Подарок северного тролля

Анна Тиллес, 2021

Вы знаете, откуда берутся гномы? А как зовут жену Йоулупукки? Кто такая старуха Виеристя и для чего в праздник надевают на голову пустые молочные горшки? Об этих и многих других финских и старинных карельских традициях встречи Рождества и Нового года расскажет сказка «Подарок северного тролля». Она является продолжением книги «Советы матушки Ихуолы» и повествует об удивительном путешествии финского Йоулупукки, олонецкого морозца Паккайне и карельского зимнего деда Талви Укко в далёкую северную страну Похьёла. Там, самой длинной ночью, в канун праздника Зимнего Солнцестояния, из ледяного зёрнышка, подаренного троллем Хейкки, должен вырасти удивительный цветок. Вы посидите за праздничным столом в доме матушки Ихуолы, вновь встретитесь с мышкой Ловхи, узнаете о «коварстве» шапки карельского чёрта Кехне. Чтобы правильно читать имена героев, нужно помнить, что ударение в финских и карельских словах всегда ставится на первый слог!

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подарок северного тролля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1.

Зимний вечер у Йоулупукки

Однажды зимним вечером в далёкой Лапландии Йоулупукки сладко дремал, сидя у камина. В ожидании горячего ужина он погрузился в своё любимое кресло-качалку, которое убаюкало его и прислало добрые сны. Тепло было в доме! В камине весело потрескивали дрова, издавая приятный сладковатый аромат, на стене мерно тикали ходики, приближая время весёлых праздничных хлопот, а рождественская ёлка, мигая многочисленными огоньками, ждала, когда под неё спрячут подарки.

Жена Йоулупукки, тётушка Муори, укладывала еловые шишки в большой медный котёл, тщательно подсчитывая их количество. Утром из еловых шишек должны появиться гномы, которые станут помощниками мужу в подготовке к рождественским праздникам.

— Йоли, покорми оленей, мне сегодня некогда! — попросила Муори мужа.

— Ужин готов? — выйдя из сладкой дрёмы спросил Йоулупукки, и поправил упавшие на нос очки.

— Оленей покорми, Йоли! — ещё раз сказала Муори, продолжая колдовать над шишками.

— Не много ли шишек ты укладываешь в котёл, жена? Неужели с прошлой зимы у нас гномов не осталось? — заворчал Йоулупукки.

— Гномов много не бывает, — многозначительно отозвалась Муори. — Вон сколько в наших лесах оленей да птиц! А сколько писем от детей пришло?! Кто подарки ребятишкам приготовит, кто птиц в лесу накормит, кто за оленями присмотрит? Надевай свои пиексы и отправляйся в загон! Да подай твой клетчатый плед, я котёл им накрою, чтобы шишкам теплее было. Без тепла и заботы гномы не появятся, — продолжала Муори, колдуя над шишками.

Йоулупукки поднялся из кресла-качалки, пригладил свою белую окладистую бороду и посмотрел в окошко. На улице поднималась метель. Он надел мягкие, тёплые пиексы, накинул на плечи куртку и совсем было собрался выйти на улицу, как раздался стук в дверь.

— Входите! У нас открыто! — крикнула Муори из-за печки.

Дверь отворилась и на пороге появился весёлый, румяный Паккайне.

— Радость-то какая! Морозец олонецкий к нам в гости пожаловал! — всплеснула руками Муори и тепло обняла Паккайне.

Йоулупукки уж было подумал, что на радостях его жена забудет о том, что отправляла его оленей кормить, но Муори всегда всё помнила очень хорошо.

— Йоли, ты ещё здесь? А олени голодные стоят? Иди немедля в загон, а то метель разыграется, да сугробами ворота прикроет!

И с этими словами Муори выставила мужа за дверь.

— Проходи в дом, Паккайне, да рассказывай, как живётся тебе в олонецком краю? Как торговля твоя идёт? Нашёл ли себе добрую жену? — ласково начала

расспрашивать Муори морозца Паккайне.

Весельчак Паккайне был не из тех, кого нужно долго уговаривать. О своих успехах он поговорить любил и за словом в карман не лез, да только рассказ он не мог начать, пока в зеркало не посмотрится. Уж так любил Паккайне прихорашиваться, что куда ни придёт — первым делом в зеркало смотрится. Не

часто он радовал своими визитами Лапландию, вот Муори и запамятовала о том, что первым делом надо Паккайне зеркало подать. Спохватившись, она вспомнила, что никогда ничего не забывает, и протянула олонецкому морозцу небольшое зеркальце в резной оправе из карельской берёзы.

Посмотревшись в зеркальце и налюбовавшись собой Паккайне ответил:

— Торговля моя бойко идёт, тётушка Муори. На те деньги, что отец мне ссудил накупил я кружева у наших мастериц, да стал ездить в земли разные, чтоб торговые дела наладить. С собой возьму короб кружева, а привезу целые сани добра диковинного. Вот и тебя не забыл! Прими от меня отрез праздничной ткани, да сшей гномам колпачки и курточки!

С этими словами достал Паккайне из мешка отрез добротной красной ткани, да такой большой, что не только гномам на одёжку, а и на праздничный передник для самой Муори хватит. Обрадовалась Муори подарку знатному, ткань в большой сундук прибрала и ужин на стол собрала.

Накормив оленей вернулся Йоулупукки, а за ним метель проворная так и норовит в дом забраться, да припорошить всё снегом своим. Но, испугавшись жаркого огня, она остановилась на пороге, замешкалась, тут-то и захлопнул Йоулупукки дверь перед самым её носом.

— Ох, как крутит матушка-метель! Разгулялась не на шутку, всю бороду мне растрепала, — ворчал Йоулупукки, снимая пиексы и стряхивая снег со своей бороды.

— Садись за стол, Йоли, ужинать будем! — позвала Муори мужа и продолжила расспрашивать Паккайне о его жизни:

— Скажи, Паккайне, а нашел ли ты себе жену добрую? Много ты по торговым делам ездишь, а дом твой сиротой стоит.

— Нет у меня жены, тетушка Муори! Не нашёл пока ту, что станет доброй хозяйкой, — отвечал ей Паккайне.

— А ты перестань в зеркала смотреться, да вокруг себя оглянись, — поддержал разговор Йоулупукки. — Глядишь, и сыщется красавица, которая дом твой горячим хлебом наполнит, кофе сварит, да советом поможет.

— Недосуг мне сейчас по сторонам глядеть, — возразил Паккайне. — Дорога у меня дальняя. Надо поспеть в землю Похьёла к праздничной ночи Зимнего Солнцестояния, а метель, видать, надолго закружила, придётся у вас переждать непогоду.

— Конечно, пережди! Дом у нас большой, тёплый, места всем хватит. Да и нам радость с тобой поговорить и новости узнать, — ответила Муори, и пошла за кофейником, который запыхтел на печи, призывая к себе хозяйку.

Кофе Муори варила отменный! Знала она особый секрет обжарки кофейных зёрен, да только никому о нём не рассказывала. Аромат, который издавал её кофе, сначала наполнял собой большой дом Йоулупукки, а затем, вырвавшись через трубу, медленно плыл по округе, щедро сдабривая собой окрестный воздух. Уловив этот аромат, в дом Йоулупукки обязательно зайдёт гость, чтобы отведать знаменитый кофе тётушки Муори.

Не успела хозяйка поставить кофейник на стол, как в дверь опять постучали.

— Входите! У нас открыто! — в очередной раз крикнула Муори.

Дверь отворилась и на пороге появился Талви Укко в большой лисьей шапке, запорошенной снегом.

— Дома ли хозяин с хозяйкой? — громогласно крикнул с порога Талви Укко. — Ждёте ли гостей из дальних краёв?

Увидев на пороге карельского зимнего деда, Йоулупукки приятно удивился. Сначала Паккайне, теперь Талви Укко… В его доме, который с давних пор стоит на горе Корвантунтури, ещё ни разу не собиралось так много гостей из Карелии, в мешках которых всегда есть подарки для детей.

— Добро пожаловать в Лапландию! Проходи в дом, Талви Укко! — воскликнул добродушный Йоулупукки, и вышел из-за стола встретить гостя.

— Да не один я к тебе пожаловал, Йоли! — продолжал громыхать своим голосом карельский зимний дед.

— Знаю, что не один, — ответил Йоулупукки. — Без Кютте и Мютте ты не появляешься. Твоих ездовых собак сейчас на постой определю и накормлю после дальней дороги.

Захохотал Талви Укко своим раскатистым смехом и говорит:

— Прибавилось работы у моих Кютте и Мютте, ведь теперь у меня есть помощница!

Тётушка Муори распахнула дверь пошире, и все увидели юную красавицу.

— Да что ж ты на пороге красоту такую держишь? — упрекнула Муори гостя. — Проходи в дом, красавица! Мы гостям всегда рады! Как звать-то тебя?

— Матушка с отцом назвали меня Лумикки, — отвечала девушка.

— А кто ж твои родители? — продолжала расспрашивать её Муори.

— Отец мой — месяц ясный, а матушка — снежная туча, — ответила Лумикки.

— Да что ж мы на пороге стоим?! — всплеснула руками Муори. — В дом проходите, за стол присаживайтесь, сейчас вас кофе угощу. А ты, Йоли, пойди собак ездовых накорми. Хоть и разгулялась метель, а негоже Кютте и Мютте голодными оставлять. И с этими словами Муори выставила мужа за дверь.

— Я помогу справиться с метелью, — сказала Лумикки, и поспешила во двор вслед за Йоулупукки.

Скрыть своего любопытства Муори не смогла и выглянула в окошко. Не удержался и Паккайне. Он тоже прильнул к стеклу, чтобы посмотреть, как Лумикки метель успокоит.

Выйдя во двор, девушка протянула руки к небу и тихо запела:

«Туча снежная, туча-матушка!

Успокой метель, голос мой услышь!

Не видала я долго батюшку,

Месяц-батюшка, покажись!»

Услыхав голос дочери, снежная туча шумно вдохнула и спрятала метель в своих больших и пышных щеках. Завыла, заметалась метель внутри большой снежной тучи, но силы её быстро иссякли, и она задремала. Убаюкав разгулявшуюся метель, туча плавно поплыла в сторону леса, открыв взору Лумикки белый месяц. Над горой Корвантунтури воцарилась тишина.

Увидев, как Лумикки справилась с метелью, Паккайне решил показать свои умения. А умел олонецкий морозец зимние кружева плести! Он выбежал на улицу и провёл рукой по окошку. Оделось окошко в узоры сказочные. Провел другой рукой по стенам бревенчатым — украсили стены кружева затейливые. Озарил их месяц своим сияньем, и засверкали кружева морозные огоньками цветными, переливчатыми.

Увидев столько зимней красоты, на улице ахнула Лумикки, в доме — тётушка Муори, а в тёмном лесу — дюжина любопытных гномов.

— Порадовал ты меня, Паккайне! — воскликнул Йоулупукки. — В праздничные одежды мой дом облачил, да красоты то какой! И тебе спасибо, Лумикки, за то, что метель успокоила. Теперь собаки сыты, пусть отдыхают, а мы в дом пойдём, а то кофе стынет.

Только затворилась за ними дверь, как снежная туча медленно выплыла из-за леса, закрыла собой месяц и выдохнула метель. Закружилась, запела метель, дорожки замела, да снег в сугробы собрала.

Угощая гостей своим знаменитым кофе, Муори думала: «Что же привело в наш дом и олонецкого морозца Паккайне, и карельского зимнего деда Талви Укко с его помощницей Лумикки?»

Муори всегда всё помнила очень хорошо, а потому решила вернуться к разговору с Паккайне, который при встрече сказал, что идёт в землю Похьёлы. Улучив момент, когда разговор за столом затих, Муори спросила:

— Скажи мне, Паккайне, зачем ты собрался в землю Похьёлы? Ведь Новый Год на носу, у тебя много хлопот и на своей земле? Праздник без тебя не весел будет!

— В далёкую северную землю Похьёлы, тётушка Муори, не только я иду, но и Талви Укко туда путь держит.

От удивления очки Йоулупукки упали с его крупного носа и затерялись где-то в бороде. Муори виртуозно извлекла их оттуда и водрузила на место.

— Я чего-то не знаю? — задал вопрос Йоулупукки, и за столом воцарилась тишина.

Тётушка Муори, которая всегда всё помнила очень хорошо, на этот раз вспомнить ничего не смогла и посмотрела на Паккайне. Немой вопрос в её глазах заставил Паккайне посмотреть на Талви Укко, который, в свою очередь, перевёл взгляд на Йоулупукки и сказал:

— Йоли, видимо ты за своими заботами не повстречался ещё с Северным Ветром. Матушка Ихуола попросила его передать поклон и приглашение посетить землю Похьёлы в день, когда самая длинная ночь окутает землю. Получив приглашение, мы с Лумикки и собрались в дорогу не мешкая.

— И ко мне залетал Северный Ветер. Приглашение от матушки Ихуолы передал и помчался к тебе, Йоли, — поддержал разговор Паккайне. — Ох и суровый старик, скажу я вам. Волосы длинные по небу разметались. Как тряхнёт ими — снежные мухи огромным роем разлетаются. На ногах у него унты из оленьей шкуры, серебряными нитями да камнями переливчатыми расшитые. На плечах шуба тяжелая из шкуры белая. Кони его ледяными подковами подбиты, а из-под их копыт тучи снежные вылетают, да так много, что всё небо седым, да холодным становится.

— Не суровый он, Паккайне! — мягко сказала Муори, и погладила олонецкого морозца по голове. — Люди земли Похьёла говорят, что жена у него злющая, да кривая на один глаз. Надолго выгоняет его из дома. Вот и мечется он по небу, пар выпуская.

Не успела Муори молвить последнее слово, как уютную атмосферу дома нарушил громкий стук в окошко. Затем всё стихло и было слышно, как труба запела от сильного порыва ветра.

— Вот и добрался до тебя Северный Ветер. Иди, встречай его, — сказала Муори, и проводила мужа за дверь.

Выйдя на улицу, Йоулупукки увидел большие ледяные сани, запряженные тройкой белых лошадей. В санях Ветер Северный сидит, улыбается.

— Привет тебе, Йоулупукки! Вот и долетел я до тебя! — загудел Северный Ветер. — Ждал меня?

— Да как не ждать, коли время твоё пришло! — ответил Йоулупукки, и утопил Северного Ветра в своих объятиях.

Что бы ни говорили о Северном Ветре, а Йоулупукки его любил. Любил, потому что с его приходом зима вступала в свои права, принося много забав для детишек. Земля укрывалась толстым покровом пушистого снега, который звал кататься на санях и на лыжах. Дворы домов обживали снеговики с длинными носами-морковками, а в самих домах воздух наполнялся запахом корицы и имбиря. Начиналась подготовка к весёлым рождественским праздникам.

— Прости, дружище Йоли! Задержался я в дороге, — загудел Северный Ветер. — Тут вот какая история приключилась. Матушка Ихуола велела передать тебе приглашение и свой традиционный подарок вам с Муори к Рождеству. Да ты же знаешь меня! Больно скор я бываю. Приглашение-то запомнил и помчался к тебе. А подарок забыл, ветреная моя голова! Уж почти до тебя долетел, как вспомнил о подарке, пришлось вернуться. Забирай его из моих саней!

Тут только Йоулупукки увидел большую бочку, всю белую от инея.

— Бочка лосося? — спросил Йоулупукки.

— Точно! У вас гномы должны поспеть, вот и накормите их свежей рыбой! — ответил Северный Ветер.

Гномы, которые стараниями Муори появлялись из еловых шишек, очень любили лакомиться лососем. Они, конечно и ягоды ели, и кашу тоже. Но лосось был их главной едой. Зная это, матушка Ихуола каждый год присылала Йоулупукки в подарок бочку свежей рыбы.

Вместе с Паккайне они занесли бочку в сени, попрощались с Северным Ветром и попросили передать матушке Ихуоле, что они обязательно приедут в землю Похьёлы, когда её накроет самая длинная ночь в году.

— Бочку свежей рыбы?! — всплеснула руками Муори, и пошла посмотреть подарок. — Ай да Ихуола, ай да молодец! У самой забот хватает, а о нас с Йоулупукки никогда не забывает.

— И о наших гномах тоже, — добавил Йоулупукки.

— Вот радость-то мальчишкам будет, когда они появятся! — продолжала ворковать тётушка Муори.

Но, поскольку она так и не поняла зачем Ихуола всех пригласила в гости, то вновь задала свой вопрос:

— Талви Укко, скажи мне, зачем вы едете в такую даль?

— Тётушка Муори, до вас доходили вести о том, что матушка Ихуола нынешним летом спасла от неминуемой смерти Хейкки — северного лесного тролля?

— Это того, что живёт в холодной тундре на Земле Большой Каменной Подковы? — переспросила Муори.

— Да-да! — кивнул головой Талви Укко.

— Ну, как не слышать? Слышали, конечно! И совсем не удивились, ведь матушка Ихуола всегда поможет тому, кто в беду попал, — подтвердил Йоулупукки.

— Йоли, куда ты всё спешишь? Дай Талви Укко толком рассказать, — прервала мужа Муори.

Об этой истории Муори слышала летом краем уха, когда бельё на озере полоскала. Тогда Лапландию навещала Большая Полярная Чайка и трещала об этом со своими подружками. Но из-за их криков Муори толком не поняла, что случилось с троллем Хейкки. Поэтому сейчас она была очень внимательна, чтобы ничего не забыть.

— Всю историю о спасении Хейкки я вам не расскажу, — сказал Талви Укко.

— Это потому, что ты сам толком ничего не знаешь? — спросила его Муори.

— Вовсе нет, — засмеялся Талви Укко своим раскатистым смехом. — Не расскажу её потому, что эта история живёт в другой сказке. Негоже забирать её оттуда! Скажу только, что болезнь у Хейкки приключилась не простая, а старым нойдом накликанная. Дочь тролля посылала Большую Полярную Чайку за помощью к матушке Ихуоле, и она спасла его от верной смерти. За своё спасение подарил Хейкки матушке Ихуоле очень необычный подарок — ледяное зернышко. Один раз в году, самой длинной ночью из него вырастает цветок переливов сказочных. Цветение его очень коротко. Как только ночь на убыль пойдёт — цветок опять превращается в зёрнышко, которое вновь прорастает в снегу через год.

— Говорят, что цветок этот исполняет желания. Надо только взять один его лепесток, нашептать ему желание и отпустить лепесток в небо, — закончил рассказ зимнего деда Паккайне.

— А много ли у него лепестков? — полюбопытствовала тётушка Муори.

— Этого никто не знает, ведь цветка ещё никто не видел, — ответил Паккайне.

— Ну, что ж! Метель за окном утихла, пора нам в дорогу собираться! — сказал Талви Укко. — Пойду собак запрягать. Спасибо, Йоулупукки за тёплый приём! Спасибо, тётушка Муори, за вкусный кофе! Лумикки, поспеши за мной! Дорога дальняя нам предстоит. А с тобой, Йоли, не прощаюсь. Как только закончишь свои домашние дела — догоняй нас! Встретимся у матушки Ихуолы.

С этими словами Талви Укко надел свою лисью шапку и вышел за дверь.

Лумикки попрощалась с гостеприимными хозяевами и спросила у Паккайне:

— А как ты доберёшься до земли Похьёлы?

— У меня лыжи быстрые! Вмиг долечу на них до матушки Ихуолы! — смеясь ответил Паккайне и, поклонившись хозяевам, вышел за дверь.

В доме Йоулупукки вновь воцарилась тишина. В камине весело потрескивали дрова, на стене тикали ходики, а рождественская ёлка, мигая многочисленными огоньками, ждала, когда под неё спрячут подарки.

Глава 2.

Рождественская история, случившаяся с гномом Ясси

Рано утром, когда за окном ещё стояли сумерки, Йоулупукки проснулся от громкого смеха и топота маленьких ног. Его жена Муори доставала из большого котла гномов, которые появились из еловых шишек. Гномы так устали лежать неподвижно в котле, что бегали по дому, разминая ноги и руки. Мир, которого они ещё никогда не видели, представлялся им сказочно интересным, поэтому они лезли во все укромные и не укромные места. Одни рассматривали ходики на стене, пытаясь поймать старую кукушку, которая жила в часах с очень давних времён. Другие рассматривали игрушки, которых на ёлке было в изобилии. Третьи полезли в потухший за ночь камин, потому что им было интересно, куда ведёт дымоход. Ну и, конечно, все заглядывали в кухонную посуду в поисках пищи.

Муори, усадив гномов за большой деревянный стол, накормила их вкусной рисовой кашей с миндалём, которую она загодя сварила, и которая дожидалась утра в тёплой печке. Когда гномы наелись досыта и немного успокоились, Муори достала из большого сундука ткань, подаренную накануне олонецким морозцем Паккайне. Пора было шить красные колпачки и курточки.

Чтобы гномы не мешали жене шить одежду, Йоулупукки решил поиграть с ними в сказки. Он пододвинул своё любимое кресло-качалку поближе к рождественской ёлке, уютно устроился в нём и позвал гномов к себе. Гномы облепили Йоулупукки с ног до головы! Им было очень интересно, как играют в сказки. Когда гномы затихли Йоулупукки сказал:

— Возьмите на ёлке одну игрушку, которая больше всего вам понравится, и я расскажу сказку, из которой она пришла.

Из всех игрушек гномам больше всего понравился золотой колпачок. Они сняли его с ёлки и отдали Йоулупукки. Взяв маленький золотой колпачок, украшенный веточкой остролиста, Йоулупукки потёр его своим рукавом, чтобы он лучше блестел, и рассказал сказку о добром гноме Ясси.

— В одной из пещер Лапландии жил добрый гном Ясси. Больше всего на свете он любил гулять по лесу. Ясси знал все цветы, травы и ягоды, растущие в лесу. Из цветов он научился шить себе одежду. Весной Ясси носил курточку из желтой мать-и-мачехи, летом у него был колпачок из розового иван-чая, осенью — накидка с капюшоном из красивых оранжевых листьев. А зимой… Зимой он носил красный колпачок и красную зимнюю курточку, как и все гномы.

«Как скучно зимой без цветов. Мне так хочется, чтобы цветы были в моей пещере и в зимние холода!» — думал Ясси.

Как известно, если чего-то очень сильно захотеть — обязательно сбудется! И вот однажды, гуляя по лесу, Ясси увидел, что что-то блеснуло у него под ногами. Он наклонился и стал очищать от земли блеснувший предмет. Чем больше он его очищал, тем больше становился сам предмет. И тут Ясси понял, что он нашел в лесу золото!

«Что же мне с ним делать?» — подумал Ясси и, присев на корточки, продолжал рассматривать найденное золото. Тут на глаза ему попался желтый лютик.

«Вот! Вот, что я буду делать из него! Цветы! Они будут украшать мою пещеру зимой!» — подумал Ясси.

Всё лето и всю осень он работал в своей пещере. Цветы получались на столько изящными, что если бы не золотое сияние, то отличить их от настоящих было бы невозможно. Ясси был очень доволен!

И вот наступила зима. Он надел свою красную зимнюю курточку, красный колпачок и отправился в соседнюю деревню посмотреть, как её жители готовятся к встрече Рождества. Деревня утопала в запахах копчёного окорока, имбирных пряников, рождественских кексов и булочек, щекоча нос и возвещая о том, что скоро Рождество. И тут Ясси увидел маленькую плачущую девочку. Дом, рядом с которым она стояла, был довольно ветхим и от него не пахло рождественскими угощениями. По всему было видно, что жили в нём очень бедно.

«Как тебя зовут, малышка? Кто тебя обидел?» — спросил её Ясси.

Вытирая кулачком слёзы, девочка ответила:

«Кайса. Меня зовут Кайса. Все вокруг готовятся к Рождеству, ставят ёлки и украшают их красивыми игрушками из соломы. А у нас даже соломы нет, чтобы сделать игрушки», — ответила девочка, и продолжала горько плакать.

Ясси был очень добрым гномом. Слёзы малышки его так растрогали, что он решил немедленно исправить эту несправедливость. Рождество должно быть у всех!

«Не плачь, Кайса! Будут у тебя красивые игрушки на ёлке! Такие, которых ещё никто не видел!» — и он вытер слёзы девочки своим маленьким носовым платочком.

«А ты не обманешь меня?» — спросила она гнома.

«Ясси никогда не обманывает! — ответил гном. — Вот, держи кулёчек леденцов и никуда не уходи! Жди меня здесь! Я скоро вернусь!»

С этими словами Ясси побежал в свою пещеру. Прибежав домой, Ясси схватил мешок, собрал в пещере золотые цветы, которые он делал всё лето и осень и, положив их в мешок, побежал с ними обратно. По дороге он думал о Кайсе, о том, как обрадуется девочка, увидев такие красивые цветы. И тут Ясси остановился. Ёлка! Для игрушек нужна ёлка! И Ясси свернул с тропинки в лес. Там он выбрал пушистую ёлку, срубил её и вдруг понял, что не сможет её унести. Он сел в сугроб и задумался.

«Если бы я был большим, — думал Ясси, — то и голова у меня была бы большой. Тогда мыслей в ней было бы больше. Но, к сожалению, из-за моего маленького роста голова моя тоже маленькая. И мысль в ней только одна: надо идти за помощью к Йоулупукки!»

С этой одной мыслью Ясси побежал за помощью ко мне!

— И ты помог ему? — взволнованно спросили гномы.

— Конечно помог! Ведь Рождество должно быть у всех! — улыбаясь ответил Йоулупукки. — Я дал ему в помощники своего любимого оленя Петтери-красную морду и сани. На санях Ясси вместе с ёлкой быстро доехал до дома Кайсы, но девочки на улице уже не было. Ясси покрутил головой по сторонам, надеясь её увидеть, однако кроме тусклого огонька в окне дома он не увидел ничего.

«Мороз крепчает, — сказал Петтери-красная морда, — наверно она замёрзла и пошла в дом».

«Одна голова хорошо, а две — лучше! Молодец, Петтери!» — воскликнул Ясси.

Он громко чмокнул оленя в его красный нос, взял ёлку, мешок с игрушками, подошел к двери маленького ветхого дома и постучал. Дверь открыл отец Кайсы — лудильщик Сеппо.

Увидев на пороге своего дома гнома Ясси, лудильщик Сеппо растерялся. Он не поверил словам Кайсы, которая, вернувшись с улицы, рассказала ему, что встретила гнома Ясси и он пообещал ей красивые игрушки на Рождество.

«Не жди напрасно, Кайса! Так бывает только в сказках!» — погладил отец дочку по голове и пошёл латать медный таз, который недавно принёс сосед.

Но Кайса продолжала ждать. Она встала на большой старый сундук и прильнула лицом к маленькому заснеженному окошку. За окошком уже опустились сумерки, но Кайса терпеливо сносила минуты и часы ожидания. Она где-то слышала, что если очень сильно захотеть, то всё обязательно исполнится!

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Подарок северного тролля предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я