Бегущие по мирам
Вера Чиркова, 2013

В те черные дни, когда Таресса, спасаясь от подлой интриги повелителя, стремительно бежала в чужой мир, бросив и налаженный быт, и друзей, ей чрезвычайно повезло. Совершенно случайно рядом оказался преданный, надежный и беззаветно влюбленный Найкарт. Без его крепких рук и воинской выучки беглянке во много раз тяжелее было бы выживать в руинах заброшенного форта. Вот только все усилия воина, умело воспользовавшегося случаем, чтоб завоевать любовь бывшей невесты, приводят к противоположному результату. Все чаще ей снится маг, которому, как выяснилось, давно принадлежит ее сердце. Но удастся ли им когда-нибудь встретиться?! Ведь Таресса твердо уверена, что в ковене считают ее убийцей и собираются выдать повелителю.

Оглавление

Глава 2

Чем заканчиваются сюрпризы

— Готова? — Терезис осмотрел меня профессиональным взглядом фотографа, и я вдруг занервничала.

Правда, не сразу поняла почему, но в перила лестницы вцепилась просто намертво.

— Гархи немытые, да что с тобой? — Маг двумя прыжками оказался рядом и ухватил за руку.

— Отпусти! Немедленно!

— И не подумаю! — отрезал он сердито, посмотрел на мое лицо, горько вздохнул и начал объяснять: — Таресса! Прекращай глупить и капризничать! Стесняться тоже смешно. Я твой напарник, и тебе пора привыкнуть, что я все время за тебя держусь. Мы тебя предупреждали: напарнику нужно или полностью доверять, или сразу с ним расстаться.

Я посмотрела на него, подумала и решила:

— Я не хочу с тобой расставаться. Просто ты сейчас на меня смотрел так оценивающе, как твой учитель — тогда, в замке. И это… оскорбительно.

— Таресса, — безнадежно вздохнул напарник, но я его перебила:

— Вот и имя это, оно мне не нравится. Совсем. Почему я не имею права хотя бы на родное имя?

— Пойдем, у нас есть еще несколько минут, я тебе кое-что покажу. Только сначала один вопрос. Наш сюрприз… он немного, как бы сказать, поодаль отсюда. Но, кроме меня и Дэса, там больше никого не будет. Если ты не доверяешь или просто хочешь кого-то взять для компании, может, Сину или еще кого, скажи сейчас. Найкарта можешь не вспоминать, сейчас эрги и повелитель собрались на совет, не в прямом смысле, разумеется, а посредством шара, и он там нужен.

— Сина! — немедленно позвала я. — Собирайся, идем смотреть сюрприз.

— А… что надеть? — заволновалась девчонка, и я невольно развеселилась. Вот так у нас всегда, едва появится хотя бы крошечный выбор, тут же встает большой вопрос: что надеть?

— Лучше брюки, как магесса. Ты живешь в крепости, и тебя никто не осудит.

— Но…

— Можешь взять в шкафу все, что подойдет по размеру, — быстро сказала я.

— Спасибо! — ринулась к лестнице служанка и вдруг снова замерла. — А Раили?

Молодая ведьма из белого мира, спасенная нами, ночевала в одной комнате с Синой.

— А что с Раили? — нахмурился Терезис.

— Ну ее же утром подлечили, и она уже ходит. А вниз идти боится, тут рабочие ремонт делают…

— Тер, ничего, если мы и ее возьмем? — оглянулась я на мага.

— Это твой сюрприз, — твердо объявил он, — бери кого хочешь, только поторопитесь.

— Иди, — кивнула я служанке, — бери Раили. Копайтесь в шкафу, выбирайте одежду, обувь, белье — в общем, все, и собирайтесь! Но быстро, как на пожар!

— И ждите нас возле информатория, — добавил напарник, схватил меня за руку и поволок прочь.

В информатории мы на этот раз свернули не налево, где была гардеробная, а вправо, где находился зал с шаром. Но и в него заходить не стали, а прошли мимо. К незаметной загадочной двери в самом углу. Она была отделана деревянными панелями в цвет стен, и обнаружить ее можно было, лишь подойдя вплотную. Но самой интересной деталью была врезанная на стыке двери и коробки круглая бляха из темного металла, напоминающая одновременно и старинную монету и не менее старинную печатку. Я с любопытством и предвкушением приключения следила, как Терезис прикладывает к этой печати свой знак мага, и она на миг окутывается легким туманом.

Едва появился этот туман, Тер легонько толкнул дверь, и она распахнулась. Наверное, я все-таки неисправимый романтик, но мне почему-то казалось, что идем мы в сокровищницу. Я даже на всякий случай губы покрепче сжала, чтоб не ахать. И все же ахнула, только про себя. И совсем не от разочарования, хотя сокровищ в обычном смысле этого слова тут не оказалось. Но то, что стояло и лежало на полках и покоилось в застекленных ящиках, было, пожалуй, большей ценностью, чем блестяшки правителя Найкарта.

Здесь была библиотека, первая обнаруженная мной в этом мире. И, судя по степени сохранности и качеству отделки некоторых экземпляров, бережно разложенных под стеклом, за любой из них в нашем мире можно легко купить виллу или яхту.

— Таресса, — вывел меня из ступора голос Терезиса, — потом можешь прийти и начинать тут медитировать, сейчас времени нет. Вот тебе бумажка, вот грифель, напиши нашими буквами свое земное имя.

И полез на полку за толстенным альбомом. Но прежде чем его открыть, уставился на меня строгим взглядом и наставительно заявил:

— Даже если не принимать во внимание тот важный факт, что твое прежнее имя вызывает у тебя стойкие воспоминания и эмоции, которые ослабляют привязку к нашему миру и могут подвести в решающий момент — оно имеется в нашем языке. Вот каталог, я сам открою. — Он быстро прикрыл листом картинку, оставив только надпись: — Читай.

Я прочла, посмотрела на свои каракули. Да, увы, все точно.

— Будешь смотреть картинку? — как-то подозрительно вежливо поинтересовался напарник.

Я посмотрела в его ехидные глаза, немного подумала, еще посмотрела и со вздохом сказала:

— Нет.

Потому что даже если там окажется беленький котенок или бабочка, я все равно не решусь взять это имя. А если кто-то похуже… Нет, прав Тер: снявши голову, по волосам не плачут.

— Умница, — одобрительно кивнул напарник. — Теперь пиши: Таресса. И учти, давая новое имя, мы стараемся сохранить хотя бы первую и последнюю буквы первого имени, а в идеале хотя бы еще одну. У тебя сохранилось четыре. Написала? Смотри.

Он достал с полки другой альбом и, полистав, распахнул на нужной странице. На надпись я взглянула мельком, и так зная, что она совпадет. Внимание сразу привлекло изображение. Стоящее на берегу речки гибкое светлое деревце с обвисающими, как у березки, тонкими веточками, густо усыпанными золотисто-желтыми мелкими цветочками. Они легкой шелковистой волной стекали почти до воды и что-то смутно мне напоминали.

— Она похожа на тебя… когда ты расчесываешь волосы, — тихо сказал Тер и захлопнул альбом. — Все, побежали, Дэсгард нас ждет.

— Но у меня волосы совсем не такого цвета, — вспоминая неяркий, пшеничный отлив своей косы, неуверенно пробормотала я, прекрасно понимая, что говорю это просто от растерянности.

Выйдя из храма, мы увидели не Дэса, а Сину и Раили, в брючках и туниках. У ведьмочки вокруг головы был обмотан наподобие чалмы серый шелковистый шарфик, а чуть вьющиеся черные волосы туземки были собраны в пышный хвост.

Мне их внешний вид понравился, несмотря на то что обе были худыми как щепочки, одежда сидела довольно ловко. Да и Мет, мой верный посыльный, кругами гулявший вокруг девчонок, явно был того же мнения.

— Магесса, — ринулся навстречу парнишка, едва завидев меня, — там Диша…

— Скажи, пусть не волнуется. Как смогу, приду, я все помню.

— Что это у тебя с ней за секреты? — глядя вслед посыльному, подозрительно прищурился напарник, но ответа так и не дождался.

Несмотря на всю услужливость и доверительность, так и сквозившую теперь в его жестах и выражении лица, забыть последнюю выходку Тера я пока не успела.

Дэс ждал нас у ворот и, судя по количеству лошадок, уже знал, что девчонки едут с нами.

Мы быстренько уселись на животных и так же быстро помчались вниз. Судя по всему, сюрприз мог куда-то исчезнуть, и только поэтому я не стала останавливать лошадку, завидев стоящую у ворот штабного дворика кухарку. Просто помахала ей рукой, и она радостно замахала в ответ.

Терезис хмуро покосился на этот обмен приветствиями, но промолчал, а эрг вообще сделал вид, что ничего не заметил. Вот только я за время знакомства успела немного изучить его и ни секунды не сомневалась, что не заметить мог кто угодно, только не он. И решила при первой же возможности выяснить, в чем тут дело.

Бросив лошадок у кормушки, маги буквально бегом отконвоировали нас на пристань и помогли пройти по мостику на маленькую, почти игрушечную яхту, подрагивающую в нетерпении полуспущенными парусами.

— Идите в каюту, — скомандовал эрг, сбрасывая легкую полотняную безрукавку, которую многие аборигены носили тут поверх рубахи, и направился к рулю.

Мы послушно нырнули в небольшую низкую будочку, по размеру не больше плацкартного купе, и сели на скамейки, накрытые простыми половичками.

— Это судно эрга Викториса, — тихонько шепнула Сина, покосившись на Терезиса, пробежавшего мимо распахнутой дверцы с какой-то веревкой в руках.

— Ясно, а где оно обычно стоит?

— Нигде не стоит, — вытаращила глаза служанка, — он сам на нем плавает. Очень быстро, наши рыбаки говорят, не успеешь оглянуться, а его уже нет. Наверное, магия.

— А куда нас везут? — робко поинтересовалась чем-то подавленная Раили, а меня знакомо окатила удушливая волна раздражения.

Вот почему до сих пор никто не позаботился о том, чтобы объяснить девчонке, где она и зачем? Или надеются и у нее откопать какое-нибудь полезное умение?

— Не знаю, — ободряюще улыбнулась я ей, — но бояться нечего. Эти маги не причинят нам вреда, наоборот, пообещали что-то приятное… сюрприз. Ты любишь сюрпризы?

Она посмотрела затравленным взглядом и вдруг сказала:

— Нет. Но если нужно…

— Раили, — я узнавала в ней себя, только совсем запуганную и затравленную, — если тебе хоть что-то не понравится — одно слово, одно движение, — скажи мне. Ты сейчас живешь в моем доме, я позвала тебя как гостя и никогда не дам в обиду. Спроси Сину, если не веришь.

Других доводов, чтобы убедить забитую девчонку, я не нашла.

— А что я буду для тебя делать? — испытующе смотрели изумрудные глаза.

У меня у самой зеленые, но бледнее и прозрачнее. А у нее густая малахитовая зелень глубокого, как вода в омуте, оттенка.

— Ничего. Постарайся просто осмотреться, привыкнуть к этому миру. Вернуться в свой тебе не удастся.

— А где леди Хенна?

— В своем доме, он недалеко от моей башни. Мы вытащили ее из костра. Найк принес прямо со столбом, там еще трое детей было… — Почему-то я чувствовала, что ведьмочке очень важно это знать. — Теперь их лечат, и Шарта тоже. Если хочешь, зайдем к ним в гости, когда поедем назад. А если тебе не нравится у нас с Синой, оставайся у нее, думаю, это можно устроить.

— А этот лорд? — показала она глазами на Тера.

— Терезис — мой напарник по работе. Он помогает таким, как ты, спастись, а я помогаю ему вас вывести в этот мир. Ну а живет он в моем доме только потому, что еще не достроил собственный, но это недолго. Мне вовсе не нравится, когда нельзя прийти утром на кухню в пижаме.

Лодка как-то дернулась и замерла, а через полминуты в каюту заглянула довольная физиономия Тера:

— Прибыли!

Разумеется, я рванула наружу первая.

Просто не могла больше терпеть неизвестность. Как ни смешно, но я тоже очень подозрительно отношусь к сюрпризам. Пришлось пару раз в жизни столкнуться с людьми, которые, делая сюрприз для других, руководствуются исключительно своими личными предпочтениями. Потому меня и не особенно удивило признание ведьмочки, видимо, в ее жизни таких случаев было больше.

Место, куда нас доставила яхта, было просто прелестным. Маленькая, всего метров сто в поперечнике, бухточка с прозрачной водой, сквозь которую видно было неглубокое ровное дно и стайки серебристых мальков, золотой песок пляжа и ровная стена зелени за ним.

— Высаживайтесь, — перебросив мостик на маленький, узкий пирс, скомандовал Дэсгард и, помогая нам сойти, пояснил: — Теперь идите вон к тому камню, видите? А от него по тропке прямо и прямо. Там вас будут ждать.

И не успела я еще уточнить, а куда денутся они, как яхта стремительно сорвалась с места.

— Начинаю подозревать, — сообщила я ведьме, наблюдая, как судно уходит за ближайший изгиб берега, — что скоро буду ненавидеть сюрпризы не меньше твоего.

— Но они сказали, что будут нас ждать, — робко попыталась защитить магов Синжата.

— Да? — спрыгивая на твердую полоску прибитого волной песка, саркастически хмыкнула я. — И кто именно, попробуй угадать.

— Не знаю… — сначала засомневалась Сина, а потом, засмущавшись, промямлила: — Маг Терезис, наверное, и эрг Дэсгард.

— Умница, — похвалила я ее, прикидывая в уме, сколько метров нам придется идти через лес и стоит ли снимать сейчас туфли. — Ну и как они туда, по-твоему, попадут?

— На яхте эрга Викториса.

— Снова умница. — Я решительно стянула тунику — простенькое полотняное белье, найденное мною в комоде, по фасону вполне могло заменить коротенькую маечку и шортики. — А теперь последний вопрос: если они могут туда доплыть на яхте, почему мы должны топать пешком?

— Не знаю, — растерянно пробормотала Сина, — мне никогда раньше не делали сюрпризов.

— Радуйся, уже сделали, я же не одна тут топаю…

Песок все-таки попал в туфлю, я попыталась его вытрясти и чуть не ступила в воду. Пришлось снимать обувь и, стоя на одной ноге, вычищать его рукой.

— Сейчас я вам водички дам, — видя, как я отряхиваю с ладоней песчинки, заторопилась Сина, но я решительно ее остановила — не барыня, сама могу.

Шагнула поближе, зачерпнула… и едва не разахалась от восторга. Вода была теплой, как парное молоко.

— Сина, ты потрогай, какая водичка!

— Хорошая, — деловито потрогав воду, сообщила служанка, — возле острова прохладнее. У нас там течение, если сети неправильно поставить — спутает в ком.

— Может, мы успеем быстренько искупаться? — мечтательно вздохнула я, уже точно зная, что это просто слова.

Потому что сейчас я развернусь вон к тому камню и потопаю через лес смотреть сюрприз.

Даже если он намного хуже, просто в сто раз хуже, чем эта бесподобная водичка. Пойду потому, что если два раза подряд испортить сюрприз, третий раз ни один мазохист не станет его вам делать, это я точно знаю на собственном опыте.

Огорченно махнув рукой, решительно разворачиваюсь к берегу спиной и молча топаю к камню, рядом с которым обнаруживается вполне приличная, расчищенная тропа, довольно круто забирающая вверх. И пока я шла по ней, план сложился сам собой: сейчас мы посмотрим на их сюрприз и побежим купаться.

А дойдя до верха холма, поняла, что никуда мы не побежим. Мы на маленьком островке, и с этой стороны море ничуть не хуже, чем там, позади нас.

Только тут есть домик, хотя и маленький, словно бабушкина дачка, но трехэтажный и очень хорошенький. И на третий этаж, который скорее не этаж, а просто открытая веранда с легкой крышей зеленого цвета, можно шагнуть прямо с дорожки. И именно сюда нам и нужно, потому что посредине веранды накрыт праздничный стол, а на маленьких угловых столиках в вазах стоят пышные яркие букеты. Но даже их одуряющий аромат не заглушает знакомого запаха шашлыка.

Едва мы дошли до стола, в воздухе под потолком возник розовый перламутровый шар и засветился так нежно и загадочно, что мне стало понятно — это магия. Мягкие волны света переливались, струились по всей веранде, и по ним поплыли эфемерные бабочки, стрекозы, птички, рыбки и цветы. Непонятно откуда раздалась прелестная тихая музыка, и все эти бабочки и рыбки стали плавно кружиться под нее, то взлетая под потолок, то опускаясь до пола.

А потом с лестницы, шедшей по наружной стене дома, прилетело блюдо с горячим шашлыком и устроилось на краю стола. Я решительно подтолкнула девчонок к столу:

— Быстренько садимся, шашлык нужно есть горячий.

Потом обернулась и спросила пустоту:

— А вам особое приглашение нужно?

— Мы ждем, пока ты оденешься, — обиженно возвестила пустота голосом Тера.

— Терик, — возмутилась я, нагружая тарелку мясом, — а не ты ли меня так горячо убеждал сегодня, что стесняться напарника просто смешно?

Пустота рядом с ним возмущенно фыркнула.

— Но я же тут не один, — фыркнул Терезис и проявился, почему-то потирая плечо.

— А твой учитель меня вообще чуть ли не с лупой рассмотрел, в каждую жиринку пальцем ткнул, — мстительно припомнила я. — Для него на мне белых пятен нету.

— Как интересно, — ядовито протянул напарник, садясь рядом, — а я и не знал таких подробностей.

— Принесу еще шашлыка, — мрачно сказала пустота возле свободного стула голосом Дэса, и вниз по лестнице нарочито громко затопали невидимые ноги.

— Надень кофту, — попросил Тер еле слышно, когда шаги стихли, — мы всё же не твои земляки.

Упрямиться я не стала (сыграли роль несколько кусочков божественного шашлыка, которые я успела проглотить), набросила тунику и посмотрела на напарника:

— Ладно, уговорил. Но за это купаться мы будем на разных концах острова. Мне ваши заморочки начинают надоедать. И это не все, еще ты мне расскажешь, по какому поводу собирается совет.

— Я сам расскажу, позже, — ровным голосом сказал Дэс, появляясь с подносом шашлыка в одной руке и тортом в другой.

Но я уже не хотела ни ответов, ни шашлыка. Едва мне на глаза попалась пышно украшенная поверхность торта, как в горле мгновенно встал ком, а в душе закипела обида, тяжелая и горькая.

Так вот о чем они там говорили, — она его уговаривала подарить мне еще тортик, снова небось сама полночи пекла!

— Таресса! — Напарник вмиг придвинулся, стиснул меня лапищами, прижал к себе. — В чем дело? Ну успокойся, ты что, обиделась, что я не рассказал? Так просто не успел, все расскажу, не бойся. Не хотелось праздник деловыми разговорами портить, мы же твое первое успешное выполнение задания отмечаем!

Он явно меня убалтывал, и я это прекрасно понимала, но все равно была ему благодарна. Мне совсем не хотелось лететь через миры с замершим от боли сердцем и потом, глотая слезы, сидеть одной на диване, это я уже знала точно. Мне хотелось смотреть на бабочек и плескаться в море, а еще полежать немного на теплом песочке, забыв про свои и чужие беды и проблемы.

— Я не поэтому, просто… — вздохнула виновато и не выдержала, задала-таки жгущий меня вопрос: — Кто пек этот торт?

— Так Диша же, — встрепенулась притихшая Синжата. — Она сказала, что для вас постарается сделать такой, что все пальчики оближут.

У меня мгновенно отлегло от сердца. Вот же глупая! И с чего я взяла, что все торты здесь делает Янинна?

— Вот гархи, а мне клялась, что никому не проговорится! — воскликнул расстроенно Дэс. — Разве с ним что-то не так? Хочешь, я его сейчас выкину?

— Нет! — испугалась я. — Не нужно! Это хороший торт. Диша старалась…

— Вот и замечательно, — оживился Терезис. — А почему никто не пробует вот эту рыбу? И не спрашивайте, кто готовил, не расскажу, потому что это самая страшная тайна всех пределов…

И мы принялись пробовать рыбу, и паштеты, и икру, и шашлык, запивая все легким светлым вином и лимонадом, и снова рыбу… А потом все же съели по куску торта, и был он просто бесподобным.

Наконец я заявила, что если съем еще кусок, то лягу прямо вот тут в уголке, потому что ходить не смогу, а я хочу не валяться, как сиротка, а купаться.

Мы прошли по лестнице на второй этаж, и там оказалась дверь на нижнюю тропинку, ведущую прямо на пляж. А уже через пять минут, когда дом скрылся за кронами, я нетерпеливо сбросила одежду и наконец оказалась в долгожданной водичке.

И не стала себе ни в чем отказывать — плавала, ныряла, брызгала на Сину и Раили водой, они брызгали в ответ, визжали и хохотали. Черт, и как я раньше не додумалась, что местное море такое теплое? Каждое утро ездила бы на пристань.

— Что ты почувствовал? — хмуро поинтересовался эрг, поглядывая с незаметной от пляжа площадки на вершине утеса на резвящиеся в воде неподалеку от берега три девичьих фигурки — черноволосую, рыжую и белокурую.

— Обиду. Если бы у меня украли мой лучший посох и начали копать им навоз, я и то так не обиделся бы.

— И причиной был торт, — полуутвердительно пробормотал Дэс.

— Не просто торт, — задумчиво мотнул головой ученик. — И тем более не торт Диши. Она прямо обрадовалась, как это услышала. Не думал я раньше, что можно так чувствовать напарника в своем мире. Она чуткая, как камертон, отзывается на все эмоции немедленно. Я знаю, что после инициации все ходящие становятся намного чувствительнее и эмоциональнее, но она просто как бабочка, чуть дунь — и слетит. Дэс, я, конечно, не ментал и еще не эрг, но хотел спросить… а не зря ли ты не наложил на нее приглушение?

— До эрга тебе осталось сдать три небольших задания, — рассеянно пробормотал учитель, — и к весне ты справишься. А приглушающее… С чего ты взял, что его нет? Только оно первого круга, я же не ждал такого эффекта. Слушай, сколько я ни вспоминаю, другого торта, кроме того, что делали на возвращение, все-таки не было.

— А тот пекла Яни, — подозрительно прищурился Тер. — Ты думаешь, они специально не рассказали совету?

— Не думаю, Вик никогда так не сделает. Вот не придать значения мог. Ты же знаешь, с его осторожностью и подозрительностью он видит заговоры везде, где их нет, а на такие мелочи просто не обращает внимания. Значит, она что-то сказала… Гархи, не хотелось бы мне с ней беседовать еще раз. Я сегодня ее припугнул забвением.

— Так о чем разговор? — фыркнул Терезис. — Надеюсь, со мной ты не запретил ей разговаривать?

— С тобой — нет.

— Ну и прекрасно… А теперь я пошел купаться. В их исполнении это чертовски заманчиво выглядит.

— А где яхта? — Глядя через широкое окно второго этажа на вечереющее небо, я вдруг осознала, что нашего транспорта нет.

Впрочем, мне тут же припомнилось, что судна не было уже в тот момент, когда мы с девчонками пришли к домику.

— Его забрали. Капитан и повар, — рассеянно пробормотал Дэс, удобно устроившийся в кресле. — Ты же не думаешь, что мы сами жарили шашлык магией?

Терезис с девчонками собирали наверху остатки еды и уносили посуду в кухню, расположенную на первом этаже. Нам пора было возвращаться. Время пролетело незаметно, и вот это меня всегда очень интересовало: почему все хорошее кончается так быстро?

Я незаметно вздохнула, села в свободное кресло и ответила без обиняков:

— Я стараюсь на эту тему вообще не думать, все равно ошибусь. Я пока знаю о вашей магии очень мало, а строить пустые предположения нет ни времени, ни желания. Эрг Балисмус собирался меня учить, да что-то пропал.

— Он не пропал, — ровным голосом, каким говорил только тогда, когда не хотел выдать своих чувств, пояснил Дэсгард, — у него сейчас много других дел. Ты не знаешь, но теперь можно сказать: он отвечает за организацию наблюдения через шар, составляет графики совпадения миров, в общем, очень занят. Поэтому после того как выяснилось, что ты обладаешь очень сильным даром, ковен отозвал меня с западной границы. К зейру Жантурио отправили другого мага.

— Понятно… — Настроение начало стремительно портиться, и он это как-то почувствовал.

Протянул руку и крепко схватил меня за запястье.

— Таресса! В чем дело? Тебе не нравится, что я буду рядом? Скажи сразу, не бойся! Мы найдем другого ментала, тебе дадут возможность выбрать. Но без ментала тебе нельзя. Дело в том, что инициированная способность ходящей всегда усиливает эмоциональность и чувствительность, можно сравнить с алмазом после огранки. И самой тебе трудно с этим справиться, хотя… ты только не обижайся, когда ты вернулась, я наложил ментальный щит — легкий, первого круга. Он приглушает твои негативные чувства, это нужно в первую очередь тебе самой. Ты же не можешь не замечать, что порой излишне бурно реагируешь на поступки и слова окружающих? И даже не на слова, зачастую просто на какие-то ассоциации. Ты теперь член ковена, и я не могу без твоего разрешения усиливать на тебе щиты, но посоветовать сделать приглушающий более сильным — моя обязанность.

— Я поняла, отпусти. Никуда я не побегу. — Едва услышав эту просьбу, эрг убрал руку и за это я была ему благодарна вдвойне, проклятое запечатление пока никуда не исчезало. — И еще… ты неправильно понял, не нужно другого ментала. А про мою чувствительность ты тоже сказал правильно. Я прекрасно понимаю, что иногда веду себя как натуральная истеричка, самой потом неприятно. Поэтому я подумаю про щит. Это же не срочно? Но у меня есть вопрос… Можно?

— Конечно. — В голосе эрга прозвучало облегчение, он определенно не хотел оставлять своего ученика без присмотра, да еще рядом с неуравновешенной напарницей.

— Надеюсь… — Я чувствовала себя очень неудобно, но понимала, что жить с ним в одном доме точно не смогу. — У тебя будет свой дом? И Тера неплохо бы тебе забрать с собой. Я не против него, но все время жить под колпаком… невозможно.

В его глазах, неотрывно следивших за моим лицом, ничего не отразились, лишь губы мимолетно дрогнули, то ли от досады, то ли от обиды. Маг слишком хорошо умел владеть собой, чтобы я успела это понять. Но и этого недовольства, мелькнувшего тенью пролетевшей за окном птицы, мне хватило, чтобы взволноваться.

Ну вот зачем им все время действовать мне на нервы своим присутствием? Ведь я не собираюсь никуда уходить! Родной мир далеко, а мир бесконечных песков или бешеных фанатиков мне не нравится категорически. Или есть еще какие-то неизвестные мне заморочки, которые эти партизаны пока не решаются мне объяснить?

— Таресса, — устало произнес эрг, — не начинай паниковать. Я и не собирался всегда спать на твоем диване. Просто пока совет не принял решение, было глупо начинать думать о своем доме. Хотя когда-то у меня был дом в крепости. Говорю только потому, что ты все равно об этом узнаешь и начнешь волноваться, но я сам отдал его совету еще восемь лет назад. У меня было, где жить, и возвращаться на остров я тогда не собирался. А сегодня вечером станет ясно, передаст совет Терезису один из свободных домов или мы временно поселимся в нижнем дворе. Ты там еще не была, если захочешь, завтра покажу.

— Мы готовы. — Терезис, держа в руках увесистую корзину, пропускал в комнату оживленных девчонок. — Пойдем домой?

— Пойдем, — поднялась я с кресла, бросила прощальный взгляд на море и вздохнула: — Спасибо! Сюрприз был замечательный! Мне тут очень понравилось!

— Мы рады, — важно объявил Тер и вдруг хитро хихикнул: — Нам тут тоже понравилось. Надеюсь, ты иногда будешь нас звать в гости?

— Куда? — не поняла я, переводя взгляд с хитрой рожи одного на довольную другого.

— Ну ты же не думаешь, что в награду за спасение двух своих преданных магов и шестерых одаренных детей ковен способен ограничиться корзинкой еды и прогулкой? — мягко пожурил меня Дэс, но в его глазах прыгали довольные смешинки. — Этот островок теперь твой, и на нем лежит заклинание отвода глаз, никто чужой никогда не найдет, даже ты сама. Да тебе это и не нужно, ты можешь приходить когда хочешь, только выучи сначала схемы, пустыня днем опасна.

— Нет. — Ошарашенная таким щедрым даром, я другим взглядом глядела на домик и понимала, что с каждой секундой он мне нравится все больше. — Я вообще о награде не думала, но очень рада… правда. Спасибо. А пустыня… посмотрим. Готовы?

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я