал, ты же умный, придумай что-нибудь, — проговорил Демиант, устало взглянув на друга. — Если хочешь, то я соберу всех и устрою допрос, а Аксель поможет.

Молодой человек только отрицательно покачал головой, со вздохом поднялся на ноги и направился на выход из кабинета, на этот раз традиционным способом, истратив за день много сил. Черноволосый вампир поспешил следом за ним, и Демиант остался в кабинете один. Он окинул комнату взглядом. Вокруг царил полнейший хаос: бумаги со стола разбросаны повсюду, подушка с софы оказалась у самой двери, в воздухе витала пыль с потревоженных книжных полок. Вампир сердито потер висок, впервые за долгое время ощущая мигрень. И навалившуюся сверх меры усталость. Среди несвязного потока мыслей в его разуме вспышкой возникло воспоминание о ярких зеленых глазах, всегда приносившее ему радость.

«Виктория! Я так хочу увидеть её»

Он поднялся на ноги, подхватил пальто, висевшее на спинке софы, и покинул кабинет, привычно заперев его на ключ. В мгновение ока вампир переместился к её дому, но быстрый взгляд на знакомое окно дал ему понять, что девушки нет дома. Воспользовавшись магией, мужчина обнаружил тонкую нить — её след — за которым проследовал через тени. Девушка в одиночестве шла по улице в свете вечерних фонарей. Не окликнув, Демиант со спины обнял её за плечи, испытав на мгновение блаженное умиротворение. Виктория вскрикнула, резко обернулась и залепила мужчине пощечину.

— Демиант! — девушка изумленно выдохнула, встретившись с шокированным взглядом вампира. Её терпеливое ожидание, умасленное надеждой, будто она действительно интересна ему, уже успело дать трещину. И в это мгновение разочарование вновь переплавлялось в радость. Эмоции, читавшиеся на открытом лице, растрогали Демианта. Он понял, что в сердце Виктории есть место для него. — Почему тебя не было так долго?

— Мне сложно объяснить это в двух словах, — вампир едва заметно нахмурился, принимая решение. Не самое лучшее в сложившейся ситуации, но важное по отношению к девушке. — Я хотел бы показать тебе мир, в котором живу. Ты не против?

Виктория с легкой улыбкой вложила свои пальцы в протянутую ладонь.

Частое использование магических перемещений сильно изматывало, а перемещение в компании с кем-то еще выматывало вдвойне. В последнее время Демиант расходовал свои силы часто и без оглядки на усталость. Когда он очутился вместе с Викторией в холле гостиницы, то был порядком измотан. Девушка изумленно ахнула, озираясь по сторонам. Было шумно, словно на вокзале. В приемном зале было множество разных существ: одни вольготно расхаживали по своим делам, другие сидели на массивных скамейках из дерева, кто-то летал под самым потолком. У стойки регистрации выстроилась небольшая очередь, обслуживаемая парочкой гномов. Деревянная обшивка стен выглядела новой, и само помещение было выдержано в стиле кантри. Дорогие портьеры на окнах и вдоль стены и новый ковролин разбавляли от «деревенскую» обстановки комнаты. Высокий потолок, и мансарду второго этажа, так же наполняли существа.

Внезапно, к девушке подбежали маленькие дети. Остроконечная форма их ушей очень удивила Викторию. Дети закружились вокруг неё, то и дело тыкая пальцами и хваватая за одежду.

— Кыш, мелюзга! — рыкнул на них Демиант.

— Это эльфы? — изумленно спросила Виктория в полголоса, но мужчина услышал её в окружающей какофонии звуков и утвердительно кивнул.

— Дети эльфов — маленькие пакостники.

— Я им не понравилась, — девушка передёрнула плечами, провожая детишек взглядом, и инстинктивно придвинулась к вампиру.

— Не обращай внимания, они ко всем новеньким так пристают. Идем.

Чтобы не смущать посетителей гостиницы присутствием человека, пусть и в компании хозяина гостиницы, Демиант предложил гостье подняться наверх, в его кабинет. Касаясь, по обычаю своему, поручней лестницы, вампир проводил девушку на второй этаж. Едва они зашли в кабинет, Демиант вынужденно вспомнил о полнейшем беспорядке. Не зная, как оправдаться, вампир произнес фразу, которой воспользовался однажды, очень давно, сказав их своей возлюбленной:

— Прости за беспорядок, за делами я не успеваю здесь прибираться, а горничная, следившая за моим кабинетом, недавно уволилась.

Не пару секунд эффект произнесенной фразы перенес Демианта в прошлое, когда он только познакомился со своей возлюбленной. Но Виктория выдернула его из мечтаний:

— И правда очень пыльно. Можно ли работать в такой обстановке?

— Когда дел невпроворот и не в таком бардаке можно работать, — ответил Демиант.

Пытаясь немного навести порядок, он собрал бумаги с пола и софы. Разговор не клеился, и это ненамеренно сгущало напряжение в комнате. Демианту хотелось о многом рассказать, но он не был уверен в том, что она правильно это воспримет. Виктория пристально наблюдала за мужчиной, пока он суетился с косметической уборкой.

— Я мог бы продемонстрировать вампирскую анатомию более наглядно на примере собственного тела, — шутливо предложил вампир, ощущая чужой интерес. — Если этого не хватает в художественном ВУЗе…

— Знаешь, Демиант, чтобы узнать о жизни человека, не обязательно следить за ним из-за угла — достаточно спросить, — язвительно отозвалась девушка, скрывая смущение. Но предательски покрасневшие шея и щеки выдали её с головой. Это потешило самолюбие вампира. Виктория, отвела взгляд и пробормотала: — Пятно чернильное. На вороте блузы.

— И правда. Прости, но мне нужно отлучиться, — щепетильный к своему внешнему виду, в том числе и одежде, вампир поспешил избавиться от изъяна своего гардероба и отправившись в свою спальню, чем вызвал лукавый смешок у гостьи. — Не выходи из кабинета ни при каких обстоятельствах.

Демиант ушел, оставив Викторию в одиночестве. Сначала она смирно сидела на софе, поглядывая по сторонам. Потом встала, чтобы посмотреть книги на полке, но открыв первую же — отказалась от этой идеи. Пыль, странная вибрация и пугающие на вид корешки, словно выполненные из кожи неведомых рептилий отпугнут кого угодно. Подойдя к столу, девушка увидела ручку похожую на перо, но полностью металлическую. Она подняла её, тут же оценив непривычный вес, и посмотрела на кончик, чтобы понять, как ей пишут. Опробовав его пальцем, Виктория укололась микроскопической иголкой у основания и поняла на себе, что значит «расписаться кровью». Когда девушка небрежно рассматривала лежащие на виду бумаги, пытаясь понять хоть слово, то услышала, что за дверью кто-то шепчется и хихикает.

— Тетенька, ты еще там? — послышалось из-за двери.

— Кто это? — Виктория обернулась на звук, вернув документ на прежнее место, и приблизилась к двери

— Мы хотели извиниться за то, что сегодня накинулись на тебя.

— Ах, это вы? Те маленькие эльфы?

— Да. Ты на нас не обижаешься? — они говорили хором и очень жалобно.

— Ну, раз вы пришли извиниться, то не обижаюсь.

— Ура. А почему ты там сидишь? Хозяина нет?

— Нет, он ушел и сказал мне никуда не выходить.

— Уньююю… А мы думали, ты поиграешь с нами.

— Я бы с удовольствием, но мне велено не выходить из этой комнаты, — повторила Виктория.

— Хозяин, наверное, боится, что ты потеряешься. Но мы знаем здесь всё. Может, все же погуляешь с нами? Мы покажем тебе гостиницу. Ну, пожалуйста…

— Ну, думаю, если он переживал только из-за того, я могу и выйти. Со мной же будут проводники, — решила Виктория, уступив собственному губительному любопытству.

Кое-как открыв дверь, девушка увидела трех маленьких эльфов. Те весело запрыгали вокруг неё, едва ли создавая шума, и потянули за собой, схватив за руки. Они вели её вперед по коридору, вглубь гостиницы, треща без умолку. Виктория понимала их через слово, но переспрашивать не успевала. Она еле успевала за легконогими эльфами. Но вдруг они резко замерли перед дверью, похожей на ту, что вела в кабинет Демианта. Только на этой был вырезаны разнообразные непонятные символы, образующие окружность, перечеркнутую глубокой царапиной. Дети о чем-то переговаривались и смеялись, пока девушка приближалась к ним, а затем постучались и бросились бежать. Мир другой, а дети такие же шкодливые.

Виктория замерла у двери, провожая детей взглядом, и раздумывая о том, как отыскать обратный путь в кабинет без проводников. Дверь с орнаментом тем временем распахнулась, и на пороге появилась молодая девушка, ровесница, одетая в черное платье. У неё были темные, длинные вьющиеся волосы, бледное лицо и фиалковые глаза. Так выглядела бы принцесса вампиров, подумалось Виктории, и она отступила на шаг.

— Здравствуйте. Прошу прощения, я не хотела Вас беспокоить, эти эльфята… — заговорила Виктория, а девушка тем временем сделала глубокий вдох, прикрыв глаза. А когда они открылись, то были расширенные, насыщенного красного цвета.

— Человек! — крикнула она, кидаясь к Виктории и впиваясь когтями в её шею.

Именно этот крик услышал Демиант, покинув спальню. Минутой ранее стоя на пороге, он отдавал проходящей мимо Ингрид распоряжение перепроверить поставки на соответствие заказным позициям и наличие среди них запрещенных товаров. Нечеловеческий вопль новообращенной вампирши словно сорвал его с места, и вампир помчался по коридору, ориентируясь на звук. За поворотом, спиной к распахнутой двери номера, стояла Латиша и сжимала горло Виктории, вдавливая в стену коридора. Жажда девушки была настолько сильна, что ощущалась на расстоянии.

— Прочь! Она моя! — рявкнул Демиант, в один миг оказываясь рядом, разрывая смертельные объятия и отбрасывая Латишу прочь. От силы удара та с воплем влетела в свою комнату, и дверь захлопнулась, повинуясь магии хозяина гостиницы. Вампир подхватил лишившуюся сил девушку и перенёс их в кабинет, не тратя времени. Виктория находилась в полубессознательном состоянии и не могла говорить из-за поврежденных связок. Её дыхание сипло срывалось с губ, прерываясь судорожными попытками сглотнуть. Демиант метался между стеллажами в поисках нужного снадодья — одна из разработок Дениала. В состав его входили желудочки пресноводных жаб, на вкус и цвет оно было более чем отвратительно, но целебные свойства полностью это окупали. Найдя нужную склянку, вампир дрожащими руками приподнял голову девушки с подушки и влил содержимое в приоткрытые губы. Прокатившись по горлу снадобье принесло моментальное облегчение, и Виктория сделала несколько глубоких вдохов, расслабляясь. Почти сразу её сморил легкий сон, навеянный лекарством. Сжавшиеся на запястье Демианта пальцы ослабли, и он, подхватив тонкое запястье, уложил его вдоль тела девушки.

Глядя, как к бледным щекам возвращается румянец, а посиневшие от удушья губы вновь набирают цвет, он впервые осознал, на сколько Виктория стала ему дорога. Произошедшее выбило вампира из колеи — впервые он подумал, что его родной мир может быть смертельно опасен для его избранницы. Демиант аккуратно поднял девушку на руки и перенес в её комнату так, что та этого и не почувствовала.

Возвратившись, вампир судорожно заметался по кабинету, не в состоянии отвлечься от пугающих мыслей:

«Что было бы, не успей я? Если бы Латиша убила Викторию?.. Почему печать не сработала и как та смогла выйти?»

«Я сам виноват, что не проверил работу печати, — Демиант замер на месте, уставившись на софу, рядом с которой остался пустой пузырек из-под лекарства. В кабинете до сих пор витал аромат Виктории. — Реакция Латиши на человека объяснима, она — новообращенная. Печать же потеряла свою силу, и не смогла сдержать её. Неужели Аксель не заметил? И почему не сказал об это мне?»

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги История одного общения предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я