Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2 (Андрей Бурлака, 2007)

В энциклопедии, написанной известным рок - журналистом Андреем Бурлакой, представлена полная панорама рок - музыки Северной столицы от истоков до нынешнего дня.

Оглавление

Из серии: Рок-энциклопедия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2 (Андрей Бурлака, 2007) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

К

КАЖДОМУ СВОЕ

Группа КАЖДОМУ СВОЕ выделялась на питерской рок-сцене начала и середины 70‑х тем, что в своей музыке ориентировалась главным образом на сложный в исполнительском отношении англо-американский хард– и арт-рок, с течением времени перешла от кавер-версий к собственному материалу с текстами на русском, активно участвовала в сэйшенах и фестивалях тех лет, играла на танцах и гастролировала по южным курортам. Позднее участники группы – кто вместе, кто порознь – продолжили свою карьеру либо на любительском, либо на профессиональном уровне.

Один из основателей КАЖДОМУ СВОЕ, гитарист Сергей Кирьянов (р. 11.11.54 в Ленинграде), по его словам, вырос в музыкальной семье: его мать, отец и старший брат в общей сложности владели ф-но, гитарой, мандолиной и балалайкой. В детском саду Сергей принимал участие в семейном квартете, школьником осваивал фортепьяно в соседнем Доме культуры, в седьмом классе собрал первую группу (две гитары и бас), которая дебютировала на школьном вечере, посвященном 8 Марта, а в девятом классе перешел в 239‑ю школу (в ней же, но классом старше, учился Борис Гребенщиков).

Летом 1972 года Кирьянов и его одноклассник и единомышленник Андрей Соколов (р. 24.08.55 в Ленинграде), с которым они безуспешно пытались объединить силы еще в школе, поступили – первый на физфак Университета, а второй в ЛИСИ – и решили делать новую группу. Ее первый состав стихийно сложился из одногруппников Кирьянова во время отбывания неизбежной сентябрьской повинности на картошке в пригородном совхозе. К Кирьянову, соло-гитара, присоединились Владимир Черкасов (р. 18.02.55 в Ленинграде), бас; Дмитрий «Джим» Калинин (р. 30.11.55 в Ленинграде), клавишные, ф-но, вокал, и Петр Косткин (р. 23.05.55 в Ленинграде), барабаны.


КАЖДОМУ СВОЕ: С. Кирьянов (1973)

Фото: архив автора


Поскольку дело происходило в сентябре, группу назвали ДЕВЯТЫЙ МЕСЯЦ. Ее репертуар на этом этапе формировался по принципу «с миру по нитке», т. е. играли то, что знали и могли с ходу исполнить все музыканты, которые, как и Кирьянов с Соколовым, набирались опыта музицирования в школьных группах.

Получив боевое крещение на танцах в сельском клубе, участники ДЕВЯТОГО МЕСЯЦА вернулись в Питер (где к ним присоединился Андрей Соколов, вокал) в уверенности, что они на правильном пути. Чуть позже у группы появился свой звукооператор Владимир Михайлов, сосед по двору и приятель Калинина.

Весь следующий сезон они с переменным успехом собирали аппарат и составляли репертуар, который частично был позаимствован с дисков DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN, EMERSON, LAKE & PALMER, URIAH HEEP и т. п., а частично родился в рядах группы: Соколов и Кирьянов писали музыку и тексты (чаще по-русски, реже по-английски), а Калинин проявил себя как незаурядный аранжировщик.

Репетировали они, как правило, дома у кого-нибудь из музыкантов, а потом в подростковом клубе на ул. Дегтярной, 31. К весне они созрели для того, чтобы сменить вывеску. Соколов предлагал красивое и непонятное SPIRITUAL CONFESSION, но в конце концов общим решением группу назвали КАЖДОМУ СВОЕ (этот вариант предложил Кирьянов). Их дебют – уже под новым названием – состоялся на вечере в одном из залов Университета.

На лето 1973 года музыканты разъехались кто куда. Соколов с Кирьяновым, решив подзаработать, отправились в литовский курортный городок Игналина, где с июля до августа играли с группой бывшего бас-гитариста ГИМНАЗИИ Валерия Черкасова и его приятелями.

С приходом осени оригинальная пятерка воссоединилась и начала выбираться за стены Университета, регулярно выступая на сэйшенах с другими звездами того периода (САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, РОССИЯНЕ, АРГОНАВТЫ, АКВАРИУМ, ЗЕМЛЯНЕ, LOOK AT YOURSELF и т. д.) и исполняя исключительно свой материал, хотя на танцах они по-прежнему играли песни DEEP PURPLE, CREEDENCE, THE DOORS, CREAM и т. д.

К концу 1973 года, почувствовав, что ему трудно совмещать учебу и рок-н-ролл, группу покинул Петя Косткин, место которого за барабанами занял студент юридического факультета Владислав Стратонович (р. 14.07.54 в Ленинграде).

Следующей весной они приняли участие в подпольном рок-фестивале в новом здании Университета за Старым Петергофом, где Стратонович играл еще и с ГЕЛИКОНОМ, у которого по каким-то причинам отсутствовал барабанщик.

Как и большинство других питерских музыкантов, КАЖДОМУ СВОЕ чередовали выступления на сэйшенах с работой на танцах в Красном Селе (весна 1974‑го) и Можайском (лето). К этому времени с ними расстался и Володя Черкасов – на басу играл Михаил «Фан» Файнштейн из временно бездействующего АКВАРИУМА. Пару раз вместе с ним приезжал и флейтист той же группы Дюша Романов, но толком с КАЖДОМУ СВОЕ так и не сыграл. Осенью Фан вернулся в АКВАРИУМ, а новым бас-гитаристом КАЖДОМУ СВОЕ стал студент Политеха Александр «Сэр» Афанасьев (р. 5.10.52 в Ленинграде), до этого в ПСИХОДЕЛИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ, МОКОКО и БРАМИНАХ. Он тоже сочинял свои песни. С подачи Сэра в репертуаре КАЖДОМУ СВОЕ появилась песня «Я летаю над кроватью» (ее играли МОКОКО).

В следующем сезоне группа выступала на популярных студенческих вечерах в Текстильном институте, кафе «Белые ночи», общежитии ЛИСИ и т. п. Лето 1975 года они провели на Черноморском побережье, под Адлером, выступая на танцах за кров и еду, а осенью устроились в модное кафе «Сонеты», где чередовались с МЕЛОМАНАМИ эстрадного композитора Сергея Касторского.

На лето 1976 года КАЖДОМУ СВОЕ снова собрались на юга, но Соколов поехать не смог, а Стратонович с Калининым предпочли компанию музыкантов питерского АРСЕНАЛА (которые тоже ехали на какой-то курорт), поэтому Кирьянов и Сэр в спешном порядке рекрутировали в группу несколько новых участников: на гитарах играли Геннадий Латышев (экс-ВЕРЕТЕНО, МИРЯНЕ, р-н «Бригантина») и Николай Першин; пела жена последнего Ольга Першина, а барабанщиком стал их давний друг и поклонник Константин Арзуманов (р. 30.04.54 в Ленинграде), счастливый обладатель фирменной установки «Trowa» и новенького мотоцикла.

В отличие от предыдущей, эта поездка не задалась: они играли в пансионате «Красное солнышко» для ветеранов партии, которых весь этот рок-н-ролл совершенно не интересовал. К тому же вся группа умудрилась простудиться и была вынуждена по частям возвращаться домой. Першины после этого с ними расстались, а Латышев и Арзуманов до конца года работали с КАЖДОМУ СВОЕ на танцах в каком-то полуразрушенном Доме культуры на окраине. У них было желание записать свой материал, но осуществить его не удалось.

К началу 1977 года группа развалилась: Кирьянов с Латышевым устроились в Ленинградскую областную филармонию, откуда перешли в Новгородскую; позже Сергей работал в Росконцерте с известным скрипачом Вадимом Воллером (ВИА АЛЫЕ ПАРУСА, струнный квартет им. Римского-Корсакова и т. д.) и в конце концов добрался до Дагестана и Махачкалинской филармонии, где играл в республиканском ВИА ГУНИБ.

Сэр стал участником группы ЧТО ДЕЛАТЬ? Калинин и Стратонович организовали свой арт-роковый КРОНВЕРК, после чего первый подался к МИФАМ, а второй в ЯБЛОКО. Арзуманов работал скорняком. Латышев играл в ресторанах; он умер в середине 90‑х.

В конце концов большинство участников КАЖДОМУ СВОЕ музыку покинули: лишь Володя Михайлов занимается звукорежиссурой в Театре музкомедии. Кирьянов и Калинин ушли в бизнес. Стратонович долгое время трудился в прокуратуре. Черкасов занимался геофизикой в стенах Университета, а Соколов дослужился до заместителя заведующего Санаторно-курортного управления Петербурга.

В начале третьего тысячелетия участники КАЖДОМУ СВОЕ пару раз встречались и даже планировали восстановить и зафиксировать для истории свой материал (тем более что Кирьянов располагал собственной студией), но пока до дела у них так и не дошло.

КАКАДУ

Ярко вспыхнув на питерской рок-сцене конца 80‑х, КАКАДУ имели все шансы добиться популярности и признания не только у завсегдатаев подпольных сэйшенов, но и среди самой широкой публики: они отлично играли, неплохо смотрелись на сцене, сочиняли мелодически свежие, хотя, возможно, чуть легкомысленные песенки с простыми, но не банальными текстами и обладали универсальной отмычкой к сердцам подростков в виде узнаваемого голоса их лидера Сергея Скачкова.

Прежде чем превратиться в КАКАДУ, группа просуществовала четыре года и сменила два других названия, хотя костяк группы все это время оставался неизменным.

Основатель группы, Сергей Скачков (р. 19.04.56 в Ленинграде), в школьные годы освоил фортепьяно. Как и большинство молодых людей его поколения, он с юности увлекался западной музыкой, однако толчком к творчеству стало для него знакомство с группой ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ, которая исполняла только чужой материал – как импортный, так и отечественный, – но делала это на таком профессиональном уровне, что это не могло не впечатлять: они пели на голоса, делали интересные аранжировки и могли превратить банальную вещицу в маленький шедевр.

Скачков при любой возможности ездил с ними (в основном во Всеволожский район, где ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ обычно играло на танцах), иногда даже выходил на сцену, а осенью 1974 года организовал в техникуме морского приборостроения на Чайковского, где он учился после восьмого класса, группу М 2103 (так называлась их учебная группа в ЛТМП).

В ее состав вошли: Сергей Скачков (клавишные, вокал), Владимир Архипов (гитара), Юрий Бахорин (бас), Александр Старшинов (основной вокал) и Алексей Полуэктов (барабаны). На первых порах репертуар М 2103 не поражал особой оригинальностью: они играли номера URIAH HEEP (где особо выгодно звучал голос Скачкова), LED ZEPPELIN и других тяжелых групп. До поры до времени они выступали только в собственном техникуме, понемногу набираясь опыта и уверенности в своих силах.

В 1975 году группа закончила техникум, переехала в ДК «Энергетик» и сменила имя на АПРЕЛЬ, после чего начала выбираться на другие площадки города и пригородов: в 1975–1977 годах АПРЕЛЬ играл на танцах в Токсово, Всеволожске, Левашово, Кузьмолово и т. д., а их выступления в «Энергетике» сразу стали популярны у окрестной молодежи. Тогда же в репертуаре группы появились и первые собственные песни, которые сочинял Саша Старшинов.


КАКАДУ: С. Скачков (крайний справа)

Фото: архив автора


Между тем быстро обнаружилось, что в Питере существует и другой, причем весьма популярный, АПРЕЛЬ, который организовали весной 1975‑го барабанщик Владимир Киселев и гитарист Гриша Шляхтенко. Чтобы избежать путаницы, Скачков и компания решили взять новое название. К тому времени в составе АПРЕЛЯ произошли первые изменения: Бахорин пересел за пульт, уступив бас-гитару Володе Архипову, а Полуэктова в ноябре 1977 года забрали в армию.

Три месяца с АПРЕЛЕМ отработал легендарный барабанщик Виктор Гуков – он только что ушел из БЕЛЫХ СТРЕЛ, а до этого переиграл с половиной Питера, включая ЭДЕЛЬВЕЙС, МИФЫ, РАССВЕТ, ГОЛЬФСТРИМ, САВОЯРЫ и т. д. Ритмические уроки Гукова пошли музыкантам на пользу, но новый состав сложился только к февралю 1978‑го, когда в группу, выбравшую наконец имя КАКАДУ, пришли певец Михаил Кондратьев и гитарист Борис Коргичев.

В марте 1978 года с танцплощадки в парке им. Бабушкина уволилась группа Игоря Голубева (будущий ДЖОНАТАН ЛИВИНГСТОН), и администрация пригласила на ее место КАКАДУ. Гуков от них уже ушел, и место за барабанами занял молодой Александр Кулаков. Три года в Бабкином саду стали для КАКАДУ временем их максимального расцвета и вершиной популярности.

Хотя в мае 1978 года Старшинова забрали в армию (откуда он уже не вернулся в группу), его песни остались в репертуаре КАКАДУ; помимо того, все больше новых песен стал приносить тандем Скачков – Коргичев. Молодежь со всего города съезжалась на «Ломоносовскую», чтобы послушать КАКАДУ, а многие предусмотрительно брали магнитофоны и записывали их песни на память. Тогда же группа начала выступать на сэйшенах, которые устраивали ведущие подпольные менеджеры: Юрий Байдак, Сергей Иванов и т. д. – обычно вместе с другими популярными группами: ЗЕРКАЛОМ, КРОНВЕРКОМ, ЧТО ДЕЛАТЬ? и т. д.

В декабре 1979 года внутренние противоречия привели к тому, что КАКАДУ покинул Борис Коргичев, место которого занял ушедший из филармонических ЗЕМЛЯН блестящий гитарист Игорь Романов (ранее в РОССИЯНАХ, СОЛНЦЕ и том, другом, АПРЕЛЕ). Это еще выше подняло музыкальный потенциал и популярность группы у публики, но, с другой стороны, иной перспективы, кроме как играть на танцах в Бабкином саду или в другом подобном месте, у КАКАДУ не было, и в рядах группы началось брожение.

Дело кончилось тем, что почти ровно через год, в октябре 1980‑го, Романову предложили вернуться в ЗЕМЛЯНЕ. Вместе с ним туда ушел и Скачков, заметно обогативший их вокальную палитру. В конце концов для обоих ЗЕМЛЯНЕ в то время стали постоянной и стабильной работой, явно не хуже многих других.

КАКАДУ, впрочем, не распались. В группу тут же вернулся Боря Коргичев, а за клавишными появился Юрий Мюллер. В тот период в Питере уже начиналась подготовка к открытию Рок-клуба. КАКАДУ поначалу проявили к этой затее живой интерес, однако перед ними стояли несколько иные проблемы, и они, подобно другим рок-звездам 70‑х (АРГОНАВТЫ, ДИЛИЖАНС, ЗЕРКАЛО), так и не нашли себе места в новой реальности.

До июля 1981 года КАКАДУ играли в парке им. Бабушкина и ушли, уступив место группе местных школьников, называвших себя КАНДИДАТ. Той же осенью «Сарай» (как между собой называли эту танцплощадку музыканты) надолго оккупировал СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, а КАКАДУ, съехав оттуда, устроились в «Шайбу», модный ресторан на крыше гостиницы «Ленинград». Уже там в сентябре 1982‑го Кулакова сменил экс-барабанщик МИФОВ Дмитрий Фогель, но от КАКАДУ к этому времени остались одни воспоминания.

Полуэктов после армии играл в ЗЕРКАЛЕ и ЛЕТАЮЩЕЙ КРЕПОСТИ; Старшинов пел в ХРУСТАЛЬНОМ ШАРЕ. Романов отыграл с ЗЕМЛЯНАМИ еще пять лет, но осенью 1985‑го ушел и собрал СОЮЗ, в 90‑х создал инструментальное трио ROMANOFF, а потом играл в группах НЭП и АЛИСА. В 1985–1986 годах в составе ЗЕМЛЯН мелькали Коргичев и Кулаков, но не задержались. Зато Скачков оставался в ЗЕМЛЯНАХ до самого конца, был в их эфемерном продолжении ВОСТОЧНЫЙ ЭКСПРЕСС, потом надолго исчез, а в конце 90‑х возродил группу с молодыми музыкантами, но старым репертуаром. Записи КАКАДУ никогда не публиковались.

КАЛЕНДАРЬ

За свою недолгую, но бурную жизнь питерская арт-рок группа КАЛЕНДАРЬ по меньшей мере трижды распадалась, чтобы собраться снова, выступала на фестивале Рок-клуба и на танцах в области, так и не успела зафиксировать свои песни на пленке, но дала музыкальной сцене города пригоршню крепких профессионалов.

Основатель и автор большей части репертуара группы Кирилл «Кирон» Широков дебютировал на сцене осенью 1978 года студентом Политехнического института: он в то время перешел на второй курс факультета автоматизированных систем управления и познакомился с группой СПОЛОХИ, которая репетировала в одном из общежитий Политеха. С его приходом СПОЛОХИ, до этого игравшие обычный танцевальный репертуар, перешли на собственный материал, следующей весной поделили все призы на очередном фестивале местных групп «Весенние ритмы» с маститым ЛЕСНЫМ ПРОСПЕКТОМ, а всего через год начали разваливаться – по мере того, как диплом и распределение выводили из игры одного участника группы за другим.

Финальная версия СПОЛОХОВ – Кирилл Широков (клавишные, вокал), Аркадий Шмелев (гитара), Дмитрий Семиколенных (бас) и Фуат Самигуллин (барабаны), – которая в то время играла на танцах в студенческом городке, летом 1981 года решила сменить имя, поскольку к первоначальным СПОЛОХАМ не имела почти никакого отношения, и Широков предложил группе название КАЛЕНДАРЬ. Хотя осенью КАЛЕНДАРЬ распался, а его участники разошлись кто куда (Шмелев, в частности, в политеховскую группу ДИКИЙ МЕД), идея КАЛЕНДАРЯ не ушла в прошлое.

Примерно в то же время Широков познакомился с неплохим бас-гитаристом Геной Анастасовым, который работал на заводе и играл в каком-то клубе. С его помощью Кирилл к началу 1982 года собрал новый КАЛЕНДАРЬ в составе: он сам (клавишные), Сергей Донов (гитара), Геннадий Анастасов (бас), Алексей «Просто» Исаков (вокал) и Николай Серебрянников (барабаны). Последний до этого играл вместе с Анастасовым, всех остальных нашли через знакомых и друзей.

Весной 1982 года они несколько раз выступили в Политехе (Кирилл тогда учился на последнем курсе), лето отыграли на танцах в Понтонном, а в начале 1983‑го, когда Широков защищал диплом, рассорились и развалились: Исаков и Серебрянников ушли из группы и пропали из виду, Донов пытался возродить легендарный АПРЕЛЬ в компании с певцом последних Александром Лагутиным, а Анастасов работал на заводе.

Тем не менее в июне 1983 года Широков с Анастасовым начали собирать третий вариант КАЛЕНДАРЯ. К ним вернулся Донов, появился новый барабанщик Игорь Смирнов, а к следующему февралю, когда группа решила вступить в Рок-клуб, ее состав усилили вокалист Сергей Бикинас, второй гитарист Игорь Логинов и еще один клавишник Владимир Астрополец. Предъявив свою программу совету клуба, КАЛЕНДАРЬ не только был принят в его состав, но и получил приглашение участвовать в его II фестивале.

Жребий предоставил КАЛЕНДАРЮ шанс выступить на фестивале днем 19 мая 1984 года – в аккурат между СТРАННЫМИ ИГРАМИ и ДЖУНГЛЯМИ, – но на фоне эксцентричной новой волны первых и брутальной экспрессии вторых они легко потерялись. К тому же следует признать, что тексты КАЛЕНДАРЯ по большей части были нравоучительны, но не особо поэтичны, хотя такие песни, как «Черная тушь», «Набирает скорость век», «Крылья», демонстрировали неплохой баланс между музыкой и художественным словом.

Летом группа снова впала в спячку: не то распалась, не то ушла в отпуск, а сам Широков осенью присоединился к ПРОДОЛЖЕНИЮ СЛЕДУЕТ, которое собрал на обломках ПИКНИКА его основатель Евгений «Жак» Волощук.

В мае 1985 года КАЛЕНДАРЬ собрался почти в том же составе, что и на фестивале (Широков, Анастасов, Донов, Бикинас, Смирнов, плюс новый гитарист Юрий Глотов), чтобы работать на танцплощадке в Первомайском. Помимо того, 21 мая КАЛЕНДАРЬ выступил на сцене Рок-клуба в одной обойме с АКВАРИУМОМ и ПРОДОЛЖЕНИЕМ СЛЕДУЕТ, которое на этот раз аккомпанировало основателю и певцу САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Владимиру Рекшану.

Осенью 1985 года КАЛЕНДАРЬ покинул Игорь Смирнов, а новым барабанщиком стал Сергей Соколов. В октябре Широков принял участие в концерте ПИКНИКА на сцене Дворца Молодежи. До начала 1986‑го КАЛЕНДАРЬ без особых происшествий трудился в Первомайском, а в феврале распался окончательно. Анастасов ушел в ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ, Глотов – в ТЕХПОМОЩЬ, Донов пропал из виду, а Широков и Соколов нашли базу в одном из питерских таксопарков и начали готовиться к переходу в профессионалы – благо, идеологический диктат на профсцене начал понемногу ослабевать.

Процесс этот занял у них полтора года. Параллельно Широков и гитарист Сергей Болотников, приехавший в Питер из Уфы, аккомпанировали Владимиру Рекшану в составе ГОРОДА (что описано в документальной повести музыканта «Кайф»). В ноябре 1986 года группа была-таки принята на работу в Ленконцерт. В мае она – под предложенным дирекцией названием ФАНТАСТИКА – выступила в ДК им. Свердлова в компании с молодыми группами Рок-клуба (НОКАУТ, СЕЙФ, КСК), а в октябре 1987‑го наконец сдала программу. Долгий процесс выбора имени (ПОСТ, ЛИВЕНЬ, НОЧНОЙ ПАТРУЛЬ и т. д.) привел к тому, что они назвались БАЛЕРИНОЙ. Впрочем, этим дело не закончилось: в 1988 году Болотников ушел в МАРАФОН, а оттуда в поддельный САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, и группа сменила название на СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ.

В начале 90‑х Широков уехал в Канаду, где плотно вовлечен в музыкальный бизнес. Обширный послужной список у Анастасова (ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ, ЗАРОК, НОВЫЙ РЕАЛИЗМ, ПАРК ГОРЬКОГО, BEATHOVEN, СЕКРЕТ, РЫБАКОСЯКАМИ и СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, не считая разных эстрадных исполнителей). Логинов в 90‑х играл хард-рок в группе ТРЕТИЙ РИМ. Остальные участники КАЛЕНДАРЯ с музыкой в конце концов расстались. Записи группы не сохранились.

КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ

До массового распространения частных студий, а вернее, даже до появления в 1980 году знаменитого «АнТропа», профессиональная запись была для большинства самодеятельных групп несбыточной мечтой. Именно по этой причине история отечественного рока сегодня – наука отнюдь не точная. Тем не менее даже в 70‑х кое-кому удавалось достоверно зафиксировать на магнитной пленке результаты своего творчества. Пожалуй, первые среди них – питерский певец и гитарист Юрий Морозов и КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ из Пушкина.

Основы этой группы были заложены осенью 1974 года на факультете прикладной математики ЛГУ, куда тем летом поступили Вячеслав Зорин (р. 17.01.57 в Ленинграде) и Сергей Плотников (р. 27.01.57 в Ленинграде). Оба жили в Пушкине и активно интересовались прогрессивной западной музыкой, и прежде всего арт-роком во всех его проявлениях: GENTLE GIANT, KING CRIMSON, DEEP PURPLE, EL&P, YES и т. д. – что и определило стилевой вектор будущей группы.

В первоначальный состав группы, получивший честолюбивое имя GOD’S SONS (именно так, не больше и не меньше), вошли: Вячеслав Зорин, клавишные, гитара, вокал; Сергей Плотников, барабаны, вокал, и Евгений Гамбурцев (р. 14.01.56 в Ленинграде), бас, гитара. Своим соло-гитаристом они хотели видеть звезду пушкинских сэйшенов Павла Азарова (экс-PHANTOMS, ПОСТ), но тот неожиданно оказался в тюрьме и принять участие в группе никак не мог.

Факультет ПМПУ делил учебный корпус близ Смольного с геофаком, за залом № 1 которого находилась каморка, оккупированная местным АКВАРИУМОМ. В то время он пытался записать свой второй альбом «Притчи Графа Диффузора», и Борис Гребенщиков на правах старшего товарища в свободное время пускал GOD’S SONS порепетировать.

Они исполняли песни своих западных кумиров, а также собственные сочинения в том же духе с текстами на английском языке. Выразительных средств им явно недоставало, поэтому через год Гамбурцев сменил бас на гитару, а бас-гитаристом стал однокурсник Зорина и Плотникова Александр Мерчанский. В этот период GOD’S SONS регулярно выступали на вечерах геофака. Помимо того, Плотников несколько раз играл на барабанах с АКВАРИУМОМ, у которого в то время была хроническая проблема с ритм-секцией.

Осенью 1976 года барабанщик и певец Олег Кукин (экс-КОЧЕВНИКИ, БАРОККО) увел Гамбурцева в свой КАТАРСИС, где следом за ним объявился и Азаров, а в GOD’S SONS пришел Игорь Сохань, обладатель отечественного клавишного инструмента «ФАЭМИ» с неповторимым набором тембров и эффектов. Следующей весной их выгнали с геофака, и всю аппаратуру пришлось перевезти домой к Зорину, который в то время жил на Васильевском острове. Правда, ближе к лету им удалось заполучить в свое распоряжение комнату в 8‑м общежитии ЛГУ в Старом Петергофе, где к GOD’S SONS присоединился скрипач и мастер спорта по стрельбе из лука Владимир Филиппов, занявший место покинувшего их Соханя. Именно там GOD’S SONS решили перейти на русский язык, сменили название на КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ и впервые задумались о том, чтобы как-то зафиксировать свои песни на пленке.

За лето 1977 года КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ, используя только два магнитофона «Маяк», методом последовательной перезаписи создали три альбома: «Капитальный Ремонт», «Вперед!» и «Капитальный Ремонт III». Последний из них Зорин и Плотников вообще записывали вдвоем: Филиппову по окончании института пришлось отправиться на военные сборы. В тот же период КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ произвел смелый эксперимент, выступив у себя в общежитии в составе двух человек, для чего они использовали в качестве фонограммы часть записанных на пленку партий из альбомов.

В ноябре 1977 года из армии пришел школьный приятель Плотникова Вадим Новиков (р. 15.03.57 в городе Витшток, ГДР), который за годы службы весьма неплохо освоил бас-гитару и был тут же приглашен в реформируемый РЕМОНТ. Следом за ним в группу была рекрутирована скрипачка Елена Коробова – она училась на том же курсе, что и Зорин с Плотниковым.

Весь следующий год группа готовила полновесную программу, сочиняла новый материал и записывала его на пленку. Из общежития она съехала и вторично обосновалась на факультете. Весной 1979 года КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ (в компании с РЕКВИЕМОМ и другими группами) сыграл в каком-то клубе перед комиссией из ЛДХС, чтобы получить разрешение на публичные выступления, но потерпел неудачу: по воспоминаниям самих музыкантов, они слишком переволновались и не смогли как следует отстроить звук.

Последней сделанной по старому методу песней стал главный хит КАПРЕМОНТА «Кирпичная стена», для пробы записанный на факультете ПМПУ. Вскоре после этого группа перебазировалась в институт Гипрогор, где Зорин и Плотников самостоятельно собрали многоканальный магнитофон, в котором использовали широкую пленку от ЭВМ.

Летом 1979 года Зорин собрался на отдых к своим родственникам в Вологодскую область, в поселок Желябовский, и решил взять с собой всю группу, надеясь подработать там игрой на танцах в местных клубах. С ним поехали Филиппов, Новиков, Плотников и их приятель Михаил «Майк» Науменко (р. 16.04.55 в Ленинграде), гитара, вокал, знавший множество англоязычных песен – от Чака Берри и Леннона до THE ROLLING STONES, – которые и составили их гастрольный репертуар. До этого Майк пару раз играл с СОЮЗОМ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК и иногда выступал как лидер-гитарист АКВАРИУМА. На Вологодчине КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ выступал под названием ВЕЧЕРНИЕ РИТМЫ. Они добрались до Устюжны и даже удостоились заметки в местной газете «Вперед». (Вся их вологодская эпопея с юмором и документальными подробностями изложена в повести Зорина «Разомкнутый круг».)

По возвращении в Питер Майк бросил их и уехал на Домбай, однако осенью они решили снова попробовать сделать что-то вместе. Филиппов в то время с ними почти не играл, Лена осталась единственной скрипачкой, Новиков ушел, и в группу были приняты Армен Оганесян, бас, вокал, и пианист Олег (чья фамилия утрачена). Они играли свой материал, пару песен Оганесяна и даже несколько будущих хитов Майка, в т. ч. «Если ты хочешь» и «Прощай, детка!».

Той же осенью КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ вступил в ЭКЛПМ, своего рода предтечу Рок-клуба, однако вскоре эта организация, так и не сумев наладить контакт с властями, распалась, не принеся своим участникам никаких плодов. После прослушивания группу покинул Майк, а следом были уволены и бас-гитарист с пианистом. К началу 1980 года группа снова стала дуэтом Зорина и Плотникова. Правда, зимой к ним на время вернулся Новиков, а гитаристом стал Игорь Пономарев (тоже из Пушкина), но к весне этот состав распался, а КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ переехал в Пушкин и сосредоточился на студийной работе.

Летом 1980 года Слава Зорин принял участие в записи первого соло-альбома Майка «Сладкая N. и другие». В марте 1981‑го они были приняты в ряды Ленинградского Рок-клуба, хотя как для сугубо студийных музыкантов членство в клубе было для них чистой проформой и не продлилось долго.

На протяжении 80‑х КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ сделал еще три альбома: «Дорога» (1982); «Полнолуние» (1984) – он стал их первой работой, записанной на 38‑й скорости, и включал хит «Белые флаги»; и «Вера наугад» (1988). Кроме того, на их домашней студии записывались МИФЫ, СОЮЗ ЛЮБИТЕЛЕЙ МУЗЫКИ РОК, Андрей Барановский со своими проектами СЫН КУБА, ЦАРСКОЕ СЕЛО и т. д. Надо отметить, что практически все альбомы КАПРЕМОНТА имели художественное оформление (обложки им рисовал Вадим Кутявин, работавший также с СЕКРЕТОМ и челябинцем Вовой Синим) и в эпоху магнитоиздата широко распространялись по стране, но так и не были изданы официально.

К началу 90‑х новости от группы иссякли, а сама она, судя по всему, ушла из активного музыкального процесса. Из участников КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА разных лет в рок-н-ролле по-прежнему остается Вадим Новиков (КОРПУС 2). Оганесян в 90‑х обратился к поп-музыке и играл со своими группами АДВОКАТ и КАПУЧЧИНО. Пономарев в 1984 году организовал арт-рок-группу, позже известную как СТРЕТТО. Науменко в конце 1980 года собрал ЗООПАРК, с которым играл вплоть до своей безвременной смерти в августе 1991‑го.

Юрий КАСПАРЯН

Питерский музыкант Юрий (Георгий) Каспарян добился известности как один из участников классического состава КИНО, однако его солидный послужной список не ограничивается участием в одной из самых популярных групп за всю историю отечественного рока.

Каспарян родился 24 июня 1963 года в Симферополе, где тогда отдыхала его мать, но вырос в Ленинграде. На гитаре он начал играть в школьных группах, а к началу 80‑х вполне сформировался как индивидуально мыслящий музыкант со своей узнаваемой манерой. В начале 80‑х Каспарян в компании своих друзей играл рок-н-роллы и кантри-рок в манере CREEDENCE, а когда в феврале 1983 года бас-гитариста их группы Максима Колосова пригласили в КИНО, следом за ним там появился и Каспарян. Дебют электрического состава состоялся в марте того же года на сцене Рок-клуба, однако пару месяцев спустя сооснователи группы Виктор Цой и Алексей Рыбин разошлись в разные стороны, и КИНО фактически распалось.

Тем не менее уже летом Цой пригласил Каспаряна в реформированную версию КИНО. Юрий играл в группе вплоть до ее трагического финала в августе 1990‑го, с 1984 года регулярно участвовал в концертах (а потом и в записях) ПОПУЛЯРНОЙ МЕХАНИКИ Сергея Курехина, выступал на проходившем в Рок-клубе конкурсе гитаристов и т. д. В 1989 году Каспарян отметился на дебютном альбоме жанрово близкой к КИНО группы ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА «Кто здесь?».


Юрий КАСПАРЯН

Фото: В. Конрадт


В 1987 году он женился на американской певице Джоанне Стингрей, имя которой в значительной степени связано с популяризацией на Западе питерского рока, хотя в начале 90‑х их брак распался.

В начале 90‑х Каспарян изредка сотрудничал с ПОП-МЕХАНИКОЙ, а позднее на несколько лет покинул сцену и занялся изучением эзотерики и философии. Его возвращение в музыку после долгого молчания состоялось в 1996 году, когда музыкант записал инструментальный альбом «Драконовы ключи», изданный под лэйблом «DDT Records», а позже начал тесное сотрудничество с бывшим лидером NAUTILUS POMPILIUS Вячеславом Бутусовым. В 1997‑м Каспарян, Бутусов и их духовный наставник Сергей Де Рокамболь записали совместный альбом под затейливым названием «Незаконнорожденный альхимик доктор Фауст Пернатый Змей».

Летом 1998 года вместе с сооснователем КИНО Алексеем Рыбиным Каспарян принял участие в реставрации легендарной группы. Они выступили в Петербурге и – с неожиданно шумным успехом – совершили ряд вояжей по стране, что послужило основой для планов воссоздания КИНО на постоянной основе. В прессе сообщалось, что она готова записать ряд неизвестных (или не зафиксированных в свое время на пленке) песен КИНО, а также работать над новым материалом, однако эти планы – по тем или иным причинам – не были реализованы.

В 1999–2001 годах Каспарян собирал материал для своего второго соло-альбома. В октябре 2001‑го он – вместе со Славой Бутусовым – собрал группу Ю-ПИТЕР, которая много гастролирует и работает в студии, а с 2005‑го в ее репертуаре появилось целое отделение песен КИНО.


• Дискография:

Драконовы ключи (1996)


Сергей ДЕ РОКАМБОЛЬ, Георгий КАСПАРЯН, Вячеслав БУТУСОВ:

Незаконнорожденный альхимик доктор Фауст Пернатый Змей (1997)

КАТАРСИС

Группа КАТАРСИС, как и ее логическое продолжение, ПУТЕШЕСТВИЕ (под этим названием она была известна в свой филармонический период), принадлежала к поколению, период активности которого пришелся на смутное время второй половины 70‑х: между фирмой и собственной музыкой, классическим роком и новой волной, полулегальной игрой на танцплощадках и официальной работой в провинциальных филармониях.

КАТАРСИС создал в сентябре 1976 года барабанщик и певец Олег Кукин, который к тому времени имел обширный послужной список в рок-н-ролле. Он дебютировал летом 1967‑го в рядах КОЧЕВНИКОВ и несколько лет был одной из ключевых фигур в их составе, сочиняя песни, устраивая концерты или гастроли и рекрутируя нужных музыкантов. Пару раз он уходил и возвращался, успел отметиться в САВОЯРАХ, летом 1973‑го вместе с бывшими участниками ПЧЕЛ организовал ИДЕЮ, а в октябре 1975‑го ушел из нее в группу БАРОККО, которую собрал его бывший коллега по КОЧЕВНИКАМ Николай Гречушников.

Впрочем, всего год спустя не любивший сидеть на месте Кукин расстался с БАРОККО и решил собрать собственный бэнд. Он обосновался в клубе «Юность» в Купчино (где до него репетировали LOOK AT YOURSELF) и начал подыскивать подходящих музыкантов.

В состав группы, получившей имя КАТАРСИС (на выбор названия, несомненно, повлиял вышедший в том же году и очень популярный у питерских меломанов джаз-роковый альбом поляка Чеслава Немена «Katharsis»), вошли: сам Кукин (вокал), экс-гитарист LOOK AT YOURSELF и группы Володи Гладцына Сергей Захватов, бас-гитарист Евгений Гамбурцев (ранее в пушкинском КАПИТАЛЬНОМ РЕМОНТЕ), а также не имевшие особых послужных списков клавишник Александр Видякин и барабанщик Юрий Назаров.

Этим составом КАТАРСИС подготовил программу как из кавер-версий западного харда и джаз-рока, так и из песен самого Кукина и устроился на работу в сестрорецкий ДК, по стечению обстоятельств приняв вахту от ИДЕИ. Правда, в ноябре Назарова забрали в армию, и его заменил барабанщик БАРОККО Евгений Павлов.

После нескольких выступлений Захватов ушел, и на его место – по совету Гамбурцева – был приглашен знаменитый пушкинский гитарист Павел Азаров (экс-PHANTOMS, ПОСТ). Вместе с ним появился бас-гитарист Виктор Глазков (они познакомились, отбывая сроки в Яблоновке). Гамбурцев оставил бас и целиком переключился на вокал. Павлов отыграл с ними до Нового года, но после этого вернулся в БАРОККО, и в январе 1977 года за барабаны – по старой памяти – сел сам Кукин.

В марте-апреле КАТАРСИС участвовал в прошедшем под эгидой ЛДХС фестивале самодеятельных групп «Весенний ключ» в ДК «Невский» (кроме них там играли АРГОНАВТЫ, ОРНАМЕНТ, БАРОККО и др.), но никаких дивидендов не получил. При этом группа по-прежнему играла на танцах в Сестрорецке. Летом Кукин вернулся-таки к микрофонной стойке, а за барабанами объявился еще один ветеран питерского рок-н-ролла, Валерий Морозов (экс-КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ, РЕМОНТ, ЧТО ДЕЛАТЬ?). Он барабанил, пел и сочинял своеобразные песни.

Тогда же группа начала репетировать рок-оперу «Маленький принц» (музыка Видякина и Азарова, либретто Кукина) и, подготовив ее, устроила премьеру у себя в Сестрорецке, для чего даже нелегально отпечатала на ротаторе пригласительные билеты! У Глазкова начались проблемы с алкоголем, и его перевели за пульт, Гамбурцев пел и играл на гитаре, а бас получил Александр Трушицын, обладатель сильного голоса а ля Дэвид Кавердэйл. На этом этапе КАТАРСИС полностью отказался от фирмы и играл исключительно песни Азарова и Кукина.

Так продолжалось до июня 1978 года, когда Кукин решил пристроить КАТАРСИС в Чечено-Ингушскую филармонию в Грозном, но мнения музыкантов разделились. В итоге Видякин и Морозов, не хотевшие уезжать из Питера, ушли в группу Александра Соколова (экс-МАНИЯ), Трушицын тоже откололся, а оставшиеся трое, взяв новое название ПУТЕШЕСТВИЕ (имя КАТАРСИС для филармонии явно не подходило), укатили на Северный Кавказ, где их барабанщиком стал еще один пушкинский музыкант Сергей Можутов. Кроме него состав ПУТЕШЕСТВИЯ пополнил Вадим Бурков, который играл на 12‑струнной гитаре и пел западные хиты, в т. ч. «Child in Time» (фальцетом). Глазков пропал из виду, а позже опять оказался за решеткой.

Собственно, биография КАТАРСИСА на этом заканчивается, хотя ПУТЕШЕСТВИЕ просуществовало еще года четыре. В филармонии они, как и все прочие, не давали сольных концертов во Дворцах спорта, а играли в сборных солянках, аккомпанировали эстрадной певице Нине Невской, работали с Ленинградским цирком (по отделению) и занимались банальным «чесом». Осенью в их ряды влился уроженец Грозного и выпускник музыкального училища в Астрахани, талантливый пианист и певец Сергей Манукян, который привнес в репертуар группы босса-нову, пьесы Чика Кориа и CHICAGO, а также свои композиции («Мираж»).

После гастролей по Поволжью в компании с ПЕСНЯРАМИ группа перебралась из Грозного в Чебоксары, в начале 1979 года со скандалом уволилась оттуда, чтобы выступать от Рязанской филармонии, после чего распалась. Кукин и Можутов уехали в Питер, Манукян вернулся домой, некоторое время жил в Сочи, а еще позже переселился в Прибалтику и добился признания на джазовой сцене. Следующие полгода Азаров, Гамбурцев и питерский барабанщик Виктор Гуков (экс-РАССВЕТ, КАКАДУ и др.) работали во Владимирской филармонии, но дела группы – в отсутствие административной хватки Кукина – шли неважно.

К счастью для ПУТЕШЕСТВИЯ, Кукина сумел заменить барабанщик и устроитель сэйшенов Олег «Алик» Калинин (младший брат барабанщика АРГОНАВТОВ Володи и бывший участник Q 69, ХАМЕЛЕОНЧИКА ЗА и др.). С его подачи в группу пришел способный гитарист и певец Виктор «Цеппелин» Жариков; в известных группах он не играл, зато регулярно участвовал в битловских праздниках Коли Васина, исполняя хиты THE BEATLES, THE ROLLING STONES и – как можно понять по его прозвищу – LED ZEPPELIN.

В конце августа 1981 года ПУТЕШЕСТВИЕ перешло в Карагандинскую филармонию, где их приютил одессит Яков Садковский. Он пристроил группу в программу «С песней по жизни», с которой она пару месяцев колесила по Средней Азии. В полуторачасовой программе ПУТЕШЕСТВИЕ аккомпанировало жене Садковского Галине Неваро, а также имело свое 40‑минутное отделение, в котором звучал как импортный джаз-рок (вроде «Chameleon» Херби Хэнкока), так и свои песни (например, «Иду по дороге» Азарова).

Правда, вскоре у ПУТЕШЕСТВИЯ возникли трения с худсоветом филармонии (не желавшим утверждать песни несоветских композиторов). В октябре 1981 года они вернулись домой, сдали программу в ЛДХС, исполняя инструментальные пьесы, песни Юрия Антонова и популярной МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, после чего нашла новое место работы в Красном Селе.

Уже там состав группы усилил бывший клавишник ОРНАМЕНТА Сергей Апраксин, который обладал впечатляющим арсеналом фирменных инструментов («Farfisa», «Yamacha», электропиано «Wurlitzer»). ПУТЕШЕСТВИЕ играло в Красном Селе до осени 1982‑го. Как-то раз к ним заезжал только что избранный президентом Рок-клуба Николай Михайлов и, впечатленный, предлагал вступить в клуб, но карьера ПУТЕШЕСТВИЯ уже была на излете – в октябре 1982 года они расстались.

Калинин стал участником МИФОВ, а потом играл еще во многих группах. Гамбурцева и Азарова пригласили в пушкинскую арт-рок-группу СТРЕТТО. Апраксин работал в ресторанах. Жариков позднее умер. Что касается участников КАТАРСИСА, то Назаров играл в ЛЕСНОМ ПРОСПЕКТЕ; Видякин в МИФАХ, ВАРИАНТЕ и др.; долго оставался в музыке Валера Морозов (РОССИЯНЕ, КСК, АВТО У, ЛУНА). Можутова филармоническая жизнь занесла в Рязань, где он женился и остался жить. Песни группы так и не были записаны.

КАТЮША

В музыке питерской группы КАТЮША непринужденно смешались мотивы арт-рока и неоромантики, латино и блюз, поп и хард-рок, ее мелодии выразительны, лаконичны и изысканны, а тексты исследуют бесконечные глубины авторского сознания, подсознания и памяти. К песням КАТЮШИ с их сменами настроения и калейдоскопической чередой образов очень подходит музыкальный термин «каприччо».

Она возникла в декабре 1999 года из пепла существовавшей на протяжении большей части 90‑х поп-рок-группы ВД. Как и КАТЮШУ, ее организовал в конце 1991 года певец, гитарист и автор песен Михаил Шевченко (р. 18.10.76 в Ленинграде), в то время девятиклассник одной из питерских школ. ВД активно выступали, участвовали в разнообразных конкурсах и фестивалях, но в 1997‑м, не сумев записать отвечавший их представлениям альбом, распались, а Шевченко весь следующий год тщетно искал музыкантов для своей новой группы.

Как-то раз Михаилу позвонил лидер-гитарист Роман Алексеев, который играл в финальном составе ВД, а потом в блюз-бэнде PLANTATION, и они решили снова поработать вместе. «С самого начала речь не шла о группе, – вспоминал Шевченко. – Мы хотели записать на хорошей студии пару песен и посмотреть, что из этого выйдет».

После довольно долгих поисков в группу пригласили бас-гитариста Дмитрия Кунина, который за пару лет до этого перебрался в Питер из Севастополя с группой КАБРИОЛЕТ ЛЕСНИЧЕГО – в 1996 году она блеснула на фестивале «Театра DDT» и записала отличный дебютный альбом, однако год спустя распалась. Когда в конце декабря состав КАТЮШИ дополнил экс-барабанщик ПИЛОТА и MILITARY JANE Виктор Кузьмичев, группа приступила к подготовке программы.

16 марта 2000 года на студии DDT с помощью звукорежиссера Игоря Сорокина (он тоже играл в КАБРИОЛЕТЕ ЛЕСНИЧЕГО) они полулегально записали три песни: «Муха», «Улетаю я» и «Тишина». Рецензент журнала «Fuzz» выставил записи аж четыре звездочки, а одна из песен с ходу попала в очередной «Fuzzbox».

К июню концертная программа была готова, но тут барабанщик пропал на все лето, выступления пришлось отменять, и только в сентябре КАТЮША вернулась к репетициям. Место Кузьмичева занял ветеран джаза, блюза, рока и попса Николай Першин, игравший всюду – от THE MEANTRAITORS до НЭП – и со всеми – от Виктора Резникова до Вадима Курылева. И тут же, как по заказу, КАТЮШУ пустила на свою репетиционную площадку дружественная группа АНТИ.

Свой первый концерт они сыграли 27 октября 2000 года в клубе «City», а вслед за этим начали осваивать другие площадки города: «Факультет», «Молоко», «Полигон» и т. д. 16 декабря КАТЮША записала еще два номера, «Вальс-сок» и «Матросы», в том же декабре в порядке ответного жеста вежливости помогла АНТИ отпраздновать в клубе «Полигон» их третий день рождения, а в январе 2001‑го в компании с ними же посетила Сосновый Бор. Вскоре у группы появился директор и свой сайт в Интернете.

В начале 2001 года КАТЮША (вместе с ВРАГАМИ, ТОРБОЙ-НА-КРУЧЕ и др.) выступила на прослушиваниях шведской компании «Polarvox» в «Голливудских ночах» и даже пробилась в финал конкурса. Першин отыграл с ними до конца апреля, после чего ушел к Курылеву, а потом вообще покинул рок-н-ролл. Его место занял Алексей Мещеряков, еще один сосед по репетиционной базе из группы АНДРОИД.

Весной и летом они играли на полуфинале и гала-концерте первого фестиваля «Окна Открой!», обратив на себя внимание самой широкой аудитории и собрав букет восторженных откликов. Осенью АНТИ, КАТЮШУ и АНДРОИД попросили с их репетиционной площадки, по причине чего в работе всех трех групп наступил незапланированный перерыв.

В феврале-марте 2002 года звукорежиссер студии «Добролет» Константин Никулин записал дебютный альбом КАТЮШИ «Чужое счастье». Четверке музыкантов в этом помогли трубач DDT Иван Васильев и клавишница ТАНКОВ Лиза Андреева, которая после этого на время присоединилась к группе. В мае КАТЮША опять участвовала в «Окнах», но дошла только до полуфинала. Летом они играли на фестивале «Пушкин Drive», а в декабре на «Рок-наводнении» в «Порту».

К этому времени в дискографии группы появились первые диски: в сентябре «Manchester Files» оперативно напечатал тираж «Чужого счастья», а в декабре переиздал его в своей серии «Manchester Exclusive» коллекционным тиражом с автографами музыкантов. Альбом был презентован в клубе «Red».

Группа продолжала интенсивно концертировать по клубам и сочинять новый материал, однако возможности записать и издать его ей не представлялось. Летом 2003 года КАТЮША сделала демо-запись двух песен, которые заинтересовали музыкантов группы ДВА САМОЛЕТА. В то время они только что открыли свою студию «2S Records» и искали для нее потенциальных клиентов.

24 октября 2003 года звукорежиссеры Алексей Тополов (экс-БИТТЕ ДРИТТЕ) и Игорь Корюков приступили к записи второго альбома КАТЮШИ «Понарошку». В конце следующего января сингл с тремя песнями из него был представлен группой на концерте в «Молоке»; позднее в том же году силами САМОЛЕТОВ был издан и сам альбом. В его записи участвовали Лиза Андреева, тромбонист Василий «Васо» Савин (ЛЕНИНГРАД, BILLY’S BAND) и другие гости. Помимо одиннадцати новых песен группы в альбом вошла и «Gangsterito», шуточная кавер-версия песенки гангстеров из мультфильма «Приключения капитана Врунгеля».

Все эти годы ритм-секция КАТЮШИ регулярно играла «на стороне»: Мещеряков после распада АНДРОИДА помогал БАОБАБАМ и – вместе с Куниным – состоял в группе МОРЕ И КОРАБЛИ; помимо того, летом 2001‑го Кунин сотрудничал с АНТИ. Однако в конце 2004 года, после пяти лет интенсивной работы и двух альбомов, в группе разразился кризис: ее покинул Рома Алексеев. Почти одновременно Мещерякова пригласили в СПЛИН, где он заменил Сергея Наветного, а Кунин в начале следующего года стал участником PEP-SEE, а чуть позже – ПОЛЮСОВ. Одно из последних выступлений этого состава состоялось в начале декабря на телеканале «СТО».

В марте 2005 года Шевченко начал набирать новый состав КАТЮШИ, в котором к середине года собрались бывшие участники групп ПРОРВА и БАОБАБЫ Дмитрий «Гриня» Гриднев (гитара), Николай «Колючий» Ерыкалов (бас) и барабанщик ВРАГОВ Сергей «Егазеба» Кивин. Помимо того, время от времени Шевченко с одной гитарой представлял свои песни в клубах «Молоко», «Fish Fabrique» и т. д.


• Дискография:

Чужое счастье (2002); Понарошку (2004)

КАФЕ

Старт КАФЕ был стремительным и ярким (хотя ему предшествовала долгая подготовка): первая же записанная группой песня стала едва ли не главным хитом года, за ней последовали гастроли по стране, телевизионные эфиры, пристальное внимание массмедиа, два вышедших с интервалом всего четыре месяца альбома, полные интересного материала… Увы, неудачное стечение обстоятельств, чехарда с менеджментом, не вовремя заключенный контракт и человеческий фактор так и не позволили группе закрепить успех.

КАФЕ родилось внутри первой питерской кантри-группы FINESTREET, которая начала свое существование весной 1989 года и к середине 90‑х добилась в своем жанре статуса безусловных звезд, но при этом исчерпала резервы развития, оказавшись перед выбором: эмигрировать в Европу или до конца своих дней играть по ресторанам.

В 1995 году радиостанция «Европа Плюс» объявила, что планирует издать сборник, на котором питерские кавер-бэнды исполнят собственные песни на русском. FINESTREET предложили в альбом номер своего гитариста Алексея Смирнова «Дальняя дорога», изначально сочиненный для группы КУКУРУЗА. По каким-то причинам КУКУРУЗЕ он не подошел, и FINESTREET рискнули записать песню сами. На барабанах сыграл Петр Трощенков (экс-АКВАРИУМ), который в то время состоял в FINESTREET.

Так выяснилось, что у Смирнова имеется ворох песен, написанных в русле классических традиций: рок-н-роллы, блюзы, баллады. При этом их отличал несомненный мелодизм и гармоническая ясность потенциальных хитов. Лидер FINESTREET Сергей Стародубцев предложил Смирнову записать альбом, хотя у них на тот момент даже не было группы: остальные музыканты приглашались только на платные выступления.

Стартовым капиталом послужила отданная за долги старенькая «Volvo»: они продали ее за десять тысяч долларов и на студии областного радио «Гардарика» во Всеволожске записали первые десять песен. Стародубцев сыграл на мандолине и гитаре, Смирнов записал часть гитар, бас и вокал, за барабаны был приглашен Арсен Израилов (экс-ПОРУЧИК РЖЕВСКИЙ, НАТЕ! БУРАТИНО-БЭНД), а скрипичные партии исполнил Сергей Мосолов (КУКУРУЗА). Он же ощутимо помог безымянной группе со звуком, став фактически сопродюсером записи.

После этого их пригласили на фестиваль «Инкубатор», который проходил в несколько этапов (один из них состоялся в клубе «Перевал») под патронажем 22‑го телеканала. На каждом этапе группа исполняла новые песни. Тогда же она наконец нашла себе имя КАФЕ. В финале конкурса, который состоялся весной 1996‑го, КАФЕ обошло С.Т.Д.К. (исполнявших там «Вот лето пролетело») с песней «Давай забудем все, что было».

За победу в «Инкубаторе» КАФЕ получило право записаться на студии и снять клип, который обещал крутить местный канал NBN. За восемь часов группа записала и свела свой первый хит «Товарищ сержант», который попал на радио и вскоре зажил собственной жизнью. На этом этапе группе помогали Анна Кузьмина (бас) и Андрей Бриженюк (барабаны). Той же весной оба расстались с КАФЕ (Кузьмина позднее играла в АРХИВАРИУСЕ и ПИРОТЕХНИКЕ, а Бриженюк в УЛЫБНИСЬ и KAKTUZZ), а новую ритм-секцию группы составили Андрей Косогоров (MANCHESTER), бас, и уже знакомый им Израилов, барабаны.

В 1996 году КАФЕ выступило живьем на студии «Добролет», после чего его судьбой заинтересовался работавший там экс-директор АКВАРИУМА Михаил Гольд. С его подачи внимание на потенциальных хитмэйкеров обратила московская компания «Союз». Она финансировала запись альбома на том же «Добролете» и взялась за его продвижение. «Товарищ сержант» звучал на волнах каждой русскоязычной станции в стране, спрос на группу рос как на дрожжах, и она начала гастролировать. Предваряя альбом, «Союз» издал сингл с «Сержантом» и «Дальней дорогой».

И тут история повторилась. Как FINESTREET, чтобы двигаться дальше, надо было перебираться в Европу, так и КАФЕ ждали в Москве, однако музыканты не спешили паковать чемоданы, а в августе 1998‑го в России грянул кризис, и музыкальный бизнес пережил коллапс. Косогоров ушел к НАСТЕ, а позже играл с WINE и различными кавер-бэндами. Его место занял старый приятель всех музыкантов КАФЕ Дмитрий «Дуче» Бациев (р. 15.06.65 в Ленинграде), ак. бас, вокал. В разное время он играл в группах UNDERGROUND, НАТЕ! БУРАТИНО, HOODOO VOODOO и др.

Лишь с приходом 1999 года жизнь начала возвращаться в свою колею. В марте состоялась премьера второго клипа КАФЕ «Фенька (порвалась)». Тогда же Гольд добился для группы нового контракта с «Квадро-Диском», который в августе выпустил альбом «Музыка крыш» на кассетах и компакт-дисках. Его презентация прошла в клубе «Сайгон». Альбому предшествовал выход кассетного сингла. Между тем КАФЕ рвалось в бой и к тому времени уже записало второй альбом. Он тоже вышел под лэйблом «Квадро-Диска», назывался «+12» (по одной из новых песен группы; кроме того, именно столько номеров он добавил в репертуар КАФЕ) и был презентован в декабре в «Лондон-клубе».

К сожалению, момент был упущен: в эфире появились новые хиты, к тому же морально не готовый к интенсивной работе Леша Смирнов пропускал концерты или выступал на них не лучшим образом, что пагубно отражалось на климате в группе. Гольд расстался с ними и уехал в Москву, а делами КАФЕ какое-то время занимался экс-клавишник БУРАТИНО Игорь Александр.

Стародубцев с марта 1999 года параллельно играл в акустическом блюз-бэнде BIG BLUES REVIVAL, а в апреле следующего года стал сооснователем еще одной своеобразной блюзовой группы O.S.A., которая дебютировала в июне 2000 года на фестивале «Анимализм» в клубе «Зоопарк». В обеих в разное время принимал участие и Бациев. Израилов зарабатывал на жизнь в цыганской поп-группе КАБРИОЛЕТ.

В течение 2000 года КАФЕ выступало на дне рождения СПОКОЙНЫХ НОЧЕЙ в Театре эстрады (май), на открытии нового клуба «Пятый элемент» (сентябрь), на шестидесятилетии Джона Леннона в клубе «Марабу» (октябрь) и т. д. Помимо того, в сезоне 2000/01 годов группа регулярно выступала на сцене «Зоопарка», где в их репертуаре мало-помалу начали появляться песни Бациева: в том же рок-н-ролльном ключе, но с более заметным привкусом фолка.

Летом 2001 года группа приступила к записи своего третьего альбома с рабочим названием «Ну и пусть»: он включал песни не только Смирнова, но и Дуче. Участие в записи принимало несколько гостей, в т. ч. Сергей Чиграков (ЧИЖ&Co). Работа была завершена в августе, но сразу после этого КАФЕ покинул его основатель Сергей Стародубцев, утомленный постоянными конфликтами со Смирновым. Уже без него КАФЕ играло на пятилетии студии «Добролет» в ДК им. Ленсовета в ноябре 2001‑го. На вакантное место в группу был приглашен гитарист Евгений Лазаренко (РАДИО, МУЛЬТFИЛЬМЫ), но проект не закончился ничем конкретным. К началу 2002 года КАФЕ фактически распалось.

Однако продолжение все же последовало. В апреле 2002 года Израилов и автор этих строк заседали в жюри районного конкурса «Виват, Санкт-Петербург!» в клубе «Малая Охта», где их внимание привлекла вокалистка группы ДЕВИАЦИЯ Инна Пеледова, исполнявшая свои не лишенные шарма песни. Вскоре у Арсена появилась идея реализовать материал Инны с помощью коллег по КАФЕ.

9 июня 2002 года на презентации «Рыжего альбома» ВЫХОДА в клубе «Орландина» дебютировал новый состав, заявленный как ИННА&КАФЕ (сокращенно ИНКА): Пеледова, Стародубцев, Бациев, Израилов и лидер-гитарист Сергей «Бай» Рудзинский, известный по работе с группами САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, БУРАТИНО, АМОК, JACK DANIELS и WOLF BAND, а также записавший альбом своей гитарной музыки в США.

На дне рождения Леннона 9 октября 2002 года КАФЕ выступило в составе: Смирнов, Бациев и барабанщик Евгений Бобров (СПОКОЙНОЙ НОЧИ), но продолжения эта версия не имела, а Смирнов вскоре возродил FINESTREET с молодыми музыкантами.

Что же касается проекта ИНКА, то на протяжении следующего года он много выступал в Питере, принял участие в фестивале «Наводнение» и одноименном сборнике, а также записал несколько песен на «Добролете». В конце 2002‑го Бациев занялся своей группой НЕОФОЛК, и новым бас-гитаристом ИНКИ стал Борис Мажоров. Когда-то он играл в FINESTREET, а во второй половине 90‑х стал заметной фигурой в мире джаза и выступал с группами FLIP FANTASIA, SOFT EMOTIONS и DOO BOP SOUND. Кроме того, в команду влился клавишник и звукорежиссер Евгений Дороган (ЛЕНА ТЭ). Однако к концу 2003 года эта версия КАФЕ тоже сошла на нет.

В 2004‑м КАФЕ сделало попытку воссоединиться, для чего в состав группы был приглашен московский вокалист Эдуард Степин, хорошо знавший их репертуар и обладавший неплохим голосом, но все ограничилось пригоршней концертов, а летом 2005‑го Степин неожиданно умер.

После короткого перерыва Стародубцев вернулся в музыку с группой бывшего вокалиста FINESTREET Дмитрия «Микса» Новожилова MIX BAND, а в конце 2004 года собрал RIFLE SHOT. Они исполняют англоязычный репертуар, хотя планируют вернуть к жизни и некоторые песни КАФЕ. Бриженюк переехал в Москву, где занялся бизнесом. Дуче выступает с НЕОФОЛКОМ. Гольд остается верен своей профессии и двигает вперед карьеру Светланы Сургановой и группы ЛЮМЕН.


• Дискография:

Музыка крыш (1997); +12 (1999); Ну и пусть (2001)

КАЧЕЛИ

КАЧЕЛИ на все сто отвечает статусу культовой группы: ее участники играют вместе больше десяти лет, поддерживая свое единство, несмотря на то что каждый из них при этом сотрудничает с другими исполнителями и к самим КАЧЕЛЯМ время от времени присоединяются новые знакомые; все эти годы они сохраняли свой узнаваемый стиль, бескомпромиссность и радикализм, в силу которого сегодня КАЧЕЛИ известны, увы, гораздо меньше, чем заслуживают. Достаточно сказать, что без их сардонического чувства юмора, презрения к любым табу шоу-бизнеса и сарказма едва ли могла появиться на свет такая группа, как ЛЕНИНГРАД.

КАЧЕЛИ дебютировали 4 марта 1995 года в клубе «Wild Side», хотя двумя годами раньше Алексей Лысенко (гитара, вокал), Виктор Турков (бас, вокал) и Игорь Розанов (барабаны, перкуссия) начали выступать вместе в клубах «TaMtAm», «Indie», «Осоавиахим» и т. д. под вывеской КАРУСЕЛЬ, а еще раньше будущих участников группы можно было слышать в рядах ЗАШИБИСЬ, ДЫХАНИЯ и БРАТЬЕВ ЧЕРЕПАНОВЫХ. Состав КАЧЕЛЕЙ дополнил вокалист Владислав Фролов, впрочем продержавшийся не слишком долго.

В мае того же года группа записала свой первый сингл «Поедем на лодочке», а месяц спустя сняла первый клип на песню «Стану самолетом». На июньском фестивале в Выборге они делили сцену с матерой московской МАШИНОЙ ВРЕМЕНИ и питерскими дебютантами КС, а с осени начали активно выступать во всех клубах, отдавая предпочтение «Десятке» на Обводном канале, где они стали одними из главных завсегдатаев (наряду с УЛИЦАМИ, ЧУФЕЛЛОЙ МАРЗУФЕЛЛОЙ, ПЕТЛЕЙ НЕСТЕРОВА, ТОКИО и т. д.).

Особо тесные отношения у КАЧЕЛЕЙ сложились с ТОКИО: с ними периодически играли их гитарист Александр Кудряшов и барабанщик Дмитрий Давыдов, а Виктор Турков, в свою очередь, играл в ТОКИО на басу. Кроме того, иногда с КАЧЕЛЯМИ сотрудничали гитарист Дмитрий «Ворон» Буйлов (СНЫ, КАЛИГАРИ, ДЖЕМ), певица Женя Кукушкина, барабанщик Петр Кетлинский, перкуссионисты Михаил Николаев (ПРЕПИНАКИ) и Сергей «Мачо» Радовский (ОЛЕ ЛУКОЙЕ), в то время как Лысенко и Розанов ассистировали группе МЫШИ, а Розанов с 1997‑го постоянно играет в группе PEP-SEE.

Зимой 1996 года КАЧЕЛИ записали пять песен, две из которых («Юноша» и «Стану самолетом») через два года были включены бонус-треком в первый студийный альбом группы «Музыка для селедки».

Все это время группа исполняла преимущественно собственные песни, стиль которых можно с определенной долей условности определить как мелодичный хардкор: это короткие энергичные номера, опирающиеся на эффектные риффы и запоминающиеся мелодические фразы (хотя они используют и минималистские гитарные рисунки, элементы панка, рэггей и многое другое), а в их текстах ироничное бытописательство мирно соседствует с неожиданными лирическими зарисовками, темы песен почерпнуты из жизни, а их изложение лишено всякой политкорректности и эвфемизмов, представляя собой своего рода неореализм от рок-н-ролла.

С закрытием в 1996–1997 годах большей части тогдашних клубов («TaMtAm», «Wild Side», «10», «Перевал», «Арт-Клиника») для КАЧЕЛЕЙ настали более сложные времена: на некоторое время единственными залами, где они могли играть, остались «Грибоедов» да «Молоко», поэтому группа активизировала занятия звукозаписью.

Летом 1997 года КАЧЕЛИ выступили на большом фестивале «Невский десант» у стен Петропавловской крепости. В том же году они выпустили концертный альбом «Хуанушкины яйца», а еще через год на свет наконец появился полноценный альбом «Баба-качели: музыка для селедки», записанный на студии «Calypso». Участие в записи принимали Михаил Николаев, Александр Кудряшов, Сергей Радовский и Женя Кукушкина, а Розанов добавил в музыку модной электроники как DJ Скаф (в ПРЕПИНАКАХ он был известен под фамилией Скафандров). Кроме собственных песен КАЧЕЛИ записали кавер «Корабельного пса» ЗВУКОВ МУ – ее автора Петра Мамонова музыканты нередко указывали в качестве одного из главных источников своего вдохновения. В 2000 году альбом был издан под лэйблом «Zvezda Records».

Продолжая играть везде, где интересно, в 1999–2000 годах Лысенко сотрудничал с МУЛЬТFИЛЬМАМИ, СОЛНЕЧНЫМ УДАРОМ и группой euroНОМ, а также принимал участие в мультимедийном проекте 20.12 (который выступал на фестивале «Свободный полет»).

В том же 2000 году на студии «Нева» КАЧЕЛИ начали работу над своим третьим альбомом «Все по моде». Он включал как уже известные по концертам песни группы, так и совсем новый материал, а также очередной кавер ЗВУКОВ МУ – на этот раз была выбрана знаменитая «Муха – источник заразы». По оценке самих музыкантов, альбом получился «острым и наглым, свежим и горячим».

В ноябре 2001 года КАЧЕЛИ издали альбом на собственные средства и отправились с ним на гастроли в Германию, дав серию концертов в Берлине, Дортмунде и Мюнстере. Позднее группа посещала Германию еще несколько раз.

Весной 2003‑го лидер находившегося на пике популярности ЛЕНИНГРАДА (а в свое время завсегдатай «Десятки» и «Грибоедова») Сергей Шнуров решил открыть собственный лэйбл «ШнурОК» и продюсировать записи стилистически близких ему музыкантов, включая КАЧЕЛИ. Процесс по разным причинам затянулся на год, но в следующем мае в клубе «Rossi’s» был презентован новый альбом КАЧЕЛЕЙ «Не учи отца…»

К этому времени состав группы снова разросся: в феврале 2003‑го к КАЧЕЛЯМ присоединились гитарист Виктор Бастраков и барабанщик Илья Леваков (с середины 2001‑го они вместе играли в КУКРЫНИКСАХ, а также записывались со студийным проектом ОГНЕННАЯ МУХА). В новой форме КАЧЕЛИ сыграли на своей презентации и на десятилетии группы S.P.O.R.T. в клубе «Red», после чего Бастраков сменил Андрея Васильева в группе ШИВА, однако по мере сил и возможностей продолжал играть и с КАЧЕЛЯМИ. В ноябре 2005 года он стал новым гитаристом группы ПИЛОТ.

КАЧЕЛИ продолжают играть в Питере и Москве, сочиняют новые песни, хотя с тех пор записать их группе не удавалось.


• Дискография:

Поедем на лодочке (EP, 1995); Хуанушкины яйца (1997); Баба-качели: музыка для селедки (1998); Все по моде (2001); Не учи отца… (2003)

Павел КАШИН

Не гонясь за модой и не пытаясь понравиться всем, чураясь как эстрадного конформизма, так и рок-н-ролльного радикализма, не примыкая ни к каким партиям и кампаниям «за» или «против», не стремясь ни на стадионы, ни в подвалы, ни к чему не призывая и не поучая, питерский музыкант, певец и автор песен Павел Кашин прошел по тонкой грани между жанрами, стилями и направлениями, создав собственный музыкальный язык – простой и в то же время неповторимый. Возможно, один только Кашин и может претендовать на то, чтобы называть свои песни настоящим русским шансоном.

Павел Кашин родился 4 марта 1967 года в Кустанае (Казахстан). В 1986‑м он окончил по классу баяна музыкальное училище в райцентре Рудный, потом попал в армию, где по необходимости освоил саксофон, а, отслужив, весной 1989‑го оказался в Питере, где играл в подземных переходах или на пляжах Петропавловской крепости, ночуя у случайных знакомых. В один прекрасный день он забрел в Рок-клуб и ответил на объявление неизвестной ему группы ТРИКСТЕР, которая после того, как Паша прослушался и был принят, сменила имя на ДУХИ.

Собрал ДУХОВ поэт, музыкант и художник Михаил Башаков, материал которого составлял сто процентов репертуара группы – его своеобразный мелодический почерк и романтические образы оказали на Павла неизгладимое впечатление, и вскоре он тоже начал сочинять песни. Поскольку остальные ДУХИ поначалу оценивали его потенциал скептически, летом 1991‑го Кашин собрал свою группу НЕБЕСА, основой которой стали он сам и виолончелист Петр Акимов (NAUTILUS POMPILIUS, ВЫХОД). Пару раз НЕБЕСА разогревали на концертах ДУХОВ, пару раз играли по клубам сами, но только после того, как в апреле 1992 года Кашин, заручившись поддержкой галереи «СПб 990» (которая до этого финансировала запись ДУХОВ), решился уйти и взялся за свой дебютный альбом, его дела пошли на лад.

В том же году альбом «Гномики», включавший пятнадцать песен Павла, увидел свет под лэйблом «RGM» (исполнительным продюсером компании был автор этих строк), а популярный режиссер Деденев снял Кашину несколько постановочных костюмных клипов («Город», «Песня китайских цыган», «Гномики»), которые резко стимулировали взлет его популярности.

Найденный тогда рецепт успеха с тех пор не претерпел заметных изменений: полуакустическое звучание с использованием скрипки, флейты, иногда баяна или саксофона, средний темп, темы, построенные на повторении одной и той же мелодической фразы или риффа, импрессионистские зарисовки с натуры и литературные аллюзии в текстах. Плюс – романтичный образ самого певца и ориентация на камерность звучания, отчего большую часть своих концертов Кашин отыграл в небольших залах вроде Театра эстрады.

Первый официальный концерт музыканта состоялся 21 ноября 1992 года в ДК «Маяк» под вывеской «Паша Кашин и друзья»: с ним играли Дмитрий Кустов (гитара), Эркки Тууркку (гитара, гармоника), Михаил Смирнов (бас) и Михаил Сульин (барабаны). Кустов пришел из группы СТЕКЛЯННАЯ ЛЮБОВЬ, а оба Михаила ранее играли в ДУХАХ.

Несомненно и то, что Кашину почти сразу удалось поставить свою карьеру на деловые рельсы: его второй альбом, «По волшебной реке», был издан в 1994 году при поддержке экспортной компании «Союзконтракт» (известной массовым ввозом в страну куриных окорочков). Альбом содержал частью переписанный материал «Гномиков» и новые песни, а в его записи участвовали музыканты, которые и составили костяк бэк-группы: гитаристы Ильдар Казаханов (экс-PEP-SEE) и Александр Петерсон (экс-ЗОГЕБАЙ), бас-гитаристы Миша Смирнов и Сергей Шевченков, скрипач Влад Песин, барабанщик Миша Сульин. Интересно, что на обложку альбома Кашин поместил одноименную картину Башакова.

Звукорежиссером «Волшебной реки» (как, кстати, и большинства последующих записей музыканта) стал тогда еще делавший свои первые шаги в этой сфере Алексей Барашкин.

В 1994–1997 годах песни Кашина постоянно звучали в эфире, его клипы крутились на многих телеканалах, а сам он активно гастролировал по всей стране. В 1996‑м Павел дал первые концерты на больших площадках, представив свою очередную программу в концертных залах «Россия» (Москва) и «Октябрьский» (Питер). Один за другим выходили его альбомы «По небесным грядкам» (1994), «Жизнь» (1995) и «Подсолнух» (1997).


Павел КАШИН

Фото: Алекс Федечко-Мацкевич


Хотя Кашин зарекомендовал себя как весьма плодовитый автор (каждый альбом включал по 12–15 новых песен), затяжные гастроли давали о себе знать, и он периодически наведывался к Башакову – подпитаться энергией и свежими песнями (сам Михаил в своей новой группе ПАРАШЮТЫ HI FI принципиально пел только по-английски).

Результатом этого стало то, что в начале 1997‑го Башаков и Кашин возродили ДУХОВ и дали один концерт, на котором Павел отказался спеть хотя бы одну свою песню. Несмотря на недовольство части поклонников, опыт было решено продолжить, но той же осенью у Кашина возникли проблемы со здоровьем, и он отправился решать их в США, а его группа, в которую входили участники CALYPSO BLUES BAND, трансформировалась в БАШАКОВ-БЭНД. Петерсон к этому времени сосредоточился на своем ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ, а Казаханов собрал СТАРЫЙ КАРФАГЕН.

Лишь в сентябре 1999 года посвежевший и отдохнувший Паша Кашин вновь предстал на берегах Невы со своей новой программой «Лунатик». Той же осенью Леша Барашкин записал на студии «АЛимп» альбом «Эйфория», вскоре вышедший под лэйблом компании «Extraphone». В новую группу Павла вошли ее ветераны Миша Смирнов и Влад Песин (который помимо скрипки играл там на пиле), а также Юлия Михайлова (экс-FINESTREET), флейта, перкуссия, и Николай Миронов (BLUES.COM), барабаны.

Несмотря на почти двухлетнее отсутствие, публика не забыла Кашина, и он продолжал выступать и записываться с прежней отдачей. В 2000 году музыкант выступал в Питере чуть ли не ежемесячно; в апреле 2001‑го он принял участие в конкурсе шведской компании «Polar», где пел по-английски, а месяцем позже организовал собственный лэйбл «Кашин Без Предела» (Kashin Unlimited), под которым вышли давно задуманный им альбом на стихи (а отчасти и музыку) Башакова «Герой» (2001) и следующая работа самого Кашина «Пламенный посланник» (2002). Между ними появилась первая mp3-коллекция, включавшая все изданные ранее альбомы.

В составе кашинского оркестра (как он предпочитает называть свою группу) происходили различные изменения. В сентябре 2001 года в его состав влилась скрипачка Мария Бессонова (экс-AD LIBITUM, СП БАБАЙ, КОРОЛЬ И ШУТ), а в октябре в автокатастрофе погиб Миша Смирнов, на место которого вернулся Сергей Шевченков. В том же сезоне с Кашиным начал выступать известный джазовый гармошечник Максим Некрасов.

Буквально через месяц после выхода «Пламенного посланника» появился еще один альбом Кашина, «Утопия», в записи которого участвовали Шевченков, Миронов, Михайлова и скрипачи Песин и Эмиль Иванов. Правда, сразу после записи Шевченков переехал в Германию, и на презентации альбома в Театре эстрады на басу за него играл Сергей Березовой (ЗАПОВЕДНИК, АКВАРИУМ, FLIP FANTASIA); партии скрипок исполняли Маша Бессонова и Евгений Яковлев. В том же июне в Испанию эмигрировала Юля Михайлова, которая осталась без замены.

Осенью 2002 года Питер покинул и сам Кашин: новая директриса Ирина Миклошич уговорила его перебраться в Москву. Там певец подписал контракт с «CD Land» и издал свой девятый альбом «До свидания, время». Его презентация прошла 31 мая 2003 года в Центральном доме художника.

На протяжении 2003–2004 годов в Москве вышло сразу несколько сборников песен Кашина: «Grand Collection» (2003), «The Best», «Избранное» и «Любовное настроение» (все 2004), а также сопровождавшиеся массированной рекламной кампанией в массмедиа студийные работы «Десятка» и «Глазами Будды» (оба 2004). В том же продуктивном для Павла году он выпустил альбом «Туше» на стихи Ирины Миклошич.

В июне 2004 года на очередном фестивале «Окна Открой!» Кашин представил новый состав своего оркестра: Максим Некрасов, Валерий Ровинский (экс-БИТЛИ), бас, и Игорь Кравченко (НАСТЯ, WINE, РЕГГИСТАН, ДАЙ ПИСТОЛЕТ! и др.), барабаны. В октябре примерно с тем же набором музыкантов Павел выступил в питерском ДК им. Горького.


• Дискография:

Гномики (1993); По волшебной реке (1993); По небесным грядкам (1994); Жизнь (1995); Подсолнух (1997); Эйфория (2000); Герой (2001); Павел Кашин MP3 коллекция (2001); Пламенный посланник (2002); Утопия (2002); До свидания, время (2003); Grand Collection (2003); Десятка (2004); The Best (2004); Избранное (2004); Любовное настроение (2004); Глазами Будды (2004)

КИНО

Питерская группа КИНО, метеором пролетевшая по музыкальному небосклону страны в конце 80‑х, стала одним из крупнейших художественных феноменов, рожденных как питерской рок-культурой, так и отечественным роком вообще, а ее харизматический лидер, автор песен, певец, гитарист, киноактер и художник Виктор Цой стал, говоря словами одной из его песен, Последним Героем золотой эпохи русского рока 80‑х.

Виктор Цой родился 21 июня 1962 года в Ленинграде. С ранних лет он проявлял таланты в области изобразительных искусств, с пятого по восьмой класс посещал художественную школу, где, осваивая живопись и графику, близко сошелся с молодым музыкантом и автором песен Максимом Пашковым, вместе с которым организовал группу, позднее получившую название ПАЛАТА № 6. За несколько лет они совершили качественный скачок от копирования хитов BLACK SABBATH к сочинению собственных песен, в которых – вопреки общему поветрию и господствовавшей моде, предписывающим играть либо импортный хард-рок, либо нечто многозначительное в духе МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, – пытались возродить дух открытости и мелодизм бита 60‑х.

Потом Цой поступил в училище им. Серова, куда вслед за ним переехала и ПАЛАТА № 6, однако летом 1980 года Пашков поступил в Театральный институт и с головой погрузился в занятия, а Цой сдал документы в реставрационное училище на пр. Стойкости и в сентябре поехал на сельхозработы в колхоз, где познакомился с гитаристом и певцом Сергеем Тимофеевым (экс-БЕРЕГА), который тоже сочинял симпатичные битовые песни. Вернувшись в Питер, они собрали в стенах училища группу РАКУРС, с которой регулярно играли там на вечерах.

Появление на горизонте новой волны послужило катализатором радикальных изменений на подпольной рок-сцене: в воздухе запахло свежими музыкальными идеями, а все молодые музыканты жадно ловили скудно проникавшую в страну информацию о новостях культурной жизни Запада. Примерно тогда же Цой начал сочинять собственные песни: поначалу, как правило, это были меткие и остроумные зарисовки с натуры, фиксировавшие те или иные эпизоды жизни подростков из «спальных» районов.


КИНО: А. Титов, В. Цой, Г. Гурьянов

Фото: В. Конрадт


Осенью 1980 года он в компании с АВТОМАТИЧЕСКИМИ УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМИ побывал в Москве, где без особого успеха исполнял свою песню «Вася любит диско» на серии квартирных концертов, организованных УДОВЛЕТВОРИТЕЛЯМ и их друзьям Артемием Троицким, а 21 марта 1981 года дебютировал на сцене кафе «Трюм» в качестве бас-гитариста той же группы. ПАЛАТА № 6 к тому времени распалась (хотя РАКУРС продолжал звучать до 1982‑го), и в сентябре на свет появилась группа ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ в составе: Виктор Цой и Алексей «Рыба» Рыбин (р. 21.12.60 в Ленинграде), гитары и вокал, и Олег «Базис» Валинский, барабаны, вокал. Последние двое до этого представляли собой две трети еще одной бит-группы ПИЛИГРИМ (оставшейся третью был будущий гитарист КСК и ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК Андрей «Дюша» Михайлов), а Рыбин, помимо того, всю весну 1981‑го репетировал с группой АБЗАЦ.

Заинтересовав своими песнями лидера АКВАРИУМА Бориса Гребенщикова, Цой и Рыбин в ноябре 1981 года вступили в Рок-клуб, а к весне, когда Валинский ушел в армию, сменили вывеску на КИНО, записали на студии Андрея Тропилло альбом «45» (получивший название по первоначальной длительности звучания; в качестве саунд-продюсера выступил сам Гребенщиков) и – при деятельном участии музыкантов АКВАРИУМА и Майка Науменко из ЗООПАРКА – дебютировали на сцене Рок-клуба в марте 1982 года.


КИНО: В. Цой

Фото: В. Конрадт


В конце весны они предприняли попытку записать второй альбом на студии Малого драматического театра (на барабанах играл будущий участник ПЕПЛА и ЗООПАРКА Валерий Кирилов, а за пультом находился Андрей Кусков), но эта работа так и не была закончена. Ее фрагменты вошли в изданный в 1992 году диск «Неизвестные песни Виктора Цоя».

На протяжении следующего года КИНО дало еще несколько концертов в Москве (иногда с ними выезжал барабанщик АКВАРИУМА Петр Трощенков), но только в марте 1983‑го снова появились на сцене Рок-клуба – на этот раз как квинтет в составе: Цой, Рыбин, Юрий Каспарян (р. 24.06.63 в Симферополе, но вырос в Ленинграде), гитара; Максим Колосов, бас, и некий джазовый барабанщик по имени Борис. Выступление было встречено публикой с легким недоумением, ибо программа КИНО нуждалась в доработке, однако демонстрировала быстрый прогресс Цоя как автора и его новые представления о группе.

Ближе к лету оригинальный состав КИНО распался: Цой почти на год пропал из виду, а Рыбин предпринял попытку собрать свой вариант КИНО – с Олегом Валинским и гитаристом, певцом и звукорежиссером Алексеем Вишней. Потом он на время перебрался в Москву, где участвовал в театральных проектах, играл в группе Сергея Рыженко ФУТБОЛ и т. д. Единственным аудио-документом этого периода стал альбом «46», демонстрационные версии новых песен Цоя, сделанные для Каспаряна и самовольно распространенные записавшим их Лешей Вишней. К слову, КИНО никогда не признавало легитимность этого альбома.

В начале 1984 года Цой и Каспарян на студии Тропилло начали работу над вторым (или четвертым – кому как нравится) альбомом КИНО. Поскольку в тот момент у них фактически не было состава, бас-гитару взял в руки Александр Титов (р. 18.07.57 в Ленинграде) из АКВАРИУМА, а на барабанах играли все, кто в это время находился в студии, включая виолончелиста АКВАРИУМА Севу Гаккеля и лидера группы АВАРИЯ, гитариста и певца Андрея Радченко. Кроме того, активное участие в работе над новым альбомом принимали Гребенщиков, клавишник Сергей Курехин и саксофонист Игорь Бутман. Этот альбом получил имя «Начальник Камчатки» и открыл новую страницу в биографии группы, хотя сама она в этот момент существовала скорее как идея.

И все-таки в мае 1984 года КИНО с триумфом вернулось на сцену: Цой, Каспарян, позаимствованный у АКВАРИУМА на время Титов и барабанщик Георгий «Густав» Гурьянов (р. 27.02.61 в Ленинграде) всего за пару месяцев отрепетировали новую программу и «темной лошадкой» вышли на сцену II фестиваля Рок-клуба, где произвели настоящую сенсацию, став его лауреатами и, пожалуй, самым ярким открытием. Лишь после этого группа начала регулярно концертировать дома и выезжать в другие города с полновесной электрической программой.

В ноябре 1985 года занятого в АКВАРИУМЕ Титова сменил еще один многостаночник, Игорь Тихомиров (р. 14.04.61 в Ленинграде), бас-гитарист ДЖУНГЛЕЙ и ПОП-МЕХАНИКИ Сергея Курехина (участие в которой периодически принимали и остальные музыканты КИНО). С этого момента и до самого конца состав КИНО оставался неизменным. Вместе с тем в 1985–1988 годах с КИНО – как по причинам музыкального свойства, так и из чисто дружеских отношений – играли (или делали вид, что играют) многие их приятели и знакомые: Алексей Вишня, Юрий Лебедев, Дмитрий Анашкин (ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ, ОРКЕСТР А), Игорь Борисов (из ЦИВИЛИЗАЦИИ Z и НАТЕ!), гитары; Андрей Крисанов, бас; Дмитрий Павлов и Андрей Сигле, клавишные; Роман Баринов и Сергей «Африка» Бугаев, барабаны, перкуссия; наконец, нередко с ними пела американка Джоанна Стингрей (в 1987 году она вышла замуж за Каспаряна).

Звучание КИНО в этот период было по-хорошему «модным»: они внимательно и заинтересованно наблюдали за развитием музыкального процесса на Западе и стремились найти применение наиболее интересному из услышанного в своей музыке (это касалось, к примеру, музыки THE SISTERS OF MERCY, THE SMITHS, THE CURE и т. д.). Песни КИНО всегда отличало обилие свежих мелодических находок, а в текстах Цоя романтико-героическая патетика соседствовала с реалистическими зарисовками с натуры, сдержанной иронией и характерным сардоническим юмором.

Не удовлетворенные работой с Тропилло (который как настоящий продюсер постоянно вмешивался в творческий процесс), КИНО бросили незаконченным очередной альбом и вернулись к сотрудничеству с Вишней, который записал их, пожалуй, самый позитивный после «45» альбом «Это не любовь» (1985).

Тем не менее Тропилло о своей части работы не забыл и, сведя ее самостоятельно, немного позже выпустил под названием «Ночь». Этот же альбом стал первой официально изданной пластинкой КИНО, напечатанной московской «Мелодией» под нажимом все того же Тропилло. Она разошлась, по некоторым оценкам, двухмиллионным тиражом, сделав группу знаменитой далеко за пределами рок-сообщества.

После периода активности в жизни группы наступила очередная пауза: Цой уехал в Алма-Ату, где почти год снимался в кино, а остальные музыканты были предоставлены сами себе и занимались, кто чем. Каспарян, к примеру, недолго репетировал с Максимом Пашковым, а позднее отметился на дебютном альбоме группы ПЕТЛЯ НЕСТЕРОВА. Тем не менее КИНО удалось несколько раз собраться рядом с порто-студией и записать серию новых песен, сочиненных Цоем в казахских степях.

Феноменальный успех альбома «Группа крови», возможно наиболее цельной работы зрелого КИНО (1988), и выход на все экраны страны фильма Сергея Соловьева «АССА», мимолетное появление группы в финальных титрах которого стало едва ли не важнейшим эпизодом картины, породил феномен охватившей всю страну (по крайней мере ее молодую часть) «КИНОмании». Мироощущение романтического героя цоевских песен оказалось очень созвучно настроениям молодых слушателей «поколения перемен».

После завершения съемок в картине Рашида Нугманова «Игла» (1989) – что, в известном смысле, чуть было не разрушило КИНО, которое все это время вынужденно простаивало, – Цой вновь мобилизовал группу, и она вернулась к активной гастрольно-концертной жизни.


Свадьба Дж. Стингрей и Ю. Каспаряна

Фото: В. Конрадт


В 1988–1990 годах КИНО – в атмосфере все более нараставшей вокруг имени Цоя экзальтации тысяч юных поклонников – сделало десятки концертов по всей стране; помимо того, в рамках движения «Next Stop» они гастролировали в Дании, дали концерт на крупнейшем во Франции рок-фестивале в Бурже, а также приняли участие в советско-итальянском рок-фестивале «Back in the USSR» в Мельпиньяно. Если в первой половине 80‑х делами КИНО занималась главным образом жена Цоя Марьяна (помимо этого, она принимала деятельное участие в карьере ОБЪЕКТА НАСМЕШЕК и ряда других групп), то с началом постоянных разъездов с КИНО начал работать профессиональный менеджер Юрий Белишкин, ветеран питерской рок-сцены и устроитель ряда нашумевших в 70‑е подпольных концертов и рок-фестивалей.

В этот период Цой вернулся к занятиям живописью: его картины, достаточно любопытные с художественной точки зрения, несколько раз выставлялись на различных выставках и в галереях. Изредка он, как прежде, выступал соло, вместе с Нугмановым представлял «Иглу» в США и с любопытством примерял на себя костюм поп-звезды со всеми его достоинствами и недостатками.

В 1989 году свет увидел альбом «Звезда по имени Солнце», первый и единственный в истории группы записанный в профессиональной студии (принадлежавшей, кстати, Валерию Леонтьеву). В конце того же года Юрия Белишкина (который позднее работал с DDT) сменил москвич Юрий Айзеншпис. Зиму и весну 1990 года КИНО непрерывно гастролировали по стране, на лето музыканты разъехались на каникулы, а 15 августа 1990 года Виктор Цой, который в то время отдыхал под Юрмалой (Латвия), погиб в автокатастрофе, когда его «Жигули», потеряв управление, столкнулись с рейсовым автобусом. Ему было двадцать восемь лет.

Той же осенью трое оставшихся участников КИНО доработали чудом уцелевшую в аварии пленку с демо-записью новых песен Цоя, известную сегодня как «Черный альбом» (1990). Позднее, усилиями вдовы Цоя Марьяны, свет увидел альбом «Неизвестные песни Виктора Цоя» (1992), включавший ранние записи КИНО, а на протяжении 90‑х все творческое наследие группы было переиздано на компакт-дисках «Moroz Records». Помимо того, в 1996 году «Отделение Выход» издало совместный концерт Майка Науменко и Виктора Цоя, записанный в Москве в январе 1985‑го.

Сразу после 1990 года пути бывших участников КИНО разошлись: Гурьянов покинул музыку и занялся живописью и артистическими контактами с Европой и США; Тихомиров руководил клубом «Полигон», играл в группе Александра Ляпина, летом 1995‑го стал бас-гитаристом группы DDT, а позднее звукорежиссерил на студии DDT; Каспарян после затянувшегося периода молчания вернулся в музыку с инструментальным альбомом «Драконовы ключи» (1996), записывался с Курехиным и Вячеславом Бутусовым (экс-NAUTILUS POMPILIUS); в октябре 2001‑го они собрали новую группу Ю-ПИТЕР, исполняющую на концертах ряд песен КИНО.

Юрий Белишкин на протяжении 90‑х проводил разнообразные концертные акции, посвященные памяти Цоя и творчеству КИНО, менеджировал группы КАМЧАТКА и ВИКТОР, исполнявшие на концертах репертуар КИНО, а позднее занялся проведением фотовыставок, выступлений лучших команд КВН и т. п. Он также опубликовал несколько книг.

Алексей Рыбин, который после ухода из КИНО надолго покинул музыку, вновь начал играть ее в 1995‑м, собрав группу ОАЗИС Ю, участие в которой приняли многие известные питерские музыканты. Они издали два альбома симпатичного современного поп-рока, «Воспитание детей красотой подводной жизни» (1995) и «Спорт обречен» (1996). В 1997 году Рыбин и звукорежиссер-барабанщик Алексей Рацен (экс-ТЕЛЕВИЗОР, АКВАРИУМ, ТУРЕЦКИЙ ЧАЙ) записали альбом «Асфальт» с кавер-версиями песен раннего КИНО.

Летом 1998 года Рыбин, Каспарян, Кадыров, барабанщик Виталий Семенов (ЗООПАРК, АЙСБЕРГ) и певец грозненской группы БЕК-ХАН Бек-Хан Барахоев собрались под вывеской КИНО С САМОГО НАЧАЛА (или даже просто КИНО) и дали несколько концертов в Питере и других городах страны. Позднее Семенова сменил Юрий Николаев (ТРИЛИСТНИК), а сама группа была преобразована в КНР (Кадыров, Николаев, Рыбин).

Из других музыкантов, связанных с КИНО, в рок-н-ролле остался разве что Вишня. Африка сделал блестящую карьеру; Сигле писал музыку к кино, а потом стал продюсером; Джоанна вернулась в Калифорнию; Лебедев водит трамвай № 7; Анашкин занялся бизнесом; Валинский занял крупный пост на Октябрьской железной дороге.

Марьяна, жена Цоя и мать их сына Александра, ушла из жизни 27 июня 2005 года после тяжелой болезни, с которой она боролась на протяжение долгих лет. Ее похоронили рядом с Виктором.

Помимо «АССЫ» и «Иглы», Цоя и КИНО можно видеть в фильмах «Конец каникул» (1986, реж. С. Лысенко), «Йях-ха» (1986, реж. Р. Нугманов), «Город» (1987, реж. А. Бурцев), «Рок» (1988, реж. А. Учитель) и ряде других любительских и студенческих киноработ.

Группе КИНО посвящены тысячи публикаций в газетах и журналах. Помимо того, о личности и судьбе Цоя рассказывают книги «Виктор Цой» (Л., Новый Геликон, 1991, составители М. Цой и А. Житинский), «КИНО с самого начала» (Смоленск, ТОК, 1992) А. Рыбина, «Виктор Цой» (Шок, 1997) А. Рыбина и М. Цой и др. Неоднократно издавались ноты и тексты песен КИНО, а также работы, посвященные тем или иным аспектам творчества группы.


• Дискография:

45 (1982); 46 (1983); Начальник Камчатки (1984); Это не любовь (1985); Ночь (1986); Группа крови (1988); Звезда по имени Солнце (1989); Последний герой (1989); Кино (Черный альбом) (1990); Неизвестные песни Виктора Цоя (1993); Легенды русского рока (1996); Лучшие песни 82–88 (1) (1999); Лучшие песни 82–88 (2) (1999); Лучшие песни 82–88 (3) (1999); История этого мира (2000); В. Цой/«Кино» Акустический концерт (2001)


АКВАРИУМ, КИНО, СТРАННЫЕ ИГРЫ, АЛИСА:

Red Wave (1986 – шесть песен)


Майк НАУМЕНКО и Виктор ЦОЙ:

Майк и Цой. 12–13 января 1985 г. Москва (1996)

КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ

Подобно великим славянским просветителям IX века, в честь которых была названа эта интересная питерская группа первой половины 70‑х, участники КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ неустанно расширяли кругозор своей аудитории, приобщая ее к лучшим образцам мировой рок-музыки тех лет, отличались безусловной музыкальностью, вкусом и нешаблонным подходом к формированию репертуара. Жаль, что никто из них в итоге не связал жизнь с музыкой.

Группа была организована осенью 1969 года в стенах Художественно-графического училища на Моховой, куда все ее участники поступили годом раньше. (Они, кстати, оказались последним курсом, который оканчивал учебу по этому адресу: после их выпуска училище перевели на Московский проспект, а позднее и вовсе закрыли.) Основателями группы, так сказать «Кириллом» и «Мефодием», были студенты Виталий Титов и Виктор Зайцев. Виталий поступил в училище после окончания музыкальной школы по классу тромбона (где его соучеником был Анатолий Мешаев, позже участник ЛИРЫ и РЕЦИТАЛА), поэтому он стал музыкальным руководителем группы.

Когда к дуэту примкнуло еще двое друзей, состав группы стабилизировался: Виталий Титов (соло-гитара, клавишные, вокал), Святослав Митрюков (ритм, вокал), Виктор Зайцев (бас), Игорь Коврижин (звук, позднее ритм-гитара). До КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ в училище уже была своя группа (курсом старше), но она погорела на том, что свинтила динамик из вагона электрички, была поймана, получила нагоняй по комсомольской линии и распалась. Помимо того, с участниками КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ учился знаменитый уже в то время барабанщик Валерий Лебедев (АЭЛИТА, ФЛАМИНГО), который охотно помогал начинающим музыкантам и приобщал их к новостям рок-культуры.

Может быть, из-за инцидента с их предшественниками, может, по какой-то иной причине, но КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ практически не играли у себя в училище. В начале 1970 года они устроились в клуб жилищного треста № 1 на Трамвайном проспекте (близ ныне закрытой станции метро «Дачное»). Трест даже купил им первые советские гитары-доски «Аккорд», которые музыкантам всякий раз выдавали под расписку. В клубе имелся кое-какой аппарат; кроме того, улучшить материальную часть группе помог один из друзей Виктора Зайцева, который добыл где-то несколько динамиков от киноустановок. Использовали они и знаменитые усилители «УЭМ».


КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ

Фото: архив группы


В первый год своего существования КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ выступали везде, куда позовут, и по крохам собирали аппаратуру. Единственной их проблемой было отсутствие постоянного барабанщика, место которого занимал либо кто-то из основного состава, либо чьи-то знакомые (одним из тех, кто промелькнул в рядах группы за этот период, был Александр Жуков).

Четверку связывали и дружеские отношения, и музыкальные вкусы. Поначалу они играли кое-что из «демократов» (группы из стран соцлагеря), разбирая по нотам их песни и подставляя сочиненные самостоятельно русские тексты. Это был репертуар SKALDOWE, NO TO CO и CZERWONE GITARY, чьи песни можно было найти в нотных сборниках «Польская эстрада», продававшихся в киосках «Союзпечати».

«Проблема репертуара у нас не стояла, – вспоминает Виталий Титов. – Мы всегда знали, что нам нравится и что мы хотели бы играть, хотя удержать внимание публики на протяжении пяти-шести часов, как это бывало в период новогодних праздников, было непросто, поэтому играли и что-то из ПОЮЩИХ ГИТАР, и отдельные понравившиеся эстрадные песенки. Однако главное, что привлекало к нам внимание публики, как я сейчас понимаю, – прежде всего нестандартный набор песен западных групп, таких как STEPPENWOLF (любимым альбомом был „Second“), CREAM, THE TROGGS, THE ROLLING STONES, CREEDENCE, забытых ныне шведов NOVEMBER и т. д.»

Первый год существования группы – это первые самодельные гитары, колонки, ревербератор, сделанный из магнитофона, экономия на обедах, чтобы купить барабаны и усилители. К весне 1971‑го количество разовых выступлений перешло в новое качество, и КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ устроились в клуб на Карташевской, где сменили группу ЖЕЛЕЗНЫЕ БАБОЧКИ. «Мы жили в пожарном домике, деньги честно делили с дирекцией клуба и были трезвенниками, что способствовало притоку народа и уверенности в собственных силах».

Отыграв лето в Карташевской, на зимний сезон КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ перебрались в соседнее Кобрино. Они играли там по три-четыре раза в неделю, изрядно при этом уставая, по причине чего решили радикально преобразовать группу. На заработанные деньги была обновлена аппаратура. Тогда же поменялись и функции музыкантов внутри группы. Поскольку основную проблему составляли барабанщики, палочки были вручены Зайцеву. Митрюков сменил гитару на бас, а Коврижин ушел из-за пульта, взяв в руки ритм-гитару. Титов чередовал гитару с вокалом и клавишные.

Все это время рядом с группой был Борис Петров, друг и соученик Виталия Титова по музыкальному интернату, валторнист, который мог играть также на бас-гитаре и клавишных. Время от времени он присоединялся к КИРИЛЛУ И МЕФОДИЮ на сцене, помогая исполнять те или иные номера, а после того, как весной 1972 года Митрюкова призвали в армию, окончательно влился в ряды группы.

К этому времени их репетиционной площадкой стал актовый зал Центрального архитектурного института напротив Адмиралтейства, рядом с «Асторией», по причине чего к ним на репетиции частенько забредали иностранцы, услышавшие знакомые звуки. Несколько раз КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ выступали там на открытых вечерах. По воспоминаниям самих музыкантов, иногда весь зал вместо того, чтобы танцевать, просто стоял и слушал.

Репертуар группы расширялся: они стали исполнять JETHRO TULL, кое-что из Джими Хендрикса, родилось несколько своих песен. Группа купила настоящий конденсаторный студийный микрофон, колонки для соло-гитары с декой на резиновых растяжках, новую голосовую аппаратуру. «Все как-то оказалось на своих местах, – рассказывает Титов, – но выступлений было намного меньше, а главное, наша музыка была не для советского человека».

Весной 1973 года по примеру некоторых других групп КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ рискнули сдать программу в Доме народного творчества на Рубинштейна, 13, для того, чтобы играть официально. Перед ними играла ГАЛАКТИКА, потом еще кто-то, а завершали программу КОЧЕВНИКИ. Узнав, что именно они собираются спеть, кто-то из комиссии сказал музыкантам, что все это бесполезно и, поспорив между собой, КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ так и не вышли на сцену.

Тем не менее там же на одаренных музыкантов обратил внимание гитарист и преподаватель Анатолий Быстров (экс-ПРИШЕЛЬЦЫ), который устраивал группы на пригородные танцплощадки. Осенью 1973‑го он – без лишних формальностей – определил КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ в Песочную на место МИФОВ, которые почему-то не пришлись там ко двору. «Быстров всячески нас поддерживал и, будучи преподавателем в джазовой школе, предлагал заниматься с ним. Спасибо ему за это», – отмечает Титов.

По иронии судьбы свой последний концерт КИРИЛЛ И МЕФОДИЙ дали в своем училище незадолго до выпуска. «Многие удивлялись: как же так, где же вы раньше были, почему мы не знали?»

Вскоре после этого в армию призвали и Титова. Он служил музыкантом, но после армии в музыку не вернулся, позже занимался живописью и дизайном (в т. ч. и сетевым). Зайцев тоже работал художником, но в 90‑х потянулся к православию и стал звонарем. Митрюков закончил музыкальное училище как балалаечник и какое-то время продолжал заниматься музыкой. После училища он ходил на судах загранплавания, играл в народном оркестре, с виду был успешен (первым из участников группы купил машину), но, не дожив до тридцати, ушел из жизни, оставив двух сыновей. Годом раньше, в возрасте двадцати семи лет, покончил с собой Борис Петров.

Записи группы не сохранились. Тем не менее очевидцы выступлений вспоминают о КИРИЛЛЕ И МЕФОДИИ до сих пор, благодаря чему, собственно, и стало возможным появление на свет этого историко-биографического очерка.

КИРПИЧИ

Питерские КИРПИЧИ, с их поэтическим минимализмом и неприкрашенными, но фотографически точными песнями-зарисовками, внутренней свободой, которая позволяла им непринужденно и легко переходить от гранджа к хип-хопу и из хардкора в рэп, с их незамысловатой, но действенной жизненной философией и точным ощущением момента, стали, в определенном смысле, символом всей эпохи 90‑х, культуры нового андерграунда, ее радикализма, нонконформизма, художественного плюрализма и жанрового изобилия.

Основатель и основной автор группы, Вася Васин (р. 1.12.72 в Ленинграде как Василий Васильев), заинтересовался музыкой в середине 80‑х, когда в Питере начиналась рок-революция. Его первым увлечением стала авторская песня, которую сменил интерес к русскому року, а первая, еще безымянная группа репетировала прямо у него дома на ул. Пушкинской. Потом возникла «более серьезная», по его определению, школьная группа КЛУБ ВЕСЕЛЫХ, на творчество которой повлияла вышедшая в 1988 году первая пластинка АКВАРИУМА. «С осени 1986‑го, когда была серия концертов АКВАРИУМА в „Юбилейном“, и до 1990‑го я был фанатом АКВАРИУМА и ходил на каждый их концерт».

У КЛУБА ВЕСЕЛЫХ (в составе два человека и примитивная драм-машина) было три своих песни: название одной из них, «Тишина на Ивановском кладбище», говорит само за себя. Азы музыкального образования Вася получил в кружке вокально-инструментального искусства при Доме пионеров и школьников, где преподавал гитарист Александр Крутов. Местная группа исполняла текущую эстраду и почему-то «Буги-вуги каждый день» ЗООПАРКА, благодаря чему юный музыкант открыл для себя творчество Майка Науменко.

С 1988‑го по 1994 год Васин каждое лето проводил в Швеции, где транслировался канал MTV, в результате чего он познакомился со всей актуальной западной музыкой, а летом 1991‑го впервые услышал «Smells Like Teen Spirit» NIRVANA, которая и определила вектор его дальнейшего музыкального развития. Осенью 1994‑го, в очередной раз вернувшись в Питер, Вася Васин собрал группу, которая получила имя BRICKS ARE HEAVY.


КИРПИЧИ: В. Васин, Д. Смирнов

Фото: Алекс Федечко-Мацкевич


Это название было позаимствовано у американской девичьей рок-группы L7, которая в то время прививала сытой Калифорнии бунтарский дух гранджа и панк-металла, а в апреле 1992 года выпустила свой третий альбом «Bricks Are Heavy». В состав группы вошли Вася Васин (гитара, вокал), Станислав «Стас» Сытник (бас) и Кирилл Соловьев (барабаны). Поначалу они планировали петь только по-английски, однако почти сразу у них начали появляться песни и на родном языке.

Первое выступление BRICKS ARE HEAVY состоялось 15 мая 1995 года все в том же Доме пионеров и школьников, где они исполнили свои будущие хиты «Водка – плохо», «Работа – свобода» и «Biker» – англоязычный прототип знаменитой в недалеком будущем «Байки». Вскоре после этого они, русифицировав свое название, превратились в КИРПИЧИ ТЯЖЕЛЫ, а потом и просто в КИРПИЧИ, и с триумфом дебютировали на «Ten Fest‑2» в клубе «10», который на следующую пару лет стал их основным местом времяпрепровождения. Позже они проторили дорогу в клубы «TaMtAm» и «Полигон». По совету барабанщика TEQUILAJAZZZ Александра «Дусера» Воронова Васин окончательно отказался от английского языка и перевел все свои тексты на русский.

В начале осени Стас Сытник ушел собирать собственную группу UNCUT DIME, а к Васе и Кириллу присоединились Евгений Яровой (АРКЕСТР АУ), гитара, и Леонид Непомнящий, бас. Группа быстро вошла в число фаворитов клубного Питера, наряду с MILITARY JANE, ДЖАН КУ, SUNNY CHILD и UNCUT DIME снялась в документальной ленте «Лузеры» – ее режиссер Елизавета Шалнчева получила Золотую медаль на XV студенческом кинофестивале им. Дзиги Вертова в Доме кино (29 марта 1997 года) – и выступила на фестивале «Новая волна питерского рока», где была признана открытием года. Там же музыкантам была вручена премия «Kaktuzz» за лучший дебют года среди клубных групп Петербурга. Журнал «Fuzz» напечатал первое интервью с группой.

В то время КИРПИЧИ исполняли довольно брутальную музыку, поэтому весной 1996‑го Вася Васин решил создать параллельный проект, чтобы исполнять легкий фанк, для чего были сочинены песни «Кирпичи‑96» и «Задумчивый фанк». Для реализации этого плана он привлек двух музыкантов из группы SKY HOG, с которой КИРПИЧИ часто пересекались на клубных подмостках. Даниил «Данила» Смирнов (р. 8.09.75 в Ленинграде), бас, вокал, тоже начал играть музыку школьником, на рубеже 90‑х выступал в подземных переходах, а осенью 1991‑го стал участником нео-бит-группы THE FLAYS (позднее ГРИБЫ!), откуда в 1993 году попал в одну из первых и лучших гранджевых групп Питера NUMB PARAMOUR. Чуть позже к ним присоединился барабанщик Евгений Назаров (р. 29.11.75 в Ленинграде). Через год NUMB PARAMOUR распались, а на их обломках возник SKY HOG.

Весной 1996 года SKY HOG тоже начал разваливаться. Их вокалист Андрей «Нильс» Григорьев и Назаров присоединились к группе SCANG. Параллельно Назаров и Смирнов репетировали с Васиным и Яровым. В результате этих пертурбаций в один прекрасный день «основной» состав КИРПИЧЕЙ развалился: Непомнящий ушел в SORAX, после чего играл в группах ОТДЕЛ КАДРОВ и 2КАПИТАНА, Соловьев в конце 1998 года стал основателем СКАФАНДРА, а также играл с ПЕППИ.

Их места заняли Смирнов и Назаров, с появлением которых стиль КИРПИЧЕЙ начал быстро меняться, что привело к уходу Ярового: он продолжал играть с АРКЕСТРОМ АУ, а в 1999‑м собрал группу АТАКИ. КИРПИЧИ надолго остались втроем. Почти сразу после этого, в апреле 1996 года, они сделали свою первую запись на студии Андрея Тропилло. Деньги на это дал Васин отец.

Всего месяц спустя КИРПИЧИ подписали контракт с «Шок Records», только что открывшейся под эгидой одноименной сети магазинов компанией звукозаписи. Летом звукорежиссер «Студии DDT» Игорь Сорокин записал их дебютный альбом «Кирпичи тяжелы». Он включал все концертные хиты группы, ремикс «Байки», который сделали DJ K-Fear, Примат, Л. А. и Илья Фурманов (экс-TOXIC WASTE, ПАРАШЮТЫ HI FI) из ассоциации ди-джеев Питера F.U.N. (Forever Underground Nation), и кавер песни ЗООПАРКА «Утро вдвоем» (в интерпретации КИРПИЧЕЙ «Песня Майка»). Клуб «Полигон» выпустил кассету «Кирпичи тяжелы Live», а на песню «Байка» был снят первый в жизни КИРПИЧЕЙ клип.

Группа стремительно набирала популярность. В июне и июле она выступила на фестивалях «Наполним Небо Добротой» «Театра DDT» и «Учитесь плавать‑2» в московском ДК им. Горбунова. В начале осени КИРПИЧИ и NAUTILUS POMPILIUS приняли участие в концерте, посвященном году вещания радиостанции «Европа Плюс» в Выборге.

5 октября в клубе «Гора» состоялась презентация альбома «Кирпичи тяжелы». Компанию виновникам торжества составили УЛИЦЫ, ДЖАН КУ и TEQUILAJAZZZ. Альбом собрал массу лестных рецензий и привлек к группе внимание многих известных музыкантов. Другим заметным событием в жизни КИРПИЧЕЙ стало их участие в фестивале «Поколение‑96» (Москва). Помимо того, КИРПИЧИ сыграли на разогреве у американских мэтров хардкора BIOHAZARD.

По итогам 1996 года они вновь получили свой «Kaktuzz», но уже как группа года, а журнал «Fuzz» с некоторым опозданием назвал их главным открытием года – в этом качестве КИРПИЧИ в апреле 1997‑го играли на традиционном фестивале журнала «Video-Fuzz».

24 января 1997 года «Программа A» отсняла на Шаболовке сольный концерт группы, на котором с КИРПИЧАМИ играл DJ K-Fear. Летом они выступили на очередном фестивале «Учитесь плавать» и пожертвовали свою песню «Замучили гады» для третьей части одноименного сборника. В июле КИРПИЧИ выступили на втором фестивале «Театра DDT», на этот раз во Дворце спорта «Юбилейный». Бо́льшая часть фестиваля транслировалась по телевидению.

В конце июля КИРПИЧИ, УЛИЦЫ и TEQUILAJAZZZ совершили небольшое, но весьма насыщенное событиями «путешествие из Петербурга в Москву» – автобусное турне по городам Северо-Запада и Центральной России, которое организовал их менеджер Борис Шестаков. В октябре 1997‑го на студии «Ascod» началась работа над новым альбомом КИРПИЧЕЙ «Смерть на рейве». Его заглавный номер был вольным переложением хита SICK OF IT ALL «Scratch the Surface».

Весь следующий год группа интенсивно гастролировала по стране, из-за чего запись альбома затянулась, а августовский кризис привел к закрытию сети «Шок» и, как следствие, «Шок Records».

С конца 1998 года в истории группы началась новая эра: Данила и Женя вместе с Васей начали читать рэп как MC Dannyboy и MC UJ соответственно. Тем не менее полностью инструменты они не забросили, а чередовали выступления с рэпом и роком в зависимости от ситуации и настроения. Новую выпускающую компанию Шестаков нашел в Москве: музыкой КИРПИЧЕЙ заинтересовалась «Gala Records».

Именно под ее лэйблом весной 1999‑го вышел альбом «Смерть на рейве». В него вошли уже известные к этому времени песни «Замучили гады» и «Плюю я», на которую был снят неплохой клип, и несколько совсем новых номеров. Летом в эфире радиостанции «Рекорд» появилась программа «Наше Гетто», посвященная рэпу и отчасти тяжелой альтернативе. Поначалу ее вели все КИРПИЧИ, но со временем на радио остался один Смирнов.

Осенью 1999 года на студии «Gala Records» в Москве группа записала свой третий студийный альбом «Капитализм 00», который суммировал ее достижения на ниве рэпа. Его выход был намечен на начало следующего года, но прежде, чем это случилось, произошла трагедия.

18 февраля 2000 года барабанщик КИРПИЧЕЙ Евгений Назаров умер в результате сердечного приступа, вызванного, по некоторым сведениям, передозировкой наркотиков. Ему было всего двадцать три года. Смерть музыканта потрясла музыкальное сообщество страны. 30 марта 2000 года в клубе «Спартак» состоялся концерт памяти Жени, участие в котором приняли многие его друзья. Место за барабанами в КИРПИЧАХ в этот вечер впервые заняла Светлана Терентьева из популярной альтернативной группы BUTTWEISER.

После того как в ноябре «Капитализм 00» наконец-то увидел свет, «Gala» сняла группе клип на песню «Данила-блюз». Его часто транслировали каналы MTV и МузТВ, а сама песня звучала на различных радиостанциях. Благодаря поддержке своих поклонников КИРПИЧИ сумели пережить кризис и вернуться к активным занятиям музыкой.

За следующий год они сыграли на фестивалях «In Rock‑2000» в Калининграде и «Кодак» в Краснодаре (где также участвовали S.P.O.R.T. и TEQUILAJAZZZ), на фестивале пива «Балтика» (Москва), были приглашены на «Street fest» в Питере и на «Нашествие» в Раменском, которое собрало порядка пятидесяти тысяч зрителей. Гастрольные маршруты группы пролегали через многие города России и ближнего зарубежья: Москву, Ижевск, Челябинск, Минск, Томск и т. д. Косвенным признанием популярности КИРПИЧЕЙ стало издание пиратского сборника их лучших песен в серии «Живые легенды».

В августе 2001‑го Терентьева стала участницей новой группы MUTE, а Вася и Данила по осени вдвоем приступили к записи следующего альбома, который получил название «Сила ума». Стилистически он снова чередовал рэп и рок, а также содержал две инструментальные пьесы. Одна из песен альбома, «Вот так я развлекаюсь», вошла в саундтрек фильма «Даже не думай», в котором снимались КИРПИЧИ, ОТПЕТЫЕ МОШЕННИКИ и Дельфин.

В какой-то момент состав группы разросся до четырех человек, когда к ней присоединились Оник Вартанов (экс-SCANG, АЛКОРЭПИЦА, ДЖАН КУ и т. д.), бас, и Вадим «Нос» Латышев (экс-Ш.А.Г.И., КОЛЫБЕЛЬ), барабаны. Оба в то время вместе со Смирновым играли в группе СТЕРОИД 50666. Вартанов, правда, в КИРПИЧАХ не задержался, однако Латышев (р. 19.08.79 в Ленинграде) вошел в основной состав.

Со своей стороны, Данила Смирнов, который всегда стремился играть разную музыку, с осени 2001‑го активно участвовал в сессионной группе SPERMADONARZ, объединившей музыкантов ANIMAL ДЖАZ, HAD и VEGETATIVE. Ее дебют состоялся весной 2002 года в клубе «Полигон» на фестивале «Mainfest», где также играли москвичи TRACKTOR BOWLING. В отличие от КИРПИЧЕЙ, SPERMADONARZ исполняли агрессивный nu metal а-ля KORN. В ноябре того же года Данила появился на сцене с еще одним жанрово схожим проектом PRAVDA, который объединил его с музыкантами группы ПРАЙД.

Видеоколлекцию КИРПИЧЕЙ продолжил снятый в июне 2002‑го клип «Школьнички». В том же месяце они снялись в одной из серий «Русских страшилок» режиссера Юрия Мамина, причем в роли группы КИРПИЧИ, которую в кадре усилил шоумен и актер Юрий Гальцев. Конец июня был отмечен их участием во II фестивале «Окна Открой!» на Крестовском острове.

30 сентября «Gala» выпустила альбом «Сила ума». В ноябре был снят клип на песню «Джедаи», которая пользовалась определенным успехом на радио. Клип снял режиссер Влад Кузьмин, известный, в частности, по сотрудничеству с группой НОМ. В начале декабря в клубе «Порт» прошел рок-этап фестиваля «Наводнение», среди участников которого тоже значились КИРПИЧИ.

Первая пятилетка третьего тысячелетия стала для КИРПИЧЕЙ периодом нового всплеска активности: они много гастролировали, участвовали во всех мало-мальски значительных фестивалях в Питере, Москве и других городах страны, а их состав в середине 2003‑го пополнил гитарист Иван Людевиг (р. 12.08.78 в Ленинграде), до этого игравший с группами SCANG и СТЕРОИД 50666. Впервые он получил возможность проявить себя во время записи следующего альбома КИРПИЧЕЙ.

Еще после выхода «Силы ума» в одном из интервью Вася Васин признался, что задумал выпустить настоящий рок-альбом, что-то вроде «Use Your Illusion I» GUNS’N’ROSES. «Мы очень давно хотели записать рок-пластинку, разбить стереотип, будто КИРПИЧИ – это рэп. Даже читая под минус, т. е. используя хип-хоп как форму, мы всегда оставались рок-группой».

Альбом «Let’s Rock!» вышел в марте 2004 года и действительно во многом стал возвращением КИРПИЧЕЙ к корням. Он снова был записан на «Студии DDT» (звук: Юрий Смирнов), включал три номера их сооснователя Стаса Сытника, который ныне занят в московском бизнесе, а также песню «Рабочий класс мира» – по сути дела, слегка завуалированную кавер-версию «Working Class Hero» Джона Леннона. Вдобавок к этому, обложка «Let’s Rock!» откровенно копировала оформление битловского альбома «Let It Be».

Летом 2004 года КИРПИЧИ снова выступили на фестивале «Окна Открой!», а в декабре на ежегодном фестивале «Scangfest IV», организованном музыкантами SCANG, дебютировала очередная супергруппа ROYALTY, заменившая выработавших свой ресурс SPERMADONARZ: в ее рядах, помимо Смирнова, встретились музыканты ANIMAL ДЖАZ, ESKIMO и КАТЮШИ.

Шестой студийный альбом КИРПИЧЕЙ с неожиданным названием «Царский» вышел 26 ноября 2005‑го, но еще раньше в эфире радиостанций появилась их песня «Царь», а в Интернете можно было посмотреть анимационный клип на эту песню. В презентации альбома на сцене клуба «Порт» принимала участие московская группа МОИ РАКЕТЫ ВВЕРХ.


• Дискография:

Кирпичи тяжелы Live (1996); Кирпичи тяжелы (1996); Смерть на рейве (1999); Капитализм 00 (2000); Сила ума (2002); Let’s Rock! (2004); Царский (2005); 7 (2006)

КЛЕВЕР

КЛЕВЕР (или KLEVER, как предпочитают представлять себя в последнее время его музыканты) – питерская группа, исполняющая инструментальную музыку, которая в канонах пост-рока использует приемы арт-рока и электронной музыки, транса и психоделии, элементы разнообразных этнических культур и даже эзотерики для создания своих сугубо индивидуальных звуковых полотен и коллажей.

Группа возникла в декабре 1999 года. В ее первоначальный состав входило три человека: Сергей Маковка (эл. гитара), его брат Эдуард Маковка (барабаны) и Алексей Матвеев (перкуссия). Никто из них в то время не имел серьезных познаний в музыке и опыта сцены, хотя основатель и идейный лидер группы Сергей Маковка отмечал влияние на себя творчества таких несхожих между собой исполнителей, как отцы неоготики JOY DIVISION, звезды питерского хардкора ХИМЕРА и современные польские панк-группы.

Первый год своей истории группа провела по большей части в репетициях и поисках звука. Матвеев с лета 2000‑го до следующей весны параллельно играл фолк-рок в AD LIBITUM. Осенью Эдуард Маковка ушел, однако в ряды КЛЕВЕРА влились Дмитрий Гольцман (клавишные, перкуссия, блок-флейта, этнические духовые – жалейка, окарина), Татьяна Косс (скрипка) и Никита Богданов (перкуссия). Гольцман до этого играл с группами БИТВА ДЕРЕВЬЕВ и КОРНИ, в которых разрабатывал идеи славянского фолк-рока, сочинял и записывал соло собственную музыку, а Косс перебралась в Питер из Новгорода, где принимала участие в КРЫШЕ, СТАНСАХ и ШАМБАЛЕ.


KLEVER: Д. Гольцман, С. Маковка, Д. Русаков

Фото: И. Птицына


Богданов в начале следующего года ушел. Его место занял отвечавший всем требованиям КЛЕВЕРА барабанщик Денис Русаков. Он интересовался музыкой в диапазоне от джаз-рока до хардкора, осваивал барабаны под руководством В. И. Султанова и до появления в КЛЕВЕРЕ играл блюз-рок в группе ДИАГНОЗ, которая запомнилась удачным выступлением на фестивале уличных музыкантов «Поющий Невский» осенью 1997 года, а также в НОВОМ МИРЕ. Примерно тогда же в концертах группы начал участвовать практикующий йогин, известный как Каспер.

В мае и июле 2001‑го КЛЕВЕР выступил на полуфинале и гала-концерте фестиваля «Окна Открой!» (стадион им. Кирова), а в сентябре попал в число лауреатов VIII фестиваля уличных музыкантов и был премирован усилителем. Почти все музыканты группы, помимо того, были задействованы в авангардном студийном проекте KILIMANJARO.

Год спустя ритм-секцию КЛЕВЕРА укрепил бас-гитарист Дмитрий Рубанов, параллельно игравший с группами ТВОЯ СМЕРТЬ и ЧЕРЕМУХА, а в 2003‑м место Татьяны Косс (которая позднее играла в ГРЕБЛЕ, дочернем психоделическом проекте ритм-энд-блюзовой ЧУФЕЛЛЫ МАРЗУФЕЛЛЫ) заняла виолончелистка Людмила «Мила» Федорова из Института культуры.

В этом составе весной 2003 года группа записала на студии «Контакт» (звук: Юрий Смирнов) свой дебютный мини-альбом из четырех композиций. Летом он был выпущен на кассетах под лэйблом «Caravan Records». К началу следующего года с КЛЕВЕРОМ расстались Рубанов и Федорова (весной 2005‑го она принимала участие в концертах фолк-панк группы ИВА НОВА, а позже присоединилась к псковско-питерскому ЛЕСНОМУ ПЕГАСУ).

В 2004‑м сократившийся до трио и англизировавший написание своего названия KLEVER записал на своей репетиционной точке четыре композиции (все они назывались «trip»), которые вошли в дискографию группы под именем «Live 2004», а на следующий год на том же «Контакте» с помощью Юрия Смирнова записал полновесный студийный альбом «In the Name of Peace and Progress». Чтобы усилить воздействие музыки на аудиторию, группа начала использовать на концертах видеоинсталляции из фрагментов мультфильмов (в частности, Юрия Норштейна), кинохроники и чешских короткометражек.

18 марта 2005 года KLEVER принял участие в фестивале «Post Music», который состоялся на сцене клуба «Red Club» и собрал таких исполнителей, как питерские THEODOR BASTARD и EX NIHIL, а также московские VERBA и БОСХ С ТОБОЙ. Май был отмечен появлением группы на фестивале «Avant» в Москве, а в течение лета KLEVER можно было услышать на фестивале «Этнолайф» в Питере и на экспериментальной площадке фестиваля «Нашествие».


• Дискография:

Клевер (2003); Live 2004 (2004); In the Name of Peace and Progress (2005)

КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА

На разных этапах своей биографии группа КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА использовала в своем творчестве элементы академической музыки, минимализма, арт-рока, барокко и психоделии, создав любопытный и, в каком-то смысле, уникальный звуковой коктейль, который можно классифицировать как камерный рок.

Основатель группы, автор всего ее репертуара, композитор, пианист и певец Евгений Пуссер родился 20 ноября 1958 года в Питере в семье, как минимум пять поколений которой было связано с этим городом. Формального музыкального образования он не получил и занялся музыкой после того, как на свой пятый день рождения получил в подарок от деда старинный немецкий рояль.

В начале 70‑х Пуссер, как и большинство тогдашних подростков, увлекся рок-музыкой: слушал DEEP PURPLE, прорывался на сэйшены с участием МАНИИ, ШЕСТОГО ЧУВСТВА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГА и других героев андерграунда, менялся записями с друзьями-меломанами, главным из которых был его одноклассник, гитарист Алексей Зубарев: они были знакомы с детского сада, в школьные годы сочиняли и пели собственные песни, а в девятом классе даже написали целую рок-оперу. Правда, исполнить ее в школе им не позволили.

Во второй половине 70‑х Женя сменил несколько занятий и увлечений, одно время изучал эзотерику, осваивал церковное пение и т. п. Зимой 1983 года ему в руки попался томик Э. Т. А. Гофмана, музыкально-философские воззрения которого оказали на молодого музыканта ощутимое влияние. Тогда же Пуссер сочинил на сюжет Гофмана оперу «Мышиный король», до сцены, к сожалению, не дошедшую.

Снова внимание на рок-музыку он обратил лишь в 1986 году, когда Питер охватил новый рок-н-ролльный бум. Еще один приятель, Алексей Федоров, свел Женю с шоуменом АУКЦЫОНА Олегом Гаркушей, благодаря которому тот познакомился со многими музыкантами, в т. ч. Андреем Шаталиным (АЛИСА), Терри, Сергеем Курехиным, Дмитрием Матковским (МАНУФАКТУРА) и т. д. С Матковским, который тогда был увлечен эстетикой минимализма, творчеством Филиппа Гласса и его единомышленников, Пуссер даже пытался репетировать, однако проект умер, фактически не родившись.

Одно время Женя регулярно заглядывал в клуб-сквот «НЧ-ВЧ» и тесно общался с населявшими его панками и металлистами, включая группу ИЗОЛЯТОР, хотя до совместного музицирования дело у них не дошло. Еще одним музыкантом, с которым Пуссер пытался скооперироваться, был известный джазовый гитарист Александр Пумпян (экс-ФРАМ, ЛЕЛЬ, MARDI GRAS). Осенью 1988 года Женя несколько раз репетировал с группой ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ, но не нашел себе места в их музыке (его сменил певец Слава Петкун, ныне ТАНЦЫ МИНУС).

Чуть раньше Пуссер сочинил свою первую песню «Навозный жук», в которой уже можно было расслышать основные элементы его будущего стиля. В поисках места работы в 1988‑м он устроился дворником на студию питерской «Мелодии», где на разных должностях (сторожа, пожарные) трудились многие питерские музыканты. Инженер студии Игорь Дельгядо позволил ему иногда пользоваться студийным роялем. Вскоре у Евгения возник целый цикл песен с причудливыми фортепьянными мелодиями и текстами, полными игры смыслами и словами.

В феврале 1989 года на дачу к Пуссеру приехал его новый знакомый, выпускник Консерватории Олег Сакмаров. Прослушав в гитарном переложении только что сочиненный материал, он согласился присоединиться к будущей группе, имя которой, КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА, было позаимствовано у Гофмана и отсылало к программному для его творчества рассказу «Кавалер Глюк» (1809). В состав группы вошли Евгений Пуссер (клавишные, вокал), Олег Сакмаров (флейта) и его коллега по Консерватории Петр Акимов (виолончель).


КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА: М. Гуткина, Ю. Бердичевский, Е. Пуссер, Дж. Юсупова

Фото: В. Конрадт


Первой пробой сил стала для КЛУБА КАВАЛЕРА ГЛЮКА поездка в Ригу, причем в роли концертного звукорежиссера выступил сам Игорь Дельгядо. С его же подачи в июне-июле 1989‑го Александр Докшин записал на студии «Мелодии» в Капелле дебютный альбом группы «Водяной пистолет». На записи к основному трио присоединились клавишник Андрей Сигле (экс-КИНО), барабанщик Растям «Рома» Дубинников (экс-МИФЫ, ЯБЛОКО) и Полина Петренко (POSTSCRIPTUM), исполнившая несколько вокализов. Альбом так и не был издан, однако две песни с него появились на первом диске из т. н. сигнальной серии, выпуск которой затеял тогдашний директор студии Андрей Тропилло.

Дубинникову нравилась музыка КЛУБА, но он был слишком занят собственными проектами (позднее он сотрудничал с театрами Славы Полунина и «Derevo»), поэтому по его рекомендации в группу пришел барабанщик Федор Никифоров, который играл с Дубинниковым в группе ФОКС-БОКС. Незадолго до питерского дебюта КЛУБА КАВАЛЕРА ГЛЮКА – он состоялся на фестивале журнала «Аврора» в ЦПКиО 18 сентября – его состав усилил тромбонист Игорь Баканов. На том же фестивале Сакмаров аккомпанировал Борису Гребенщикову.

Сразу после «Авроры» в ряды группы влился, пожалуй, самый известный в то время бас-гитарист Питера Александр Титов, незадолго до этого покинувший АКВАРИУМ и находившийся в поисках новых точек приложения сил. Тромбонист ушел, и на протяжении октября КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА вчетвером (Акимов играл с ними преимущественно дома) дважды выезжал на гастроли: в Пермь и на II Республиканский рок-фестиваль Коми АССР в Сыктывкар.

Одновременно Титов взялся продюсировать КОЛИБРИ; по его просьбе Пуссер даже занимался с девушками вокалом, но в конце концов их пути разошлись: Титов, который тяготел к более тяжелой музыке, в конце 1989 года присоединился к трио ВОСТОК‑1, а позже играл блюз-рок с ТУРЕЦКИМ ЧАЕМ и гастролировал с ПОП-МЕХАНИКОЙ Сергея Курехина. Никифоров тоже отошел от группы и покинул музыку.

Весь следующий сезон Пуссер и появившаяся в составе КЛУБА в конце осени скрипачка Марина Гуткина (жена Евгения нашла ее в подземном переходе, где та играла с акустической группой ТАВТОЛОГИЯ, которая тоже отметилась на первой «Авроре») репетировали вдвоем, развивая собственное видение новой камерной музыки. Параллельно Женя осваивал технику бельканто. Иногда с ними сотрудничали и другие музыканты. В первой половине 1990‑го КЛУБ часто выступал в ДК пищевиков, а в апреле представил программу «Трансавангард», однако новый состав группы сложился лишь к лету 1991 года, когда к Пуссеру, Гуткиной и Акимову присоединились Александр Фомичев (экс-ТЯЖЕЛАЯ РАБОТА, ОПАСНЫЕ СОСЕДИ), саксофон; Вадим Мардкович, валторна; Юзеф Бердичевский (экс-АЛГОЛЬ) и Михаил Ромбиевский (экс-ЛУНА), перкуссия. Все лето они выступали в новом арт-кафе «Бродячая собака», вызывая восторг у заезжих иностранцев.

Одним из наиболее ярких моментов этого периода стало выступление группы на фестивале духовной музыки «Пробуждение» в московском зале «Россия», где публика с особой теплотой приняла их песню «Секрет» с выразительным соло валторны.

В конце 1991 года КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА приступил к записи на «Мелодии» своего второго альбома «Господа играют в домино». Звуком снова занимался Игорь Дельгядо, а в записи участвовали приглашенные музыканты Дмитрий Чумичев (КОРПУС 2), труба; Станислав Лисовский, ксилофон, и Александр Абдулов, перкуссия. На следующий год альбом был отпечатан в виниле при содействии фирмы «Мелодия».

В это время группой активно интересовалось телевидение: их приглашали в программу «Пятое колесо», на ее песни было снято два видеоклипа. КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА регулярно участвовал во всевозможных фестивалях (которых в начале 90‑х проходило великое множество), давал концерты в ВТО, Союзе композиторов, зале Ленконцерта, благодаря чему у Пуссера появились новые контакты в театральном мире.

В 1992–1994 годах Евгений Пуссер сотрудничал с рядом питерских театров, в т. ч. «Да – Нет», «Хусидо», им. Комиссаржевской (где сочинил музыку к спектаклю Аллы Соколовой «Арлекин» (1993)) и т. д.

В мае 1993 года КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА впервые выбрался на гастроли в Европу и выступил на экологическом «Umwelt Festival» и на фестивале «Blastnost» в Германии. Год с небольшим спустя, летом 1994‑го, группа в составе: Пуссер, Гуткина, Ромбиевский, Фомичев, Чумичев плюс Александр Мазуров, саксофон, кларнет; Дмитрий Каховский (ТОТАЛИТАРНАЯ МУЗЫКАЛЬНАЯ СЕКТА), контрабас, и Александр Кондрашкин (экс-АВИА, АКВАРИУМ), барабаны, собралась на свои вторые, теперь уже двухмесячные, гастроли по Европе, во время которых с успехом концертировала в Берлине, Ахене, Брюсселе, Антверпене и т. д. Именно в этой поездке случилось несчастье с Сашей Кондрашкиным, который в Ахене упал с большой высоты и получил серьезные травмы, в результате которых ушел из музыки (а позднее и из жизни).

На этом неприятности не закончились. В конце турне Мазурова сбила машина (к счастью, с менее тяжелыми последствиями). Группа распалась, и в Питер вернулись только Пуссер, Ромбиевский, Гуткина и Чумичев.

Следующие два года КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА (а иногда Пуссер соло) регулярно выезжал с концертами в Италию, Бельгию и Германию. Параллельно Евгений работал над хоровой музыкой, сочинил оркестровую сюиту, писал музыку для театра. В конце 1995 года в немецком городке Люнебург за два дня был записан третий альбом группы «Белый Бегемот» с песнями на французском и немецком языках. В его записи участвовали вернувшийся в строй Мазуров, Ромбиевский и классическая альтистка Джамиля Юсупова. На следующий год альбом был издан на компакт-дисках под собственным лэйблом группы «Pusser&Stranz».

Весной 1996 года КЛУБ КАВАЛЕРА ГЛЮКА выступил в питерском клубе «Перевал», а летом совершил последнее большое турне по Германии (Гуткину подменяла скрипачка Екатерина Ложкомоева из фолк-группы OLD HORNED SHEEP, которую незадолго до этого собрали Ромбиевский и гитарист Александр Дмитриев). К началу следующего года КЛУБ распался: Ромбиевский окончательно ушел в OLD HORNED SHEEP; Мазуров занимался академической музыкой.

Тем не менее до конца десятилетия Пуссер сделал еще несколько интересных записей: в 1997 году он сочинил саундтрек к фильму Дмитрия Месхиева «Бомба» (звукорежиссер Михаил Шемаров, студия «Ленфильм») и записывал церковную музыку в студии «Карнавал» (бывший Дворец пионеров). В 1998‑м они с Мариной Гуткиной работали над музыкальным сопровождением к ряду спектаклей театра «Особняк», однако с приходом третьего тысячелетия Женя неожиданно сменил свой профессиональный путь, открыв строительную компанию, и с тех пор с головой ушел в этот непростой бизнес.

Большинство других участников КЛУБА КАВАЛЕРА ГЛЮКА так или иначе связаны с музыкой (как академической, так и с рок-н-роллом). Записи группы с 90‑х не переиздавались, хотя виниловый диск «Господа играют в домино» изредка можно встретить в специализированных магазинах.


• Дискография:

Водяной пистолет (1989); Господа играют в домино (1992); Белый Бегемот (1997)

КОЛИБРИ

Экзотический плод, выросший на перекрестке двух времен и смешении двух культур, группа КОЛИБРИ – с ее воздушными мелодиями, трогательным и чуть наивным романтизмом, подчеркнутой театральностью и привкусом декаданса – может показаться абсолютно чуждой музыкальной сцене Питера с ее активным неприятием кэмпа. Но это лишь на первый взгляд. В действительности эта компания ярких, разносторонне одаренных и совершенно разных личностей – интегральная часть питерского рока. В отличие от заполнивших телеэкраны страны в 90‑х девичьих групп-марионеток, которые говорят и поют голосами своих закулисных кукловодов, КОЛИБРИ поют сами и только свои песни, а в их музыке смешались самые разные стили и жанры – от шансона и довоенного кабаре до киномузыки 60‑х, от поп-баллад до новой волны, от современной электроники до рэггей.

Как группа, КОЛИБРИ выросли из разового проекта, который затеяла весной 1988 года Наталья Пивоварова (родилась 17 июля в Новгороде), к тому времени уже известная в Питере благодаря активному участию в ПОП-МЕХАНИКЕ Сергея Курехина. Как-то раз она собрала у себя в мансарде компанию знакомых девушек, имевших то или иное отношение к Ленинградскому Рок-клубу, но не получивших никакого опыта сцены, и предложила им поставить театрализованную программу с элементами поп-музыки, кабаре и ретро с тем, чтобы позднее сделать на ее основе полноценную группу.

Программа «Каникулы любви» (ее название было позаимствовано у популярной в 60‑х японской кинокартины) была представлена в Рок-клубе 8 марта 1988 года и произвела фурор: эффектные костюмы, многоголосие, полузабытые хиты в современных или, напротив, стилизованных под ретро аранжировках – КОЛИБРИ стали популярными в тот же вечер. (Помимо девушек в концерте – вставным номером – участвовал Алексей Васильев, который пел сугубо мужские номера того же характера, вроде югославской «Devoika mala».)

В оригинальный состав КОЛИБРИ входили: Наталья Пивоварова, Елена Юданова (родилась 22 марта в Таллине), Ирина Шароватова (родилась 8 апреля в Ростовской обл.), Ольга Фещенко (родилась 16 декабря в Ленинграде), Инна Волкова (родилась 20 июля в Мурманске), Юлия Леонова и Алла Самарина. Впрочем, этот состав просуществовал недолго – к следующему концерту две последних участницы отпали (Юля позднее перебралась в Нью-Йорк, а Алла в Лондон), и КОЛИБРИ превратились в квинтет.

Вскоре группа непринужденно перешла от исполнения каверов к собственным песням, причем вслед за Пивоваровой авторские амбиции проявились и у всех остальных участниц КОЛИБРИ. В ноябре 1989 года, используя принадлежавшую АКВАРИУМУ порто-студию, они записали свою песню «Американская жена», а месяц спустя обосновались на студии «Титаник» и начали урывками работать над своим дебютным альбомом. В роли его продюсера выступил только что покинувший АКВАРИУМ бас-гитарист Александр Титов, а в числе музыкантов, принявших участие в записи, значились Олег Сакмаров (клавишные, флейта, гобой), Петр Акимов (виолончель), участники ТЕЛЕВИЗОРА Александр Беляев (гитара), Максим Кузнецов (гитара) и Алексей Рацен (барабаны), а также Сергей Агапов (барабаны) и т. д.

В самом конце 1990‑го альбом, которому киноактер и хороший знакомый КОЛИБРИ Никита Михайловский придумал название «Манера поведения», был наконец сведен Андреем Макаровым (известным по ранним записям NAUTILUS POMPILIUS) и, что называется, пошел в народ.

С приходом 90‑х группа начала регулярно концертировать дома (используя для этого инструментальную фонограмму альбома), а осенью 1990 года перешла к гастролям – сначала по стране, а потом и за ее пределами.

В начале 1991 года КОЛИБРИ отметились на десятилетии Ленинградского Рок-клуба, в мае (вместе с НОМ, ОРКЕСТРОМ А и другими группами из Питера, Москвы и Сибири, а также модными британцами THE SHAMEN) выступали на «Интернеделе» в Академгородке под Новосибирском, а в октябре стали участниками Дней Ленинграда во французском Нанте (фестиваль «Les Allumees»). Позже список стран, покоренных КОЛИБРИ, пополнили Германия, Финляндия, Швеция и т. д.

В конце 1991 года альбом «Манера поведения» воплотила в виниле московская компания «FeeLee». Годом позже его по лицензии переиздали в США – к слову, это был первый и едва ли не единственный удачный опыт подобного рода. В том же году ПО «Видеофильм» сняло полнометражную ленту «Колибри в Париже и дома», которую начиная с 1992 года можно было изредка встретить в афишах питерских кинотеатров, хотя, к сожалению, она до сих пор так и не издана на видео.

К этому времени Ольга Фещенко получила возможность продолжить образование во Франции и покинула КОЛИБРИ – поначалу предполагалось, что на время, но жизнь сложилась так, что навсегда. Ольга обосновалась в Париже, сделав его третьей мировой столицей, в которой ныне живут экс-участницы КОЛИБРИ. Следующие несколько лет состав группы оставался неизменным.

Вторая студийная работа КОЛИБРИ, «Маленькие трагедии», была записана в 1992 году. Инструментальную часть обеспечили известные питерские джазмены – клавишник и аранжировщик Юрий Соболев и гитарист Александр Гнатюк. Этот альбом тоже издала «FeeLee».


КОЛИБРИ: И. Шароватова, О. Фещенко, Н. Пивоварова

Фото: В. Конрадт


Начало смутных 90‑х КОЛИБРИ провели, работая главным образом на выезде. Лишь с появлением в Питере сети новых музыкальных клубов они возобновили выступления дома. Так, 8 марта 1993 года они отметили свое пятилетие, сыграв в программе «Баба Дура» Академии дураков Вячеслава Полунина, по случаю чего даже возродили программу «Каникулы любви».

С 1994 года песни КОЛИБРИ начали проникать в эфир FM-радиостанций, сделав имя группы известным не только слушателям Западной Европы, но и России. Едва ли не самой успешной во всех отношениях работой в биографии группы оказался альбом «Найди десять отличий» (1994), в записи которого были задействованы бас-гитарист Вячеслав Кошелев и другие участники группы ПРЕПИНАКИ (Наташа Пивоварова была замужем за вокалистом последних Александром Лушиным), а также гитарист NAUTILUS POMPILIUS Александр Беляев и барабанщик СТРАННЫХ ИГР Игорь Черидник. В роли звукорежиссера выступил Андрей «Мурз» Муратов (в то время клавишник DDT). Альбом был издан компанией «Триарий», а его главным хитом стала песня Лены Юдановой «Желтый лист осенний».

Осенью 1996 года, сделав шаг в достаточно неожиданном направлении, КОЛИБРИ пригласили для работы над своим очередным альбомом группу TEQUILAJAZZZ и клавишника DDT Константина Шумайлова. Работа продолжалась довольно долго, а следующей весной, когда альбом «Бес сахара» (поначалу он, кстати, имел провокационное название «Принцессы не какают») наконец увидел свет, КОЛИБРИ, можно сказать, впервые в своей биографии дали серию концертов с живым звуком, сопровождаемые на сцене теми же музыкантами. Правда, этот любопытный эксперимент не получил продолжения, ибо все его участники были слишком заняты собственной музыкой. Годом позже «Gala Records», издавшая «Бес сахара», выпустила альбом танцевальных ремиксов лучших песен КОЛИБРИ в интерпретации известных ди-джеев и электронщиков, в числе которых были Валерий Алахов (НОВЫЕ КОМПОЗИТОРЫ), Игорь Вдовин (ЛЕНИНГРАД), DEADУШКИ, Android и т. д.

Вопреки очевидным достоинствам (фотогеничности всех участниц группы и хитовому потенциалу их песен), а также многочисленным выступлениям на кинофестивалях (наш «Кинотавр» и фестиваль видеорекламы в Дюссельдорфе в 1993 году, «Окно в Европу» в 1996‑м и т. д.), кинематограф долго обходил КОЛИБРИ стороной. Только в 1997 году, на десятом году своей биографии, группа снялась в художественной ленте Александра Баширова «Железная пята олигархии».

В мае 1998‑го КОЛИБРИ – вместе с TEQUILAJAZZZ и ВОЛКОВТРИО – приняли участие во II фестивале Сергея Курехина S.K.I.F., который организовал в Нью-Йорке его давний почитатель Дэвид Гросс, а также совершили турне по Германии, в рамках которого выступили на Днях Санкт-Петербурга в Гамбурге.

Вместе с тем внутри группы постепенно зрел конфликт. Основательницу и на первых порах единоличного лидера КОЛИБРИ Наталью Пивоварову все больше привлекали иные точки приложения сил: она продюсировала девичью группу МОЛОЧНЫЙ ШЕЙК (этакий подростковый вариант КОЛИБРИ), выступала дуэтом с Александром Лушиным и вместе с ПРЕПИНАКАМИ, тогда как остальные девушки пытались повернуть курс группы в направлении более актуальных музыкальных форм.

Дело закончилось тем, что в декабре 1998 года Пивоварова ушла из КОЛИБРИ и полностью обратилась к соло-карьере, а в январе 2000‑го собрала группу (или «объединение», как они обозначают себя на афишах) СОУС.

Многие пророчили КОЛИБРИ если не неизбежную кончину, то по крайней мере бесславное существование в тени былых успехов. Поначалу казалось, что эти прогнозы сбываются, однако через девять (что символично) месяцев КОЛИБРИ вновь появились на сцене, причем к трем оригинальным участницам – Лене Юдановой, Ирине Шароватовой и Инне Волковой – присоединились клавишник и аранжировщик Олег Эмиров (р. 8.09.70 в Ленинграде), стартовавший в группе ГОЛЫЕ, а также гитарист Андрей Градович, игравший в ЮГЕНДШТИЛЕ, POSTCOLOR и ДАЙ ПИСТОЛЕТ!

Целый год обновленная группа гастролировала по стране, совершила два тура по странам Скандинавии и вела работу над очередным альбомом, однако дома не появлялась. Питерская презентация новых КОЛИБРИ состоялась 24 декабря 2000 года на сцене Театра эстрады и была оценена публикой довольно высоко. Что же касается альбома, получившего неожиданное имя «Любовь и ее конечности» (по строке в одной из их новых песен), то его судьба оказалась более сложной. Он был записан на студии «Сигнал» (звукорежиссер Сергей Русанов, экс-УЛИЦЫ и ТЕЛЕВИЗОР) силами самой группы – единственным приглашенным музыкантом стал барабанщик БОНДЗИНСКОГО Игорь Мосин. Альбом был закончен в ноябре 2000‑го, однако КОЛИБРИ понадобилось больше года, чтобы найти для него издателя.

Между тем в 2001 году группа сделала еще одну попытку творческого симбиоза, на этот раз с музыкантами ВОЛКОВТРИО. Записанный КОЛИБРИ при участии Владимира Волкова и Святослава Курашова, а также известного музыканта, аранжировщика и звукорежиссера Влада Жукова материал в количестве трех песен был выпущен при поддержке фирмы «Триарий» на средства самой группы под названием «Трio».

В конце концов свет увидела и «Любовь»: осенью 2001 года КОЛИБРИ подписали новый контракт с «Real Records», которая и выпустила альбом. Московская презентация альбома состоялась 5 февраля 2002‑го, а питерская на два месяца позже, 5 апреля, в клубе «Паръ».

В дальнейшем группа продолжала гастролировать, на протяжении 2002 года стала участницей очередного S.K.I.F., кинофестиваля «Чистые грезы», фестиваля телесериалов «Сполохи» в Архангельске и Международного кинофестиваля в Москве. В том же году на альбоме-посвящении экс-флейтисту АКВАРИУМА Дюше Романову КОЛИБРИ представили свою версию знаменитой «Крюкообразности»; в 2003 году они концертировали в Берлине и Гамбурге, записали номер для звуковой дорожки к фильму «Азазель» и свой вариант песни «10 стрел» для сборника, подготовленного Андреем Тропилло к пятидесятилетию БГ.

Свое пятнадцатилетие (2003) КОЛИБРИ отметили большими концертами в клубе «Б‑2» (Москва) и в питерском Театре эстрады, причем к текущему составу группы на них вновь присоединилась Наташа Пивоварова. Весной 2004‑го они в очередной раз были приглашены на S.K.I.F. Правда, тогда же у группы опять обострился кадровый вопрос: Эмиров нашел работу в Москве, а Градовича позвали в 2ВА САМОЛЕТА, хотя он продолжал играть и с КОЛИБРИ. Лишь в 2005‑м эту проблему удалось разрешить, когда КОЛИБРИ начали кооперироваться на сцене с инструментальным комбо SOUNDSCRIPT 33, которое за пару лет до этого собрал саксофонист и композитор Дмитрий Федоров (ранее МИККИМЫШЬ, TRIBAL MASSIVE ORCHESTRA, трио Z).


• Дискография:

Манера поведения (1991); Маленькие трагедии (1992); Найди десять отличий (1994); Бес сахара (1997); Колибри – ремиксы (1998); Трiо (EP, 2001); Любовь и ее конечности (2002)

КОМА

Вопреки своему не особо оптимистическому названию, с первых дней своего существования группа КОМА играла (и до сих пор играет) заметную роль на тяжелом фланге музыкального спектра рок-н-ролльного Питера, смешивая свой бескомпромиссный и брутальный трэш с элементами арт-рока, психоделии и хардкора, регулярно выступает дома, гастролирует по стране, записывает и издает свою музыку.

Согласно официальной биографии, КОМА возникла в июне 1989 года, однако пути ее участников впервые пересеклись гораздо раньше. Бас-гитарист и певец будущей КОМЫ Александр «Гудвин» Воловик стартовал в середине 80‑х в школьной группе и уже тогда отдавал явное предпочтение тяжелому жанру (что не особо удивительно, учитывая то время и его возраст). Поступив в институт, он продолжал заниматься музыкой. В 1986‑м к его тогдашней группе присоединился сокурсник и гитарист Аркадий «Парамон» Лебедев. Весной 1987 года Гудвина призвали в армию, а Лебедев стал участником арт-рок группы ФАУНА, которую организовал Женя Петухов (экс-ГРАНД-ЦИРК), откуда через год Парамона пригласили в знаменитый уже ЛЕГИОН, а еще позже в КРЕСТ.

Гитарист Николай «Деструктор» Голубев тоже дебютировал в школьной группе и тоже играл металл. В 1987‑м он собрал группу 10 ТОНН, которая, пожалуй, первой в Питере начала играть настоящий трэш. Следующей осенью его коллег по группе тоже забрали в армию, вследствие чего осенью 1988 года Ник оказался в одиночестве.

С Лебедевым Голубев познакомился совершенно случайно, во время ноябрьской демонстрации, и обнаружил, что у них схожие музыкальные вкусы. Когда из армии вернулся Гудвин, они начали репетировать втроем, а после того как в их компанию влился барабанщик Евгений «Джек» Логинов, состав группы был укомплектован полностью. Название КОМА предложил Гудвин, который, по его словам, испытал это состояние в больнице, а логотип в форме кардиограммы придумал его армейский знакомый, художник-авангардист Шавкат.

На первых порах КОМА базировалась в клубе Железнодорожного института, деля время и территорию с ПЕРВЫМИ ПОЛЕТАМИ НА ЛУНУ (позже ДВА САМОЛЕТА), а в начале 1990 года переехала в старый особняк в Павловске, куда ее любезно пригласили друзья из группы СВЯТЫЕ ЗАЙЦЫ. Именно в Павловске в октябре 1990 года КОМА за один прогон сделала свою первую демо-запись, которая быстро распространилась по городу.

Один из первых концертов группы состоялся в ноябре 1990 года в закрытом ныне клубе «Nord West», после чего КОМА начала обживать рок-н-ролльный Питер. В декабре 1991‑го она выступила на I питерском трэш-фестивале, а год спустя прогремела на фестивале «Baltic Death Zone I» во Дворце молодежи, где прозвучала едва ли не профессиональнее всех участников. Гудвин там же пел с только что возникшей группой AL.EX и продолжал помогать коллегам, пока они не нашли своего вокалиста (Илью «Черта» Кнабенгофа).

В апреле 1992 года КОМА произвела на свет свой первый полнометражный альбом «Цепи». Он был выпущен на кассетах и моментально разлетелся по стране. В сентябре КОМА продолжила дискографию демо-записью «Скорбное Бесчувствие», которая достигла ушей Кирилла Немоляева, в ту пору ведущего металлической программы «Нержавейка» на радио «SNC». Кирилл даже планировал снять клип на заглавный номер альбома, однако его передачу неожиданно закрыли, и идея осталась нереализованной, но дружба завязалась.

Следующей крупной акцией при участии КОМЫ стал фестиваль «Черный Термит» в рамках программы «Рок в защиту насекомых» (клуб «Азимут», январь 1993 года). Сразу после него с группой по личным причинам расстался Женя Логинов, и КОМА отправилась на поиски нового барабанщика. Таковой нашелся довольно быстро: Дмитрий «Дариан» Терентьев начинал в различных группах Новгорода Великого, откуда перебрался в Питер, играл с кем придется, а КОМУ впервые услышал именно на фестивале в «Азимуте» вместе с московской ВАЛЬКИРИЕЙ и питерскими GREAT SORROW. Его дебют состоялся на фестивале «Global Music» в апреле 1993 года.

Хотя в середине 90‑х общее число концертов в стране неуклонно падало, то там, то здесь вспыхивали огоньки жизни: отдельные энтузиасты открывали новые клубы и находили деньги на фестивали и гастроли, поэтому пробелы в концертном графике КОМЫ никогда не были особо длинными. В ноябре 1993 года они посетили Ижевск, где выступили на «Дне Мрака», в следующем апреле приняли участие в фестивале «Deathrider» (Москва), в июне появились на фестивале «Necronomicon» (Екатеринбург), а в июле блеснули на «Baltic Death Zone 2» в питерском клубе «Indie».

В этот период участники группы замахнулись на масштабное аудиополотно, металлическую оперу «Urban Mutant» на английском языке. Ее первая часть, альбом «Born to Be Great», увидела свет в октябре 1994‑го и была издана на кассетах под лэйблом «Always Records». Интересно, что переводить тексты на английский музыкантам помогал известный журналист («Rock Fuzz») и филолог Алексей Курбановский.

Летом 1995 года в рок-магазинах появилась кассета «Compilation», выпущенная новой фирмой «Mass Culture» и содержавшая избранные номера из обширного репертуара КОМЫ с 1990 по 1995 год. Она стала своеобразным отчетом за первые пять лет существования группы. Помимо того, ряд песен КОМЫ выходил на различных сборниках в Питере и Москве.

Контакты с Кириллом Немоляевым в начале 1996‑го вылились в симбиотический проект KOMA NEM, который дал несколько удачных концертов. Вслед за этим КОМА снова оказалась перед необходимостью искать барабанщика: Терентьев покинул группу по причине музыкальных разногласий. Ситуация осложнялась отсутствием у КОМЫ репетиционного помещения и серией краж, в результате которых музыканты лишились части инструментов и оборудования.

В июне 1996 года новым участником КОМЫ стал Анатолий «Натор» Натаровский. Он был немного младше остальных участников группы, но начиная с 1992‑го успел оставить заметные следы в группах AWESOME, MINCING MACHINE и NORTHERN GATES (позднее СЕВЕРНЫЕ ВРАТА). Проведя несколько месяцев в репетициях и аранжировке нового материала, КОМА вернулась на сцену.

Следующим важным этапом в их биографии стало возобновление сотрудничества с Немоляевым, группа которого БОНИ НЕМ к концу 1997 года распалась, вследствие чего музыканты КОМЫ органично заняли их места на гастролях и в студии. В 1998–2000 годах КОМА куда чаще выступала в качестве БОНИ НЕМ, нежели под своим собственным именем, проехалась с гастролями от Новосибирска до Вильнюса и от Байкала до Будапешта (где выступила на крупнейшем в Восточной Европе рок-фестивале «Pepsi Sziget» в одной компании с PARADISE LOST, GUANO APES и APOCALYPTICA). Кроме того, КОМА фигурирует на альбомах Немоляева и БОНИ НЕМ «Ни Бэ Ни Мэ, или В мире животных», «The Very Best of Greatest Hits» и «В Вологде-где», а также на видеокассете «Greatest Best Video».

Столь сильная вовлеченность в чужое творчество грозила растворить КОМУ в БОНИ НЕМ. К счастью, осенью 1999 года музыканты собрались с духом и приступили к записи на студии «Добролет» своего нового альбома – первого за пять лет. Он был закончен в конце зимы, получил название «Awakening of Wax Figures», весной был издан на кассетах «Mass Culture», а в начале августа выпущен на компакт-дисках московской «Мистерией Звука». Помимо основного состава КОМЫ участие в записи принимала клавишница и бэк-вокалистка АРХИВАРИУСА (позже ACKEE MA-MA) Татьяна Яценко, которая с этого времени часто сотрудничала и с КОМОЙ, и с БОНИ НЕМ.

Осенью того же года под эгидой металлического журнала «Pain Killer» был выпущен альбом «Москваллика», на котором отечественные артисты исполнили кавер-версии песен METALLICA. КОМА представила для сборника свой вариант знаменитой «Nothing Else Matters», который обозреватель «Pain Killer» не без изумления назвал «шедевром музыкального сарказма».

Успех «Awakening of Wax Figures» стимулировал возвращение группы в строй. На следующий год она выступила на металлических фестивалях «Pa-Rokki» и «Repe-Rock» в Финляндии в обществе местных звезд SUBURBAN TRIBE, FM‑2000, LULLACRY, PRIVATE LINE и т. п.

В 2002 году КОМА записала очередную демо-ленту «Где-то», а год спустя – новый альбом «Осколок Звезды» (теперь уже на русском языке). Голубев в сезоне 2002/03 параллельно играл глэм-рок с группой СЛЕЗЫ Б., а Натаровский в 2003 году барабанил с ACKEE MA-MA. В 2004‑м Аркадия Лебедева, который с начала 90‑х занимался производством мастеровых гитар (как правило, в компании с экс-барабанщиком ПЕПЛА и НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ Сергеем Сандовским) и к тому времени стал одним из признанных специалистов в этой сфере, сменил новый гитарист Артем «Сильвер» Серебряков.

Первые годы третьего тысячелетия КОМА много гастролировала (Екатеринбург, Москва, Минск, Новгород, Псков, Тула, Краснодар, Витебск, Тюмень, Сургут, Нижний Новгород, Великие Луки, Выборг, Вологда). Фирма «Кап-кан» переиздала на компакт-дисках знаменитый альбом «Born to Be Great». Группа занялась подготовкой акустической программы и съемками автобиографического фильма «Десять лет в Коме».

Весной 2005 года КОМА разогревала культовую германскую трэш-группу KREATOR, а 14 мая отметила в клубе «Арктика» свой пятнадцатый день рождения. Помимо виновников торжества участие в концерте принимали молодые группы DOMINIA, ATOMICA, MOLOT VEDM и O.X. В конце того же года по данным голосования на веб-ресурсе «Rock-Hell» группа КОМА была признана лучшей группой страны в номинации «трэш-метал» и стала обладателем премии «Metal Heart».


• Дискография:

Демо‑90 (1990); Цепи (1992); Скорбное Бесчувствие (1992); Born to Be Great (1994); Compilation (1995); Awakening of Wax Figures (2000); Где-то (2002); Осколок Звезды (2003)

Кирилл КОМАРОВ

Одаренный поэт, автор песен, певец и гитарист, питерский музыкант Кирилл Комаров держится собственной линии в спектре акустического блюза (хотя ему доводилось играть с группами и записываться в электричестве, наибольшего признания он добился именно в акустике). Он родился и вырос в Питере, после школы поступил на восточный факультет Университета и уже тогда писал интересные стихи, хотя на музыкальных инструментах до времени не играл и в группах не состоял.

В 1984 году соученик Кирилла Алексей Образцов познакомил его с компанией своих приятелей, которые только что собрали группу, носившую временное название ДОМИНО. Тексты Комарова органично легли на мелодии ее гитариста Максима Кузнецова и помогли ДОМИНО сформировать собственный репертуар, благодаря чему Кирилл был приглашен в состав группы и стал ее неиграющим участником (как Кит Рид в PROCOL HARUM или Берни Топин у Элтона Джона).

Вскоре ДОМИНО сменило имя на ПРИСУТСТВИЕ, вступило в Рок-клуб, блеснуло на очередном фестивале и на протяжении 1985–1987 годов оставалось одной из его ведущих групп. Хитами ПРИСУТСТВИЯ были песни Кузнецова и Комарова «Лучше быть мертвым, чем вторым», «Выйди вон», «Мой день», а их «Осенний блюз» жюри IV Рок-фестиваля (1986) назвало в числе его лучших песен.

В конце 1987 года Комаров, оставив свои тексты ПРИСУТСТВИЮ, покинул группу и вскоре дебютировал как акустический гитарист и певец. На протяжении трех следующих лет он регулярно выступал в Питере, гастролировал в Таганроге, Москве, Вологде, Рязани, Ростове-на-Дону и т. д. Пожалуй, наиболее ярким событием этого периода стало для Кирилла Комарова участие в I фестивале «Рок-акустика» (Череповец, январь 1990 года). В том же году музыкант записал свой дебютный альбом «Остров», впрочем, особого хождения в магнитоиздате не имевший.

Начало 90‑х было эпохой во многих отношениях странной, и имя Комарова, как и многих других героев предыдущего десятилетия, звучало нечасто. Тем не менее в 1991–1993 годах он много работал в студии ТЕЛЕВИЗОРА на Фонтанке, где были записаны его альбомы «Простая вещь» (1991) и «Акустика» (1993). Участие в этих записях принимали Максим Кузнецов (гитара) и Юрий Щербаков (барабаны) из ПРИСУТСТВИЯ, бас-гитарист Олег Дегтярев, пианист Александр Видякин и другие музыканты, а за пультом, как правило, находился Вадим «Десс» Сергеев (экс-НАБЕРЕЖНАЯ ЛИМПОПО).


Кирилл КОМАРОВ

Фото: М. Баткова


В 1994 году из накопившегося за предыдущие три года материала Комаров отобрал десять песен, звучавших в различных стилях, от ритм-энд-блюза до хард-рока, и составивших альбом «День со среды на четверг», изданный на кассетах под лэйблом фирмы «Euro-Style». Этот альбом стал знаком возвращения Комарова к электрическому звучанию. В том же году он записал живьем несколько песен при участии музыкантов КОРПУСА 2 (Валерий Кобушко, гитара; Вадим Новиков, бас; Анатолий Журавлев, барабаны), а в декабре организовал свою группу ЧЕСТНОЕ СЛОВО.

В нее вошли его старые знакомые Максим Кузнецов и Олег Дегтярев, а также барабанщик Дмитрий Евдомаха (последние двое до этого вместе работали в группе Паша НЕККЕРМАН И ДЕНЬГИ). Параллельно Дегтярев и Евдомаха собрали свой BEATHOVEN (где приоритет был отдан песням Олега). Дебют обеих групп состоялся в январе 1995 года на фестивале «Рок за урожай» в «CD-клубе».

Первая версия ЧЕСТНОГО СЛОВА просуществовала несколько месяцев и сыграла считанное число концертов (чаще всего в клубе «Wild Side») – в середине того же года BEATHOVEN устроился работать в ресторан, а Максим Кузнецов эмигрировал в США. Комаров собрал новый состав, в который были приглашены гитарист Руслан Исаков (параллельно в MOBY DICK), бас-гитарист Василий Ломагин и барабанщик Геннадий Тусков (экс-JACK DANIELS). Они продолжали играть в клубах и записали на студии «Добролет» песни «В осеннем парке» и «Маленькая Лиза» (звук: Вадим «Десс» Сергеев).

Осенью – зимой 1997 года на «Добролете» Сергеев записал очередной соло-альбом Комарова «Парашютисты глазами птиц», который был издан официально только четыре года спустя. В его записи участвовали музыканты ЧЕСТНОГО СЛОВА, а также клавишник Михаил Огородов, певец Евгений Дятлов (АТЫ-БАТЫ) и т. д.

Существенное ускорение карьере Кирилла придало его участие в фестивалях и концертах «Могучей Кучки», неформального творческого объединения, которое затеяли в 1999 году музыканты ЗИМОВЬЯ ЗВЕРЕЙ Константин Арбенин и Александр Петерсон: Комаров выступал в их рамках соло, дуэтом с Михаилом Борзыкиным (ТЕЛЕВИЗОР), а позднее в трио с Михаилом Башаковым и Костей Арбениным: их совместные выступления пользовались неизменным успехом как в Питере, так и в Москве. На рубеже нового тысячелетия Кирилл Комаров стал завсегдатаем афиши концертного зала Ленинградского зоопарка.

В конце 1999 года продюсерский центр «Бест Презентс» выпустил на кассетах новый акустический альбом Комарова «Вот он я», включавший такие его песни, как «Не мной придуманный блюз» и «Снег идет вверх». В 2001 году был издан и альбом «Парашютисты глазами птиц». Следующая работа музыканта, «Топливо» (2002), тоже была сугубо акустической, а записал ее на своей «Chasovschik Studio» Евгений Кирцидели.

Альбом «Ангелология», записанный на протяжении 2004 года на нескольких разных студиях и взятый в каталог крупной компании «Никитин», стал, по сути дела, первой работой музыканта, замеченной музыкальной прессой столицы (раньше статьи о нем появлялись почти исключительно в Питере). Вдогонку за ним Комаров выпустил альбом «Рано или поздно», песни которого разделяла пауза в десять лет: часть из них была записана в 1994‑м в студии на Фонтанке, а остальные были зафиксированы в период работы над «Ангелологией» и частью звучали на концертах «Могучей Кучки».

Год 2005‑й оказался для Кирилла Комарова не менее насыщенным: его январский концерт в московском клубе «АртЭрия» был записан и отснят для издания на DVD, а акустическое выступление в июле легло в основу альбома «Трансблюз». Помимо того, музыкант составил из концертных записей времен ЧЕСТНОГО СЛОВА любопытный альбом «Опыты с живым электричеством». Позднее свет увидела и первая mp3-коллекция Комарова, в которую вошли фрагменты альбома «День со среды на четверг», все студийные записи от «Вот он я» до «Трансблюза», а также избранные записи квартирных концертов, сделанные в период с 1997 по 2003 год.


• Дискография:

Остров (1990); Простая вещь (1991); Акустика (1993); День со среды на четверг (1994); Парашютисты глазами птиц (1998); Вот он я (1999); Топливо (2002); Ангелология (2004); Рано или поздно (2004); Опыты с живым электричеством (2005); Трансблюз (2005); Кирилл Комаров MP‑3 (2005); Москва. Концертный зал «АртЭрия». ЦДРМ. 22 января 2005 (2005)

КОНДОР

С группы КОНДОР, вне всяких сомнений, началась история бит-музыки в стенах Ленинградского технологического института; к ее достоинствам можно было отнести ансамблевое звучание, драйв, броскую сценическую подачу и разнообразный репертуар, в который – помимо непременных хитов британского бита и THE BEATLES – входили классические рок-н-роллы и блюзы. Необходимо отметить, что КОНДОР стал и одной из первых жертв идеологического давления на питерских рок-музыкантов.

КОНДОР собрал осенью 1964 года первокурсник и способный музыкант, клавишник Сергей Солдатов. Помимо него в состав группы вошли Юрий Плохов (соло-гитара), Леонид Ринк (ритм-гитара), Борис Бойко (труба, ритм-гитара, вокал), Сергей Жуков (бас) и Владимир Филиппов (барабаны). Одни из них были коренными жителями Питера, другие приехали из разных городов СССР. Звукорежиссером группы стал несколько более взрослый Александр Гинцтон. Он учился в том же институте, но потом перешел в Индустриально-педагогический техникум (а еще позже окончил Институт культуры).

Первые два сезона КОНДОР провел, выступая на вечерах в многочисленных общежитиях Техноложки, участвовал в институтской самодеятельности, играл на районных конкурсах, собирал аппарат и формировал репертуар. В начале своей биографии группа делала акцент на жесткие рок-н-роллы, потом к ним добавились хиты Британского Вторжения, ритм-энд-блюз и даже арт-рок. Их главным хитом в сезоне 1966/67 была интересная версия «Black Is Black» LOS BRAVOS. Кроме того, ударными номерами программы были «For Your Love» THE YARDBIRDS, «Julia» THE BEATLES, «A Whiter Shade of Pale» PROCOL HARUM и т. д.

К тому времени выяснилось, что своих вокальных данных группе не хватает, и осенью 1966 года в ряды КОНДОРА был привлечен Владимир Кириллов, известный по работе со «вторыми» СТРАННИКАМИ и ГРИФАМИ. Через год он ушел в ЛИРУ (которой немного помогал аппаратурой Гинцтон) – и в следующем сезоне место у микрофона занял неопытный, но сильный певец Виктор «Мика» Кушнеров, в ту пору студент Железнодорожного института.

Весной 1968 года КОНДОР принял участие в конкурсе ансамблей Ленинского района, где без труда занял I место. Тем не менее в родном институте он уже не был одинок: там появились АРСЕНАЛ, БОБРЫ, ГАУДЕАМУС, ВЕГА и еще несколько поп-групп. Кроме того, буквально за углом располагался Военмех, музыкальная жизнь в котором бурлила еще сильнее.

Несмотря на то что по прошествии пяти лет бо́льшая часть музыкантов уже вплотную приблизилась к диплому, группа продолжала выступать. В 1969‑м они давали концерты в ДК «Выборгский», лето 1970‑го отыграли на танцах в Тосно, но «тучи над городом» уже сгущались.

Гром для КОНДОРА прогремел 4 ноября 1970 года, когда они выступали на вечере в Техноложке вместе с АРСЕНАЛОМ. Кому-то из парткома института показался сомнительным и прозападный имидж, и репертуар группы. К тому же кто-то некстати припомнил, что кондор – не только живущая в Америке птица, но и название немецкой дивизии во Вторую мировую войну. Группа была официально запрещена и, поскольку студенческая жизнь для всех ее музыкантов подошла к концу, сразу же распалась.

Бойко, Кушнеров, Филиппов и Гинцтон вскоре присоединились к новой версии АРСЕНАЛА. Ринк еще год жил в Питере, выступая с различными музыкантами – в частности, летом 1971 года собрал для работы на танцах в области группу, в ряды которой вошли Николай Баранов (позже ВИНЕГРЕТ), ритм-гитара; Андрей «Young» Никаноров (позже ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ), бас; Михаил Шкиря (экс-ЛИРА, позднее АРСЕНАЛ), клавишные, и неизвестный барабанщик, использовавший на концертах пионерский барабан!

После этого Ринк, который был родом из Эстонии, уехал из Питера, а позже стал директором предприятия в городке Шиханы Саратовской области. Жукова распределили в Электросталь под Москвой, а Солдатова в НИИ ГИПХ, где он отработал много лет, но умер от тяжелой болезни в 2003 году. Еще в 70‑х ушел из жизни убитый при невыясненных обстоятельствах Кушнеров. Из участников оригинального КОНДОРА в музыке дольше всех оставался Александр Гинцтон. Судьба остальных музыкантов группы неизвестна.

КОРАБЛЬ ДУРАКОВ

Питерская группа конца 60‑х, в которой приобрел свой первый музыкальный опыт будущий лидер САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Владимир Рекшан, КОРАБЛЬ ДУРАКОВ был создан на историческом факультете Университета в сентябре 1967 года тремя студентами-первокурсниками, хотя Владимир Рекшан (соло-гитара, вокал), Игорь Горлинский (ритм-гитара) и Илья Нехлюдов (бас) к тому времени были давно знакомы, поскольку заканчивали один класс 126‑й школы Калининского района. Своим странным именем группа была обязана будущей специальности своих музыкантов: название «Корабль дураков» носила сатирическая поэма, сочиненная в XV веке в Германии мыслителем и поэтом Себастьяном Брантом.

КОРАБЛЬ ДУРАКОВ играл стандартный для тех лет репертуар из кавер-версий песен THE BEATLES, THE ROLLING STONES, THE KINKS, THE TROGGS и прочих героев британского бита. Дебют группы состоялся в ноябре 1967‑го на вечере биологического факультета в ДК «Маяк» на Красной (ныне Галерной) улице, но особых лавров ей не принес. Имя и фамилию барабанщика, который играл в КОРАБЛЕ ДУРАКОВ на этом концерте, история не сохранила.

В апреле следующего года состав группы усилили второй вокалист Михаил Попов и пианист Яков Рехтер, а за барабанами появился Вячеслав Гулин, но все это время КОРАБЛЬ ДУРАКОВ почти не выступал, пытаясь повысить свой профессиональный уровень регулярными репетициями. Летом 1968 года Рекшан в составе легкоатлетической сборной города побывал во Франции, где впервые столкнулся с настоящим рок-н-роллом и движением хиппи, после чего сделал последнюю попытку вывести группу в люди, однако в октябре, потеряв веру в нее, ушел. Какое-то время оставшиеся музыканты продолжали репетировать сами, но к концу года группа распалась.

Рекшан после пары выступлений на пригородных танцплощадках и неудачных попыток организовать новую группу с экс-клавишником КОЧЕВНИКОВ Михаилом Боярским, а потом с гитаристом Виктором Райтаровским осенью 1969 года собрал свой САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. Позднее он также добился успеха на ниве литературы. Остальной экипаж КОРАБЛЯ ДУРАКОВ, сколько можно судить, покинул музыку. Записей группы не сохранилось.

Николай КОРЗИНИН

Он всегда умел найти себя в музыке – жесткий и бескомпромиссный лидер и тактичный аккомпаниатор, тонкий мелодист с безупречным вкусом и чутьем на верный звук, камертоном откликающийся на точную поэтическую строку, певец, барабанщик и гитарист Николай Корзинин являет собой редкий пример сочетания мастерства, таланта и подлинной творческой свободы.

Он родился 18 декабря 1951 года в Ленинграде и провел детские годы в центре, на углу Гороховой и Малой Морской; в 1959‑м поступил в 232‑ю (английскую) школу, откуда перевелся в 238‑ю школу на Адмиралтейском канале. Весной 1967 года, оканчивая восьмой класс, Коля, который уже был знаком с музыкой Ливерпульской Четверки, стал участником своей первой поп-группы THE RED SCARFS (в виду имелись газовые шарфики, очень популярные у модниц 60‑х). В нее входили девятиклассники Дмитрий Мацко (соло-гитара), Сергей Рейман (бас, вокал), а также Корзинин (ритм-гитара, ф-но) и Тимофей Александров (барабаны). Тимофей был сыном известного актера Германа Орлова, приемным сыном конферансье Бена Бенцианова и соседом Корзинина по парте.

Собственных инструментов и аппаратуры у них не было, и THE RED SCARFS заимствовали их у более взрослых знакомых, которые репетировали в ДК им. Володарского на Исаакиевской площади. Они играли англоязычные хиты из репертуара THE BEATLES и THE ANIMALS (самым ударным номером их программы был «House of the Rising Sun» последних) и за год своего существования успели пару раз выступить на школьных вечерах. К этому времени Корзинин увлекся барабанами и, чередуясь с Александровым, начал осваивать их с помощью стоявшей во Дворце установки «Tocton». Влияние на манеру игры Николая оказали многие музыканты тех лет, но наиболее близким для себя он считал почерк Чарли Уоттса из THE ROLLING STONES.


Николай КОРЗИНИН

Фото: В. Конрадт


Осенью 1968 года десятиклассник Корзинин познакомился со своим тезкой, Колей Зайцевым из группы ВИКИНГИ, которая репетировала в одном из общежитий питерского Политеха. Они исполняли главным образом инструментальные пьесы западных и отечественных классиков жанра (от THE SHADOWS до ПОЮЩИХ ГИТАР) и искали барабанщика. Корзинин им подошел. Через два года ВИКИНГИ перешли к собственным песням на русском языке, в связи с чем сменили имя на СЛОВЯНЕ и быстро стали заметным явлением на питерской рок-сцене.

Летом 1971 года СЛОВЯНЕ познакомились с самой популярной тогда группой города, САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ, который был близок им по своим художественным вкусам, а после того, как в ноябре барабанщика ПЕТЕРБУРГА Володю Лемехова забрали в армию, его место занял Корзинин. На несколько месяцев зимой – весной 1972 года СЛОВЯНЕ объединились с лидером ПЕТЕРБУРГА Владимиром Рекшаном, но альянс оказался непрочным и распался к началу лета. Тем не менее в июле сам Корзинин, отыграв месяц на танцах в Парголово с АВРОРОЙ, был приглашен в новую версию САНКТ-ПЕТЕРБУРГА.

В 1972–1973 годах САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, бесспорно, доминировал в тогдашней табели о рангах рок-н-ролльного Питера, а песни Корзинина играли существенную роль в репертуаре группы, но расхождение во взглядах на ее будущее Рекшана, с одной стороны, и трех других ее музыкантов во главе с Корзининым – с другой, привело к тому, что в декабре 1973‑го Николай со своей фракцией отделился и организовал не менее популярный в середине 70‑х БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ.

Начав свою карьеру на подпольных сэйшенах, КОЛОКОЛ завершил ее в марте 1977‑го на склонах горы Чегет (Северный Кавказ), где музыканты развлекали своими песнями горнолыжников и местных абреков, после чего Коля Корзинин вернулся в Питер, а осенью встретился с обломками МИФОВ в кафе «Сюрприз» на Старо-Невском, из чего выросла недолговечная супергруппа НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ВИЗИТ.

С ноября 1977‑го по март 1978‑го Корзинин и бас-гитарист Костя Петров (позднее ЯБЛОКО, ПИЛИГРИМ и т. д.) играли на танцах в Песочном в компании местных музыкантов, после чего Николай и его коллега по КОЛОКОЛУ Виктор Ковалев объединились с участниками ИДЕИ ФИКС (которая годом раньше сменила их на Чегете) под вывеской РИСК.О! На пару вечеров в 1978 году Корзинин с Рекшаном возродили славное имя САНКТ-ПЕТЕРБУРГА. Поскольку сэйшены в этот период случались нечасто, с осени 1979 года РИСК.О! зарабатывал на жизнь, работая в питейных заведениях: кафе «Сонеты» и «Ровесник», ресторанах «Москва» и «Баку».

В канун Нового, 1980 года Корзинин подменял барабанщика в ПИКНИКЕ, сезон пел в Володарском с группой экс-гитариста КОЛОКОЛА Владимира Сафронова, а осенью 1981‑го в очередной раз воссоединился с Рекшаном под очевидным именем ГОРОД.

ГОРОД вступил в Рок-клуб и в два приема – в 1981–1982 и 1984–1986 годах – играл на его сцене (параллельно работая в ресторане «Метрополь» и в Сестрорецке), исполняя как старые хиты САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, так и новый материал Рекшана.

Между тем еще в середине 70‑х у Корзинина, который, как правило, сам не писал тексты песен (его соавторами были поэты Аркадий Драгомощенко, Ирина Никитина и коллега по ПЕТЕРБУРГУ Никита Лызлов), появился новый знакомый, студент Горного института Андрей Соловьев. Он приехал из Мурманска и был поэтом, что называется, до мозга костей. Спустя недолгое время эта дружба вылилась в тесное сотрудничество и привела к появлению цикла удивительно романтичных и красивых песен: «Воздушный пух», «В переулках», «Скучаю и грущу», «Все к лучшему» и т. д.

Летом 1984 года на студии Андрея Тропилло Корзинин начал запись соло-альбома, в который вошли как песни, сочиненные им с Соловьевым, так и классические номера 70‑х, «Древняя дорога» и «Верю я всему». Участие в работе приняли музыканты САНКТ-ПЕТЕРБУРГА и БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА (Никита Зайцев, Сергей Курехин), РИСК.О! (Владимир Желудов, Слава Черных), ГОРОДА (Сергей Болотников), DDT (Александр Бровко) и АКВАРИУМА (Александр Титов, Борис Гребенщиков). БГ, к слову, всегда высоко ценил мелодический дар Корзинина и КОЛОКОЛ как таковой.

К сожалению, сразу работа над альбомом так и не была доведена до конца, поскольку весной 1986‑го студия на Охте внезапно закрылась. Позднее его доработал на своей домашней студии старый друг Корзинина, флейтист Андрей Соколов. В начале 1988 года альбом «Камни Санкт-Петербурга» все же увидел свет и был удостоен диплома на конкурсе магнитоальбомов журнала «Аврора».

В апреле 1987 года классический состав САНКТ-ПЕТЕРБУРГА собрался для участия в ностальгическом рок-шоу Коли Васина. Во второй половине 80‑х они выходили на сцену еще несколько раз, хотя к началу следующего десятилетия формула САНКТ-ПЕТЕРБУРГА свелась к уравнению Рекшан плюс Корзинин плюс сессионные музыканты.

В декабре 1988‑го Корзинин и Зайцев, в то время игравший в DDT, возродили идею БОЛЬШОГО ЖЕЛЕЗНОГО КОЛОКОЛА под названием НЕПРИКОСНОВЕННЫЙ ЗАПАС. Они изредка выступали с концертами, записали несколько номеров на студии DDT и распались весной 1993 года.

Осенью 1991‑го Коля Корзинин записал барабаны на альбоме РАЗНЫХ ЛЮДЕЙ «Бит» (студия «Телевизор»), а в марте 1993 года был приглашен участвовать в дебютной работе Сергея «Чижа» Чигракова – альбом «Чиж» вышел в конце того же года. Помимо того, на протяжении 90‑х Корзинина можно было видеть и слышать в группах СП БАБАЙ и ХРАМ МИРА (обе вместе репетировали в клубе «Перевал»), а также на нечастых концертах и в альбомах САНКТ-ПЕТЕРБУРГА.

18 декабря 2001 года в клубе «Полигон» Коля Корзинин отметил свой пятидесятый день рождения. В приуроченном к юбилейной дате концерте участвовали почти все составы САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, СП БАБАЙ, МИФЫ образца 1972 года, старые ЗЕМЛЯНЕ и другие музыканты-единомышленники. В том же году звукорежиссер Виталий Муканяев на студии «SoftJoys» реставрировал альбом Корзинина, расширив его за счет других архивных записей, а в 2002 году появился и отснятый на концерте видеофильм «День рождения в „Полигоне“» (реж. Андрей Костюшкин).


• Дискография:

Камни Санкт-Петербурга (1987)

КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА

Объединив в своих рядах сильных и хорошо известных в Питере музыкантов, группа КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА промелькнула на сценах страны в непростой для нее период конца 80‑х и самого начала 90‑х, исполняя мелодичный хард-рок собственного сочинения, и стала первой пробой сил для весьма одаренного гитариста Александра Скрябина.

Скрябин родился 25 июля 1956 года в Пскове, в детстве занимался скрипкой, а в более зрелом возрасте – гитарой; в середине 70‑х наездами бывал в Ленинграде, играя на танцах в пригородных клубах с различными группами. Лишь в мае 1979 года, когда его пригласили в состав возродившихся после двухлетней паузы мясниковских ЗЕМЛЯН, он окончательно перебрался в Питер. Пару лет спустя ЗЕМЛЯНЕ вынужденно сменили имя на АТЛАС и поражали своих слушателей как виртуозным исполнением классики харда и арт-рока, так и переложениями в рок-формат сочинений академической музыки, где в полной мере проявлялось универсальное дарование Скрябина.

После того как весной 1984 года АТЛАС распался, Скрябин несколько месяцев работал в Крыму, потом на полгода присоединился к ДИЛИЖАНСУ, еще полгода провел в составе АВГУСТА, а в феврале 1986 года был приглашен в группу СТАРТ – под этим названием в Калининградской филармонии скрывалась попавшая во все запретительные списки хард-рок группа ФОРВАРД. Лишь весной 1987‑го коллективу удалось вернуть свое законное имя. К этому времени в составе ФОРВАРДА, который возглавлял певец Алексей Фадеев, собрались достаточно интересные музыканты: клавишник Сергей Шмелев окончил Консерваторию, в студенческие годы играл с Александром Соколовым (экс-МАНИЯ), а позже оставил следы на профсцене с группами ПУЛЬС, ИНТЕГРАЛ и ФЕНИКС; певец и второй клавишник Михаил Огородов до ФОРВАРДА играл в ВЕЧНОМ ДВИЖЕНИИ, ВТОРОМ ДЫХАНИИ, РОК-ИЛЛЮЗИОНЕ, КОНТУРЕ и т. д., кроме того, он сочинял музыку и занимался аранжировками; список завершал барабанщик Борис Богданов, пришедший в ФОРВАРД в первый год его существования из филармонической группы КАСКАД.

Как это бывало и раньше, тяготы гастрольной жизни спровоцировали конфликт между ФОРВАРДОМ и его руководителем, и в августе 1988 года Скрябин, Огородов, Шмелев и Богданов ушли, а через месяц создали арт-рок группу КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА. Новым бас-гитаристом стал дотоле неизвестный Александр Зиновьев.

Всю осень они репетировали и искали, кому предложить свои услуги. Устав от неопределенности, в конце года группу покинул Шмелев: он перебрался в Москву и устроился на работу к своему бывшему коллеге по ИНТЕГРАЛУ Бари Алибасову, став автором и аранжировщиком его многочисленных поп-проектов. В КОРОЛЕВСКОЙ ОХОТЕ произошла перестановка: Огородов вернулся за клавиши, а к микрофону в марте 1989‑го был приглашен еще один новобранец, Александр Шурпетов. Тогда же группа записала свой дебютный альбом «Первый выстрел», качеством которого осталась недовольна и распространять его не стала.

В этом составе они по старой памяти поехали в Калининградскую филармонию, где их прослушал директор Григорий Назаровский. Он оплатил им дорогу и обещал помочь, но в конце концов не предложил ничего конкретного. Тем не менее КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА начала выбираться на гастроли по стране, в частности, выступала на Северном Кавказе и в Краснодарском крае, где их хорошо помнили по ФОРВАРДУ.

Весной Богданов ушел в ЗАМОК ЗО. Все лето КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА искала ему замену. Решить проблему удалось только в августе, когда за барабаны был приглашен Николай Тараскин. До этого он играл в КОРПУСЕ 2, СИНДИКАТЕ Димы Григорьева и т. д., а годом раньше сменил в ФОРВАРДЕ того же Богданова. На этом поиски оптимального состава не закончились: придирчиво отбирая людей под свою художественную концепцию, основанную на сплаве хард-рока и классики, Скрябин продолжал методично собирать свою супергруппу.

В декабре 1989 года Зиновьева сменил бас-гитарист Александр Шестов, игравший в группе СЛЕД, которая в течение полугода разогревала залы для АВГУСТА, а в следующем апреле место Шурпетова, ушедшего на работу в Центр Киселева, занял вокалист АВГУСТА и СЛЕДА Павел Колесник. Вместе с ним в КОРОЛЕВСКОЙ ОХОТЕ появился новый барабанщик Алексей Осокин – он играл в Рок-клубе с группами СЕЙФ и ОРДЕН. Тараскин ушел в ОРКЕСТР А, а потом покинул музыку.

На протяжении весны и лета 1990 года КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА изредка выступала, но концерты случались все реже и реже, а начатая тогда же работа над вторым альбомом так и не была завершена. По осени ОХОТА тихо распалась. Скрябин отправился в Европу, откуда вернулся в 1994‑м как участник группы PUSHKING, с которой работал до 1998 года. Позднее он играл с молодой группой АТЫ-БАТЫ (где до него мелькнул Огородов), а в конце десятилетия окончательно осел в Эльзасе и поет в фольклорном дуэте ONCLE VANYA с экс-лидером ФОРВАРДА Алексеем Фадеевым.

Огородов в конце 1989 года занялся студийной работой, открыв собственную студию на Моховой, которая просуществовала до 1995‑го. После этого он играл с Юрием Ильченко, сотрудничал с Николаем Рубановым (АУКЦЫОН, С.К.А.), АКАДЕМИЕЙ ТИШИНЫ и т. д. В 2001 году он играл с Пьером Мерленом, а еще позже спродюсировал русский альбом GONG. Осокин барабанил в ЗАРОКЕ. Колесник в 2002‑м возродил АВГУСТ, где недолго играл и Шестов. Шурпетов в 1994 году собрал группу DX. Записи КОРОЛЕВСКОЙ ОХОТЫ никогда не издавались.

Интересно, что в 1991 году в Дании появилась на свет арт-рок группа ROYAL HUNT (т. е. КОРОЛЕВСКАЯ ОХОТА), которую организовал эмигрировавший в Европу из Москвы клавишник Андрей Андерсон.


• Дискография:

Первый выстрел (1989)

КОРОЛЬ И ШУТ

Само название этой группы стало синонимом целого поколения в современном российском роке: со своим мировоззрением, эстетикой и мифологией, которые оказали колоссальное влияние на сотни тысяч молодых людей по всей стране, что, в свою очередь, сделало ее музыкантов новыми подростковыми кумирами, вольно или невольно принявшими эстафету у неизбежно взрослеющей АЛИСЫ. Прогресс КОРОЛЯ И ШУТА не был стремительным, но от этого не менее впечатляет: за десять лет – с конца смутных 80‑х и до второй половины подверженных всяческим катаклизмам 90‑х, когда манипуляции сознанием стали общепринятой в нашем шоу-бизнесе практикой, – КОРОЛЬ И ШУТ прошел путь от сцены клуба «TaMtAm» до стадионов и Дворцов спорта без особой поддержки массмедиа и серьезных финансовых вливаний. Главными достоинствами группы все эти годы была магия ее выступлений, неповторимый музыкальный язык – от прямолинейного русского панка до жесткого харда с элементами арт-рока – и, несомненно, тексты, в которых буйная фольклорная фантазия повстречалась с брутальным скоморошеством.

КОРОЛЬ И ШУТ появился в Питере весной 1989 года и ведет свое происхождение от школьной группы КОНТОРА, которая возникла двумя годами раньше в одной из школ Красногвардейского района. В ее состав входили одноклассники Михаил «Горшок» Горшенев (р. 7.08.73 в Ленинграде), гитара, вокал; Александр «Балу» Балунов (р. 19.03.73 в Ленинграде), гитара, вокал; Александр «Вася» Васильев, бас, и Александр «Поручик» Щиголев (р. 8.04.73 в Ленинграде), барабаны. Под впечатлением от музыки THE CURE, EXPLOITED и SEX PISTOLS, а также набиравших обороты звезд Ленинградского Рок-клуба (ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, АЛИСА, АУКЦЫОН), они сразу начали сочинять собственные песни.

В 1988‑м, по окончании восьмого класса, Горшенев поступил в реставрационное училище, где в одну группу с ним попал Андрей «Князь» Князев (р. 6.02.73 в Ленинграде) – он обладал узнаваемым графическим стилем, собирался стать художником, а также писал своеобразные стихи, которые вызвали интерес у Горшенева. К концу первого курса Князь влился в состав КОНТОРЫ как второй вокалист, и они с Горшком начали сочинять новые песни, которые записывали на бытовую аудиотехнику. Эти записи сохранились, но пока не изданы.

В середине 1990‑го, отрабатывая практику в реставрационной мастерской при Эрмитаже, Горшок и Князь придумали группе новое название, КОРОЛЬ ШУТОВ. К этому времени Васильев ушел, и новым бас-гитаристом стал Дмитрий «Рябчик» Рябченко (р. 20.10.72 в Ленинграде). В 1991–1992 годах на полупрофессиональной студии Михаила Кольчугина (экс-АУДИТОРИЯ Б) КОРОЛЮ ШУТОВ удалось записать четыре песни («Мертвая женщина», «Охотник», «Король и Шут», «В долине болот»), которые прозвучали в программе Джорджа Гуницкого «Рокси-Аудио» на ГТРК. Интересно, что функции директора и пресс-агента в КОРОЛЕ ШУТОВ на этом этапе выполнял Саша Щиголев.


КОРОЛЬ И ШУТ: М. Горшенев, А. Князев

Фото: Алекс Федечко-Мацкевич


Немного позже группа дебютировала на сцене, выступив в студии ритма Игоря Голубева в зале бывшего Рок-клуба на Рубинштейна, 13, после чего немного «подкорректировала» свое название, изменив его на КОРОЛЬ И ШУТ (что ярче подчеркивало наличие в группе двух авторов). В мае 1992 года Поручик первым из музыкантов КОРОЛЯ И ШУТА отправился в армию. Его место занял младший брат Горшка Алексей «Ягода» Горшенев. Следующим призвали Балу, но всего через полгода ему удалось досрочно вернуться домой.

Весной 1993‑го КОРОЛЬ И ШУТ попал в «TaMtAm», который в те времена был отчим домом для всех разновидностей панка – от ортодоксальных ПАУКОВ, ХУЛИГАНОВ и ВИБРАТОРА до более экспериментальных НОЖ ДЛЯ FRAU MULLER, AUSWEIS или ХИМЕРЫ. Хотя до этого музыку КОРОЛЯ И ШУТА можно было отнести к панк-року лишь с определенной долей условности, с этого момента идеология анархии начала оказывать на стиль и modus vivendi группы куда более существенное влияние.

В том же году КОРОЛЬ И ШУТ предпринял еще две попытки записать свои песни на студии «Tse Tse Records», принял участие в I Пивном фестивале во Дворце спорта «Юбилейный» и сыграл концерт в московском клубе «Sexton FOZD». Уже под самый Новый год в армию забрали и Князя.

За время его отсутствия группа закончила и издала на свои средства альбом «Король и Шут». Кроме того, у нее появился директор: журналист, промоутер и знаток тяжелой музыки Дмитрий «Шумный» Журавлев. КОРОЛЬ И ШУТ постоянно выступал в питерских клубах («Полигон», «Ten», «Гора», «Арт-Клиника», «Лесопилка» и т. д.) и совершил блиц-тур по московским клубам. В мае 1994‑го в строй вернулся Поручик, а Леша Горшенев, который эти два года играл еще и в ВИБРАТОРЕ, в 1995‑м организовал свою группу КУКРЫНИКСЫ.

В 1995 году выступавший со все большим резонансом КОРОЛЬ И ШУТ получил премию «Кактус», учрежденную клубом «10», как лучшая панк-группа года. Рябченко решил бросить музыку, и бас-гитару временно взял в руки Балу, тогда как соло-гитаристом стал некий Петя, так и не прижившийся в группе по причине пристрастия к разнообразным стимуляторам сознания. Потом Балу вернул себе гитару, а бас-гитаристом стал Григорий Кузьмин из ВИБРАТОРА.

В конце года ряды КОРОЛЯ И ШУТА усилил второй гитарист Яков Цвиркунов (р. 27.07.75 в Ленинграде), студент Финансово-экономического института и бывший участник панк-индустриальной группы AUSWEIS, с которой КОРОЛЬ И ШУТ не раз пересекался на тамтамовской сцене. Они записали первую версию второго альбома «Будь как дома, путник» (выпущенную малым тиражом под лэйблом «Always Records»). В следующем июне этот состав принял участие в фестивале «Театра DDT» «Наполним Небо Добротой» на стадионе «Петровский», что вывело популярность группы на новый виток.

Сразу после фестиваля Гриша ушел, а Балу окончательно взялся за бас. В августе – сентябре 1996‑го на питерской «Мелодии» была сделана первая профессиональная запись КОРОЛЯ И ШУТА «Камнем по голове», финансировала и издала которую «Kurizza Records». В октябре известный питерский битловед Коля Васин проводил в клубе «Полигон» ежегодный концерт в честь дня рождения Джона Леннона. Приглашенный им не без опасения КОРОЛЬ И ШУТ не испортил праздника, лихо исполнив свою версию «Yellow Submarine».

23 мая 1997 года они сыграли на панк-фестивале в московском ДК им. Горбунова, завершив программу уже проверенной «Yellow Submarine». В первых числах июля «Театр DDT» провел свой второй фестиваль «Песни конца XX века», где КОРОЛЬ И ШУТ выступал уже на правах состоявшихся артистов. Дружба с DDT помогла им получить льготный доступ к студии в ДК железнодорожников, где в августе был зафиксирован ранний материал КОРОЛЯ И ШУТА, составивший новую редакцию альбома «Будь как дома, путник» (запись и сведение: Игорь Сорокин). В 2000 году он был переиздан «Nox Records».

В октябре 1997 году «Manchester Files» переиздала альбом «Камнем по голове» на компакт-дисках. Месяцем позже в группе появился звукорежиссер и клавишник по образованию Павел Сажинов (р. 28.04.71) – за год до этого он перебрался в Питер из Архангельска, где был лидером популярной нововолновой группы ГИПНОЗ.


КОРОЛЬ И ШУТ

Фото: Алекс Федечко-Мацкевич


Тогда же творчество КОРОЛЯ И ШУТА привлекло внимание режиссера питерского телевидения Наташи Крусановой, которая сняла для телепрограммы «Белая Полоса» посвященный им получасовой музыкальный фильм; специально для него на ТВ были записаны четыре новые песни. Фильм имел успех и неоднократно шел как по питерским, так и по центральным телеканалам. Помимо того, Наташа познакомила КОРОЛЯ И ШУТА с ветераном питерской панк-сцены, а ныне продюсером и звукорежиссером Игорем «Панкером» Гудковым, который принял деятельное участие в судьбе группы, организовав ей серию концертов, часть которых была записана и снята на видео – в частности, именно Панкер со своим компаньоном Славой Пискуновым отснял концерт в «Полигоне», который лег в основу первой видеокнижки КОРОЛЯ И ШУТА «Праздник Скоморох». Позже Шумный выпустил в Москве видеофильм «Концерт на Манежной площади». Летом 1998 года известный клипмейкер Борис Деденев снял на «Леннаучфильме» первый профессиональный клип КОРОЛЯ И ШУТА «Ели мясо мужики».

Поскольку к этому времени музыка группы далеко ушла от канонов панк-рока, обнаружив тенденцию к усложнению аранжировок и использованию элементов фолка, готики и даже прогрессивного рока, ее палитре потребовались новые краски, вследствие чего осенью 1998‑го в группе появились скрипачки Мария Бессонова (экс-AD LIBITUM) и Мария Нефедова (р. 1.09.79 в Ленинграде). Правда, первая Маша быстро исчезла (так как играла как минимум еще в полудюжине групп), зато вторая (до этого она участвовала в группах БАШНЯ ROWAN, МУЗЫКА Т и ПИЛОТ) прописалась в КОРОЛЕ И ШУТЕ надолго.

Один из очередных концертов группа вынужденно (Горшеневу пришлось лечь в больницу) отыграла в акустике. Программа почти целиком состояла из песен Князя, написанных им еще в армии, несколько более личных и камерных по характеру. Потом эта программа (с рабочим названием «Любовь негодяя») была записана и доработана в условиях студии, получив имя «Акустический Альбом». В его записи участвовали известная певица Марина Капуро (ЯБЛОКО) и обе скрипачки, а Сажинов даже сыграл на клавесине. Акустика заметно отличалась от других работ КОРОЛЯ И ШУТА, поэтому Горшенев даже предлагал издать ее как соло-альбом Князева, но позже от этой идеи отказались.

С помощью московской почитательницы группы Елены Карповой, работавшей на Центральном телевидении, альбом удалось сосватать «ОРТ Рекордз», которую в то время возглавлял Иосиф Пригожин. «Акустический Альбом» был выпущен на кассетах и компакт-дисках и в считанные недели разлетелся по всей стране, привлекая к музыке группы тысячи новых поклонников, которые образовали неформальное сообщество, отчасти напоминающее Армию АЛИСЫ и выделяющееся на концертах и в толпе своим внешним обликом.

20 февраля 1999 года «Акустический Альбом» был презентован в питерском Дворце спорта «Юбилейный» и собрал пять с половиной тысяч зрителей, после чего аудитория группы начала расти в геометрической прогрессии. 6 марта в ДК им. Горбунова прошла московская премьера альбома. Продолжения контракт с ОРТ не имел; возможно, и к лучшему – КОРОЛЬ И ШУТ остался на свободе.

Еще одной проблемой, возникшей у группы, которую все активнее приглашали на гастроли, стало отсутствие полноценного менеджмента. Дима Журавлев был занят своей телепрограммой «Лестница в небо» и не мог посвящать группе много сил. Одно время бразды правления взяли на себя Балу и Цвиркунов (который, кстати, окончил Финэк), но это создало новые проблемы; Панкер предпочел матерым артистам более молодых КУКРЫНИКСОВ, и тут очень кстати на горизонте КОРОЛЯ И ШУТА возник Александр Гордеев (р. 18.04.65 в пос. Тимирязево Северо-Казахстанской обл.). Выпускник геофака Университета, успешный бизнесмен и блюзовый гармошечник, который играл с харьковскими группами КУКУ, УТРО, ДОЖДЬ и РАЗНЫЕ ЛЮДИ, Гордеев впервые услышал КОРОЛЯ И ШУТА на очередном фестивале журнала «Fuzz» и рискнул попробовать себя в роли его директора.

16 июня 1999 года КОРОЛЬ И ШУТ отыграл мощный концерт в клубе «Спартак». По инициативе Панкера и Алексея Деги он был отснят и записан. Потом запись была доработана в студии «Добролет» и легла в основу четвертого альбома группы «Ели мясо мужики», названием которого стала одна из ее едва ли не самых популярных песен. Альбом вышел по заключенному ранее контракту с «Manchester Files».

В этот период группа проводила на гастролях по нескольку месяцев в году, поэтому работа над ее следующим альбомом «Герои и Злодеи» была завершена в рекордные сроки. Записал его на «Добролете» гитарист АЛИСЫ Женя Левин, а выпустила загадочная компания «Московские Окна» под выдуманным на один раз лэйблом «Столица Продакшн».

С течением времени музыка КОРОЛЯ И ШУТА становилась все более сложной и жестко структурированной, что вызвало потребность в гитаристе, владеющем техникой современного металла. Найти его удалось совсем рядом: Александр «Ренегат» Леонтьев (р. 13.06.76 в Кишиневе) приехал в Питер в начале 90‑х, не доучившись год, бросил Ветеринарный институт, с первого дня принимал участие в КУКРЫНИКСАХ и как-то раз помогал КОРОЛЮ И ШУТУ на акустическом концерте. В то время КУКРЫНИКСЫ быстро дрейфовали в сторону поп-рока, и жаждавшему более сильных музыкальных ощущений Ренегату оказалось не по пути с Горшеневым-младшим, поэтому в апреле 2000‑го он решил присоединиться к КОРОЛЮ И ШУТУ. В июле группа в составе питерской делегации побывала на рок-фестивале в Горном Алтае, на берегах реки Катунь.

Весной 2001‑го КОРОЛЬ И ШУТ с размахом отметил десятилетний юбилей. К этой дате уже сотрудничавшая с группой «Мистерия Звука» выпустила сборник лучших песен «Собрание»; кроме того, состоялось грандиозное турне с концертами во всех крупных городах европейской части России, Сибири и Белоруссии. В его рамках КОРОЛЬ И ШУТ дал концерты в ДС «Юбилейный» и на малой арене стадиона «Лужники» (Москва).

Тем же летом они стали главными хэдлайнерами нового питерского фестиваля «Окна Открой!», после чего участвовали в нем ежегодно, несмотря на то, что это не всегда совпадало с их концертным графиком: как-то раз группа приехала в ЦПКиО, где все это время проходили «Окна», на автобусе прямо с гастролей, в другой – начала выступление без четверти одиннадцать утра, потому что в час должна была лететь самолетом через пол-страны! На одном из фестивалей Горшок мужественно вступил в поединок с омоновцами, которые избивали подростков.

В конце 2001 года вышел записанный по уже проверенному рецепту альбом «Как в старой сказке». Видеоиллюстрацию к песне «Проклятый старый дом» сделал Валерий Хатин, автор клипов НАСТИ, DEADУШЕК и КУКРЫНИКСОВ. Кроме того, в 2001‑м компания «Grand» включила сборник песен группы в свою «Энциклопедию русского рока».

В апреле 2002‑го КОРОЛЬ И ШУТ был назван группой года и по версии журнала «Fuzz», и слушателями «Нашего Радио», а в мае неожиданно получил довольно официозную премию «Овация» как лучшая рок-группа года (до них подобного признания удостаивался разве что Юрий Шевчук).

В октябре 2002 года дискографию группы пополнил новый студийный альбом «Жаль, нет ружья». В начале следующего года московское издательство «Нота-Р» выпустило книгу «Король и Шут: самая правдивая история самой невероятной группы», которая включала воспоминания музыкантов и близких к ней людей, содержание всех альбомов и тексты песен.

11 апреля компания «Stop Time» провела концерт КОРОЛЯ И ШУТА на крупнейшей концертной площадке Питера, в СКК. Вопреки маловерам, утверждавшим, что популярность группы на излете и она не соберет этот зал, концерт прошел с полным успехом. Победа стала тем более убедительной, что была одержана на фоне конфликта, разгоревшегося между музыкантами группы и «Нашим Радио», владельцы которого по-московски самонадеянно считали, что именно они вывели группу в люди. Противостояние закончилось тем, что творчество КОРОЛЯ И ШУТА исчезло из эфира «Нашего Радио», что никак не отразилось на посещаемости его концертов.

В марте «Мистерия Звука» выпустила во всех форматах (плюс DVD и VHS) запись концертов группы в «Лужниках» 18–19 октября 2002 года под названием «Мертвый Анархист».

5 июня 2003 года усилиями Гордеева под эгидой КОРОЛЯ И ШУТА был открыт клуб «Старый Дом». Его стены украшала графика Князя, а общая политика имела целью поддержку традиций питерского рока. Клуб просуществовал два года и провел сотни концертов (в т. ч. АЛИСЫ, АКВАРИУМА, Константина Никольского, ПОЛКОВНИКА И ОДНОПОЛЧАН) и несколько фестивалей, включая два полуфинала «Окон Открой!».

В феврале 2004 года группу неожиданно покинула Маша Нефедова, собравшаяся продолжить образование в США. Следом с КОРОЛЕМ И ШУТОМ расстался Гордеев. Тем не менее группа продолжала много работать: 16 апреля она повторила опыт с СКК (при этом зал разогревали ветераны британского панк-рока 80‑х GOLDBLADE, с которыми КОРОЛЬ И ШУТ познакомились на предыдущих «Окнах»), работала над новым материалом, 13 ноября представила следующий альбом «Бунт на корабле!», а Горшок и Князь, помимо этого, занимались сольными проектами.

Индивидуальная программа Горшка, которая была подготовлена с музыкантами группы БРИГАДНЫЙ ПОДРЯД, была показана в марте 2005‑го во Дворце молодежи, а позднее записана и издана.


• Дискография:

Король и Шут (1994); Будь как дома, путник (1996); Камнем по голове (1996); Король и Шут (1997); Акустический Альбом (1998); Ели мясо мужики (1999); Герои и Злодеи (2000); Собрание (2001); Как в старой сказке (2001); Энциклопедия русского рока (2001); Жаль, нет ружья (2002); Мертвый Анархист (2003); Бунт на корабле! (2004)

КОРПУС 2

Возникшая как результат длительной музыкальной селекции в Ленинградском Рок-клубе, группа КОРПУС 2 прошла за годы своего существования извилистый путь от традиционного харда и рок-мэйнстрима до своеобразно понимаемого и в значительной степени уникального сплава арт-рока, фьюжн и авангарда.

Основатель группы, Вадим Новиков, родился 15 марта 1957 года в городе Витшток, ГДР, в семье офицера Военно-воздушных сил, который в то время служил в группе советских войск в Германии. В 1962‑м его семья перебралась сначала в отдаленный гарнизон в Псковской области, а на рубеже 70‑х обосновалась в Пушкине, где соседом Вадима по парте оказался будущий барабанщик группы КАПИТАЛЬНЫЙ РЕМОНТ Сергей Плотников.

Осенью 1975 года Новиков отправился в армию. Именно там он впервые взял в руки бас-гитару и дебютировал, играя в гарнизонном ВИА. Когда в ноябре 1977‑го музыкант вернулся домой, бывший одноклассник Плотников предложил ему стать участником реформированной версии КАПИТАЛЬНОГО РЕМОНТА. Следующие два с половиной года Вадим играл с РЕМОНТОМ, участвовал в записи их альбомов, а также в бурных гастролях группы по деревням Вологодской области (вместе с будущим основателем ЗООПАРКА Майком Науменко). После того как весной 1980‑го лидеры РЕМОНТА Зорин и Плотников решили окончательно отказаться от живых выступлений, сосредоточив все внимание на студийной работе, Вадим на время покинул музыку, чтобы закончить свое художественное образование (до этого он недолго учился в Университете).


КОРПУС 2

Фото: архив автора


Лишь осенью 1981 года он собрал первую собственную группу ШТОРМГЛАС, которая базировалась в клубе на станции Александровская и играла смесь из каверов западного хард-рока и собственных сочинений в том же стиле. Она вступила в Рок-клуб, пару месяцев отработала на танцах в Александровской, однако в профессиональном отношении была слишком сырой и развалилась к следующей весне. На следующие три или четыре месяца Новиков присоединился к группе МАНУФАКТУРА (за год до их фестивального триумфа весной 1983‑го), однако его сотрудничество со Скибой и Матковским ограничилось десятком репетиций и единственным выступлением в Холодильном институте.

В июне 1982 года Вадим Новиков реорганизовал ШТОРМГЛАС под именем КРАСКИ. Эта группа оказалась куда более интересной, тоже вступила в Рок-клуб и дважды участвовала в его концертах, причем второй раз – вместе с уже знаменитым АКВАРИУМОМ, поклонники которого приняли группу в штыки, что и подтолкнуло ее к распаду в марте 1984‑го.

Месяц спустя Вадим и два музыканта такой же неудачливой рок-клубовской группы ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ, которая распалась примерно годом раньше, объединили силы под вывеской КАПРИС. Следующие семь месяцев Новиков, гитарист Саша Конанчук и звукорежиссер, гитарист и барабанщик Володя Лапин интенсивно репетировали, прослушивали различных музыкантов и пытались найти свой рецепт звучания. Увы, этот проект тоже умер, не родившись, однако именно на его обломках в ноябре 1984‑го возник оригинальный КОРПУС (в то время еще без приставки «2»).

В его состав вошли Новиков, бас, вокал; Александр Конанчук (р. 14.10.60 в Потсдаме, ГДР), гитара; Владимир Лапин, гитара, вокал, и Александр Орлов, барабаны. Цифра «2» появилась в названии группы весной 1986‑го, когда в их экзерсисы был вовлечен гитарист и певец Сергей Болотников (р. 24.09.61 в Уфе), который переехал в Питер за год до этого и уже успел отметиться в ТАМБУРИНЕ и ГОРОДЕ Рекшана и Корзинина.

Они играли энергичный бит и мелодичные рок-н-роллы, без труда вступили в Рок-клуб, где их музыку классифицировали как «мэйнстрим», а 26 апреля 1986 года дали свой первый публичный концерт на сцене Дворца молодежи вместе с МЛАДШИМИ БРАТЬЯМИ и позабытым ныне АТОЛЛОМ-А. За первым последовало еще несколько выступлений, однако через три месяца переменчивый Болотников ушел в профессиональную группу КАЛЕНДАРЬ, и КОРПУС 2 надолго погрузился в спячку, а в марте 1987‑го прекратил существование. «Наши идеи кое в чем не соприкасались, – прокомментировал это решение Новиков, – что и привело к распаду».

Тем не менее уже к апрелю 1987 года Новиков набрал новую версию группы, за которой сохранил имя КОРПУС 2. (Официальной датой рождения группы стало 15 марта – день рождения самого Вадима.) В ее состав вошли Новиков, Лапин (на этот раз в роли звукорежиссера), а также молодые питерские музыканты Валерий Кобушко (р. 22.06.62 в Ленинграде), гитара, вокал; Константин Ермаков (р. 24.02.66 в Ленинграде), гитара; Дмитрий Чумичев (р. 6.01.71 в Ленинграде), труба; Александр Матросов (р. 10.03.65 в Ленинграде), ковбелл, перкуссия, и Николай Тараскин (р. 5.09.60 в Ленинграде), барабаны. Все они (за исключением Кобушко, который недолго играл в группах POSTSCRIPTUM и ЧТО ДЕЛАТЬ?) серьезного музыкального опыта не имели.

Обновленный КОРПУС 2 дебютировал 19 мая 1987 года на сцене видеофестиваля «Рок-Нива», который организовал в пригородном поселке Шушары знаменитый продюсер Андрей Тропилло. Хотя практически неизвестная дотоле группа выступала в один вечер с такими монстрами рока, как АЛИСА, НОЛЬ и ОБЪЕКТ НАСМЕШЕК, щедрую порцию аплодисментов заработала и она. Музыка группы на этом этапе обрела ощутимые интонации арт-рока – прежде всего в традициях KING CRIMSON и их последователей.

На протяжении 1987 года КОРПУС 2 выступал в Питере, а также гастролировал по стране, как правило, в обойме молодых групп (ОПАСНЫЕ СОСЕДИ, Ё, БУРАТИНО и т. д.), которые патронировали Фрунзенский МКЦ и легендарный рок-менеджер 70‑х Юрий Байдак; они играли на фестивале «Балтийское лето» в Нарве и на «Рок-марафоне» в Москве, а в июле – августе приняли участие в масштабной акции «Вторая волна Рок-клуба», которая вывела на большие сцены свежую генерацию молодых питерских музыкантов. Помимо того, в июне 1987‑го КОРПУС 2 записал свой дебютный альбом «Ласточка», не получивший, правда, широкого распространения.

В сентябре Тараскин ушел в группу Димы Григорьева СИНДИКАТ (а позже играл в ФОРВАРДЕ). В октябре за барабанами промелькнул Валерий Морозов (экс-РОССИЯНЕ, АВТОМАТИЧЕСКИЕ УДОВЛЕТВОРИТЕЛИ, ЧТО ДЕЛАТЬ? ЛУНА и т. д.), но вскоре он вернулся к Свинье, а в декабре его сменил Андрей Ткаченко, до этого игравший с группами ФОРМУЛА А, ЭЛЕКТРОСТАНДАРТ и ДИЗАЙН. Тогда же духовую секцию КОРПУСА 2 усилил саксофонист Гинтас Пиктурна, который приехал в Питер из Литвы и до этого пару раз выходил на сцену с DDT.

На этом, впрочем, трансформации состава не закончились. В феврале 1988 года Ткаченко исчез (полгода спустя он проявился в группе БЕСПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ), и за барабаны был спешно призван участник оригинального состава КОРПУСА Саша Орлов. Он тоже не задержался. Лишь в апреле КОРПУС 2 снова сплотил ряды, когда место за ударной установкой занял Михаил Сульин (р. 01.11.64 в Ленинграде), незадолго до этого вступивший в Рок-клуб с группой АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК.

В июне 1988 года КОРПУС 2 выступил на VI и, пожалуй, самом мощном фестивале Рок-клуба на Зимнем стадионе. В одном концерте с ними играл ПРОХОДНОЙ ДВОР новосибирского (а впоследствии нью-йоркского) блюзового гитариста Юрия Наумова. К этому времени группа наконец обрела оптимальный состав и начала все чаще задумываться о студийном воплощении своего материала. В сентябре 1988‑го был записан второй альбом группы «Хочешь ничего не хотеть (или не хочешь)», заглавный номер которого стал своего рода первым хитом в ее репертуаре.

В этот период с КОРПУСОМ репетировал, но так и не вписался в его состав молодой певец Вячеслав Петкун; той же осенью по рекомендации Новикова он был приглашен к микрофону в группу ТАЙНОЕ ГОЛОСОВАНИЕ.

К концу 80‑х КОРПУС 2 достиг пика формы, однако неуклонный спад интереса к року широкой аудитории поставил группу в трудное положение. Хотя она продолжала изредка концертировать (в частности, в сентябре 1989‑го выступала на девятидневном рок-фестивале «Аврора‑89», который организовали все тот же Андрей Тропилло и известный писатель и журналист Александр Житинский), в целом ее активность пошла на спад. Чумичев и Пиктурна один за другим ушли в БЕСПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ (где уже играл экс-барабанщик КОРПУСА 2 Андрей Ткаченко). Сульин параллельно барабанил в группе ДУХИ.

В начале 1990 года в состав группы на время влился Сергей Фирсов (полный тезка известного питерского коллекционера и звукорежиссера), металлофон, ксилофон, перкуссия. Сульин прописался в ДУХАХ (а позже играл в ОПАСНЫХ СОСЕДЯХ, ТАНЦАХ МИНУС, у Павла Кашина и в различных кавер-бэндах, в т. ч. THE HOOX и KRAKATAU SURFERS). Пару месяцев КОРПУС 2 пытался репетировать с ритм-компьютером «Roland», а в июне 1990‑го за барабаны был приглашен Александр Коваленко (р. 29.03.68 в Караганде), уже оставивший следы в группах М.А.Т. и АЗЪ. Вслед за ним в КОРПУСЕ появился его коллега по АЗЪ кларнетист Евгений Бахмет, а из рядов ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ был завербован тенор-саксофонист Сергей Ячменев (р. 13.01.69 в Свердловске), в 80‑х появлявшийся на сцене с АУКЦЫОНОМ, АЛИСОЙ и даже ПОП-МЕХАНИКОЙ.

Консолидировав силы, КОРПУС 2 снова начал выступать: группа участвовала в праздновании десятилетия Ленинградского Рок-клуба (февраль 1991‑го), была гостем Новгородского рок-фестиваля, а с весны 1991 года в студии «Титаник» начала работу сразу над тремя различными альбомами. Первый из них, «Рис», был закончен в июле 1991‑го и даже был заявлен в сигнальной серии пластинок, которую в то время выпускала питерская «Мелодия», однако воплотился в виниле только в 1992‑м благодаря небольшой компании «Cobweb Records». Второй альбом, «Тебе, милая!», был завершен на следующий год, но в то время издать его не удалось. Третий, «Соловецкие пляски» (чисто инструментальный), и вовсе остался незавершенным.

Помимо того, в 1992 году музыканты КОРПУСА 2 принимали участие в соло-проекте Славы Петкуна ТАНЦЫ, который с распадом осенью 1992‑го ТАЙНОГО ГОЛОСОВАНИЯ стал его основным детищем, приобретя многозначительное уточнение МИНУС, а Коваленко и Бахмет также отметились в краткосрочной реформации группы М.А.Т.

Хотя к середине 90‑х для всей рок-сцены настали трудные времена, КОРПУС 2 продолжал держаться вместе: будучи одаренным художником, Новиков ездил в Польшу, где рисовал на улицах, чтобы заработать денег на следующие записи. Кроме того, он пару раз гастролировал по Европе с экспортной фолк-панк группой БРЕНЬ ДРЕНЬ экс-гитариста ВРЕМЕНИ ЛЮБИТЬ Коли Фомина.

11 февраля 1995 года КОРПУС 2 удостоился Гран-при на фестивале «Рок за урожай‑95», который провел «CD Club»; в мае 1997‑го группа сыграла на двухдневном фестивале арт– и симфо-рока «Слон и флейта», состоявшемся в концертном зале Ленинградского зоопарка, а в том же июле отметилась на «Rock Side‑97», ежегодном фестивале клуба «Wild Side» в парке «Екатерингоф». С этим клубом был связан и последний в 90‑х цикл студийных работ группы: именно там были записаны ее альбомы «Путешествие к Чаю» (1997) и «Горох» (1997). Последний из них – к слову, полностью написанный на стихи Даниила Хармса, всегда пользовавшегося у питерских рок-музыкантов особой популярностью (его стихи звучали в песнях СТРАННЫХ ИГР, МИФОВ, БЕСПОЛЕЗНЫХ СОВЕТОВ и т. д.), – был позже доработан на студии «Нева» (звукорежиссер Вадим «Десс» Сергеев).

К концу 90‑х КОРПУС 2 фактически перестал существовать: Новикова можно было видеть рисующим моментальные портреты на Невском проспекте; Кобушко развешивал картины в Центральном выставочном зале; Ермаков занимался реставрацией; Коваленко играл в полудюжине различных групп, в т. ч. МЫШИ, KRAKATAU SURFERS и MAD LORI; Матросов стал профессиональным фотографом; Ячменев пилотировал самолеты отечественных авиакомпаний. Лапин, который постепенно отошел от работы с группой еще в начале десятилетия, пробовал записываться соло, а потом занялся бизнесом. Официально группа распалась 15 марта 1999 года, в день рождения Новикова и собственного двенадцатилетия.

И все-таки год спустя она снова вернулась на сцену. Когда в июне 2000‑го в клубе «Зоопарк» проходил фестиваль «Анимализм‑2000», Новиков предложил его организаторам прослушать группу ГОРОД, в которой тогда играли он сам, Кобушко и барабанщик Анатолий Журавлев (р. 13.03.61 в Печорах, Коми АССР), до этого участник МАНЬЯКОВ и группы сооснователя НОЛЯ Анатолия Платонова САМЫЕ НЕПРИЯТНЫЕ КАВАЛЕРЫ (кстати, тоже вместе с Кобушко). Те, в свою очередь, предложили Вадиму по такому случаю реставрировать КОРПУС 2.

4 июня 2000 года КОРПУС 2 выступил на «Анимализме» урезанным составом; Новиков, Ермаков, Кобушко, Коваленко, но магия их музыки оказалась столь сильна, что после этого группа снова начала репетировать, а ее бывшие участники один за другим вернулись в строй. В апреле 2001 года они отлично сыграли на V Международном фестивале имени Сергея Курехина S. K. I.F., в мае получили приглашение на I этап фестиваля «Окна Открой!», а 1 июля приняли участие в его гала-концерте на стадионе им. Кирова (отсутствовавшего Коваленко за барабанами подменил Журавлев, к этому времени органично влившийся в ряды КОРПУСА 2).

Весной того же 2001‑го Андрей Тропилло, всегда проявлявший интерес к музыке группы, предложил КОРПУСУ 2 издать сборник их лучших номеров. Работа над ним шла все лето, и в сентябре 2001 года альбом «Избранное» увидел свет. 11 декабря в клубе «Молоко» состоялась его презентация, участие в которой приняли также группы СУЛЬИН экс-барабанщика КОРПУСА 2 Михаила Сульина и жанрово близкие ИДДИ. КОРПУС 2 на этом концерт был представлен в самом полном составе: Новиков, Кобушко, Ермаков, Чумичев, Ячменев, Матросов, Коваленко, Журавлев и (в одной песне) барабанщица Кэт Козлова (экс-WINE, KRAKATAU SURFERS и др.).

В марте 2002 года на праздновании пятилетия радиопрограммы «Перекресток» в клубе «Red Club» КОРПУС 2 вновь играл сокращенным составом (Новиков, Кобушко, Коваленко, Журавлев), что сами музыканты объяснили проблемами занятости остальных музыкантов по основному месту работы. Той же весной компания «АнТроп» включила в свой перспективный план ряд студийных альбомов КОРПУСА 2: «Тебе, милая!», «Рис», «Приглашение к Чаю» и «Горох».

В 2002–2003 годах активность КОРПУСА 2 была невелика: каждое лето они играли на стадионе им. Кирова в рамках фестиваля «Окна Открой!», причем снова в расширенном составе, для чего Новиков привлекал сессионных саксофонистов и трубачей. Весной 2003‑го группа вторично выступила на фестивале S.K.I.F.‑7. В феврале 2004 года на прилавках наконец появился альбом «Тебе, милая!», но сама группа к этому времени опять перестала собираться на репетиции в переулке Якубовича. Журавлев с мая 2002‑го играл трэш-металл в трио АРМАДИЛ, а Коваленко барабанил в кавер-бэнде JET FIGHTERS и арт-директорствовал в различных клубах.

Очередная пауза, по обыкновению, продолжалась год-полтора. К осени 2005‑го у Новикова накопился новый материал, а у его музыкантов созрело желание снова поработать вместе. В строй вернулись Кобушко, Сульин, Коваленко и Чумичев, а поскольку Костя Ермаков к этому времени бросил музыку, вторым гитаристом стал его сын Юрий Ермаков (параллельно он играет на барабанах в ЖИВОЙ РЫБЕ). Возвращение КОРПУСА 2 к публике состоялось 7 ноября – на очередном фестивале «Чистые грезы» в ЛДМ. 13 декабря 2005 года после долгой и тяжелой болезни из жизни ушел гитарист КОРПУСА Костя Ермаков.


• Дискография:

Ласточка (1987); Хочешь ничего не хотеть (1988); Синдром (1991); Рис (1992); Тебе, милая! (1993); Соловецкие пляски (1993); Песни Востока (1993); Путешествие к Чаю (1997); Горох (1997); Избранное (2001)

КОФЕ

В определенном смысле опередившая свое время, а потому сегодня не особо известная широким массам группа КОФЕ стала одним из первых проводников идей новой волны на питерской рок-сцене середины 80‑х, а ее музыку легко представить даже в сегодняшнем художественном контексте.

Как идея группа КОФЕ появилась на свет в июле 1984 года в лабиринтах коммунальных коридоров питерского центра. Основатели группы, Эдуард «Эд» Нестеренко (р. 25.09.63 в Ленинграде), гитара, вокал, и Александр «Семен» Сенин (р. 24.03.64 в Ленинграде), барабаны, познакомились в стенах института им. Бонч-Бруевича, где они в ту пору учились. Чуть позже к ним присоединились Григорий «Кобеш» Кобешавидзе (р. 01.03.62 в Ленинграде), вокал, и Станислав «Стас» Тишаков (р. 29.06.64 в Ленинграде), бас. Название КОФЕ стало данью одной из главных питерских традиций и удачно объединяло в себе экзотику и обыденность, что до некоторой степени было присуще и музыке группы. Первое время они репетировали дома и пели песни Нестеренко, Тишакова и Кобешавидзе.

Годом раньше Сенин – через своего институтского приятеля Славу Минькова – познакомился с учеником Тропилло, начинающим звукорежиссером Лешей Вишней и даже оформил обложку его дебютного альбома. Послушав песни КОФЕ, Вишня взялся продюсировать их, и той же осенью в его четырехкомнатной квартире на Охте был записан альбом «Балет», цикл волнующе-свежих неоромантических мелодий с рефлексивными текстами, исполненными отстраненно-мечтательным голосом под несколько механистичное музыкальное сопровождение. Одна из песен, «В поисках звука», явно претендовала на то, чтобы стать хитом.

Альбом имел легкий резонанс, главным образом среди друзей-студентов, но подвиг группу на то, чтобы вступить в Ленинградский Рок-клуб. Правда, в октябре того же года, буквально накануне прослушивания, с КОФЕ расстался Кобешавидзе, и петь пришлось самому Нестеренко, вследствие чего на этом прослушивании группа звучала не особо убедительно. К счастью, благодушно настроенная комиссия Рок-клуба отнеслась к этому с иронией, и КОФЕ был принят.

Весь следующий год группа провела, по старинке репетируя дома и пытаясь найти нового вокалиста. Некоторое время с ними общался Габриэль «Гарик» Воробьев: планировалось, что он будет или певцом, или танцором-шоуменом, но из этого так ничего и не вышло, а Гарик позже стал киноактером. (Он, в частности, сыграл главную роль в фильме Олега Тепцова «Посвященный» с музыкой Сергея Курехина.)

Все так бы и закончилось концертами на кухнях своих и чужих друзей, но в августе 1985 года в ряды КОФЕ удачно влились Игорь «Пэт» Петров (р. 7.12.61 в Ленинграде), гитара, и Игорь «Гога» Копылов (р. 20.07.62 в Ленинграде), бас, только что покинувшие ТЕЛЕВИЗОР. Новобранцы добавили в музыку КОФЕ элемент столь необходимого ей в то время профессионализма и стимулировали возобновление творческого процесса. По такому случаю в группу вернулся Кобешавидзе, Пэт, в дополнение к гитаре, научился извлекать пару нот из тенор-саксофона, а не особо уверенного в себе барабанщика подстраховали драм-машиной. В новом составе они 7 декабря 1985 года в первый раз выступили в стенах Рок-клуба (кстати, вместе с ЗООПАРКОМ), после чего с переменным успехом начали концертировать и на других городских площадках.

Концерты КОФЕ в сезоне 1985/86 (а они играли вместе с КИНО, АВРОРОЙ, АВИА и даже с металлическим НОКАУТОМ) вызвали разноречивые отклики: КОФЕ, пожалуй, первыми в городе рискнули соединять на сцене звучание живых инструментов с фонограммой, привлекали к выступлениям танцоров модного брейк-дэнса и т. д., стремясь заменить морально устаревшие клише рока 70‑х актуальными художественными идиомами.


КОФЕ: А. Сенин, С. Тишаков, Э. Нестеренко

Фото: архив автора


В январе 1986 года Вишня, уже на своей новой студии, записал второй альбом КОФЕ «Баланс», одна из песен с которого, «Ставлю на зеро», быстро стала популярной и даже прозвучала в телепрограмме «Кружатся диски». В то время в группе уже начались идеологические разногласия, в результате которых в мае 1986‑го КОФЕ покинул Эд Нестеренко. В августе его место занял Сергей Штро (гитара, вокал), однако почти одновременно с КОФЕ расстался Сенин, и группа, потеряв динамику, начала неуклонно разваливаться.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Рок-энциклопедия

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Рок-энциклопедия. Популярная музыка в Ленинграде – Петербурге. 1965–2005. Том 2 (Андрей Бурлака, 2007) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я