В тени золотого тельца

Вера Харенко, 2018

Всё началось за день до свадьбы. Александра, фотограф из Буэнос-Айреса, столкнувшись в дверях кафе с выбегающим поваром с маленькой собачкой на руках, попадает в параллельный мир, где артефакт, похожий на рог быка, наделал много бед. Чтобы прекратить это, его надо вернуть в мир Александры. С ней идут принц и его друг. Но, оказавшись снова дома, Алекс узнает, что всё изменилось и в её мире.Что человека, которого она любит и за которого выходит замуж, не существует, и для того, чтобы всё стало как раньше, ей придется помочь принцу отвезти артефакт в Бразилию. Но рог похищают.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В тени золотого тельца предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

–Поль, Mon cher, — назвав его на французский манер, миниатюрная блондинка, в стиле Барби, на высоченных каблуках, с собачкой породы чихуахуа, стояла на кухне ресторана ¨Забавная еда¨, сморщив свой остренький носик, потому что ей “фи, невкусно пахло рыбой», и капризно отчитывала повара: — Вчера ты обещать заботить о мой малыш, но не ходить за ним. Ты забыть? Скоро лететь в самолёт, а я ходить и ходить по городе, чтобы пристроил этот пупс. — Забирать, сейчас же, — сказала девушка, и протянув дрожащую собачку повару, натянуто улыбнулась кухонному персоналу. Случайно став свидетелями скандала, Двое мужчин в высоких поварских колпаках и полная женщина в выстиранном халате и широких резиновых перчатках, тут же отошли подальше от влюблённой парочки, и делая вид что чем-то заняты в том, противоположном углу кухни, с ещё большим любопытством продолжали следить за ходом событий.

–Ты чокнулась, меня и отсюда уволят, — отшатнулся от неё Поль, спрятав руки за спину.

–И не сметь оставлять Лексус одного в квартира, он много плакать.

Не дожидаясь следующего протеста в ответ, блондинка поцеловала на прощанье собачку прямо в нос, посадила её на высокий разделочный стол, почему-то единственное, ещё не заваленное продуктами место на кухне, и накинув поводок на сияющий крюк больших весов, висевших над столом, решительно пошла к двери, вслух повторяя по-французски одно не очень хорошее слово.

— Я не могу держать его на кухне целый день, — как ребёнок прохныкал Поль, схватил чихуа подмышку, и пока на скандал не обратил внимание хозяин, находившийся в этот момент в зале, побежал к выходу, надеясь догнать отъезжающее такси.

— Вот же ведьма. Всегда выходит как она хочет!, — думал он, когда налетел в дверях на входившую в ресторан темноволосую девушку, в легком цветастом пальто, столкнувшись с которой, чуть не задавил собаку. У девушки были очень выразительные глаза, не большие и не черные, и не как у рисованных персонажей аниме, а просто, сами по себе, сразу выделялись на лице. И она была бы даже в его вкусе, если бы не модная стрижка. Поль как-то всегда отдавал предпочтение женщинам с длинными волосами.

–Чёрт, чёрт, чёрт! Моя маленькая француженка — настоящая чертова ведьма. Но зато какие у нее ноги…-Поль встряхнул головой.

–Не надо было соглашаться. Всё из-за тебя, гадкая зверюга, — озираясь по сторонам, Поль злился и от злости прижимал к себе Лексуса всё сильнее, пока тот не начал поскуливать.

Ни такси, ни узкой мощённой улицы, ни ресторана за спиной не было в помине, только короткая трава под ногами, выжженная палящим солнцем. Он одиноко стоял на равнине, напоминающей уже съеденное кем-то пастбище. Вдалеке виднелись невысокие, такие же лысые сопки. Нарушал этот однотонный сухой пейзаж, лесок, начинающийся в стороне метрах в двухстах от него. Через редкие деревья можно было разглядеть гигантскую корзину с очень высокой ручкой, как будто бы великан пришёл за грибами, и забыл её тут. Солнечные лучи стали безжалостно жечь Полю затылок и он поспешил укрыться в тени деревьев. Подойдя ближе, он увидел, что к корзине, на длинной тонкой верёвочке, за ногу, была привязана птица, похожая на индейку, которая копошилась клювом в насыпанном на землю корме. Птиц,а не обратив на него никакого внимания, продолжала клевать крупные зёрна. На всякий случай, Поль решил к индейке близко не подходить, а перегнулся через крепкий край корзины, и не стесняясь, одной рукой пошарил под одеялом, лежавшем на полу, найдя там верёвку и немного еды в картонной коробке. Увидев коробку, Поль содрогнулся, сдавив Лексуса, всё время сидевшего на руке и прячущего морду у него под мышкой, от чего собака взвизгнула человеческим голосом, а точнее, как показалось Полю, даже с лёгким французским акцентом. Обычная белая коробка была точь в точь, как от пары туфель, которые вчера его мадемуазель купила с ним в бутике недалеко от дома. Чуть позже, случился скандал с очередным битьём посуды, и одеванием этой самой коробки ему на голову, за то, что он"сметь клеить"такую страшненькую продавщицу. Хотя продавщица не была страшненькой, можно сказать даже была милой… Вспоминая и не переставая злиться, Поль вытащил из злополучной коробки самое большое яблоко, сел под дерево, и наконец отпустив Лексуса побегать, просто стал ждать.

«Не могу поверить, он у нас! И до сих пор нет погони. Ведь нас не могут так отпустить?», оглядываясь на своих спутников, запыхавшимся голосом, прокричал молодой парень, отбрасывая светлую челку со лба. Пригиная головы, на полу согнутых ногах, прячась за крупными камнями, покрытыми бурым мхом, трое мужчин спускались с холма. Мелкие камушки то и дело уходили из под ног и, ругаясь и скользя один из беглецов всё крепче прижимал к груди единственную ношу. Что-то было в небольшом мешочке из грубой кожи, с затянутым наверху шнурком. Раздавшийся вой заставил мужчин на секунду замереть, хотя каждый из них ждал этого момента. Почувствовав, как затряслась земля, и из глубин холма что-то вырвалось ввысь, троица, съехав вниз последний каменистый отрезок, со всех ног кинулась к ближайшим деревьям. Парень, несущий мешочек, оглянувшись, на секунду остановился, парализованный страхом: столб дыма светло серого цвета, почти прозрачный, закручивался над холмом, с которого они только что спустились. Образовав серебристый вихрь со вспышками, похожими на разряды молний, крутящийся воздух стал двигаться по направлению к лесу. Они не знали, был ли этот вихрь — убийцей или тем, кто его послал, все трое нужны были живыми. Подбежав к своей корзине, которая вместе с птицей осталась под деревьями, беглецы увидели сидящего на земле незнакомца, а рядом с ним маленькую, почти лысую собачку, с дрожащими ножками. Пёсик видимо испугался чужих людей и побежал прятаться за корзину, но не рассчитал, и врезавшись прямиком в грудь индейке, упал на спину прямо в её корм, где и остался лежать, истерически дёргая всеми четырьмя ногами.

Поднявшийся к ним навстречу парень, был лет двадцати пяти, невысокого роста с растрёпанными русыми волосами, по детски пухлым лицом, в простых белых брюках и такой же куртке на которой на груди было вышито"Забавная еда".

–Всем здравствуйте! А я уже отчаялся дождаться кого-нибудь, чтобы уточнить где именно…

Договорить ему не дали.

— А ну, лезь в корзину.

–Тон был такой, что послушно кивнув, Поль схватил собачку, перелез через борт и сел на пол. Троица быстро забралась туда же. Один из них свистнул так, что Поль чуть не оглох, а индейка, запрыгнув на ручку корзины, вцепилась в неё когтистыми пальцами, расправила крылья и взмыла вверх над деревьями. Набрав высоту, птица стала парить над лесом в сторону заката, крепко держа плетённую ручку в сильных когтях.

Сидевший на дне корзины Поль не мог поверить своим глазам: эта индейка имела в размахе крыльев метра три. Глядя снизу вверх на её пуховый живот, в голову приходили глупые мысли, ну например: несутся ли птицы в полёте? От куда-то доносился вой сирены, который нарастал с каждой минутой. Трое незнакомцев, стояли держась за края корзины и наблюдали за их преследователем.

Пряча к себе под куртку кожаный мешочек, высокий парень с бледным лицом, сказал тоном, исключающим возражения:"-Ближе к берегу, будем прыгать. По другому нам не уйти. Спрячемся в озере".

–За ними погоня — наконец дошло до Поля. Встав на четвереньки и подтянувшись подбородком к бортику, он глянул вниз. Птица несла их над водой.

–Они сумасшедшие если хотят спрыгнуть, — подумал Поль.

На него не обращали внимания,только Лексус прижимался к ногам и скулил. Высоченный столб пыли, травы и камней, клубясь и сверкая разрядами, приближался. Чудо птица резко снизилась над озером. От перепада высоты, у Поля заложило в ушах. Ему что-то сказали, но он понял, что должен тоже прыгнуть в воду только когда его схватили за ноги и, в прямом смысле, выбросили из корзины. Прыгнувшие вместе с ним беглецы подняли фонтан брызг. Очутившись в воде Поль попытался всплыть на поверхность, но крепкие руки, помогшие ему кувыркнуться в озеро, стали тянуть на глубину. Поль сквозь прозрачную воду увидел как птица уносит прочь корзину с Лексусом, и серый столб следует за ней.

–В каком интересно месте у чертового вихря глаза?

Начав отчаянно дёргаться пытаясь освободиться, и знаками показывая, что ему не хватает воздуха, Поль поймал на себе недоумённые взгляды. Не подававшие признаков неудобства незнакомцы, удерживая его за ноги, одновременно мотали головами, что наверх нельзя. Меня просто хотят утопить, — мелькнула последняя мысль в голове Поля, и он отключился.

–Да что с тобой такое? Ты чуть нас не погубил. Почему ты не задержал дыхание? Устроил тут представление. Мы всего то были под водой минуты три, — услышал Поль, глотнув воздуха и приходя в себя. Блондин, самый молодой из них, наклонился над Полем и кричал, размахивая руками. Поль, начав опять соображать, чуть приподнялся на локтях и огляделся. Он лежал на берегу озера на мокром песке, а произносимые резким голосом слова, отдавали в мозгу металлическим звоном. У него болела голова и было немного обидно, кроме его девушки из Франции никто с ним так не разговаривал, даже родители. Решив не давать молодому крикуну спуску, Поль в свою очередь заорал — У меня что, по вашему есть жабры или… — но тут он закашлял, и финал начавшейся бурной речи был смазан выплёвыванием солёной воды.

–Антон, прекрати. Он не наш, — сказал худощавый мужчина, устало вздохнул и подтянув ноги начал расшнуровывать высокие ботинки. Третий пока молчал. С трудом сев, Поль настороженно обратился к молчаливому: — Люди, вы кто?, — по-очереди разглядывая своих спутников.

Возле него стоял парень, как будто сошедший с рекламы: блондин, квадратный подбородок и дерзкий взгляд. За ним, сидя на песке, снимал второй ботинок высокий худощавый мужчина лет тридцати, с темными длинными волосами, мокрыми прядями свисающими на бледное лицо. Его аккуратная испанская бородка казалась нарисованной. Он хмурился. Хмурился когда стягивал свои узорные носки, когда выкручивал их и когда раскладывал их на песке. А как-будто Полю всё это нравилось. Оставшись босиком, мужчина расстегнул жакет до половины, Достал из-за пазухи сшитый мешочек, ослабил шнурок, и заглянув внутрь, удовлетворённо прижал его к груди.

В нескольких шагах от них сидел другой мужчина, тоже лет тридцати. Короткие каштановые волосы, открытое загорелое лицо с двухдневной щетиной, крепкая фигура и ещё, Полю показалось, что глаза его меняли цвет. Одеты все были, на вкус Поля, как-то слишком хорошо. На последнем была отличная, хоть и мокрая, из тонкой кожи куртка, цвета кофе. Махнув пару раз перед носом рукой, чтобы отогнать кофейный аромат, поднимающийся из чашечки Nespresso, отчётливо вставшей перед глазами, Поль с достоинством поднялся, отряхнул прилипший песок, насколько это было возможно с грязной белой спецодежды работника кухни и, приблизившись к хозяину кофейной куртки, сел рядом.

–Слушайте, я так понимаю — заговорил Поль, — что что-то произошло и я оказался в незнакомом месте. Наверное вы мне можете кое что прояснить, по крайней мере сказать, где я. Зовут меня Поль, я из Буэнос Айреса, работаю поваром в ресторане"Забавная еда", у меня есть девушка, она знает французский, потому что француженка, и, Поль вздохнул, у неё, только что, еще была собака.

–Марк, — представился сидящий рядом парень. Мои друзья — принц Филипп и младший принц Антон.

Глава 2

Толчок. Как будто разряд электрического тока прошёл сквозь неё. Что могло её разбудить? Ни какого постороннего шума, но сон ушёл. Открыв глаза Александра, посмотрела на огромный телевизор, висящий напротив кровати. Часы на экране показывали семь десять утра. Слишком рано. Надо поспать ещё. Проснуться было запланировано на полтора часа позже. Сегодня надо выспаться.

День до свадьбы был расписан по часам: c утра — СПА с завтраком и процедурами, обед с бабушкой и дедушкой, которые приезжают в два часа.

Когда она была в первом классе, — погибли ее родители. Её забрали из Буэнос Айреса дедушка и бабушка, и следующих шесть лет, она прожила на юге Аргентины, в Патагонии, в провинции Санта Круз.

До их дома на эстанции, по пампе, было два с половиной часа езды на машине, поэтому среди недели они с бабушкой жили в городе, а на выходные, или когда просто не было школы, ехали к дедушке, который оставался там практически всегда. Надо было следить за хозяйством, баранами и работниками. Трудолюбивый, упрямый, немного жадный для чужих, ни на день он не собирался оставлять без присмотра свою эстанцию в триста гектар земли, с четырьмя с половиной тысячами баранов, пасущихся на пастбище.

Он был истинным потомком англичан. Его деда привезли на новые земли ещё маленьким в начале девятнадцатого века. С тех пор его предки и имели эту землю. Их семью затронуло также и одно историческое событие. В тысяча восемьсот тридцатых годах, у них в доме останавливался на ночёвку сам молодой Чарльз Дарвин, который путешествовал по Латинской Америке на корабле Бигль под командованием капитана Фитц Рой.

Александре там отлично жилось, но всё же она была рада, когда другой дед, она звала его по имени, Донато, привёз её обратно, в Буэнос Айрэс.

Итак, вернувшись, она закончила школу, курс фотографии и поступила на факультет социологии по настоянию бабушки, но работала у Донато в студии фотографом потому, что ей это нравилось. В 18 лет обращаясь с камерой она уже точно знала, что делает.

Дом родителей она продала, и купила квартиру своей мечты, в центре, не далеко от студии: четырнадцатый этаж, с очень светлым, большим залом, и таким же большим балконом.

Но вот два года назад, Донато неожиданно женился на одной итальянской сеньоре, подружке юности, которую нашел через интернет. Алекс знала, что он родился в Римини и иммигрировал в Аргентину в 22 года. В общем, Донато вернулся в Италию, оставив студию на Александру.

Сегодня приезжали все. Дедушка и бабушка из Патагонии — в обед, и Донато с итальянской женой к вечеру.

В сотый раз, она придирчиво оглядела свадебное платье, одетое на манекен и удовлетворённо вздохнула. Она знала на нём каждый шов с закрытыми глазами. Из ателье салона Алекс его забрала за две недели до свадьбы, что бы убедиться что оно — то самое. И — да, платье оказалось тем самым. Неохотно отвлёкшись от свадебного наряда, взгляд задержался на фото рамке, которая казалось висит в воздухе, над аккуратным столиком. В ней поочерёдно менялись около двухсот фотографий. Почти все — она сняла сама. Промелькнули несколько снимков Терезы. Они вместе учились в университете. Выглядела Тереза как модель: высокая, с крупным ртом и стервозным характером. Форму и размер груди она выбрала сама, а вот нос с горбинкой она бы никогда не переделала, она гордилась им и говорила, что именно он признак её породы. Работала Тереза в редакции модного журнала и ждала назначения помощником редактора. Одним словом"Рыжеволосая звезда". Лицо на снимках поменялось, и в комнате сразу стало теплее, как будто сегодня солнце взошло на западной стороне, где как раз находилась спальня. Просто тепло это излучали фотографии, с которых смотрела слегка полноватая, смеющаяся девушка. Алекс знала Джессику с детства, и очень любила. Весёлая и остроумная, лучшая подруга, но ни советы, ни опыт, никак её не могли научить. Безумно влюбляясь в очередного парня, она примеряла его как мужа, и вслух говорила о детях. Живя несколько дней под безумным напором планирования дальнейшей жизни, он не выдерживал, и просто сбегал. Поплакав дома, она возвращалась в свет. Вскоре появлялся новый кавалер. И казалось, было невозможно остановить эту карусель.

Но в основном со всех снимков смотрел брюнет, около тридцати лет, с ослепительной улыбкой.

Александра лежала и рассматривала человека, которого знала два с половиной года, и за которого выходит замуж. Дорогой бежевый костюм, идеальные зубы, голубые глаза, очень фотогеничный, воспитанный, образованный, не жадный, может решить любой вопрос, любит её. Как говорит бабушка, он очень удачная для неё партия. Даниэль Лопес, один из вице директоров фирмы, выпускающей автозапчасти. Счастливая, она закрыла глаза и вдохнула сладкий цветочный аромат, которым наполнял спальню огромный букет сиреневых эквадорских роз, стоящий в вазе на полу, возле кровати. Его принесли вчера от Даниэля. С самого начала знакомства с ним, лучшие цветы всегда стояли в доме у Александры. Просто его сестра была хозяйкой флорерии Грин фло, самой модной в Буэнос Айресе. А Алекс с детства обожала цветы, и всегда говорила, что если бы она не была фотографом, она была бы цветочным дизайнером.

Отвлёк звук поступившего по электронной почте сообщения. Не смотря на такую рань, Джессика просила срочно, ещё перед СПА встретиться в ресторанчике возле студии, где они часто обедают, чтобы выпить по чашке кофе, и поговорить о чём то важном.

Александра занервничала. Она неохотно встала под душ, но тёплая вода не расслабила её. Расчесав каштановые, стильно подстриженные волосы, и гадая, о чём же хочет поговорить Джессика, она начала одеваться: джинсы, майка — комбинация, шелковый жилет в романтическом стиле, сверху цветастое легкое пальто c голубым шарфом, ботинки на низком ходу и модная в этом сезоне яркая помада, несмотря на то что утро. Ей нравилось надевать на себя сразу несколько вещей. Даже в жару, что бы не быть одетой в один сарафан, она умудрялась навешать на себя всякий разных аксессуаров, а в классическом"маленьком черном платье" — она чувствовала себя просто голой.

Брать с собой мобильный не имело смысла, так как вчера она забыла поставить его заряжаться. Батареи не было совсем. Бросив его на зарядное устройство, она вышла в холодное утро, и скрестив руки на груди, грея себя, быстрым шагом пошла в"Забавную еду"завтракать с подругой. — Наверняка она позвала меня из-за какой-нибудь ерунды, — вертелось в голове у Александры, — Джессика живёт в своём собственном мире, и что-то обычное для нас, для неё — может быть важным и срочным. Хотя…

Вчера вечером, когда они расстались, и Даниэль пошёл провожать Алекс домой, Джессика как-то особенно смотрела на них и Александра бы не обратила внимания, но такой взгляд у подруги она видела впервые.

Входя в ресторан она столкнулась с выбегающим поваром, нёсшим на руках малюсенькую собачку, и еле удержалась на ногах. От удара, на секунду потемнело в глазах, — видимо, сегодня в меню корейская кухня, но этот собачий деликатес не дорос, и требуется у кого то отнять экземпляр побольше, типа ротвейлера. Повар спешит, и только поэтому он не любезен с посетителями, — сразу же придумала Александра.

Глава 3

–Три дня назад «Забавная еда» выглядела по другому. Перепродали бизнес или просто сменили интерьер? Довольно мрачно.

Силуэты столов напоминали скорлупу больших грецких орехов. Никого ещё не было, только девочка лет восьми что-то рисовала на листе бумаги, за одним из столиков. Сложив и спрятав рисунок в карман немного великоватого ей платья, девочка вошла в дверь, ведущую на кухню. Подумав, что это дочь кого то из персонала, Алекс сделала шаг к столику, где только что сидел ребёнок. Движение стола по направлению к ней заставило Александру остановиться. Это был гигантский панцирь черепахи, который приподнялся, и медленно пополз прямо на неё. Всё ещё находясь возле двери, Алекс попятилась наружу. Оказавшись по другую сторону и боясь отпускать дверную ручку, она бросила беглый взгляд вокруг, судорожно вдохнула, и на дрожащих ногах снова вошла. В голове пульсировала одна только мысль: позвонить Даниэлю, чтобы он забрал её от сюда.

Шесть черепах, каждая около метра диаметром, толпясь и шаркая лапами по гладкому каменному полу заведения, медленно двигались к бородатому мужчине, с большим жёлтым полотенцем, который мокнув полотенце в миску с желе, начал поочерёдно протирать отполированные панцири.

–У нас ещё закрыто, — слабым голосом обратился он Александре.

— Мне нужен только телефон.

Мужчина, отвлёкшись от работы, вопросительно посмотрел на неё.

–Дайте телефон-, повторила в истерике Алекс, подойдя ближе.

–Не понимаю я, что тебе нужно, — бородач нахмурив лоб, продолжал натирать очередной стол черепаху, которая застыла на месте и терпеливо ждала окончания чистки.

Звук упавшего стула, который Александра сбила идя к выходу, и который оказался простой деревянной табуреткой, подтвердил что это не сон. Странно, но страха уже не было, впрочем как и ни единой мысли объясняющей ситуацию.

Выйдя на улицу, Алекс села возле порога прямо на землю, машинально расправив своё пальто. Она почти видела как её реальность со звоном улетучивается. Глядя на полу высохшие луга, каменистые холмы, начинающиеся уже за ближними домами и тёплое вечернее небо, Алекс думала:"у них уже лето."

–Ты потерялась? Ты должна поговорить с принцем. Его сегодня ждут в городе, флаги подняли, — донеслось до её сознания. Она не сразу заметила как девочка, севшая рядом, дотронулась до её руки и предложила ей стакан с серым напитком. Немного грустное выражение лица, красивые как две рыбки и не по детски внимательные глаза, как будто бы уже озабоченные проблемами. Девочка ни разу не улыбнулась.

–Как тебя зовут?

–София.

–Покажи мне свой рисунок.

София молча достала из кармана свёрнутый листок бумаги и отдала. Это был нарисованный синим карандашом портрет Даниэля. Алекс знала что это он, хоть глядя сквозь слёзы на рисунок, никак не могла разглядеть лица. Оно расплывалось, как снятый вне резкости снимок. Александра сложила листок и засунула к себе в карман. Выпила невкусный кисель. Вроде полегчало, только образ Даниеля так и остался мутной фотографией.

София помогла ей встать с пыльной земли, и взяв за руку, повела по улице, в противоположную холмам сторону.

–Где я?

–Это Акраба.

–Акраба! — Александра уже слышала это слово раньше. Недавно в студии, она снимала годовалую малышку, и её родители несколько раз произнесли это слово. Ей понравилось как звучит:"Акраба". То-ли на турецком, то-ли на арабском это означает"семья, родные."

Пройдя с десяток двухэтажных каменных домов за живыми изгородями колючек, они оказались на площади, перед главными воротами. Никакой мощной ограды вокруг города не было, только сложные друг на друга в виде забора плоские, угловатые камни, по которым плелись редкие колючие веточки. Забор чуть выше пояса, продолжался на несколько метров в длину и упирался в стены крайних жилищ, а распахнутые, деревянные ворота означали скорее парадный вход, к которому вела единственная песчаная дорога.

Толпа людей собравшихся на площади тихо переговаривалась, глядя куда-то между холмов, и то и дело, дети выбегали за ворота, оглядеть окрестности. София рассказала, что когда приезжает Принц, это всегда событие. Пообещав, что она придет позже, и они ещё увидятся, девочка пошла обратно к отцу.

Ждали долго. Солнце клонилось к горизонту всё быстрее, придавая серым, каменным стенам домов золотистый оттенок, и четыре силуэта, вынырнувшие из-за холма, и направляющиеся к городу, казалось, разбрызгивали оставшиеся солнечные лучи вокруг себя. Толпа ожила, и с криками"Да здравствует Принц"дружно перенесла Алекс ближе к воротам. Неожиданно для себя, она начала подпрыгивать, чтобы что-то увидеть за широкими спинами горожан."Принц, Принц" — в восторге сотрясался воздух, но Александра не могла оторвать взгляда от одного из прибывших, парня в перепачканном, белом, кухонном костюме.

–Да это же тот самый повар, из ресторана! Он ещё нёс собачку на руках!

Она хотела кинуться к нему, но толпа крепко держала её со всех сторон, а городские стражники, оттеснив людей, быстро провели путешественников в большие двери одного из домов, стоящих на площади. Радостно погудев ещё насколько минут, люди понемногу разошлись. Скоро стемнело. Стражники, стоявшие возле дверей дома, куда зашёл повар со своими спутниками, не стали Александру даже слушать, сказав, что к Принцу нельзя.

Решив дождаться, когда повар выйдет утром из дома и поговорить с ним, Алекс пошла к торговым лавкам здесь же, на площади. Рабочий день закончился, и перед магазинчиками были выставлены пустые коробки, бумага и ящики с соломой из под фруктов. Летняя ночь, медленно, и неудержимо придавливающая город сверху, не была душной. Пахло сухой травой и жареной курицей с чесноком. Хотелось есть. Можно было вернуться в кафе, к отцу Софии, но Алекс предпочла остаться караулить дверь. Так, сдвинув несколько ящиков, взбив в них солому и набросив пальто, она села сверху, почувствовав наконец усталость. Алекс просто сидела и рассматривала ночное небо, облокотившись о ещё тёплую оштукатуренную стену овощной лавки. Среди россыпи крупных далёких звёзд, она увидела множество других, сияющих звёздочек, которые бешено носились в воздухе. Приглядевшись, она поняла, что эти звёздочки не так уж и высоко. Александра уверенно подняла руку, как будто бы знала зачем, и почти сразу, к ладони, лёгким шлепком, прилипла серебристая пластинка, в виде выпуклого многоугольника.

–Должно быть днём они прозрачные, — подумала Алекс, прикладывая пластинку к уху. Щёлкнув, и просканировав ладонь желтой полосой, аппаратик заговорил голосом Софии:"Для цветов я пою песни, но они меня не слышат. Они прячутся от всех и от этого мне грустно.»

— Точно, цветы!

Александра не увидела в Акрабе ни одного малюсенького кустика с цветами. А в Буэнос Айресе столько цветущих деревьев, везде, даже в центре города. Были и её любимые. Ветки с такими ажурными, почти не заметными листочками, на фоне ярких сиреневых соцветий. Площади и парки казались просто накрыты фиолетовым цветом.Маленькая, гуляя с мамой в парке, она собирала головки цветков, вставляла в них тонкие палочки, делала букетики, и дарила прохожим на улице.

–Тебе понравились мои стихи? — подойдя, кротко спросила девочка. Она присела рядом, и вытаскивая по — очереди из тряпочной сумки стала раскладывать у Александры на коленях кусок хлеба, два яйца, помидор и соль, завёрнутую в обрывок бумажки. Побыв немного с Алекс пока та ест, и сказав, что ночью из дома всё равно никто не выйдет, и что Александра должна поспать, София ушла домой, оставив Алекс сидеть в одиночестве в её мягком соломенном кресле. Александра не позволила себе сомкнуть глаз, хотя от событий сегодняшнего дня, кружилась голова. Поглощённая в свои мысли, она удивилась как невероятно быстро пролетели эти несколько часов.

Ещё не стало светать, а несколько человек уже начинали свою работу в лавках. Вот и в большом доме послышались голоса. Четверо мужчин вышли на улицу и в сопровождении стражников и слуг, направились через площадь к воротам. Алекс поднялась, и пошла за ними, мысленно благодаря Софию за всё, и прощаясь с ней.

Выглянув из приоткрытых ворот, Александра увидела, прямо перед собой как ей показалось слегка деформированный парусник на колёсах. Он был как миниатюра старинного деревянного корабля, только не игрушечная, а размером для нескольких пассажиров. Слуги укладывали внутрь некоторые полезные в дороге вещи и продукты. Путники были уже внутри."Борт низкий" — подумала Алекс, — "Я смогу забраться".

Парус напрягся от ветра, и в тот момент, когда слуги отцепляли, удерживающий на месте песчаный корабль, канат, она побежала со всех ног, и ухватилась за борт двумя руками. Парусник дёрнулся и полетел вперёд. Александра вцепившись в деревянный борт так, что онемели пальцы, закричала. Трое незнакомцев, держась за канаты, кинулись к ней, и за руки втащили внутрь, а повар удивлённо наблюдая за всем, не удержался на ногах, и попятившись назад случайно сел на сумку с едой, раздавив помидоры.

–Ты кто такая? — с угрозой спросил худощавый у сжавшейся на полу Александры.

–Я кажется её знаю, — поспешил подползти повар, отряхивая пропитавшиеся томатным соком штаны.

–Ну и кто она? Отвечай! — прикрикнул на него блондин.

От крика повара переклинило и он только смог шепотом пересказать рецепт мексиканского томатного соуса с чили. Потом подышал несколько секунд и вежливо попросил не повышать больше на него голос, а то он становится слишком чувствительным.

–Кто же мне теперь поможет? — С разочарованием глядя на повара, и думая, что он просто идиот, Александра тихо заплакала.

Через несколько минут после не совсем дружественного знакомства, она уже спала, свернувшись на одеяле, а её спутники обсуждали новый поворот в этом необычайном путешествии.

Глава 4

Алекс вздрогнула от криков и проснулась. Корабль был не управляем. Он неуклюже крутился по твёрдой и гладкой, без единой трещины, поверхности высохшего водоёма, как толстая продавщица пирожков, случайно оказавшаяся на льду. Филипп и Антон, держась за верёвки, ловили отвязавшийся парус.

Марк, держа Поля за шиворот, бегал вместе с ним по всему кораблю мелкими перебежками, как будто играя в сумасшедшую игру, в которой их кидало в разные стороны, а они чтобы выиграть, должны были быстрее за что нибудь ухватиться. Наконец Марку удалось зацепиться за борт. Он стал трясти Поля, требуя отпустить сумку с едой, и начать держаться двумя руками. Тяжёлая брезентовая сумка с грохотом прокатилась мимо Александры, расшвыривая продукты налево и направо по деревянному полу. Алекс села на корточки, и вжавшись в борт корабля спиной, крепко схватилась за железные скобы. Зловещие порывы ветра, заставляли парус оглушительно хлопать. На минутку выскочив на пыльную дорогу, корабль свернул на траву и начал тормозить. Наехав на что-то, он дёрнулся и Александра, не удержавшись, упала на колени, больно ударившись о твёрдый пол.

Антон их увидел первым. Как стая насекомых, за ними летели толстые шипы, и укрыться от них на корабле было негде. Парусник уже несло вдоль реки.

–Это шипы с парализующим ядом. Я видел их раньше, — крикнул Антон, — Шипы однажды выпустили в охоте на банатилов.

–Что происходит? — испугалась Александра.

–Я думал, что нас не найдут, если мы не будем использовать технику с моторами. — выкрикнул Филипп. — Видимо я ошибся. Просто между парусником и велосипедами, я выбрал это, как более надёжное.

После нескольких сильных порывов ветер ослабел. Принц скомандовал:"Теперь уходим от сюда". Для Александры это было тоже самое, что выпрыгнуть из машины на полном ходу, хотя корабль уже еле двигался.

–"У меня Дежавю! я отказываюсь!" — громко объявил всем Поль, и первым выпрыгнул за борт. Филипп, увидев широко раскрытые от страха глаза Александры, взял её за руку, и оторвав от пола выпрыгнул с ней вместе. Вся компания кувыркаясь летела по сухой траве, и к счастью отделавшись только синяками, все смогли встать, и побежать к реке, вдоль которой, на мокром песке росли редкие деревья с вымытыми корнями, а некоторые, невысокие и скрюченные, стояли прямо в воде. Начиная с крон, толстые лианы запутывали ветки и листья, и свисали до земли длинными неопрятными косами. Догонявшие беглецов шипы вонзались в освещенные восходящим солнцем, и оттого казавшиеся медными, стволы, и Александра слышала, как деревья стонут.

Зная, что им не спрятаться от ядовитых шипов среди этих деревьев, кинулись в воду.

Пока бежали к реке, Филипп за чем-то раздал всем резиновые бублики, который она надела на руку, как браслет, а Поль, предупредив Алекс, чтобы она набрала побольше воздуха, надул щёки. Абсолютно пологий песчаный берег, переходил в крутое дно, и через несколько шагов Александру накрыло с головой. Впитав достаточно воды, бублик, с лёгким взрывом, расправился, испугав её, и надулся в упругий, резиновый круг.

Ураган с остатками шипов улетел, но несколько острых металлических колючек всё-таки успели вонзиться в спину Антону, забегавшему в реку последним. Раскинув руки, он плашмя упал на воду, но его тут же подхватили Марк и Филипп, и положив на круг, поплыли, поддерживая Антона с двух сторон. Их сразу унесло далеко вперёд.

–Он жив? — прокричала Александра.

–Он без сознания. Но похоже, что опасности для жизни нет, — ответил ей принц, тяжело дыша, — Знаешь, ведь шипы должны были парализовать нас всех. За нами бы пришли потом. Просто повезло, что успели добраться до реки. Мы на секунду скрылись под водой, и шипы потеряли сигнал.

— Сама та ты в порядке? — повернулся к ней Марк. Она кивнула.

Александра плыла позади всех, навалившись грудью на свой круг, и с интересом рассматривала долину: у самой воды начинались молодые виноградники. Ровные, чёрные столбики по обеим сторонам реки поддерживали гибкие побеги. Склоны выше, с зелёными кустиками, расчерченные как по линейке, были похожи на дорожки из бархатного мха, по которому хотелось пройти босиком. Плывя дальше, она отметила, что сопки на заднем плане стали выше и превратились в горы, с лесами и крутыми обрывами. Размытые очертания вершин были покрыты голубым туманом, который, сливаясь с небом, создавал яркий контраст с сочной зеленью в низинах.

Холодная и бурая от песка вода вскоре стала прозрачной, дно превратилось в каменистое. Они плыли не так долго, но Александра уже замёрзла и очень устала цепляться за круг, когда наконец, преодолев поворот, она увидела на самом берегу маленький городок, состоящий из двух десятков домов из белого камня, прилепленных друг к другу, своими коричневыми черепичными крышами.

Подплыть к берегу на кругу у Алекс не получилось, и решив отпустить его плыть дальше по реке, она выползла на сушу по грязи, которая была в единственном месте среди каменистого пляжа, вывалившись в ней, как только смогла. Дрожа всем телом она поднялась с колен и заковыляла вслед за Полем пытаясь непослушными пальцами расстегнуть пальто. Люди, начали сбегаться к ним уже возле ворот. Они суетились вокруг и шумно причитали “как же это могло случиться?!” Её накрыли одеялом, и повели внутрь белого дворика через низкую арку, перед которой, с двух сторон, стояли большие, глиняные горшки с ухоженными зелёными плетущимися стеблями.

–Принц живёт в этом милом городке?-, удивилась Александра.

Но тут, подняв взгляд, она получила ответ на свои вопрос..

Спрятанный среди зелени, на пологом склоне горы, как будто нависая над маленьким городком, возвышался старинный замок. Да, он оправдывал все ожидания. Хоть замок и был построен из тёмного камня, но лучи утреннего, и уже жаркого солнца хорошо освещали его и от этого он не казался ни подавляющим, ни мрачным.

Мощные каменные стены, соединенные между собой как три стороны квадрата, возвышались на шесть этажей вверх.

Завершали это грандиозное строение две центральные башни западная и восточная и несколько остроконечных башенок поменьше, между ними. Все они были увенчанные треугольными флагами, которые стояли на ветру не шевелясь, напоминая стайку гусей, смотрящих в одном направлении. С тоской вспомнив о своей камере, она так и шла, задрав голову, и рассматривая великолепное сооружение, а две женщины, в широких деревенских юбках, которые вели её, поддерживая под руки, по-очереди спрашивали, не повредила ли она шею.

В круглой башенке, почти полностью заплетённой плющом, их ждала разрисованная аэрографом капсула, на одной широкой рельсе. Быстро рассевшись в кожаные кресла и уложив Антона, закрыли дверь и капсула начала подъем по тоннелю. Все молчали. Накрывшись с головой одеялом, Алекс, как в метро, тупо смотрела в окно за которым было темно, и только иногда сквозь её отражение, проскакивало редкое, тусклое освещение. Выйдя из капсулы они оказались в похожей башне, только стоявшей почти в центре двора замка.

Хотя двором не назовёшь тот великолепный парк, заканчивающийся далеко у скалы, с белоснежными беседками, с гладкими ровными дорожками, постриженным как один кустарником и прячущимися среди невысоких деревьев, затейливыми фонтанчиками. Внутрь замка можно было зайти в любую из многочисленных дверей, в зависимости в какое крыло ты хотел попасть. Но прогулку пришлось отложить на потом, так как возле ближайшей двери их уже ждали слуги.

Средневековый европейский замок, изнутри выглядел неожиданно привычно, как современный дорогой отель. Большой светлый холл с натёртым до блеска полом, мягкими диванами, множеством скульптур, фарфоровыми вазонами и огромной люстрой, свисающей с потолка хрустальными каплями.

На отполированном мраморе ноги Александры разъезжались от мокрой грязи, а с пальто, перекинутого через руку, всё ещё стекал коричневый ручеёк. Её и Поля проводили в западное крыло, и поднимаясь в стеклянном лифте, она видела, как Марк, взяв Антона на руки, понёс его к лифту, в противоположной стороне холла.

Поль вышел на третьем этаже. Девушка в синей униформе, провожавшая её до комнаты, нажала последнюю кнопку — шесть. Бесшумно пройдя вперёд по толстой ковровой дорожке устилавшей мраморный пол как в холле, ей показали дверь. Почему-то Алекс для себя решила, что это будет комната в стиле Барокко, немного душная, с вычурной мебелью и тяжёлыми бордовыми портьерами, как в театре. Портьеры придётся раздвигать ей самой, чтобы запустить в комнату немного дневного света. Они могут оказаться пыльными, и ей станет неприятно от того что она до них дотронулась.

–Ну нафантазирую же себе, чтобы в замке — и пыльные портьеры. А вдруг?

Александра вздохнула. Девушка пропустила её в комнату и тихо закрыла за ней дверь. Взору Александры открылся панорамный вид на сады, растущие на противоположном горном склоне. Стена во всю длину её комнаты была полностью прозрачной, а с наружи, за стеклом, был ещё и узкий балкончик. Плющи, свисавшие с крыши создавали атмосферу уюта и свежиести, но не могли противостоять солнцу, стоящему в зените.

–Надо будет дома так сделать, — подумала она сразу, — поднять на балконе горшки к потолку, но так, что бы не было видно из комнаты от куда спускаются растения.

Александра, не решаясь пройти дальше в своей грязной обуви, осматривалась, стоя у входа.

Середину комнаты занимала очень широкая кровать, застеленная бежевым покрывалом, под которой примостился милый пушистый коврик на два тона темнее, а за кроватью, стояли удобные на вид диванчики, которые так и располагали присесть, предлагая прекрасный вид из окна. Тропические листья, в вазах из толстого цветного стекла были расставлены по всей комнате и даже вокруг ванны, отделанной снаружи зелёным поделочным камнем, которая была уже наполнена. Александра вздрогнула от холода, быстро разделась не сходя с места, и оставив одежду тут же возле двери на полу, мокрыми ногами прошлёпала к манящей ванне по тёплому паркету, нагретому солнцем.

Проходя мимо большого зеркала в полный рост, она остановилась на секунду. Всё понятно! Свисающие грязными короткими сосульками волосы, бледное изможденное лицо, красные от усталости глаза с подтёками туши, неестественный контур от губной помады, которую она съела ещё вчера ночью, вместе с помидором.

Она окунулась с головой. Первый счастливый момент. Она могла бы остаться жить в этой пене, пахнущей свеже срезанными стеблями. Тут же постучалась горничная и извинившись за беспокойство, забрала с пола мокрую одежду. Алекс, на всякий случай, поискала глазами камеру.

Перетрогав по очереди все вещи в шкафу, Александра, наконец, выбрала длинное платье из прозрачного шифона без рукавов, зеленоватого цвета шампанского, со вторым нижним платьем под ним, которое было тяжелым, но на ощупь таким приятным. Ни одни духи ей не понравились. То очень крепкие, то чересчур лимонные. В памяти сразу же всплыл один момент из её детства. Однажды, увидев программу по телевидению, где рассказывалось о знаменитостях и их духах, она решила приготовить свои собственные духи. Первым делом поискала у бабушки маленькую бутылочку. Насобирав ароматных трав, и лепестков и вытащив фрукты из холодильника, она потолкла всё в пластиковой миске для салата, залила водой, и оставила настаиваться минут десять, пока рисовала этикетку. Так как запах получился в основном цитрусовый, духи она назвала"Бэби Мандарин". Потом, отвезя их в город, ходила по соседям, и этой водой мазала им руки, а они восхищались, удивлялись, наклонялись, чтобы понюхать пузырёк, и подставляя руки, просили надушить ещё. Это продолжалось несколько дней, пока её духи в конце концов не прокисли.

Отставив флакончики Александра подвинула ближе драпированную красной тканью массивную коробку с макияжем, которая была переполнена. Ей хотелось понравиться принцу. Она накрасилась. Было очень даже красиво, но кажется она всё — таки немного перестаралась. Конечно такой вечерний макияж вполне бы подошел для королевского бала или ночного клуба, но ни на бал ни в клуб её никто не позвал, поэтому, она умылась ещё раз. Бледность сегодня была ей к лицу. Осторожно подкрасив кончики ресниц, чтобы только удлинить их сохраняя натуральный эффект и придав губам цвет, Алекс, посчитав себя готовой к утреннему приёму, вышла из комнаты.

Возле лифта ждал слуга, который проводил её в салон на другом этаже.

–Ну что ж, знакомьтесь, ваше высочество, вот она я, настоящая Александра, — идя по коридору, готовилась Алекс к встрече. Сделав вдох — выдох, несколько раз, как учили на йоге, она открыла дверь.

Естественно, зайдя в комнату, она произвела ожидаемый фурор. Мужчины замерли на полуслове. Филипп, Поль и Марк расположились вокруг овального столика, заваленного бумагами и фотографиями, среди которых торчали бокалы и выглядывали тарелки с едой.

–Ещё раз всем доброе утро,-сказала она, подходя к столу, — как Антон?

Филипп вскочил первым. Засуетившись, и чуть не опрокинув изящный бокал, он схватил бутылку, налил ей ледяного белого вина, и допив своё тремя большими глотками, смущённо сел.

Обычно она не пьёт вино на завтрак. Обычно, но не сегодня. Пока она ела, узнала, что парализующее действие шипов ещё не прошло, что раны у Антона не глубокие, и крови много он не потерял. Сейчас младший принц спит.

Филипп говорил, широко жестикулируя, бледные щёки раскраснелись. Алекс залюбовалась им. Ей захотелось дотронуться до его волос. Принц ей сразу понравился, ещё на корабле."У него очень фотогеничное лицо" — подумала Алекс, переводя взгляд на взлохмаченного Поля, который засунув в рот большой кусок мяса, пытался его жевать и одновременно задавать вопросы. Не справившись с жилистым куском он выплюнул его в салфетку и вздохнув с облегчением, взял грушу. Прямо смотреть на Марка Алекс избегала. Она ему почему то не доверяла. Что то было в его взгляде, она не могла понять. Его глаза. Они меняли цвет. Но почему бы и нет, наверняка, многие женщины были от этого без ума.

–А вот меня интересует ещё один вопрос, — сказал Поль, доев грушу и вытирая салфеткой сок, текущий к локтям. — Птица — она настоящая?

Филипп засмеялся.

–Это моя выпускная работа по биомеханике в университете. Марк подарил свою в один бар, в Акрабе.

Александра вслушивалась, пытаясь понять о чём речь.

— Виттория уже давно должна была быть здесь!, — наклонившись к принцу тихонько сказал Марк, и глаза его заблестели.

–Вы к сожалению с королевой не познакомитесь. Ей сегодня утром стало плохо, и её положили на обследование, — проговорил Филипп, упавшим голосом, но тут же встрепенулся.

— Я разговаривал с ней по фонотону, и описал наш предмет в том самом кожаном мешочке, ну вы уже знаете, из-за которого все эти неприятности. Он похож на рог! Так вот, королева мне кое что рассказала, что мне кажется имеет смысл.

–Его мать увлекается астрономией, астрологией и немного эзот-э-эрикой, — глядя на Александру, таинственным голосом пояснил Марк. Принц вздохнул и в подтверждение кивнул головой.

–Мы живем сейчас в эре Тельца, — стал рассказывать Филипп, прикрыв глаза и растирая длинными пальцами левую часть лба, как будто бы у него случился приступ головной боли, или ему надо было по — зарез вспомнить чьё то имя.

— Телец — это созвездие, очень красивое как считают астрономы, с оранжевым глазом, ну, не важно. Эра почти закончилась, и сейчас переходный период. Ничего хорошего. Какие то там космические бури разрушают старый порядок, что бы расчистить место для нового. Моя мать предположила, что этот предмет связан с космосом.

–"Его нельзя уничтожить, только возвратить на место", — сказала мой домашний астролог.

–Скорей всего это будет зодиакальный круг отображенный на каком — нибудь твёрдом природном не искусственном образовании, типа участка скалы.

–Это самая настоящая проекция влияния планет на Землю.-продолжал принц. — Забрав из неё часть, в даном случае у нас в руках предмет, похожий на рог, нарушилось зодиакальное равновесие, и небесные светила стали по иному влиять на Землю, на людей, на их здоровье, на природу…

–Филипп говорит немного нудно, как на лекции в университете, — подумала Алекс, но тут же сделала скидку на то, что хоть он и принц, но устал не меньше чем остальные, — и стала просто слушать его голос.

Филипп достал из кармана телефон.

–А я думала, что они летают, — удивилась Александра.

Поль странно на неё посмотрел.

–Обычные гораздо удобнее. Это в Акрабе решили не использовать на виду никакие электронные приборы и технику. У меня в стране, люди выбирают, где и как они хотят жить, будь то экологическая деревня, скопления театральной и музыкальной жизни в подводных городах, или исторический центр, как Акраба.

Снова почувствовав себя в центре внимания, она смело сказала:"Хотелось бы уже узнать всё с самого начала", но резкий звонок в руке Филиппа, всё испортил.

–Виттория уже здесь! — смущённо улыбнувшись, попытался оправдаться принц, и вслед за Марком выбежал из комнаты.

Поль, без единой эмоции на лице, встал и пошёл за ними. Алекс раздумывала, что ей лучше сделать: идти за всеми как хвостик или гордо дожидаться их возвращения. Но любопытство, почему Марк и Филипп, бросив её, кинулись со всех ног встречать какую-то женщину, победило.

–Где все слуги, ну или работники замка, у кого я могу спросить? — чуть раздражённо оглядывалась по сторонам Александра. Но выйдя из дверей, она сразу поняла, куда идти. В центре парка, на гладкой каменной площадке, приземлялся вертолёт. Из кабины пилота, хоть лопасти продолжали ещё крутиться, выпрыгнула девушка, подбежала к Марку с криками"как я соскучилась", и обняв его, повисла на шее."Виттория, мой ассистент", махнув рукой в её сторону и растянув губы в дурашливой улыбке, неформально представил её Филипп Полю, стоявшему открыв рот и подошедшей в этот момент Александре. Алекс, ошеломлённая поведением ассистента, не сводя взгляда, в упор рассматривала её: такого же роста как и Филипп, черные блестящие волосы, огромные глаза, обтягивающий идеальную фигуру белый прорезиненный комбинезон.

Отпустив наконец Марка она сделала глубокий реверанс Филиппу — "Ваше высочество", и страстно поцеловала его в щёку. Все в троём засмеялись.

–"Знакомься, это Поль и Александра".

Виттория сделала второй глубокий реверанс Полю, у которого тут же покраснели щёки, а заодно и нос, а Александре небрежно кивнула, сначала оглядев её с ног до головы. Неслыханное поведение для секретарши, пардон, ассистента человека, управляющего государством.

"Идём?" — игриво спросил Марк, и закинув руку на плечо Виттории, он повёл её вперёд, что-то весело рассказывая. Алекс в своём роскошном платье до пят, плелась позади. В свете обсуждаемых сегодня работ по биомеханики, чисто теоретически, могло ли быть это совершенство, не совсем человеком? Она просто отказывалась верить, что Виттория — реальная девушка, а не какой нибудь совместный проект.

Все опять собрались в зале.

–Слушайте, с чего всё началось, — сев поглубже в одно из кожаных кресел напротив Поля и Александры, и закинув ногу на ногу, Филипп начал рассказ.

–Однажды в Акрабе, к Марку, подошел человек и сказал, что не хочет больше в этом участвовать. Этот человек работал в одной шахте, находящейся за городом в холмах, и пару месяцев назад — сбежал. Парень родом был из Далиры, — это городок на севере страны, — объяснил Филипп — там ему кто-то и предложил неплохой заработок. Так как у него не было семьи и в тот момент постоянной работы, парень согласился на трёхлетний контракт охранника. Одним из условий контракта было не выходить из шахты. Отработав там положенный срок ему предложили продлить контракт. Он не согласился, но его не отпускали. Как-то ему удалось сбежать.

Он дошёл до Акрабы, домой возвращаться было нельзя. Его спрятала одна семья, на дочери их он и хочет сейчас жениться, и ему далеко не всё равно, как будут жить его дети. — Принц сделал малюсенький глоток вина, что бы промочить горло, и продолжил.

–Он сказал Марку, что в шахте работали ученые и было несколько человек охраны. Всех работников привозили ночью, на вертолёте с закрытыми иллюминаторами. Они не имели понятия где находятся, и никто до окончания контракта не выходил на поверхность.

И знаете чем они занимались? В этой лаборатории, выращивали алмазы. Конечно, — поддавшись вперёд, Филипп, сжал губы и сделал глубокий вдох через нос, — был один человек, который всем управлял, и единственный кто свободно уходил и возвращался. Советник.

Странно, что готовые алмазы никуда не переправляли. Их грузили в металлические корзинки и довозили лишь до одной из дверей в коридоре. Охранник сказал, что ни разу не видел, что бы алмазы когда — нибудь выносили наружу.

Похоже было, что управляющий их складывал на хранение. Когда он открывал эту дверь, рядом с ним никто не присутствовал, и персоналу лаборатории оставалось только гадать, для чего Советнику нужна была алмазная комната.

Филипп встал, и продолжал рассказ, шагая по комнате.

–Кто-то из лаборатории показал охраннику небольшой предмет, похожий на рог быка, и похвастался:"Вот он, прибор, благодаря которому растут алмазы. Мы, должно быть, находимся в пустынном месте, где нибудь в горах, потому что если эта лаборатория работает годы, как я думаю, представляю, что делается там, наверху. На нашем здоровье не успеет отразиться, хотя мы тоже подвергаемся дозе облучения, но а если поблизости живут люди…»

Так вот, — вена под острой челюстью принца перестала пульсировать, — наш охранник — обычный парень, который согласился на эту работу. В профессиональных охранниках шахта не нуждалась, там были другие охранные системы. В профессиональных учёных — да. И то, они по месяцу могли заниматься другими разработками, потому что управляющий на долгое время забирал рог, да и сам не появлялся в шахте.

Охранник, видимо, не захотел рисковать, своим здоровьем. Как ему всё-таки удалось сбежать? В общем, он оказался в Акрабе. Он рассказал Марку всё что знал, и напоследок посоветовал передвигаться по воздуху, чтобы увидеть вход в шахту, находящуюся на вершине одного из холмов.

Я понял, что такое рог, — продолжал Филипп, сев обратно в своё кресло. — Прежде всего, для нас — это инородное тело, и оно здесь не во благо. Чтобы вырастить алмаз, нужна аппаратура сверхвысоких температур и давления. Охранник сказал, что половина алмазов были красивого, ярко зелёного цвета, а он получается в результате сильного радиационного облучения. Рог — в данном случае, не знаю всех его функций, это совершенный прибор, поглощающий и перерабатывающий солнечное излучение, и создающий условия для выращивания кристаллов.

–Радиация! Я держал в руках мешочек с этим рогом. Я радиоактивно заражён?, — занервничал Поль.

Александра пока не понимала.

–Сумка имеет защитные свойства и я всё время был рядом. Ты ничем не заражён. Не пугайтесь, я хочу вам объяснить.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В тени золотого тельца предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я