Гимназистка Лиза. …когда любовь коварней морфина
Вадим Сатурин

«Гимназистка Лиза» Вадима Сатурина – остросюжетный загадочный роман в лучших традициях нуара и декаданса о взаимоотношениях юной девушки со взрослым мужчиной, пытающимся любыми путями воскресить свою погибшую любовь. Герои мрачного триллера, погружающего с первых страниц в атмосферу таинственной гимназии Профессора Беррингтона, не боятся своих грехов и пороков. «Что он сделал с тобой?» – спрашивает Ночь. «Он сделал из меня женщину, готовую на крайние меры ради любви…» – шепчет ей в ответ Она.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гимназистка Лиза. …когда любовь коварней морфина предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

…когда любовь коварней морфина.

Редактор Маргарита Решетинская

Корректор Маргарита Решетинская

Фотограф Дмитрий Ломакин

© Вадим Сатурин, 2017

© Дмитрий Ломакин, фотографии, 2017

ISBN 978-5-4483-8356-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Главные действующие лица:

Стэнли Паттерсон — глава семейства, отдающий вместе с женой свою дочь в гимназию; известный в стране и за ее границами предприниматель, имеет ресторанный бизнес и…

Оливия Паттерсон — жена Стэнли, мать Лизы, в прошлом известная актриса кино и театра, оставившая карьеру ради семьи и мужа;

Лиза Паттерсон — главная героиня, мечтательница, живущая вымышленными мирами, книжными образами и снами;

Эдгар Беррингтон — профессор, владелец гимназии, вдовец, морфинист, имеет аналитический склад ума, мизантроп;

Джулия — покойная жена Беррингтона;

Хельга фон Шварц — комендант, «классная дама» гимназии, влюблена в Беррингтона, лжива, лицемерна, строга;

Альфред Хоккинс — личный врач семейства Паттерсонов, знающий Лизу с детства, имеет двух дочерей, которые прошли обучение в гимназии Беррингтона;

Стивен Моррисон — полицейский, расследующий странную череду событий, о которой вам предстоит узнать ниже.

Все, кто не упомянут, не имеют никакого значения в этой истории, либо умирают друг за другом так быстро, что им вряд ли следует уделять внимание.

Пролог

В кирпичном доме в нескольких километрах от города неожиданно потух свет. Это произошло в тот момент, когда рослый мужчина в черной фетровой шляпе и в длинном сером пальто, не дождавшись ответа на стук в дверь, принялся подбирать отмычку. Еще несколько секунд назад свет из больших окон освещал осенний двор, а ветер подбирал оставшуюся листву. Лампочки горели ярко, лучи света от них бежали далеко-далеко вперед. Но вдруг стало темно… невыносимо темно, от чего по спине озирающегося человека поползли предательские мурашки, участилось дыхание и во сто крат сильнее забилось сердце в груди. Может быть, чудилось, но стало небывало тихо, словно все вокруг замерло, а шум, пригнувшись, как вор, растворился в ночи, будто его и не было вовсе.

Ночной гость торопился.

На связке болталось больше тридцати ключей самой разной формы: длинные, будто от дверей королевских замков и городских ратушей, короткие — отмычки от подвальных замочков и бедных городских квартир. Но подходящего ключа не было! Увы, не было.

Быстро перебирая отмычки, человек в пальто и шляпе наводил такой шум, что где-то в десяти метрах залаяла собака. А может быть, лай лишь показался?!

— Черт… черт… черт! — выругался он, продолжая вертеть ключ в замке то влево, то вправо, с силой надавливая на него, но боясь при этом сломать, зная хрупкость нынешнего металла.

Неожиданно замок щелкнул. «Есть, сработало!» — вновь вскрикнул он.

Мужчина осторожно толкнул дверь вперед, выпустив пар изо рта, как струйку прозрачного белого дыма. Ночью температура опустилась ниже отметки «„ноль“», и выпал первый мокрый снег. Кошкой входя внутрь дома, гость достал короткоствольный черный шестизарядный револьвер из кобуры, взвел затвор и выставил его перед собой на расстояние вытянутой руки.

Длинный мрачный коридор. Вот слышится чье-то дыхание… вот опять кажется, что скрипит несмазанная дверь и кто-то идет за спиной… так хочется обернуться, но это лишь галлюцинации от нервов и бессонниц… и нет никого. Гость совершенно один.

Глаза все не могут привыкнуть к темноте. Никаких силуэтов… никаких очертаний… только поглощающая даже сумрак чернота. Страшно. Так страшно ему еще не было. Он бы с удовольствием закричал, но предполагая, что могло произойти в этом доме, должен был оставаться незаметным и незнакомым даже для тени. Аккуратно переставляя ноги с пятки на носок, сетуя на слишком длинный подол пальто, ночной гость, озираясь по сторонам и оборачиваясь, пробирался вглубь дома. На редкость на улице гораздо светлее и спокойнее, чем внутри помещения. Таинственная энергетика дома, казалось, специально нагоняет жути на человека, желая поскорее выдворить его прочь. Слышен какой-то противный скрежет, чувствуется дыхание смерти. Ствол револьвера мечется по сторонам, подыскивая для себя цель. Но нет никого, и это всего лишь миражи первого этажа.

На миг мужчина зажмурился, а когда открыл глаза, то стал различать хоть что-то перед собой. Оказывается, он прошел уже несколько комнат, но совершенно не заметил этого; оказывается, уже давно, неслышно захлопнулась входная дверь, но все еще слышатся чьи-то шаги.

«Кто здесь? Кто здесь?» — дважды про себя спросил он и спрятался за угол.

«Это не может казаться. Отчетливый звук шагов. То ли каблуки, то ли туфли на высокой платформе?! Здесь, однозначно, кто-то есть! Черт, зачем я припарковал свою машину столь близко к ограде дома?!» — рассуждал гость, высовывая свою голову и вглядываясь в темноту. Позади него была небольшая винтовая лестница, которая вела на второй этаж дома. Другого пути не было. Впереди и сзади — полная неизвестность и страх. Смахивая пот со лба, мужчина стал спиной медленно подниматься наверх. Правая рука немела от напряжения, держа пистолет, левая тряслась в нервном треморе, выдавая его тревогу. Ступенек было на удивление много, словно сделаны они были под чей-то мелкий шаг.

«Удобная лестница под разный рост. О ступеньки невозможно запнуться, с лестницы невозможно упасть. Все, чтобы проживающим здесь было комфортно и безопасно», — зачем-то строил эти логические цепи он.

Метнулась тень.

— А! — вздрогнул гость и машинально чуть было не нажал на курок, но уперся револьвером в дверь. Он испугался собственной тени. «Трус, дурак, трусливый идиот!»

Отыскав в темноте круглую ручку, мужчина аккуратно повернул ее и очутился на втором этаже. Вдалеке играла музыка. Был слышен треск старой виниловой пластинки. Совершенно незнакомая мелодия. Конечно, из-за постоянно занятости на работе у героя совсем не было времени послушать хоть что-то, тем более, он считал классическую музыку скучной и безнадежно устаревшей.

Все двери на втором этаже, за исключением одной, были закрыты. Мужчина ринулся туда, преодолев приличное расстояние в несколько прыжков. Залетел внутрь, выставил пистолет перед собой. В помещении теплым светом горел ночник. На полу валялись клубки разноцветной шерсти, чувствовался запах от недавно выкуренной трубки.

— Матерь Божья… — произнес гость, подняв взгляд с пола на диван в тот самый момент, как кто-то сзади положил ему руку на плечо…

— Детектив Моррисон, что здесь случилось? — спросил знакомый голос.

Обернулся.

— Господи, нельзя так пугать! — выругался полицейский. — Ты в своем уме, Джон?! — обратился он к огромному афроамериканцу, служившему в его полицейском участке.

— Боже мой… — неожиданно замер он, увидев на диване тоже, что и Стивен несколько секунд назад.

Перед ними предстала страшная картина, достойная триллеров и фильмов ужасов. Двое сидящих на диване перед небольшим столиком с шахматами были зверски убиты. Весь диван был пропитан кровью.

Полицейские подошли ближе. На голову мужчины был надет полиэтиленовый пакет, глаза были выколоты, а у женщины отрезан язык и перерезано горло.

— Больше никогда не смей меня так пугать, чертов верзила! — сняв шляпу, закричал Детектив.

— Простите сэр, я просто не стал вас звать, зная, что здесь может прятаться убийца. Я увидел записку в полицейском участке, но не нашел ваше служебное авто, поэтому пришлось воспользоваться второй машиной и отправиться по указанному адресу.

— Я же написал, чтобы за мной ехали, если я не вернусь к трем ночи. Носишь ли ты часы, идиот?! — не успокаивался Стивен.

Джон виновато опустил голову вниз. Он искренне волновался за своего шефа, который постоянно на него ругался, но все же искреннее любил. Когда-то Стивен дал ему неплохую работу, спас от северной криминальной группировки, поделился комнатой в своем доме, обучил грамотности. Этот список можно перечислять до бесконечности…

— Кто же их, черт побери, убивает?! — обратился к темноте Детектив, подойдя совсем близко к телам убитых. — Джон, твою мать, — вскрикнул он. — У нас с весны в городе творится сущая чертовщина.

— Я не знаю, сэр. Этот подонок, должно быть, настоящий безумец, раз совершает преступления с такой частотой, но этот безумец мастер своего дела, коль ни разу не попадался нам!

— Тупой негр! — не выдержал Моррисон, от злости комкая собственную шляпу руками.

«Не пылить. Не нервничать. Быть спокойным. Быть камнем», — успокаивал он себя.

— Прости, Джон. Я не должен был этого говорить… Просто последние полгода я сам не свой. Я не могу спокойно спать, не могу спокойно есть, я даже не могу пить этот чертов виски… он мне кажется кислым и невкусным, когда вокруг нас творится такое безумие. Мой друг, ты не виноват в этом, — хлопнув по плечу своего верного напарника, извинился Стивен Моррисон, достал портсигар и вытащил оттуда сразу две сигареты.

Джон не обижался на него, но с каждым разом ругань и прямые намеки на его национальную принадлежность все больше цепляли за душу. Джон Гиббз считал своего шефа настоящим другом, искренне желая быть для него тем же. Увы, каждый раз он ошибался.

— Джон, мы найдем этого безумного психопата, — сказал Моррисон. — А сейчас проверь, есть ли в доме телефон… Если нет, мы съездим до участка и вернемся с криминалистами. Раз мы не можем понять убийцу логически, пусть нам помогут ребята с колбами и мазками. Говорят, именно за ними будущее в нашем деле. Ступай, мой друг, ступай же!

Детектив подошел к граммофону и убрал иглу с пластинки.

«Кто же ты, кто?! Что тебе надо от всех этих несчастных?!»

Он совсем не заметил, что музыка не утихла. Ах, как странно все происходящее в этом доме: погаснувший свет, скрип и звуки, перестуки между комнатами и сама по себе вращающаяся пластинка. Стоит только присмотреться. Человек. Человек слишком прост. Как только он получает устраивающий его ответ, он тут же забывает про свои мистические догадки, словно пространство простым решением хочет увести его от истины.

— Неправильно истолкованная правда — еще не истина. Недопонятый ответ — еще не решение! — говорил вслух Стивен, закуривая сигарету и не осознавая глубину своих же мыслей. Как только появился напарник по службе, дом перестал представлять для Детектива какую-либо опасность. Все шорохи он приписал ему, все стуки — звуку туфель, шумы — дыханию, скрип — открывающимся дверям и так далее. Но музыка, она все звучит из граммофона, и это нельзя не заметить.

— Что здесь происходит? — вновь вытащив револьвер, шепнул себе под нос Стивен, наконец-то поняв, что музыкальная пластинка вращается без механического воздействия.

Раздался выстрел револьвера. Гильза звонко упала на пол. Ночник потух…

–…Детектив Моррисон, кажется, вы искали меня?!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Гимназистка Лиза. …когда любовь коварней морфина предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я