Туман

Вера Добрая, 2021

Друзья предлагают Анне поехать в поход к прекрасному озеру, чтобы развеяться и забыться. Девушка не в восторге от подобной идеи, но все же соглашается, не особо надеясь на что-то хорошее. Предчувствие не подводит, и странности начинаются сразу после того, как их автомобиль въезжает на лесную дорогу. Густой, непроходимый туман окутывает всё вокруг, заставляя путников остановиться, а когда загадочным образом пропадает одна из девушек, все понимают, что просто так им уже не выбраться… Что же или кого на самом деле таит в себе туманный лес? Какие тайны придётся раскрыть Ане и на какие жертвы пойти, чтобы спасти друзей и себя саму?! Содержит нецензурную брань.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Туман предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Анна

С тоской смотрю на мелькающие за окном деревья и до сих пор не могу понять, как друзьям удалось уговорить меня поехать в этот дурацкий поход?! Я не особо люблю природу, а уж находящуюся в ней живность и подавно. Тем более настроение у меня сейчас такое, что хочется удавиться, а не петь песни под гитару у костра, отгоняя толпы комаров и прочую противно жужжащую живность.

— Ничего, Анютка, подышим свежим воздухом, покупаемся в озере, шашлыков пожарим, и твоя хандра уйдёт! — говорит Серёжка и треплет меня по волосам на затылке, словно я не человек, а собачка какая-то. — Нашла из-за кого грустить.

— А я всегда говорила, что этот Тимур козёл, не достойный и мизинца Анькиного. — вставляет свои пять копеек Ксюха, поддерживая своего парня. Всегда слышать из уст внешне такой милой и лучезарной девушки подобное так необычно.

— Да не козёл он, а мудак конченный. — недовольно бубнит Женька, вероятно тоже разделяя моё скептическое отношение к данной поездке. — Серый, долго ещё ехать-то до твоего «райского местечка»? И откуда ты вообще про него узнал, ты ж из города никогда не выезжал никуда? — нервно спрашивает она, когда в очередной раз наш внедорожник подпрыгивает на какой-то кочке или яме.

— Да не ссыте, девчули, уже скоро будем на месте, а там я уж обещаю, что смогу поднять настроение таким красоткам. Надеюсь купальник никто не забыл, хотя я не против, вокруг на многие мили никого, поэтому можно и голышом позагорать. — хохочет весельчак Серёжа, снова выводя свою ревнивицу-невесту из себя.

— Если все будут загорать голышом, то ты будешь это делать с чёрным пакетом на башке, любимый! — шипит в ответ девушка. — Мы вообще-то всё бросили и уехали хрен знает куда, только чтобы Анька перестала сопли на кулак наматывать из-за измены этого придурка, который теперь ей прохода не даёт, наступая на больную мозоль.

— Надо было его с собой взять и утопить в озере, всем бы легче было. — ехидно усмехается Женя. — Что скажешь, Ань, клёвая идейка?

— Угу. Суперская. — не отрывая взгляда от дороги, отвечаю, понимая, что с каждым проеханным метром заросли леса становятся всё гуще, и лучи солнечного света всё меньше проникают сквозь густые кроны деревьев.

— А про озеро я краем уха услышал от одной женщины. Она там вроде с семьёй отдыхала и советовала непременно там побывать.

— Оторвать бы тебе это ухо… — шепчет Женя, словно читая мои мысли.

Остальную часть пути едем молча, стараясь расслабиться под громкую музыку и подремать. Наш скрытный друг не сказал нам перед отъездом как далеко он собирается увезти нас от города и, проехав больше четырёх часов, все уже по-честному устали и захотели размять затёкшие мышцы заднего полушария.

Не знаю сколько времени проходит, прежде чем в нос мне ударяет резкий запах гнили, сырости и тухлятины. Распахиваю глаза от резкого приступа тошноты, потому что аромат усиливается, и желудок хочет вывернуться наизнанку от смеси таких запахов.

Смотрю в окно и удивлённо осматриваю дорогу, которую практически не видно из-за густого серого тумана. Автомобиль ползёт со скоростью улитки, и Сергей, практически прилипнув лбом к лобовому стеклу, крепко сжимая руль, не моргая пялиться вперёд.

— Не пойму, что за херня?! — шепчет он, видимо не желая разбудить остальных, чтобы не пугать их раньше времени. — Свернул что ли не там?! Давно уж должны были приехать к озеру.

— Может лучше остановиться и подождать пока туман рассеется? Не видно же ни черта! Врежемся куда-нибудь и вообще не сможем никуда доехать! — на всякий случай закрывая плотно окно, так же тихо отвечаю.

— Не особо я хочу тут останавливаться, Ань. Не по себе, аж мурашки по телу. Жутковато…

Не понимаю серьёзно ли парень говорит или прикалывается, чтобы нагнести обстановку, но по мне лучше переждать, чем потом в случаи аварии остаться тут навечно.

— Что происходит? — слышится сонный голос Женьки. — Ты куда нас завез, придурок?! — уже более бодро продолжает девушка, естественно разбудив своим криком и Ксюню. — Охереть. — выдыхает она и следует моему примеру — закрывает окно. — Тормози, Серый. Смысла ехать дальше пока нет, убьёмся ещё, да и в туалет уже хочется, сил нет.

— Я туда не пойду! Лучше в штаны наделаю, чем вылезу из тачки! — скрестив руки на груди, протестует Ксюша.

— А я пойду, останавливайся уже! — толкаю в плечо словно заворожённого туманом Сергея, и тот жмёт на педаль тормоза.

Вокруг становится тихо, неслышно ни одной птицы, кажется даже ветра нет, лишь серая плотная пелена, которая медленно, но верно окутывает всё вокруг.

Мы с Женей выходим из авто и осматриваемся, пытаясь хоть как-то определить где мы и что именно вокруг нас, но это практически бесполезно, потому что мы друг друга-то видим с трудом и это учитывая то, что стоим в полуметре друг от друга.

— Ладно, похеру. — выругивается подруга и, стягивая с себя шорты с трусами, пристраивается пописать, не считая нужным отходить дальше.

Светить своим голым задом перед Серым я не особо хочу, поэтому всё же отхожу на пару шагов и тоже облегчаюсь. Мне не особо страшно, к тому же хоть я и не вижу Женьку, но слышу, как она копошится со своим ремнем, звеня пряхой на всю округу.

Застегиваю джинсы и снова осматриваюсь. Кажется, что туман стал чуть прозрачнее, и можно различить даже силуэт нашего внедорожника. Мерзкий запах тоже постепенно пропадает, уступая место аромату зелени и свежести лесной росы. Пару минут назад казалось, что мы в какой-то непроходимой глуши и чаще леса, но теперь я понимаю, что это далеко не так. Зарослей нет, дорога хорошая и широкая, солнце быстро начинает освещать территорию, и я чувствую, как по лицу и волосам начинает гулять тёплый летний ветерок.

Довольная тем, что не придется долго томиться в неведении и ждать улучшения погоды, бодро иду назад в автомобиль, где меня ожидают друзья.

— А где Женька? — спрашивает меня Серёжа, когда я присаживаюсь на своё место.

Я удивлённо смотрю назад и понимаю, что там только слегка испуганная Ксюха.

— Я думала она уже в машине. — пожимаю плечами и смотрю на то место, где последний раз видела подругу. — Наверное поняла, что туман рассеивается и отошла подальше, чтобы ты не глазел на её задницу. — отшучиваюсь, а у самой внутри начинает нарастать паника, и липкие волны предчувствия чего-то не хорошего окутывают тело.

— Ладно, раз уж погода наладилась, пойду и я выйду. Серёжа, только ты проводи меня, вдруг тут водятся волки. — открывая дверь, решительно говорит девушка, и парень, согласно кивая, выходит следом, не забыв по-придурски повыть перед этим.

С возвращения влюблённой парочки проходит уже более 10 минут, а Женьки так и не видно. Обеспокоенные, мы всеми выходим и начинаем звать подругу, но она так и не откликается нам.

Уходить далеко от дороги страшно, но по мере возможности прочёсываем округу и практически срываем голос, зовя Женю.

Начинает темнеть и становится реально страшно от того, что теперь делать дальше. Ксюша со слезами просит продолжить путь, не желая оставаться в этом непонятном месте, вспоминая все фильмы ужасов про лес, какие только есть в мире. Серёжа молчит и вероятно разделяет страх своей девушки, но и Женьку бросать не собирается, а я в ужасе, но точно уверена, что не сдвинусь с места, пока не найду пропавшего так неожиданно друга.

Мы принимаем пусть и трудное, но твёрдое решение остаться до утра, а уж после решить, как быть дальше. Мобильники отказываются работать, как и вся взятая с собой техника.

Разжигаем костёр и ставим палатки. В машине конечно было бы безопаснее, но тогда есть вероятность умереть от духоты, потому что хоть и в лесу, и ночью, но достаточно жарко. Воздух кажется даже тяжёлым и слегка влажным, как в тропиках, хотя по внешнему виду растений это просто не возможно.

— Может её волки утащили? Проголодаются и вернутся за нами! — испуганно шепчет Ксюха и прижимается ещё теснее к Сергею.

— Я стояла намного дальше от машины, и меня бы твои волки схватили первой! К тому же я слышала, как Женька снова не могла долго застегнуть свой дурацкий ремень. Да и крика не слышно было, если бы на неё напали. — отметаю предположение подруги, не желая мусолить тему нашей возможно скорой кончины.

У каждого человека свой жизненный путь и если ему предначертано быть сожранным волками, то эти звери его и в городе найдут, а если нет, то и в лесу не достанут.

Когда-то с Женей мы подали милостыню одной женщине, которая на первый взгляд была похожа на обычную бродяжку, но она сказала, что принадлежит к древнему роду провидцев из далёкого туманного леса. Мы тогда кивнули ей, еле сдерживая смех, чтоб не обидеть сумасшедшую, но она шикнула на нас и попросила разрешения погадать. Первой странная женщина взяла руку Жени, но через секунду отбросила её, так и не сказав ни слова не о прошлом, не о настоящем, не о будущем девушки. А вот мою руку провидица крутила перед своими глазами добрых минут десять, и когда я хотела уже закончить это безумие, посмотрела на меня своими мутными глазами и сказала, что никогда не прекращала сомневаться, что достойная существует и что она спасёт их народ от смертельного проклятия, которое навлек на них какой-то человек или существо, имя которого я естественно не запомнила. Я рассмеялась и поспешила отойти от женщины, но она всё же успела крикнуть мне вдогонку, что моя жизнь будет очень длинной и тяжёлой, но я смогу в конце обрести счастье.

Конечно это звучит как бред и не понятно почему именно это воспоминание возникло в моей голове сейчас, сидя перед костром в странном лесу, но почему-то уверенность, что я не погибну тут, во всяком случае в ближайшее время, меня не покидает.

Настроение ниже плинтуса, переживание за подругу выедает изнутри, и злость на бывшего выжигает душу, ведь если бы не его член, который, как оказалось, он не умеет держать в штанах, мы бы сюда не припёрлись. Моя вина конечно тоже велика, могла бы и не впадать в депрессию из-за расставания в восемнадцать. Сколько ещё подобных козлов будет на пути, и если по каждому так переживать никакого здоровья не хватит, а вот такую подругу, как Женька, вряд ли ещё посчастливится встретить. Мы с садика дружим, живём в соседних квартирах и относимся друг к другу, как сестры. Всегда такая прямая, дерзкая и даже немного грубая она никогда не бросала меня и постоянно поддерживала.

Смотрю на заплаканное лицо Ксюши и из последних сил сдерживаю свои слёзы. Я не стану оплакивать подругу раньше времени, уверена она вернётся к нам и объяснит своё резкое и странное исчезновение.

— В багажнике есть водка и вино. Может выпьем для снятия напряжения. — робко спрашивает Серёжа, нарушая тишину и тихие всхлипы своей девушки.

— Не думаю что в данной ситуации это хорошая идея. — отрицательно качаю головой.

Парень конечно высокий и спортивный, но вряд ли одной его силы хватит, чтобы защитить нас от… даже не знаю от чего нас придётся защищать.

Сергей всё-таки игнорирует мои высказывания и достаёт бутылку вина, наливает в пластиковый стаканчик и протягивает Ксюше. Девушка, не долго думая, дрожащими руками берет его и залпом выпивает содержимое, находясь вероятно на грани нервного срыва. Характер Ксении отличается от моего и Женькиного, наша подруга более мягкая и ранимая, даже где-то наивная. Мы подружились в старших классах, когда она с родителями переехала из другого города и стала объектом насмешек и издевательств одноклассников. Женя и я встали на сторону маленькой рыжеволосой девчонки, улыбка которой трогала до глубины души, после это сияющее добротой солнышко сразило и Серёжу. Он старше нас на пару лет, но хорошо с нами знаком, потому что живёт в одном дворе со мной и Женькой. Никто не верил, что наша четвёрка будет так крепко и долго дружить, но такое бывает. Даже когда я встретила Тима, не прекратила общение ни с кем из своей компании, чему мой парень был не особо рад. Но со временем вроде всё наладилось, парни подружились между собой, и Тимур всё больше времени стал проводить с нами, а не со своими друзьями-отморозками, которые натягивали капюшоны на голову и сутками слушали какую-то странную музыку. Я правда думала, что у нас с Тимкой любовь, он обещал ждать моего совершеннолетия, чтобы стать моим первым мужчиной, и я верила ему…

Пока я успокаиваю свои нервы блужданием по прошлому в своей голове, ребята опустошают бутылку и, пожелав спокойной ночи, уходят в палатку, вероятно для снятия стресса более приятным способом.

Меня не расстраивает и не пугает, что мне придётся провести ночь в палатке одной, моей Жене сейчас намного страшнее и более одиноко.

Вокруг опушки, где мы расположились деревья не очень частые, поэтому лунный свет достаточно хорошо освещает близлежащую территорию. Долгое время вглядываюсь вдаль в надежде увидеть приближающийся силуэт пропавшей подруги, но этого к сожалению не происходит. Уже ближе к утру меня всё же смаривает сон, и я практически с закрытыми глазами уползаю в палатку, надеясь, что проснусь в автомобиле вместе со всеми своими друзьями на пути к прекрасному озеру, куда нас обещал отвезти Сергей.

Открываю глаза, с ужасом ощущая снова этот мерзкий запах. Выскакиваю из палатки и натыкаюсь на непроходимую пелену густого тумана, который кажется слегка касается меня и хочет куда-то утянуть.

— Ксюша! Серёжа! — ору что есть мочи, но вокруг гробовая тишина.

Тело начинает бить ознобом, но я беру себя в руки, выставляю вперёд ладони и иду на ощупь, надеясь наткнуться на палатку друзей. Не понимаю в правильном ли направлении двигаюсь, но продолжаю ступать медленно и аккуратно. Дыхание тяжёлое и частое, от вони вокруг начинает сильно тошнить и кружиться голова. Тело будто свинцовое и передвигать ногами очень тяжело, будто меня постепенно засасывает в тягучее непроходимое болото.

— Ребята, где вы?! Отзовитесь! Ксюша! Сергей! — снова кричу и закашливаюсь, срывая голос. Горло жжёт, будто я не воздухом дышу, а горящим пламенем.

Сейчас мне реально страшно, я не хочу оставаться тут одна. Я боюсь того, что таится в этом дурацком тумане, понимая, что тут явно что-то не чисто и это далеко не обычное атмосферное явление.

Спотыкаюсь обо что-то и падаю, раздирая локти и ладони до крови. Я не вижу этого, но прекрасно ощущаю боль, и как кровь начинает сочиться из ран. Чёрт. Нужно добраться до внедорожника и найти там аптечку, не хватало ещё заражение крови подцепить.

Понимаю всё это, но сдвинуться с места не могу, то ли сил нет, то ли кто-то невидимый удерживает меня, прижимая плашмя к земле. От безысходности и бессилия слезы брызгают из глаз, и я, опустив голову, начинаю плакать, потому что больше ничего не остаётся.

Мы все погибнем тут. Этот туман или что-то, что живёт в нём сожрёт нас…

— Аня! Аня! — слышу где-то вдалеке своего сознания и кое-как разлепляю тяжёлые веки.

Вокруг снова светло, светит яркое солнце, и лес наполнен всеразличными звуками. Рядом, склонившись надо мной, сидит Сергей и смотрит на меня испуганными и полными отчаяния глазами.

— Серёжка… — радостно выдыхаю, и парень помогает мне подняться, затем крепко прижимает к себе.

— Ксюха… Моя Ксюха исчезла. Я проснулся, её нет, а вокруг опять всё в этом вонючем тумане! Не сбежать, не пошевелиться, не исправить. — тихо шепчет он и шмыгает носом. Я знаю ему стыдно за свои слезы, но сейчас не та ситуация, чтобы думать об этом. — Нужно скорее убираться отсюда, пока и мы не растворились в этом лесу.

— А как же девчонки? Мы не можем их тут бросить! — отталкиваю парня и со злостью смотрю в его голубые глаза, которые сейчас блестят от слез и страха.

— Ты не понимаешь, что здесь совсем ненормальная херня происходит? Вероятность, что Женя с Ксюней живы почти равна нулю! Мне тоже больно и невыносимо жалко их, но нужно выбираться отсюда! — Сергей хватает себя за волосы и начинает метаться из стороны в сторону, воя, как раненый медведь.

— Я никуда не поеду. Хотя бы нужно попытаться, пойти подальше вглубь леса. — доставая из машины свой рюкзак с самыми необходимыми вещами, вскрикиваю я, и мой голос эхом разносится по поляне, сгоняя с веток стайки разных птиц. — Ксюха бы тебя не бросила! Никогда! Даже ценой своей жизни!

— Блять! Если выживу, собственными руками придушу этого мудака Тиму! — отшвыривая бесполезный мобильник в сторону, зло цедит парень и тоже достаёт походный рюкзак.

Мы не знаем куда идти, да и есть ли в этом смысл, но совесть не позволяет трусливо сбежать и бросить друзей на произвол судьбы. Серёжа тоже не смог бы, немного пришёл в себя и вернулся, только уже блуждать нам пришлось бы поодиночке, а так хотя бы не так страшно, когда пробираемся сквозь густеющие заросли плечом к плечу.

— Женя! Ксюша! — орём поочереди что есть мочи, но в ответ слышим лишь недовольные вскрики птиц.

Никаких следов девушек, ни одного намёка на их присутствие, что откровенно говоря приводит в полное отчаяние после нескольких часов блужданий. Невыносимо жарко, тело всё липкое от пота и ужасно щиплет от многочисленных ран и царапин, которые безжалостно оставляют на нашей коже встречающиеся на пути кусты.

— Нужно отдохнуть и подумать, что делать дальше. — скидывая с плеч рюкзак, выдыхает парень и без сил плюхается на землю. — Мне кажется мы ходим по кругу. И теперь вряд ли вообще сможем найти дорогу назад к машине.

Я согласна с Сергеем, но ничего не отвечаю, лишь присаживаюсь рядом и протягиваю ему бутылку с водой, потому что свою парень, не обращая внимания на мои протесты, уже выпил.

— Жрать охота. — делая глоток, говорит он и с надеждой роется в рюкзаке.

— Да.

Через немного закатываюсь истеричным смехом, когда Сергей машет перед моим лицом небольшой пачкой печенья Wagon Wheels и шоколадкой сникерс. Еда так себе, учитывая жару и практическое отсутвие воды, но мы сейчас рады и этому. Конечно в автомобиле остался дорожный холодильник с полуфабрикатами и напитками, но мы уже не надеемся найти дорогу обратно, а тащить всё это с собой показалось нам глупым.

— Одно радует, надоедливых мошек и комаров совершенно нет! — говорю, с трудом проглатывая растаявший шоколад, пытаясь хоть как-то приободрить друга.

— Да, что тоже весьма странно. Это лес, тут должно быть полно всякой живности, а я ещё ни одного жука или паука не встретил. — ещё сильнее хмурясь, отвечает Серёжа.

— Странно, но не могу сказать, что это меня расстраивает. — меня передёргивает, когда я представляю всю эту живность ползающую по своему телу.

Подниматься на ноги не хочется. Тело ломит от непривычки, хотя я прилежно посещаю спортзал два раза в неделю. Лёгкие балетки растоптались и набили мозоли, которые теперь щипят и делают каждый шаг неприятным и болезненным. Достаю из своего рюкзака флакон с хлоргексидином и начинаю пшикать на кровоточащие ссадины и царапины на руках и шее. Серёжа смотрит на меня и печально усмехается. Я согласна с ним, в данной ситуации это выглядит глупо и маленькие царапины меня должны волновать сейчас меньше всего, но я должна хоть что-то делать, чтобы не погружаться в мысли и не начать с горечью понимать, что нам крышка.

— Ты чувствуешь? — вдруг настороженно оглядываясь, спрашивает парень, и я вижу, как сильно напряжены его мышцы. — Становится прохладнее.

— Туман… — отвечаю, сглатывая вязкие слюни, уже начиная ощущать слегка уловимый аромат плесени и гнили.

— Чтобы не случилось, не отпускай меня. — шепчет парень и крепко прижимает к себе, заключая мою хрупкую фигурку в объятия.

Я утыкаюсь ему в грудь носом и тоже обхватываю его за талию, прижимаясь к нему так сильно, на сколько осталось сил.

Меня трясёт, холодно так, что зубы стучат, болью отдаваясь в висках. В ушах какой-то гул и шорох, кажется даже какой-то устрашающий шёпот. Хочется кричать, но я лишь сильнее зажмуриваю глаза, с радостью осознавая, что всё ещё продолжаю чувствовать теплоту тела друга, что он рядом, со мной и если мы умрём, то вместе и мне не придётся скитаться тут одной в ожидании своей участи.

Неприятные ощущения бегут по телу, словно меня трогают сотни маленьких ручек или скорее противных липких щупалец. Вероятно Сергей ощущает тоже самое, потому что начинает дрожать так же, как и я.

Потом всё затихает и становится уже невыносимо холодно, словно наши тела погрузились в лёд. Кажется, что кровь холодеет и начинает с каждой секундой всё медленнее и медленнее бегать по жилам. Моё сердце бьётся медленно и гулко, так же как и у моего друга по несчастью. Хочется спать…

Погружаюсь в небытие кажется всего на секунду, но этого хватает, чтобы я очнулась уже совершенно одна, без Серёжи, без поддержки, без надежды…

Природа и погода снова становятся прежними, только меня продолжает трясти. Страх, паника, ужас и отчаяние не отпускают меня, заставляя испуганным зверьком сидеть, сжавшись комочком посреди незнакомого леса без сил на дальнейший путь. Какой в этом смысл? Я осталась одна, заблудилась и через пару часов или может даже раньше туман настигнет и меня. Почему именно я вынуждена оставаться последней и с ужасом ждать своей смерти? А может я уже мертва, и моя душа просто застряла в какой-то воронке и теперь обречена вечно скитаться среди тумана?!

— Серёжа?! — онемевшими губами шепчу, уже не надеясь на ответ. — Женя… Ксюша… Простите…

Подкладываю рюкзак под голову и ложусь, свернувшись калачиком. Желудок скручивает от голода и тошноты, голова кружится так сильно, что ощущаю себя не на земле, а на волнах. Слезы тихо стекают по щекам, потому что я не хочу умирать. Когда узнала о предательстве Тимура, хотела вены вскрыть, таблеток наглотаться, но сейчас черт возьми я как никогда хочу жить! Не хочу навечно остаться тут без возможности хотя бы быть похороненной родителями. Не хочу долгих и мучительных страданий для мамы и папы, когда через пару дней они начнут поиски не вернувшейся из похода дочери. Моё тело никогда не найдут, а значит боль несбыточной надежды до конца жизни будет преследовать моих родных и близких.

В чувства меня приводит касание чего-то холодного и мокрого к моей щеке, а ещё звук чьего-то быстрого дыхания. Я с криком подрываюсь на ноги, забыв о своём бессилии и отскакиваю от места своей лежанки, прячась за первое попавшееся дерево. Сердце колотится так, что я даже слышу его удары о грудную клетку. Радует, я ещё жива, но надолго ли… Некоторые время стою неподвижно, ожидая нападения, но ничего не происходит. Взяв своё трясущееся от страха тельце в руки, я, затаив дыхание, выглядываю из своего сомнительного укрытия, чтобы увидеть, с какой новой напастью мне пришлось столкнуться.

Неподалёку от места где я лежала, сидит то ли щенок, то ли волчонок и, вытянув мордочку, принюхивается к моему рюкзаку. Не знаю радоваться подобному или плакать. Существо испугавшее меня маленькое и вряд ли причинит мне вред, но ведь у детёныша явно есть мама, которая скорее всего бродит где-то неподалёку и уж она-то не станет церемониться с бедной заплутавшей путницей.

Принимаю решение убраться подальше от зверька, но убегать без рюкзака глупо, там хоть и мало полезных для моей ситуации вещей, но там зато есть немного воды и остатки печенья, что сейчас ценнее золота.

Медленными мелкими шажками крадусь к своей цели, стараясь не делать резких движений и даже не дышать. Волчонок завидя меня прижимается всем телом к земле, высоко оттопырив ушки, и начинает шевелить носиком принюхиваясь. Да, малыш, понимаю, что запах сейчас от меня исходит ужасный, что надеюсь сыграет мне на руку, и животные не захотят меня есть, посчитав опасной для себя пищей.

Маленький серенький зверёк дыбит шерсть, но не рычит и не убегает. Кажется ему очень любопытно наблюдать за тем, как я, бледнея от страха, тянусь руками к своему злосчастному рюкзаку. Вдруг застываю на месте, пристально глядя в глаза малышу, который смотрит на меня совершенно непривычным для зверя взглядом. Глаза синие-синие и очень умные, будто хотят что-то сказать мне. Во взгляде кажется плещется надежда и даже мольба, что не даёт моему сердцу просто так убежать.

— Ты пожалеешь об этом, Аня, точно пожалеешь! — бормочу себе под нос и осторожно открываю рюкзак.

От звука открывающейся молнии волчонок отпрыгивает назад и прижимает ушки, дрожа всем телом, но не убегает, а продолжает внимательно наблюдать за моими действиями. Ну вот как тут устоять?! Ещё это взгляд… Может конечно мне это и мерещится в силу недавних событий. Возможно моё подсознание отказывается принимать одинокую смерть вслед за пропавшими друзьями и ищет родственную душу во всех, кто находится рядом, а рядом сейчас только этот малыш, во всяком случае пока.

Достаю последний печень Wagon Wheels и протягиваю своему новому другу. Волчонок не двигается с места, подозрительно оглядывая предлагаемое лакомство.

— Не бойся, малыш, это вкусно. Не знаю ешь ли ты сладкое, но другого у меня к сожалению нет. — говорю, подходя ещё на один шаг к зверьку.

Он будто понимая мои слова, подскакивает на лапы и уже смело подходит, утыкаясь носом в шоколадное печенье. Через немного облизывает его и, по-человечьи закатив глаза, съедает.

После, виляя хвостиком, начинает нюхать мою ладошку, вероятно ища там ещё что-нибудь.

— Извини, больше нет ничего. — пожимая плечами говорю, закидываю рюкзак на плечи и иду в первую попавшуюся сторону, потому что всё равно не знаю куда правильно.

Неожиданно волчонок бросается следом за мной, хватает за штанину джинс и, издавая писклявое рычание, тянет в противоположную сторону, будто пытаясь сказать мне, что я выбрала не правильное направление.

— Маленький, я не могу остаться, мне надо искать друзей. Ты беги лучше к своей маме, а то скоро здесь всё покроется убийственным туманом. — стараясь вырвать ткань брюк из маленькой, но невероятно цепкой пасти волчонка, тихо говорю оглядываясь.

Тут же в голову приходит мысль о том, как же именно в тумане не сгинул этот малыш? А может на животных он не действует или этот зверёк лишь плод моего воображения?!

Когда по телу пробегает прохлада, меня начинает трясти от ужаса. С каждым разом он возвращается всё чаще, вероятно зная, что не погубил ещё всех несчастных. Предчувствуя неминуемую смерть, снова из глаз текут слезы. Неизвестность пугает ещё больше. Это будет долго, мучительно и больно или моя душа быстро распрощается с физическим телом?

Прижимаюсь спиной к стволу дерева, не в состоянии унять свою панику.

— Нет! Нет, пожалуйста, нет! — рыдаю в голос, медленно оседая на землю. Где-то рядом тихо поскуливает мой серый друг, который к сожалению тоже чувствует свою кончину, а может просто знает какие муки ожидают меня.

Перед глазами всё плывёт, я в панике рву на себе волосы и царапаю обломанными ногтями кожу на шее и плечах, потому что больше не знаю, как унять свой страх, который разрастается внутри чёрным противным пятном.

Я уже не чувствую жарко или холодно, тело будто мне не принадлежит. Кажется даже пытаюсь читать молитву, но это всё тщетно, наизусть полностью я не знаю ни одной.

Завитки бело-серой субстанции уже витают в воздухе, от чего дышать становится тяжело. Опять резкая боль в горле и знакомое головокружение. Последними силами цепляясь за своё сознание вижу, как мечется у моих ног волчонок, словно выбирая — убежать или остаться. Затем появляется огромное чёрное пятно, и злобное рычание пронзает слух. Решив, что это и есть мой конец, закрываю лицо ледяными ладошками и приготавливаюсь умереть, надеясь, что будет пусть и больно, но хотя бы не долго. Пару секунд ничего не происходит, и я решаюсь взглянуть своей смерти в глаза, чтобы понять, почему это чудовище медлит.

Картинка передо мной не чёткая из-за уже загустевшего тумана, но я всё же различаю огромное чёрное существо, которое держит в своей пасти маленького несчастного волчонка, который в свою очередь вцепился когтями и зубами в нижнюю часть моих штанов. Огромный зверь недовольно рычит, а малыш уже практически визжит, но не отпускает меня. Из пораненных когтями и зубами ран уже вовсю сочится кровь, испачкав мордочку моего то ли спасителя, то ли губителя. Я с ужасом смотрю на происходящее не в состоянии даже пошевелиться. А затем я вижу Его — чёрный пронизывающий взгляд, который кажется проникает под кожу до самой кости. Морда огромного чёрного волка почти касается моего лица, и мне мерещится в его глазах раздражение и усмешка. Туман морозит всё сильнее, и я понимаю, что ещё немного и потеряю сознание, вероятно уже навсегда. После происходит весьма странное и неожиданное — волк, недовольно фыркнув, подсовывает свою лохматую морду мне под руки, заставляя тем самым приобнять себя, затем поднимается на лапы, от чего я безжизненной тряпочкой повисаю на нем, норовя свалиться на бок. После волк делает ещё одно движение своим телом, и я оказываюсь лежащей на его спине. Поддавшись инстинкту и какому-то внутреннему голосу, крепко хвастаюсь почти закостеневшими пальцами за длинную и жесткую шесть на шее у волка, и тот, совершая невероятно быстрые и длинные прыжки, мчится куда-то. Всё вокруг мелькает так быстро, что меня начинает тошнить ещё сильнее, но я стараюсь сдержаться, чтобы не отвлекать моего, надеюсь, спасителя. Ну, а что? Если в этом лесу есть непонятное и странное явление, как туман, то почему тут не могут обитать умные и осознанно мыслящие животные. К тому же размер волка, у которого я лежу на спине намного больше, чем у обычных особей, поэтому он точно существо необычное.

Через некоторое время дышать становится легче и волк замедляет бег. Я чувствую, как тяжело он дышит, он устал и потратил достаточно сил, чтобы унести меня и себя от щупалец убивающего тумана. Облегченно выдыхаю видя, что и моего волчонка зверь тоже спас, неся всё это время его в своей пасти. Может это его мама? Хотя вряд ли. Скорее уж папа…

Спустя ещё какое-то время огромное чёрное животное останавливается и прямо со мной валится на землю. Я скатываюсь с его спины и смотрю на обессилевшего спасителя. Его лапы кровоточат, а шерсть дымит и в некоторых местах слегка опалена. Маленький волчонок скулит и ласково облизывает морду чёрного волка, пока тот лежит недвижимо с закрытыми глазами.

Оглядываю то место, куда меня принесли и охаю от изумление и печали одновременно. Озеро… Наверное сюда и хотел нас привезти Сергей. Да, он был прав, это действительно нереально красивое место. Огромные деревья, стоящие поодаль от берега возвышаются высоко в небо и смыкаются листьями сверху, делая что-то вроде зелёного купала, через который хоть и проникают солнечные лучи, но не обжигают жарой и пеклом. Озеро не большое, но цвет его воды завораживает. Я никогда раньше не встречала подобного. Голубовато-сиреневатые волны неспешно бегают по водной глади, поддаваясь направлению лёгкого освежающего ветерка. Трава лежит словно зелёный плюшевый ковёр, так и хочется растянуться на нем всем телом и насладиться его мягкостью и ароматом. Я словно в другом мире, кажется даже щебетание птиц какое-то необычное. Слишком спокойное и мелодичное что ли…

Не сразу прихожу в себя от нахлынувших эмоций, но как только слышу лёгкий стон раненого животного, тут же бегу к воде, чтобы попытаться промыть раны и дать ему попить. Конечно не уверена стоит ли спасать такое огромное создание, которое сможет перекусить меня пополам лишь одним движением челюсти, но я ведь обязана ему, да и выхода у меня нет. Друзья пропали, где нахожусь не знаю, и эти странные животные единственные живые существа, кроме меня.

С досадой понимаю, что мой рюкзак остался где-то в тумане, но сдаваться не собираюсь. Сначала пытаюсь донести воду до несчастного животного в ладонях, но это ничтожно мало, чтобы промыть раны и напоить такого гиганта.

Делать нечего, нужно подтащить его поближе к воде, чем я и занимаюсь кажется долгие мучительных часы. Чёрный зверь невероятно большой и тяжёлый. Попытки волчонка помочь умиляют и придают сил на продолжение, но вскоре я понимаю, что не смогу. Я измучена и физически, и морально, поэтому после нескольких метров, или даже меньше падаю без сил рядом со своим спасителем.

— Спасибо. — шепчу ему, касаясь шерсти за ухом. — И прости…

Последнее, что слышу — это звонкий вой волчонка, перед тем, как полностью отключиться.

Дарей

— А я говорю, что своими старыми глазами видела девчонку и её судьбу. — упрямо настаивает на своём Саяра, продолжая бросать в священный костёр свои сушёные, ароматные травы.

Я лишь мотаю головой и скалю зубы, давая понять, что не верю ни единому её слову. Уже прошло слишком много времени, чтобы я продолжал верить в появление какой-то девчонки, способной снять ужасное проклятие со всех нас. Мы много столетий живём так, кто-то погиб от тоски, кто-то сгинул в тумане, а кто-то просто смирился и принял свою участь. Я отношусь к последней категории, потому что больше не верю, что внутри человека, да и любого другого существа может быть настолько чистая и искренняя любовь, способная разрушить чары.

— Она придёт! Главное не пропустить этот момент, Дарей.

В очередной раз сожалею, что заключён в свою волчью ипостась и не могу ответить этой упрямой старушке, что хватит уже маяться дурью. Лучше бы искала заклинания, чтобы хоть волчатам дать шанс. Долгие годы бедняжки живут как зверьки, забыв практически о своей человеческой ипостаси и не имеют возможности даже повзрослеть, найти пару, завести семью…

Наш некогда прекрасный и спокойный мир был разрушен мной, и я долгие годы корю себя за это, даже пытался уйти, но не смог оставить остальных без своей защиты. Небольшая община, состоящая из оборотней и провидцев, способных превращаться не только в животных, но и птиц, насекомых, и многое другое, жила в глуши прекрасного леса вдали от всей цивилизации и скрытая от людских глаз. Озеро любви и гармонии питало нас своими магическим силами и скрывало от случайно заблудших так далеко путников, накрывая наши дома туманом забвения, чтобы нас и нашу жизнь никто не тревожил…

Туман и теперь скрывает нас, только мы уже не радуемся этому, мы пленники, которые не в состоянии вырваться отсюда из-за проклятия. Со временем нескольким провидцам удалось высчитать периодичность появления тумана, чтобы попытаться выбраться и покинуть проклятое место, правда за это они отдали свои жизни. Магическим существам, заключённым в людские тела, проще было бы покинуть это опасное место и обосноваться где-то среди человеческого рода, но они отказались, приняв стойко свою судьбу и разделили горе с нами — оборотнями. Туман не касается территории озера и земли, где расположены наши дома и пещеры, но стоит только шагнуть в лес, как мы можем раствориться заживо в этой плотной серо-белой массе…

— Не надо скалить на меня свои зубы, Зверь! Я не боюсь тебя и знаю побольше твоего. Я чувствую, что скоро всё изменится. И если ты не испортишь всё и в этот раз, возможно мы наконец обретем свободу. — поднимая вверх указательный палец, недовольно бурчит женщина, и мне ничего не остаётся, как просто молча покинуть её пещеру.

Спорить я всё равно не могу на равных, моё рычание давно перестало на неё хоть как-то влиять. Однажды эта женщина вернулась из странствий и заявила, что избранная рождена и скоро явится сюда, с тех пор я только и слышу нравоучения в свой адрес, словно я не взрослый волк — вожак стаи, а шкодливый волчонок.

Поиграв немного с попавшимися на пути волчатами, решаю снова пойти к озеру, чтобы как всегда уединиться. Мне больно смотреть на поникшие головы собратьев, особенно тех, которые так и не смогли найти свою пару или которые нашли, но потеряли её в тумане.

Самое обидное, что здесь есть свободные самки и уж тем более самцы, но не имея возможности принимать вторую половину нашей сущности — человеческую, они не в состоянии полноценно закрепить связь. Чтобы пара была настоящая, истинная, связанная не только инстинктами, нужно пройти обряд именно в человеческом облике, которого увы мы лишены.

Одиночество удручает меня, я так мечтал завести семью, родить потомство. Когда в прошлом встретил Неяну, думал, что это навечно, что мы связаны одной судьбой, но эта лесная нимфа оказалась двуликой и лживой особой, а я слишком вспыльчивым и жестоким…

— Дарей, Дарей! — слышу в голове зов одной из волчиц стаи и поворачиваю морду в сторону несущейся ко мне светло-пепельной самки.

— В чем дело? — спрашиваю, радуясь, что оборотни могут общаться между собой с помощью мысленной связи, иначе нам бы пришлось совсем туго.

— Най! Мой Най куда-то пропал. Часовой видел, как он убежал в сторону черты леса. Скоро осядет туман, а этот несносный волчонок может заблудиться и погибнуть. — потоком выдает мне волчица и жалобно смотрит на меня.

Она знает, все знают, что по силе и скорости мне нет равных и уж если кому-то под силу спасти попавшего в беду волчонка, то только мне.

Не раздумывая мчусь в сторону леса и преодолеваю запретную черту. Внутри сразу становится не по себе и шерсть поднимается дыбом, из мягкой превращаясь в грубую словно проволока. Я уже чувствую, туман осядет через пару часов и времени в обрез. Глупый щенок мог забрести, увлекшись игрой, довольно далеко и есть вероятность не успеть вернуться под защиту нашей территории.

В воздухе сразу улавливаю запах чужаков. Люди… Давненько их тут не было. Что ж, сегодня туманная дымка не останется голодной, вдоволь наиграется, забирая одного за другим, чтобы впитать как можно больше страха несчастных.

Нападаю на след Ная достаточно быстро и ускоряю бег, потому что чувствую рядом с ним ещё и чужой запах, что конечно не сулит ничего хорошего.

Туман словно злясь на меня за то, что я выполз из отведённой мне клетки, начинает оседать быстрее, опаляя шерсть и разъедая до крови лапы, но все ещё сохраняя жизнь, для продления агонии.

Дальше бегу уже на истошный женский крик и вижу обезумевшую девчонку, которая зачем-то рвёт на себе волосы и царапает кожу. Ну, каждый принимает свою кончину по-разному…

Хватаю Ная и хочу уже возвращаться домой, но этот глупыш вцепляется всеми частями тела в незнакомку и рычит о том, что без неё никуда не пойдёт.

Времени разбираться нет, волчата-оборотни очень сильные и у меня только два пути. Забрать Ная вместе с оторванной конечностью девчонки, либо забрать её целиком, что совершенно мне не нравится. А потом я вижу её большие зелёные глаза, в которых искрится ужас и мольба о спасении. Вряд ли она просит помощи у меня, но я с рыком взваливаю эту странную незнакомку себе на спину, хватаю Ная за шкирку и несусь со всех лап в сторону дома.

Силы заканчиваются, магия леса выжимает их из меня словно воду из тряпки, но я уже вижу проблески озера, на берегу которого туману нас не достать.

Девчонка сидит на спине, крепко цепляясь за мою шерсть, иногда даже причиняя боль, но лучше уж так, чем тратить время и останавливаться, если она свалится.

Отмечаю для себя, что не могу понять — нравится мне её запах или нет. Он не похож ни на один другой, который мне приходилось ощущать прежде. Конечно, сейчас его слегка перебивают ароматы грязи, пота и крови, но не достаточно, чтобы сбить меня с толку.

Наконец пересекаю черту туманного леса и падаю без сил. В этот раз мне потребуется больше времени на восстановление.

Най скулит, извиняется и лижет мне морду, что честно успокаивает меня. Хотя я не перестаю наблюдать за чужачкой, которая смотрит вокруг с удивлением и почему-то снова плачет. Сил нет, поэтому закрываю глаза, но с помощью слуха и обоняния продолжаю чётко контролировать действия девчонки, чтобы та не навредила ни мне, ни Наю. Интересно, чего это он так к ней прицепился? Для обретения и осознания истиной пары ему ещё очень далеко, как и для обычных животных инстинктов спаривания.

Немного обескуражен, когда незнакомка пытается напоить меня из своих малюсеньких ладошек. А уж когда это маленькое хрупкое тельце пытается меня перетащить поближе к озеру, то совсем впадаю в ступор. Почему она не заботиться о себе, ведь выглядит очень печально, я чувствую, её силы на исходе. Она человек и у неё нет дара регенерации, но эта глупышка упрямо продолжает тащить меня. Мне даже становится её жалко и я пытаюсь помочь, но сил нет, поэтому через немного девчонка валится с ног, прошептав слова благодарности и извинения.

— Най! — собирая последние силы, мысленно зову волчонка. — Беги скорее к Саяре, приведи её сюда. И предупреди всех, чтобы человека пока не трогали, я сам решу, что с ней делать!

Детёныш виновато кивает и убегает. Я закрываю глаза, ощущая, как маленькая женская ладошка еле ощутимо гладит меня по опаленной шерсти. На удивление мне это вполне приятно, хоть и конечно не доверяю ей и хочу поскорее избавиться от её общества.

В себя прихожу быстро, как только слышу обеспокоенный голос провидицы.

— Ох, святые Боги! Это же она! Ты привёл её! Ты сумел! — причитает она, когда ей помогают остальные укладывать бессознательное тело девушки на носилки. — Ну, что теперь скажешь, а? Будешь продолжать смотреть на меня, как на поехавшую умом старуху?

Не хочу ничего отвечать этой женщине, просто поднимаюсь на лапы и, слегка прихрамывая, бреду следом под пристальные взгляды жителей общины. Волки смотрят злобно и слегка скалят зубы, а провидцы тихо перешептываются и кажется не верят своим глазам. Кроме Саяры с нами живут ещё пять мужчин и две женщины. Все они выглядят, как старики, что на самом деле печально. Вечно молодая и сильная душа, заключённая в старое тело угнетает и доставляет массу страданий, но они научились жить с этим, и теперь по их сияющим глазам я понимаю, что надежда вспыхнула, как никогда.

Пока Саяра моет и обрабатывает раны нашей непрошенной гостье, я сижу неподалёку и наблюдаю. Девушка молода и вполне симпатична. После того, как с неё смывают всю грязь, тело незнакомки приобретает непривычный для этих мест белый цвет кожи, через которую на шее и руках виднеются маленькие синенькие венки. Волосы чуть ниже плеч, тоже светлые с лёгким пепельным оттенком. Грудь небольшая, но красивой округлой формы. Облизываю капающие слюни с морды, понимая, что будь я в ипостаси человека, точно бы обратил на неё внимание. Да и будучи волком для себя отмечаю, что теперь её запах более открытый и насыщенный, он приятно щекочет ноздри ванильно-медовыми нотками и будит во мне давно спящие эмоции и инстинкты.

— Ну и долго будешь тут облизываться? — усмехается где-то над моим ухом провидица, и я недовольно рыкаю в ответ. Эта женщина переходит уже все границы и слишком многое себе позволяет, общаясь со мной. Да, она в своё время поддержала меня, излечила так сказать мою чернеющую, умирающую душу, но всему ведь есть предел! Я вожак стаи, а не её дворовой щенок.

А вдруг эта девчонка проснётся и увидит, как со мной обращается Саяра и решит, что ей тоже такое позволено!!?

Выпрямляюсь на четырёх лапах и возвышаюсь над удивлённой старушкой. Вкладываю во взгляд всё свое недовольство и громко рычу, оскалив челюсть.

— Поняла, поняла. — усмехается бесстрашная женщина и указывает пальцем на выход из пещеры. — Только это мой дом и тут я главная. Поэтому будь добр покинь его и дай мне нормально закончить с девочкой без твоего надзорного, пристального взгляда!

Чтобы эта женщина изменилась и испугалась мне вероятно придётся её съесть, ну или покусать хотя бы, чего я конечно делать не собираюсь.

Вырвав из её рук полотенце и злобно потрепав его, покидаю пещеру, потому что я волк, а не человек. Я животное и моё место среди таких же как и я.

На пороге моей, так сказать, берлоги меня ожидает благодарная мать Ная, готовая отблагодарить своего вожака. Единственное сейчас преимущество, которое мы имеем будучи оборотнями, нам не нужно ждать течки самок, чтобы сношаться. Мы делаем это тогда, когда требует этого организм и инстинкт, а сейчас неожиданно мои инстинкты самца проснулись и этому виной явно не стоящая напротив волчица…

Анна

Не понимаю всё произошедшее со мной правда или сон? Так хочется открыть глаза и увидеть улыбающихся друзей, но передо мной какие-то каменные стены, освещённые пламенем от огромного костра посередине… пещеры?!

Неподалёку, что-то бубня себе под нос, суетится какая-то пожилая женщина, облаченная в белую широкую тунику до самых пяток. Волосы седые и очень длинные, заплетенные в тугую косу и собранные на затылке в огромную гульку. Лицо этой удивительной старушки мне кажется знакомым, но я не придаю этому значения. Куда интереснее как именно я оказалась непонятно где, кто она такая и жив ли мой волк…

— Проснулась, милая? Потерпи, сейчас еду приготовлю и покормлю тебя. Все силы свои жизненные потеряла в этом проклятом лесу! — дружелюбно говорит она и продолжает что-то помешивать то ли в кастрюле, то ли котелке.

— Где я? Кто Вы? — спрашиваю с удивлением отмечая, что на мне надета точно такая же туника, а на теле не осталось и следа от недавних приключений.

— Меня зовут Саяра. Тебя спас вожак стаи Дарей и принёс на нашу землю, где туман не властен. — не оборачиваясь отвечает женщина и пару раз что-то бросает в костёр, от чего тот громко трещит и бросает огненные искры в разные стороны.

— Дарей? Чёрного волка зовут Дарей? — почему-то становится приятно, что сам вожак стаи вырвал меня из лап смерти и принёс к себе домой, не смотря на то, что я человек и чужачка для него.

— Ага. Дарей. — кивает Саяра и, подойдя ко мне, протягивает миску с какой-то серо-зелёной жижей.

Я присаживаюсь поудобнее на имитированной кровати, созданной из сухой травы и какой-то очень прочной, но вполне приятной на ощупь ткани и беру предложенное блюдо. Пахнет так себе, что-то между тушеной капустой и бобами. Но мой желудок отвешивает мне подзатыльник, давая понять, что сейчас готов проглотить хоть кусок земли.

— Это каша из зелёных семян, которые мы выращиваем тут. Вполне вкусно и питательно. Волкам требуется много белка для насыщения и поддержания энергии, хищники они по натуре, да где им тут мясо-то взять?! Вот и научились с годами растительную пищу выращивать под стать животной. — говорит женщина, видимо видя моё лёгкое замешательство на счёт зелёной каши.

— Спасибо. — киваю и кладу первую порцию в рот, понимая, что по вкусу это похоже на детское мясное пюре.

— Как ты оказалась среди тумана? — любопытно спрашивает хозяйка пещеры, и мой аппетит пропадает. Я вспоминаю какую ужасную потерю понесла и что мне теперь жить с этой болью невосполнимой утраты.

— Мы с друзьями поехали в поход к озеру на пару дней… — начинаю не сдерживая слез, теперь уже можно оплакивать их, теперь я уверена, что больше никогда не увижу лучезарную улыбку Ксюши, не получу подзатыльник от Женьки, когда снова решу поплакать, и не найду защиты за крепкой, высокой спиной Серёжи, потому что их больше нет.

Саяра слушает внимательно и не перебивает, терпеливо ожидая, когда я замолкаю от нахлынувших эмоций и собираюсь с силами для продолжения рассказа.

— Мне очень жаль твоих друзей, девочка. — искренне сочувствует женщина и гладит меня по плечу. — Чему быть, того не миновать. Пока придётся погостить у нас какое-то время, сейчас туман слишком часто опускается, не успеть выйти за пределы леса.

— Я смогу вернуться домой? — вскрикиваю наверное слишком эмоционально, что моя собеседница дёргается от неожиданности.

— Конечно, позже. — как-то странно на меня глядя, отвечает старушка и продолжает совсем тихо. — Если захочешь…

— Конечно захочу! Ещё как захочу! — теперь уже захлёбываясь слезами радости, говорю и уже с удовольствием ем местное блюдо.

— А теперь отдыхай и осваивайся тут. Будь как дома в моей скромной пещере. — вероятно собираясь уходить, говорит гостеприимная Саяра. — Только за её пределы лучше не выходи пока что. Жители уже давно живут как звери и не особо жалуют чужаков.

Мне конечно любопытно осмотреть место моего временного пристанища, но после того, как чуть не погибла, мне легко удаётся унять своё любопытство. Если старушка говорит, что лучше не высовываться, то я так и сделаю. Отсижусь тут, пока не появится возможность вернуться домой.

Побродив по небольшой пещере и осмотрев все необычные и диковинные на мой взгляд вещи типа колбочек и баночек с какими-то непонятными порошками и травами, возвращаюсь обратно на предоставленную мне постель, ложусь и закрываю глаза. Поленья в костре приятно потрескивают и успокаивают ноющую от тоски и боли душу. Вообще этот костёр ещё одно необъяснимое и странное явление, потому что языки его пламени не обжигают, даже если протянуть вплотную руку, а скорее согревают, наполняют всё тело теплотой и умиротворением.

Через некоторое время мне удаётся заснуть, но отдохнуть не получается, потому что во сне я оказываюсь в туманном лесу, бегу от ужасной участи, снова и снова теряя близких сердцу людей.

Благодарна маленькому уже знакомому мне волчонку, который будит меня своим холодным влажным носиком, которым как и в прошлый раз тыкается мне в щеку.

— Эй, привет, малыш! — радостно отвечаю, беру зверька на руки и прижимаю к себе этот тёплый, невероятно мягкий комочек шерсти. — У тебя есть имя? — в ответ волчонок лишь фыркает и пару раз довольно смешно чихает, что вызывает во мне умилительную улыбку. — Ты мой маленький мохнатый герой! Если бы не ты, мне бы пришёл конец. Спасибо.

— Его зовут Най. — перебивает наши нежности вошедшая Саяра и убирает навешанную ткань с выхода, играющую в данном жилище роль двери.

— Привет, Най. А я Аня. — говорю и поглаживаю распластавшегося на моих коленках волчонка.

У меня никогда не было домашнего животного. У мамы аллергия на шерсть, а папа против попугаев, содержание в тёмных клетках которых удручает его. Сейчас я понимаю, что очень бы хотела иметь дома вот такое ласковое существо, чтобы ласкаться с ним, когда грустно и делиться эмоциями, когда весело и хорошо. Ну волчонок вряд ли конечно станет домашним питомцем, а вот щенка завести решаю точно, во всяком случае тогда, когда съеду от родителей на съёмную квартиру.

— Аня, остальные провидцы хотят встретиться с тобой и поговорить. Как ты себя чувствуешь, отдохнула?

— Да, конечно. — удивлённо отвечаю не понимая, чем вызван столь большой интерес к моей персоне, хотя здесь наверное очень давно не было гостей, учитывая то, что все вошедшие в лес гибнут.

Саяра машет рукой, и через пару минут в пещеру входят несколько пожилых мужчин и ещё одна женщина. Все собравшиеся люди очень похожи между собой, словно братья и сестры. Черты лица пожилые, исчерченные глубокими морщинами, но все равно через некоторое время я уже не понимаю, где стоит хозяйка пещеры, а где пришедшая в гости женщина.

Странные люди не говоря ни слова, хотя меня предупредили именно о разговоре, по очереди подходят ко мне и внимательно рассматривают мою левую ладонь, словно там написано что-то очень интересное и важное. Это действие происходит достаточно долго, что начинает слегка напрягать меня. В голову закрадывается сомнение, буду ли я в этом месте в безопасности или нет. Чтобы на мне ставили какие-то опыты или использовали для какой-то выгоды я не особо хочу. Невольно вспоминаю Ксюшу, которая сейчас бы назвала мне парочку фильмов ужасов про вот такую вот несчастную попаданку, которую истязали и мучили жители странной общины.

— Извините, я могу узнать в чём дело? — вырывая свою ладонь от очередного любопытного взгляда, спрашиваю, глядя на женщин, потому что не понимаю которая из них Саяра.

Все присутствующие так же молча кивают друг другу и гуськом выходят из пещеры, оставив меня одну без ответа. Жаль Ная нет уже рядом, ощущаю невыносимую потребность погладить животное, которое за такой короткий срок стало родным моему сердцу.

Не в силах больше сидеть на месте, подхожу к выходу и выглядываю на улицу. Яркое солнце сразу бьёт по глазам, и они начинают больно резать. Через немного глаза привыкают к яркому свету, и я могу оглядеться. В принципе ничего особенного и настораживающего вокруг я не вижу. Какая-то старая деревня с полуразваленными деревянными домами. Природа вокруг насыщенная и ярко-зелёная. Неподалёку в густой траве играют и бегают такие же волчата, как и Най. Взрослых особей не видно, но я нутром чувствую, что они пристально наблюдают за мной. Конечно жить среди волков, которые долгие годы не ели настоящего мяса, весьма опрометчиво и скорее всего закончится для меня плачевно, но выбора-то у меня нет. Раствориться в тумане или быть съеденной? Даже не знаю что выбрать…

Решаюсь и полностью выхожу из пещеры, вдыхая свежий аромат природы всем телом. Как же всё-таки красиво, не сравнимо с каменным загруженным выхлопами городом. К тому же широкая туника, одетая на голое тело придаёт всему происходящему какое-то первобытное ощущение.

К моим ногам подскакивает рыжеватый волчонок и испуганно смотрит на меня. Только хочу его погладить, как откуда ни возьмись передо мной возникает огромная рыжая волчица, я точно знаю, что это самка, по глазам читаю её недовольство и беспокойство за детёныша. Она хватает его зубами за холку и, недовольно рыкнув на меня, утаскивает малыша подальше от незнакомки. Стараюсь унять дрожь и панику, потому что хоть эта рыжая не такая огромная, как Дарей, но всё равно по сравнению с ней я словно пятилетний ребёнок.

Я боюсь этого места и жителей. Это бесполезно пытаться скрыть или заглушить. Они рано или поздно съедят меня, поэтому поддаюсь глупому порыву и со всех ног несусь в сторону, как мне кажется леса. Есть маленький шанс, что мне повезёт и я набреду на брошенную машину и спасусь…

Передвигаться босиком не привычно, поэтому ступни начинают болеть почти сразу, а когда за спиной я слышу топот и странное рычание, совсем теряю рассудок от ужаса. С визгом делаю ещё парочку шагов и валюсь на щемлю под тяжёлым весом чёрного волка. Грудную клетку сдавливает и практически нечем дышать, а ведь зверь прижимает меня всего лишь одной лапой, слегка выпустив когти. Его огромная морда с оскалом приближается к моему лицу и обжигает своим дыханием, от чего у меня перед глазами темнеет. Это словно сама смерть дышит на меня из преисподнеи. А эти чёрные, налитые кровью от злости глаза обездвиживают меня и заставляют принять поражение практически без боя.

Лежу не шевелясь, а Дарей продолжает нависать надо мной то ли изучая, то ли нюхая, словно решает стоит есть свою добычу или нет.

— Пожалуйста… не надо… — еле слышно хриплю, когда дар речи наконец возвращается ко мне.

Зверь смотрит на меня и словно приходит в себя, потому что в его глазах я снова вижу понимание и даже раскаяние. Он облизывает мою щеку и отходит, присев в паре метров от моего почти окостенелого от страха тела.

— Спасибо, Дарей. — говорю и без резких движений усаживаюсь на траву, подбирая ноги под себя. Бежать бесполезно, этот монстр настигнет меня за пару прыжков и боюсь второй раз он уже не станет мешкать и откусит мне голову.

В чёрных глазах волка вижу удивление и любопытство. Он смотрит на меня не отрываясь, от чего по телу бегут мурашки. Я бы сказала, что этот взгляд не похож на звериный, он скорее хищный, так мужчина смотрит на женщину, которую очень сильно желает. Так Тимур когда-то смотрел на меня, но мой бывший человек, а сейчас передо мной огромный волк и от подобных мыслей становится не по себе.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Туман предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я