Подруга для мага
Вера Чиркова, 2013

Не успел маглор-практикант привыкнуть к роли вожака стаи и по совместительству нового главы старшего дома Дройвии, как на него навалилось множество крупных и мелких забот и проблем. Нужно построить своим домочадцам дома и найти источники дохода, доставить обоз с грузами и женить племянника повелителя. И сурово наказать негодяев, построивших свое прибыльное дельце на чужой боли. А еще маглор твердо намерен устроить собственное счастье, несмотря на то что в это уже не верит никто изего друзей. Зато верит сам маглор и вовсе не собирается отступать ни перед неумолимыми обстоятельствами, ни перед смертельно опасными врагами.

Оглавление

Из серии: Маглор

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подруга для мага предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 6

— Меня зовут Алдорис, — суховато представился маглор, оказавшись в моем кабинете и отпустив слугу, аккуратно поставившего в уголке свою ношу. — Ты же понял, что я хотел поговорить по секрету?!

— Конечно, понял, — миролюбиво кивнул я, спокойно создавая пару чашек кофе и деревянное блюдо с сухим печеньем, — но в моем доме это невозможно. Оборотни мало того что обладают более тонким слухом и нюхом, но еще и связаны со мной, как с вожаком. Поэтому, куда бы я ни пошел, об этом знает каждый в доме, особенно те, кто в стае с первых дней.

Он задумчиво на меня посмотрел, взял чашку и сделал несколько глоточков, потом открыто улыбнулся.

— Извини, но такого я даже не предполагал. И как ты это терпишь?

— Как видишь, — пожал я плечами, а что мне ему сказать? Что я и сам себе иногда удивляюсь, а иногда ощущаю слабый налет ужаса, словно стою на вершине утеса и забыл заклинание левитации, но знаю, что прыгать все равно придется?!

— А снять… — Маг сочувственно глянул на меня и крутанул пальцами, не зная, как назвать мою защитную шкуру.

— Не получится, — усмехнулся я, вполне понимая его чувства, и небрежно махнул рукой. — Да я уже и привык.

Говорить о том, что ходил на плато и верховные магистры тоже не смогли разобраться с моим проклятием, я ему не стал. Раз он не знает этого до сих пор, значит, и не должен знать.

— Это я виноват, — мрачно сообщил Алдорис, — можешь требовать с меня все, что пожелаешь. Я осенью заканчиваю практику, хочешь, приду в твою Крапивку и буду строить дома?

— Подожди, — непонимающе помотал я головой, — но при чем тут ты?! И к тому же Крапивки больше нет, есть Зеленодол.

— При том, что это был полностью мой план, как всучить тебе тот контракт, на бастарду. Понимаешь, когда стало ясно, что самые бойкие и уверенные в себе маглоры не выдерживают хитростей и подлостей этой ведьмы, мы стали искать именно такого, честного, доброго и очень упорного. Но одновременно необидчивого и обязательно с даром ментала.

— М-да? — задумался я, надо же, как по-разному, оказывается, оценивают одного и того же человека он сам и окружающие. Да ладно бы простые люди, а тут собрат маглор с почти отработанной практикой! — А я думал, это королева, мечтал при случае на нее что-нибудь бросить.

— Вроде почесухи? — вдруг облегченно хихикнул он.

— Обижаешь, я же ментал. Вполне могу навеять ночные ужасы или навязчивые сны… любого содержания. Но раз ты говоришь, что она ни при чем, не буду. Хотя ее идея выдать бастарду насильно замуж — все-таки мерзкая.

— Так ты ничего не понял? — Коллега изумился настолько искренне, что я на миг почувствовал себя трехлетним малышом, случайно перепутавшим туфли.

— Думаю, я просто чего-то не знаю, — с иронией сообщил я и, создав кувшин с кофе, долил в свою чашку, — но буду рад узнать.

— Ну да… — сообразил он, — извини еще раз. Просто я при дворе уже почти десять лет, и мне кажется, что все в курсе дворцовых интриг и событий. Тогда слушай. Возможно, ты уже знаешь, что король был… несколько свободен в отношениях?

— Алдорис, я маглор. И к тому же живу достаточно далеко от столицы Сандинии и не имею ни малейшего желания туда возвращаться. Поэтому можешь смело называть вещи своими именами. Покойный король Хендвард был неуемным кобелем.

— К-ха, — подавился кофе маглор, — немного не так. Он вынужден был жениться на Альбионе, она его подловила, потому что очень любила. И любит до сих пор. Зато он до самой смерти так и не сумел ни полюбить, ни простить королеву. И потому мстил ей… или искал истинную любовь, все считают по-разному. Потому и не боялся заводить бастардов… ты же понимаешь, что при желании он мог получить самое надежное магическое противозачаточное зелье. Разумеется, Альбиону это оскорбляло, но главный скандал разразился, когда короля не стало и вскрыли завещание. Оказалось, Хендвард не забыл никого из своих детей. Это именно он предписал собрать их в одном, хорошо защищенном месте, приставить опытных учителей и воспитателей и устроить дальнейшую судьбу бастардов так, чтобы они ни в чем не нуждались. Многие пункты были прописаны так скрупулезно, что было понятно: король провел в раздумьях не один вечер. Особенно тщательно Хендвард описал требования, какие следовало предъявить к жениху его единственной дочери. И хотя Альбионе удалось сохранить в тайне от придворных и подданных большую часть содержимого завещания, но не исполнить его она не могла. Да и не желала, как я считаю, потому что до сих пор мучается угрызениями совести за ту женитьбу короля на себе.

Он давно смолк и неторопливо пил кофе, понемногу откусывая печенье, а я все переваривал услышанное и никак не мог понять, почему мне не жалко ни короля, ни королеву? Потому, что когда-то молодой Хендвард не нашел в себе силы воли отстоять свой выбор и отделаться от влюбленной в него назойливой принцессы или посчитал, что все постепенно устроится само по себе, а когда ничего подобного не произошло, принялся бастовать столь банальным способом?!

Или потому, что Альбиона заслуженно пожинает плоды собственного эгоизма и упрямства, и жалеть нужно не ее, а несчастных бастардов, оказавшихся заложниками этой давней семейной драмы?!

Кстати, пришла мне в голову внезапная идея, а ведь у меня есть желание, исполнения которого я могу потребовать с Алдориса.

— Святая пентаграмма им судья, — твердо сообщил я, глядя на коллегу, — скажи мне по-дружески, а где матери Степоса, Азирта и Вакринта? Не может же быть, что все мальчишки круглые сироты?!

— Как оказалось, и Мэлин не сирота, — тихо фыркнул он, — а кто этот оборотень, что вел бастарду по лестнице?

— Ее отчим, Таилос, один из моих заместителей и лучших друзей. Он воспитывал девочку с четырех лет, но им пришлось расстаться, когда королева начала собирать бастардов. Так что про матерей?

— Степос давно полный сирота, но он горд, что его отцом был король, и уже присягнул королеве. У меньших есть матери, но они сами отказались от всех прав… за солидную сумму, разумеется. А почему ты это спрашиваешь?

— Сейчас мне некогда, да и с жильем у нас туговато, но позже, я думаю, Мэлин будет приятно пригласить их в гости, на каникулы. Разумеется, в сопровождении воспитателей и охраны.

— Как мы все ошиблись, — помолчав, еле слышно с досадой произнес Алдорис и громче добавил: — Я постараюсь помочь.

Помолчал еще, посмотрел на мое невозмутимое лицо и добавил:

— А чтоб тебе больше не пришло в голову насылать на королеву навязчивые сны, прими от меня ее извинения и подарок. Думаю, он тебе понравится, хотя, к сожалению, уже не новый. Если точнее, осталось одно расширение.

И кивнул на оставленный слугой сундук.

Разумеется, у меня сразу появилось подозрение, что это такое может быть, но я не позволил себе поверить до тех пор, пока не распахнул крышку. А рассмотрев бережно замотанные в пуховые шали непроницаемо темные продолговатые бруски, похожие формой на большие шкатулки, выдохнул восхищенно. Целых четыре!

— Великая пентаграмма! Сейчас умру от счастья, — произнес я совершенно искренне, и Алдорис вдруг весело захохотал.

— Не обижайся, но ты непредсказуем. Я несколько месяцев тебя изучаю… сначала просчитывал, подойдешь ли в воспитатели, потом пытался понять, как ты поступишь, когда пришло сообщение о нападении дроу. Кстати, магистр Гуранд мне сообщил, что маг, организовавший это нападение, найден и передан тебе для назначения наказания. Интересно знать, что ты с ним сделал?

— Дай слово маглора, что никому не скажешь, — посмотрев на его веселую рожу, потребовал я. — Я не собираюсь снабжать Альбиону информацией. И где ключи?

— Ключи вот, — достал он из потайного кармана кошель, — а слово, так и быть, даю… но королева должна быть уверена, что он наказан.

— М-да? — протянул я, пряча ключи, и задумался. Разумеется, Даверлиса я не выдам, но королева за такой подарок заслуживает ответного знака внимания. — Хорошо, можешь сказать ей, что я отправил его в шахты, добывать для моего дома руду.

— А на самом деле? — обдумав мой ответ, хитро прищурился он. — Клянусь, этого от меня не узнает никто.

— И на самом деле отправил в горы, — оскорбленно задрал нос я, посмотрел на его недоверчивое лицо и со вздохом добавил: — Командиром над отрядом оборотней и артелью гномов.

— Да, вот этого точно не стоит говорить ее величеству, — подумав, постановил он. — А не сбежит?

— Алдорис, я его в стаю принял. И вообще он человек надежный, думаешь, я кого попало послал бы следить за жуликоватыми гномами? Ты не обидишься, если я сейчас друзей позову, мне не терпится их порадовать? А где ты устроился? Хочешь остаться здесь, у нас полно свободных комнат?

— Наверное, хочу. — Он ответил не сразу, а немного помедлил, как полагается воспитанному маглору. — Тогда нужно устроить моих слуг. Неудобно было являться к правителю в одиночку. А в столицу ночью не уйдешь, портал Гуранд открывает только в обед.

— Кстати, — решение пришло мне в голову внезапно, но я сразу понял, что оно верное, — в следующий раз не останавливайся в других местах. Несмотря ни на что, я маглор, и это мой дом. Вернее, Унгердса, но магистр тоже в стае, и он мой советник. Я вообще собирался повесить в крепости на перевале объявление, что все маглоры всегда найдут в этом доме и место, и еду. В Тмисе нашим трудно снять комнату.

Объясняя все это, я создал воздушную лиану, распахнул ею дверь и позвонил ложечкой о стенку чашечки, как в колокольчик. Звук получился негромкий и глуховатый, чашки я ради экономии создавал керамические. Алдорис с интересом ждал результата и заметно поразился, когда через пару секунд услышал звук легких и быстрых шагов.

— Ты звал, отец? — Один из парней Марта возник в дверном проеме и окинул внимательным взглядом кабинет.

— Пригласи сюда всех советников.

— А Рэша?

— Тоже. И скажи, чтоб приготовили комнаты маглору Алдорису и устроили его слуг.

— Королева от зависти бы позеленела, увидев таких слуг, — шутливо произнес королевский маг, когда оборотень исчез так же моментально, как появился.

— Они не слуги, — не принял я шутки, — они мои родственники и домочадцы. И знают, что я сделаю все, чтоб их защитить.

— Извини, — серьезно повинился он, — я неудачно пошутил.

— Комнаты готовы, — через минуту заглянула в комнату одна из приехавших оборотниц, — прямо напротив. Показать?

— А можно мне остаться? — осторожно осведомился маглор, и я усмехнулся про себя.

Даже не сомневался, что он не захочет сидеть в спальне, когда тут будет происходить что-то интересное. Разумеется, вовлекать посторонних в личные дела стаи я не очень-то желал, но Алдорис сегодня преподнес мне поистине королевский подарок, и я был счастлив и добр.

— Конечно… только не все рассказывай королеве. — Я кивком головы поблагодарил женщину, и она исчезла.

— Что случилось? — Кахорис влетел в дверь первым, и почти следом за ним явились Рэш и Таилос с Орисьей.

— На этот раз только хорошее, — успокоил я, — магистра подождем, и все расскажу.

— Он Лавену утешает, — сообщила ведьма и потащила мужа к диванчику.

Треснутая пентаграмма, как это я так закрутился, что забыл про маглору?! И ведь мелькало ощущение, что кого-то не хватает, да приход Рэша сбил все мысли.

— А ты не могла ему помочь? — Первой пришла в голову мысль о самом простом способе.

— Я занята была, да и не знала. Но он сказал, что и сам справится.

— Знакомое имя, — осторожно произнес себе под нос Алдорис, и я раздраженно фыркнул.

— Еще бы оно тебе было незнакомо! Она была до меня воспитательницей Мэлин и сбежала.

Орисья тихонько хихикнула.

— А что она тут делает? — изумился маг.

— По контракту работает. — Мог бы и сам понять, что после позорного ухода на плато маглоры вынуждены браться даже за такие неблагодарные задания, как провоз через границу беременных молодок. — Мог бы помочь ей, когда вернулась.

— Она бы не приняла, — хмуро вздохнул Алдорис, и я не мог не согласиться.

Этика маглоров, треснутая пентаграмма ее забери.

— Что случилось? — В кабинет вошел магистр, и я невесело усмехнулся.

Как мы все-таки напряженно живем, если от каждого вызова ждем в первую очередь сообщения о неприятности, а не обычного приглашения к другу на чашку чая. Или кофе.

— Я просто решил пригласить вас выпить по чашке кофе и поделиться хорошей новостью, — проводя руками над столом и создавая чашки, сливочники, блюда с пирожными и сладостями, сообщил я.

— Тогда я позову Лавену, она сидит в соседней комнате. — Едва опустившийся в кресло магистр попытался встать, но я его остановил:

— Сиди, сам позову. — Все равно нужно с нею поговорить, пока не надумала разорвать контракт.

Лавена сидела в одной из пустующих гостиных, тонущей в бледном свете единственной свечи, и бездумно водила пальчиком по столу.

— Извини, что помешал, — сел я напротив и создал две чашки кофе, — будешь?

— Не хочу.

— Лавена, — помолчав, собрался я с мыслями, — мы оба знаем, что у любого маглора есть самый последний способ уйти от неприятного контракта. И оба знаем, как трудно потом все начинать снова. Я не буду перед тобой оправдываться за то, что сделал, да и Мэлин не будет. Взрослым людям свойственно иногда принимать не такие решения, каких ждут окружающие. Поэтому я предлагаю тебе свободное расторжение контракта в любой момент. Прошу только об одном, не торопись. И если решишь уйти, то скажи сначала мне, а в награду за честность я сам отправлю тебя в Деборет.

— Хорошо, — сказала она тусклым голосом, — я скажу.

— И извини, что не нашел времени поговорить раньше. — Я встал, посмотрел на нее и неуверенно предложил: — Мы сейчас будем обсуждать в моем кабинете проблемы стаи, если интересно, идем со мной.

— Я же не в стае, — вяло отмахнулась маглора.

— Оборотни считают тебя своей, — жалея, что позвал, сухо сообщил я и пошел к двери, неужели обязательно нужно вслух говорить то, что и так заметно?

— Хорошо, — вздохнула Лавена и медленно поплелась вслед за мной.

Я остановился в коридоре, поджидая ее, и, едва Лавена подошла, замер от внезапного понимания, почему она сидела в темноте. Лицо девушки опухло от слез, глаза стали узкими щелочками. Мгновенно схватив маглору за руку, я снова рыкнул про себя, покрываясь от злости драконьей шкурой, ее резерв был пуст больше чем на две трети. Заметив, что я достаю контейнер с накопителями, Лавена попыталась отодвинуться, но я решительно поймал ее воздушной лианой, поддел драконьим когтем цепочку личного амулета и поставил в гнездо полный кристалл.

— Я не буду у тебя спрашивать, для чего ты бережешь полные накопители, — отпуская девушку, прошипел я рассерженно и убрал драконий облик. — Если тебе они нужны, могла бы спросить, я выдам еще. Но вот ходить с пустым резервом запрещаю. Сама прекрасно знаешь, что здесь магия может понадобиться в любой момент.

Поправить ей лицо немедленно было невозможно, даже самому сильному исцеляющему заклинанию нужно хотя бы несколько минут, поэтому вместе с лечением я кастовал иллюзию. Подхватил коллегу под руку и повел в кабинет.

— Ладно, — еле слышно и нехотя буркнула она, но я не обольщался, что маглора осознала свою неправоту. Это была всего лишь благодарность за лечение.

Из кабинета слышался оживленный разговор, и я сразу понял, что Алдорис пытается разузнать у моих домочадцев поподробнее про устройство стаи и наши проблемы. Однако, прислушавшись, с удовлетворением понял, что ничего у него не выходит. Оборотни, которых за время моего отсутствия стало больше — появились Валар и Остон, — со своим обычным простодушием рассказывали маглору то, что он и сам мог без труда узнать. И словно не замечали вопросов и намеков на те секреты, которые не желали выдавать.

— Маглор Алдорис принес мне подарок от королевы, — усевшись за свой стол, многозначительно произнес я, и все сразу замолчали, с интересом переводя взгляды с меня на сундучок. — Хочу сразу сказать, подарок очень нужный и ценный для всей стаи. И еще, если кто-то не догадался, Алдорис — личный маг королевы Альбионы, и это он зимой устроил мне контракт по воспитанию Мэлин. Так что, хотя никто и не представлял, как повернутся события, получается, что именно он нечаянно стал тем человеком, который перевернул мою жизнь.

— Ты его хочешь убить или поблагодарить? — задумчиво спросил Таилос, оценивающе посматривая на насторожившегося маглора.

— Вы не поняли. Я просто говорю, что больше не испытываю желания мстить королеве. Оказывается, это вообще была последняя воля Хендварда, именно так устроить жизнь его детей. Он все подробно прописал в завещании. А теперь про подарок, кто-нибудь слышал про сорбы?

— Разумеется, — подтвердил магистр и покосился на сундук, — неужели там сорб?!

— Да, — не мог я сдержать ликования, — и не один, а четыре!

— Иридос, — магистр в волнении даже пирожное уронил, и Рэш успел моментально подставить ладонь, — я должен это увидеть!

— Конечно, — пообещал я, — утром пойдешь вместе с нами. Пора тебе посмотреть наши земли своими глазами.

— Может быть, и темным оборотням кто-нибудь объяснит, что такое нам подарили? — въедливо осведомился Ках.

— Я объясню, — подал голос Алдорис, — когда-то давно, когда составлялся пакт Хангерса, магистры с плато подарили королю несколько магических диковинок. Если кратко, сорб — это большой дом, сжатый особым заклинанием в маленький кубик, размером со шкатулку. Его можно поставить где угодно, а уходя — снова собрать. Но не бесконечно, заклинание постепенно слабеет. Те сорбы, которые я принес, можно открыть только один, последний раз, больше они не свернутся.

— Поэтому я вас и позвал, — обвел я сородичей строгим взглядом, — нужно решить, как распорядиться этим богатством. Все, у кого есть дети, должны получить свой дом. В сорбах будут жить одинокие оборотни и маленькие семьи. Поэтому, как вы сами понимаете, возле сорбов всегда будет больше народу, шума, толкотни. И нужно поставить их так, чтоб между ними была широкая площадь, но не дорога. Вот и думайте. Унгердс, ты вроде собирался нарисовать план?

— Кахорис, сходи в мой кабинет. — Магистру явно не хотелось покидать место, где находятся в сундуке такие редкие артефакты.

— Стой, Ках. Унгер, ты же помнишь, где что намечал? — решил я проблему по-другому и сначала сотворил иллюзию Зеленодола, а потом воплотил ее в виде вырезанного из дерева барельефа.

— Сейчас. — Оборотни молниеносно отставили посуду в сторону, а я опустил висящую на воздушной лиане деревянную карту на письменный стол. И потом создал еще четыре продолговатых кубика и выдал магистру.

— Какая маленькая у вас деревушка, — разочарованно протянул маглор, рассмотрев деревянную копию нашего будущего городка, и, заметив возмущенный взгляд ведьмы, спешно поправился: — Зеленодол.

— Ничего, мы домов настроим, будет большой, — уверенно выразил общее мнение Кахорис и первым взял у магистра кубик, — один поставим тут.

— Не поставим, — возмутился я, — не нужен на холме сорб.

— Нужен. А то ты там еще долго ничего не построишь! — упрямо держался за кубик волк.

— Когда-нибудь построю.

— А зачем вам вообще что-то строить на том холме? — снова вмешался маглор. — И что это там за сарайчик?

Ну да, на плане мой временный домик именно сарайчиком и выглядел.

— Это его дом, — строго оборвала мага явно невзлюбившая его Орисья. — Иридос там живет. И дальше собирается жить.

— Пусть поставит себе сорб и живет по-человечески, а то сплел шалашик. — Кахорис упрямо не желал отступать от своей задумки, и мне пришлось подробнее объяснить то, чего он никак не мог понять.

— Ках, не спорь. Я же говорю, все построю. Я даже план придумал, внизу просторный зал, сверху комнаты, с севера высокая башня. А сорб придется ломать, его больше нельзя будет собрать.

— Да зачем тебе та башня! — расстроился волк. — У тебя сейчас жилье как летний балаган у медогона.

— Ты неправ, — тихо сказал оборотню Алдорис. — Каждый маглор мечтает иметь свою башню, а в ней лабораторию. И балкончик, откуда можно любоваться видами, когда обдумываешь какой-нибудь эксперимент.

— Вот именно. — Я чувствовал к нему такую огромную благодарность, что произнес вслух то, чего я не собирался рассказывать никому, — и вид там как раз на плато.

Оборотни как-то резко притихли, спрятали помрачневшие взгляды, и я сразу расстроился, ну вот кто меня за язык тянул?

— Ир, — мягко подошел медведь, облапил за плечи железными ручищами, — извини. Мы не подумали. А башню нужно начинать строить, раз тебе она нужна. Я сам там камни таскать буду.

— Вы лучше сначала придумайте, где сорбы ставить, да не забудьте, что канал делать придется, воду из Горянки подводить, — чтоб отвлечь их наконец от моего дома, с притворным вызовом предложил я, и в следующие полчаса четыре кубика успели подержать в руках все присутствующие.

Как выяснилось, мнение, где ставить сорбы, у каждого было свое. Даже у никогда не бывавшего в деревне Рэша и его парней.

— Нужно повыше ставить, — убежденно спорил Валар, — внизу будут весной тонуть, реки весной разливаются.

— Может, один поставить возле заставы? — задумался Таилос. — Чтобы охране не ездить каждый день.

Вот против этого был я. Проехавшая каждый день по дороге смена — это дополнительный надзор за местностью, а если оборотни будут жить обособленно, они очень скоро почувствуют себя отдельным или даже особым отрядом. А мне этого совершенно не хотелось, я считал, что парней на заставе нужно менять чаще, чтобы все равноценно считали своим делом и строительство, и охрану, и все остальные заботы.

— Воду я помогу подвести, — не выдержала наконец Лавена. — А внизу возле реки можно поднять набережные. Но Горянка быстрая река, а такие обычно сильно не разливаются.

— Правильно, — ободряюще погладила ее по плечу Орисья, и я понял, что ведьма, как и я, ждала, пока маглору захватит всеобщий азарт. — Так ты сходишь с нами туда завтра? Сразу и зелья заберешь, что Мильда тебе наварила.

— Я тоже думаю, что ставить нужно здесь, — отобрал у волков кубики медведь и поставил в западном, широком углу, образованном пересечением дороги и речки. — Здесь близко два моста, большой и тот, что Иридос построил, а на берегу лавка и наша харчевня. Оставим между ними широкий проход и вместо конюшен и сараев сделаем площадь.

— А куда конюшни? Возле харчевни приезжие всегда лошадей ставят, не бегать же им на окраину, — не соглашался Кахорис.

— Да все просто, — горячо поддержала мужа ведьма, — пусть старая харчевня станет общим домом, вроде нового. Справа все расчистим, и сделаем начало площади, а слева оставим во дворе только кухню. А харчевню сделаем в сорбе и поставим его самым первым с севера. Зачем нам приезжие в центре?

— Неверно, — возмутился Ках, — мы с них прибыль будем получать, и пусть будут на виду. Да и везде харчевни ставят в центре, нужно же где-то отдыхать?!

— Точно. — Задумчиво взиравший на доску магистр отобрал кубики и веско сказал: — Харчевня будет в сорбе, но поставим его в дальнем углу площади. Тогда и конюшням места хватит.

Я слушал эти споры, про себя радовался и думал о том, как и в самом деле привлечь Лавену к подведению воды, все-таки это ее стихия. А еще думал, что площадь должна быть не слишком маленькой, но и не слишком большой, и можно построить что-нибудь в центре. Например, фонтанчик и пару клумб, а возле них скамеечки. А для приезжающих, которых я пока что-то не замечал, сделать от дороги к сорбу, который будет харчевней и гостиницей, отдельную тропу, и тогда можно будет дальше построить конюшни и стойла для шаргов.

Оглавление

Из серии: Маглор

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подруга для мага предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я