Ласточки и Амазонки

Артур Рэнсом, 1930

«Ласточки и Амазонки» Артура Рэнсома по праву стоят в одном ряду с лучшими приключенческими романами мировой литературы, такими как «Остров Сокровищ», «Робинзон Крузо», «Приключения Гекльберри Финна». Артур Рэнсом – человек с интересной, можно сказать – авантюрной судьбой, который успел побывать и активным участником Октябрьской революции, и (по слухам) агентом британской разведки, но в истории он остался автором увлекательных детских книг. «Ласточки и Амазонки» были написаны в то время, когда Рэнсом работал корреспондентом в газете «Манчестер гардиан» и учил детей своего друга управлять яхтой. Ходить под парусом, открывать необитаемые острова, искать пиратские сокровища – кто не мечтал о таких каникулах? Эта книга стала верным спутником детства многих мечтателей, а в 2016 году на ее основе был снят замечательный одноименный фильм. Настоящее издание примечательно тем, что роман впервые публикуется в прекрасном переводе Марии Семёновой и сопровождается важными сведениями, весьма полезными для начинающих морских волков.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ласточки и Амазонки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

2

Приготовления

Что мне до перины лебяжьего пуха

И накрахмаленной простыни, эй!

В цыганских лохмотьях, под пологом неба

Сегодня ночую средь мерзлых степей!

Судовая роль — вещь, конечно, важнейшая. Но с ней одной дальние страны открывать не отправишься. Нужно еще множество всяких дел переделать. К счастью, мама почти докончила шить палатки. Еще когда отправляли письма отцу, она, оказывается, решила: если он позволит устроить плавание на остров, палатки понадобятся наверняка. А не позволит — можно устроить вылазку с ночевкой на берегу, тоже неплохо. Поэтому она закупила тонкого брезента и целыми днями занималась шитьем, пока крошка Вики спала, а остальные дети рыбачили у лодочного сарая или жгли костерок на Дарьенском пике.

В тот вечер, когда капитан Джон и старпом Сьюзан последовали за своим экипажем на боковую, мама как раз дошила обе палатки.

На другое утро, сразу после завтрака, Джон и Сьюзан одну из них натянули между деревьями в саду Холли-Хоу. Мама им помогала, Титти наблюдала со стороны, Роджер старался поменьше путаться под ногами. Палатки были самого немудреного образца. Каждая — с треугольным матерчатым задником, к которому пришивались стенки, а внутри проходила крепкая веревка, служившая коньком крыши. Поэтому палатка не требовала подпорок. По низу стенок и задника были пришиты вместительные карманы, чтобы наполнять их камнями. Это весьма удобно на скальном грунте, где колышки не очень-то забьешь. С передней стороны к стенкам были пришиты свободные клапаны: можно завернуть их кверху и подвязать парными шнурками. Как паруса, когда берут рифы.

— Вообще-то, — сказал Джон, — палатки нам ни к чему. Нам следовало бы сделать полог из паруса, натянутого на рею, подпертую на концах парами скрещенных весел. Правда, под один полог мы все не поместимся… Понадобится два больших паруса и восемь штук весел. На «Ласточке» их всего два, а парус один, и тот маленький. Так что палатки весьма даже кстати!

Мама сказала:

— Палатки не подведут, если только не будет слишком сильного ветра. Мы с вашим папой в молодости часто ночевали в таких.

Титти очень серьезно посмотрела на маму.

— В молодости? А теперь ты что, старая? — спросила она.

— Ну, пока еще не очень, — ответила мама. — Однако тогда я была помоложе.

Она принесла две квадратные непромокаемые подстилки, по штуке на палатку. Одну из них расстелили в натянутой палатке.

— Следите за тем, — предупредила мама, — чтобы края подстилки всегда были внутри. Не то, если дождь пойдет, в луже проснетесь.

Все набились в палатку и уселись на пол. Титти на время забрала пухлую малышку Вики у няньки и тоже принесла ее внутрь. Сьюзан запахнула входные клапаны изнутри.

— Можно вообразить, что мы где угодно находимся, — сказала Титти.

— В следующий раз мы ее натянем уже на острове, — сказал Джон.

— А матрасики? — спросила мама.

— Коврики сойдут, — ответил капитан Джон.

— Не сойдут, — возразила мама. — Иначе будет с вами как с той дамочкой, которая удрала с чумазыми цыганами и насмерть простудилась среди стылых степей.

— В песне этого нет, — заявила Титти. — Там просто говорится, что ей все равно.

— Ну и что, по-твоему, сталось с этой Все Равно?

— Плохо кончила, наверно, — сказал Роджер.

— Простудиться во время ночевки, особенно на безлюдном острове, — это и называется «плохо кончить», — заключила мама. — Нет уж, спать надо хотя бы на тюфячках, набитых сеном. Разло́жите их на подстилках, закутаетесь в теплые одеяла… Вот тогда с вами вправду ничего не случится.

Капитану Джону не терпелось испытать «Ласточку» под парусом.

— Пошли-ка в гавань: надо наш корабль тщательно осмотреть, — сказал он. — Нам ведь можно его теперь на воду спустить, правда, мама?

— Конечно. Только на первый раз я с вами пойду.

— Отлично! Идем! Ты будешь королевой Елизаветой: она ведь посещала в Гринвиче корабли, уходившие в Индию!

Мать рассмеялась.

— И это вовсе не важно, что волосы у тебя не рыжие, — заметила Титти.

— Отлично, — сказала мама. — Вот только Вики, я думаю, все же лучше с нянькой оставить.

На этом все они выбрались из палатки наружу. Пухленькую малышку вернули няне, а королева Елизавета проследовала к лодочному сараю, сопровождаемая Джоном, капитаном парусника «Ласточка», а также старпомом Сьюзан, матросом Титти и юнгой Роджером — тот мчался впереди всех, неся большой ключ — отпирать ворота сарая.

Лодочный сарай был сложен из камня. Внутри с обеих сторон тянулись узкие причальные стенки, снаружи в озеро выдавался небольшой мол.

К тому времени, когда приблизилась торжественная процессия, Роджер успел распахнуть двери, хотя замок и потребовал некоторой возни. Войдя, он стал рассматривать «Ласточку». Это была парусная шлюпка, предназначенная для плаваний в мелководных речных устьях, где в отлив обнажается песчаное дно. Большинство таких шлюпок оснащается швертом* — грубо говоря, доской, выпускаемой в воду сквозь отверстие в киле, чтобы суденышко могло идти под углом к ветру. Шверта у «Ласточки» не было, зато имелся достаточно большой выступающий киль. Лодочка была неполных четырнадцать футов длиной и вполне широка. Снятая мачта лежала внутри, а рядом, аккуратно упакованные, — гик*, реёк*, парус, два коротких весла. На корме красовалось название.

Капитан Джон и команда с нежностью разглядывали свой корабль. Свой собственный, горячо любимый!

— Лучше выведите шлюпку наружу и привяжите у мола, пока будете мачту прилаживать, — сказала королева Елизавета. — Если поставите мачту в сарае, она в ворота не пройдет: притолока низковата.

Капитан Джон уже был на борту. Старпом Сьюзан отдала швартов, и вдвоем они вывели «Ласточку» из сарая. Там Сьюзан привязала конец к железному кольцу на молу и тоже спустилась в шлюпку.

— А мне можно к ним? — спросил Роджер.

— Мы с тобой и с Титти подождем, пока они парус поставят, — сказала королева Елизавета. — Пусть спокойно работают. Если мы сейчас сядем к ним, будем только мешать.

— Ух ты! — обрадовался Джон. — На ней и флагшток есть! И фалы* на мачте, чтобы флаг поднимать!

И он в самом деле показал крохотный шток с треугольным голубым флажком.

— Я получше флаг сделаю, — сказала Титти.

— Возьми этот за образец, чтобы с размером не ошибиться, — посоветовала королева Елизавета.

Джон и Сьюзан были не новички под парусом, но к лодке, на которой ни разу прежде не плавал, сперва надо привыкнуть. Они чуть не поставили мачту задом наперед, но быстро заметили и выправили ошибку.

— Форштага*, похоже, нет, — заметил капитан Джон. — И даже места нет на носу, чтобы фал закрепить.

— Дайте-ка я гляну, — сказала королева Елизавета. — Да, такие маленькие шлюпки часто обходятся без форштага. Есть шпенек для троса в банке*, куда вставляется мачта?

— Целых два, — ощупав банку, сообщил Джон. Мачта вставлялась в носовую банку. Она имела квадратный шпор, входивший в паз на кильсоне*.

— Приготовьте парус, — распорядилась королева Елизавета. — Попробуйте поднять и закрепить. Посмотрим, как все будет выглядеть.

— Вот интересно, много ли настоящая королева Елизавета знала о кораблях? — сказала Титти.

— Та королева Елизавета и близко к сиднейской гавани не подходила, — сказала мама.

Сьюзан приготовила парус. На рейке имелся блок, вернее, простая петля, цеплявшаяся за крючок на боку железного кольца, называвшегося бегунком, поскольку оно скользило по мачте вверх-вниз. Фал от него тянулся на самый топ мачты, через шкив (это такое отверстие с колесиком внутри) и обратно. Джон пристегнул угол паруса к бегунку и потянул фал. Коричневый парус послушно скользил вверх, пока бегунок не достиг почти самого верха. Тогда Джон заложил фал за утку, состоявшую из двух деревянных шпеньков под банкой, державшей мачту.

— Похоже, все в порядке, — констатировала с пирса королева Елизавета. — Только, чтобы как следует натянуть парус, спустите сперва реёк. Тогда не будет морщить!

— Так вот зачем тут, на кильсоне, кольцо с целой системой блоков! Только все перепутано…

— А нет еще одного кольца под гиком, у самой мачты? — спросила королева Елизавета.

— Нашел! — воскликнул капитан Джон. — Один блок цепляется за кольцо под гиком, другой — к кольцу на дне. Это чтобы легче было гик тянуть, правильно?

— Теперь морщины на парусе не поперек, а снизу вверх пошли, — заметила старпом Сьюзан.

— Это нормально, — сказала королева Елизавета. — Их на ходу ветер разгладит. Можно мне ступить на борт, капитан Дрейк?

— Прошу, ваше величество, — сказал Джон. — Мам, только давай ты пока не будешь королевой Елизаветой.

Он собирался в самый первый раз вести «Ласточку» под парусом — ему хватало забот и помимо игры.

Титти, Роджер и мама спустились с мола в «Ласточку». Парус полоскался на ветру, все было готово к отплытию.

— Возьмешь румпель*, мама, пока я отчаливаю? — спросил капитан Джон.

— Нет уж, — сказала мама. — Королева или нет, я всего лишь пассажирка. Хочу посмотреть, как вы справитесь сами!

— Верно, — сказал капитан Джон. — Итак, старпом, ступайте на бак и приготовьтесь к отплытию. Да, и велите нижним чинам пригнуть голову, чтобы гиком не зашибло!

— Слушаюсь, кэп! — ответила старпом Сьюзан. — Вы двое, а ну-ка пригнитесь!

Юнга с матросом распластались на дне, старательно держа голову ниже планширя*. Джон сам сел к рулю. Сьюзан отвязала носовой фал, продела в кольцо на молу и стала держать.

— Готово! — объявила она.

— Отчаливаем! — сказал капитан, и мгновением позже шлюпка пришла в движение.

— Мы на остров пойдем? — спросил юнга.

— Нет, — сказала мама. — Туда и обратно слишком долго получится, а у нас еще уйма дел, если вы вправду хотите отправиться завтра утром. Просто давайте немного пройдем против ветра, а потом сразу назад, чтобы приготовить тюфяки, съестное и вообще все, что нужно для путешествия!

Так что пробное плавание «Ласточки» выдалось очень недолгим. Джон немного полавировал против ветра, двигаясь короткими галсами — почти как Роджер накануне по полю. Потом «Ласточка» повернула, легла в фордевинд и помчалась назад, вспенивая волну.

— Отличный у тебя корабль, капитан Джон, — сказала мама, когда шлюпку заново причалили к молу, а Сьюзан и Джон сворачивали парус и снимали мачту, чтобы завести суденышко обратно в сарай.

— Она прелесть, — сказал Джон.

Остаток дня прошел в хлопотах. Мама шила из мешковины чехлы для тюфячков. Титти принесла в дом снятый с мачты флагшток и теперь кроила треугольный флажок из белого брезента, оставшегося от палаток. Мама уже нарисовала на листке бумаги ласточку, и Титти вырезала силуэт из голубой саржи, бывшей некогда брюками для гольфа. Наложив ласточку на материю флага, она вновь заработала ножницами, потом стала вшивать ласточку в вырезанное отверстие. Когда Титти закончила работу, флаг получился что надо. Белый, двусторонний, с летящей голубой ласточкой. Титти прикрепила его на флагшток, на место прежнего флага. Только поставить на мачту — и вперед!

Капитан Джон со старпомом укладывали все действительно необходимое, решая по ходу дела, без чего можно было обойтись. Накануне после ужина список значительно разросся. Роджер тоже не сидел без дела — знай сновал к сараю и обратно, таская всякую всячину, без которой, по общему мнению, обойтись было никак невозможно.

Главной обязанностью старпома было обеспечение камбуза. Сьюзан оказывала всемерную помощь миссис Джексон, фермерше, одолжившей путешественникам все необходимое.

— Перво-наперво пригодится чайник, — сказала миссис Джексон.

— А еще кастрюлька и сковородка, — просматривая список, заявила старпом. — Мое коронное блюдо — яичница!

— В самом деле? — удивилась миссис Джексон. — У большинства это просто яйца вкрутую…

— Вареные я за блюдо не считаю, — ответила Сьюзан.

Следующими на очереди были ножи, вилки, тарелки, кружки и ложки. Большие жестянки для съестного. Жестянки поменьше для чая, соли и сахара.

— Которая побольше, в ту сахар, — сказал Роджер. Он как раз подошел за поклажей для очередного рейса в сарай.

— Полагаю, печь вы там вряд ли что-нибудь соберетесь, — сказала миссис Джексон.

— Да, думаю, не будем, — сказала Сьюзан.

Куча всякой всячины на кухонном столе росла и росла. Сьюзан зачеркивала в списке одну позицию за другой.

Джон и Титти заглянули показать ей новый флаг и посмотреть заодно, как дела.

— А доктором кто у нас будет? — спросила Сьюзан.

— Хирургом, — поправила Титти. — Доктор на судне всегда хирург.

— Ты будешь, — сказал Джон. — Ты старпом, а это в ведении старпома. В нужный момент он всегда появляется и спрашивает матроса: «Ну, дружок, как тут наши руки, ноги, всякие кости, легкие и прочие потроха?» Помнишь?

— Значит, надо захватить бинты, лекарства и всякое такое.

— Ну уж нет, — сказала Титти. — На необитаемых островах все лечат травами. Нас ждет куча всяких болезней, поветрий, лихорадок и прочего, перед чем бессильны пилюли, и мы все это вылечим травами, которые нам покажут туземцы!

Тут вошла мама и положила конец спору.

— Никаких лекарств! — сказала она. — Все, кто нуждается в помощи врача, объявляются инвалидами и остаются на берегу!

— Правильно, если случай серьезный, — поддержала Титти. — Мы, конечно, столкнемся с парочкой лихорадок, но ничего — сами справимся!

Джон сказал:

— А как насчет карты?

Титти ответила, что раз океан впереди совершенно не исследован, значит о картах не может быть никакой речи.

— Да, но самые интересные карты — это те, на которых присутствуют белые пятна с надписью «не изучено»…

— Если заберемся в такое место, что толку от карт, — сказала Титти.

— Все равно какая-никакая карта будет нужна, — сказал Джон. — Возможно, она будет вся неправильная, с неправильными названиями… чтобы нам правильные придумывать!

В местном путеводителе скоро обнаружилась вполне приличная карта озера. Титти сказала, что это вовсе даже не карта. Джон сказал: сойдет. Миссис Джексон позволила им взять карту, только попросила по возможности ее не мочить. Путешественники добавили к путеводителю несколько тетрадей, чтобы вести судовой журнал, и еще бумагу для писем домой. Составили и корабельную библиотеку. На полке в гостиной Титти обнаружила словарь немецкого языка, оставленный каким-то прежним жильцом.

— Иностранный язык! — сказала она. — Пригодится для переговоров с туземцами!

Словарь все же оставили дома, потому что он был большой и тяжелый, да и к языку дикарей, скорее всего, не подходил. Вместо него Титти взяла «Робинзона Крузо».

— Тут все написано, как себя вести на необитаемом острове, — сказала она.

Джон взял «Наставление по морскому делу» и третью часть «Балтийской лоции»*. Обе книги принадлежали отцу, но Джон всюду брал их с собой, даже на выходные. Старпом Сьюзан запаслась «Простой кулинарией для небольшого хозяйства».

Наконец, когда почти все было сложено в лодочном сарае, а Роджеру и Титти почти пора было укладываться спать, вся команда в полном составе отправилась на Дарьенский пик — созерцать остров.

Солнце садилось на западе за холмы. Стоял полный штиль. Остров лежал вдалеке, за неподвижной озерной гладью, не нарушенной ни малейшим подобием ряби. Зеркало воды тянулось во все стороны, насколько хватало глаз.

— Поверить не могу, что мы правда там высадимся, — сказала Титти.

— Все зависит от того, будет ли завтра ветер, — сказал капитан Джон. — Надо будет свистеть, пока не подует.

Титти и Роджер тут же сговорились и по дороге до самого дома высвистывали одну мелодию за другой. Прием сработал: когда они подошли к порогу, листья берез начали шептаться.

— Вот видите, — сказала Титти. — Ветер уже есть. Надо будет проснуться пораньше, чтобы до завтрака пойти еще посвистеть!

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ласточки и Амазонки предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я