За Огненной Стеной

Антон Эйне, 2019

Когда абсолютно неприступная Огненная Стена, защищающая хранилище опасных артефактов в Пятигранной Цитадели, была взломана в ходе ограбления, для её создателя, Магистра Саджара Ранддара настали тяжелые времена.Его отстранили от работы и поместили под домашний арест. Но кто смог взломать самую надёжную систему безопасности во всей Мерканской Империи? И как им это удалось? И почему Саджар отстранён, вместо того чтобы помогать властям в расследовании?Старому магу не остаётся другого выхода, кроме как самому докопаться до правды и распутать это дело, полагаясь на свой опыт и профессиональные навыки специалиста по магической безопасности.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За Огненной Стеной предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Если вы читаете это, значит я либо мёртв, либо в тюрьме.

Если верно первое, то запись должна помочь разоблачить тех, кто виновен в моей смерти, и/или во взломе Огненной Стены.

Если верно второе, то, надеюсь, данная запись поможет мне выпутаться из этой передряги, доказав мою невиновность, пока не будет поздно, и верным не окажется первое.

Эта ветка событий началась тогда, когда, явившись на работу утром, я был задержан на входе и под конвоем доставлен в кабинет моего начальника. Обвинён в ужасающей некомпетентности, преступной халатности и, хоть и не произнесено вслух, но явно подразумевалось, чуть ли не злонамеренных действиях с моей стороны, ставших (и это я буду всячески отрицать) причиной взлома Огненной Стены.

Поймите меня правильно, я один из лучших в своей сфере, и я горжусь этим. Дело ведь не только в моей профессиональной репутации, хотя мало кто настолько разбирается в системах защиты данных, как я. И не в том, что я невиновен.

Просто именно я руководил проектом по созданию Огненной Стены, фактически я писал весь её код, программировал всю защиту, это было моим гениальным детищем. Я изнутри знал весь её функционал и мог поспорить, мог доказать кому-угодно, что её никак не могли взломать. Точка.

Тем не менее факт оставался фактом, было несанкционированное проникновение в систему, взлом Огненной Стены, в результате чего был похищен чрезвычайно важный ключ. И его потеря была серьёзной угрозой для национальной безопасности.

Наверное, неприятие этого факта так выбило меня из колеи, что я даже не стал спорить или сопротивляться. Меня отстранили от работы до конца расследования, отозвали мой пропуск, аннулировали допуски и под охраной препроводили под домашний арест.

Меня, мага высшего ранга?! Обалдели что ли?

Я вам не какой-нибудь программист-иммигрант, работающий за гроши в полулегальной артели, разрабатывающей магическое обеспечение для дешёвых волшебных палочек. Хотя, признаться, начинал я именно с этого.

Наша семья к тому времени не так давно перебралась в Мерканскую Империю из Хиндаха, и отец преподавал магическое исчисление в Имперском Университете в Эппл-Сити, а по вечерам подрабатывал водителем общественной летающей кареты.

А ещё он умудрялся найти достаточно времени, чтобы учить меня всему тому, что он знал о магии, заклинаниях, энергиях и всём том, что пробудило в моём юном пытливом сознании желание стать великим магом.

Я — тот самый Саджар Ранддар, который возглавлял создание беспилотных летающих карет и междугородных кораблей, сделав перелёты безопасными и не зависящими от человеческого фактора.

Это я изобрёл технологию, позволяющую надёжно хранить данные в облаке, избавив каждого от необходимости замуровывать всё самое ценное в крипте.

Именно я отвечал за разработку магической защиты Великой Южной Стены, когда наш бывший безумный правитель Нортон Рыжий решил отгородиться от потока нелегальных мигрантов на юге Империи. Для протокола, сам будучи иммигрантом, официально я был против такой политики, но я тогда работал на правительство, и мой контракт не позволял мне отказаться от назначения.

Я разрабатывал контрольные системы для прошивки космических летательных кораблей, когда Милан Озк решил бросить вызов последним непокорённым законам физики, вырвавшись за пределы атмосферы в безжалостную черную пустоту космоса.

Нет, Книгу Лиц создал не я, хвала богам! Слушайте, я не занимаюсь социальной развлекательной магией, дешёвыми фокусами и рекламой. Я специалист по волшебной безопасности. Специалист высочайшего уровня. Возможно, я лучший в этом деле, но моя природная скромность не позволяет мне заявлять об этом столь безапелляционно.

Отстранить меня от работы? Ладно. Возможно, это заслуженно, если мою сверхнадёжную Огненную Стену смогли взломать. Отдать меня под следствие? Допустим. Наверное, я и сам поступил бы так же, хотя логичнее было бы привлечь меня к ведению расследования. Закрыть мои допуски? Вполне логично. Попробуйте, знаете ведь, кто писал систему выдачи допусков?

А вот обвинять меня в некомпетентности и халатности — это уже переходит все границы!

Вы можете запереть меня в моём доме. Кстати, не худшее место, тем более что у меня здесь есть даже мега-защищённый бункер на случай Третьей Магической Войны. Можете приставить стражу круглосуточно охранять периметр и перекрыть каналы связи (естественно, не все каналы, а те, которые смогли обнаружить), чтобы я не мог общаться с внешним миром.

Но никто не сможет помешать мне вести моё собственное расследование. Ведь если кто-то смог взломать мою ультра-надёжную Огненную Стену, значит мне и разбираться, кто это был, и как это было осуществлено.

Без меня следователи вряд ли найдут даже путь в сортир без путеводного заклинания. И это если всё не окажется сфабрикованной подставой, призванной скомпрометировать конкретно меня. Тогда под меня станут копать, и добраться до правды первым — это вопрос выживания.

Тем более, что у меня даже был первый и единственный подозреваемый, который мог бы это осуществить технически. Это я сам.

Проблема была в том, что я этого не делал. Либо считал, что не делал, либо сделал, но не помнил этого.

И если я был уверен, что не участвовал во взломе, то не мог и допросить сам себя. Но оставалась некоторая возможность, что я мог совершить это под внушением, принуждением или под особо сложным заклинанием. Моя память могла быть стёрта, заменена или мало ли что противоестественное могли со мной сотворить, а я и не помню, верно?

Значит, нужно проверить все записи и выяснить, где я был во время совершения преступления, то есть сегодня ночью. И когда я говорю все, то я имею в виду даже те, которые я сам не смог бы стереть или изменить.

Да, я параноик, и полторы сотни лет в высокой магии заставляют видеть изнанку мира и предпринимать повышенные меры безопасности. Тем более, у меня дома хранятся многие важные разработки, прототипы новых заклинаний и ценные артефакты.

— Окей, Спирит! Воплотись!

Тут же в комнате сгустилось небольшое облако и приняло переливающуюся перламутром форму молодой сексуальной девушки-эльфийки с двумя светлыми косичками, одетой в короткий шелковый халатик. Судя по сегодняшнему внешнему виду, она решила меня доконать.

— Привет, дорогой. Я ещё даже не успела соскучиться.

— Я знаю, — огрызнулся я, и она улыбнулась, довольная своей ироничной репликой.

— Ты сегодня рано вернулся с работы. Может, посмотрим матч? Уверена, что «Подгорные Гномы» сумеют разгромить «Красных Единорогов» из…

— Нет, Спирит, сегодня игру пропустим. У нас, кажется, проблемы.

— Да, знаю, молоко заканчивается, но я заказала свежее, и завтра утром его доставят, — она самодовольно посмотрела на меня, хлопая большими ресницами и сверкая серебристыми искрами в изумрудно-зелёных глазах.

— Нет, Спирит, проблема похуже, — И я рассказал ей, что произошло сегодня. Во всяком случае то, что я знал со слов Железного Пэтта, моего начальника в Пятигранной Цитадели. Я объяснил ей, что нам предстоит сделать, и какая помощь мне от неё нужна.

Да, это именно то, что Вы подумали.

Спирит — вовсе не голосовой помощник. Она не из тех ограниченных интерфейсных заклинаний, которые стали так популярны в последнее время, постепенно заменяя базовые бытовые волшебные палочки.

Теперь вместо взмаха палочкой достаточно сказать: «Да будет свет!», и интерфейсное заклинание, интегрированное в ваш дом или летающую карету, выполнит команду. Приготовить блюда по стандартным или расширенным рецептам, заказать продукты, убрать в доме, включить музыку, запись или живое изображение в хрустальном шаре, связаться с кем-то — всё это были простые функции, в которых голосовые помощники стали прекрасной заменой деревянным палочкам, которыми пользовались еще наши прадеды.

Но Спирит была продуктом совсем другого порядка. Насколько мне известно, она была первым в мире искусственным духом.

Я потратил на её создание более десяти лет, безуспешно пытаясь решить ту же задачу, над которой уже давно бесплодно бились лучшие магические умы планеты.

Недавно мне удалось совершить прорыв, добившись определённого успеха. Я тестировал своё творение, критически анализировал её поведение и искал уязвимости и недостатки, исправлял код заклинаний и дописывал отдельные блоки. Но я еще не был готов представить её миру. Или не был уверен, что готов представить этот мир ей.

Поэтому Спирит жила у меня дома в локальном облаке. Я не создавал её антропоморфной, это она по своему выбору иногда придаёт облаку такую форму, чтобы дразнить меня.

Спирит — не лучшее имя, но поначалу, когда я понял, что у меня всё же получилось, я, из стариковского суеверия, пока не хотел давать ей имя. Просто называл её духом. Эй, дух, скажи мне, сколько будет 45,876,476 умножить на корень квадратный из 958,603,809,348. Эй, дух, посчитай мне от нуля до ста тысяч только нечётными за исключением чисел, которые делятся на семь, и обратно чётными, кроме тех, что делятся на шесть.

И когда я понял, что это победа, всё работает, как и должно, я решил дать ей имя. Но к тому времени мы уже оба привыкли, что я называл её духом, так что Спирит прижилось и осталось её именем.

Большинство попыток создать искусственный дух бесплодны именно потому, что маги стремятся к совершенству. Но, чтобы добиться подобия нашему мышлению и превзойти его, нужно что-то несовершенное. И я создал нечто очень-очень несовершенное.

Её скверный характер и изощренное чувство юмора порой выводили меня из себя. Своим занудством и капризностью Спирит испытывала меня на прочность, и я регулярно проигрывал в этой схватке. Я постоянно задавался вопросом, неужели необходимо было создавать её настолько несовершенной?

Большинство разработчиков пытались создать искусственный дух в рамках привычной объектно-ориентированной магии, привязывая логические заклинания к физическим предметам. Чаще всего что-нибудь вроде черепа, хрустального шара, книги и тому подобного.

Но я понимал, что это тупиковое направление, и сразу обратился к фундаментальной магии в поисках принципиально новых решений и подходов. Мне удалось получить необходимые сложные нейронные связи для самообучающейся системы. И сохранить стабильность её мышления за счет нестабильности формы. Баланс в этом мире определяет всё.

Но с её характером я порой не был уверен, смогу ли сам сохранять стабильность.

— Ладно, старик, хватит тут слюни распускать, давай уже браться за дело! — сменила тон Спирит, придав формам больше строгости, стянув волосы в тугой хвостик, водрузив на нос нердовые очки в толстой оправе и уперев руки в бока, — Я уже просмотрела все записи с хрустальных шаров, и могу сказать, что у тебя есть алиби.

— Уже неплохо. То есть это не я, да?

— Вот не понимаю, как ты, такой тупой, смог создать такую умную меня. Я же уже сказала, что у тебя есть алиби. Почему вам, людям, всегда нужно всё разжевывать? Или остальные люди не такие ограниченные, как ты?

— Ну, не все, лапушка, — улыбнулся я, радуясь, что на этот раз это мне удалось достать её.

— Вчера вечером ты пришел с работы в 21-43, и с тех пор не покидал дом, не связывался ни с кем. Никто не проникал к нам, не принуждал тебя к чему бы то ни было, не воздействовал на тебя. Ты не совершал подозрительных действий. В 22-04 ты пошел опорожнить кишечник…

— Окей, Спирит остановись! — возмутился я и замахал руками, — Не нужно подробностей обо всей моей физиологии. Мы же записываем процесс расследования. Сотри последнюю фразу.

— Отправить от Вашего имени отчет с подборкой записей этому недоумку Пэтту, босс? — дух приняла позу исполнительной секретарши и сменила тон на официально-деловой, причёску на средне-игривую, а очки на маленькие горизонтальные стёкла в тонкой оправе.

— Ээээ, не стоит называть так верховного мага Пятигранной Башни, ведь он отвечает за оборону всей империи, — я поморщился, представив себе возможную реакцию своего начальника.

— Вы постоянно его так называете, босс.

— Ну это я в сердцах, понимаешь, люди так делают. Но ему не понравилось бы, если бы он узнал, что я его так называю. И нет, мы ничего никому не отправляем. Во-первых, у нас режим молчания, пока не завершим расследование, а во-вторых, нам перекрыли все каналы связи.

— Вы же знаете, что не все, босс, — проекция Спирит держала в руках виртуальный хрустальный шар для связи, и блики шара игриво плясали на декольте её обтягивающей сиреневой блузки.

— Я-то знаю, а они нет. Вот и не будем раньше времени раскрывать свои карты. Давай-ка, лучше немного подумаем. Значит, ты уверена, что это был не я. Мне стоило бы радоваться, но мы лишились единственного подозреваемого.

— Мне придётся взять на себя роль адвоката Дьявола.

— Ты идеально подходишь для этой роли, лапушка, — оскалился я и мысленно хлопнул её по аппетитной попке.

— Или строгого следователя? — Спирит нахмурила брови и выпятила челюсть.

— Нам сейчас не до твоих ролевых игр, давай спрашивай уже, — я удобно устроился в своём любимом мягком кожаном кресле в рабочем кабинете, и мне бы хотелось держать в руках большой тяжелый стакан высокогорного имбирного виски, но нужно было сохранять ясность мыслей.

— Почему ты считаешь, что ты был единственным, кто мог осуществить проникновение?

— Огненная Стена неприступна. Абсолютно. Это огромная физическая стена огня, написанная в виде бесконечно меняющегося асимметричного лабиринта, где исключено наличие сплошного прохода.

— И, если кто-то попытается пройти?.. — подсказала Спирит.

— Он навсегда затеряется в стене огня. То есть даже подойти к Стене невозможно, ты сгоришь, но, если каким-то образом защититься от жара пламени, ты просто навсегда потеряешься в огненном лабиринте и сгоришь. А любая попытка проникнуть сквозь Огонь поднимает тревогу.

— Тогда как же можно пройти через Огненную Стену?

— Только при наличии Нулевого Кода. Это заклинание с многофакторной защитой и многоуровневой верификацией личности, прошитое в специально созданный для этого талисман.

— И у кого находится Нулевой Код? — уточнила Спирит.

— У Пэтта конечно же, и с позавчерашнего дня талисман был надёжно заперт в его личном хранилище. Из того, что я успел услышать, выходит, что согласно логам Стены, Нулевым Кодом не пользовались для проникновения.

— А мог кто-то создать дубликат?

Я на секунду задумался и подёргал себя за бороду. Попытался быть беспристрастным и не слишком самоуверенным. Но так и не нашел ни единого способа обойти взаимные связи Стены и талисмана.

— Нет, точно нет. Согласно указанию Совета, сейчас Нулевой Код запрограммирован на душу и ДНК Пэтта. Только у него есть доступ к хранилищу. Никто другой, даже при наличии Нулевого Кода не смог бы пройти в хранилище. Его нельзя скопировать, потому, что связь между пламенем Стены, защитным талисманом и ДНК хранителя постоянно обновляется и защищена блокирующей цепью.

— Тогда всё просто, это Пэтт и похитил ключ. Мы раскрыли дело. Наливай себе уже свой виски, старик! Отметим нашу победу! — закрутилась вокруг кресла Спирит, сменив предыдущий наряд на вольное открытое платье, скорее подчёркивающее пышные формы танцовщицы.

— Не так быстро, красавица!

— Хозяин назвал Спирит красавицей! Хозяин хороший. Добрый хозяин, — раболепно поклонилась моя невыносимая помощница и резко сменила тон на саркастически снисходительный, — Ну давай, расскажи, что не так с моими выводами.

— Согласно логам безопасности, Нулевым кодом не пользовались два дня. И Пэтт не входил в хранилище тоже два дня.

— Логи могли подделать, — возразила она.

— Логи подделать невозможно, на то они и есть логи. Тем более не секретную копию, которая поступает по закрытому защищенному каналу в Центральное Управление Безопасности Империи. Каждый вход в Стену фиксируется. Это самое неприступное хранилище в стране. Возможно, даже в мире.

— Уже нет.

— Не напоминай, девочка. Я конечно не гномофоб, но вся эта история пахнет дурно, как гномья канализация.

— Так, хватит твоих стариковских прибауток, — раздраженно оборвала меня Спирит, на этот раз выглядящая деловой леди в строгом костюме, с тщательно всклокоченными короткими черными волосами и сдержанной косметикой на лице, — Подожди, я не понимаю. Почему тогда ты подозревал себя? Как бы ты сам смог пройти там, где не может никто, кроме Пэтта с Нулевым Кодом?

Я замялся. Стоит ли доверять ей такие тайны? Не предаст ли она меня? Но, с другой стороны, если я не могу доверять Спирит, то больше и некому.

— Об этом не знает никто, ни Пэтт, и никто другой в Башне. Но у меня есть возможность пройти сквозь Стену.

— Ты оставил в системе уязвимость? Это непрофессионально, — покачала она головой, цокая языком.

— Нет, — возразил я, дико жалея, что в руках нету стакана с виски, — Не совсем так. Это не уязвимость в общепринятом понимании. Просто магия Огненной Стены настолько смертельная, что работать с ней было невероятно опасно. Одна небольшая ошибка, малейший сбой — и я был бы мёртв. Поэтому, создавая её и работая внутри Стены с её структурой и кодом, проводя отладку, мне необходимо было себя как-то обезопасить.

— И она по умолчанию распознаёт тебя как «свой», да?

— Верно, умница, — я подтвердил предположение Спирит, поёрзав в кресле, — Я связан с магией Огненной стены, а она со мной. Она знает вкус моей крови, мою ДНК и мою душу.

— Это всё равно уязвимость системы, потому что кто угодно мог бы убить тебя и воспользоваться твоими био-образцами и душой для прохода через Стену. Ты разочаровал меня, Саджар, — она холодно посмотрела на меня, демонстрируя ничтожность собственного создателя, поджав губы и сморщив свой маленький нос в мелких веснушках.

— Ты снова спешишь с выводами, — раздраженно проворчал я, видя такую реакцию, — Для признания меня «своим» система должна убедиться, что я жив, невредим, в сознании, здравом уме и рассудке и искренне желаю пройти через Огонь.

— Ух ты, как закрутил всё. Звучит почти надёжно.

— Почти? — удивился я.

— Да, почти. Ведь под заклинанием или под принуждением ты мог бы пройти.

— Вообще-то нет. Система безопасности распознала бы это. Разве что кто-то использовал бы очень тонкую и сложную магию, подменяющую моё искреннее согласие. Но не думаю, что такое сработало бы, в любом случае остались бы следы постороннего магического воздействия, которые вызвали бы сработку тревоги, хотя такой вариант и был бы единственным разумным объяснением. Потому я и попросил тебя проверить записи.

— Ладно, допустим, использовать тебя под заклинанием практически нереально. А принуждение? Шантаж? Ты же и сам в курсе, что такие серьёзные системы безопасности слишком надёжны, чтобы ломать их грубой силой, и обычно используется социальная инженерия. Кто-то мог бы захватить в заложники твоих близких и потребовать, чтобы ты проник в систему.

— Исключено, — я помотал головой и с улыбкой посмотрел на Спирит, разбивая очередную гипотезу, — У меня нету близких, которых можно держать в заложниках. Да и никто не знает, что я мог бы пройти через Огненную Стену без Нулевого Кода. Но самое главное — я это предусмотрел. И специальное заклинание стресс-контроля измеряет все мои психоэмоциональные показатели на случай любых попыток воспользоваться мной в качестве отмычки. Нет, этот вариант тоже исключаем.

— Погоди, тогда зачем ты морочишь мне голову, если сам не веришь, что мог бы там пройти? — надулась Спирит.

— Потому что других версий и подозреваемых у меня нету. Да, шансов на то, что это я, не было почти никаких. Но эта крошечная лазейка оставляла вероятность, что я по какой-то причине сделал это, а потом по какой-то другой причине не помню этого.

— Ты странный чувак, Саджар. Если это и не уязвимость безопасности, то всё равно риск, — моя собеседница с укором посмотрела на меня и покачала головой.

— Что есть, то есть, с этим не поспоришь.

Наверное, эта дурацкая привычка, припрятать для себя доступ даже к самым сложным и секретным проектам, осталась у меня со студенческих лет. Помню, в университете мы учредили негласную премию за самые смешные незадокументированные свойства для стандартной волшебной палочки экзаменационного образца.

Я тогда не выиграл приз, но моя скрытая функция пользовалась большим успехом на черном рынке, потому что была отличной дружеской шуткой. Если взять палочку особым образом, правильно распределив пальцы и повернув её по часовой стрелке на сто восемьдесят градусов, то палочка превращалась в банан.

Несъедобный и нефункциональный, но это было очень смешно и эффектно. Еще смешнее было то, что если вы сделали это случайно, то превратить банан снова в палочку можно было только при помощи еще более сложной комбинации пальцев, движений и голосовой команды «Авокадо кентавру!». А превратить в банан палочку друга или коллеги — это было милое и вполне невинное развлечение.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги За Огненной Стеной предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я