Дети небес
Вернор Виндж, 2011

Спустя почти двадцать лет Вернор Виндж создал продолжение своего незабываемого шедевра «Пламя над бездной». А на планете Когтей прошло десять лет со дня катастрофы, которая уничтожила человечество наряду с неисчислимым множеством иных разумных рас Запределья, загнав маленькую горстку людей и парочку мыслящих кораллов-наездников в диковатый мир стайных разумов. К моменту появления людей цивилизация Когтей примерно соответствовала Средневековью Старой Земли. На помощь кораблю Высокой Лаборатории, в последнем отчаянном рывке спасшему более сотни человеческих детей от Погибели, пришел экипаж «Внеполосного-II», корабля из верхних Зон Мысли. Равна Бергсндот и Фам Нювен путем нечеловеческих усилий и самопожертвования смогли не только спасти выживших при крушении, но и спрятать весь мир от всепожирающей Погибели, чей флот остался в тридцати световых годах от планеты. После того как Фам отдал жизнь, чтобы погрузить мир Когтей в Медленную Зону и тем самым закрыть его от Погибели на достаточно продолжительное время, Равна посвятила себя и все оставшиеся ресурсы «Внеполосного-II» сохранению остатков человечества, установлению добрых отношений с Когтями, и главное – форсированному технологическому прогрессу, который позволил бы за то время, что выиграл для них Фам, поднять цивилизацию на уровень, где уже можно будет противостоять Погибели. Но спасенные дети выросли и далеко не все из них разделяют веру и стремления Равны…

Оглавление

Из серии: Зоны мысли

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дети небес предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 07

Щепетильник был вне себя.

— Это возмутительно! — Шестерка тесно сгрудилась, а два ее элемента влезли по спинам остальных так, чтобы оказаться на одном уровне с Равной и взглянуть ей в лицо. — Их похитили. Это предательство, и я ни перед чем не остановлюсь, чтобы найти виновников!

Равна несколько минут как прибыла в северные рудники и, глядя с края разреза на уходящие далеко вниз стены карьера, решила было, что тут все тихо. Никаких подрывов, никакого шума. Даже огней не видать. Самое время поговорить по душам с королевским советником по науке.

Спускаясь по открытой всем ветрам лестнице, высеченной в скале, она приветственно махала людям, помогавшим Щепетильнику в работе. Те поднимали руки в ответ: значит, Щепетильник в неплохом настроении? Не успев спуститься и до половины лестницы, Равна услышала сердитый лай советника. Когда же она достигла прохода в лабораторию, два элемента Щепетильника уже мчались ей навстречу так, что избежать встречи на невыгодных для Равны условиях было невозможно.

Сейчас они сидели в кабинете Щепетильника, и стая пребывала просто в бешенстве. Равна еще никогда не видела его таким разъяренным. Да и не случалось еще, чтобы какая-то стая лезла ей прямо в лицо. Равна поднялась и отступила к распахнутой двери, подняв руки в попытке закрыться от клацающих челюстей.

— Щепетильник, это временно, ты скоро получишь камеры назад. — По крайней мере, Равна надеялась на это. Если камеры останутся недоступны Щепетильнику достаточно долго, это затормозит продвижение ее собственной исследовательской программы.

Во всяком случае, Щепетильник ее не укусил, как можно было опасаться. Но, к сожалению, стая продолжала крутиться вокруг Равны и на самношке отвечать отказывалась. Длинные раскатистые аккорды, издаваемые Щепетильником, явно были отборными проклятиями. Внезапно старший элемент Щепетильника, с белой полосой на голове, остановился и нерешительно взглянул на Равну. Спустя еще полсекунды растерянное молчание охватило всю стаю — это выглядело даже комично.

— Камеры?

Щепетильник понизил голос на пару децибел.

— Ты имела в виду три видеокамеры, которые, по официальной версии, испортились? Те, что забрали у меня гвардейцы Древорезчицы?

— Д-да.

К счастью, мир за пределами кабинета Щепетильника не слишком много извлек бы из этого обмена репликами. Горячечная тирада стаи не выдала бы посторонним государственных секретов.

Щепетильник спустил два элемента со спин остальной четверки и еще немного покрутился вокруг женщины, внимательно рассматривая ее. Щепетильник бывал просто невыносим, но нельзя было отрицать, что инженер он гениальный. По крайней мере, до тех пор, пока ему указывали правильную цель исследований и пока он не становился слишком завистлив к успехам остальных. Если Щепетильника использовали правильно, во всем Домене не сыскалось бы более ценной стаи.

— Честное слово, Щепетильник. — Равна тоже понизила голос. — Это очень срочно. Мы тебе их возвратим как можно скорее. Я понимаю, как они важны. Понимаю так же хорошо, как ты.

Советник по науке продолжал отплясывать свой сердитый танец, но отвечал уже спокойнее:

— В этом я не сомневался. Только поэтому я согласился с конфискацией камер и взял на себя обязательство всем рассказывать легенду об их ремонте. — Челюсти еще поклацали, но в этот раз Щепетильник не целил ими в горло Равны. — Но я боюсь, что мы друг друга не поняли. Видеокамеры изъяты законно, по приказу ваших высочеств, и я даже могу согласиться с обоснованием этого приказа. Но получается, что вы с Древорезчицей не имеете отношения к пропаже радиоплащей?

— Что?! Нет!

Старые радиоплащи для системы видеонаблюдения оказались практически бесполезны, а носить их было опасно.

— Щепетильник, это вообще не входило в наши планы…

— Значит, я прав. Это заговор.

— Как они могли исчезнуть? Ты же держишь их у себя под замками, так ведь?

— Я их оттуда вытащил после того, как агенты королевы забрали у меня камеры. Я предполагал использовать плащи в качестве замены… вообще-то, я не уверен, что выжил бы, если бы рискнул их надеть. Но можно же было одевать их только на краткие промежутки времени, и не всеми элементами сразу, и… — Щепетильник стряхнул с себя ребяческое смущение. — Ладно, не обращай внимания. Суть в том, что плащи лежали на опытном заводе, готовые к использованию. Я все еще был вне себя после визита агентов, да и без них утро выдалось скверное. И… — Щепетильник на миг сдвинул головы вместе — сосредоточился, что-то вспоминая. — Да. Ты знаешь, как устроен завод.

Длинные ряды простых деревянных скамей. Сотни лотков, каждый содержал реагенты в определенных соотношениях, продиктованных планом эксперимента. План составил «Внеполосный-II», сравнив наличествующие у Когтей ресурсы с методиками из архива. В некоторых помещениях часами не появлялись ни люди, ни Когти — корабль сам извещал их по беспроводной связи, когда следует навестить определенную комнату и записать результаты. Помощников Щепетильнику вечно не хватало: они бегали по всему заводу, кое-какие эксперименты останавливали и переделывали, некоторые отменяли вовсе, другие лотки перетаскивали в поле прямого обзора камер «Внеполосного-II».

— Я был там один. И захватил с собой радиоплащи — мне так понравилась эта идея. — Щепетильник вздернул морды. — Да! Как раз тогда приперлись эти клоуны из дурдома для тропических.

— И что, они ворвались на завод во время эксперимента?

— Э, нет. Такое иногда случается, но мы сейчас как следует охраняем территорию. Не знаю… Я их вышвырнул. Дал им какие-то побрякушки вроде проводных телефонов… Короче, потом мне пришлось уйти и поболтать с их так называемым послом. — Шерсть на хребтах Щепетильника вздыбилась. — И я готов поклясться, что это они! Я отсутствовал почти пятнадцать минут. Жаль, что нам приходится любезничать с этим чуваком. Неужели мы обязаны так с ними сюсюкать? Ладно-ладно — я уже знаю твой ответ. Но сегодня их приперлось больше обычного, и орали они значительно громче. — Часть Щепетильника возбужденно бегала по комнате и излучала поток сознания. — Да. Они заморочили головы моим сотрудникам, а один из них прокрался внутрь и спер плащи. Вот черт! Черт, черт, черт! Госпожа, идемте! Тревога!

Пока остальные элементы выбегали на улицу, Белоголовый только поднимался. Стая скатилась по лестнице черного хода, разразившись тревожными аккордами. Равна не сразу поладила с некоторыми стаями, и Щепетильник был среди них; но Белоголовый страдал артритом, а Щепетильник еще не совсем обезумел от ярости, и стая не бросила своего на произвол судьбы.

Стая перешла на самношк:

— Держи тропических! Держи тропических!

Стража уже опускала ворота. Равна и Щепетильник промчались по карьеру. Щепетильник фонтанировал нечленораздельными обрывками слов самношка. Парой элементов он пытался переводить, путаясь в межстайных проклятиях и брани на самношке:

— Держите подонков! Я только сейчас сообразил, что это проклятые тропические дебилы! Я так переживал из-за камер, и вот… Я думал, что вы с Древорезчицей опять обвели меня вокруг носа.

— Мы их взяли! — раздалось от ворот.

Людям и стаям в карьере не разрешалось носить оружие, но они встали кольцом вокруг… кого-то. Щепетильник лавировал в потоках мыслеречи. Равна подбежала ближе. Посол Хора Дар Божий и его спутники еще не успели покинуть карьер. Они задержались, исследуя наиболее впечатляющую часть лабораторного комплекса, где прикидочные эксперименты и модельное планирование наконец давали начало чудесам технологии.

Между толпой и предположительными ворами оставалось пустое пространство. Дар Божий и его Когти теснились вокруг летательного аппарата Щепетильника — «Вышних глаз». Антиграва на нем не было, его заменяла конструкция даже более странная (с точки зрения Равны): корзина для пассажиров от воздушного шара с пропеллером.

Щепетильник завертелся волчком перед толпой, что-то отрывисто лая на языке Когтей. Равна без корабельного переводчика его не понимала, но ей показалось, что Щепетильник просит всех заткнуться и мыслить потише. В холодном сухом воздухе — как сегодня — мыслекрики разносились на десятки метров, а когда каждая стая еще и лаяла вслух, все совершенно запутывалось. Равна сделала было несколько шагов к тропическим, потом остановилась, колеблясь. Когти выглядели замерзшими и перепуганными, глаза их вылезали из орбит. Они стояли, тесно сгрудившись, прижавшись к поручням корзины команды воздушного шара. Самозваный посол представлял собой единственную более-менее оформленную стаю, и у него на лапах блестели острые клинки. Может, эти парни и умственно неполноценные, но, проведя столько времени на севере, они всякого поднахватались у местных.

Щепетильник кричал половиной элементов на самношке, половиной — на языке Когтей. На самношке получалось примерно следующее:

— Все видят, что эти уроды собирались сделать?

Частью себя он оглядывал воздушное судно. До Равны только сейчас дошло, что тропические Когти и в самом деле чуть не улетели!

Вперед вышел пятнадцатилетний мальчишка, Дель Ронсндот:

— Я… я просто показывал им устройство кабины «Вышних глаз». Я думал, что это можно.

— Дель, все в порядке, — ответила Равна. Такие экскурсии разрешались.

— Это они тебя попросили показать им шар? — уточнил Щепетильник.

— Да. Все гости любят его смотреть. Когда мы наберемся опыта, может, будем их катать на нем. — Его взгляд метнулся к тропическим. Казалось, мальчишка сообразил, что у гостей могли быть свои планы.

— Они просили тебя пустить кого-нибудь из них на борт?

От пары тропических пошел возмущенный гул, сменившийся человеческой речью:

— Уважаемый Щепетильник, если вы подозреваете кого-либо из наших в правонарушении, вам следует обратиться напрямую ко мне.

Посол вышел вперед. Он называл себя Даром Божьим и сегодня основательно поднабрался элементов. Некоторые из них находились в столице со дня учреждения посольства, правда, в целом текучка в стае была значительной. Порой казалось, что Дар Божий — не более чем клуб по интересам для синглетов-позеров. Стая носила куртки не по размеру, хотя некоторые из предметов его одежды были подобраны не без элегантности. Трудно было удержаться от смеха, глядя на их буффонаду. Но сейчас во взглядах посла было что-то угрожающее. «Не обманывайся внешностью, Равна. Помнишь бабочек?» Она повидала достаточно иномирцев, чтобы не судить о них по первому впечатлению.

Щепетильник не осторожничал: гнев его еще не улегся. Он выслал вперед свою двойку и бесцеремонно влез в личное пространство посла:

— Хватит разводить политесы, господин посол. Что вы сделали с моими радиоплащами?

Двойка щелкала челюстями, зыркая на Дара Божьего. Хотя две стаи разделяло еще около трех метров, поза эта соответствовала бы у людей стойке драчунов, один из которых тычет пальцем прямо в грудь другому.

Дар Божий хладнокровно ответил:

— О, я слышал о пропаже плащей. Надо полагать, они сами найдутся?

Он показал мордой на Холм Звездолета.

— После впечатляющего представления, устроенного вами на последнем Весеннем Закате, я не видел ваших бесценных плащей. — Он несколько растянулся. — Ах, как чудесны ваши праздники, северяне. Для нас весна — время дождя…

— Заткнись! — Щепетильник повернул морду одного элемента к своим порученцам, людям и Когтям. — Позовите солдат с длинными пиками. Мы допросим воров.

Тропические порывисто выдвинулись к Щепетильнику, на их лапах засверкала сталь. Они бы проиграли в этой схватке, но двум элементам Щепетильника, которых он выдвинул вперед, точно бы перерезали глотки. Равна спешно вышла в круг и подняла руки жестом, который у большинства стай вызывал скорее опасения.

— Погодите! — закричала она во все горло. — Не нужно никакого допроса. Мы уважаем дипломатический иммунитет посольства. В противном случае мы бы уже выкинули вас прочь из Домена, и вы это знаете.

Щепетильник оттянул назад своих элементов и что-то проворчал. Посол Хора тоже отступил, явно с тем, чтобы мысли не путались. Он что-то коротко пролаял, и остальные тропические немного расслабились. Дар Божий склонил головы к Равне.

— Как грубо, но, осмелюсь я сказать, отрезвляюще. Благодарю, ваше высочество. Сегодня я прибыл сюда в надежде на счастливый и плодотворный день. Но доволен уж и тем, что удалось предотвратить кровавую баню.

— Это мы еще посмотрим, — огрызнулся Щепетильник.

Равна опустила руки и присела на корточки. Глаза ее теперь были на уровне морд Дара Божьего.

— Наши радиоплащи, господин посол, исчезли не более часа назад. Так что… вы до сих пор заинтересованы в поддержании дипломатических отношений с Доменом? Тогда прикажите своим соплеменникам присоединиться к поискам. — Она махнула рукой на стоявшую позади посла толпу, вооруженную чем попало.

Посол покрутил мордами, словно бы защищаясь:

— Вероятно, вопрос следовало бы переформулировать таким образом: насколько ценна для Домена торговля с тропиками?

В прошлом торговля эта носила почти исключительно теневой характер, поддерживаемая главным образом регулярными кораблекрушениями. Посольство Хора в столице Домена возникло как приют для синглетов, выброшенных на берег после одного такого кораблекрушения. Анекдот, а не посольство. Теперь же эта шутка зажила собственной жизнью и обрела определенное влияние в южных землях.

Равна скрестила руки на груди и пытливо оглядела посла. Беззвучный взгляд в упор оказывал на стаи довольно сильное впечатление. Так и с послом: без видимой причины он задрожал.

— Ну хорошо. В общем-то, нам нечего скрывать.

Равна позволила себе долго сдерживаемый вздох облегчения. Не то чтобы она подозревала посла в воровстве, но раскрыть кражу надо было по горячим следам. Рядом стояли двадцать с небольшим людей, возвышаясь над всеми стаями, а за ними…

— О, Невил? Ты когда подоспел?

Жених Йоханны протолкался вперед, сопровождаемый парой друзей:

— Только что. Я спускался с вершины карьера и увидел оттуда, что все как с ума посходили. — Невил остановился рядом с Равной. Он тяжело дышал, как после бега. — Я слышал только остаток спора. Вы хотите, чтобы этих тропических обыскали?

Щепетильник энергично закивал:

— Да. И сделайте это сами, потому что только вы можете подойти к нашим нервным посетителям, не переполошив их. — Он саркастически махнул хвостами в сторону тропических, но уже без такого гнева, как раньше. — Я был уверен, что это они, — добавил он извиняющимся тоном, сделав вид, что бормочет это себе под носы.

Невил присел на корточки следом за Равной, чтобы поговорить наедине. Стаи умели говорить вполголоса в точно рассчитанном направлении, но к людям это не относилось. Равна подвинулась к молодому человеку.

— Дар Божий согласился с такой легкостью, — заметил Невил. — Вы уверены, что здесь вся его компашка?

Щепетильник настороженно осмотрелся, вздернул морду и пересчитал тропических.

— Их трудно сосчитать. Еще раз… Во имя божьего Хора! Невил, ты думаешь, что они отцепили стаю?

Равна тоже посмотрела на посетителей. Тропические всегда выглядели странными — окрас их тел, клочковатая шерсть, аляповатая одежда всегда сбивали с толку. Теперь они уже не жались к воздушному судну, а разбились, образовав подобие слитных стай. В основном четверок. Если они захватили с собой дополнительные элементы, то могли с легкостью перетасовать души и отпустить вовне новую стаю. Такая игра давалась тропическим без труда, но стаи Домена всегда заводила в тупик и нервировала. Взгляды Щепетильника метались от людей к тропическим беженцам.

— Не знаю, сколько их сюда пришло, но… глянь-ка на их шкуры. Тебе не кажется, что у тех двух на самом краю стайки окрас не совпадает? Но это же тропические, они извращенцы, каких поискать.

Дар Божий явно слышал каждое слово, — во всяком случае, он не замедлил запротестовать:

— Обращаю внимание вашего высочества, что мы согласились на обыск, но оскорблений не потерпим!

— Еще минуточку, господин посол. — Равна придвинулась к Невилу и Щепетильнику. — Я не знаю, что делать, Щепетильник. Эта окраска мне говорит еще меньше, чем тебе. — «Как бы я хотела видеть здесь Странника. По крайней мере, он бывал в тропиках и знает тамошние обычаи».

Невил обернулся и сделал одному из своих приятелей знак подойти. Потом шепотом ответил:

— Вообще-то, Били видел кое-что странное, пока мы спускались вдоль стены карьера.

Били Ингва подбежал к ним, опустился на колени и кивнул:

— Да. Какая-то пятерка крутилась вокруг подъемников. Как только я попытался присмотреться внимательнее, они порскнули к воздушному шару. Самое странное, что мне кажется, будто у них были в шерсти синие полоски, как у этих, но их выщипали.

Щепетильник торжествующе ухнул:

— Я так и знал! — Он расслабился, приподнялся с земли. Еще мгновение — и во все стороны полетят приказы.

Невил тоже встал и посмотрел на Равну:

— Ваше высочество?

Равна сообразила, что и впрямь пора воспользоваться статусом одной из королев. Она положила руку на голову Щепетильникова элемента:

— Предоставьте это мне, господин научный советник.

Она поднялась с корточек и повернулась к неуверенно мнущейся с лап на лапы толпе.

— Эй! Тише! Пожалуйста, тише! — По крайней мере, в аудитории это зачастую срабатывало. И, о чудо, здесь это обращение тоже привлекло всеобщее внимание. — Мы собираемся произвести тщательный обыск, на который господин посол Хора дал любезное согласие. Щепетильник тоже примет участие в дознании, но мне нужны добровольцы из числа людей. — Кого бы позвать? Она вдруг исполнилась новой благодарности Невилу. Он прирожденный лидер, и у него хорошие отношения со всеми ребятами. — Невил Сторхерт пускай присмотрит за всем. — Она негромко спросила у него: — Йоханна здесь?

— Извините, она сегодня в глубине страны.

— Хорошо, тогда начнем.

Невил кивнул и начал собирать команду. Равна посмотрела на Дара Божьего:

— Мы вскоре оставим вас в покое, господин посол.

— О, это превосходно, — ощерился предводитель тропических, всем своим обликом давая понять, что нисколько не обеспокоен.

Щепетильник пустился в разочарованный хоровод. Его шипящие аккорды сменились шепотом на самношке:

— Все напрасно! Мне нужен телефон. Поднять тревогу по всему острову, связаться с «Внеполосным-II».

«Да, и обзор с воздуха тебе подавай…» Равна подняла голову и осмотрела летательный аппарат, в тени которого разыгрывалась вся эта сцена.

— А что, на «Вышних глазах» можно летать? — Равна наставила палец на корзину. — И что, на борту есть радио?

— Что? Нет, радио нет, но мотор заведен… гррм, гррм! Да! — Он что-то энергично заворчал своим элементам, мешая межстайные аккорды и самношк. В разных направлениях он говорил с разной громкостью, и Равне удалось разобрать не более нескольких фраз:

— Позвоните Древорезчице!

— Невил, отойди от «Вышних глаз»! У меня найдется им лучшее применение!

И шепот только для ее ушей:

— Корабль полностью готов к полету, и мне было бы очень интересно выяснить, знает ли об этом наш дежурный по дурдому.

Он побежал к плетеной корзине, два его помощника уже карабкались туда с другой стороны, остальные открывали газовые клапаны, успевая спорить со Щепетильником о деталях. Люди Невила и тропические отбежали метров на двадцать. Подозреваемые стягивали штаны и куртки. Оказалось, что даже в местах облысения их шкура покрыта замысловатыми узорами. Некоторые беженцы с интересом наблюдали за отлетом «Вышних глаз», но обыск их не очень беспокоил.

Один из помощников Щепетильника сбегал в лабораторию и вернулся с переносным радио. Ближний элемент Щепетильника ухватил ящик и передал его остальным по цепочке. Потом встревоженно огляделся, как если бы вспомнил о чем-то критически важном:

— Эх, если бы Йоханна была здесь, мы бы лучше сладили вместе. — То есть вместе с человеком. — Эй, Невил! — пролаял Щепетильник.

Равна поставила ногу на трап:

— Все в порядке. Я вполне подхожу для этой миссии.

Это по большей части было так. Она много раз сопровождала Щепетильника в ответственных заданиях. Кроме того, ей не хотелось оставаться здесь и смущать Невила своим присутствием. Сторхерт обернулся, и на миг Равне показалось, что он воспротивится ее решению. Мальчик — нет, молодой человек, он всего на восемь лет младше ее… Он всегда особо напирал на неоценимый вклад Равны в стратегическое планирование высшего уровня. Но сейчас Невил вроде бы сообразил, что ему уже дали поручение, а дорог каждый миг. Поколебавшись, он помахал ей рукой:

— Доброй охоты!

Она тоже помахала ему и следом за элементами Щепетильника залезла в тесную корзину.

Щепетильник для разнообразия не пререкался, а, свесив морды через борт, отдавал последние команды своим подчиненным на земле. Когда Равна перелезала через носовую скамью, корзина, как и положено, накренилась. Равна еще не успела толком устроиться внутри, когда на земле перерезали веревки и шар понес их в небеса.

Это напоминало полет на антиграве, но курс дирижабль держал ровнее, чем флайер Странника. Земля стремительно уносилась вниз, и, глядя через край корзины, Равна увидела финальную часть обыска. У тропических не было способа утаить украденные радиоплащи.

Щепетильник запустил пропеллер и повернул румпель. Они пролетали над темными прудами, отмечавшими старые копи и укрывавшими лабораторные водородные баки. Спокойная гладь отражала возносившиеся к небу стены карьера. Если бы Равна наклонилась чуть дальше, наверняка увидела бы и свое отражение.

…Но не сейчас. Равна одернула себя, пристегнула ремни безопасности и понемногу переползла на противоположный край корзины. Там в водонепроницаемой оплетке хранились ящики НЗ, которые легко было открыть руками, клыками или лапами. Она порылась в них. Гелиограф (радио могло оказаться недостаточно), карты, два бинокля. Ей вдруг подумалось, что прежде остальных следовало исключить довольно неожиданную возможность. Она опустила бинокль и пошла в носовую часть судна.

— Ваше высочество? — повернул к ней морды Щепетильник. Она выглянула наружу и увидела, что шар уже вылетел за край карьера. — Не могли бы вы взять на себя управление? Мне удобнее с биноклями. — Потом он заметил, что Равна пытается сорвать оплетку балласта. — Ваше высочество, но бинокли… Что вы делаете?

— Мне пришло в голову, что они могли спрятать плащи в балласте.

— Грр! — Стая мгновение размышляла, прикидывая, каковы их шансы потерпеть катастрофу. — Хорошо, я проверю балласт нижнего и среднего ярусов.

Щепетильник отправил туда поочередно по паре элементов, осторожно перераспределяя управление между оставшимися. Остальные рылись в баках с водой, расставленных вдоль борта. Основной штурвал остался без присмотра, и пропеллер замедлился так, что стали видны три лопасти. «Вышние глаза» понемногу меняли курс в почти безветренном вечернем небе, нацелившись от внешних островов к северному каналу и Холму Звездолета. Они уже набрали порядочную высоту, и Равна видела купол Нового Замка.

— Там ничего нет, кроме воды, — доложил Щепетильник, возвращаясь к управлению.

— И здесь то же самое.

— Ну что же, мы потеряли какое-то время. — Он повернул горизонтальный и вертикальный штурвалы одновременно. Корма «Вышних глаз» словно подпрыгнула, и суденышко пошло под углом к земле, держа курс на причал — к одному из островков на северной окраине города.

— Ты не мог бы описать круг по северной окраине, а я пока погляжу?

— Да.

В таком тихом воздухе полет не представлял особой сложности. Из ее кресла можно было регулировать механизмы сзади (двумя рычагами для челюстей) и спереди (двумя педалями для ног). Вместе они предоставляли контроль над штурвалами и пропеллером. Конечно, система была не так проста в управлении, как интерфейс «наведи-и-щелкни», но Равна долго практиковалась. Щепетильник выставил вперед оба бинокля. Они были снабжены специальными заслонками и могли поворачиваться, подстраиваясь под любую часть морды элемента. На середине высоты каждого цилиндра имелся рычаг, выполнявший примерно те же функции, какие Когти привыкли возлагать на плечевой ремень куртки. За считаные секунды Щепетильник настроил бинокли под пару своих элементов, а еще двое остались всматриваться в окружающее пространство.

— Так, так, немного севернее… А! На причале почти пусто, там только моя баржа.

Причал на северной окраине города был отведен в основном под проекты летательных аппаратов Щепетильника. Он мечтал создать настоящий самолет, и в рисунке балок и перекрытий будущего корпуса, вздымавшихся с опытно-конструкторской баржи, четко просматривались признаки сверхструктуры «Вышних глаз-II». Спустя полгода или даже быстрее «Вышние глаза-II» будут построены. Окончательная длина корпуса предполагалась равной двумстам метрам. Этого хватило бы, чтобы перевезти через весь материк дюжину стай.

Хотя бинокли, строго говоря, представляли собой телескопы, элементы Щепетильника лихо управлялись с ними, сканируя взглядами пирс и ангары для лодок. Остальная стая разлеглась на дне корзины и словно заснула. Скорее всего, они были сильно заняты — координировали потоки данных от органов зрения двух элементов так, чтобы получалась согласованная картинка. Щепетильник что-то бормотал себе под носы: аккорды для Равны ничего не значили.

— А! Вон там по набережной тянется цепочка мокрых следов. Видите пролом в ограде? Какая-то стая недавно пробралась там, позаимствовав одну из рыбацких лодок, оставленных на приколе. Теперь мы хотя бы знаем, где искать!

Двое с биноклями замерли. Остальные кинулись сбрасывать балласт.

— Быстрее вверх, ваше высочество! — Щепетильник сбросил немного воды.

Так или иначе они поднимались, Равна уже направляла их через внешние протоки на северо-запад. Каналов тут было очень много, кое-где островки поросли лесом и по большей части оставались незаселенными. Если вор там, ему, скорее всего, не составит труда уйти от погони.

Щепетильник поглядел на заводные часы, которые держал прицепленными к куртке Белоголового:

— Единственное место, где мог скрыться вор, плывя в этом направлении, — Водораздел. Держите курс туда. — Он снова приник к биноклям, изучая водную гладь вплоть до дальних островов, которые укрывала мгла. — Гм. Несколько обломков торчат из воды, ничего похожего на вора.

Они пролетели еще немного. Пропеллер развивал скорость примерно пять метров в секунду. В плетеной корзине было темно и холодно, но, по крайней мере, воздушный поток гондола рассекала исправно благодаря луковицеобразной форме.

Равна повернула вниз штурвалы и занялась радио, которое захватил с собой на борт Щепетильник. Эти странные штуковины были полностью пересозданы кораблем. Разумеется, процессоров там не было — аналоговые устройства, без разбора вещавшие на весь радиодиапазон. Ну и ладно: «Внеполосный-II» отслеживает все электромагнитные явления в окружающем пространстве.

— Корабль, ты меня видишь? — спросила Равна в микрофон.

— Равна, я тебя вижу, — отозвался приятный мужской голос, чем-то напоминавший голос Фама. Но за этим голосом не было человеческого разума. Автоматика «Внеполосного-II» была великолепна по стандартам Медленной Зоны: о лучших вычислительных мощностях они и мечтать не могли. Равна понемногу притерпелась к интерфейсу и даже могла при необходимости работать без тиары.

Она описала проблему в терминах, доступных восприятию звездолета.

— Отследи источники радиоизлучения в окрестностях.

— Отслеживаю, — ответил «Внеполосный-II».

— Какие передачи ты наблюдаешь в радиусе… гм… четырех километров?

— Я наблюдаю значительное число…

— Исключи лаборатории на северном причале.

— Одну. Наши текущие переговоры.

— Ты принимаешь радиопередачи с Водораздельного Острова?

— Спектр энергии, излучаемой в радиодиапазоне с Водораздельного Острова, соответствует обычному рассеянию.

— Ладно, — сказала Равна. — Тогда доложи обо всех искусственных источниках радиоизлучения в пределах, э-э… — Вот теперь бы ей и вправду пригодился более удобный интерфейс. Равна заставила себя изъясняться коротко и ясно. — На расстоянии десяти тысяч метров от северной оконечности Тайного Острова.

— Выполняю. Готово. Желаешь получить полный отчет в режиме реального времени?

Равна мгновение размышляла.

— Нет. Доложи об аномалиях и перенаправленных передачах. — В этой части Домена могли присутствовать и несколько законных радиоисточников, составлявших часть кое-как развернутой «Внеполосным-II» базовой системы перенаправления.

— Очень хорошо, — ответил «Внеполосный-II». — В данный момент я не наблюдаю ничего необычного.

— Ваше высочество, не могли бы вы доверить мне радиоинтерфейс? — Щепетильник управлялся с голосовым интерфейсом не хуже Древорезчицы.

— Нет, продолжай наблюдать за происходящим внизу.

Щепетильник рассыпался по корзине. Они долетели до места, где граничившая с Водоразделом береговая линия понижалась, и в биноклях показались высокие вечнозеленые деревья.

— Там ничего нет, ни следов на песке, ни чего-то еще. Это единственное место, куда вор успел бы удрать. Он либо прячется на Тайном Острове, либо направляется по внутренним протокам на материк. Мы его так никогда не схватим! Здесь мы бесполезны.

В этом был весь Щепетильник — он то впадал в полнейшее отчаяние, то хватался за самый слабый луч надежды. Равна, однако, искренне увлеклась поисками. Исходя из данных «Внеполосного-II» и наблюдений с «Вышних глаз», вырисовывались несколько возможностей. Она переговорила с кораблем. «Внеполосный-II» доложил, что в пятистах метрах наверху и в нескольких сотнях к югу наблюдается воздушное течение, устремленное в сторону материка. С дирижабля опять скинули балласт. Равна повернула штурвалы и разогнала пропеллер до максимальных оборотов, какие только мог обепечить маленький электрический мотор. Суденышко пошло вверх под углом. Равна рулила, следуя указаниям корабля; было не слишком приятно осознавать, что она превратилась, по сути, во вспомогательный механизм тупой корабельной автоматики, но об этом она старалась не задумываться.

Поднявшись по незримой лесенке, они развернулись на сто восемьдесят градусов. Щепетильник, смотревший во всех направлениях, сконцентрировал внимание на крупной внутренней протоке между материком и Тайным Островом. Каждые несколько секунд он подавал новые реплики насчет обследованного участка.

— Все еще никаких признаков… Ух ты, как вы завернули! Госпожа, ваш маневр достоин самой Йоханны! — (Звездолет докладывал, что скорость «Вышних глаз» выросла почти до двадцати метров в секунду.) — Я вижу все побережье! Помяните мои слова, мы схватим этого воришку!

Они поймали течение. Скорость перестала расти, но вот под ними промелькнула лаборатория на северной окраине, и шар устремился по внутренней протоке. «Внеполосный-II» не обнаружил новых источников радиоизлучения. «Ну да, нам бы очень повезло, если бы вор отважился надеть радиоплащи». У Когтей эти устройства вызывали почтение, сравнимое с религиозным. Любая стая, рискнувшая их надеть, почти наверняка закончит свои дни с выжженными мозгами, но если повезет — возвысится до бога! Как и Стая Стай, она способна будет разбежаться по миру на многие километры, не разрывая связи элементов! Кто-нибудь достаточно самонадеянный мог бы пойти на такой риск — например, Дар Божий, но к его прислужникам это вряд ли относится.

Равна смотрела на прибрежные скалы, обступившие Холм Звездолета, подобно могучим плечам. Если вор каким-то образом выбрался на побережье, он наверняка укрывается где-нибудь в вечнозеленых лесах. «Внеполосный-II» сообщал, что уже через несколько часов начнется летний ливень. Под его прикрытием вор наверняка успеет провернуть любую запланированную тропическими встречу. Равна еще некоторое время бездумно глядела, как трепещет наколотая на иголки вечнозеленых крон, понемногу жухнущая весенняя листва. Редко где была видна открытая земля. А территория за скалами прямому наблюдению с «Внеполосного-II» была недоступна. Но даже если так… Равна опять вызвала звездолет. Щепетильник тем временем всеми элементами приник к биноклям и не заметил, что́ именно Равна сказала кораблю. Отняв от телескопа одну морду, он возбужденно заворчал:

— Там к берегу спускаются солдаты Древорезчицы! Мы должны сообщить им о пропаже! Мы уже обследовали Северное побережье! Ваше высочество, пожалуйста, переадресуйте им вызов! — Тут королевский советник по науке заметил, что Равна ни с кем не говорит. — Ну ва-а-аше высочество!

— Щепетильник, погоди минутку. Возможно, нам удастся обнаружить плащи даже в выключенном состоянии.

— Но нам надо позвонить Древорезчице!

Внезапно все, даже элементы с биноклями, прекратили высматривать вора с высоты и все как один уставились на нее.

— Ух ты! Вы это почувствовали, ваше высочество? Как слабый электрошок, но он прошел через всех моих элементов одновременно.

Равна ничего не почувствовала, но у нее ведь не было шести покрытых густой шерстью тел. Впрочем, объяснение у нее уже было заготовлено:

— «Внеполосный-II» только что высветил нас очень мощным импульсом. Даже если плащи выключены и спрятаны, он обязательно зафиксирует отраженное от них эхо.

— А! — Одна черта Щепетильника ей очень нравилась: умные сюрпризы он просто обожал. — В таком случае позвольте мне стать вашим личным приемником радиоимпульсов, ваше высочество.

Равна усмехнулась стае и снова связалась со звездолетом.

— За исключением уже известных радиоисточников, эхолокацией устройств не обнаружено, — ответил «Внеполосный-II».

Щепетильник собрал себя в кучу с обеих сторон корзины и невооруженным взглядом обозрел окружающее пространство.

— Я бы советовал чаще прибегать к таким импульсам. Несомненно, тропические и не подозревают о вашем хитроумном приеме, ваше высочество. Рано или поздно вор переместится в зону, доступную сенсорам «Внеполосного-II».

Равна составила программу локации для «Внеполосного-II», сверилась с ветровой обстановкой и передала наблюдения Щепетильника Древорезчице. Они полетели на юг, поднявшись еще на сотню метров. Почти поравнялись с длинной линией телефонных столбов, отмечавшей Королевскую Дорогу.

«Вышние глаза» потеряли след вора, но все еще основательно опережали солдат, отправленных Древорезчицей на поиски. Всего в нескольких сотнях метров слева, параллельно телефонным столбам, выстроились «деревенские домики» старших Детей и богатых Когтей. Это было едва ли не самым весомым достижением Равны в деле сближения рас за последние десять лет, и она, по правде сказать, не знала, смеяться над этим или плакать. Домики были большие, на половину высоты обшитые деревом, достаточно вместительные для супружеской пары с ребенком или несколькими детьми, а также для одной или двух стай. «Внеполосный-II» обеспечивал здесь центральное отопление: для этого низкоэнергетический луч лазерной пушки направляли на водяные котельные, стоявшие рядом с каждым домиком. Поэтому здесь было тепло круглый год, а из уличного водопровода поступала как холодная, так и горячая вода. Этим «Внеполосный-II» в значительной мере покрывал расходы на поставку сырья. Дети второго поколения тут себя чувствовали как в раю. Что до их родителей, то им коттеджный городок представлялся первой ступенью на долгом подъеме из чистилища.

— Я чувствую еще один импульс, — весело произнес Щепетильник.

Равна опять вызвала корабль — никаких новостей.

— Мы почти у Скальной Гавани, Щепетильник. Я думаю, что вор сюда бы уже не успел добраться.

Как ни крути, протоки между Тайным Островом и материком были намного оживленнее грязных вод северной окраины. Шансы обнаружить здесь подозрительную лодку были невелики.

— Да, я думаю, что нам время разворачиваться и… — Щепетильник снова посмотрел в телескопы, перенацелив их на верхушки холмов. — Нет, еще нет! Возможно, тропические сами себя перехитрили. Что-то странное творится в их дурдоме. Нельзя ли тихо подлететь туда?

Посольство располагалось к югу от поселка Детей — окруженное оградой скопище полуразвалившихся бараков лепилось на краю Хмурой Долины.

— Я проверю.

Она быстро переговорила с «Внеполосным-II» и обернулась к Щепетильнику.

— В этом направлении у самой земли дует южный бриз.

Она запустила пропеллер еще на тридцать секунд — достаточно, чтобы переместить их в поток, который донесет шар до самого посольства. От вересковой поросли дирижабль отделяло лишь несколько десятков метров. Равна выключила мотор, и аэростат поплыл по воле ветра, в полной тишине.

— Как тебе это?

Не отрываясь от наблюдения, Щепетильник ответил:

— Превосходно! Ублюдки чем-то крайне взбудоражены. Они сгрудились в северо-западном углу выгона.

— И чем они там заняты? Опять возятся с санями? — Прошлой зимой выпало очень много снега, тропические пришли в восторг, увидев большие сани, и захотели себе такие же. Работой и попрошайничеством они добились своего, заполучив несколько штук, но тут пришла весенняя слякоть.

— Нет! — торжествующе выпалил Щепетильник. — Они у забора, рядом с телефонной линией. Интересно, как близко мы сможем подлететь, прежде чем они нас заметят?

Равна огляделась. Свет невысокого северного солнца едва достигал шара.

— Мы летим от солнца.

На самом деле она не видела тени суденышка на земле перед ними, но заметила яркое пятно — искорку света, пронзившую вересковую поросль недалеко от посольства тропических. Туда и должна была упасть их тень. Круглое пятно почти уперлось в край долины. Она спустила из оболочки дирижабля немного водорода. «Вышние глаза» нырнули к земле, и светлое пятно переместилось на огороженную территорию.

— Замечательно, госпожа! Вы сможете удерживать нас против солнца всю дорогу?

— Думаю, да. — Отраженное пятно опять выплыло за границу поселка тропических. Равна еще немного спустила водород. Ничего себе! Все равно что полетный симулятор. Ее поразило, что мир с такой легкостью позволяет собой управлять.

Они летели уже на высоте пяти сотен метров и продолжали снижение. Равна уже должна была приподняться со своего сиденья, желая взглянуть на землю под корзиной. Там четко обрисовалась тень «Вышних глаз», окруженная светящимся ореолом. Она стравила еще немного газа, следя, чтобы тень не упала на скопление тропических.

Толпа была уже совсем рядом. Когти сгрудились на обочине Королевской Дороги, как раз в том месте, где она проходила ближе всего от посольства. Равна прикинула, что вместе с экскурсантами на опытном заводе тут собрались бы почти все беженцы, хотя точное число их определению поддавалось с трудом: когда обломки корабля наконец удалось кое-как подлатать и спустить на воду, часть тропических вернулась на юг. Остальные за истекшие годы после побега из Фрагментария постепенно прибились сюда.

Равна видела лохмотья, которые тропические носили вместо курток и штанов, отчетливо различала оттенки шерсти на головах и возле средних ушей. Здесь могли бы поместиться двадцать слитных стай, если их загнать за этот забор. Какую бы оргию они закатили!

До них оставалось уже меньше двухсот метров, но Когти были настолько чем-то увлечены, что никто из них и не думал замечать «Вышние глаза». Равна опять стравила газ, уводя тень от стай. Щепетильнику уже не нужны были бинокли, он свесил пять морд за край корзины и во все глаза смотрел вниз.

— Тсс, — прошипел Белоголовый, повернувшись к Равне, — я их слышу!

Прошло несколько секунд, и Равна услышала их тоже. В повисшей над посольством тишине, куда подкрадывались «Вышние глаза», стали явственно различимы звуки: шипящее ворчание полнейшего удовлетворения. Аккорды стайной речи оставались непонятны Равне — даже если стаи говорили предельно четко, женщина очень плохо разбирала их язык.

Щепетильника это препятствие, разумеется, не сковывало. Белоголовый элемент повернулся к Равне, почти прижавшись к ней носом. Так он мог еще точнее направлять шепот с помощью переднего уха.

— Вы слышите, о чем они болтают? Эти сукины дети уже пронюхали о краже! Мы можем быть уверены, что это они в ней замешаны. Никто из тех, в лаборатории, не мог вернуться сюда так быстро!

«Вышние глаза» зависли над самым посольством, и скрываться нужды уже не было. Равна покинула место пилота и тоже перегнулась над краем корзины: выстроившись в башню, тропические все равно не смогли бы сдернуть ее вниз. Прямо под ними, на расстоянии не больше сорока метров, собралась толпа тропических Когтей! И они были чем-то крайне возбуждены. Внезапно в толпе образовалась промоина, и Равна со Щепетильником увидели, что на земле перед Когтями стоит телефонный аппарат, соединявшийся тонким проводом с ближайшим телефонным щитком.

— Ой!.. — вырвалось у Щепетильника.

Ну что ж, по крайней мере, это объясняло волнение тропических и выбор ими места сборища у самой дороги. Равна приказала себе запомнить, что половины ответа с этими трюкачами всегда оказывается недостаточно.

Только тогда толпа наконец заметила «Вышние глаза». Одна за другой головы тропических повернулись к дирижаблю, а потом Когти порскнули во все стороны, подняв оглушительный гам. Равна в жизни бы не поверила, что такой звук способно издать тело размером не больше собачьего.

Щепетильник в долгу не остался. Равна скорчилась на дне корзины и заткнула уши пальцами. Несколько секунд соревнующиеся стаи увеличивали громкость воплей. Неужели тропические пробегают прямо под корзиной? Она не осмеливалась высунуться и посмотреть на источник невыносимого галдежа.

«Вышние глаза» вылетели за край Хмурой Долины и набрали высоту. Равна увидела, как тропические бегут вниз по склону, не забывая оборачиваться и огрызаться. Люди в такой ситуации грозят друг другу кулаками.

— Безмозглые трепачи! — завопил Щепетильник. — Теперь они только и будут трындеть про то, как мы оскорбили их посла. Будто у них есть какое-то право устраивать врезку в наши телефонные линии! Это заговор! Заговор! Заговор!

Он сорвался на нечленораздельный вой, заглушив наконец убегающих врагов. Равна сбросила еще немного балласта и включила пропеллер, послав «Вышние глаза» в долгое восхождение по небесной лесенке и на север от внутренней протоки. О Силы, диапазон, в котором Щепетильник и тропические учинили концерт под открытым небом, поистине поразителен, а еще удивительнее, на каком огромном расстоянии они способны облаивать друг друга.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дети небес предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я