Настоящий дракон

Валентина Савенко, 2022

Драконы никогда не сдаются, а ведьмы всегда идут к цели. Мерит и то и другое. Ведь когда в сердце любовь, никакие заговоры, древние легенды и предсказания не испугают. Даже если придется раскрывать тайны загадочных подземелий и искать прях, сплетающих судьбы. Только бы крылья и походный набор ведьмы не подвели! 1. Опасные приключения героев в таинственном подземелье. 2. Любопытный взгляд на мир глазами дракона. 3. Любовь, которая вступает в борьбу с безумием и самой смертью. 4. Яркая легенда о Пряхах, сплетающих и разрывающих нити жизни. 5. Все герои от главных до эпизодических завораживают яркими и объемными характерами.

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Настоящий дракон предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

© Савенко В. А., текст, 2022

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2022

Глава 1

Жутко свербело в носу. Казалось, я снова уткнулась мордой в пыльный угол чулана. Было дело. Маленький дракончик решил проверить, так ли страшна мышь, которой боялась мама. Мышь, к слову, сбежала. Не оценила чихающую зубастую пасть у своего хвоста. Мама тогда еще шутила, что я лучше кошки и любого заклинания от грызунов.

Я хотела почесать нос, но тело не слушалось. Его что-то крепко держало, мешая двигаться. Паутина? Сопушки меня в кокон скрутили? Почему?

Демон…

Мысли путались, голова гудела, словно по ней прилетело чем-то тяжелым.

Стоп. Прилетело… Сталактит!

Дурацкий сталактит тюкнул меня по макушке в момент оборота. Вот засада. Мне только прерванного оборота не хватало вдобавок к прерванному обряду чистокровности. Кто я теперь, ведьма или дракон? И где я вообще?!

Так, идем по порядку.

Я попыталась пошевелиться, но смогла только слегка дернуть хвостом. Хвостом? Значит, дракон. Успела гордо обернуться, но, получив каменюкой, позорно улеглась на пол. А дальше, судя по куску скалы перед глазами, меня попросту погребло под обломками.

Что еще? Лежу явно на спине, передние лапы согнуты и плотно притиснуты к груд… к пузу. Вокруг глыбы, глыбы, глыбы. Лишь над головой немного свободного пространства. Я прислушалась к своим ощущениям. Кажется, ничего не повредила.

Тогда откуда странное чувство опасного разрушения?

Закрыв глаза, я сосредоточилась. Тело со всех сторон сдавливали каменные пласты, у шеи между лапами и челюстью было что-то теплое. Знакомый запах наполнил ноздри… О Лунная Дева, Сандр! Вот кому здорово досталось!

Я быстро зашептала заговор, старательно выявляя и оценивая его травмы. Их было много, но серьезных только две: спина и шея. И обе требовали немедленного лечения.

— Дракон, по-ведьмински заговаривающий раны? — насмешливо просипел Сандр, слегка шевельнулся, выругался и затих. — Ради этого стоило угодить в подземелья… Да, Мерит? Или Айлин? Как мне тебя называть?

— Как хочешь, так и называй, только лежи смирно! — шикнула я. — Не то придавлю случайно. Тут и так места мало.

— Если обернешься человеком, станет больше.

— Если обернусь человеком, нас обоих завалит. Все эти камни на мне держатся.

Сандр кашлянул, со свистом втянул носом воздух и прошептал так тихо, что не будь я драконом, не услышала бы:

— Не на тебе. Я успел закрепить их…

— На оборот все равно нет времени.

В ответ не донеслось ни звука. Плохо дело.

— Эй, рубин мой, не смей умирать! — сердито прошипела я и потянулась к магии.

Взметнулась бирюзовая дымка с алыми всполохами, заполняя собой крохотную нишу между осколками скалы над головой. Обожгли жаром метки на шее, лапах, спине и животе. Замерцали золотом руны в магическом тумане. Меня потянуло вверх, к луне. Брызнул в глаза серебристый лунный свет, сплелся с моей магией и потек с бирюзовыми лентами, которые нырнули под мою морду, обматывая Сандра, исцеляя, исправляя. Не знаю, сколько это длилось, но лапы вспотели, а в носу свербело так, что я не выдержала и чихнула. Магия моментально рассеялась.

— Оригинально, — осторожно шевельнулся Сандр. — Обычно хозяева подлунных земель просто развеивают магию, когда она не нужна.

Я не ответила. Я оборачивалась. По телу пронеслась знакомая волна превращения, выплеснулась прямо на осколок скалы крохотной ниши.

Внутри появилось знакомое ощущение пустоты, под ложечкой засосало. Перед глазами замелькала горная порода, какая-то пыль, снова порода. Демон побери! Моя человеческая ипостась явно летела в завал! Еще немного, и Сандр останется один под обломками, а я застряну в толще камня!

Я в панике дернулась и… вывалилась обратно в каменный мешок. Звериная половина пропала, магия исчезла. Голова гудела, стиснув виски пальцами, я села прямо на пол.

— Ты всегда после оборота зеленая, как лягушка? — невозмутимо спросил Сандр.

В том, что он гном, был один огромный минус: никакого спокойного сидения в темноте! Потому что не только я в ней прекрасно вижу.

Путаясь в словах, я начала нашептывать заговор на здоровье.

— Так не пойдет! Крокодилья морда и куриные лапки тебе по расе не положены.

Сандр с трудом поднялся на ноги, покачиваясь, подошел и почти рухнул на колени. Хорош… Волосы взъерошены, лицо в разводах, камзол в прошлом — от него осталось пару лоскутов на руках. Рубашка больше напоминает рваную тряпку, брюкам и сапогам повезло больше — они хоть и в дырках, но форму сохранили. В общем, вид у благородного лорда Ортвина такой, словно я его не спасала, а пыталась убить!

Сандр коснулся пальцами моих висков:

— Я помогу!

— Ты не целитель.

— И слава Повелителю Пламени, — усмехнулся он, осторожно нажимая на кожу. — У моей бабули случаются головные боли, когда она переусердствует с магией. Вот и научился.

Он помассировал виски, переместился к переносице, снова начал нажимать и поглаживать.

Едва моей голове стало чуть легче, как в ней сразу появился целый рой внезапных воспоминаний и мыслей.

Итак, в пещере на нас напали. Напала. Напало.

Существо, созданное из камней и жидких металлов, в которое превратилась жена советника. Она устроила обвал. Выбора не было, я начала оборачиваться драконом, чтобы спасти попавших в беду. Но не успела, получила сталактитом по макушке. Сандр закрыл меня, приняв спиной удар еще одной глыбы. И тут все рухнуло — мы полетели в пропасть. В том жутком падении оборот завершился, и я поймала Сандра и прижала к груди, чтобы защитить от камней. Меня пару раз перевернуло в воздухе и… И все.

Больше ничего не помню. М-да, судя по травмам Сандра и тому, что я лежала на спине, защитница из меня вышла так себе. Но это мелочи. Главное, мы оба живы и, похоже, никто не узнал мою тайну. Кроме Сандра, конечно.

Демон, что я несу! Пусть бы тридцать раз все узнали, лишь бы остались живы… Я в страхе уставилась на стену. Где-то там, по ту сторону завалов, находились те, кто приехал с нами в пещеру.

— Мне нужно немного времени, чтобы восстановить силы. — Сандр перехватил мой взгляд. — Потом будем пробиваться. Кстати, пока ты можешь рассказать, как вышло, что, спасая ведьмочку, я оказался в драконьих лапах.

— Ты хотя бы слышишь, что с остальными?

— Сейчас нет. Не уходи от ответа, как вышло, что ты и ведьма, и дракон? Прерванный обряд чистокровности?

Слова крутились в голове и никак не складывались. Было страшно говорить о себе, о своей тайне. До дрожи в пальцах, до чешуек на коже. Конечно, Сандр не сделает из меня игрушку и не сдаст на изучение целителям. Но когда привык молчать, произнести первую фразу — все равно что поднять гору.

Хватит!

На кону жизни. И чужие, и наши собственные. Сандру нужно точно знать, на что я способна и чего не могу.

— Да… обряд. — Я по привычке спрятала под рукава чешуйчатые пальцы, нервно улыбнулась и показала их Сандру. — Я такой родилась. Одновременно ведьма и дракон. Хозяйка подлунных земель. Не очень сильная, но исправить мелкие разрушения могу, ощутить тоже.

Сандр положил ладони на мои плечи. Мы сидели, почти касаясь друг друга носами. Я чувствовала его дыхание на лице, как его теплые руки поглаживают, успокаивая.

— Я отличаюсь от других драконов. Не превращаюсь мгновенно, а перетекаю из одного облика в другой, причем отчетливо ощущаю оба. Если в момент оборота какая-нибудь моя половина удалится на внушительное расстояние, то я останусь в двух обликах одновременно. Правда, в последнее время оборот стал получаться быстрее, так что не знаю, осталась ли у меня способность раздваиваться…

Про предупреждение бабки-сидхе, что однажды раздвоение уничтожит человека, оставив безумного зверя в небе, рассказывать не стала. Мало ли, что она там болтала.

— А это… — я показала браслеты из рун на запястьях, — не обереги. Это…

–…метки, — кивнул Сандр.

— Они появились после первого моего раздвоения. Их много. Но те, что на спине, не похожи на метки магических крыльев хозяев. Да и самих крыльев у меня нет, как и доступа в подлунные земли.

А жаль. Потому что тогда бы я могла пройти через магическое место и позвать на помощь, поскольку шкатулка превратилась в щепки.

— Собственно, я не особо дружу с силами хозяйки, — честно предупредила я. — Они у меня появились в день нашего знакомства, так что я не успела как следует научиться.

Сандр снова кивнул и осторожно потрогал мою макушку.

— Сильно болит?

— Не очень. На мне все заживает как на драконе.

Слава всем богам, самый сложный разговор в моей жизни подошел к концу!

— Хорошо, что предупредила, а то я уже прикидывал, где в нашем доме будет комната целителя, — тихо рассмеялся Сандр.

— В нашем доме? Тебя что, сильнее тюкнуло, чем я думала? — Я придирчиво оглядела его взъерошенные волосы, не удержалась и старательно ощупала голову, попутно выбрасывая попавшуюся под пальцы каменную крошку. — Вроде травм нет…

— Их исцелила одна ведьма, которая на самом деле дракон. Она спасла меня, потом я ее спас, потом снова она… — Сандр провел кончиками пальцев по моей щеке. — В общем, у нас такая запутанная история спасений, что придется жениться!

— Из благодарности?

— Глупая… — Сандр крепко обнял меня и выдохнул в ухо: — Как же ты меня напугала…

Мы сидели обнявшись. Я боялась дышать, слушая, как бьется сердце Сандра и мое не отстает, спешит, торопится… И так вдруг становится хорошо, что все вокруг кажется неважным…

Стоп.

Я дернулась, Сандр нехотя разжал руки и усмехнулся:

— Ладно. Доказывать, что тебе непременно нужен дом и надежный муж, который будет удерживать тебя от подвигов, я буду потом.

А вот возьму и соглашусь прямо сейчас! Из вредности. Ведьминской! А насчет подвигов… На себя бы посмотрел.

Я быстро отползла от Сандра: слишком велик был соблазн обнять его в ответ и высказать все, что думаю о прыжках «надежного мужа» в ямы следом за оборачивающимся драконом. И поцеловать, чтобы неповадно было!

Сандр поднялся на ноги, добрался до стены, сел. В кармане брюк громко звякнули браслеты. Видимо, те, широкие парные, поскольку тонкий, с разрушением, по-прежнему блестел на запястье.

Прищурившись, я увидела убегающие от него серебристые нити. Первая, толстая, стала ярче, вторая еще больше потускнела, но не исчезла.

— Ну, земля, давай поговорим, — прошептал Сандр, раскидывая руки в стороны и всем телом приникая к камню. Казалось, он хочет обнять стену.

Земля под ногами едва заметно дрогнула.

— Демон! — хмуро пробормотал Сандр и, отвалившись от стены, повернулся ко мне: — Похоже, все не так плохо.

— Похоже? — переспросила я. — Ты… не уверен?

— Инира и Аранхорд точно в порядке, они ходят по площадке, которую накрыло заклинанием защиты. Но стены держатся вокруг них только на силе амулета. Леди Хамирш и лорд Фразиэль лежат под камнями, не двигаются, дышат, их амулет уже разрядился. Остальных я не чувствую. Либо их уже вытащили, либо…

Либо они погибли.

— Ты сможешь к ним пробиться? — я поднялась на ноги, перебралась к Сандру.

— Да.

Как же хорошо, что он — гном с силой земли! Я отлично помнила, как Сандр вытаскивал из-под обвала Иниру с телохранителями.

— Но. — Он вытащил из кармана связку целительских амулетов, потряс ими и скрипнул зубами: — Там весь завал в «слепых глазах».

«Слепые глаза»… Единственный камень, способный сбить чутье гнома. Он редкий и залегает очень глубоко. Но, видимо, для Венетии достать его и рассыпать не составило труда.

— Камни не дают точно понять, где они. Если я промахнусь, их просто раздавит сместившимися пластами. — Сандр стукнул по стене кулаком.

Нити, тянущиеся из его браслета, шевельнулись, словно живые.

Нити… Сначала их было три золотистых, и три конкурсантки ходили во сне. Теперь их две серебряных, и из тех сноходящих опять же осталось две. Обе сейчас под завалом. Не знаю, при чем тут цвет, но…

Сандр снова и снова прикладывал к камню руки, и как бы он ни орудовал ими, серебристые нити все время перемещались, показывая в одну сторону.

Смутная догадка забрезжила в голове, требуя немедленного ответа.

Я ткнула пальцем в браслет:

— Что это? Что за нить внутри и что за нити уходят в стену? Они тянутся к Фразиэлю и Фрэнсис, да?

— Тянулись… — Сандр нахмурился и недоверчиво спросил: — Ты видишь нити?

— Да!

— И сколько их?

— Две. Одна яркая, толстая, вторая тоньше. А ты не видишь?

— Уже нет. С тех пор как въехали в Беорегард.

— Почему? Что это за нити и что там за штука в браслете? — выпалила я и тут же спохватилась. Не время болтать. — Не важно! Потом расскажешь. Давай я буду…

— Ты сможешь… — одновременно со мной заговорил Сандр.

Мы переглянулись. Видимо, нам в головы пришла одна и та же идея.

— Смогу. Я буду направлять.

— А я пророю тоннель, — одобрительно кивнул Сандр. — Только прижмись как можно плотнее. Чем уже тоннель, тем быстрее мы пробьемся!

Он опустился на колени и покосился на меня, прикидывая ширину будущего лаза. Я плюхнулась рядом, потянулась к браслету:

— Снимай! Я надену его и поползу сзади. Так будет еще быстрее!

— Не выйдет. Он работает только в моих руках.

Почему? Ладно, допрошу потом. С пристрастием.

— А если… — задумчиво пробормотала я и, придвинувшись, обняла Сандра одной рукой за шею, второй уперлась в камень у его руки с браслетом. Нити видно четко. Отлично. — А если так?

Он обернулся. Его взгляд остановился на моих губах…

Сандр тряхнул головой и выдохнул:

— Вперед!

Камни перед нами дрогнули, взметнув пыль. Заворочались, расступаясь и образовывая небольшую нору, в которую мы немедленно нырнули.

Переставлять одну руку, колени и следить за нитями оказалось непросто. Хотелось чихнуть, потереть глаза и подсчитать количество ссадин на ладони и голенях. Мы двигались в направлении, что показывали нити. А они петляли, крутились и наконец вспыхнули ярко и исчезли.

— Похоже, пришли, — пробормотала я, вглядываясь в камень.

За ним я четко ощущала два источника неопасного разрушения, точь-в-точь такого, как в браслете. А вокруг них разливались опасные разрушения — травмы. Кто-то из девушек пострадал сильнее, второй крупно повезло.

— Они там, пара шагов от нас. — Я придвинулась ближе к Сандру. — В каком кармане целительские амулеты?

— В левом.

Я тут же запустила туда руку: широкий браслет, подкладка… нога… Ага, вот они.

— Сейчас я открою проход и сразу начну поднимать потолок и укреплять стены. Как только закончу, можно будет ползти. Не раньше! — предупредил Сандр.

— Хорошо, — отозвалась я, нервно сжимая амулеты.

Камни перед нами медленно зашевелились. Слишком медленно, демон их побери!

Я кусала губы, изнывая от нетерпения. Тянуло растолкать их руками, проскользнуть между раздвигающимися глыбами и броситься туда, где срочно нужна была моя помощь.

Секунда, две, три, пять! Куски породы чуть-чуть приподнялись над девушками, и я не выдержала.

— Прости, помню, что ты говорил, но Фразиэль умирает! — выпалила я, ласточкой ныряя вперед.

Быстро оглядела Фрэнсис. Пара синяков, ушиб мягкого места, шишка на затылке — все. Скоро сама очнется, как только сюда просочится достаточно воздуха.

Я переползла через Фрэнсис и сипло выдохнула: боги, да как же так?

Нати словно побывала под прессом. Почему? У нее же был мой кулон! Мощнейшая штука, амулет стражника. Он мог выдержать и не такой обвал. Точно помню: именно она держала кулон в руке, когда я видела ее в последний раз. Он должен был уберечь их с Фрэнсис обеих, но… Объяснение только одно: Нати каким-то образом вылетела из-под защитного купола, рухнула в провал и попала под удар тяжеленных каменных глыб.

Как только жива осталась?

Торопливо активировав целительские амулеты, я всунула парочку в ладони Нати, сжала вокруг них ее холодные пальцы. Остальные положила на грудь. Я заговаривала, нашептывала, вливала всю без остатка ведьминскую магию, молясь, чтобы амулетов хватило, потому что силы хозяина меня все еще не слушались. И с надеждой вглядывалась в безжизненное тело, женственные изгибы которого уже не скрывала магия булавок — они просто повылетали. Раны Нати начали медленно затягиваться, пугающе бледное лицо немного порозовело, едва заметно заколыхалась грудь, вздымаясь и опускаясь.

Шею обдало горячим дыханием, над ухом раздался изумленный голос Сандра.

— Девушка?

— Угу.

— Сестра лорда Фразиэля?

— Да, — кивнула я, дошептав последний заговор.

И едва не расплакалась от облегчения, осознав, что угроза миновала. Мертвенная бледность исчезла, Нати выглядела так, словно спала. Еще немного, и очнется. Но пока лучше ее не переносить.

— Воистину, сегодня день открытий, — усмехнулся Сандр, напряженно прислушиваясь.

— Что… Что с остальными?

— Инира ходит, Аранхорд чертит, — задумчиво пробормотал он и, схватив небольшой острый камень, начал выводить на «полу» черточки, точки, линии.

Вырисовывалось что-то очень знакомое… Точно! Тайнопись, которую часто используют бандиты, контрабандисты и прочие личности по ту сторону закона. Интересно…

Сандр замирал, морщился, стирал, снова выводил знаки. Казалось, что-то ему мешало четко слышать землю. Видимо, «слепые глаза».

Наконец, он отбросил камень и отряхнул руки.

— Мы в порядке. Амулета хватит на пять часов. Если жив, не спеши, помоги остальным, — прочла я.

Сандр удивленно присвистнул.

— Папа считал, что мне нужно знать тайнопись. На всякий случай. Хотя бы для того, чтобы уловить смысл послания бандитов и вовремя унести ноги.

— Мудро. Похоже, я должен твоему отцу пару погребов его самого любимого вина! — Темные глаза весело блеснули.

— Он не любит алкоголь, — вздохнула я, убирая со лба Нати грязный светлый локон. — Его дар становится сильнее, если выпить.

Дар, который и без спиртного портит жизнь. Это лишь юным девам кажется, что умение очаровывать голосом — мечта. На самом деле — проклятие.

— Хорошо. — Сандр растянулся между мной и Фрэнсис, подложив руку под голову. — Тогда лучшего мяса.

— Баранья вырезка, — просветила я будущего благодетеля и, вытянув шею, оглядела ведьму.

Что-то слишком долго она лежит без сознания. Давно уже должна была прийти в себя.

— Да хоть целую отару овец! — Сандр повернул голову в сторону Фрэнсис. — Леди, может, хватит притворяться, что вы спите?

Та осторожно открыла глаза, заморгала, снова зажмурилась. Ой! Совсем забыла, что обычным ведьмам в темноте видеть не полагается.

— Где я?.. — слабым голосом произнесла Фрэнсис.

— Под завалом. Не волнуйся, Сандр укрепил тут все, ничего не рухнет, — торопливо заговорила я, перебралась через Сандра, дотянулась до ее руки и успокаивающе погладила. — Мы скоро выберемся.

— Что?! — взвизгнула Фрэнсис. — Под завалом?

Дернулась, пытаясь сесть, стукнулась о «потолок», хлопнулась обратно и с истеричным воплем зашарила по сторонам руками.

— Фрэнсис, хватит! — устало сказала я.

Безумно хотелось только одного: полежать несколько часов в тишине. Пока силы восстанавливаются. Потому что потом предстояло вытаскивать советника и леди Иниру. А как определить их точное положение, было неясно.

— Хватит?! — прошипела Фрэнсис и, чудом не ударившись о нависающие обломки, извернулась и навалилась на меня. — Ненавижу! Все ты своим… амулетом! Мы бы успели убежать!

— Вряд ли, — ледяным тоном отрезал Сандр.

Настолько ледяным, что казалось, даже воздух замерз. И в этом холоде истерика мгновенно захлебнулась. Он молниеносно вытянул руку и нажал несколько точек на шее ведьмы.

Фрэнсис закатила глаза и с громким сопением уткнулась лицом в мое плечо. Я аккуратно уложила спящую ведьму и хихикнула:

— Она тебя точно проклянет.

— У меня есть хозяйка подлунных земель. — Сандр подтянул меня к себе, сгреб в охапку и улегся на спину между двумя девицами, вместе со мной. — Она точно не даст мне погибнуть от проклятия истеричной ведьмы.

— Она подумает, — важно кивнула я.

Немного повозилась, поудобнее устраиваясь на большом теплом теле, положила голову на прикрытую лохмотьями крепкую грудь. И замерла. Хорошо. Уютно. Надежно. Сейчас бы поспать.

Вот только сна не было ни в одном глазу. Самая противная из стадий усталости. Крайняя. Если попадаешь под ее тяжелое крыло, остается лишь лежать и ждать, когда организм соберет в кучу чешуйки, отвалившийся хвост, голову и заново слепит из тебя нечто цельное.

— Так что с браслетом? — зевнула я. — Откуда он? Зачем нужен?

— Это артефакт. Работает только в моих руках. — Сандр снял с руки украшение, надел на мое запястье.

Чувство разрушения, не причиняющего вреда, тут же исчезло.

— Действительно, у меня не работает, — нахмурилась я. — Почему?

— Потому что подарок пряхи работает лишь у того, кому был вручен. Вот, смотри, — он нажал на узор на браслете, вытащил из открывшейся ячейки серый обрывок то ли толстой нитки, то ли тонкого шнура, вложил в мои пальцы, плотно сжав ладонь своей.

— Появилось! — прошептала я, почувствовав уже знакомое неправильное разрушение.

— А нити?

Я прищурилась и разочарованно выдохнула:

— Нет! А насчет подарка пряхи… Ты серьезно?

— Ты не поверишь, но я вру крайне редко, — усмехнулся он.

— Ага, больше не договариваешь, — проворчала я.

Высвободила из его хватки ладонь, покрутила между пальцев нитку, самую обычную, ничем не отличающуюся от других до тех пор, пока она не оказывалась в руках Сандра.

Пряхи! В голове не укладывалось, что они и вправду существуют. Народ без расы. Те, кто может управлять судьбами. Те, кто в состоянии подарить вторую жизнь, второй шанс тому, кого не по силам оживить даже хозяевам подлунных земель. Реальность? Хотя… бабка-сидхе так настойчиво их поминала…

— А как ты познакомился с пряхой? — спросила я, вновь уютно пристраивая голову на его плечо.

— Это она со мной познакомилась. — Сандр погладил меня по волосам. — Много лет назад. Тогда она не была еще пряхой. Она была моей няней. Моей и Вети. Честно говоря, мы считали ее старшей сестрой…

— Сестрой… — эхом отозвалась я. Теплая улыбка скользнула по его губам.

–…Она была веселой, доброй, открытой. Все время что-то придумывала, мастерила, шила великолепные вещи. Мне, Вети, нашим игрушкам. Платья для кукол были настоящими шедеврами. Да она даже солдатиков моих одела в форму… Все время говорила, что, когда мы вырастем и услуги няни больше не понадобятся, она откроет мастерскую и будет шить, шить, шить… Но когда мне исполнилось тринадцать, няня исчезла. Естественно, все посчитали, что она влюбилась и уехала с кем-то.

— Но не ты?

— Нет, не я. Она бы не бросила нас с Вети, не предупредив. Я сбежал из дома. Отправился на ее поиски. Я слушал землю и искал, искал и слушал. Забирался в самые глубокие и опасные пещеры. И однажды няня вышла ко мне у подземной реки. Обняла и объяснила, что нашла свое место в этом мире. Оно там, среди тех, кто старше ее, — в голосе Сандра была грусть и немного сожаления. — На прощание она вручила мне два подарка и сказала, что, когда я уйду, оборвется последняя нить, которая не давала ей мирно жить среди прях.

— Оборвется последняя нить… — задумчиво пробормотала я. — Ну слово в слово же. Случайно, это не то, на что намекала сидхе на Холмах Света? А второй подарок… нить? Для чего она?

Я протянула обрывок шнура и браслет.

— Няня сказала, что эта нить однажды изменит чью-то судьбу. — Сандр засунул шнур обратно в ячейку, захлопнул крохотную крышечку и надел браслет на запястье. — Она была права, изменила. Стала сердцем артефакта, указывающего на будущих прях.

Я вспомнила сотканную из металлов и камней жену Аранхорда.

— Это как-то связано с Венетией?

— Да, — Сандр помрачнел. — Пряхи видят судьбы людей. Они могут сказать, что случилось с любым из тех, кто живет. Или… когда-то жил.

— А еще они могут вернуть любого. Независимо от того, умер он раньше срока или прожил все, что ему положено, — закончила я.

— Да.

Некоторое время мы молчали. Я слушала дыхание Сандра, ощущала, как под моей щекой бьется его сердце. В его душе тонкой трещиной проступило разрушение, но тут же остановилось — очевидно, он не терял надежды спасти Венетию даже после того, как она на нас напала. Но все же лучше отвлечь его, пусть не самым умным вопросом. Не давать копаться в себе.

— Фрэнсис и Нати… будущие пряхи?

— Не совсем. Когда путь откроется полностью, их позовут. И они станут пряхами, если пройдут его до конца.

Помню-помню. «Прекрасная» легенда, где несостоявшиеся пряхи возвращались без памяти.

— А путь — это нити? — я дотронулась до браслета.

— Да. Но он пока полностью не открылся.

— Откуда ты знаешь?

— Магия прях накрыла бы нас вместе с ними. Мы ведь рядом. — Сандр прижал меня крепче и выдохнул в макушку: — Тогда бы у нас был выбор: идти за пряхами или остаться и дождаться, пока их магия исчезнет.

Приподняв голову, я посмотрела вначале на Нати, потом на Фрэнсис. Никакой магии вокруг точно не ощущалось.

— Отдыхай, — Сандр ласково прижал ладонью мою голову, заставляя лечь обратно. — Нам понадобятся силы, чтобы добраться до Иниры и Аранхорда.

Его пальцы зарылись в волосы, массируя и отвлекая от мыслей о том, что девочкам будет непросто. Фрэнсис, конечно, боец, но Нати… Сандр пойдет за ними, не сдастся, будет искать прях, чтобы узнать, в кого превратилась Венетия и почему. И я пойду. Мало ли какие опасности скрываются на пути прях? А я, хоть и криволапый, но хозяин подлунных земель! И очень неплохая ведьма.

Папу все равно освободят, а мама Науэллам не нужна, их интересует лишь внучка-дракон. Настолько интересует, что они провернули многоходовую аферу, не побоявшись перейти дорогу советнику короля чужого государства, куда более сильного, чем их Рудьяр. А значит, подождут. И сам советник подождет. Не знаю, что он там придумал сделать с моими дорогими родственниками, но он видел жену. И не будет возражать, если его планы осуществятся чуть позже. Сейчас главное — узнать, что случилось с Венетией и как ей помочь.

* * *

Каменная нора, пять шагов в ширину, пять в длину, с нависающими над головой глыбами, где не то что встать — сесть нормально не получится. С одной стороны — слащавый хлыщ, весьма удачно для своей тощей шеи оказавшийся вполне симпатичной девицей. С другой стороны — психованная ведьма, угомонить которую удалось, вырубив специальным приемом. Да, это не то место, где Сандр мечтал подержать в объятиях Мерит. Совсем не то.

Мерит… О боги, как же она ему нравилась. Вся. Вместе со всеми премудростями, вбитыми в голову заботливым папой. С несносным характером, привычкой совать везде свой любопытный нос и щедро развешивать заговоры. С добрым сердечком, отвагой и стремлением помочь.

Демон, жарко.

Он слизнул капельки пота над верхней губой, стараясь не двигаться. Нет, это пытка — ощущать всей кожей доверчиво распластавшееся на нем девичье тело и… просто лежать. Но сладкая пытка. Ни за что бы Сандр от нее не отказался. С насмешливой жалостью к себе он длинно выдохнул, стараясь взять себя в руки. Получалось плохо.

Счастье еще, что Мерит, несмотря на браваду, слишком невинна, чтобы… э-э-э… почувствовать, насколько она ему нравится.

Сквозь сомкнутые ресницы Сандр незаметно глянул на Мерит. Она рассеянно смотрела перед собой. Видно, слишком устала, не может уснуть. Нажать бы на точки на ее шее, чтобы отдохнула как следует… Но ведь не простит.

— Закрой глаза и ни о чем не думай, — внезапно шепнула Мерит.

Ясно. Заметила все-таки его взгляд. Благо, мысли не может подслушать. А то бы он точно одним панцирем не отделался.

— Покажите пример, мисс!

Мисс едва сморщила нос и показала. Несколько минут она старательно дышала, потом расслабилась. А Сандр обреченно уставился в «потолок». Демон, нужно срочно отвлечься и, вопреки полученному совету, все же подумать.

Итак, Мерит не только ведьма, но и дракон. Двух сестер не существовало, была только одна, что радовало. Потому как Сандр уже начал подозревать у себя мозговую горячку, когда смотрел на Айлин, а видел Мерит. Значит, его чутье, в отличие от обманутого разума, не ошиблось.

И именно это чутье не давало записать Венетию в хладнокровные убийцы. Оно исправно напоминало про добрую и смешливую Вети, с которой Сандр вырос. Про его Вети, что защитила мужа, вызвав недра земли и рискуя своей жизнью.

И чтобы эта Вети стала…

Сандр не знал, как назвать существо, в которое превратилась Венетия. Когда он столкнулся с ее силой в пещере, было полное ощущение, что он пытается остановить саму землю.

Но главное — Венетия не погибла. А остальное он прояснит, как только откроется путь и две будущие пряхи доберутся до сородичей. Сандр пойдет с ними. Не один. Кое-кто обязательно потопает рядом, не слушая доводов и возражений.

Он тепло улыбнулся, посмотрев на растрепанную головку, примостившуюся у него на груди. Мерит — хозяйка подлунных земель куда больше, чем сама считает. Не по силе магии, нет. По сути своей, по душе. И такая это душа, что, однажды встретившись с Мерит, не хочется ее отпускать.

Не отпускать. Поддразнивать и целовать, устраивать перепалки, ссориться и мириться. Будить поцелуем, вытаскивать из неприятностей, присматривать, оберегать. И быть с ней рядом… всегда.

Он закрыл глаза. От щемящей нежности, неведомой ранее, сворачивалось и ныло внутри.

Кажется, твое сокровище, Сандр, не только поймало и спасло тебя. Оно похитило и увезло в «башню». Наплевав на сплетни, на твое бурное прошлое. И выбираться из этой «башни» тебе не хочется. Потому что название стенам, что не держат, не тянут вниз, а дают крылья, — любовь.

Да-да, та самая любовь, в существование которой ты не верил. Не для всех, конечно. Для себя. С другими такое может случиться, но не с тобой. Ты же циничный, мудрый и знаешь о женщинах столько, что на целую армию хватит. И шкура у тебя толстая, не шкура — броня. Ни одной девице сквозь нее не просочиться.

Однако одна все же просочилась. Сначала в мысли, тихо и незаметно. Оттуда впиталась в кровь, разнеслась по всему телу, добралась до сердца, которое и заполонила. А без сердца жить нельзя. Не получится. Это и есть любовь, Сандр. Та самая, о которой говорила сидхе на Холмах Света.

Но понял ты, Сандр, ее слова лишь тогда, когда Мерит упала на камни с разбитой головой. И сразу нечем стало дышать, мир потерял звуки и запахи, окрасился в черно-белый цвет… Кроме одного пронзительно-яркого пятна там, где лежало неподвижно беспомощное девичье тело. Слишком долго ты полагался на свои силы и держал расползающиеся камни, слишком поздно понял, что нужно вызывать недра земли. Все рухнуло, почти убив ту, что оказалась тебе нужнее всего на свете. И ты в отчаянном прыжке закрыл ее собой…

Сандр вздрогнул и распахнул глаза. Допрыгался. Крепко его, видать, приложило по голове, раз сам с собой разговаривает. И не просто разговаривает, а еще и нравоучения читает.

Да, он закрыл Мерит своим телом. И неожиданно оказался в магическом тумане, а потом в лапах дракона. Кажется, они даже перевернулись несколько раз, прежде чем грохнулись. Стали историей амулет для связи с Рэном и шкатулка в кармане. Целительские не пострадали. Но дотянуться до них Сандр не мог: даже без сознания Мерит крепко сжимала его в драконьих лапах. Последнее, что он помнил, как вливал остаток силы в создание свода, чтобы не позволить падающим глыбам расплющить Мерит. Очнулся, когда услышал бормотание дракона, нашептывавшего ведьминские заговоры.

И теперь Сандр был точно уверен: он в лепешку расшибется, но сделает все, чтобы интерес и тепло, которые все чаще появлялись в зеленых глазах Мерит, превратились в такое же огненное пламя, что горело в его груди.

Оглавление

Из серии: Колдовские миры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Настоящий дракон предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я