Больше чем великие. Девять стратегий, которые помогут добиться процветания в эру социальной напряжённости, экономического национализма и технологических революций

Ариндам Бхаттачарья, 2020

Книга «Больше чем великие» предлагает читателям стратегии, которые помогут пережить новую эру беспрецедентных технологических, экономических и социальных потрясений. Основанная на многолетних научных исследованиях и обширном опыте консалтинговых проектов, эта работа представляет собой комплексную основу для создания высокоэффективной и социально ответственной глобальной компании, способной быстро адаптироваться к любым изменениям. Книга начинается с анализа факторов, коренным образом трансформирующих процессы глобализации, включая экономический национализм, увеличившиеся в разы потоки данных и объемы электронной торговли, экономический рост Китая, повышенную обеспокоенность общества вопросами капитализма и охраны окружающей среды и появление транснациональных сообществ потребителей, связанных между собой с помощью цифровых технологий. Затем авторы предлагают девять базовых стратегий, призванных помочь современному бизнесу справиться с этими вызовами и даже использовать их в своих интересах. Практическая ценность данных стратегий проиллюстрирована историями реальных компаний, которые использовали их для изменения подхода к ведению бизнеса. Авторы «Больше чем великие» утверждают, что современные лидеры должны по-новому взглянуть на управление предприятиями, проявляя гибкость и лёгкость в принятии решений, постоянно заменяя старые способы управления новыми стратегиями, чтобы обеспечить непрерывную трансформацию бизнеса. Лидеры должны овладеть кардинально новым арсеналом правил, которые помогут сделать их бизнес «глобальным», максимально отточить способность справляться с противоречиями, многообразием и особенностями современного мира. Эта книга покажет им, как это сделать. В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Больше чем великие. Девять стратегий, которые помогут добиться процветания в эру социальной напряжённости, экономического национализма и технологических революций предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Введение

Когда обычного величия уже недостаточно

Представим, что вы — руководитель крупной производственной компании, который вдруг столкнулся с серьёзной проблемой. После нескольких лет успешного роста в мире разразился эпидемиологический кризис, и правительство другой страны закрыло производство одного из ваших ключевых поставщиков. Он даже не отвечает на звонки. В вашей высокоэффективной цепочке снабжения, где все поставки организованы строго по графику, не предусмотрен альтернативный источник необходимых компонентов. Запасы иссякают, и когда они закончатся, производственные линии встанут. Если этот простой растянется на недели, финансовые последствия окажутся катастрофическими — о прибыли в этом году придётся забыть. Что же вам делать?

В 2020 году, когда в результате кризиса, вызванного COVID-19, из мировой экономики оказались выключены целые территории, с подобным раскладом столкнулось множество компаний. Хотя в целом подобные системные потрясения крайне редки, в последнее время создаётся впечатление, что происходить они стали чаще, чем раньше. Достаточно вспомнить о вспышках атипичной пневмонии (SARS) или птичьего гриппа (H1N1), экономических и политических потрясениях, таких как финансовый кризис 2008 года или Брексит. Задолго до пандемии коронавируса Марк Битцер, в то время — директор производства, а сегодня — генеральный директор производителя крупной бытовой техники Whirlpool, заметил в беседе с нами, что глобальная экономика вступила в новую эру, которую он назвал «разорванными временами»[1]. Говоря о последних мировых политических событиях, он отметил, что сегодня перед компаниями стоят трудные стратегические вопросы — где размещать заводы, переводить ли производства с одного континента на другой, чтобы избежать неопределённости в отношении таможенных пошлин, или же вовсе отказаться от глобальной стратегии, поскольку вести бизнес в некоторых когда-то привлекательных странах стало слишком сложно и рискованно. При этом, заявил Битцер, в утратившем стабильность мире также возникают огромные возможности, особенно для тех, кто сумел понять глобальные тенденции в предпочтениях потребителей. «Даже в нашей якобы ‘скучной’ отрасли, — утверждает он, — по мере того, как всё больше техники оснащается возможностью выхода в интернет, темпы роста спроса на всеобщую подключённость просто поражают».

Дело даже не столько в волатильности как таковой; как показывают эти кризисы, некогда вполне успешные бизнес-стратегии сегодня безнадёжно устарели. В последние десятилетия XX века самые передовые компании мира делали всё, чтобы обеспечить максимально высокие показатели совокупного акционерного дохода (TSR)[2]. Добивались они этого за счёт уникальных продуктов и услуг, использования эффекта масштаба и предельной эффективности работы — вся их деятельность была направлена на победу в глобальной системе, в которой благодаря либерализации торговли и развитию принципа мультилатерализма правила стали чёткими, а результаты затраченных усилий — предсказуемыми. Сегодня ни былые ценностные предложения, ни операционные и организационные стратегии, ориентированные на увеличение масштабов деятельности и повышение эффективности, более не служат достаточным условием для достижения требуемого уровня TSR, не говоря уже о долгосрочном его поддержании. В 1965 году средняя публичная компания, раз войдя в индекс S&P 500, оставалась там целое поколение — примерно тридцать три года. Однако к 2016 году этот период сократился до двадцати четырёх лет[3]. Сходным образом, по выводам аналитиков BCG, сокращается и срок жизни самих публичных компаний — с приблизительно шестидесяти лет в 1970 году до менее чем сорока в 2010 году[4]. Всё меньше у руля компаний находятся и их руководители[5]. Увеличивается разрыв между наиболее и наименее результативными игроками, а поддерживать высокий уровень TSR становится сложнее и сложнее[6].

Заглянув внутрь всё более уязвимых современных организаций, будь то местных или глобальных, мы найдём целый ворох проблем, которые не позволяют им в эти неспокойные времена стабильно демонстрировать выдающиеся показатели акционерного дохода, не говоря уже о том, чтобы становиться проводником положительных перемен в обществе. Руководители продолжают проталкивать устаревшие ценностные предложения, которые уже никому не нужны. Они упорно поддерживают громоздкий, съедающий прибыли глобальный бизнес, несмотря на то, что местная конкуренция и экономический национализм на некоторых быстрорастущих рынках создают новые вызовы. Их связывают по рукам и ногам внутренние процессы и культура, которые не дают им понять стремительно меняющуюся клиентуру и выстроить долговременные связи с потребителями. Они увязли в традиционных методах кадровой работы, мешающих им привлекать, вдохновлять и удерживать лучших новаторов, разработчиков, исследователей данных и специалистов по цифровому маркетингу. В довершение всего, правительства, население, потребители и работники — все требуют от лидеров ответственнее относиться к вопросам защиты окружающей среды и внимательнее — к проблематике устойчивого развития. Как сказал глава нашей компании Рич Лессер: «Вследствие пандемии глобальные тенденции заметно ускорились, проблемы усугубились, а будущее стало ближе». Планка результативности для компаний изменилась, и прежних бизнес-моделей, которые так долго и хорошо работали, в ближайшие годы будет уже недостаточно. Руководители организаций понимают, что необходим новый набор готовых стратегий для «постковидного» мира, но что должно войти в этот набор — этого они сказать не могут.

Становясь больше чем великими

Некоторые компании начали прокладывать новый путь, разрабатывая стратегии, призванные помочь им адаптироваться к новым временам и повысить устойчивость к внешним потрясениям. Эти фирмы-первопроходцы прекрасно понимают, что сегодня уже недостаточно демонстрировать отличные результаты, продавая особенные продукты и услуги. Компаниям необходимо предлагать индивидуализированные решения, обеспечивающие незабываемый клиентский опыт. Чтобы потребитель был доволен, мало иметь лишь рентабельную сеть центров доставки и производственных предприятий. Нужно добиваться большего — создавать сети, достаточно гибкие, чтобы справляться с внезапными перебоями и изменениями условий ведения бизнеса (например, внезапными повышениями тарифов или визовыми ограничениями на перемещения людей), а также быстро адаптироваться к меняющимся потребностям клиентов. Компаниям необходимо выходить за рамки привычного для XX века определения великого применительно к стратегиям роста, операционным моделям и организационным структурам, создавая новые формы преимуществ, достойные XXI века.

Однако наиболее передовые игроки не останавливаются и на этом — они находят иное определение самому понятию выдающейся результативности. Акционерный доход по-прежнему остаётся для них главным ориентиром, однако теперь их усилия обретают новый смысл: обеспечить уникальный результат не только для акционеров, но для всех заинтересованных сторон — потребителей, работников, местных жителей, государства и окружающей среды. Они понимают, что на фоне постоянных перемен самый прямой путь к долгосрочному, стабильному, максимально высокому TSR заключается в переосмыслении подхода к таким составляющим бизнеса, как рост, операционная деятельность и организация, что тем самым повысит устойчивость к внешним потрясениям и обеспечит осязаемый результат. И вот они берут на вооружение новый набор стратегий, которые позволят им процветать в долгосрочной перспективе, стать более устойчивыми перед лицом неизвестных вызовов и шоков и одновременно более эффективно и оперативно реагировать на социальные и экологические запросы.

Можно подумать, что такие новаторские фирмы — это сверхпопулярные цифровые компании, заполонившие СМИ — все эти «гуглы», «нетфликсы» и «алибабы», — в то время как традиционные, крупные игроки все как один от них отстают. Однако на самом деле это не так. Тяжело представить себе отрасль консервативнее сельского хозяйства, и тем не менее достопочтенная компания John Deere полностью её переосмыслила. Она разработала принципиально новые предложения, основывающиеся на обширных массивах данных и углублённой аналитике, параллельно перестроив всю собственную внутреннюю структуру. Лидеры в своих отраслях, такие как PepsiCo и Mastercard, также нашли для себя новые определения корпоративного предназначения и стратегии, позволяющие воплотить их в жизнь. PepsiCo, пройдя процесс трансформации, с успехом достигла высоких показателей, причем сделала это экологически устойчивым и ответственным образом, а Mastercard научилась конкурировать с проворными финтехами, подрывающими устои индустрии финансовых услуг. Tata Consultancy Services (TCS), индийская фирма, оказывающая услуги в сфере программного обеспечения, прошла через ряд масштабных преобразований, сохранила способность предвосхищать изменения и стала полноценным стратегическим партнёром для своих клиентов. Все четыре вышеперечисленные фирмы создают огромную ценность не только для акционеров, но и для всех заинтересованных сторон, причём делают это уже в течение долгого времени.

Однако случай TCS представляется особенно интригующим с учётом исторической динамики. Основанная в 1968 году как часть Tata Group, TCS быстро вышла на глобальный уровень и в последние десятилетия XX века стремительно росла, выделяясь среди конкурентов масштабами, выгодной структурой издержек, автоматизацией, ориентацией на создание интеллектуальной собственности и «неизбыточной» моделью «фабрики услуг», которую она же первая и внедрила. К 2001 году TCS добилась статуса великой организации в традиционном понимании этого выражения — её рентабельность достигла почти 30 %, а выручка — 690 млн долл. США[7]. Казалось, TCS должна была сильно пострадать от глобального финансового кризиса и его последствий, в особенности с учётом замедления экономического роста в Индии и других развивающихся странах, а также из-за утраты преимущества в масштабах, которое обеспечивала применяемая ей индустриализированная модель оказания услуг в сфере программного обеспечения. Однако компания продолжала процветать, и не из-за того, что твёрдо держалась стратегий, изначально способствовавших её успеху, но потому, что её руководители нашли новые. На протяжении последних двух десятилетий компания пережила не одну трансформацию, адаптируясь тем самым к радикальным изменениям внешней среды и становясь всё более гибкой и стрессоустойчивой. Плоды этих усилий особенно отчётливо проявились в 2020 году, когда в период пандемии COVID-19 TCS смогла продолжать работу с минимальными сбоями.

В частности, компания пересмотрела отношения с клиентами и предложила им обширный портфель современных высокотехнологичных услуг, который не зависит от их местонахождения[8]. TCS трансформировала впервые созданную ею же не привязанную к конкретным регионам, экономичную и масштабную сеть доставки. Вместо этого она создала новую, более гибкую модель, которая включает сервисные центры среднего и высокого ценового диапазона, расположенные ближе к клиентам в развитых странах и объединённые с помощью облачных технологий. Новая сеть не только даёт более широкий ценовой диапазон, но и снижает риски, поскольку позволяет избежать тотального обрушения даже в условиях перебоев с поставками в отдельном регионе. TCS также «сервитизировала» свои предложения; вместо того чтобы оказывать стандартные однотипные услуги, она предлагает индивидуализированные решения, в которых задействован полный спектр технологий и которые обеспечивают достижение конкретных результатов. При этом TCS всегда стремилась учитывать интересы всех заинтересованных сторон, применяя передовые технологические наработки для реализации изменений в местных сообществах по всему миру. И хотя в этом последнем аспекте компания неизменно обгоняет время, она не отрывается и от своих корней. Как отмечал в середине XIX столетия основатель Tata Group Джамшеджи Н. Тата, «применительно к частному предприятию местные жители — это не просто заинтересованные в таковом предприятии лица, это фактически его основное предназначение»[9].

Проводимые TCS непрестанные и разнообразные трансформации в сочетании с неизменной решимостью приносить пользу обществу позволили ей поддерживать исключительно высокие показатели акционерной стоимости. В период с 2009 по 2020 год рыночная капитализация компании выросла более чем в десять раз, на своём пике превысив отметку в 120 млрд долл. США. К 2020 году TCS по объёмам капитализации вошла в число крупнейших мировых ИТ-игроков, оказавшись в одном ряду с IBM и Accenture, и это несмотря на ощутимо меньшие объёмы выручки[10]. Стремясь поддерживать высокие результаты в условиях нестабильности, TCS отказалась от традиционных стратегий, добилась большей устойчивости к внешним потрясениям, а вместе с тем стала приносить выгоду более широкому кругу заинтересованных сторон. «Мы говорим: рост — источник всей нашей энергии, — замечает Н. Чандрасекаран, текущий председатель Tata Group. — Каждая [наша бизнес-]единица ставит в приоритет подходящий для неё тип роста: рост выручки или прибыли, развитие навыков или кадров, более глубокие отношения с клиентами. Для нас рост — понятие целостное, а не одномерное»[11].

Возможно, цифровые компании раньше других расстались с традиционными стратегиями, однако долгосрочный успех TCS, John Deere, Mastercard и им подобных позволяет предположить, что в новую эпоху волатильности условия игры всё в большей степени становятся равными для всех. Отдельные традиционные игроки в разных отраслях стараются не сдавать позиций, перенимая у цифровых фирм методы использования новых технологий и инновационные стратегии, которые они могут применить в текущей работе, извлекая таким образом максимум выгод из собственных масштабов и создавая новые формы преимуществ. Siemens, Philips, Nokia — все эти компании трансформируются, стремясь повысить собственную стрессоустойчивость, улучшить показатели рентабельности и при этом эффективнее и оперативнее реагировать на новые социальные и экологические запросы. Так же поступают и многие другие компании в сферах розницы, финансовых услуг и потребительских товаров. Почему им удаётся столь успешно справляться с вызовами «разорванных времён», в то время как другие терпят неудачи? Какие стратегии позволяют им добиваться успеха? И как начать подстраивать эти стратегии под вашу собственную компанию?

Три силы, которые меняют мир

В 2016 году в материалах Всемирного экономического форума нам попалась статья, где говорилось, что «глобализация подошла к концу», а мировой бизнес «вышел за границы нанесённых на карту областей и углубился в неизведанные земли»[12]. Это утверждение нас поразило, ведь в отношении глобализации и глобального роста руководители множества организаций по всему миру на тот момент были по-прежнему настроены вполне оптимистично. Нам стало любопытно, что действительно изменилось, а что — нет, и есть ли какие-то особенно новаторские компании, которые выступают в авангарде этих изменений. Мы провели исследование нескольких десятков организаций, включавшее в себя интервью с руководителями, анализ стратегий роста и принимаемых ими оперативных мер.

В результате мы пришли к следующему выводу: глобализация не только не закончилась, но даже не собиралась заканчиваться. В том, что касается трансграничных потоков данных, количества международных туристов или даже сумм переводов, отправленных домой иностранными рабочими, глобальная интеграция на самом деле ускорилась. Однако правила игры радикально поменялись, турбулентность усилилась, вследствие чего возникли как угрозы, так и огромные возможности. Некоторые глобальные компании процветали благодаря тому, что их лидеры не упускали эти новые возможности, адаптируя свои организации к новым условиям, что делало их устойчивее к внешним потрясениям. Другие же вели себя более пассивно, цепляясь за привычные стратегии и подходы, которые утратили былую эффективность.

По результатам этого исследования мы выявили три фундаментальные силы, которые изменили (и продолжают менять) саму сущность глобального бизнеса, сложившуюся за последние 150 лет. Эти силы стали результатом давних исторических тенденций, наблюдаемых в таких областях, как технологии, общество, политика, здравоохранение и экология.

Первая сила — это социальная напряжённость, провоцируемая двумя обособленными, но взаимосвязанными изменениями: усилением нагрузки на природную экосистему и растущим недовольством по поводу капитализма и его естественного следствия — неравенства. Полтора века индустриализации сильно истощили планету и её природные ресурсы, вылившись в изменение климата, стремительное загрязнение, утрату биоразнообразия и многочисленные связанные с этим кризисы в сфере здравоохранения. Хотя защита окружающей среды — это, по мнению обычного человека, задача государства, решительные действия требуются и от компаний. Но это ещё не все предъявляемые им ныне требования. Растущее неравенство во многих странах стало поводом для широкого распространения скептического отношения к капитализму среди рабочих, акционеров-«активистов» и других. И потребители, и работники всё чаще требуют от компаний не ограничиваться максимизацией акционерной стоимости, а приносить реальную пользу обществу[13].

Вторая сила, трансформирующая глобальную бизнес-среду, — это рост экономического национализма и продолжающееся ослабление гегемонии США. Хотя Соединённые Штаты по-прежнему исключительно сильны в экономическом, военном и технологическом отношении, с 2000 года вклад Китая в мировой ВВП утроился. Ужесточение конкуренции между этими двумя странами влияет не только на их экономику, но и на весь остальной мир. Растущее недоверие и меры воздействия, которыми обмениваются США и Китай, особенно в условиях пандемии, значительно осложняют и дестабилизируют глобальную геополитическую обстановку. Хотя в последние десятилетия казалось, что развивающиеся страны достигнут паритета по ВВП с развитыми рынками благодаря более быстрым темпам роста (по выражению некоторых экономистов, произойдёт «великая конвергенция»[14]), этого не случилось. Пусть в 2020 году COVID-19 и поверг развитые рынки в хаос, за последнее десятилетие экономический рост в развивающихся странах в целом замедлялся, в то время как в развитых — совсем наоборот[15]. Показатели азиатских стран опережали общемировые, тогда как ситуация в Турции и Бразилии, которые до мирового финансового кризиса могли похвастаться стремительно растущей экономикой, стала более волатильной. Внутри стран мы также наблюдаем усиление неравенства — некоторые отрасли и группы населения оказались в значительно более выгодном положении, чем другие. Именно поэтому сегодня компаниям необходимо искать в своих отраслях возможности для роста на территории отдельных стран, а не рассчитывать на экспансию на развивающихся рынках в целом.

С усилением экономического национализма ускорился закат мультилатерализма, явившегося в своё время ответом на Вторую мировую войну. В период с 2012 по 2017 год количество протекционистских мер, принятых США, без малого удвоилось (и продолжает увеличиваться), причём в большинстве других стран количество таких мер также возросло[16]. В 2009 году «перекосами торговой политики» было затронуто около 20 % экспорта из стран «большой двадцатки», а в 2017 году — уже 50 %[17]. По всему миру обрела новое значение национальная идентичность, которая всё сильнее влияет на поведение потребителей. Некоторые эксперты называют эту тенденцию трайбализмом — возвратом к племенному строю. На Западе национализм также подстёгивается ростом неравенства, поскольку немалые слои общества чувствуют себя заложниками глобализации: реальные зарплаты не растут, а высокооплачиваемые должности на классических производствах исчезают. Как следствие, многосторонние процессы и институты приходят в упадок, а прогресс на переговорах по новым многосторонним торговым отношениям замедляется. В проведённом в 2018 году исследовании глобальных цепочек снабжения около трети респондентов назвали протекционистскую политику «серьёзным вызовом»[18]. Вызов этот будет лишь усугубляться по мере того, как на фоне пандемии COVID-19 продолжат усиливаться националистические настроения.

Третья и последняя сила, коренным образом меняющая правила глобального бизнеса, — это технологическая революция, подпитываемая экспоненциальным ростом глобальных объёмов данных и цифровых технологий. Данные перетекают между странами, а их объём удваивается каждые два года, опровергая любые заявления о смерти глобализации и всё больше стирая национальные границы[19]. К 2019 году оборот глобальной интернет-торговли, как трансграничной, так и внутри отдельных стран, почти вдвое превысил объёмы физической торговли товарами — примерно 42 трлн долл. США против 24 трлн долл. США, соответственно[20].

В частности, растущая популярность технологий интернета вещей (IoT) трансформирует экономику производств, характер работы на предприятиях и то, каким образом компании могут создавать ценность для потребителей, причём вызванные эпидемиологической ситуацией ограничения передвижения граждан лишь ускорили эти перемены. Повсеместная подключённость, т. е. возможность взаимодействия устройств через интернет, также привела к возникновению нового типа глобальных потребителей. Если раньше контакт с потребителями означал поставку им товаров на физические расстояния, теперь, благодаря цифровым технологиям, компании всё чаще могут оказывать услуги и взаимодействовать с потребителями независимо от своего местонахождения. Эта тенденция проявилась ещё чётче во время пандемии COVID-19, поскольку теперь потребление в значительной степени осуществляется из дома. Одновременно с этим цифровая коммерция всё больше нивелирует «региональную» разницу в запросах и поведении потребителей. Точно так же, как и на развитых рынках, в Индии и Китае, потребители ожидают, что продукты и услуги будут высокого качества, доставлены в срок, заказать их можно будет в интернете, а на перемены в спросе последует незамедлительная реакция бизнеса.

Девять стратегий для тех, кто хочет стать больше чем просто великим

Вместе взятые, эти три силы преобразуют глобальный ландшафт, в корне меняя традиционный набор стандартных стратегий, давно используемый компаниями для противостояния конкурентам. Новая эра уже настала — и в предстоящие десятилетия её наступление, несомненно, продолжится. Неотъемлемая черта новых времён — волатильность, подпитываемая участившимися шоковыми явлениями, которые подрывают устои рынка и глобальной экономической системы. Участникам рынка приходится мириться с возросшим количеством масштабных природных катаклизмов, вызванных ухудшением климата, с рисками ускоренного устаревания технологий и угрозами кибербезопасности, обусловленными зависимостью современного человека от новых цифровых технологий, с внезапными изменениями торговых тарифов и нетарифными барьерами, порождаемыми экономическим национализмом, а также со стремительными переменами в поведении потребителей, которые могут быть спровоцированы твитом или постом в Facebook, опубликованным непонятно кем. Под действием этих трёх сил компании становятся незащищённее и перед лицом традиционных потрясений, таких как финансовый или экономический коллапс, геополитические конфликты и эпидемии. Как показала пандемия COVID-19, усиливающаяся во всём мире взаимосвязанность делает риски не только сложнее, но и масштабнее. На момент написания этой книги индекс волатильности Cboe или VIX — «страхометр», как его называют, — достиг пиковых значений со времён финансового кризиса[21], поднявшись 18 марта 2020 года до исторического максимума в 85,47[22].

И тем не менее, каким бы волатильным и неопределённым ни становился наш мир, благодаря этим трём силам появились и возможности создания новых преимуществ. Состоявшиеся фирмы могут обеспечивать акционерам высокий доход, используя технологии для построения новых, устойчивых к внешним воздействиям бизнес-моделей, одновременно создавая огромные социальные блага. Сегодня, когда центральные власти не справляются с масштабными угрозами обществу и природной экосистеме, местное население, работники, органы власти и — всё чаще — акционеры требуют от компаний осознать меру своей ответственности перед обществом и не жалеть усилий по улучшению его благополучия. В 2019 году «Круглый стол бизнеса», организация, объединяющая руководителей крупнейших компаний США, выпустил «манифест о корпоративном предназначении», в котором создание акционерной стоимости стоит на последнем месте в списке из пяти — ниже «создания ценности для потребителей», «инвестиций в работников», «справедливого и этичного отношения к поставщикам» и «поддержки местного населения в регионах деятельности»[23]. Как мы выяснили в ходе исследования, передовые компании всё чаще соглашаются с таким подходом, одновременно работая над тем, чтобы сделать свои стратегии роста, операционную деятельность и организационные структуры более чувствительными, устойчивыми и манёвренными. Хороший пример на фоне многих — PepsiCo, в последние годы активно проводящая стратегию, которую она назвала «Результативность и ответственность» (Performance with Purpose). Как и прочие компании, деятельность которых строится на основе корпоративного предназначения, PepsiCo не отказывается разом от всех своих прежних ценностных предложений, цепочек снабжения, стратегий работы с кадрами или организационных структур. Напротив, по мере необходимости она старается сохранить их, одновременно дополняя новым набором стратегий, который позволит использовать новые формы преимуществ, повышать свою устойчивость к внешним воздействиям и приносить стабильную ценность своим акционерам — иными словами, который позволит им становиться больше чем великими.

Анализируя действия организаций, а также многочисленные интервью с руководством и другими заинтересованными сторонами, мы обнаружили тенденцию на — как охарактеризовал это явление один высокопоставленный менеджер — «разжижение» последних. Это означает, что такие компании выстраивают текучие, гибкие и подвижные организационные структуры, способные адаптироваться к меняющимся нуждам потребителей, режимам регулирования, экономическим условиям, технологиям, а также использовать их. Они реализуют поразительные новые решения и формы взаимодействия, во многих случаях дополняя ими физические продукты. Они переосмысливают то, какие элементы глобальной операционной деятельности лучше централизовать, чтобы сохранить или усилить эффект масштаба, а какие целесообразнее развить или сформировать на местах, с тем чтобы повысить чувствительность, скорость реагирования, а также устойчивость всей системы к внешним воздействиям. Они выстраивают обширные партнёрские сети и учатся сотрудничать на расстоянии. Они формируют сильные локальные бренды на местных рынках, чтобы соответствовать настроениям населения и требованиям государства. Наконец, они встраивают заботу о собственных людях, планете и местных сообществах глубоко в стратегии роста, позволяя компании следовать своему предназначению и мобилизуя самые ценные ресурсы и компетенции на решение насущных социальных и экологических проблем. В то же время лидеры во многом сохраняют и свои прежние стратегии, глобальные цепочки снабжения и компетенции. Фактически, самые успешные и динамичные компании мира становятся «амбидекстрами» — предприятиями, способными делать два дела одновременно — сочетать новое и старое, текучее и твёрдое, самое дешёвое и самое быстрое, эффективность и выносливость. Самые успешные лидеры — это те, кто, с одной стороны, полностью усвоил этот образ мышления, полный неопределённости, противоречий, открытости и нескончаемых перемен, а с другой, ни в коем случае не забывает о своём прошлом.

По мере того как особенности новой эры, эры нестабильности, проявлялись яснее, по мере того как отрицать всё более настойчивые требования к постоянному росту показателей становилось уже невозможно, по мере того как на наших глазах ведущие компании создавали новые формы преимуществ, мы активизировали исследовательскую работу. Мы хотели понять и систематизировать действия и подходы, которые в предстоящие десятилетия помогут организации отвечать заданным стандартам эффективности или даже превышать их. На протяжении нескольких лет наша команда разработала десятки описаний реальных кейсов, оценила немалые объёмы собранных BCG количественных данных, провела масштабные вторичные исследования и несколько сотен дополнительных интервью с высокопоставленными лидерами бизнеса.

Поэтому вряд ли стоит удивляться сделанному нами выводу о том, что не существует никакой универсальной стратегии, которая помогла бы компаниям становиться больше чем великими. Скорее, привести к успеху может целая совокупность стратегий, настроенных под конкретные отрасли и конкурентные ситуации. В процессе тщательной перепроверки выводов по результатам исследования, а также основываясь на уроках, извлечённых из многолетнего опыта работы с клиентами BCG, мы синтезировали девять ключевых стратегий и набор первоочередных требований к руководителям, результатом реализации которых и станут неизменно высокоэффективные компании завтрашнего дня. Вместе взятые, эти стратегии затрагивают каждый аспект предприятия, от его ценностных предложений до глобальных цепочек снабжения и далее до выполнения фирмой её обязательств перед работниками и всеми прочими заинтересованными сторонами. Чтобы добиться поистине выдающихся результатов, компании следует:

Переосмысливать профильные направления бизнеса так, чтобы вносить вклад в благосостояние общества и соответственно, обеспечивать долгосрочный, стабильный TSR, а не рассматривать социальную ответственность как непрофильный вид деятельности. Фирмы, способные сознательно сделать работу на пользу общества частью своих бизнес-стратегий и операционной деятельности, смогут стабильно приносить высокий акционерный доход, одновременно положительно влияя на все заинтересованные стороны.

Предлагать востребованные цифровые решения и формы взаимодействия, а не только физические продукты или услуги. Сегодня передовые компании полностью принимают на себя ответственность за результаты и опыт взаимодействия с потребителями. Используя цифровые технологии, они переосмысливают весь жизненный цикл своих продуктов. Эти компании стремятся выполнить неудовлетворённые требования потребителя, либо встраивая новые решения в уже существующие физические продукты и услуги, либо полностью заменяя последние цифровыми предложениями нового типа.

Расти не везде и сразу, а избирательно то есть в тех направлениях, где можно рассчитывать на рентабельную долю рынка, и такими методами, которые будут отвечать требованиям локальной специфики. Для выхода на новые рынки и быстрой экспансии передовые фирмы используют не обременённые избыточными активами цифровые или ориентированные на электронную коммерцию бизнес-модели. Они также становятся более избирательными в отношении того, на какие именно рынки выходить, и, как ни странно, углубляют свою вовлечённость там, где хотят остаться.

Дополнять традиционные цепочки создания ценности динамичными «сетями источников ценности», способными создавать и реализовывать на практике решения, результаты и формы взаимодействия, о которых мечтают потребители. Такие сети или экосистемы источников ценности набирают все большую популярность. Однако теперь передовые компании обнаруживают, что некоторые экосистемы работают лучше других.

Инвестировать в высокие технологии, мультилокальные заводы и центры доставки, которые, в сочетании с возможностями снижения издержек, позволят быстро представлять индивидуализированные предложения.

Современные модели доставки должны быть не только дешёвыми, но и быстрыми, адаптивными и устойчивыми к подрывным событиям.

Формировать глобальную архитектуру данных и аналитические навыки в качестве основы для остальных восьми стратегий. Передовые компании относятся к данным как к драгоценному ресурсу, который позволяет не только прогнозировать будущие показатели или поведение потребителей, но и лежит в основе выигрышных ценностных предложений.

Отказываться от традиционной матричной организационной модели в пользу гибких и адаптивных, ориентированных на потребителя команд, деятельность которых обеспечивается возможностями платформы. В эпоху волатильности бюрократия и отдалённость от потребителя равносильны смерти, и сегодняшние передовые фирмы знают это.

Привлекать, удерживать, вдохновлять и развивать технологически подкованных и заинтересованных сотрудников — так называемых цифровых талантов. Компаниям необходимо уделять больше внимания желаниям и нуждам нового поколения сотрудников. Они должны радикально менять свои подходы к поиску, мотивации и развитию работников XXI века.

Построить культуру непрерывной трансформации взамен традиционных обособленных инициатив проведения изменений. Эта стратегия необходима для успешной реализации остальных восьми. Чтобы конкурировать и побеждать в нестабильных, стремительно эволюционирующих бизнес-средах, глобальным компаниям нужно научиться проводить множественные преобразования на непрерывной основе.

Ни одна из опрошенных нами компаний не взяла за основу развития все эти стратегии. Некоторые работали с тремя-четырьмя, немногим избранным удалось освоить пять или больше. Доведённая до своего логического завершения (о том, какие управленческие качества для этого нужны, мы рассказываем в конце книги) каждая из этих стратегий приводит к глубокой трансформации предприятия. В совокупности они ведут к полному переосмыслению бизнеса, повышая скорость и чувствительность реакции компании, а также её устойчивость к значительно возросшим уровням волатильности и способность оказывать положительное воздействие на более широкий круг заинтересованных сторон. В конечном итоге они составляют основу для глобального успеха в XXI веке — всеобъемлющее методическое пособие, которым любая фирма, хоть местная, хоть глобальная, может воспользоваться, чтобы стать больше чем великой.

Об этой книге

Планируя своё исследование, мы понимали, что это важный труд. Речь шла о подходе, который мог бы помочь лидерам организаций, предпринимателям и другим представителям делового сообщества понять современные рынки и проложить осмысленный путь вперёд. Если ваша организация постоянно вынуждена догонять других, а сами вы не очень представляете, как взять перемены под контроль, эта книга, скорее всего, окажется для вас полезной. Если же ваша компания процветает, благодаря этому пособию можно упрочить успех и повысить устойчивость к внешним шокам в последующие годы. Используя данные выполненного BCG количественного анализа и основываясь на рассказанных от первого лица историях трансформации таких компаний, как Tata Consultancy Services, Natura, Siemens, Adobe, John Deere, Microsoft, Nike и многих других, мы опишем разработанные нами девять стратегий, раскроем, как самые успешные компании мира завоёвывают сердца потребителей, привлекают и вовлекают работников, улучшают жизнь целых сообществ, поддерживают и сохраняют нашу ранимую планету, при этом не забывая ни о росте, ни о прибыли. Признавая сложность этих задач, мы завершим книгу анализом отдельных личностных качеств и образа мышления, которые надлежит культивировать руководителям, чтобы и им самим, и их компаниям было легче проделать весь путь от великого к поистине выдающемуся.

На протяжении всей книги читатели будут сталкиваться с определёнными темами и связанными с ними вопросами, которые в той или иной степени относятся ко всем девяти стратегиям. Они обнаружат, к примеру, что компании, стремящиеся стать больше чем великими, постоянно ищут баланс между локальным и глобальным. Какие навыки, процессы и команды необходимо формировать на местном уровне, а какие — на международном? Как следует работать в разных регионах, где им, возможно, придётся столкнуться с сильно различающимися и нечётко определёнными правилами? Кроме того, выдающиеся компании более не считают технологии лишь инструментом повышения результативности или улучшения процессов, но относятся к ним как к важнейшему новому фактору производства. Каким образом следует встраивать технологии в работу предприятия, чтобы организовать информационное обеспечение каждого направления операционной деятельности, аналогично обеспечению землёй, трудовыми ресурсами или интеллектуальной собственностью? Забегая вперёд, как сделать компании бионическими, добившись идеального и повсеместного слияния человека и технологии? Выдающиеся организации стремятся к поиску идеального равновесия и вовлечению всех заинтересованных сторон. Как это выглядит на практике? Как убедиться в том, что вы действительно хорошо обращаетесь со своим персоналом? Наконец, самое главное, какие операционные и организационные изменения повысят устойчивость компании к внешним воздействиям? На эти вопросы обычно не бывает простых ответов, однако, как мы увидим, они действительно могут стимулировать креативность, инновации и, в конечном итоге, научить компанию лучше реагировать на волатильность. В предстоящие годы способность отвечать на эти вопросы однозначно и качественно будет определять ДНК подлинно выдающихся организаций.

Мы понимаем, какие трудности для бизнес-лидеров представляют собой происходящие сегодня геополитические сдвиги, технологические трансформации и социальные противоречия. Однако благодаря своему исследованию мы узнали, что необходимо для того, чтобы справиться с бурным потоком перемен. Вот уже много лет миллионы предпринимателей пытаются построить компании, которые станут больше чем великими. Однако в эру беспрецедентных подрывных изменений и сложностей традиционные стратегии — изначально помогавшие лидерам продавать больше продуктов, выжимать больше эффективности из глобальных организаций и вознаграждать своих акционеров — стали куда менее действенными. В конечном итоге требуется полностью переосмыслить концепцию глобального предприятия, однако, как рассказали в этой книге прогрессивно мыслящие руководители, нужно осваивать новую дисциплину, умение демонстрировать открытость, гибкость и лёгкость — активно развёртывать новые стратегии и нормы операционной деятельности, при этом не отказываясь полностью от существующих. Необходимо научиться уверенно справляться с неопределённостями и противоречиями, множественностью и нюансами; следует освоить целый комплекс новых правил, позволяющих получить преимущество и повысить устойчивость компании к внешним шокам.

По-настоящему хорошая новость в том, что за все эти изменения сразу браться не нужно. Давайте вместе сделаем первые шаги на пути к идеалу, представим себе новые возможности и начнём реализовывать некоторые из них в своей организации. Если вы наметите себе долгий путь и будете упорно ему следовать, то увидите, что нынешние «разорванные времена», несмотря на все трудности, несут с собой массу возможностей — не только для ваших инвесторов, но и для ваших потребителей, работников и жителей регионов, в которых вы ведёте бизнес. Освойте описанные в этой книге стратегии, и сможете не просто выживать, но процветать, не просто нравиться, но восхищать и вдохновлять, не просто получать прибыль, но созидать и совершенствовать. В предстоящие десятилетия известные рецепты того, как стать отличной компанией, безнадёжно устареют. Каждому из нас необходимо выяснить, что означает фраза «больше чем великие» применительно к нашей организации. Надеемся, что эта книга станет для вас хорошим подспорьем на предстоящем пути.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Больше чем великие. Девять стратегий, которые помогут добиться процветания в эру социальной напряжённости, экономического национализма и технологических революций предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Marc Bitzer (former COO and current CEO of Whirlpool), интервью исследовательской группе Boston Consulting Group, 15 июня, 2017.

2

Мы можем представить себе совокупный акционерный доход (TSR) как состоящий из трёх основных компонентов: (1) роста прибыли, (2) увеличения цены акций и (3) денежного дохода для акционеров. Подробнее см. в Gerry Hansell et al., “The Dynamics of TSR Turnarounds,” BCG, July 15, 2014, downloaded April 6, 2020, at https://www.bcg.com/publications/2014/value-creation-strategy-dyamics-tsr-turnarounds.aspx.

3

Scott D. Anthony et al., “2018 Corporate Longevity Forecast: Creative Destruction Is Accelerating,” Innosight, accessed December 10, 2019, https://www.innosight.com/insight/creative-destruction/.

4

Martin Reeves and Lisanne Püschel, “Die Another Day: What Leaders Can Do About the Shrinking Life Expectancy of Corporations,” BCG, December 2, 2015, https://www.bcg.com/publications/2015/strategy-die-another-day-what-leaders-can-do-about-the-shrinking-life-expectancy-of-corporations.aspx.

5

John D. Stoll, “CEO Tenure Is Getting Shorter. Maybe That’s a Good Thing,” Wall Street Journal, October 4, 2018, https://www.wsj.com/articles/ceo-tenure-is-getting-shorter-maybe-thats-a-good-thing-1538664764; Lauren Silva Laughlin, “Many C. E. O. Tenures Are Getting Shorter,” New York Times, October 23, 2018, https://www.nytimes.com/2018/10/23/business/dealbook/ceo-tenure-kimberly-clark.html.

6

Hans-Paul Bürkner, Martin Reeves, Hen Lotan, and Kevin Whitaker, “A Bad Time to Be Average,” BCG, July 22, 2019, https://www.bcg.com/publications/2019/bad-time-to-be-average.aspx.

7

TCS’s IPO prospectus, June 2004, 67, http://www.cmlinks.com/pub/dp/dp5400.pdf.

8

Jochelle Mendonca, “TCS Restructures Its Business Units to Focus on Long-Term Strategy,” Economic Times, last updated October 22, 2018, https://economictimes.indiatimes.com/tech/ites/tcs-restructures-its-business-units-to-focus-on-long-term-strategy/articleshow/66309922.cms.

9

“Blazing a Trail,” Tata, accessed April 2, 2020, https://www.tata.com/newsroom/titan-diversity-blazing-a-trail.

10

Рыночная капитализация составляла 115 млрд долл. на 30 декабря 2019 г. Все цифры взяты из созданной BCG базы данных ValueScience, данные по состоянию на 30 декабря 2019 г.

11

N. Shivapriya, “How N. Chandrasekaran’s Second Term at TCS Will Be Different from His First,” Economic Times, September 4, 2014, https://economictimes.indiatimes.com/tech/ites/how-n-chandrasekarans-second-term-at-tcs-will-be-different-from-his-first/articleshow/41650912.cms.

12

Paul Laudicina, “Globalization Is Dead: What Now?” World Economic Forum, January 20, 2016, https://www.weforum.org/agenda/2016/01/globalization-is-dead-what-now/.

13

“2019 Edelman Trust Barometer Reveals ‘My Employer’ Is the Most Trusted Institution,” Edelman, January 20, 2019, https://www.edelman.com/news-awards/2019-edelman-trust-barometer-reveals-my-employer-most-trusted-institution.

14

См., например, Richard Baldwin, The Great Convergence: Information Technology and the New Globalization (Cambridge: Belknap, 2016).

15

«Хотя экономика практически всех стран сталкивается с затруднениями, именно беднейшие страны сталкиваются с наиболее пугающими сложностями в силу своей хрупкости, географической изолированности и неискоренимой бедности», — сказала вице-президент Группы Всемирного банка по справедливому росту, финансам и институтам Сейла Пазарбазиоглу (World Bank, “Global Growth to Weaken to 2.6 % in 2019, Substantial Risks Seen,” press release, June 4, 2019, https://www.worldbank.org/en/news/press-release/2019/06/04/global-growth-to-weaken-to-26-in-2019-substantial-risks-seen).

16

Erdal Yalcin, Gabriel Felbermayr, and Marina Steininger, “Global Impact of a Protectionist U. S. Trade Policy,” Институт экономических исследований, October 2017, 29–30, https://www.ifo.de/DocDL/ifo_Forschungsberichte_89_2017_Yalcin_etal_US_TradePolicy.pdf.

17

Vanessa Gunnella and Lucia Quaglietti, “The Economic Implications of Rising Protectionism: A Euro Area and Global Perspective,” ECB Economic Bulletin 3 (2019), https://www.ecb.europa.eu/pub/economic-bulletin/articles/2019/html/ecb.ebart201903_01~e589a502e5.en.html#toc3.

18

Emma Cosgrove, “‘Economic Nationalism’ Is a Growing Challenge for Manufacturers, Survey Says,” Supply Chain Dive, November 13, 2018, https://www.supplychaindive.com/news/economic-nationalism-risk-for-manufacturers/542137/.

19

Цифры внесены в базу данных TeleGeography в ноябре 2019 г., данные по состоянию на 12 декабря 2019 г.

20

Институт Брюса Хендерсона BCG: Центр макроэкономики, частное исследование, 2019.

21

Luke Kawa, “Traders Are Wagering the VIX Hits Triple Digits on Tuesday,” Bloomberg, March 9, 2020, https://www.bloomberg.com/news/articles/2020–03–09/traders-are-wagering-the-vix-hits-triple-digits-on-tuesday.

22

“Vix-Index,” CBOE, accessed June 5, 2020, http://www.cboe.com/products/vix-index-volatility/vix-options-and-futures/vix-index/vix-historical-data#.

23

“Business Roundtable Redefines the Purpose of a Corporation to Promote ‘An Economy That Serves All Americans,’” Business Roundtable, August 19, 2019, https://www.businessroundtable.org/business-roundtable-redefines-the-purpose-of-corporation-to-promote-an-economy-that-serves-all-americans.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я