Научная революция и первая схема физики

Аскар Искендеров

Автор ввел в физику однотипные частицы с универсальными двигательными свойствами. Частицы, в зависимости от места в атоме, могут стать электронами, протонами, гравитонами и носителями энергии, а это есть научная революция.Главная идея книги – найти новый подход к решению проблемы глобального потепления.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Научная революция и первая схема физики предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Аскар Искендеров, 2022

ISBN 978-5-0055-7702-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Французский философ Мишель Монтень в своем труде «Опыты» писал:

«Я убедился на опыте, — что то, чего не удалось достичь одному, удается другому, что то, что осталось неизвестным одному веку, разъяснится в следующем; что науки и искусства не отливаются сразу в готовую форму, а образуются и развиваются постепенно, путем повторной и многократной обработки и отделки» [13, с. 217].

Монтень полагал, что науки и искусства образуются и развиваются поступательно, а теория смены научных парадигм Томаса Куна утверждает, что развитие науки происходит скачкообразно, периоды линейного развития сменяются кризисами — научной революцией и сменой парадигм. В своей книге «После „Структуры научных революций“» Кун об этих вещах писал:

«Революционные изменения являются иными и гораздо более проблематичными. Они включают открытия, которые нельзя совместить с ранее используемыми понятиями.

Чтобы сделать или ассимилировать такое открытие, человек должен изменить сам способ мышления и описания естественных феноменов.…Примером может служить переход от астрономии Птолемея к астрономии Коперника. До этого перехода Солнце и Луна были планетами, а Земля планетой не была. После этого перехода Земля стала планетой, подобно Марсу и Юпитеру, Солнце стало звездой, а Луна превратилась в небесное тело нового вида — спутник… Нельзя перейти от старого к новому, просто добавив новое к уже известному. И это новое нельзя описать в словаре старого, и наоборот» [25, с. 22].

Под парадигмой Кун понимает признанные ведущими учеными понятия, научные теории и методы исследования. Научные теории создаются на основе наблюдений природы и опытных данных. Но позже ученые открывают новые факты. Часть из них органично вписывается в существующие теории. Но также обнаруживаются факты, противоречащие схеме, ведущие к накоплению аномалий и кризисам, что готовит очередную научную революцию.

В физике делались открытия не совместимые с классической механикой, тут логика вещей требовала уточнения и развития механики, но ученые не стали этого делать, оставив учение Ньютона в покое, они внутри одной дисциплины создали несколько новых теорий, несовместимые друг с другом.

Ранее единый мир делился на физическую часть мира и живую природу, а теперь физики стали делить физическую часть мира: на макромир, поясняемый классической механикой и микромир, поясняемый квантовой теорией. Но такое мировоззрение делает невозможным объединение всей научной сферы, столь необходимое сегодня для выхода мирового сообщества из кризисного состояния. Возникает извечный вопрос, что делать, и кто виноват?

Кратко ответить на такие вопросы невозможно, а в пределах одной книги на них можно ответить только концептуально и схематично.

Слово парадигма применяется шире, «смена парадигмы» означает смену стратегии развития больших систем. Поэтому я ввел понятие первой схемы как ключевой составляющей парадигмы и научного направления. Термин «первая схема» означает: дойти до «дна мира», выявить основные законы.

Что такое первая схема физики и, что означает дойти до «дна мира»?

Философия начинается с вопроса Фалеса: из чего состоит природа?

Краткие ответы древних мыслителей на этот вопрос я называю первой схемой, а слова, включенные в ответы, являются ключевыми словами:

Анаксимен: «Первооснова — это воздух».

Анаксимандр: «Основа мира — беспредельное».

Ксенофан: «Единое — главный закон бытия».

Пифагор: «В основе всего — число».

Гераклит: «Всё течет, всё меняется».

Демокрит: «Всё состоит из атомов».

Протагор: «Человек есть мера всех вещей».

Платон: «Всё в мире создано по образу идей».

Аристотель: «Идеи находятся в самих вещах».

Пиррон: «Истина для человека непостижима» [42].

Вопрос Фалеса о том, из чего состоит природа, актуален до настоящего времени, в поисках решения задействованы тысячи институтов и физических лабораторий, часть этих объектов находятся под землей и в космосе.

Достаточно упомянуть о проекте БАК (большой адронный коллайдер), созданный для решения вопросов теоретической физики эмпирическим путем, а такие проекты требуют немыслимых затрат. Но все количественные усилия ученых не дают результата — еще не созданы единая теория физики и общая теория эволюции, наука не готова совершить некий качественный скачок.

Иногда сложные научные задачи решаются в одиночестве и в кабинетной тишине, конкретно в этой книге мы займемся разработкой теории эволюции, начиная её с физики. Вначале обратимся к эволюционистам: С. Хайтун в книге «Феномен человека на фоне универсальной эволюции» об этом пишет так:

«Публикаций и авторов, здесь сотни тысяч… превосходя всё, что мы встречаем в других областях знания. Другое дело… радикально новые утверждения генерируются здесь крайне редко, мысль бьется в круге одних и тех же идей и точек зрения, изложение которых зачастую различаются нюансами, нередко — чисто терминологическими» [55, с. 7].

В эволюционных моделях ученые допускают ошибки при определении первоэлемента мира, в виде субстрата ученые рассматривают газы (атомы), не сказав, как возникли сами атомы. Фазовые переходы и события эволюции поясняются как механические события и случайные процессы, ученые считают, что планеты возникли при случайном столкновении небесных тел. Физика также увязла в онтологических проблемах, она не может определиться с материей и энергией. Они говорят: материя исчезает, превращаясь в энергию, а также считают, что энергия — это количественная мера движения тел. В первом случае энергия и материя являются субстанциями, а во втором случае, энергия — это физическая величина, принятая для измерения движения тел.

Физика запуталась в фундаментальных определениях, она не выявила первоэлемент и его свойства? Для того, чтобы определиться с этими вопросами, я ввел понятие первой схемы физики, а она в самом начале выглядит так:

Мир состоит из одинаковых частиц, имеющих природные свойства.

Мы сейчас рассматриваем онтологические вопросы, из каких частиц состоит мир (вопрос Фалеса), а еще выявим основные свойства этих частиц.

Анри Бергсон в книге «Творческая эволюция» об этом размышляет так:

«Тщетно пытаемся втиснуть живое в те или иные рамки. Все рамки разрываются: они слишком узки, а главное, слишком не податливы для того, что мы желали в них вложить. Наше рассуждение, столь уверенное в себе, когда оно вращается среди инертных вещей, в этой новой среде [в глобальном мире] чувствует себя несвободно. Следует ли отказаться от углубления в природу жизни? Нужно ли придерживаться механистического представления, которое всегда дает нам наш рассудок?» [5, с. 5]

Бергсон спрашивает, следует ли опираться физические законы, если они не позволяют углубиться в природу жизни, и не поясняет единство мира.

Бергсон считает, физические законы узкими и не податливыми, но здесь нужно сделать решительный ход: «оживить» законы Ньютона, расширить их понимание, сделать их универсальными и пригодными во всех сферах жизни.

Для этого уточним учение Ньютона, но без наглядного и предметного представления понятий и терминов этого сделать нельзя. Поэтому в этой книге я ставлю две задачи: во-первых, объединить физику, во-вторых, создать общую теорию эволюции, а для этого нужно выбрать первую схему и методы.

«Спиноза заставил субстанцию — саму природуразворачиваться на манер геометрии Эвклида» [33, с. 5]. Эти слова философа И. Нарского стали отправной точкой этой книги. Реальный мир создается движением однотипной частицы, что делает мир сложнее и сложнее. Единые частицы «чертят» повторяющиеся линии — орбиты, создают форму, а формы движения частиц сливаются и кажутся нам физическими телами.

Формула всех видов движения: Все наблюдения природы показывают, что мировому движению частиц присуща определенная повторяющаяся форма [G], подобная движению планет. Абсолютно все законы физики являются лишь повторяющимся движением единых частиц.

Одной из главных моих задач является достижение наглядности теории и простоты изложения научных текстов. Что такое наглядность научной теории?

Физики оперируют абстрактными понятиями: плазма, электромагнитная индукция, потенциальная и кинетическая энергия, квантование, сингулярность и так далее, где нет отчетливого различения элементов и не видно движения. По моему замыслу, эволюционная модель мира должна представить научные понятия как движение однотипных неделимых частиц. Но почему научные понятия нужно представлять как движение частиц? Ответ следует из фактов, Солнечная система представляет собой согласованное движение небесных тел, возникших из невидимого приборам (глазу) движения однотипных частиц.

Чтобы угадать и выразить этот невидимый глазу мир физики используют отвлеченные понятия, создающие нечеткое представление (туман в голове), а примером служит утверждение, что существует четыре вида полей.

Что такое гравитационное поле и все другие поля?

Поле — особая форма материи, физики полагают, что поле не состоит из разделенных частиц, поле — равномерно размазанная в пространстве материя.

Тут сразу возникает вопрос, почему поле бывает в одном месте сильнее (плотнее), а в другом месте слабее или бывает разреженным? Ответа нет.

Остается без ответа вопрос, почему поле переносится вместе с телом?

Известный физик и популяризатор науки Ричард Фейнман размышляет:

«Вопрос: каково отношение силы тяготения к электрической силе? Тяготение относится к электрическому отталкиванию, как единица к числу с 42 нулями. Это вызывает глубочайшее недоумение. Откуда могло взяться такое огромное число [соотношение]?»

«Механические законы „инерции“ и „силы“ — законы Ньютона — не пригодны в мире атомов. Вместо этого оказалось, что объекты микромира ведут себя „совершенно иначе“, чем объекты макромира» [47, с. 62].

Фейнман констатирует: электромагнитное поле гораздо сильнее, чем поле тяготения. Но я полагаю, что часть одинаковых частиц создают гравитационное поле (связанную сеть), а другая часть этих частиц не участвуют в этой паутине, а в определенные моменты свободные частицы возбуждают электрические явления и электромагнитные (далее, э/м) поля.

Чтобы показать решение сложнейшего парадокса, я буду забегать вперед.

Э/м силы генерируются вращением свободных частиц, а они «сотрясают» гравитационное поле, э/м волны передаются волнением гравитационной паутины. При этом, чем меньше будет в гравитационной паутине свободных частиц, тем лучше проходит волна, а при приеме этих волн, для усиления волн, специалисты используют вещи, в составе которых много свободных частиц, в детекторных приемниках для усиления волн применялись опилки железа.

Гравитационное поле состоит из одинаковых частиц, которые вращаются вокруг атомов, при этом они образуют сеть, подобную паутине, в её узлах находятся частицы, а между ними существуют невидимые нити, но свободные частицы не участвуют в паутине, находясь во «взвешенном» состоянии.

О вращающихся полях говорил еще Тесла, не только говорил, а он создал двигатель переменного тока. Чем отличаются Томас Эдисон и Никола Тесла?

Эдисон использовал метод проб и ошибок, а Тесла выбрал теоретический путь, но он не писал научных работ, а воплощал их в жизнь. Отношение Теслы к электродинамике может передать метафора: я этого человека хорошо знаю, но не помню его имени. Тесла прекрасно представлял модель генератора, но не описал вращение полей на языке физики (не знал имени).

Однако физики признали его как специалиста в своей области знания, и его имя присвоено одной из физических величин. Однако Тесла — исключение, один из редких случаев, когда теория опережала опыт.

Есть слова, обозначающие предметы, есть слова, описывающие движение предметов. Но существуют слова, описывающие чувства человека (например, тепло — холод, любовь — вражда), чтобы измерить эти ощущения, физики стали представлять чувства как движение мелких частиц. Например, теплоту ученые характеризуют как движение молекул, электрический ток представляют как движение электронов, а свет — это движение фотонов, а я ввел однотипные частицы, из которых состоят фотоны и электроны. Я считаю, что носителями тепловой и потенциальной энергии (сил тяготения), являются единые частицы. Но этого мнения недостаточно, трудно доказать существование этих частиц.

В прошлом людям задавали вопрос, с каких ты краев и чей ты сын? Далее из его ответа складывалось представление о человеке, так как только среда и род формируют людей. Но данный принцип не реализован в науке, физики не знают историю сборки атомов, физика не учитывает, в какой среде появились атомы (тела) и где они существуют. Физики не освоили эволюционную форму мышления, а без этого в принципе нельзя создать единую физику.

В гипотезу Канта, мир возник из некой космической туманности, я ввел уточнения: туманность состоит из однотипных частиц, имеющих свойство криволинейного (вихревого) движения. В момент запуска большого вихря, некоторая часть однотипных частиц создают гравитационную паутину, а остальная часть увлекается вихрем, но остаются свободными. В дальнейшем из свободных частиц образуются планеты и их спутники, однако часть свободных частиц остается внутри тел и в среде, именно они влияют на температуру тел и окружающей среды. Когда свободных частиц в среде много, температура воздуха будет выше, а когда их становится меньше, температура среды падает. Когда греет Солнце, тела греются, а чтобы сохранить внутреннее равновесие эти тела «выпускают пар», а точнее тела производят эмиссию (выброс) свободных частиц, что нагревает среду. Ночью, эти тела поглощают свободные частицы обратно, чтобы вернуться в равновесие, а это охлаждает среду.

Впервые в истории физики у нас складывается четкая картина атома, гравитационная паутина, состоящая из частиц, устремлена в центр, подвижная паутина нагнетает всю материю на центр, тем самым образуя ядро атома.

Далее поднимаю старый вопрос, почему планеты не падают на Солнце, так как подвижная паутина и частицы по нисходящей линии устремляют всю материю на центр. Но этот вопрос требует сложного пояснения и раскрытия начальной стадии развития эволюционных процессов.

Начнем с того, что внутри большого вихря возникают противоречия, гравитоны на периферии отстают в угловой скорости. Все гравитоны имеют одинаковую природную скорость, при этом они связаны невидимой паутиной (тяготением), поэтому паутина будет разрываться, так как периферийные гравитоны начнут тормозить. А как природа решила это противоречие?

Вихрь разделяется на кольцевые потоки, а внутри них устанавливается средняя скорость потока, как это бывает в упряжке лошадей. См. рис 5.

В итоге кольцевые потоки вращаются с разной угловой скоростью, а это создает между кольцевыми потоками зоны скольжения, а в них возникают космические «муфтовые сцепки». Кольцевые потоки ходят с разной скоростью, поэтому между ними возникает физическое трение, при этом внешние и внутренние потоки обмениваются импульсами, подталкивая друг друга. В целом муфтовый механизм идеально и мягко решает проблемы большого вихря, тем самым обеспечивает дальнейшее усложнение атома. Далее в зонах скольжения образуются вторичные вихри, а как это понять? Есть большой вихрь, а внутри него возникают вторичные вихри, а их возбуждают свободные частицы. При этом вторичные вихри вращаются в противоположную сторону, чем большой вихрь. Далее из вторичных вихрей образуются планеты, из этого следует догадка, что вращение каменистых планет является следствием вращения свободных частиц в прошлом.

Но существуют факты, противоречащие этой схеме, у Венеры и Луны нет «нормального» суточного вращения, а если не объяснить эти феномены, то, вся новая теория и гипотеза с ходу потерпят крах. Каменистые планеты когда-то были вихрем, а затем уплотнились и стали плазмой, а плазменное вещество — это текучая жидкость, поэтому она не перестает вращаться.

Далее можно предположить, что верхний слой плазмы образует атомы и твердую кору планеты. Но твердые тела не могут образовать вихревое движение, поскольку их атомы жестко связаны друг с другом. Но твердую кору может увлечь вращательное движение внутренней плазмы (жидкой сферы).

Вращение внутренней плазмы планеты увлекает за собой твердую кору, а я так объясняю вращение Марса и Земли, а как быть с Венерой и Луной?

Максвелл говорил, что правильная теория сама себя развивает.

«Правильная теория ставит перед экспериментаторами новые задачи, не препятствуя развитию самой теории» [46].

Для объяснения феномена нужно сравнить Землю с Луной и Венерой. Лунная кора имеет толщину 70 км, при толщине земной коры 12 км. Кора каменистых планет является одним сплошным телом, поэтому они не могут вращаться сами, что видно на примере Луны. Кора Земли — сплошное тело и оно не может вращаться, а её цепляет и двигает внутренняя плазмы планеты.

У Луны массы плазмы мало, чтобы зацепить и двигать кору. У Венеры плазма цепляет кору, но связи постоянно рвутся, поэтому кора как бы отходит назад. По аналогии: трактор тянет тяжелый прицеп, но трос рвется, а прицеп откидывается назад. У трактора цепь рвется один раз, а цепи скрепляющие кору Венеры и вращающуюся плазму рвутся непрерывно, поэтому кора Венеры откидывается назад. Плазма Венеры вращается в одну сторону, а кора в другую сторону, а это создает видимость, что Венера не подчиняется общепринятой схеме. Кора Венеры имеет слишком большую массу, поэтому внутренняя плазма не в силах жестко зацепить кору, гравитационная паутина рвется в зоне скольжения, а это создает силы Кориолиса, которые вращают кору в ином направлении, чем у остальных планет.

Я сейчас унифицировал движение планет, подвел их под один стандарт: все планеты имеют вращающуюся внутреннюю плазму. Такая унификация создает условия для создания единой теории Солнечной системы, я также убил гипотезу, что ядро земли состоит из чистого железа, создающей э/м поле Земли.

В итоге мы видим действие третьего закона Ньютона: внешнее действие на тело, вызывает противодействие. Сплошное тело коры Венеры стремится к покою, а вращение и воздействие вращающейся плазмы вызывает противодействие коры. Вывод, феномен Венеры не есть нарушение гипотезы, а он поясняется более сложно, со ссылкой на законы ньютоновской механики.

Ставлю следующий вопрос, почему кора Луны имеет большую толщину, чем у Земли? Если сказать кратко, беспрепятственный нагрев Луны приводит к пробуждению недр, разрыву коры и выбросу лавы (плазмы) на поверхность Луны, а это способствует образованию атомов и утолщению коры.

Ранее Луна вращалась вокруг своей оси, днем она нагревалась, а ночью охлаждалась, эти процессы инициировали начальное образование коры, а по мере утолщения коры, для её нагрева требовалось длительное время, а затем происходило извержение вулканов, далее приходила «ядерная» зима.

В итоге у Луны, помимо суточных циклов, возникают геофизические ритмы, эпохи потепления и похолодания, ведущие только к утолщению коры.

На Земле также происходили геофизические процессы, но на них стали влиять биологические процессы. Растительность и частая облачность резко ограничивают облучение и нагрев Земли. Но это не прерывает геофизические процессы, они происходят в очень мягком режиме, вместо разрывов коры и извержения супервулканов, происходит очень медленный подъем гор и образование впадин. На вершинах гор возникают ледники, а сложный рельеф земли способствует возникновению горных рек, а во впадинах возникают моря, озера и болота. Грунтовые воды и болота служат началом равнинных рек, а в итоге возникает устойчивый системный круговорот воды в природе.

Причиной смягчения климата стали растительность, внутренние воды и облачность, эти процессы развиваются линейно, в длительном времени, а затем достигают пика, в конечном итоге эпоха завершается ледниковым периодом.

Биологические и физические структуры планеты становятся сложнее и богаче. Постепенное (линейное) смягчение климата и снижение температур завершается ледниковым периодом. В ледниковом периоде нарушается баланс между испарением вод и её конденсацией, «зимы» становится больше, осадки выпадают в виде снега, а большая часть испарений вод происходит в океане.

В результате происходит обмеление мирового океана. Далее вскрываются громадные площади на побережье океанов, которые не защищены растениями и водами. Материковый грунт греется хорошо, а это дает сильную теплоотдачу в окружающую среду, далее начинается эпоха потепления, в итоге застывший в холоде биологический мир оживает, обновляется в более сложных формах.

Я сейчас использовал обрывки из глав настоящей книги, упуская детали и важные идеи, но это я сделал намеренно, чтобы вызвать интерес читателей.

Философия науки и логика. Я не буду вдаваться в историю философии науки, для этого нужно разобраться со взглядами Э. Маха, Л. Витгенштейна, а также важны труды К. Поппера, И. Лакатоса, Т. Куна, П. Фейрабенда и др.

Эти авторы изучали историю науки, пытаясь определить методы и логику научных рассуждений, но никто из ученых не учитывал механизм собственно мышления и его специфику, полную ошибок и очень редких находок.

Ставлю вопрос: как мозг «думает», он арифмометр или интегратор?

Аристотель впервые выявил законы логики, а я пришел к догадке, что ум и логика являются электромеханическими (чисто физическими) процессами.

Гипотеза: глаз получает и передает электрические сигналы в мозг, далее сигналы накладываются на существующие снимки в мозге, а затем происходит знакомый всем электрический резонанс. В основе феномена ассоциации, как основного элемента логики, лежат простые электромеханические процессы?!

Известно, при совпадении частоты и спектра волн происходит резонанс, а это вызывает усиление волн, превышающее арифметическую сумму двух волн. Я предложил версию главного механизма мышления, так называемой ассоциации. Резонанс вызывает химическую стимуляцию мозга, в итоге мозг награждает себя гормоном радости. Я хочу сказать, что мозг на самом деле особо и не думает, а действует механически. А так называемого понимания мы достигаем, когда происходит системный электромеханический резонанс.

Главную роль играют повторения или повторные впечатления. Вначале люди гром и молнию видят как два явления, а повторные впечатления (записи в мозге) создают логическую цепочку, вначале молния, затем гром. Множество повторений создают в мозге длинную логическую цепочку, вначале идет нагрев земли, затем происходит испарение вод, далее образуются облака (капельки воды), в итоге идет дождь, а затем все повторяется, а это логический круг.

Я сейчас сделаю шаг в сторону, создав ответвление логической цепочки. При образовании капелек воды им не будет хватать свободных частиц, а это ведет к электризации капель воды. При конденсации воды создается сложное вещество, для соединения свободных молекул нужны связующие свободные частицы, а свободных частиц «наверху» не хватает. В облаке накапливаются заряженные капли воды, затем сверкает молния, электрически заряженное облако одним порывом «достает снизу» свободные частицы, а это разрядка.

На самом деле мы не создали ответвление в логической цепочке, а только усложнили логический круг, вписав электрические явления в логический круг, тут записи в мозге стали лишь сложнее. Тут можно заметить аналогию, когда мы протираем шелковой тканью фарфор, более сильные молекулы фарфора отбирают у сложных и слабых молекул шелка связующие свободные частицы!

Картины в мозге (связи нейронов) создаются и изменяются лишь частым повторением, поэтому в этой книге я часто буду повторять одни те, же вещи, но с каждым буду усложнять сведения. Повторение вызывает ассоциацию, далее мозг получает гормон радости, а это сигнал, что информация записана в мозг.

Не понимание информации возникает, когда нет ранней подобной записи в мозге, чтобы возник резонанс нужны совпадения волн, мозг ищет подобную информацию в «картотеке», но не находит, поэтому мозг не получает гормона радости, истощается психическая энергия, людей клонит ко сну и скуке.

Если люди с детских лет слушают классическую музыку, то им эстрадная музыка кажется примитивной и пресной. На Востоке преобладает ритмичная музыка, поэтому восточным людям затяжные неритмичные песни кочевников кажутся чуждыми, но сейчас происходит смешение культур, а люди становятся богаче в духовном отношении, а все это из-за частоты повторений.

Понимание мозга как биоэлектрических процессов облегчает философию науки, далее мы будем задавать сознанию более реалистическую нагрузку. Тут ключевым словом является слово «резонанс», которое не совсем понятно.

Что такое резонанс, его полного физического объяснения не существует, тут ученые полагаются лишь на реальные факты. Известный всем факт — короткое замыкание тока, а это совпадение однородных волн, а реальная волна будет намного больше арифметической суммы двух волн, что противоречит главному принципу — закону сохранения энергии. Возьмем пример из другой области, военным запрещается ходить по мосту строевым маршем, потому что очень часто случалось обрушение мостов. Тут трудно понять, какие такты совпали, точнее не понятен какой такт есть у жестких конструкций мостов? В чем тут научная мораль? Военные «вслепую» исполняют и держатся устава, так и мозг всех людей действует «вслепую», он следует правилу резонанса!

Я клоню к тому, что человек на самом деле не «думает», а он подчинен электромеханике мозга. То, что мы считаем знаниями, фактически закреплены в мозге частым повторением, и ничего больше?! Поскольку я даю в одной книге слишком много информации, которой еще нет в памяти ученых, мне нужно повторять их часто, с каждым разом усложняя пересказ и первую схему.

Сейчас нужно восстановить в памяти первую схему:

Мир состоит из одинаковых частиц, имеющих природные свойства.

Мы можем усложнить её, допустим, скажу таким образом:

Мир состоит из одинаковых частиц, имеющих только двигательные свойства, а различные частицы (тела) возникают при усложнении движения.

Вначале возникает первичный вихрь, одна часть частиц создают сеть, гравитационную паутину, а другие свободные частицы образуют планетные вихри, а внутри этих вихрей возникают спутниковые вихри, все они создаются свободными частицами, таким образом, создается сложная иерархия мира.

Далее встает более сложный вопрос, как сегодня наука представляем наш сложный мир? Мир сложен своей онтологией, а еще является непрерывным динамическим процессом, реализуемый в единую иерархическую структуру.

Такой образ очень трудно создать в мозге, а точнее трудно «увидеть» весь панорамный вид мира и все мелкие структуры. Т. е. глазами нельзя увидеть всю сложность мира в одной картине, но это можно увидеть созерцанием ума.

Вначале создается основной логический круг, примером этого служит модель Коперник, он старую картину Птолемея и предложил людям реальную картину мира, что вызвало оживление во всей науке, воодушевленный этой идеей Кеплер обратился к Тихо Браге и стал изучать небо. В чем логическая суть законов Кеплера и Ньютона, а они стали усложнять основной логический круг Николая Коперника. Главное в науке первая схема, что можно усложнять.

Рене Декарт поступил так, благо, уже существовали механические часы, поэтому он предложил людям устройство мира как часового механизма.

Люди изначально пользуются аналоговым мышлением, сравнивая известное (созерцаемое) с неизвестным, поэтому Декарт в виде аналога мира принял механические часы. У часового механизма есть гири, которые вращают главную шестеренку, а она передает движение по всей цепочке шестеренок. Символически каждая из шестеренок являет собой ступени иерархически сложного мира, вращение одной шестеренки вращает все другие шестеренки.

Именно Декарт основал современную рациональную науку, но первый образ (устройство механических часов) повлиял на его учение, поэтому он ввел творца, который периодически подзаводит мир, придавая энергию извне. Представление Декарта еще не изжито из физики, мир сегодня представляется двумя субстанциями: материей и энергией. То есть до сих пор понятие самодвижения материи не принято и не освоено физикой. Мир нужно приводить в движение извне, придавая импульс, материя требует приложения энергии. Мы сейчас очень сложными окольными путями актуализировали понятие самодвижения, актуализировали проблему физики.

Мы не отклонились от главной темы, а выявляем природное свойство частиц, которое упустил Декарт, скорее всего, на его мышление повлиял образ часов, который заводится один раз в сутки. Мозг гения подчинился простым законам электромеханики мозга, поэтому Декарт механически перенес образ часов на весь остальной мир. Мы сейчас на реальном примере часов, рассмотрели недостатки и аналогового и ассоциативного мышления.

Далее я развиваю первую схему, считая, что частицы имеют свойство самодвижения: Мир состоит из одинаковых частиц, имеющих только лишь двигательные свойства, а все тела возникают при усложнении движения.

Вновь вернемся к однотипным частицам, а они являются единственным предметом физики. Вопросы, связанные с предметом наук нужно довести до «дна мира»: теплоту и ускоренное тяготение я представил как привнесенные свойства частиц. Нужно принять, что гравитонами и носителями тепловой энергии являются обычные частицы. Но достичь этого опытным путем нельзя, так как нельзя «поймать» частицы (гравитоны) в среде, чтобы изучать их, как это делал Кавендиш. Нильс Бор и Вейзенберг были правы, когда сказали, что эмпирическая физика в изучении микромира исчерпала свои ресурсы.

Ученые давно столкнулись с нехваткой фактов и сведений о микромире, поэтому следует разрабатывать десятки версий (моделей) о микромире, а затем их нужно подвергнуть тщательному анализу, как это делают сыщики.

Далее нужно один за другим исключать эти версии, пока не останется наиболее близкая к истине версия — модель о микромире, я так и сделал и сейчас рассказываю вам об этом. Речь идет не только о физике, а мы сейчас рассматриваем мировоззренческие вопросы и парадигму научного развития. Но изучение микромира, частиц и объединение физики имеет непреодолимые трудности, имеет особенности и тонкую специфику, связанные с мозгом.

Вполне возможно, что данные полученные в физических экспериментах, вводили и вводят ученых в заблуждение, так как никто из физиков не может дать гарантию, что они изучают именно однотипные конечные частицы.

Напротив, я уверен, что эти частицы нельзя выявить как обособленный предмет, так как единые частицы по определению не способны делать отражение и обнаружить себя. Отражения дают лишь скопления частиц. Но все мы чувствуем единые частицы, например, гравитоны мы ощущаем как тяжесть, их еще ощущаем как тепло, единые частицы в реальности существуют!

Конфуций, поставив себя на место теоретика познания, говорил:

Скажи мне — и я забуду, покажи мне — и я запомню, дай мне сделать — и я пойму, [только наглядность и динамика дают научное понимание].

Новейшую физику нужно создавать своими руками, из реальных вещей, и это нужно делать, преодолевая только себя. Конечно, мы будем ошибаться, но мы рассмотрим десятки версий. Если допустить, что мир возник произвольно, есть вероятность повторить эти процессы теоретическим путем.

Для создания единой теории, нужно использовать давно проверенные законы Ньютона и не следует создавать совершенно новые теории с нуля.

Системного обоснования и доказательство единой теории физики можно достичь, создать модель, лишь разработав общую теорию эволюции (ОТЭ).

В чем особенности и даже странности настоящей книги?

Ее нельзя считать монографией, потому что нет системного изложения, но она не относится к жанру научпопа. Скажем так: её содержание и форма изложения больше соответствует жанру научного эссе (нарративу).

Все цитаты, где нет ссылок на источники, взяты из Википедии.

Глобальные проблемы мира должны стать объектом изучения ученых и всех мыслящих людей, по сути, это их работа и миссия. Вновь зададим себе вопросы персидского поэта и мыслителя Омар Хайяма:

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?

В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.

Ниже предлагаю строки из поэмы Дао Дэ Цзинь:

Необоримое желание знать

Отправляет меня в путешествие по Великому пути,

и страшит здесь только одно: искажение истины.

Великий путь извилист и труден,

но люди любят ходить напрямик, чтобы было быстрее.

Им больше по нраву совершать обряды поклонения,

избавляться от недуга,

обработанные поля милей их глазу, чем пустырь,

буйно поросший травой,

закрытый амбар им лучше, чем открытое сердце.

Они любят одеваться в цветные шелка,

носить на поясе острый меч,

пить, и есть до отвала,

накапливать богатство в избытке.

Так вот кто главный разбойник,

воистину, Дао тут ни при чем!» [24, с. 53]

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Научная революция и первая схема физики предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я