Серебряная книга сказок
Божена Немцова

«У одного бедного крестьянина не было детей. Сколько раз он своей жене говаривал: – Послал бы нам Бог ребёночка, стал бы он мне на старости лет утешением, а моему убогому хозяйству наследником! И наконец принесла ему жена сына. Исполнилось мальчишке всего три дня, а мать его уже и прокормить не может, сколько ни даст – всё мало. Стала кашу варить, а сын три миски съест, ещё просит. Что делать? Отрезала ломоть хлеба, отрезала другой, оглянуться не успела, а краюхи-то и нету!..» В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Оглавление

Из серии: Золотое наследие (Эксмо)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Серебряная книга сказок предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Штернберк

Жил бедный-пребедный рыбак, денег у него было мало, а детей много. Однажды ранним утром отправился он ловить рыбу. Долго сидел с удочкой, да так ни одной рыбки и не поймал. Вдруг видит — из камышей поднялась огромная птица и взмыла в небо. Рыбак поскорее направил свою лодку в камыши, надеясь разыскать там гнездо. Искал, искал, вдруг слышит над собой голос: «Найдёшь — не разоряй!» Удивился он, обернулся на голос, видит: птица крыльями машет и прочь летит. Стал рыбак дальше искать и наконец нашёл гнездо, а в нём множество крупных яиц. Недолго думая, стал он яйца одно за другим брать и в лодку складывать. Было их девять. Хотел рыбак ещё и рыбы на ужин наловить, да яйца всю лодку заняли. Он и сам-то в ней едва умещался, пришлось повернуть к дому. Дети стояли на берегу, ожидая отца. Увидали лодку, давай матушку кликать — батюшка, мол, едет, ужин везёт. Как же они удивились, когда отец начал вместо рыбы из лодки яйца выносить!

— Где это ты яйца раздобыл? — спрашивает рыбачка мужа. Рассказал ей рыбак, как большую птицу повстречал.

Яйца сложили за печку, а семья осталась без ужина.

На другой день рыбак снова чуть свет поднялся и на лов отправился. Приплыл на старое место, видит — из камышей та же птица вылетает и своё кричит: «Найдёшь — не разоряй!» Забрался рыбак в камыши и снова в гнезде девять яиц нашёл. Сложил их в лодку и повернул к дому. Рассердилась жена на старика, что он вместо того, чтоб рыбу ловить, птичьи гнёзда обирает. Взяла она яйца и что было сил за печку швырнула, а ведь рыбак велел с ними осторожно обращаться. Но, на удивление, яйца не разбились.

На третий день снова поехал рыбак на лов и, сам не ведая как, опять очутился возле камышей. И опять вылетает птица и кричит: «Найдёшь, не разоряй — это принесёт тебе счастье!» И снова пошёл рыбак к знакомому месту и нашёл девять яиц. Забрал и поехал домой. «Кто же из них вылупится?» — рассуждал он по дороге.

Жена так обозлилась, что, не сложи он сам эти яйца за печь, она бы их все на землю пошвыряла. Как быть? Чем её задобрить? На следующий день отправился рыбак на озеро и вернулся назад с полной лодкой рыбы. Прояснилось семейное небо, словно солнышко взошло.

Вскоре все забыли про яйца, будто их в доме и вовсе не было.

Сидит как-то рыбак и сети чинит, жена по дому хлопочет, а дети во дворе играют. Вдруг что-то за печкой хрустнуло, будто выстрелил кто, и не успел рыбак с места вскочить, как спускается с печи мальчик-красавец. С удивлением поглядел рыбак на гостя, а тот прямо на глазах у него растёт. Хрустнуло за печкой во второй раз, в третий, в четвёртый и так двадцать семь раз подряд, и после каждого выстрела соскакивал с печи мальчуган-здоровяк. Рыбак только руками всплескивал, глядя, как появляются да растут, словно грибы после дождя, эти ребятишки.

— Так вот оно, счастье, что мне птица посулила! — простонал бедный отец. — Знал бы я, что в этих яйцах скрывается, все бы в воду побросал!

— И поступил бы неразумно, батюшка! — возразил самый бойкий мальчик. — Мы тебе счастье принесём. Иди в город, проси, чтоб о тебе королю доложили, да скажи ему, чтоб он послал нам платье получше да еды побольше, а мы ему служить станем.

— Я-то ему доложу, а что, если он велит меня в шею гнать?

— Об этом не беспокойся, ступай да делай, как я сказал.

Оделся рыбак и отправился в город.

Пришёл во дворец, просит о себе королю доложить. Пустили его в королевские покои.

— Чего тебе надобно, рыбак? — спрашивает король.

— Всемилостивейший король! Есть у меня двадцать семь сыновей, велели они мне у вас одежды да еды просить да просили сказать, что готовы вам служить верой и правдой.

— А ты сам-то почему о них не печёшься?

— Да мне своих пятерых кормить нечем, а двадцать-то семь только сегодня появились.

И рассказал рыбак королю всё, что с ним приключилось, и тот, подивившись, приказал немедля двадцать семь платьев да множество снеди на телеги грузить и к рыбаку в дом везти. А рыбаку велел немедля сыновей во дворец слать. Обрадовался рыбак, домой заторопился.

Парни в новое платье оделись и вместе с рыбаком и его семьёй принялись за еду. Спрашивает рыбак:

— Который из вас меньшой?

— Я, батюшка, — отвечает самый высокий и красивый.

— Это ты меня к королю послал?

— Я, батюшка.

— Велю я вам, ребятки, меньшого слушаться, — сказал рыбак, — и все его приказы исполнять; вижу, он из вас самый толковый.

Не понравилось братьям его приказание, но пришлось покориться. Попрощались братья с отцом-матерью и зашагали в королевский замок.

На следующий день король выделил им большой луг, приказал траву скосить, сено высушить и в стога сметать. Взяли парни косы и пошли. Коли двадцать семь ловких косарей сено дружно косить начнут — дело спорится, и к вечеру луг был скошен. Остались братья на лугу ночевать. Младший велит одному не спать, караул нести.

Но, как на грех, уснул караульщик. Встали косари утром, глядят — а сено-то по всему лугу раскидано да потоптано. Пришлось целый день маяться и снова его сгребать да в стога метать. Вечером велел младший четверым караул нести да наказывал со сном бороться и узнать, кто же это им сено раскидывает. Но только пробило полночь, напала на братьев дремота, и захрапели наши караульщики. И снова к утру всё сено было по лугу раскидано да потоптано. Обозлились братья, что им работы прибавляется, а младший осерчал на плохих караульщиков и вечером, отослав всех спать, сказал, что сам сторожить станет. Настала полночь, видит младший брат: примчалось на луг целое стадо вороных коней, и стали они сено топтать и копытами по лугу разбрасывать. Кинулся было он братьев будить, но тут подскакивает к нему тощая да неказистая белая лошадка и молвит человеческим голосом:

— Приветствую тебя, Штернберк, долго же я тебя дожидалась!

— Как ты меня величаешь? Откуда меня знаешь и кто сама будешь?

— Имя твоё мне хорошо известно, а кто я — того сказать не смею. Но если ты моего совета послушаешься, я стану твоим верным другом и защитником.

— Коли совет будет добрый, отчего не послушаться!

— Гляди-ка, носятся по лугу двадцать шесть буйных вороных коней, я — двадцать седьмая, бела, мала да тоща. Буди братьев да вели каждому по коню взять, а сам выбирай меня, не бойся, не прогадаешь, — сказала лошадка и поскакала к стаду.

Штернберк (так мы теперь будем его называть) разбудил братьев и велел каждому выбрать коня.

Тощую белую лошадку никто не захотел, и досталась она самому Штернберку.

Утром братья прибрали сено и вернулись к королю, а коней своих припрятали. Щедро заплатив за работу, отослал их король обратно к рыбаку.

За городом братья оседлали коней и помчались. Испугался рыбак, но названые сыновья отсыпали ему по пригоршне золотых монет, и он успокоился.

Ночью, когда Штернберк крепко спал, братья потихоньку выбрались из дому и договорились податься прочь. Не нравилось им младшего брата слушаться. Как решили, так и сделали. Вскочили на коней и помчались прочь. Когда солнце взошло, они были уже далеко от дома. Проснулся Штернберк, выбежал во двор, глядит — белая лошадка одна-одинёшенька стоит, а братьев и след простыл.

— Где мои братья? — спросил он свою лошадку.

— Ускакали, дорогой хозяин, наверное, они уже далеко.

— Ах они обманщики! — в гневе воскликнул Штернберк.

— Не печалься, поешь да седлай меня, мы их сейчас догоним.

Распрощался Штернберк с добрым рыбаком и, сев на свою лошадь, пустился в путь.

В большом лесу на траве сидели братья, закусывали и с хохотом судили да рядили о том, что Штернберк скажет, когда, проснувшись, одну свою клячу в конюшне увидит.

И вдруг слышат — заржали кони. И кого бы вы думали видят перед собой братья? Тащится к ним белая лошадка, а на ней Штернберк.

В страхе поднялись они навстречу и стали прощения просить. Простил их Штернберк, и они все вместе пустились в путь.

Едут, едут, видят: к дереву борзая привязана, вот-вот с голоду пропадёт.

— Эй, ступайте кто-нибудь да отвяжите собаку, — говорит Штернберк братьям.

— Больно нам нужно собаку отвязывать! Не троньте её. Кто знает, почему она привязана? — возроптали братья.

Соскочил тогда с лошади сам Штернберк, отвязал борзую, на волю отпустил.

— Коли туго тебе придётся, вспомни меня! — крикнула борзая человеческим голосом и скрылась в чаще. Удивился Штернберк, но братьям ни слова не сказал.

Едут они, едут, видят: орёл к дереву за лапу привязан, голова опущена, крылья повисли.

— Ступайте кто-нибудь, отвяжите орла, не то он с голоду пропадёт, — велит Штернберк.

— Что нам за дело до него? Коли ты такой добрый, сам ступай, — отказались братья.

Соскочил Штернберк с лошади и отвязал орла.

— Если тебе туго придётся, вспомни меня, — промолвил орёл и исчез в чаще. Подивился Штернберк небывалой птице, но братьям ничего не сказал.

Добрались они до леса, подъехали к озеру, видят: огромный карп в тине мечется. Соскочил Штернберк с коня, поднял карпа и пустил в воду.

— Если тебе туго придётся, вспомни меня, — прошептал карп и уплыл.

«Вот странные звери», — подумал Штернберк.

Поехали братья дальше; ехали, ехали, пока не добрались до большого города, а здесь только и разговоров о том, что собирается король на врага войной идти.

— Двадцать семь храбрых солдат — хорошая подмога, — сказал Штернберк братьям, — я думаю, надо нам к королю явиться.

Понравилось братьям такое предложение, и поскакали они вслед за младшим в замок к королю.

Увидал король высоких да стройных молодцов и с радостью принял их на службу. Но больше всех ему Штернберк приглянулся, и сделал его король офицером. Завидно стало братьям, да не в чем Штернберка упрекнуть, сами видели, что он на офицерский чин не напрашивался. Решили они тогда королю отомстить.

На другой день пошли братья с врагом биться. Где Штернберк на своей кляче — там враг бежит, а где братья стоят, там королевские войска отступают.

Король к Штернберку примчался, жалуется. И говорит Штернберк королю:

— Милостивый государь, пожалуйте их офицерскими чинами, они с большей охотой драться станут.

— Ты в этом уверен?

— Попробуйте, сами увидите!

Объявил король братьям, что всех произведёт в офицеры, коли станут они храбро воевать, и они так расхрабрились, что вскоре война их победой закончилась. Поблагодарил король Штернберка и назначил своим советником, а братьев придворными. Стали братья младшему чёрной завистью завидовать и случая ждать, как бы от брата избавиться. А вскоре случай-то и подвернулся. Была у короля прекрасная картинная галерея, и попросил Штернберк у короля разрешения посмотреть картины. Король охотно исполнил его просьбу. Среди картин была одна с изображением красавицы-девы. Спросил Штернберк, чей это портрет.

— Это дочь могущественного короля, я хотел её в жёны взять, да перед самой свадьбой она исчезла, и никто не знает, где она. Чего я только ни обещал тому, кто её найдёт, но всё напрасно, — ответил король.

— Вот Штернберк наверняка бы её нашел, — сказал один из братьев, а остальные поддакнули.

— Полжизни отдам, чтоб о ней узнать, — вздохнул король, — но со Штернберком расставаться не желаю.

— Всемилостивейший король, пусть твоя невеста хоть на краю света будет — вот моя рука, я приведу её назад, — сказал королю Штернберк.

Король стал было возражать, но желание увидать красавицу было сильнее дружбы, и повелел он Штернберку пуститься в путь.

Прежде чем собираться, решил Штернберк посоветоваться с белой лошадкой.

— Дорогой хозяин, — сказала белая лошадка, — трудное дело ты затеял, но не бойся, я тебе помогу, а братья твои коварные от заслуженной кары не уйдут. Прежде всего вели изготовить золотой башмачок и возьми его с собой. По дороге я тебе покажу, где живёт принцесса.

Когда золотой башмачок был готов, Штернберк получил от короля деньги и отправился со своей лошадкой за принцессой. Много дней и ночей ехали они через горы и долины, пока не приехали наконец к большому тёмному озеру. Тут лошадь остановилась.

— Слезай, — говорит она Штернберку, — и жди — придёт принцесса, станет по озеру кататься, увидит тебя и сюда приплывёт. Как начнёт она тебя выспрашивать, чего тебе здесь надобно, отвечай, что ты, мол, чужеземный купец, везёшь сокровища и среди них золотой башмачок. Она захочет на него поглядеть, ты покажи, а сам поскорее обними её и садись мне на спину.

Уселся Штернберк на берегу, а лошадка поодаль пасётся. Вскоре видит он, плывёт по озеру лодка. Приблизилась лодка к самому берегу, и на песок выскочила прекрасная дева. Сразу узнал Штернберк личико, что в королевской галерее на портрете видел. Поднялся он и к деве подошёл.

— Что ты здесь в безлюдье делаешь? — спросила она приятным голосом.

— Я чужеземный купец и долго брожу по свету. Сегодня со своим конём с пути сбился и, попав сюда, решил немного отдохнуть.

— А что у тебя в узелке?

— Драгоценности, краса-девица, а среди них золотой башмачок отменной работы.

— Можешь мне его показать?

— С удовольствием, да только он у меня непарный.

— А мне только один и нужен, я свой потеряла; лишь бы твой мне впору пришёлся.

— А ты примерь, красавица, — предложил Штернберк и, достав шкатулку с башмачком, подал его принцессе.

Только она башмачок обула, подошла белая лошадка поближе, а Штернберк обнял принцессу, вскочил на белую лошадку, и помчались они словно ветер. Радовалась принцесса, что красивый купец её увозит, но чародейка, у которой она в плену томилась, всё видела и, рассвирепев, послала за ними вдогонку всякие страсти-ужасы. Перепугалась принцесса, обняла Штернберка, спрятала лицо на его груди, а вокруг синие молнии сверкают, деревья от громовых ударов падают, страшные чудища со всех сторон беглецов преследуют. Но Штернберк прижал покрепче к сердцу свою дорогую добычу, не боится, на верную лошадку надеется. И не подвела его лошадка, через все преграды пронесла.

По дороге рассказал Штернберк принцессе Веленке, кто его за ней послал и куда он её везёт. Ничего не сказала Веленка, но опечалилась, потому что короля, своего жениха, не любила, а Штернберка уже успела полюбить. Приехали они в королевскую столицу и были приняты королём с большой честью и радостью. С той минуты стал Штернберк его лучшим другом и помощником. А братьев всё больше зло разбирало, днём и ночью думали они, как бы Штернберку отомстить.

Однажды отправился король вместе со Штернберком в Веленкины покои. Печально сидела будущая королева у окна и пела. Сел рядом король и спрашивает, скоро ль они свадьбу играть будут. Кольнуло Штернберка в самое сердце, со страхом ответа ждёт.

— Не могу я свадьбу справлять, покуда не будет здесь моего сундука со свадебными нарядами, а он хранится за тридевять земель у злой чародейки!

Глядит король на Штернберка, помощи просит, а тот говорит:

— Я поеду за твоим сундуком, госпожа моя!

— Нет-нет, король, не посылай Штернберка, он погибнет! — умоляет принцесса.

Но что за дело королю до жизни друга, коли он золотом платит!

Побежал Штернберк к белой лошадке совета просить.

— Если будешь осторожен, — сказала она, — всё окончится благополучно. Собирайся в путь, поехали.

Взял Штернберк денег, простился с королём и красавицей Веленкой и в тот же день покинул город. Ехали они долго и проехали триста миль. Остановилась белая лошадка неподалёку от чёрного замка и говорит Штернберку:

— Вот замок, где злая чародейка живёт, здесь она и принцессин сундук прячет. Ступай туда и проси, чтоб она его тебе отдала. Она станет отказываться, скажет — не отдам, пока трёх коней не объездишь. Те три коня — чародейкины дочери. Но ты не бойся и будь внимателен. Когда третьего коня к ней обратно подведёшь, увидишь в её руке хворостину, захочет она тебя этой хворостиной хлестнуть, но ты не давайся. Половчее вывернись, хворостину отними, хлестни старуху, хватай сундук и спеши как можно быстрее ко мне.

Обрадовался Штернберк доброму совету и пошёл в замок. Постучался в ворота, отворяет старуха-чародейка и спрашивает, чего ему надобно.

— Принцесса Веленка, невеста моего короля, оставила здесь свой сундук со свадебными нарядами. Я за ним пришёл, — отвечает Штернберк.

— Её сундук здесь, это правда, но я его тебе не отдам, покуда трёх коней не объездишь.

— Сначала неси сундук, а потом веди коней.

Притащила чародейка резной сундук, а потом побежала в конюшню. Первый конь был рыжий. Сел на него Штернберк, а конь что есть мочи взбрыкивает да на дыбы встаёт, но Штернберк держится, не даёт себя сбросить. Тут конь из ворот замка вылетел и словно бешеный помчался по полю. И вдруг рыжий конь из-под всадника исчез, зайцем обернулся и прочь прыснул.

«Эх, если б у меня была борзая!» — подумал испуганный Штернберк. Только успел подумать, а за косоглазым уже быстрее ветра несётся борзая, хватает его за шиворот и кладёт к ногам Штернберка с такими словами: «Услуга за услугу, ведь и ты мне помог», — и тут же исчезает. Взял Штернберк зайца за уши и отнёс в замок к уродливой старухе-чародейке.

Разозлилась та, побежала в конюшню, гнедого коня выводит. Рыжий взбрыкивал, а гнедой и того пуще. Но Штернберк умнее стал; как понёс его конь по полю да вдруг из-под него исчез и, в ворона превратившись, взмыл в небеса, вспомнил Штернберк про орла. И в тот же миг стая орлов тучей кинулась вслед за вороном, а самый большой, закогтив его, принёс Штернберку и сказал:

— Услуга за услугу, ведь и ты меня от дерева отвязал, — и тут же исчез.

Старуха от злости чуть не лопнула, когда Штернберк ей ворона под ноги швырнул. Побежала в конюшню, вороного коня ведёт. Этот был самый дикий из всех. Словно бешеный вылетел он со Штернберком из замка, храпит, копытами бьёт, брыкается, комья земли так и летят во все стороны. Бесился, бесился и вдруг, обернувшись рыбой, в озеро кинулся. Вспомнил тут Штернберк про карпа, и тотчас выплыл карп, выкинул на сушу обернувшегося рыбой вороного коня и сказал:

— Услуга за услугу, ведь и ты не дал мне погибнуть.

Взял Штернберк рыбу и возвратился к старухе.

Сверкая глазами, выбежала она ему навстречу и говорит:

— Пусти рыбу, бери сундук!

Видит Штернберк в её руках хворостину; хотел он нагнуться за сундуком, а старуха к нему — шасть, хворостиной хлестнуть норовит. Отскочил он, вырвал у ведьмы хворостину из рук да как вытянет её вдоль спины! И превратилась старуха в камень. Штернберк хворостину спрятал и, схватив сундук, ринулся бежать к своей белой лошадке. А та уже у ворот дожидается.

Счастливо, без приключений прибыли они домой.

— Милый Штернберк, — говорит Веленка, принимая от него сундук, — к чему мне сундук, если нету от него ключа?

— А где он, тот ключ? — спрашивает огорчённый король.

— Тот ключ за триста миль, в заколдованном замке.

Не стал король Штернберка просить, да тот сам вызвался за ключом ехать.

Обрадовался король, а пуще короля братья обрадовались. И опять отправился Штернберк к белой лошадке за советом.

— Готовься в путь, дорогой господин, я тебя мигом домчу, только хворостину не забудь.

На другой день, отдохнув немного, Штернберк оседлал свою милую лошадку, и поехали они за ключом. Проехали триста миль и остановились перед огромной крепостью.

— У ворот ты увидишь четырёх спящих львов, изловчись и одним махом хлестни их всех по глазам хворостиной. Львы превратятся в камень, а ты смело ступай в крепость. Посреди двора увидишь ещё одного льва, он самый могучий из всех четырёх; ключ от сундука у него в пасти. Он тоже спит, подойди потихоньку и ударь его хворостиной по глазам, и этот тоже превратится в камень, а ты бери ключ и скорее ко мне. Да смотри, будь осторожен, если хоть один из них проснётся, тут тебе и конец придёт.

Взял Штернберк хворостину и пошёл. Подходит к воротам, видит — спят четыре свирепых льва. Он их одним махом в камень превратил. Пошёл дальше, а посредине двора огромный лев лежит, из пасти у него золотой ключик свешивается. Потихоньку обошёл Штернберк вокруг да как хлестнёт льва по глазам. Превратился лев в камень, и ключ из пасти выпал. Поднял Штернберк ключ и поспешил к белой лошадке. Но тут разыгралась свирепая буря, молнии сверкают, словно огненные стрелы. Белая лошадка помчалась во весь опор, и вскоре они миновали заколдованные владения.

Через несколько дней вернулись они домой. Отдал Штернберк Веленке ключ, тогда приказала она Штернберку и королю следовать за ней. Входят они в покои, где сундук стоит, отмыкает девица его золотым ключом, но вместо платья достаёт оттуда широкий меч.

— Становитесь на колени, — говорит она удивлённым мужчинам. — Я вам обоим головы отрублю; кто из вас благородных кровей, тот оживёт, за того я и замуж пойду.

Штернберк бросился перед Веленкой на колени не раздумывая, а король опустился с великой неохотой.

Вы только послушайте, что дальше случилось! Штернберк-то ожил, а король так и остался на полу лежать.

Вывела Веленка Штернберка из покоев и объявила его своим мужем и будущим королём.

Лишь двадцать шесть сердец по всей стране не забились радостью — злые сердца братьев Штернберка. И поклялись они, что не будет им покоя, покуда Штернберка со свету не сживут. Прослышали они, что в нескольких часах пути от столицы живёт старуха-ведьма. Отправились к ней помощи просить, много денег посулили. Ведьма не заставила себя долго упрашивать и пообещала им свою помощь.

Вскоре позвали братья Штернберка на охоту. На свою беду, он белую лошадку дома оставил.

А вечером вернулись охотники с печальным видом, без Штернберка.

— Пропал твой муж, — сказали королеве коварные братья, — целый день искали — ни слуху ни духу!

Подняли тут придворные плач да стон. Но горше всех плакала Веленка.

Разослала во все стороны гонцов, чтоб про её милого спрашивали да искали, но все возвращались ни с чем. Вообразили братья, что, уничтожив Штернберка, смогут делать всё, что захотят, да просчитались. Веленка никакой власти им не давала.

Однажды в глубокой печали выходит она во двор и видит, что один из братьев приказывает белую лошадку из замка гнать, говорит, что эта хилая кляча, дескать, лишь срамит королевские конюшни. Разгневалась Веленка, выбранила брата за жестокий приказ и велела слуге белую лошадку обратно в конюшню вести. А потом вернулась в замок, набрала сладких лакомств и понесла белой лошадке. Но лошадка есть не стала, грустно на Веленку взглянула и говорит:

— Спасибо тебе, моя госпожа, что не дала меня из замка выгнать. Долго я тебя ждала, а ты всё не шла, забыла обо мне в своей печали. А мне надобно многое тебе рассказать.

Удивилась Веленка, что лошадка с ней человеческим голосом говорит, но, скрыв удивление, ответила:

— Да, милая лошадка, я к тебе долго не приходила, но с той несчастной минуты, что пропал Штернберк, от горя не знаю что и делать.

— Верю, дорогая госпожа, и я тоскую, но жду тебя, чтобы за ним поехать.

— Что ты сказала? Ехать за ним! Ты знаешь, где он? Так поскорее вези меня к нему!

— Успокойся и дождись ночи. Днём нас братья могут увидать и всё дело испортить. Прикажи служанкам никому не говорить, что тебя дома нету, а как стемнеет, беги ко мне. Поедем.

Обрадовалась Веленка и пошла готовиться в дорогу. Как только ночь опустила своё чёрное покрывало, приказала Веленка верным служанкам молчать и поспешила к белой лошадке.

Тихо вывела её из замка, оседлала, и помчались они быстрее ветра. Когда забрезжил рассвет, были они уже далеко в лесу. Остановилась лошадка и говорит Веленке:

— Что тебе в лесу больше всего понравится, то и возьми с собой. К ночи, как доберёмся до колодца, то, что из лесу взяла, трижды окропи колодезной водой. Что бы тебе ни привиделось, не оглядывайся и ни единого словечка не оброни.

Вошла Веленка в лес, присела под деревом отдохнуть, слышит, кто-то печально поёт. Прямо в сердце ранят её эти звуки, и кажется ей, что слышит она нежный голос Штернберка. Подняла голову, видит — соловей, взяла его в руки, а он ласкается, словно благодарит. Вспомнила Веленка слова белой лошадки, унесла птаху с собой. До поздней ночи ехали они, пока не добрались до нужного места.

Остановилась лошадка, Веленка с лошадки слезла, сто шагов отмерила и оказалась у небольшого колодца. Вокруг было светло, как днём, но только Веленка руку в воде смочила и на соловья брызнула, налетел бешеный вихрь, загремело, засверкало вокруг, да королева не испугалась и во второй раз руки в воду опустила. Тут на неё из колодца драконья пасть ощерилась, огонь изрыгает. Но бесстрашная Веленка в третий раз воды набрала и соловья окропила. И вдруг снова стало светло, соловей исчез, а перед Веленкой Штернберк появился. Чуть не вскрикнула от радости Веленка, да вспомнила наказ белой лошадки, положила палец на уста, взяла Штернберка за руку и молча, не оглядываясь, заспешила к милой лошадке. А справа и слева мерзкие твари скачут, угрожают, преследуют. Но счастливые супруги, не замечая их, уселись на белую лошадку и на другой день благополучно прибыли в своё королевство.

Подлые братья как про то услыхали да сообразили, какая их участь за предательство ожидает, решили, что самое лучшее — бежать без оглядки. Не успел король Штернберк в замок вернуться, а их уже и след простыл. Спросил он лошадку, надо ли братьев догонять, и, выслушав её совет, схватил свою волшебную хворостину, сел на лошадку и припустился вслед за ними.

Братья сидели на лугу вокруг большого костра. Объехал Штернберк три раза вокруг и каждого хворостиной стукнул. И тотчас же превратились они в двадцать шесть каменных столбов. Швырнул тут Штернберк волшебную хворостину в огонь, и в мгновенье ока поднялась из огня скала и закрыла неблагодарных братьев.

Повернул Штернберк белую лошадку назад, а когда к королевской столице приближаться стали, сказала она вдруг Штернберку:

— А теперь, дорогой Штернберк, спешься и сделай, что я велю.

— Ты — мой добродетель, и любую твою просьбу я охотно выполню.

— С этой минуты я тебе больше не понадоблюсь. Возьми свой меч и за всё доброе, что я для тебя сделала, отсеки мне голову.

— Как можешь ты меня о такой жестокости просить?

— Если ты не выполнишь моей просьбы, придётся мне ещё сто лет мучиться, пока я другого освободителя не найду.

Взял Штернберк свой меч и с плачем отсёк доброй лошадке голову. Из мёртвого тела выпорхнула белая голубка, трижды над Штернберком крыльями взмахнула и в синее небо взмыла.

Печально отправился он домой. Но радостная встреча подданных и ласковые объятия дорогой жены вскоре разогнали его печаль. Мудро и справедливо правил Штернберк, и все его любили. А когда он состарился, то часто рассказывал своим внучатам про верную лошадку.

Оглавление

Из серии: Золотое наследие (Эксмо)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Серебряная книга сказок предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я