Мог ли Николай II не отречься 2 марта 1917 года? И как встретила Россия известие о казни Николая II

Борис Романов

Иногда можно услышать: зачем Николай II уступил заговорщикам 2 марта в Пскове? Надо было сопротивляться до конца. Мол, «режьте-стреляйте, мученический конец приму, но от Богом данной власти не отрекусь»… Автор рассматривает гипотетические версии отказа царя требованиям заговорщиков. Рассматривается также версия фальсификации Манифеста об отречении. Во второй части брошюры рассказывается о том, как встретила Россия известие о казни Николая II летом 1918 года.

Оглавление

  • Отречение от престола: мог ли Николай II не отречься?

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мог ли Николай II не отречься 2 марта 1917 года? И как встретила Россия известие о казни Николая II предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Борис Романов, 2021

ISBN 978-5-0053-9866-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В оформлении обложки использовано фото Дома Ипатьева (сделанное в мае 1918 года) из статьи англоязычной Википедии «Казнь семьи Романовых» («Execution of the Romanov family» By Alexei Nametkin (? — 1919) — Ma Este (Tonight) — Hungarian cultural and artistic biweekly magazine — 30 July 1925, CC BY-SA 4.0, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=49863176). Примечание: частокол вокруг дома был возведён в апреле 1918 года, перед заселением туда первых доставленных из Тобольска Романовых)

Отречение от престола: мог ли Николай II не отречься?

Ранее, в статье «Февральская революция — заговор коррупционеров» (в книге «Николай II: две войны и революция») мы показали, что А. И. Гучков (глава Военно-промышленной комиссии, а после 2 марта 1917 — военный министр Временного правиельства) и Г. Е. Львов (глава Земгора, а после 2 марта 1917 — Председатель Временного правительства), оказавшись к осени 1916 года под обвинениями и следствием об огромной коррупции в их организациях — под перспективой суда и тюрьмы не позднее весны 1917 года, они активизировали существовавшие с начала Первой мировой войны план заговора против Николая II, и к середине февраля 1917 года план был разработан уже в деталях [1, Гучков А. И. Воспоминания,], с привлечением (через Военную ложу Гучкова) нескольких генералов (включая Алексеева и Рузского).

Начальник Петроградского охранного отделения, генерал-майор К. И. Глобачёв позже писал в своих воспоминаниях:

«Для революционного переворота в России имелся один месяц, то есть до 1 апреля. Дальнейшее промедление срывало революцию, ибо начались бы военные успехи, а вместе с ними ускользнула бы благоприятная почва».

[2, Глобачёв К. И. Правда о русской революции. Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения. — М., 2009. — С. 118]

Тот же Гучков на последнем этапе заговора привлёк к нему (через Председателя Думы Родзянко) депутатов-масонов Думы Некрасова, Керенского, Терещенко, Бубликова и чиновника Министерства путей сообщения Ю. Ломоносова (инженер-путеец). Последние двое блокировали продвижение литерного царского поезда к Петрограду 28 февраля. 1 марта Николай II оказался в изоляции на ж\д станции Пскова. Командующий Северо-западным фронтом Рузской отсёк его здесь — от всех каналов связи и предъявил ультиматум, требуя отречься от престола. А. А. Бубликов (эмигрировал во Францию в сентябре 1917 года) позднее писал:

«Достаточно было одной дисциплинированной дивизии с фронта, чтобы восстание было подавлено. Больше того, его можно было усмирить простым перерывом железнодорожного движения с Петербургом: голод через три дня заставил бы Петербург сдаться. В марте ещё мог вернуться царь. И это чувствовалось всеми: недаром в Таврическом дворце несколько раз начиналась паника».

[3, Бубликов А. А. Русская революция: её начало, арест царя, перспективы — Нью-Йорк, 1918]

***

Иногда можно услышать: зачем Николай II уступил заговорщикам 2 марта в Пскове? Надо было сопротивляться до конца. Мол, «режьте-стреляйте, мученический конец приму, но от Богом данной власти не отрекусь»… Ну, предположим… Но речь шла не только о его собственной жизни: генерал Рузский еще при первом разговоре прямо сказал царю, что в случае отказа он не может ручаться за безопасность Александры Федоровны. Это был шантаж, но после убийства Распутина ненависть всей оппозиции оказалась направлена именно на нее. Хотя даже английский посол Бьюкенен писал, что императрица в Петрограде самая решительная патриотка и намерена стоять за войну до победного конца (это к слову о масштабах клеветы). Можно не сомневаться, что если бы Николай II отказался отречься, Александра Федоровна была бы немедленно арестована заговорщиками, а может и убита — к этому дело и шло.

Отречение от престола Николая II 2 марта 1917 г. В царском вагоне: министр двора барон Фредерикс, генерал Н.Рузский, В. В. Шульгин, А. И. Гучков, Николай II. (Изображение из статьи Википедии «Отречение Николая Второго», Автор: Неизвестен — http://chron.eduhmao.ru/page_3_2_1.html (direct link), Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=18411102)

Версии

Предположим, Николай II отрекаться отказался. Через три-четыре часа ему сообщают, что Александра Федоровна арестована, и весь Петроград требует его отречения (ложь, но сказали бы). Предположим, он все равно отказывается отречься. В этом случае пришлось бы заговорщикам его арестовать, а скорее всего и убить. На престоле, по закону о престолонаследии, оказался бы больной Алексей при регентстве Михаила. Михаил отрекся и при живом брате, при отречении Николая II в его пользу — значит, отрекся бы и в этом случае — в пользу того же Временного комитета (правительства). Все это произошло бы в три-четыре дня. Ну, возможно, в течение недели. Итог — все то же самое, только с арестованными на несколько дней раньше Николаем и Александрой (не исключено, что и с убийствами), с больным Алексеем, который скончался бы без ежедневного внимания матери в месяц или два.

Народ поднялся бы за государя?

Может и поднялся бы, если бы призвала Церковь. Но Святейший Синод в Петрограде еще 26 февраля отказался призвать православных мирян (то есть практически весь город) не участвовать в беспорядках и демонстрациях под красными флагами, а через несколько дней после отречения радостно приветствовал новую власть и благословил ее.

Следуя логике оппонентов, можно сказать, что и в этом виноват Николай II. Однако католический приход в Петрограде выпустил воззвание к своим прихожанам — не участвовать в демонстрациях — и ни один католик в событиях февраля-марта 1917 года участия не принял! Об этом честно написал в своих воспоминаниях товарищ (заместитель) Обер-Прокурора Святейшего Синода (с сентября 1916 по март 1917) князь Н. Д. Жевахов [4, Жевахов Н. Д. «Воспоминания…", с.385—387] Что, Николай католиков любил особо? Нет, этого не было.

Таким образом, при любом варианте развития событий результат был бы аналогичным, или хуже (с убийством его или царицы). Возможно, Николай II это понимал. Возможно, не думал об этом, а думал о жене и больных детях. В любом случае, другого выхода у него не было. Не говоря уже о том, что с точки зрения нормального человека он поступил совершенно правильно.

Наиболее вероятно, что еще вечером 1 марта в Пскове Рузский в самые бурные часы шантажа («буря была» — по выражению самого Рузского), после почти неприкрытых угроз в адрес императрицы открыто сказал царю, что у них (у заговорщиков) в случае дальнейшего упорствования не будет другого выхода, кроме как убрать и его, государя — и что это вызовет раскол в армии, но у них теперь нет другого выхода. Скорее всего, еще тогда же, вечером 1 марта, Рузский сказал Николаю и то, что отречение согласовано с союзниками, с послами Англии и Франции. Почти наверняка так оно и было: заговор был согласован в общих чертах, и Рузский сказал об этом государю. Можно не сомневаться, что после общей победы в Первой мировой союзники не хотели видеть ни того, как Россия становится в Европе гегемоном, ни того, что во главе ее стоит сильный государь. То, что США не хотели вступать в войну, пока на троне Николай II, а в России нет конституции — это давно известно. Николай II это знал. Напомню, что США вступили в войну после падения монархии в России. Вероятно, все это Рузский и обрушил на царя вечером 1 марта в царском вагоне литерного поезда в Пскове.

Николай II согласился отречься на следующий день, 2 марта, когда Рузский показал ему пять телеграмм от командующих фронтами в поддержку отречения, скрыв при этом резкий отказ представителя флота в Ставке адмирала А. И. Русина. Возражали против отречения также генералы Ф. А. Келлер и Хан Нахичеванский. Не поддержал идею отречение 2 марта также командующий Черноморским флотом адмирал А. В. Колчак. Напомню при этом еще раз, что Николай II все это время в Пскове был изолирован от всех коммуникаций и не имел возможности повлиять на ситуацию.

Судя по всему, главная причина, по которой Николай II согласился как бы добровольно отречься от престола было его опасение раскола в армии в случае известия о его смерти. Вряд ли в армии поверили бы в его естественную смерть или в гибель в железнодорожной катастрофе.

Подписывал ли Николай II Манифест об отречении?

Отречение от престола императора Николая II. 2 марта 1917 года Машинопись. 35 х 22. В правом нижнем углу карандашом подпись Николая II: Николай; в левом нижнем углу черными чернилами поверх карандаша заверительная надпись рукой В. Б. Фредерикса: министр императорского двора генерал-адъютант граф Фредерикс. (фото из статьи Википедии «Отречение Николая Второго», Автор: ru: Николай Романов — http://rusarchives.ru/projects/statehood/07-12-akt-otrechenie-nikolay-ii.shtml, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=12435852,)

В последние несколько лет распространилась версия о том, что Николай II в действительности не подписывал Манифест об отречении. Действительно, он не подписывал 2 марта 1917 года Манифест об отречении. В качестве такового заговорщиками была использована телеграмма государя нач. штаба Алексееву, которая, по сути, являлась лишь черновым документом, и была намеренно подписана им (государем) карандашом. Но затем он не стал оспаривать опубликованный от его имени Манифест — чтобы не вносить раскол в армию.

Есть ещё одна немаловажная деталь. Когда 3 марта уже бывший царь узнал об отказе великого князя Михаила Александровича от престола, он, возможно, хотел изменить текст своего отречения в пользу сына, Алексея. Генерал А. И. Деникин утверждал в своих воспоминаниях, что 3 марта в Могилёве Николай заявил генералу Алексееву:

«Я передумал. Прошу вас послать эту телеграмму в Петроград. На листке бумаги отчётливым почерком государь писал собственноручно о своём согласии на вступление на престол сына своего Алексея… Алексеев унёс телеграмму и… не послал. Было слишком поздно: стране и армии объявили уже два манифеста. Телеграмму эту Алексеев, «чтобы не смущать умы», никому не показывал, держал в своём бумажнике и передал мне в конце мая, оставляя верховное командование.

[5, Генерал А. И. Деникин. Революция и царская семья // Очерки русской смуты. Том первый, Выпуск первый — Paris, 1921, стр. 54]

Очевидно, 3 марта в Могилёве, после известия об отказе от престола брата и новых известий о революции в Петрограде, Николай II понял, что события принимают неожиданный разворот, и уже готов был к тому, чего хотел избежать ранее.

«Как эскадрон сдал»

Рассмотрим еще один миф — что Николай II ничего не сделал для подавления беспорядков в Петрограде, а затем «спокойно отрекся, как эскадрон сдал».

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Отречение от престола: мог ли Николай II не отречься?

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Мог ли Николай II не отречься 2 марта 1917 года? И как встретила Россия известие о казни Николая II предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я